От уголовной ответственности icon

От уголовной ответственности



Смотрите также:
Дипломная работа на тему: «освобождение от уголовной ответственности» Руководитель Дипломной...
Курсовая работа на тему: «понятие и основания освобождения от уголовной ответственности»...
Университет Кафедра «юриспруденции»...
«Уголовная ответственность несовершеннолетних»...
К вопросу об уголовной ответственности за воинские преступления в военное время и в боевой...
Особенности уголовной политики, борьбы с преступностью в России и странах атр...
Рекомендуемые темы рефератов для поступающих в аспирантуру по специальности 12. 00...
А. С. Евстегнеев Настоящая статья посвящена вопросам квалификации преступлений...
Задачи уголовного права Принципы уголовного права: понятие, виды и значение...
Особенности уголовной и административной ответственности несовершеннолетних...
-
Законы и подзаконные акты...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7
вернуться в начало
скачать
§2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в уголовном законодательстве зарубежных стран


Каждому из государств присуща своя правовая система, которая отражает закономерности развития общества, его национальные, культурные особенности.

Все правовые системы по сходству, единству их элементов объединяются в группы, «правовые семьи».

Правовые системы многих государств (Германия, Франция, Швеция, Норвегия, Дания и др.) современного мирового сообщества объединяет романо-германская (континентальная) семья. Влияние этой правовой семьи нашло отражение в правовой системе Японии.

Правовые системы Англии и США объединяются в англосаксонскую правовую семью.

Отдельно можно выделить правовую систему развивающихся стран56.

Каждой правовой системе присущи те или иные особенности.

В целом положения, касающиеся примирения виновного с потерпевшим и заглаживания причиненного потерпевшему вреда в уголовном праве, могут быть указаны в уголовных законах разных стран в качестве:

  1. обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность или наказание, или обстоятельств, учитываемых при назначении наказания;

  2. оснований освобождения от уголовной ответственности или наказания;

  3. специального основания освобождения от уголовной ответственности или наказания, предусмотренного главой или статьей Особенной части уголовного закона.

Положения о примирении виновного с потерпевшим могут также содержаться в уголовно-процессуальных законах.

Уголовные кодексы ФРГ, Франции, Испании, Польши, Китая объединяет то, что они в том или ином виде содержат ряд норм общего характера (то, что в УК РФ именуется Общей частью) и нормы, описывающие конкретные составы преступлений и наказание за них (так называемая Особенная часть).

Уголовный кодекс Испании был принят в ноябре 1995г. Он включает в себя три книги. Первая книга «Общие положения о преступлениях и проступках, о лицах, ответственных, о наказаниях, мерах безопасности и других последствиях уголовно-правовых нарушений» напоминает Общую часть УК РФ, другие две – Особенную часть.

Уголовный кодекс Федеративной Республики Германия был принят еще в 1871 году. В 1975г. в Западной Германии была проведена реформа Уголовного кодекса: была принята новая Общая часть, внесены изменения в Особенную часть.

Уголовный кодекс Польши, принятый 06.06.1997г., также включает в себя две части – Общую и Особенную.

Большинство уголовных законов содержат упоминание о примирении виновного с потерпевшим и (или) заглаживании причиненного вреда в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность (наказание).

Статья 22 УК Испании в качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность, называет действия виновного, направленные на возмещение ущерба, причиненного потерпевшему, или устранение его последствий на любой стадии производства до вынесения приговора.

Общая часть УК ФРГ содержит пять разделов, в том числе и раздел третий «Правовые последствия деяния». § 46 (глава II «Назначение наказания») в качестве обстоятельств, учитываемых судом при назначении наказания (которые свидетельствуют «за» и «против» правонарушителя), наряду с мотивами и целями правонарушителя, взглядами, проявившимися в деянии, видом исполнения и виновными последствиями деяния, прошлой жизнью правонарушителя, его личными и экономическими условиями, называет поведение правонарушителя после деяния, в особенности стремление достигнуть согласия с потерпевшим. (УК 1871 года (в ред. 1975г.) устанавливал это обстоятельство как «поведение правонарушителя после деяния, в особенности желание загладить всесторонне причиненный вред»)57.

В Уголовном кодексе Польши в разделе VI «Принципы назначения наказания и уголовных мер» устанавливаются правила, принципы, пределы назначения наказания. §2 статьи 53 гласит, что, назначая наказание, суд особо учитывает мотивацию и поведение исполнителя, … в особенности стремление загладить причиненный вред или в иной форме удовлетворить общественное чувство справедливости, а также поведение потерпевшего.

§ 3 содержит также положение о том, что, кроме того, назначая наказание, суд принимает во внимание положительные результаты осуществленного посредничества между потерпевшим и исполнителем или примирение между ними в ходе производства в суде или прокуратуре.

В соответствии с § 2 ст. 60 УК Польши суд может также применить чрезвычайное смягчение наказания в особо обоснованных случаях, когда даже наименьшее наказание, предусматриваемое за преступление, представляется несоизмеримо строгим, в особенности, 1) если потерпевший примирился с исполнителем, вред был заглажен, или потерпевший и исполнитель согласовали способ возмещения вреда.

Как отмечалось, примирение виновного с потерпевшим может также выступать и в качестве самостоятельного основания освобождения от уголовной ответственности. Это характерно лишь для уголовного законодательства Испании (следует уточнить, что испанский законодатель использует термины «прекращение уголовной ответственности», а не «освобождение от нее», как в Уголовном кодексе Российской Федерации).

Все основания прекращения уголовной ответственности перечислены в отдельном разделе Первой книги «Прекращение уголовной ответственности».

Статья 130 главы первой в качестве такого основания устанавливает прощение потерпевшим, если это предусмотрено законом. Прощение должно быть высказано в ясно выраженной форме до начала исполнения наказания. В соответствии с этим Суд (или Трибунал) заслушивает потерпевшего после вынесения приговора, до начала исполнения наказания.

По делам преступления или проступка против недееспособных и несовершеннолетних, Суд (или Трибунал), учитывая мнение прокуратуры, может отклонить прощение виновных законными представителями несовершеннолетних или недееспособных.

Для отклонения прощения, о котором говорится в предыдущем абзаце, Суд (или Трибунал) должен вновь заслушать представителя данных лиц.

При этом норма не содержит каких-либо дополнительных оснований прекращения уголовной ответственности в случае прощения потерпевшим.

Данную норму можно рассматривать как сходное с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) основание освобождения от уголовной ответственности, так как и в случае примирения, и в случае прощения виновный и потерпевший приходят к определенному консенсусу, позволяющему делать вывод об устранении негативных последствий преступления.

Для Испании характерно, что уголовным законом предусмотрена возможность освобождения от уголовного наказания (а не прекращение ответственности, как в ст. 130) в случае совершения отдельных преступлений, она прямо установлена нормами, предусматривающими отдельные составы преступления (Книга 2 «Преступления и наказания за них» и Книга 3 «Проступки и наказания за них»). Кроме того, уголовный закон содержит ряд норм процессуального характера, которые предусматривают процедуру принесения заявления о прощении виновного.

Статья 201 Книги 2 устанавливает, что для возбуждения уголовного дела по преступлениям, предусмотренным этой Главой (глава I «Раскрытие и распространение тайных сведений» раздела Х «Преступления против неприкосновенности частной жизни, права на собственное изображение и неприкосновенность жилища»), необходимо заявление потерпевшего или его законного представителя. Если потерпевший является несовершеннолетним или недееспособным, в том же порядке может подать заявление его родитель или законный представитель, а также Прокуратура.

Прощение виновного потерпевшим или его законным представителем прекращает уголовный процесс, и лицо освобождается от наказания, несмотря на положение второго абзаца части 4 статьи 130 настоящего Кодекса (речь идет о том, что в данном случае суд не может отклонить прощение виновных законными представителями несовершеннолетних или недееспособных, несмотря на мнение прокуратуры о неприменении освобождения от наказания).

Положения ст. 201 полностью повторяются в статье 202 УК Испании в отношении преступления против права на неприкосновенность собственного образа.

Несколько иной подход наблюдается в отношении двух преступлений – клеветы и оскорбления.

В соответствии со ст. 216 «1. Никто не может быть осужден за клевету или оскорбление без жалобы потерпевшей стороны.

2. Виновный в совершении клеветы или нанесении оскорбления освобождается от наказания вследствие прощения его потерпевшим или, если потерпевший является несовершеннолетним или недееспособным, его законным представителем или опекуном с согласия Суда или Трибунала, учитывая мнение Прокуратуры».

Статья 217 дополняет положения предыдущей нормы тем, что при решении вопроса об освобождении от наказания при совершении оскорбления или клеветы учитывается возмещение вреда, включающего также опубликование или оглашение обвинительного приговора за счет осужденного …

Таким образом, законодатель выделил два состава преступления, при совершении которых освобождение от наказания возможно с учетом дополнительных с прощением потерпевшим оснований. Однако, по смыслу ст. 217 УК, наличие возмещения вреда не является обязательным основанием при решении вопроса об освобождении от наказания.

В соответствии со ст. 267 УК ущерб, нанесенный по грубой неосторожности в сумме свыше 10 миллионов песет, наказывается штрафом на сумму от трех до девяти месячных заработных плат, учитывая значимость ущерба. Нарушение, предусмотренное в этой статье, преследуется только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Прокуратура тоже может выступить с заявлением, если потерпевшим является несовершеннолетний, недееспособный или инвалид. В этих случаях прощение потерпевшим или его законным представителем прекращает исполнение наказания или уголовное дело, независимо от положений второго абзаца пункта 4 статьи 130 настоящего Кодекса.

Как указывалось выше, Книга 3 содержит составы проступков и наказание за них. Статья 639 раздела V «Общие положения о проступках» устанавливает, что по проступкам, преследуемым по заявлению потерпевшего, заявление также может подать Прокуратура, если потерпевшим является несовершеннолетний, недееспособный или инвалид. Отсутствие заявления не препятствует проведению превентивных мер. По этим проступкам прощение потерпевшего или его законного представителя прекращает уголовное дело или исполнение назначенного наказания за исключением случая, установленного пунктом 4 статьи 130 настоящего Кодекса.

По заявлению потерпевшего или его законного представителя преследуются проступки, предусмотренные ст. 620: угроза оружием или другими опасными орудиями или вовлечение другого в потасовку, которая не будет законной обороной; унижение, принуждение, оскорбление или угнетение человека в легкой форме; ст. 621 – причинение по грубой небрежности какого-либо телесного повреждения; причинение смерти другому лицу по легкой небрежности; причинение по легкой небрежности телесного повреждения, признаваемого за преступление.

Таким образом, в отношении проступков уголовный закон пошел еще дальше, предоставив возможность виновному и потерпевшему разрешить возникший конфликт даже на стадии исполнения наказания.

Однако УК не содержит указания на то, как в этом случае будет решаться вопрос, если виновный фактически уже уплатил часть штрафа или даже всю сумму: возвращается ли он виновному или не возвращается.

Подобный подход усматривается и по отношению к преступлению (Книга 2), предусмотренному ст. 267 УК: «Ущерб, нанесенный по грубой неосторожности в сумме свыше 10 миллионов песет, наказывается штрафом на сумму от трех до девяти месячных заработных плат, учитывая значимость ущерба. Нарушение, предусмотренное в этой статье, преследуется только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Прокуратура тоже может выступить с заявлением, если потерпевшим является несовершеннолетний, недееспособный или инвалид. В этих случаях прощение потерпевшим или его законным представителем прекращает исполнение наказания или уголовное дело, независимо от положений второго абзаца пункта 4 статьи 130 настоящего Кодекса».

Возможность прекращения исполнения наказания связана, видимо с тем, что эти проступки и преступление совершены по неосторожности, степень их общественной опасности незначительна.

Уголовный кодекс ФРГ содержит §46а (он отсутствовал в редакции УК 1975 года), который предусматривает возможность снижения наказания и полного освобождения от наказания в случае, если виновный возмещает вред:

«Если лицо, совершившее преступное деяние:

  1. Прилагая усилия для обеспечения компенсации потерпевшему (компенсация преступник – потерпевший), полностью или частично возмещает вред, причиненный своим деянием, или

  2. В том случае, если возмещение вреда требует от него существенных личных затрат или отказа от чего-либо, полностью или частично возмещает потерпевшему вред,

то на основании § 49 абз. 158 суд может смягчить наказание или отказаться от наказания вообще, если за совершенное уголовно-правовое деяние не предусмотрено более суровое наказание, чем лишение свободы на срок до одного года или денежный штраф до трехсот шестидесяти дневных ставок»59.

Примирение служит основанием для освобождения от наказания (а не ответственности как в УК РФ): УК ФРГ не содержит понятий «уголовная ответственность» и «уголовное наказание» и их не разграничивает. По УК ФРГ освобождение от наказания допускается как при полном, так и частичном возмещении вреда, что немаловажно для виновного. Освобождение от наказания в ФРГ, также как и в РФ, является правом, а не обязанностью суда.

УК ФРГ содержит раздел IV «Жалоба по делам частного обвинения, разрешение на уголовное преследование, требование уголовного преследования»60.

§ 77(1) установлено положение о том, что, если деяние преследуемо только по жалобе, то подать жалобу, если закон не предусматривает иного, может потерпевший.

Нормы раздела IV четко регламентируют сроки подачи жалобы и некоторые другие процессуальные моменты.

§ 77(d) содержит положение, позволяющее отозвать поданную жалобу: «Жалоба может быть отозвана. Об отзыве жалобы можно заявить до окончания имеющего законную силу уголовного процесса. Отозванная жалоба не может быть подана еще раз».

При этом УК ФРГ не указывает обстоятельства, при которых жалоба может быть отозвана. В любом случае таким основанием является нежелание потерпевшего привлекать к уголовной ответственности виновного, в том числе прощение виновного или примирение с ним.

О том, какие преступления возбуждаются только по жалобе частного лица, специально установлено либо в отдельных параграфах, либо в главах Особенной части УК ФРГ.

Это, например, § 123 “Нарушение неприкосновенности жилища” (наказание за совершение такого преступления установлено до 1 года лишения свободы), § 204 “Использование сведений, составляющих чужую тайну” (наказание до 2 лет лишения свободы), § 292 абз. 1 “Браконьерство” (наказывается лишением свободы до 5 лет), §299 “Взяточничество или подкуп в предпринимательской деятельности” (до 3 лет лишения свободы) и др.

Как видим, все эти преступления не представляют большой общественной опасности, поэтому, видимо, и могут быть прекращены при отзыве жалобы потерпевшего.

В уголовном законодательстве зарубежных государств встречаются случаи, когда обязанность загладить причиненный вред (основание освобождения, указанное наряду с примирением в ст. 76 УК РФ) выступает самостоятельной мерой уголовно-правового воздействия. В частности, это установлено Уголовными кодексами Польши и Китая.

Статьей 39 Уголовного кодекса Польши установлено, что уголовными мерами, в частности, являются: обязанность загладить причиненный вред, исполнение по денежному обязательству.

Обязанность загладить причиненный вред применяется по постановлению суда в случае совершения преступления, повлекшего за собой смерть, тяжкий вред здоровью, нарушение функций органа тела или расстройства здоровья, за преступления против безопасности в работе транспорта или совершение преступления против окружающей среды, имущества или экономического оборота. Вместо обязанности загладить причиненный вред суд может вынести постановление о присуждении в пользу потерпевшего денежного взыскания с целью вознаграждения за причинение тяжкого вреда здоровью, нарушение функций органа тела, расстройства здоровья, а также за причинный ущерб.

Уголовный кодекс Польши не устанавливает отдельной главы об освобождении лица от уголовной ответственности. Статьей 59 установлено, что если за преступление предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок, не превышающий 3 лет, или, в качестве альтернативы наказания, указанные в ст. 32 пункты 1 - 361 и общественный вред деяния незначителен, суд может отказаться от назначения наказания, если одновременно устанавливается уголовная мера и цели наказания могут быть достигнуты исполнением этой меры. То есть в Польше возможно освобождение от наказания, в случае применения уголовной меры, в том числе и обязанности загладить причиненный вред.

Еще в средние века в Китае существовало положение: при наказаниях за незаконно приобретенное имущество действовало общее правило: «Установление стоимости незаконно приобретенного имущества есть то, что определяет меру наказания». К мерам наказания при незаконном приобретении имущества на основе исчисления приобретенного ущерба относились оценка и возмещение причиненного ущерба, убытков. Определение размеров возмещения убытков производилось в перерасчете стоимости незаконно присвоенного на высшую рыночную стоимость шелка в момент совершения преступления в том месте, где оно было совершено»62. При возмещении убытков при краже и ограблении действовало особое правило: «краденное возмещается в двойном размере»63.

Статья 31 УК КНР, принятого 01 июля 1979г., устанавливала, что если потерпевший понес материальные убытки, то преступник, кроме наказания в соответствии с положениями Уголовного кодекса, должен быть приговорен к возмещению материальных убытков64.

Статьей 32 УК КНР устанавливалось, что в отношении лиц, совершивших незначительные преступления и которых нет необходимости привлекать к уголовной ответственности, можно не применять уголовного наказания; с учетом конкретных обстоятельств дела им может быть вынесено общественное порицание или они могут быть обязаны письменно раскаяться, принести извинения, возместить ущерб либо компетентным административным органом на них может быть наложено административное взыскание65.

Уголовный кодекс КНР, принятый 14.03.1997г., в статьях 36 и 37 устанавливает положения, полностью повторяющие содержание статьей 31 и 32 предыдущего уголовного закона.

В современной Англии основным источником права, в том числе и уголовного, являются статуты (парламентское законодательство) и судебные прецеденты. Как и другие отрасли права, уголовное в значительной степени основано на решениях судей. Каждый суд обязан следовать решению более высокого в иерархии суда, а апелляционные суды связаны своими предыдущими решениями.

В США, как и в Англии, имеет место сочетание общего и статутного права. Здесь нет единой уголовно-правовой системы, что обусловлено особенностями американского федерализма. В США нет федерального уголовного закона в его общепринятом понимании. Основными источниками уголовного законодательства штатов являются: Конституция США, конституции штатов, уголовные законы, прежде всего уголовные кодексы штатов и подзаконные акты.

Уголовное законодательство ни Англии, ни США не содержат упоминания о примирении с потерпевшим в каком-либо качестве (смягчающее обстоятельство, основание освобождения от уголовной ответственности и т.п.).

Еще в конце 70-х годов в Англии отказ потерпевшего от преследования виновного делал невозможным привлечение последнего к уголовной ответственности в одном только случае, а именно: в случае так называемого «простого нападения», под которым разумеется «всякое действие (но не слова), обнаруживающее намерение применить к кому-либо силу». В остальных же случаях примирение виновного с потерпевшим не являлось фактором, устраняющим уголовное преследование66.

В последние 20 лет во многих странах, в том числе в Англии и США, альтернативой карательного правосудия стало правосудие восстановительное. «Во главу угла здесь ставится не наказание, а примирение правонарушителя с жертвой и возмещение ущерба. Восстановительное правосудие – это другой взгляд, другая философия ответа общества на преступление, «другая парадигма». Движение восстановительного правосудия возникло в Канаде в середине 70-х гг.»67 Адепты восстановительного правосудия трактуют преступление с точки зрения нарушения частных интересов, иногда расширяя их границы до уровня местной общины68.

В основе идеи восстановительного правосудия в западных странах лежит представление, что при существующей системе возмездия интересы жертвы не учитываются. Преступление совершается против государства. Пойманные и осужденные правонарушители подвергаются процедуре, которая заставляет их думать только о том, что происходит с ними. Эта процедура мешает преступнику признать обязательства перед человеком, по отношению к которому совершено правонарушение69.

В качестве ведущего элемента примирительной технологии все программы восстановительного правосудия (а их только в США более 100) используют посредничество (mediation). Исторически медиация зародилась в рамках англосаксонской правовой семьи и широко стала применяться в 70-е годы ХХ века. В континентальной системе права медиация широко распространилась в конце 80 – начале 90-х годов двадцатого столетия, хотя отчасти (в основном под другими названиями) применялась и ранее.70В настоящее время программы восстановительного правосудия действуют в Канаде, США, Новой Зеландии, Австралии, Англии, Германии, Франции, Голландии, Польше, Чехии, Бельгии, Финляндии и др.

По мнению сторонников восстановительного правосудия, оно стремится бороться с преступностью на микро уровне, привлекая внимание к ущербу, возникшему при совершении конкретного преступления и придавая первостепенное значение компенсации в пользу жертвы, и на макро уровне, решая проблемы безопасности общества71.

Таким образом, цели санкций при восстановительном правосудии включают достижение результатов в поведении, материальном и моральном отношении и познавательном аспекте для жертвы, правонарушителя и членов общества72.

Восстановительное правосудие можно считать не просто и не только альтернативным карательному, а, видимо, даже движением социальным, так как в программах принимают участие не только жертва и правонарушитель, но и представители «общественности» - члены общины, представители церкви, различные общественные организации и др. Кроме того, как уже отмечалось, в процессе осуществления программ восстановительного правосудия достигается ряд целей не уголовно-правового характера: психологическая помощь, материальное возмещение жертве и т.п. Возможно также возложение на правонарушителя обязанностей по выполнению общественных работ для общины.

Посреднический подход трактует преступление как межличностное противоречие (взаимодействие типа «индивид – индивид»), которое заинтересованные лица разрешают самостоятельно при косвенном содействии третьей стороны. Основным предметом обсуждения являются здесь не деяние и вина, а конкретные пути устранения вызванных преступлением негативных последствий73.

В зависимости от особенностей той или иной программы, могут ставиться различные цели. Но основанием все же являются достижение примирения между жертвой и правонарушителем и возмещение причиненного преступлением вреда.

Программы примирения между жертвой и правонарушителем создаются в основном для ограниченной целевой группы. Подавляющее большинство программ рассчитано на молодых правонарушителей или лиц, впервые преступивших закон, которые совершили мелкие имущественные преступления.

Например, в Новой Зеландии для разрешения конфликтов, возникших в результате совершения преступления несовершеннолетними, широко применяются семейные конференции. Они позволяют жертве преступления, самому преступнику, его родителям и органам власти встретиться «лицом к лицу» и обсудить создавшуюся ситуацию, сказав друг другу то, что они желают в связи с создавшейся ситуацией. Результатом таких конференций являются просьбы о прощении со стороны виновного и предложения (его и родителей) по заглаживанию причиненного вреда74.

Однако еще примерно 10 лет назад некоторые суды стали применять модель семейных конференций и в отношении взрослых преступников. С 1995 года в отношении взрослых проведено более 200 конференций. Преступления варьируются от серьезных – против личности - до дорожно-транспортных происшествий, повлекших смерть. Кроме того, это мошенничество, где вред полностью возмещен75.

Программы примирения иногда касаются достаточно серьезных преступлений. Так, в Британской Колумбии примирение допускается по таким преступлениям, как вооруженное ограбление, серийные изнасилования и убийство76.

Восстановительное правосудие – достаточно серьезная деятельность, приносящая довольно положительные «плоды». Хорвард Зер опубликовал результаты работы программ восстановительного правосудия. По его данным в отличие от соглашений о возмещении ущерба, заключенных вне программ примирения, большинство договоров, подписанных в рамках программ примирения, в основном исполняются (обычно более 80 или даже 90%).

Только 11% всех пострадавших, участвовавших в программе, выразили некоторую неудовлетворенность. Желание участия в программе многие пострадавшие объясняют важностью возмещения ущерба. Исследования также показали, что пострадавшие больше всего обращают внимание на достигнутое ими чувство «причастности» и «приобретение» уверенности в себе.

Преступники чаще всего также удовлетворены участием в программе. Последние наблюдения показали снижение рецидива у преступников, принявших участие в программе77.

Иво Айрстен отмечает, что хотя в последние два десятилетия программы примирения получили широкое распространение во многих развитых странах Запада, они остаются на обочине официальной системы уголовного правосудия и не оказывают на нее заметного воздействия78.

Несмотря на то, что суды и полиция в некоторых случаях сами направляют преступников для осуществления программы примирения, законодательно ни сама процедура примирения, ни ее результаты каким-либо образом не закреплены.

В США преступники, прошедшие процедуру примирения, осуждаются чаще всего условно,79 связь многих программ с системой уголовного права определяется главным образом последующим судебным решением об освобождении от уголовной ответственности80.

В странах Карибского бассейна (Куба, Гаити, Ямайка, Домиканская республика и др.) законодательно закреплено посредничество по урегулированию споров, связанных с совершением преступления. Для осуществления этой цели создаются общественные фонды. Общественное посредничество связано с восстановительным правосудием, поскольку используемые им подходы способствуют спокойному разрешению частных споров на местном уровне при полноценном участии сторон конфликта. На Ямайке, в частности, действуют программы примирения между жертвой и правонарушителем. Эти программы опираются на посредничество в делах, которые направляют им криминальные отделы местных судов. Урегулирование многих споров, ранее рассматриваемых уголовными судами с вынесением приговора о лишении свободы и последующей отметкой о судимости, привело к взаимопониманию сторон, а не к усугублению конфликта. Право выносить определение принадлежит местному суду, который дает сторонам возможность представить соглашение по разнообразным вопросам: намерены ли они продолжить рассмотрение дела, будет ли выплачиваться компенсация, как будут затронуты интересы третьих сторон и т.д. Стороны связываются договорными обязательствами, однако не обязательными для суда81.

Разрешение конфликтов между преступником и жертвой путем заключения примирения осуществляется и в странах Латинской Америки.

В Эль Сальвадоре не предусмотрены альтернативные формы решения споров за пределами официального судебного учреждения. Но новое уголовно-процессуальное законодательство 1998 года предусматривает, что соглашение между подсудимым и пострадавшим может приостановить уголовный процесс, в случае совершения имущественных преступлений и некоторых других, которые в ином случае наказываются лишением свободы на срок до 3 лет. Соглашение между сторонами спора должно предусматривать выплату компенсации пострадавшему82.

Новое уголовно-процессуальное законодательство Венесуэлы, принятое в 1997 году, еще не действует в полной мере. Но два положения уже применяются с 1998 года: «Соглашение о репарации или компенсации ущерба» и «признание фактов».

«Соглашение о репарации или компенсации ущерба» же применяться в отношении имущественных преступлений и всех видов деяний, приводящих к преступлению, но совершаемых непреднамеренно. Этот новый вид разрешения спора аналогичен процедуре примирения сторон.

Кроме того, в Венесуэле существуют институты («jefaturas civiles»), подчиненные исполнительным органам на федеральном уровне или уровне штатов и, помимо прочего, отвечающие за регистрацию бракосочетаний и выдачу свидетельств о рождении. Недавно эти институты были преобразованы в новую форму неофициального уголовного правосудия, которая предлагает сторонам конфликта провести переговоры и придти к соглашению83.

В Бразилии нет каких-либо органов, занимающихся вопросами примирения жертвы и преступника. Но суды могут выносить восемь различных альтернативных лишению свободы приговоров, в том числе и денежную компенсацию в пользу пострадавшего84.

Среди широких слоев населения развивающихся стран распространено представление о том, что целью уголовного наказания является возмещение ущерба потерпевшему, его семье или племени. Это происходит из-за живучести в общественном правосознании положений обычного и мусульманского права85.

В законодательстве развивающихся стран нет положений об освобождении от уголовной ответственности или наказания в связи с примирением с потерпевшим, не указывается и на такое смягчающее обстоятельство, поскольку считается, что компенсация причиненного ущерба потерпевшему (как одно из условий примирения) - это не проявление раскаяния и положительная характеристика преступника, а обязанность виновного. В связи с этим во многих развивающихся странах наряду с другими видами наказаний устанавливается компенсация.

Компенсация - возмещение материального и личного ущерба, причиненного потерпевшему - как уголовное наказание, известно в развивающихся странах с древнейших времен. В настоящее время эта мера включена в перечень наказаний, содержащихся в законодательстве Ганы, Индии, Кении, Малави, НДРЙ, Папуа - Новой Гвинеи, Соломоновых Островов, Судана, Танзании, ЦАР, Уганды, Эфиопии и других стран.

Как правило, это наказание является и основным, и дополнительным. Компенсация имеет весьма ограниченное применение как основное наказание и значительно большее - как дополнительное. Некоторые африканские авторы усматривают в недостаточно широком применении компенсации серьезный пробел в карательной политике государства. Необходимо учитывать также и тот факт, что многие граждане - как преступники, так и потерпевшие - игнорируют официальные судебные органы и пытаются прийти к частному соглашению о выплате компенсации86.

Психологической особенностью, характерной именно для населения развивающихся стран, является то обстоятельство, что у потерпевших наступает чувство разочарования, когда суд назначает преступнику любые наказания и при этом виновный не приговаривается к компенсации. Поэтому и «простые» граждане выступают за более широкое применение компенсации.

Как отмечает В.А. Лихачев, при совершении преступлений, не являющихся тяжкими, суды в развивающихся странах, вероятно, могут ограничиться только применением компенсации (особенно не денежной, а возмещаемой своим трудом), и в таких случаях будет найдена подходящая альтернатива штрафу и краткосрочному тюремному заключению, а также решится вопрос о примирении потерпевшего с обвиняемым87.

В целом можно отметить, что для стран, относящихся к романо-германской (континентальной) правовой семье характерно:

  1. примирение с потерпевшим и заглаживание вреда установлено уголовными законами, прежде всего, в качестве смягчающих ответственность или наказание обстоятельств, либо в качестве обстоятельства, значительно снижающего наказание;

  2. в нормах Общей части примирение устанавливается также в качестве основания освобождения от наказания (или даже от отбывания его оставшейся части) в случае совершения преступлений, не представляющих большой общественной опасности;

  3. в Особенной части Уголовных кодексов предусматриваются отдельные нормы, позволяющие освобождать от уголовной ответственности (наказания) виновных, в случае совершения ими отдельных преступлений (например клевета, оскорбление, побои).

Уголовные законодательные акты стран, относящихся к англосаксонской правовой семье, не содержат норм о примирении виновного с потерпевшим вообще.

В развивающихся странах отдельно о примирении в уголовном законодательстве не упоминается. Однако здесь еще с древнейших времен сохранился такой вид наказания как компенсация (возмещение материального и личного ущерба, причиненного потерпевшему).

Общим для многих стран мира в настоящее время является «ориентация» на восстановительное правосудие, а не на правосудие карательное. Восстановительное правосудие основано на примирении виновного в совершении преступления с потерпевшим от него. Однако, несмотря на расширение сферы деятельности программ примирения, в редких случаях законодательные акты содержат нормы, регулирующие этот вопрос.

Отдельно следует рассмотреть уголовное законодательство стран – республик бывшего Советского Союза. В настоящее время в теории права не выделяется самостоятельной правовой семьи, включающей законодательство этих государств, но тем не менее их правовые системы имеют много общего и в то же время определенные общие отличия от иных правовых систем.

Исследованию подлежат Уголовные кодексы республик Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Кыргызской Республики, Украины и Уголовный закон Латвийской Республики.

Как уже отмечалось, уголовные законы этих стран имеют много общего, что связано, в первую очередь, с тем, что 17 февраля 1996г. на седьмом пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ был принят Модельный Уголовный кодекс, который является рекомендательным законодательным актом для стран СНГ.

Модельный УК содержит статью 75 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим», в соответствии с которой лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред88.

К преступлениям небольшой тяжести Модельный УК (ст. 18) относит умышленные и неосторожные деяния, наказание за которые не превышает двух лет лишения свободы или предусмотрено более мягкое наказание89.

Рекомендации Межпарламентской ассамблеи в части установления в Уголовных кодексах норм об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим не восприняла только Республика Узбекистан. Все остальные названные государства включили такое положение в свои Уголовные кодексы.

Статья 89 Уголовного кодекса Республики Беларусь «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим» устанавливает, что «Лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим». Как видим, основанием освобождения служит только примирение виновного с потерпевшим. От лица не требуется, чтобы он совершил преступление впервые, то есть освобождение возможно и в случае совершения преступления не в первый раз.

К преступлениям, не представляющим большой общественной опасности, в соответствии с ч. 2 ст. 12 УК относятся умышленные преступления и преступления, совершенные по неосторожности, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше 2-х лет или иное более мягкое наказание.

Статья 67 УК Республики Казахстан устанавливает, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

В отличие от УК Республики Беларусь, в Казахстане установлено 2, а не одно основание освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Способы заглаживания вреда УК не устанавливает.

Кроме того, освобождение лица возможно при условии совершения преступления впервые. Круг преступлений шире, чем по УК Республики Беларусь – это преступления небольшой и средней тяжести.

К преступлениям небольшой тяжести относятся умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 2-х лет лишения свободы, а также неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 5 лет лишения свободы. К преступлениям средней тяжести – умышленные деяния, максимальное наказание за которые не превышает 5 лет лишения свободы и неосторожные деяния - максимальное наказание свыше 5 лет лишения свободы (ст.10 УК Республики Казахстан). К таким преступлениям относятся: убийство при превышении пределов необходимой обороны (ст. 99), изнасилование без отягчающих обстоятельств (ст. 120), кража (ч.1 ст. 175), мошенничество (ч.1 ст. 177), грабеж (ч. 1 ст. 178), незаконное лишение свободы (ч. 1 ст. 126) и др.

Статья 46 УК Украины подобно аналогичной норме казахского уголовного закона устанавливает два основания освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (примирение и заглаживание причиненного вреда) при условии совершения преступления впервые и определенной категории преступления – небольшой тяжести (ст. 12 ч. 2 УК к преступлениям небольшой тяжести относит преступления, за которые предусмотрено наказание не свыше 2-х лет лишения свободы или более мягкое наказание). Анализ статей Особенной части УК Украины показывает, что это - преступления, аналогичные преступлениям, предусмотренным УК РФ.

УК Кыргызской Республики содержит норму, сочетающую в себе белорусский и казахско-украинский варианты, то есть одно основание (согласие с потерпевшим) и два условия (совершение преступления небольшой тяжести и совершение преступления впервые): «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если достигнет согласия с потерпевшим» (ст. 66 УК). В этом УК используется иной термин, чем в УК Республик Беларусь и Казахстан – «согласие с потерпевшим». Однако, на наш взгляд, употребление именно такого термина не меняет смысла основания освобождения от уголовной ответственности, ведь в основе примирения как раз и лежит достижение определенного соглашения между виновным и потерпевшим.

К категории преступлений небольшой тяжести УК Кыргызской Республики относит те же преступления, что и УК Республики Казахстан. Здесь также возможно освобождение от уголовной ответственности и в случае совершения некоторых имущественных преступлений.

Несколько иной подход в отношении примирения наблюдается в Латвийской Республике.

Согласно ч.2 ст. 58 УЗ «Лицо, совершившее уголовный проступок, может быть освобождено от уголовной ответственности в случае достижения мирового соглашения с потерпевшим или его представителем. Лицо, совершившее уголовный проступок в отношении несовершеннолетнего, не подлежит освобождению от уголовной ответственности на основе мирового соглашения».

Основанием освобождения служит достижение мирового соглашения с потерпевшим или его представителем. Норма УЗ не содержит указания на случаи достижения соглашения с представителем, а не с самим потерпевшим. Видимо, такими могут быть случаи причинения вреда, например душевнобольному, и т.п. В то же время, этот вывод не совсем логичен, поскольку лицо, причинившее вред несовершеннолетнему и достигшее с ним или его представителем мирового соглашения, от уголовной ответственности не освобождается.

Так же, как и по УК Республики Беларусь, не требуется совершения преступления впервые.

Уголовным проступком на основании ч. 2 ст. 7 УЗ признается деяние, за совершение которого предусмотрено лишение свободы на срок не более 2-х лет или более мягкое наказание.

Интерес вызывает положение ч.3 ст. 59: “Суд может освободить лицо от наказания также в случаях, предусмотренных ст. 58 настоящего закона”. Таким образом, если виновный достиг мирового соглашения с потерпевшим после вступления обвинительного приговора суда в законную силу, то суд может освободить его от назначенного наказания.

В целом уголовные законы стран – бывших республик СССР - позволяют сделать следующие выводы:

  1. примирение виновного с потерпевшим служит основанием освобождения лица от уголовной ответственности, а в Латвийской Республике – и от наказания;

  2. круг преступных деяний, по которым возможно освобождение от уголовной ответственности, ограничен преступлениями небольшой общественной опасности;

  3. освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим является правом, а не обязанностью правоохранительных органов.

Таким образом, для многих зарубежных стран характерно то, что всеми (особенно в последнее время) признается право пострадавшего от преступления на возмещение ему преступником причиненного вреда (в рамках именно уголовного права). Всеми государствами этот вопрос решается по-разному, но общим является то, что все государства считают необходимым включать в законодательство (уголовное или уголовно-процессуальное) нормы о примирении виновного с потерпевшим. Постепенно вопрос о роли восстановительного правосудия становится политическим и претендующим на пересмотр некоторых положений уголовного закона в сторону уменьшения карательных средств воздействия на преступников и увеличения мер, связанных с «мирным» разрешением конфликтов, возникших в результате преступления.


§3. Этические и социально-криминологические основы

освобождения от уголовной ответственности

в связи с примирением с потерпевшим


В современных условиях более чем когда-либо прежде обнаруживается необходимость выявления социальной обусловленности уголовно-правовой нормы, зависимости ее содержания от конкретных социальных условий90. Преступность – явление социальное. Оно порождается обществом, его политическими, экономическими, культурными и другими процессами. Следовательно, меры борьбы с ней, в том числе и установление тех или иных положений в уголовном законе, должны соответствовать тем же самым процессам. Л.И. Спиридонов отмечает: «поскольку социально-экономические условия объективно являются первичными, определяющими по отношению к праву (право обусловлено ими, оно выступает как средство упрочения классового господства во всех сферах общественной жизни, как способ охраны и закрепления господствующего в данной социально-экономической формации типа общественных отношений), постольку социологические моменты играют ведущую роль и при теоретическом освоении юридической действительности»91.

Уголовное право, законодательство лишь тогда отвечают своим задачам, когда они строятся с учетом экономико-социальных, уголовно-политических, юридических соображений и конкретно исторических92. Как было изложено в первом параграфе настоящей главы, в разные исторические периоды нормы уголовного права менялись определенным образом. Процесс «отмирания» одних норм и появление других длится постоянно. Это связано с тем, что любая юридическая норма является средством управления общественными процессами93, то есть появление новой нормы вызвано, прежде всего необходимостью наличия дополнительного или качественно нового средства воздействия на процессы, явления, происходящие в обществе.

Право регулирует поведение именно в социальных целях и интересах - лишь в этих случаях технические нормы поведения могут стать одновременно социальными и правовыми нормами94.

Не всякая социальная норма может стать правовой, то есть одобряемой и поощряемой государством. Такое превращение возможно тогда, когда, во-первых, социальная норма применяется довольно часто, во-вторых, когда она легко «вписывается» в уже сложившуюся систему общественных отношений.

Уголовное право использует наиболее острые способы регулирования общественных отношений, поскольку ориентировано на борьбу с самыми серьезными нарушениями, происходящими в обществе. Но в содержательную сторону уголовно-правовой политики (наряду с другими факторами) входит не только установление характера наказуемости общественно-опасных деяний (пенализация), но и условия освобождения от уголовной ответственности и (или) от наказания (депенализация), определение альтернативных наказанию мер уголовного характера (заменяющих мер)95. Причем установление альтернативных наказанию мер уголовно-правового характера, оснований освобождения от уголовной ответственности, на наш взгляд, является более сложным процессом, чем установление видов и размеров наказаний. Это связано с тем, что такие меры строятся на определенной доле доверия лицу, совершившему преступление. Освобождая такое лицо от уголовной ответственности, государство рискует подвергнуть общество новому преступлению со стороны освобожденного лица. Поэтому основной задачей формирования норм об освобождении лица от уголовной ответственности является сведение до минимума такого риска.

Действующее уголовное законодательство предусматривает несколько оснований освобождения от уголовной ответственности, в том числе и примирение виновного с потерпевшим. Поскольку социальным основанием для позитивного юридического закрепления определенного поведения в нормах права служит его общественная возможность, полезность и необходимость96, то следует обратиться к установлению соответствия положений, закрепленных в ст. 76 УК РФ этим требованиям.

Возможность установления определенного поведения в нормах права прежде всего должна быть обусловлена с этической, то есть нравственной и моральной стороны97. Нельзя не согласиться с А. К. Черненко в том, что правовые и нравственные начала представляют собой части единого целого. Право выступает как минимум нравственности, правовой защиты от определенной, наиболее общественно опасной доли зла98.

Мораль складывается стихийно под воздействием взаимоотношений людей в процессе производственной, бытовой и политической деятельности99. Не любая норма морали обязательно становится правовой. Это происходит лишь в тех случаях, когда первая имеет значительный вес в регулировании общественных отношений, может служить средством воздействия на определенных граждан (в уголовном праве, чаще всего лиц, совершивших преступление). Однако любая норма права, а норма уголовного права тем более должна быть морально обоснована, направлена на устранение аморального поведения людей.

Всякое человеческое поведение мотивировано и целенаправленно, какой бы сферы жизнедеятельности оно ни касалось, в том числе взаимоотношений по поводу орудий труда, животного либо растительного мира. Поскольку же мотивы и цели человеческой деятельности всегда могут подлежать нравственной оценке, всякое человеческое поведение в целом может быть охарактеризовано как моральное, полезное, целесообразное, либо как аморальное, бесплодное, недоброе100.

Различие между правом и моралью традиционно определялось тем, что задача права – регулирование внешнего поведения людей, в то время как предмет морали – это внутреннее поведение. Вместе с тем при правовом регулировании законодатель пользуется моральными критериями, в силу чего правовая норма имеет моральное содержание, выраженное либо непосредственно, либо через ряд опосредующих звеньев101.

Примирение виновного в преступлении с потерпевшим в разные периоды истории российского государства оценивалось не однозначно, но все же чаще всего оно поощрялось, то есть принималось государством как нормальное поведение (а точнее, даже более чем нормальное), то есть соответствующее морали.

Примириться – значит прекратить вражду, восстановить согласие, мирные отношения; терпимо относиться к чему-либо102. Примириться – мириться взаимно, мириться с кем-либо, заключать мир103.

В основе любого примирения, на наш взгляд, лежит прощение (в данном случае виновного потерпевшим). Примирение может состояться только тогда, когда пострадавший от преступления простит виновному (возможно под определенным условием) то, что он сделал.

Не случайно В. Даль указывает, что «простить – делать простым от греха, вины, долга; извинить, отпустить кому-либо повинность, снять с кого-либо обязательство, освобождать от кары, от взысканья; п р и м и р и т ь с я с е р д ц е м (разрядка моя – В.О.), не питая вражды за обиду, переломить гнев на милость, миловать»104.

Люди - существа, действия которых во всех своих проявлениях направляются их волей; поступки - лишь следствия, порождаемые мотивами и оцениваемые совестью. Поэтому всякий поступок через свой мотив имеет отношение ко благу или ко злу105, то есть внутреннее «обоснование» любого поведения, в том числе и примирения, следует искать прежде всего «внутри» человека, в его духовной сфере.

В библейском значении примирение подразумевает две противостоящие друг другу партии, двух людей, две группировки, Бога и людей. Имеется в виду, что между ними существует вражда или неприязнь. Примирение происходит, когда третья сторона берет на себя инициативу уладить ссору, чтобы недавние враги могли стать друзьями.

В переводе с греческого каталлассо – «менять вражду на дружбу, мириться», каталлагэ – «дружба, восстановленная между прежними врагами, примирение»106.

Понятие «прощение» в Библии подразумевает наличие, по крайней мере, двух лиц: одного, который совершил какой-то поступок, и второго - жертву обиды. Прощая, обиженный отказывается от своего права на справедливое возмездие, решив не отвечать обидчику, как он того заслуживает. Если обидчик раскаивается и принимает прощение, былые отношения, испорченные нанесенной обидой, восстанавливаются.

В переводе с греческого глагол афиэми может, помимо «прощать», означать также «списать долг». Кроме того, в переводе с греческого слова -синонимы этому глаголу могут означать также “помиловать или отпустить”, «заглаживать, стирать грехи, вину», «о с в о б о ж д а т ь от грехов» (разрядка моя – В.О.). Прощение грехов состоит не в том, что они считаются как бы «несуществующими», а в том, что человек их совершивший, освобождается от наказания за них – его вина отпускается107.

Таким образом, и примирение, и прощение – это проявление людьми определенных чувств, совершение определенных действий. Общим для них является то, что это приводит к восстановлению добрых отношений между поссорившимися или, по крайней мере, к устранению вражды. Однако существуют и отличия. В случае примирения стороны как бы равны, и каждая направляет свои чувства и действия на достижение общего результата, каждая из сторон заинтересована в достижении такого результата в равной мере. Примирение предполагает, что в возникновении конфликта виноваты обе стороны. В прощении же более «активным» является обиженный: многое зависит именно от него. Прощая, обиженный проявляет милосердие к обидчику. Последний только принимает (или не принимает) эту милость.108 От того, принял или нет обидчик милость зависит, будут ли восстановлены прежние добрые отношения или нет.

Евангелие говорит о том, что покаяние сопровождается достойными свидетельствами того, что это не простое сожаление, а страстное желание всеми силами загладить свою вину. Иоанн Креститель в Евангелии, обращаясь к народу, говорит: «Принесите достойный плод покаяния». Что может быть плодом покаяния? Прежде всего, это, конечно, по возможности, возмещение ущерба… хотя бы нравственное, искреннее раскаяние перед всеми, особенно перед пострадавшими или их родственниками… Необходимо просить и умолять о прощении109.

Коран также предписывает прощать друг друга:

«173 (178) О те, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых: свободный – за свободного, и раб – за раба, и женщина – за женщину. А кому будет прощено что-нибудь его братом, то – следование по обычаю и возмещение ему во благе.

174. Это – облегчение от Господа вашего и милость; а кто преступит, после этого – наказание болезненное»110.

Тема прощения освещается также и русскими философами: «Важнейшая же способность, которую должен развить в себе человек, наряду с изучением Духовной науки, как такого духовного языка, на котором эфирный Христос хочет говорить с современной человеческой душой, это способность к истинному прощению… Забыть причиненное тебе зло и непрестанно помнить о необходимости нести в мир любовь и добро как единственное преодоление зла в мире – два основных условия прощения.

… всякое истинное прощение связано с действительным от всякого желания отмщения,…»111

Способность прощать другим людям то зло, которое они причинили, должна быть присуща каждому человеку и с точки зрения религии, так как «можно сказать, что, прощая, человечество тем самым создает в мире реальную возможность и наиболее благоприятные условия вспомнить о Нем. Мы должны понимать слова, которые стоят в Евангелии от Матфея, как комментарий самого Христа к данной им своим ученикам молитве «Отче Наш»: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец вам не простит согрешений ваших». (6, 14 – 15)»112.

Факт прощения не всегда приводит к последующему примирению потерпевшего с виновным. Но в то же время, если рассматривать примирение исключительно с нравственной стороны, виновный только в том случае идет на примирение, когда он осознал причиненное им зло и искренне раскаялся в содеянном, то есть первым шагом на пути примирения со стороны потерпевшего является прощение, а со стороны виновного – раскаяние.

Отсутствие в религиозно-философских работах «чистой» темы примирения и даже употребление такого термина связано, по нашему мнению, как раз с тем, что и прощение, и раскаяние – это не только внутренние, духовные изменения в человеке, но и внешнее проявление, направленное на устранение уже причиненного зла (в ст. 76 УК РФ – заглаживание причиненного вреда), и факт примирения – «точка их пересечения»113.

Примирение является лучшим исходом для дел, по которым виновный искренне осознал свою вину, готов извиниться, сгладить конфликт, возникший по его вине114.

Истинное раскаяние, принятое пострадавшим (выраженное в прощении), дает виновному уверенность в том, что его грех искуплен, ибо «прощая, мы совершаем в малом то, что Христос постоянно совершает в большом»115.

В отличие от деятельного раскаяния, где виновный не знает, простил ли его Христос или нет, в случае примирения виновный обретает уверенность в том, что его действия, направленные на искупление греха не напрасны, они возымели свое действие, и вот он – реально существующий потерпевший, который его простил.

Однако второе основание освобождения от уголовной ответственности, указанное в статье 76 УК РФ, - заглаживание вреда - более всего свойственно западным странам.

Ни в религиозных трактатах, ни в работах русских философов не упоминается о прощении, примирении под каким-то условием, поскольку, прощая, человек отказывается от возмездия полностью. Нельзя прощать частично, мириться только под условием. Само значение слова прощение подразумевает, что обидчик освобождается от наказания, от вины, а следовательно от ее искупления. Несомненно, обидчик в знак примирения может оказать услугу, преподнести подарок потерпевшему, но это не является обязательным.

Однако для установления в уголовном законе основания освобождения от уголовной ответственности наиболее приемлемым все же является примирение, а не прощение. Это связано с тем, что преступление в настоящее время рассматривается не как обида исключительно частного лица, а как нарушение общественных интересов. Исходя из этого государство, полагаясь на мнение обиженного, все же должно и со своей стороны иметь дополнительные рычаги воздействия на преступника. Это, по нашему мнению, явилось одной из причин установления в ст. 76 УК РФ второго основания освобождения от уголовной ответственности – заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

Что касается социально-криминологического обоснования нормы, предусмотренной статьей 76 Уголовного кодекса, то его следует рассматривать, выделяя три уровня:

  1. те явления общественной жизни, которые порождают антиобщественные свойства сознания;

  2. существование определенных свойств человеческой личности;

  3. признаки, характеризующие состояние антисоциального проявления в обществе, их количество, структуру, динамику116.

На первом уровне следует рассматривать те причины, объективно существующие в обществе, которые ведут к формированию у граждан негативного отношения к социальным ценностям, в результате которого такие лица совершают преступления.

В связи с тем, что статьей 76 Уголовного кодекса закрепляется не запрет совершать определенные действия, а, наоборот, дозволение осуществить общественно-полезные действия после совершения преступления и установлено за это поощрение, то применительно к первому уровню следует говорить все же не об антисоциальных свойствах сознания, а о положительных свойствах. Соответственно, рассматривая второй уровень, необходимо вести речь в большей мере не об отрицательных свойствах личности, а о положительных. Не случайно В.Д. Филимонов, освещая вопрос о криминологических основах освобождения от уголовной ответственности в уголовном праве, указывает, что криминологическим основанием норм уголовного права, регулирующих виды освобождения, являются:

  1. наличие среди различных категорий преступников лиц, исправление которых возможно без применения уголовного наказания;

  2. существование в нашем государстве таких общественных организаций, которые способны обеспечить исправление лиц, совершивших преступление, выполнить задачи общего и специального предупреждения117.

В то же время необходимо определиться с криминологическим основанием и самого освобождения от уголовной ответственности (криминологическое основание норм и криминологическое основание освобождения – понятия разные).

Т. А. Лесниевски-Костарева полагает, что основанием освобождения от уголовной ответственности является существенно пониженный уровень общественной опасности содеянного и личности деятеля118.

Ю.Б. Мельникова в качестве оснований освобождения от уголовной ответственности называет совершение преступления, не представляющего большой общественной опасности (объективное основание), и возможность исправления и перевоспитания виновного без применения уголовного наказания (субъективное основание) при превалирующей роли последнего119.

По мнению Ю.М. Грошевого, общим основанием освобождения лица от уголовной ответственности является такое морально-психологическое основание, как возможность исправления и перевоспитания виновного без применения наказания. Данное основание всецело относится к социально-психологической характеристике личности подсудимого120.

Следует согласиться с И.Э. Звечаровским в том, что поощрительные нормы уголовного права (а именно к таким относится норма, изложенная в ст. 76 УК РФ) отличает от всех других видов норм четкая выраженность в них социально полезного уголовно-правового поведения и соответствующих ему уголовно-правовых последствий положительного характера121. Как верно отмечают Н.Н. Загородников и А.Б. Сахаров, эффективность поощрительного метода во многом зависит от того, как сформулированы в соответствующих уголовно-правовых нормах уголовного закона основания и условия уголовно-правового поощрения, а также от того, насколько последовательно и точно эти нормы применяются на практике122.

Положения статьи 76 Уголовного кодекса, а также и ч. 1 ст. 75 и ст. 77 УК РФ сформулированы таким образом, что даже при наличии всех установленных требований (совершение преступления впервые, небольшая тяжесть совершенного преступления, примирение, заглаживание причиненного потерпевшему вреда) компетентные органы не обязаны освобождать виновного от уголовной ответственности, так как в норме указано: может быть освобожден. Следовательно, в данном случае необходимо выработать определенный подход, позволяющий ответить на вопрос, в каких случаях виновного следует освобождать от уголовной ответственности, а в каких нет. Поскольку этот вопрос не урегулирован самим уголовным законом, он требует именно криминологического обоснования.

Считаем, что все авторы справедливо в качестве одного из оснований освобождения называют наличие определенного круга лиц, совершивших преступление, исправление которых возможно без применения к ним мер уголовной ответственности.

Данное основание является превалирующим при освобождении виновного, примирившегося с потерпевшим, так как его поведение после совершения преступления свидетельствует, как правило, об осознанности совершенного деяния, раскаянии в содеянном.

Х. Аликперов, М. Зейналов, К. Курбанова верно отмечают, что нормы Уголовного кодекса, предусматривающие освобождение от уголовной ответственности, показывают таким лицам более короткий путь искупления вины через позитивное посткриминальное поведение, а центр тяжести искупления переносится не на продолжающееся в течение срока наказания интенсивное воспитательно-трудовое воздействие, а на психологию раскаяния, которая побуждает к совершению позитивных действий, связанных с самовоспитанием123.

Думается, что человек, осуществивший положительные действия, направленные на сглаживание, исправление содеянного и связанные с самовоспитанием, и в дальнейшем будет вести себя «положительно», по крайней мере не будет нарушать уголовный закон.

Законодатель, дифференцируя ответственность в уголовном законе, в принципе не может учесть все данные о личности виновного. Законодатель оперирует лишь такими обстоятельствами, которые по своим свойствам могут быть типизированы, закреплены в законе. Указанные обстоятельства должны характеризовать существенно пониженную, в сравнении с обычными случаями, общественную опасность124.

В каждом конкретном случае вывод суда о вероятности совершения (не совершения) преступления в будущем должен решаться исходя из обстоятельств дела с учетом личности виновного. Применение ст. 76 УК возможно, если учитываются объективные и субъективные обстоятельства, отражающие в своей совокупности степень общественной опасности содеянного и целесообразность освобождения виновного от уголовной ответственности125. Целесообразность освобождения конкретного человека от уголовной ответственности основана на прогнозировании его поведения после освобождения. При этом, как правильно отмечает С.А. Тарарухин, особое значение для индивидуального прогнозирования антиобщественного поведения имеет исследование изменений мотивации поведения в генезисе личности, позволяющее проследить особенности взаимодействия личности и среды126.

Индивидуальное прогнозирование с криминологической точки зрения – это предвидение (научное предсказание) возможного (положительного либо отрицательного) поведения отдельного лица в течение определенного времени, это предвидение (научное предсказание) возможного совершения преступления конкретным человеком127.

Целесообразно выделять два принципиальных подхода к построению прогностических моделей социального поведения: 1) модель строится на основе обобщения внешних показателей поведения личности; 2) модель строится на основе изучения внутренних мотивов и установок, формирующих внешнее поведение личности128.

Вывод компетентных органов о вероятности совершения лицом преступления после освобождения может строиться, прежде всего, на анализе данных, характеризующих личность, а также с учетом его поведения после совершения преступления (по которому он был освобожден).

Наиболее устоявшейся позицией, чаще всего применяемой при характеристике личности лица, совершившего преступление, является позиция, в соответствии с которой выделяются три больших блока: 1) социально-психологическая характеристика личности; 2) социально-ролевая и 3) нравственно-психологическая 129.

Анализ изученных нами уголовных дел, по которым виновные были освобождены от уголовной ответственности, показал следующее.

Освобожденные от уголовной ответственности в связи с примирением в подавляющем большинстве – мужчины, доля женщин составляет лишь 8.6%.

Более 50% освобожденных, а точнее – 52.9%, - это люди в возрасте от 22 до 40 лет, только 6.9% являются несовершеннолетними.

Уровень образования освобожденных свидетельствует о том, что большинство имеют определенный уровень образования, что позволяет делать вывод об их возможности осознавать общественную опасность совершенного преступления и оценивать объективно свое поведение после его совершения.

55.5% имеют тот или иной род занятий, что свидетельствует о реальной возможности загладить причиненный вред. Вместе с тем 45.5% лиц без определенных занятий, что указывает на низкую вероятность заглаживания вреда потерпевшему.




оставить комментарий
страница2/7
Дата28.05.2012
Размер2,2 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх