В. И. Коновалова, директор научной библиотеки нтгспа icon

В. И. Коновалова, директор научной библиотеки нтгспа



Смотрите также:
В. И. Коновалова, директор научной библиотеки нтгспа...
Электронные коллекции в вузовской библиотеке...
О совершенствовании работы научной библиотеки и создании электронной библиотечной системы...
Оконцепции «Словаря ярославцев XVII века»...
Программа подготовки к вступительному экзамену по литературе для абитуриентов нтгспа экзамен по...
Тропичева Елена Ивановна...
Программа доклады на пленарном заседании до 20 мин...
Директор Московской городской библиотеки им. Н. В. Гоголя...
Инновационная ориентированность руководителя залог успешной деятельности библиотеки...
Образная визитная карточка города...
Публичный отчет Самарской областной универсальной научной библиотеки по итогам деятельности в...
Каталоги и базы данных Научные и технические библиотеки 2000 №8...



страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
вернуться в начало
скачать

Примечания


  1. Кургузов О. Ф. Наш кот – инопланетянин: рассказы маленького мальчика. М., 2003. С. 5–7.

  2. Цит. по: Зинкевич-Евстигнеева Т. Д. Практикум по сказкотерапии. СПб., 2001. С. 8.

  3. Там же. С. 21–23.

  4. Шишова Т. Книжки для трусишки // Здоровье детей. 2001. № 4. С. 22.

  5. Лавлинский С. Мешок со страхами // Обруч. 2002. № 2. С. 14–17.

  6. Тихомирова И. И. Условия и предпосылки терапевтического эффекта чтения // Семейное чтение. 2006. № 1. С. 8–12.

  7. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д. Указ. соч. С. 17–18.

  8. Родари Дж. Грамматика фантазии: введение в искусство придумывания историй. М., 1978. С. 83.



Т. А. Лазарева, зав. отделом обслуживания читателей

Центральной детской библиотеки г. Нижний Тагил


^ «ВМЕСТЕ С КНИГОЙ МЫ РАСТЕМ...»


Как жить, так и читать вприпрыжку не следует

В. М. Кожевников [1].


Для кого пишутся детские книги? Вопрос стар, как мир, и подразумевает известный ответ: не только для детей, но и для взрослых, потому что настоящая детская литература – та, которую читают и те, и другие.

Наблюдая за читателями в последние годы, в эту проверенную формулу хочется внести изменения и задать другой вопрос – для каких детей? Сегодня многие детские библиотекари озабочены стремительным ростом «маленьких взрослых», прильнувших к компьютеру, заменившему им игрушки, сказки, смех. Неужели «маленькое веселое человечество», как называл детей Андрей Платонов, исчезает на наших глазах? В это трудно поверить, и все же мы наблюдаем, как в погоне за информацией, в поиске ответов на «деловые» запросы, уходит у наших читателей на задний план «чтение для души». А между тем, воспитание детей – это ведь не только развитие их ума, широкой образованности, но и всестороннее развитие чувств. Детская литература, особенно художественная, замечательно справляется с этой задачей. Важно только не упустить возможность дать ребенку прочесть те прекрасные книги, без которых детство, когда каждый день – открытие, трудно представить.

С чего начинается знакомство каждого ребенка с книгой? Конечно, со сказки. Сначала малышу читают родители. Выучив буквы и научившись их складывать в слова, ребенок наконец-то может это сделать сам. Казалось бы, взрослые теперь могут «отойти в сторону». Однако это только кажется. Без помощи нас, родителей, библиотекарей, педагогов, маленький читатель многого не заметит, не поймет, пройдет мимо очень важного и необходимого для него.

Поэтому в Центральной детской библиотеке г. Нижний Тагил разработана программа литературного развития детей 7–9 лет «Вместе с книгой мы растем», на занятиях по которой мы стараемся не только пробудить у детей интерес к книге, любовь к чтению, но и вызвать в их душе положительный отклик на каждую встречу в библиотеке и на каждую прочитанную книгу, ввести их в мир созидательного творчества, разбудить в них фантазию и способность творить самим, развивать их воображение, научить их мыслить и излагать свои мысли.

На занятиях по программе младшие школьники учатся читать не только глазами, но и сердцем. Привыкают находить в художественной литературе советы, подсказки для решения своих детских проблем. И, действительно, растут вместе с книгой, становятся личностью. Круг чтения составляют разнообразные по жанру и настроению произведения детской литературы, рассчитанные в основном на первоначальное восприятие текста детьми преимущественно на слух. Исходя из этого, мы разделили программу на пять блоков. Произведения первого блока приглашают детей поразмыслить, второго – погрустить, третий блок включает в себя художественную литературу, заставляющую читателей улыбнуться, рассмеяться; сочинять и фантазировать позволяют им книги, составляющие четвертый блок, а с помощью произведений пятого блока читатели открывают для себя новые имена и вспоминают забытые. На примере сказок, рассказов мы говорим с маленькими читателями о том, о чем с ними говорят редко: о добре и зле, любви и ненависти, о стойкости и мужестве, о милосердии и жестокости. И это разговор не абстрактный, а вытекающий из образной системы того или иного произведения и сообразующийся с опытом ребенка и его возможностями.

Данная программа предполагает научить детей читать. Речь идет не о технике чтения, а о любви к нему. К любви не обяжешь, ею можно только заразиться, поделиться. Выбирая форму того или иного массового мероприятия, мы стараемся по возможности включить в него элементы обсуждения, деловой игры, творческие задания. Часто используем форму беседы-размышления, так как именно она предполагает в ходе разговора узнать, какой перед нами читатель, понять, насколько глубоко понимает он литературные произведения. Почти на каждой встрече участники программы или сочиняют, или рисуют, или рассуждают и фантазируют. Иногда ребята занимаются этим дома вместе с родителями. Например, на одной из встреч младшие школьники познакомились с жеребенком Мишей из сказки Р. Погодина «Где ты, Гдетыгдеты?». Жеребенок Миша любил прыгать, бегать, скакать и очень редко ходил спокойно. Задуматься о том, что в таком случае можно пропустить, не заметить много интересного, его заставила черепаха. До следующей встречи библиотекарь попросила ребят выбрать день, когда они никуда не будут торопиться. Пройти в этот день спокойно по улице и постараться увидеть что-то интересное, а затем нарисовать или написать о своих открытиях. На просьбу откликнулись очень многие. Кто-то заметил плачущего малыша, который никак не мог надеть варежку, кто-то красивый узор на стене дома, а вот что неожиданно для себя увидела Аня Пакшинцева: «Вчера мы с мамой медленно шли через сквер в ДКШ. Вдруг видим, на полянке дерутся две сороки. Они то наскакивают друг на друга, то отпрыгивают, что-то возмущенно стрекоча. Я пригляделась и увидела на белом снегу какой-то блестящий предмет. Вот оказывается, почему они дерутся! Потом одна из них изловчилась, схватила этот предмет и улетела. Вторая сорока огорченно каркнула и полетела в другую сторону». Дети поняли, как важно, полезно и увлекательно быть внимательным ко всему, что их окружает.

Интересный разговор о стране «Детство» получился во время беседы «И всяк тебе друг, да не вдруг». Вот за окошком идет ливень, но в детстве каждый ливень счастливый, значит он – счастливень. А вот у реки желтеет лютик, но в детстве каждый лютик веселый, значит он – веселютик. Вы взяли в руки книжку, но в детстве каждая книжка радостная, значит она – книгорадость. У вас появился новый друг, но в детстве все друзья чудесные, значит ваш друг – чудодруг. Ребятам было предложено представить своего друга: вспомнить его лицо, глаза, улыбку, описать его наиболее характерными словами. Далее библиотекарь обращает внимание детей на пословицу «И всяк тебе друг, да не вдруг» и просит объяснить ее значение. Многие затрудняются это сделать. На помощь приходит сказка Г. Сапгира «Мой друг зонтик». Иногда чтение прерывается, и идет диалог библиотекаря с детьми. Например, о том, что делать, если ты обидел друга или об умении прощать. Сказка заканчивается, еще несколько вопросов – и все присутствующие правильно понимают смысл пословицы.

На другом занятии дети открывают для себя понятие красоты. Их вниманию предлагается игрушка, которой можно играть, фотоальбом с репродукциями картин, которые можно рассматривать, томик стихов, читая которые, мы грустим или радуемся, и музыка, до поры до времени притаившаяся в кассете. Предметы разные, но все они красивые! Значит, красота – это то, что приносит человеку радость. Красивым может быть и человек, и он тоже способен дарить другим радость. Об этом и многом другом мы говорим с ребятами после прочтения сказки «Снежная королева» Г. Х. Андерсена.

Кстати, об этой сказке можно говорить с читателями любого возраста бесконечно. В ней есть все, что выпадает на долю человека, когда он идет путем любви, путем спасения близких ему людей. Второклассники, размышляя над произведением, вынуждены были находить ответы на очень непростые вопросы. Например, такие: «Одинаковы ли по значению слова “не злой” и “добрый”?», «Почему маленькая разбойница оставила себе именно муфту и только ее?», «Что может удержать около нас друзей?». Расставаясь со своими героями, Андерсен называет их взрослыми, но детьми сердцем и душой. А между тем, если внимательно проследить за временным отрезком, то с момента исчезновения Кая до его освобождения прошло не более полутора лет. Так ли уж сильно успели дети повзрослеть за это время? Но ведь они, действительно, переступили порог дома совершенно другими, взрослыми людьми. А что думают об этом ребята? И это уже достаточно сложный вопрос. Вот так глубоко проникать в сказку учимся мы вместе с читателями на встречах в рамках программа «Вместе с книгой мы растем».

Что можно сказать о результатах работы по программе? По словам педагогов, дети уже могут достаточно правильно выражать свои мысли, говорить об отношении к литературным героям и в целом к произведению. Конечно, могут еще не все, но уже не один-два, как это было до встреч в гостиной. Дети стали внимательнее относиться друг к другу. У некоторых любителей «нечтения» появился интерес к книге, пусть пока только к тем, о которых они слышат на занятиях. Дети стараются понять чувства других, проверять свои поступки сознанием (не причиняют ли они зла, неудобств, неприятностей людям), учатся общаться друг с другом. Это мнение взрослых, педагогов и родителей. А сами ребята на вопросы «Помогают ли вам наши встречи в повседневной жизни? Если да, то в чем?» отвечают:

  • «мне стало интереснее читать книжку»,

  • «я стал обращать внимание на картинки и кто книгу написал»,

  • «я стала внимательно смотреть на все, что происходит на улице»,

  • «я стал помогать маме» (этот ответ звучит очень часто),

  • «я перестал драться».

Нам кажется, что для этих ребят хорошая книга уже сейчас не заканчивается на последней странице. Они продолжают сочинять дальше, фантазировать, рисовать картинки к прочитанной книге, придумывают игры. А мы им в этом помогаем.


Примечания


1. Цит. по: Жемгугов Алексей Михайлович [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.zhemchuzhnikov.org.ua/enlist.html.


А. М. Миловзорова, учитель начальных классов

МОУ Начальная общеобразовательная школа № 43

г. Нижний Тагил


^ РОЛЬ СКАЗКИ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ЧТЕНИЮ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ


Почему многие дети неохотно и мало читают, а уроки чтения для них становятся скучными? Существует ряд причин, в том числе и социальных:

– общий спад интереса к чтению;

– обилие других источников информации: телевизор, компьютер и др.;

– несовершенство методик обучения чтению;

– снижение в учебном плане количества часов по предмету «Литературное чтение» (от 5 ч. – до 3 ч. в неделю);

– отсутствие системы целенаправленного формирования самостоятельной читательской деятельности школьников; из начальной школы исчез урок «Внеклассное чтение».

Чтение – один из основных способов приобретения информации, поэтому овладение навыком полноценного чтения является для учащихся важнейшим условием успешного обучения в школе по всем предметам. Младший школьник при выпуске из начальной школы должен овладеть синтетическим чтением, которое характеризуется слиянием техники чтения и понимания текста. Очень важно, чтобы ребенок понимал, что он читает. От этого у него повышается интерес к чтению, ему хочется поскорее узнать, что дальше произойдет с его любимым героем.

К. Д. Ушинский рекомендовал особенно внимательно подходить к выбору произведений для чтения детьми: «Произведение, как окно, через которое мы должны показать ту или иную сторону жизни», и подчеркивал, что «недостаточно, чтобы дети поняли произведение, а надобно, чтобы они его почувствовали» [1]. И таким произведением является сказка – любимый детьми жанр. Они приобщаются к нему с раннего возраста.

И как не любить сказку! Мир сказок прекрасен и увлекателен. Он захватывает детей острыми и занимательными сюжетами, необычайностью обстановки; привлекают и герои – смелые, сильные, находчивые люди. Для детей представляет интерес и сама форма повествования, принятая в сказке: напевность, красочность языка, яркость изобразительных средств. Сказка импонирует детскому сознанию, в котором весь мир одушевлен и чудесен. Она дает ребенку первые представления о возвышенном и низменном, о прекрасном и безобразном, о нравственном и безнравственном. Сказка дарит надежду и мечты и становится неким «духовным оберегом детства». К. Д. Ушинский называл сказки «первыми попытками народной педагогики» [2], так как дети искренне радуются, когда побеждает справедливость, торжествует добро, а зло наказывается.

Чтобы научиться читать, нужно, прежде всего, научиться слушать чужое чтение, воспринимать и понимать содержание текста, читаемого другими людьми. Для смысловой переработки содержания важен пересказ, рассказ о прочитанном, т. е. устная речь. Поэтому, обучая чтению (технике чтения и пониманию), я в первую очередь учу детей слушать. В помощники здесь я беру сказку. На каждом уроке обучения грамоте я выразительно читаю сказки – русские народные и авторские. Cказки отражают особенности национального характера, учат любить, делать добро, развивают ум. Звучен и полон красоты язык сказок. В классе всегда найдется ученик, хорошо читающий, которому учитель, как в награду, позволяет прочитать свою любимую сказку перед детьми класса. В этом приеме я вижу большое воспитательное значение: стремление красиво прочитать свою сказку всем детям класса и получить одобрение детей и учителя. Доброе слово окрыляет ученика и он готов прочитать и другую свою любимую сказку, поэтому дома старательно готовится к чтению вслух.

Заканчивается букварный период, начинаются уроки литературного чтения. На каждом уроке я отвожу 5–7 мин. для самостоятельного чтения (прием «жужжащее чтение»). На помощь опять приходят сказки. Дети, которые только освоили слоговое чтение, читают сказки для самых маленьких: «Репка», «Колобок», «Волк и Лиса» в книгах с крупным шрифтом, красочными картинками. Детям читать их легко: почти все слова в этих сказках состоят из открытых слогов (ко-ло-бок, ли-са, ба-ба), содержание сказок известно, и в море букв ребенок чувствует себя спокойно, буквы не пугают его, они помогают ребенку «узнать» – прочитать – слово. Ребенок горд, он читает!

Ученики, которые освоили способ чтения целыми словами, читают сказки посложнее: «По щучьему веленью», «Иван Царевич и Серый волк» и др. Через них идет совершенствование техники чтения ученика, они открывают ему дверь в мир книги и одновременно дверь в самого себя и окружающий его мир.

Заканчивается четверть праздником «Волшебный мир сказок», где дети инсценируют сказки, отгадывают кроссворды, участвуют в викторинах и делают выставку книг с любимыми сказками.

Для того чтобы ученик овладел синтетическим чтением, учитель обязан руководить читательской деятельностью школьников и рекомендовать произведения для внеклассного (домашнего) чтения. Теперь на помощь приходят авторские сказки и сказки народов мира. Мои дети с удовольствием читают сказки Э. Успенского, К. И. Чуковского, Ш. Перро и др. Так сказка помогает нам стать хорошим читателем и вводит в мир книг.


Примечания


  1. Ушинский К. Д. О первоначальном преподавании русского языка [Электронный ресурс] // Ушинский К. Д. Собр. соч. М., 1974 // Режим доступа: ttp://www.biografia.ru/cgi-bin/names.pl?oaction=show&letter=93.

  2. Ушинский К. Д. Проблемы русской школы // Избр. пед. соч. М., 1974. Т. 2. С. 88.



И. В. Мусатова, учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ № 8 г. Нижний Тагил


^ ФОРМЫ ПРИОБЩЕНИЯ ДЕТЕЙ К ЧТЕНИЮ СКАЗОК


Какая бы тень не набежала на вашу жизнь, – посетит ли вас тревога о судьбе России,

придут ли к вам мысли черные о вашей

личной судьбе, или просто жизнь покажется несносной раной, – вспомните о русской

сказке и прислушайтесь к ее тихому,

древнему, мудрому голосу.

Иван Ильин [1]


Слова, вынесенные в эпиграф, принадлежат не сказочнику, не собирателю устного народного творчества, а профессору Московского университета И. А. Ильину, преподававшему в начале XX в. Наряду с критическими и философскими трудами он писал и о сказке.

Не секрет, что сказка считается несерьезным делом, детской забавой, и взрослым людям не пристало сказки читать, разве что детям. А уж сочинить сказку и вовсе занятие легкое, если не сказать легкомысленное. Так ли это?

Мне кажется, то, с чего начинается наше знакомство с литературой, а это именно сказки, не может не сопровождать нас всю жизнь. Попробуйте сейчас взять в руки вместо книги модного писателя потрепанный в детстве сборник сказок – не сможете оторваться.

Сказка ни на что не притязает, никому не навязывается, но затягивает, несет в себе запах земли, аромат цветов, тонкое кружево из солнца, света, блеска. Я сейчас говорю о русской народной сказке, чей духовный опыт, мудрость и юмор накапливался не одну сотню лет. Сказка родилась из летописей, легенд и небывальщин. Все понимают, что не существует говорящих лисиц и сивок-бурок, не жили в тридесятых царствах Иваны-дураки, а мы читаем и верим, сопереживаем героям и боремся вместе с ними со злом.

В наше стремительно бегущее время развитых технологий, компьютеров и сотовой связи дети читают мало. Я как учитель русского языка и литературы знаю, насколько трудно заставить ребят прочитать хотя бы программные произведения, особенно лирические.

Я очень надеюсь, что через сказку можно приобщить ребят к чтению, ведь сказка – это тоже поэзия, она дает возможность подняться над суетой обыденности к высокой поэтичности.

По многолетнему опыту смею утверждать, что ученики любого возраста с удовольствием читают сказки, но с еще большим удовольствием слушают. Справедливости ради стоит заметить, что это чтение происходит в школе, а не дома.

В этом году с пятиклассниками мы изучали русские народные сказки. К этому надо подготовиться. Как нам попасть в сказку, чтобы прожить ее и понять ее духовный смысл? Для этого нужно не цепляться за наше понимание мира, его проблем, черных и белых пятен. Сказка видит другое, приближенное ко сну, предчувствию и предвидению. Читая сказку, надо уметь ее слушать. Дети это понимают. Они рассказывают сказки нараспев, таинственным, приглушенным голосом.

Именно поэтому сказки начинаются с присказки. Ребята их очень любят. Задача присказки – подготовить душу слушателя к восприятию, поманить за собой. «Начинается сказка от сивки, от бурки, от вещей каурки. На море, на океане, на острове Буяне стоит бык печеный, возле него лук толченый, а у него в боку нож точеный, сейчас нож вынимается – изволь кушать. Это еще не сказка, только присказка; а кто мою сказку будет слушать, так тому соболь, и куница, и прекрасная девица, сто рублев на свадьбу, а пятьдесят на прогулянье…» [2]. Это присказка сулящая, уговаривающая. А вот другая – вкрадчивая: «В то давнее время, когда мир Божий наполнен был лешими, ведьмами да русалками, когда реки текли молочные, берега были кисельными, а по полям летали жареные куропатки, – в то время жил-был царь, по имени Горох, с царицей Анастасиею Прекрасною…» [3]. Эта присказка ведет в древний и дивный мир, к самому царю Гороху… Сказка уводит туда, окрыляя воображение, дает вдоволь насладиться, а после возвращает тебя назад: «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало; тут меня угощали; отняли лоханку от быка, да налили молока, потом дали калача, в ту же лоханку помоча. Я не пил, не ел, вздумал утираться; со мной стали драться. Я надел колпак, стали в шею толкать» [4]. Здесь и окончание сказочного пути, и юмор, который ученики оценят всегда.

Приобщить ребят к чтению помогают и различные виды игры. В среднем звене школьники уже вполне хорошо могут составить кроссворд, разыграть эпизод из сказки, с удовольствием рисуют. Сказка способна побудить детей к творчеству: они сами сочиняют, им хочется стать «писателями», самим сделать книжки-малышки.

Но плодотворнее все-таки непосредственное обращение к сказке, ее осознанное чтение, прочувствованное, выразительное. В практике распространены чтение в лицах, инсценировки, которые готовятся заранее, вне школы. Мы с ребятами инсценировали сказку «Иван – крестьянский сын и чудо-юдо». Учащиеся очень старались изобразить жестокого змея, хитрых, коварных жен, ленивых братьев. Они жестикулировали, меняли интонации голоса, передавая и нарастание опасности, и радость победы, и сочувствие, и насмешку. Повторю еще раз, что перед нами – настоящая поэзия. И дети не устают ею наслаждаться, читают не раз и не два. Со слов ребят знаю, что, получая в начале учебного года в библиотеке учебники, заранее читают сказки, не желая ждать урока. А на уроке снова читают, опять и опять проживая вместе с героями чудесные события.

Что же находит ребенок (да и взрослый) в сказке? О чем ее спрашивает? И что именно сказка отвечает ему? О земной жизни, об опыте, о тревогах, о счастье. О том, как найти это счастье, не придет ли оно само. А сказка говорит о нужности испытаний, о возможности подвигов, о неизбежной борьбе добра и зла, о помощи обездоленным, о том, что счастье не в богатстве, а в любви и в справедливости. И кривдою на свете не проживешь. Дети очень восприимчивы, они не только поверят в сказочные чудеса, но и перенесут их в свою жизнь, утверждая те ценности, которые дала им сказка. Русские сказки просты и глубоки. И прекрасно, если мы, сохранив душу ребенка и ребенка в своей душе, научимся слушать ответы сказки.

От русской народной сказки в соответствии с программой мы переходим к сказке литературной, читаем А. С. Пушкина, В. Ф. Одоевского, К. Г. Паустовского. И если удастся сохранить интерес к книге, к художественному произведению, то потом перейти к крупным литературным формам, к повести, роману, к таким авторам, как И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов, будет делом естественным. Быть может, тогда ребята не утратят желание читать и поймут, что ни телевидение, ни компьютер не смогут заменить общения с книгой.

Великий русский поэт А. С. Пушкин, автор прекрасных сказок, когда-то писал своему брату: «Вечером слушаю сказки и вознаграждаю тем недостатки проклятого нашего воспитания» [5]. Эти слова Пушкина из XIX в. поражают. Если в то время проблемы воспитания волновали людей, то что говорить о нас, живущих в XXI в.! Да, проблем предостаточно всегда, задачи, стоящие перед учителем, сложны, но решать их надо. И пусть сказка нам поможет.

В заключение мне хочется привести слова Н. С. Лескова: «Живите, государи мои, люди русские, в ладу со своей старой сказкой! Горе тому, у кого ее не будет под старость!» [6].


Примечания


1. Ильин И. Духовный смысл сказки: Слово, произнесенное на «Вечере русской сказки» в Берлине 3 мая 1934 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://smalt.karelia.ru/~filolog/lit/ilyin1.htm.

2. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки: в 3 т. М., 1985. Т. II. С. 34.

3. Ильин И. Указ. соч.

4. Афанасьев А. Н. Указ. соч. С. 78.

5. слова Пушкина о недостатках проклятого воспитания, в тексте нет ссылки (не искала, Вы сказали, что убрали эти слова)

6. Лескова Н. С. Соборяне [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.fictionbook.ru/author/leskov_nikolayi_semenovich/soboryane/leskov_soboryane.html.


Е. В. Пивоваренко, О. Н. Рознина, студентки Нижнетагильской

Государственной социально-педагогической академии


^ АВТОРСКАЯ СКАЗКА КАК ПРОЕКЦИЯ ПОЗИЦИИ СТУДЕНТОВ В ОБУЧЕНИИ


В последнее время в психологии как метод исследования внутренней картины мира используются авторские сказки. В свою очередь, внутренняя картина мира человека проявляется в позиции студента в обучении.

Студентам разных факультетов было предложено в рамках конкурса написать авторские сказки. В этом исследовании приняли участие студенты факультета социальной работы, Института филологии и массовых коммуникаций, Социально-гуманитарного института, химико-биологического факультета, физико-математического факультета, художественно-графического факультета. Нами проанализировано 78 студенческих сказок, сказочных историй, притч.

Единицей анализа мы выбрали позицию субъекта познания, которая может быть активной или пассивной. Если студент воспринимает себя субъектом познания, то позиция его в обучении и жизни отличается активностью. В противоположном случае, когда студент воспринимает себя объектом обучения, его позиция в целом носит пассивный характер.

Позиция студента в авторской сказке выражалась в использовании определенных форм глаголов, которые являются проекцией активности или пассивности студента в процессе обучения. Следует отметить, что позиция зависит от тех психолого-педагогических условий, которые создаются в процессе обучения, а также от внутренней тенденции к личностному росту.

В результате нашего исследования было выявлено следующее:


^ Таблица 1

Сравнение общей активности студентов по факультетам

Факультет

Общая активность, %

Численность студентов, %

I курс

II курс

III курс

IV курс

ХГФ

СГИ

ФМФ

ФЛФ

ФСР

ХБФ

38,63

38,05

31,48

29

25,39

23,9


39,25

36,9

29

38

37,1

38,63


34,8

25,31


16,75


40,1

29,55


21,42

10,7


В результате сравнения данных, полученных на этом этапе исследования, можно отметить, что процент студентов проявляющих активную позицию, выше на художественно-графическом факультете и Социально-гуманитарном институте. Причем степень активности студентов СГИ к четвертому курсу возрастает, а у студентов ФМФ, ФСР и ХБФ падает.


^ Таблица 2

Сравнение общей активности студентов по курсам

I курс

II курс

IV курс

V курс

30,77 %

38,63 %

25,62 %

25,44 %


В результате сравнения данных, полученных на этом этапе исследования, можно отметить, что процент студентов проявляющих активную позицию, выше на втором курсе обучения.

Подводя итоги вышеизложенному, можно констатировать:

1. Авторская сказка может служить методом изучения позиции студентов.

2. Только приблизительно у 1/3 студентов академии проявляется активная позиция, у остальных студентов позиция отличается пассивностью.


^ И. И. Тихомирова, доцент кафедры детской литературы

Санкт-Петербургского государственного университета

культуры и искусства


^ ВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ДЕТЬМИ ЖАНРА СКАЗКИ

(на примере «Гадкого утенка» Г. Х. Андерсена)


Говоря о терапевтическом эффекте чтения, специалисты чаще всего акцентируют внимание на книге, на заложенных в ней возможностях благотворного влияния на читателя. Под книгой преимущественно понимается то или иное художественное произведение, в том числе и сказка. Реже речь идет о возможностях самого читателя, о его способности соответственно реагировать на текст читаемого произведения и соотносить его со своим внутренним миром. В этой связи определенный интерес для специалиста, имеющего дело с юными читателями, представляют возрастные особенности восприятия и в частности, характер аналогового мышления.

Применительно к детскому восприятию сказки установление аналогий упрощается, когда герой сказки – человек, да еще и ребенок (Золушка, Мальчик с пальчик, Красная Шапочка и др.). В этом случае растущий человек способен соотнести одного героя с другим или героя с самим собой сравнительно рано. Замечено, что уже трехлетние дети способны производить внешние аналогии. Увидев у Буратино длинный нос, они вспоминают Маленького Мука, у которого была та же внешняя примета. В шалунишке Буратино дошкольники узнают свои собственные шалости и способны имитировать его поведение. Наиболее развитые младшие школьники уже способны проводить аналогии между персонажами, разными по возрасту и внешне непохожими, но имеющими сходство внутреннее. Так, одна из учениц третьего класса указала в отзыве, что Герда из сказки «Снежная королева» похожа на Элизу из сказки «Дикие лебеди». При всей разности обстоятельств, возраста героинь, та и другая проявили мужество и стремление спасти своих близких – в первом случае Кая, во втором – братьев. Сходство этих качеств героинь и было замечено девятилетней школьницей. В приведенных примерах мы видим, что аналогии совершались в рамках сказочных персонажей-людей. Оказалось также, что дети довольно рано могут устанавливать сходство-различие и между персонажами-животными. Об этом красноречиво говорит опыт работы с дошкольниками педагога А. Михайловой. Она выявила, что в сказке «Три поросенка» дети обратили внимание не только на похожесть поросят (все они розовые, пухленькие, веселые, с одинаковыми хвостиками), но и на их различие, которое проявилось в их характерах и поведении. Однако уровня внутренних сопоставлений дошкольники чаще всего достигают с помощью педагога.

Выявленные способности дошкольников и младших школьников к установлению аналогий по принципу сходства и различия между персонажами, будь это человек или животное, являются определенной предпосылкой к установлению аналогий между персонажами художественных произведений и самим читателем, когда в персонаже ребенок узнает самого себя. Только в этом случае, когда читателем совершается перенос происходящего с литературным героем на себя, возможно терапевтическое влияние чтения.

Мы задались вопросом: с какого возраста ребенок способен к личностным аналогиям в процессе чтения сказки. Определение возраста открывает границу для использования книги в качестве терапевтического средства.

Для эксперимента мы взяли сказку Андерсена «Гадкий утенок», терапевтический эффект которой неоднократно был проверен в разных читательских аудиториях [1]. Применительно к детям опыт работы со сказкой Андерсена мы нашли в пособиях Л. Беленькой «Ребенок и книга» (2005) и А. Михайловой «Современный ребенок и сказка: проблемы диалога» (2002). Однако педагоги не ставили в нем целей терапевтического характера. Л. Беленькую интересовало восприятие детьми 8–9 лет художественной детали и пейзажа в сказке «Гадкий утенок». А. Михайлову – мыслительная деятельность младших школьников в рамках вопросов: почему сказка так называется, каким был и каким стал герой сказки? Нас же интересовало совсем другое: когда у ребенка зарождается представление, что судьба гадкого утенка может быть соотнесена с судьбой человека, а может быть, и с ним лично? До какой поры в сознании ребенка утенок (точнее, лебеденок) остается только утенком и никем больше? Когда и при каких условиях вступают в силу личностные аналогии? Надо сказать, что в случае с «Гадким утенком» ребенку как читателю предстояло произвести двойную аналогию. Первая – признать в птице аналог человека, вторая – узнать в человеке самого себя. Изучение восприятия силами студентов-заочников информационно-библиотечного отделения СПбГУКИ по специализации «Психология и педагогика детского чтения» проходило в преддверии 200-летия со дня рождения Г. Х. Андерсена. Материалом для изучения явились письменные и устные читательские отзывы детей младшего и среднего школьного возраста о сказке, а так же их ответ на вопрос: что ты вспомнил или о чем подумал, читая эту сказку?

Исследование показало, что дети 6–9 лет, читая сказку, установили аналогии ее с другими сказками и рассказами, прежде всего, о животных. Они вспомнили сказку «Воробьишко» М. Горького: как мама заботилась о сыне, как она хотела, чтобы он поскорее окреп и стал летать. Вспомнили «Серую шейку» Д. Н. Мамина-Сибиряка: как она страдала, когда все утки улетели и оставили ее одну, больную, беззащитную. В одном отзыве ребенок написал, что он вспомнил живых лебедей в Летнем саду, когда они гуляли с мамой и любовались их красотой. Однако среди воспоминаний детей этого возраста встретились и воспоминания другого уровня, когда совершались аналогии с персонажами-людьми, например, с Золушкой: ее не любили, обижали, смеялись над ней, но она, как и гадкий утенок, оказалась лучше и счастливее всех. Один мальчик вспомнил сказку «Карлик-нос» В. Гауфа, найдя сходство героя с гадким утенком в плане общих несчастий. Не обошли дети вниманием и «Дюймовочку» – ей пришлось жить у разных животных: у жабы, у большого майского жука, у мыши, у крота, – «у которых ей было плохо, она хотела жить среди таких же, как она сама». Вспомнили и стойкого оловянного солдатика, который тоже побывал у разных хозяев, но «выстоял все беды, хотя у него была всего одна нога». Мальчику 9 лет, ранее читавшему «Каштанку» А. П. Чехова, вспомнилась эта дворняжка: «как она попала к циркачу, и тот ее старался переделать в артистку». Среди разнообразных аналогий и ассоциаций, встретившихся в отзывах петербургских детей 6–9 лет на сказку «Гадкий утенок», не было ни одной, которая бы вывела их на самих себя или на близких им людей. В целом, производимые ими аналогии носят внешний характер и не поднимаются на уровень личностной идентификации.

Что касается подростков 10–14 лет, то в их отзывах на сказку «Гадкий утенок» выход на себя и окружающий их мир обнаружился отчетливо, хотя их не побуждали делать эту проекцию. Их самораскрытие и разговор о своих проблемах органично увязывался со сказкой Андерсена. В сказке многие узнавали самих себя или окружающих людей: «Я такой же изгой, как и утенок» (12 лет), «Меня никто не понимает, и я чувствую себя таким же одиноким» (14 лет), «Среди моих знакомых есть такие же закомплексованные, как этот утенок» (14 лет), «Нас всех, как утенка, клюют взрослые, стараясь переделать» (11 лет), «Я новенький в классе, и меня приняли, как утенка на птичьем дворе» (10 лет), «Хорошо бы стать прекрасным лебедем!» (10 лет), «Есть хорошие люди, которые всю жизнь ходят в гадких утенках» (14 лет), «Гадкий утенок совсем не гадкий, это гадкие люди думаю о нем так» (13 лет). Есть основание думать, что новая ступень в читательском развитии детей обусловлена пробуждением самосознания, характерного для подросткового возраста. Центром внутренней жизни подростка становится он сам. Именно с этого возраста и начинается процесс идентификации себя с литературными героями, независимо от того человек или животное этот герой.

Надо отметить, что в подростковом возрасте у читателей значительно расширяется ассоциативное поле, когда читаемое произведение включается в ряды других произведений. Уже одно перечисление тех книг и литературных героев, которые вспомнились подросткам в ходе чтения сказки Андерсена, говорит за себя. Вот этот ряд: Лена Бессольцева («Чучело» В. Железникова), Оливер Твист (одноименный роман Ч. Диккенса), Квазимодо («Собор Парижской Богоматери» В. Гюго), Ванька Жуков (одноименный рассказ А. П. Чехова), герой рассказа В. Распутина «Уроки французского, Белый Бим Черное Ухо (повесть В. Троепольского), Царевна («Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» А. С. Пушкина), герой повести Н. Дубова «Беглец», Гарри Поттер, «когда он жил у дяди». Как видим, большинство названных литературных героев, которые пришли на память нашим подросткам в ходе чтения сказки «Гадкий утенок», – это герои-люди. Разные грани сказки вызывают в памяти разных героев. Большинство из них – это хорошие, но гонимые люди или люди, живущие в чужой среде.

Значительное расхождение между младшими школьниками и подростками обнаружено и в характере их размышлений о сказке. У младших школьников преобладала не мысль, а чувство: они жалели утенка, переживали за него и радовались, когда он стал прекрасным лебедем. Внимание подростков было обращено больше на характер гадкого утенка, на его выносливость: он не боролся, но и не терпел, когда его унижали. Были размышления и о том, почему он оказался лучше других лебедей, о роли в его жизни страданий, без которых не было бы и счастья.

Проведенное локальное исследование позволило думать, что сказкотерапия в узком значении слова, т. е. как помощь в решении личных проблем читателя, своевременна применительно к детям не ранее 10 лет. Однако если понимать сказкотерапию в широком значении в качестве благотворного влияния произведения на внутренний мир читающего человека, пробуждение добрых чувств, то эта направленность годна для любого возраста – была бы сказка доброй, а читатель откликнется на эту доброту, если не мыслью, то чувством, что само по себе уже благо.





оставить комментарий
страница9/14
Дата29.09.2011
Размер3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх