Н. С. Чемоданов Издательство Эдиториал урсс. П7312, г. Москва, пр-т 60-летия Оггября, д №05175 от 25. 06. 2001 г. Подписано к печати 03. 12. 2003 г. Формат 60x90/16. Тираж 500 экз. Печ л. 10. Зак. №2-1203/403 icon

Н. С. Чемоданов Издательство Эдиториал урсс. П7312, г. Москва, пр-т 60-летия Оггября, д №05175 от 25. 06. 2001 г. Подписано к печати 03. 12. 2003 г. Формат 60x90/16. Тираж 500 экз. Печ л. 10. Зак. №2-1203/403



Смотрите также:
Амонашвили Ш. А. Здравствуйте, дети!: Пособие для учителя/ Предисл. А. В. Петровского...
Джон гэлбрейт новое индустриальное общество аст издательство транзиткнига москва Санкт-Петербург...
Издательство
Путеводитель по жизни и смерти...
Программа обновление гуманитарного образования в россии а. П...
«запрещено»
Пропись для леворуких детей Паншина...
Жан гранье
Руководство по проектной подготовке капитального строительства в санкт-Петербурге рмд 11-08-2009...
А. Н. Могильный > В. Ф. Булгаков > В. М. Суркова > М. В. Святенко > С. М. Успасских...
Глоба павел Павлович Коллективная астрология...
Гроф С. Г86 Революция сознания: Трансатлантический диалог/С. Гроф, Э. Лас­ло, П. Рассел...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
скачать

ББК 81.2

Томсен Вильгельм

История языковедения до конца XIX века. Краткий обзор основных моментов:

Учебное пособие. Пер. с нем. / Обработка и послесл. Р. И. Шор. Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — 160 с.

ISBN 5-354-00618-Х

Томсен (1842-1927) — известный датский лингвист, из крупнейших представителей сравнительно-исторического языкознания XIX века, автор знаменитой дешифровки орхонских письмен (1893) и венгерской «рунической» надписи из Константинополя (1913); исследователь тюркских и финно-угорских языков.

В настоящей книге автор дает обзор главных моментов истории языкове­дения, делая это в самых общих чертах, посредством обрисовки главных фаз, которые прошло общее языковедение в ходе времени — от первых робких начинаний до достаточно развитой науки XIX столетия. К основному тексту приложен написанный редактором русского перевода краткий очерк истории лингвистических учений в новое время (XV-XIX вв.).

Книга рекомендуется лингвистам всех специальностей, является прекрас­ным пособием по курсу «История языковедения».

редактор Н. С. Чемоданов

Издательство Эдиториал УРСС». П7312, г. Москва, пр-т 60-летия Оггября, 9. Д №05175 от 25.06.2001 г. Подписано к печати 03.12.2003 г. Формат 60x90/16. Тираж 500 экз. Печ. л. 10. Зак. № 2-1203/403.

Отпечатано в типографии ООО «РОХОС». 117312, г. Москва, пр-т 60-летия Октября, 9.

ISBN 5-354-00618-Х

УРСС

НАУЧНОЙ И УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ E-mail: URSS@URSS.ru Каталог изданий в Internet http://URSS.ru Тел./факс: 7 (095) 135-42-16 Тел./факс: 7 (095) 135-42-46


^ ОТ РЕДАКТОРА

Предлагаемый читателю русский перевод «Истории языковеде­ния до конца XIX века" знаменитого датского лингвиста Виль­гельма Томсена (1842 — 1927) представляет собой переработку его университетской лекции, первоначально составлявшей часть читавшегося им в Копенгагене курса „Введения в языковедение"1. Один из наиболее блестящих представителей сравнительно-исторического языкознания конца XIX в., доказавший рядом за­мечательных открытий2 практическое значение тех методов описа­ния и классификации языковых фактов, которые получили свое окончательное оформление на младограмматическом этапе развития компаративизма, В. Томсен последовательно проводит соответст­вующую точку зрения и в изложении истории языкознания. Резко разделяя последнее на донаучное и научное, автор „Истории языковедения" склонен свести весь прогресс в развитии этой к одному — к усовершенствованию техники я; неудивительно поэтому, что именно вопросы последнего


1Датское издание вышло в 1902 г.; оно было выпушено в качестве пригласительного письма Копенгагенского университета на юбилейное торжественное заседание. Этой целью работы Томсена легко объясняется несколько преувеличенное значение, которое автор приписывает сканди­навской лингвистике в общем ходе развития науки о языке; в действи­тельности лишь часть из упоминаемых им имен, в первую очередь, разу­меется, Р. Раск и К. Вернер, а из новейших — С. Бугге, О. Есперсен и сам В. Томсен — имели значение, выходящее далеко за пределы их родины.

Вместе с тем Томсен совершенно игнорирует в своем обзоре труды русских языковедов, упоминая лишь мимоходом «Сравнительные словари» XVllI в. и большой «Санскритский словарь» русской Академии наук. Считая с полным основанием, что труды многих русских ученых вошли в мировой фонд науки о языке, мы дополнили русское издание «Истории языковедения» соответствующими указаниями, которые заключены в квадратные скобки.

2 Главные заслуги В. Томсена — в области изучения языков тюркских (знаменитая дешифровка орхонских письмен в 1893 г.) и финно-угорских (два основополагающих исследования о заимствованных словах в финском языке из германских языков (1869) — и из языков балтийских (1890); бровка венгерской “рунической” надписи из Константинополя в 1913 г.).

5


порядка занимают основное место в его изложении, тогда как история кардинальных проблем теории яаыкознания — проблем происхождения языка, связи языка и мышления, специфики языка и многих других — или совсем не привлекает внимания автора или упоминается мимоходом, иногда иронически; не удивительно и то, что автор, справедливо отметив значительное усовершен­ствование методики лингвистического описания на последнем этапе развития сравнительно-исторического языкознания, совершенно не замечает того философского оскудения, которое так характерно для этого же этапа его развития.

Считая необходимым дать читателю некоторые сведения и но истории развития общей теории и методологии языкознания, а не только по истории лингвистической методики, как (во всяком случае в применении к новому времени) это сделано у В. Томсена, редактор русского перевода взял на себя смелость приложить к нему краткий очерк истории лингвистических учений в новое время (XV—XIX вв.), а также ознакомить читателя в конце этого очерка в самых общих чертах с той переоценкой, которой под­верглась в новейшее время система лингвистических воззрений младограмматиков.

Редактор русского перевода1 надеется, что сделанная им работа окажется не бесполезной для более широкого ознакомления с историей науки о языке советского студенчества, для которого и предназначается прежде всего эта книга.


1 Русский перевод сделан с немецкого перевода книги Томсена, из­данного в 1927 г.; исходя из учебных целей предлагаемого издания —в нескольких местах мы слегка сократили текст, в других — дополнили его русскими параллелями и таблицами для большей наглядности изложения. Библиографические указания автора тоже дополнены соответствующей литературой на русском языке.


6


^ В. ТОМСЕН

ИСТОРИЯ ЯЗЫКОВЕДЕНИЯ ДО КОНЦА XIX ВЕКА

Введение.

Среди всех явлений человеческой жизни язык должен быть отмечен, пожалуй, как такое явление, которое во все времена считалось самым удивительным.

Язык не только наиболее непосредственно выделяет человека как мыслящее разумное существо среди всех остальных существ, но одновременно язык в его бесконечно меняющемся разнообразии является наиболее осязательным выражением всего того, что сое­диняет в нации или разделяет во времени и пространстве роды и племена.

Едва ли существует предмет, который больше привлекал бы исследователей, чем язык как в целом, так и в деталях, и лишь в немногих областях человеческое исследование может, обращаясь вспять, проследить столь долгое развитие.

Я хочу попытаться дать в предлагаемой работе краткий обзор главных моментов истории этого исследования от первых робких начинаний до высокоразвитой науки последнего столетия; но пре­жде всего я должен подчеркнуть, что здесь это придется сделать лишь в самых общих чертах, посредством обрисовки главных фаз, которые прошло общее языковедение в ходе времени, а также воззрений и личностей, которые наложили свой отпечаток на них.

^ Зачатки лингвистического анализа. Мифы о языке.

Уже рано находим мы первые, сохранив­шиеся до настоящего времени, свидетельства о том, что тайна языка занимала мысли людей, которые пытались найти ответ на вопрос, как возник язык и многообразие языков, или как получили предметы имена, при помощи которых они называются на различных языках.

Противоречивые попытки подобных объяснений находим мы, например, в древнееврейских мифах, впоследствии объединенных

7


в библии. В первой главе "ветхого завета" мы читаем (книга Бытия 1, 5, 8, 10): „И назвал бог свет днем (jōm), а тьму— ночью (láji1), и назвал бог твердь (свод) небом (šamájim) и назвал бог сушу землей (éreş), а собрание вод морем" (jammīm).

Совершенно другое представление лежит в основе книги Бытия 2, 19—20, где говорится: “господь бог образовал из земли всех животных полевых, и всех птиц небесных и привел их к челове­ку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет че­ловек всякую душу живую, так и было имя ей".

Противоречие, которое здесь замечается между главой 1-й (напи­санной элогистом)1, где бог сам дает великим природным явлениям их (еврейские) имена, и главой 2-й (написанной ягвистом)1, где Адам, человек, называет живые существа, противоречие, которое легко проследить и в мифах других первобытных народов, отражает в дей­ствительности два в корне различных понимания2, к которым мы найдем параллель в споре греческих, а потом вновь через два тысячелетия в споре новейших философов по этим вопросам. С тем же стремлением объяснить языковые проблемы встречаемся мы в довольно многочисленных примерах этимологического объяснения какого-нибудь имени, как (книга Бытия, 2—23): Iššah — женщина от iš — мужчина или (3,20): Havvāh — Ева как „мать всего жи­вого", haj и т. д., или в наивном рассказе, основанном на смешении различных мифов, о вавилонской башне (глава 11), объясняющем, как возникло многообразие языков вместо одного, на котором первоначально говорили „по всей земле"3.

Нетрудно было бы привести еще из других мифологий и литератур соответствующие свидетельства той притягательной силы, которую всегда имели такие проблемы для человеческого ума; но отсюда до языкознания еще огромный шаг, и если мы задержались на наивных представлениях, которые мы находим в библейских мифах, то произошло это не только потому, что мы имеем здесь один из древнейших памятников подобных исканий человеческого ума, но также и потому, что мы много позже вернемся к совер­шенно тем же представлениям, которые в более позднее время должны были приобрести роковое влияние на развитие языкознания.


1 [Филологическая критика различает в составе книги бытия, как к
других частей библии главы, в которых божество изображается в виде
многих богов (элогим), и главы, в которых божество изображается в виде
одного бога (ягве); собиратель первых условно называется элогистом,
собиратель вторых—ягвистом].

2 Ср. Es. Tegner, Språkets makt öfver tanken, Stockholm 1880,
стр. 11 и далее.

3 [Многочисленные аналогичные мифы народов первобытной культу­ры приведены в известной работе F r a z e r. The folk-lore in the old testa­ment, рус. пер. Фрезер, Фольклор в ветхом завете, 1931].


8


Но как ни велик отсюда шаг до языкознания — этот шаг был
сделан еще во времена древности в двух странах независимо друг
от друга и среди довольно различных отношений и форм, а имен­
но, с одной стороны, у индийцев, с другой стороны, у греков.

^ Наука о языке в древней Индии.

Языкознание индийце, в возникло первоначально из изучения Древних священных гимнов — Вед, особенно Ригведы. В какое время возникли эти гимны, — это, как и все, что касается хронологии до Ашёки1 (около 250 г. до н. э.), не совсем точно известно; но самые древние их части могут быть едва ли отнесены к более ран­нему времени, чем к 1500 г. до н. э. С течением времени не могла не увеличиться разница между разговорным языком и этим ста­рым языком поэзии, так что многие места в древних гимнах стали постепенно непонятны.

С другой стороны, очень важно было, чтобы священные песни были переданы с чрезвычайной точностью, и не только в отноше­нии самого текста, но и самых мелких деталей в произношении и в передаче каждого стиха и каждого слога в стихе; ибо как раз от этого зависело их культовое значение и действие, которое они должны были оказывать на богов. На эту передачу было потрачено невероятно много труда, тем более, что вся передача была исключи­тельно или почти исключительно устной, результатом чего, очевид­но, была замечательная верность и точность передачи2.

Из этого стремления к правильной передаче и толкованию древ­них песнопений возникло чрезвычайно своеобразное языкознание индейцев. Однако, начав развиваться, оно не ограничилось только языком Вед, но охватило также и еще более обстоятельно весь строй санскрита, который должен быть понят как общий разговор­ный (bhāşa) и письменный язык3.

Когда начались у индийцев грамматические исследования и на­блюдения, об этом мы ничего не знаем; однако первые их следы мы находим очень давно.




оставить комментарий
страница1/16
Дата21.05.2012
Размер3,3 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх