П. П. Бажов и социалистический реализм, с. 18-26 icon

П. П. Бажов и социалистический реализм, с. 18-26


5 чел. помогло.
Смотрите также:
Тема Кол-во страниц...
Õppejõud
Реферат по Москвоведению на тему: “Архитектура Москвы ХХ века”...
Реферат по Москвоведению на тему: “Архитектура Москвы ХХ века”...
Ноосферно-социалистический прорыв или...
П. П. Бажов; предисл. Н. И. Савушкиной. М. Просвещение, 1988. 5 кн. Перепеч с изд. 1985 г...
Михаил Иванович Туган-Барановский...
Внекотором царстве, в некотором государстве жил-был добрый волшебник...
Социалистический пр-т, д. 60, Барнаул, 656049...
В. П. Бажов «Интеллигенция: вопросы и ответы». М., 1991 г...
Лекция I / Социалистический идеал...
2 класс



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать

А. В. Миронов


^ ОБРАЗ ХОЗЯЙКИ МЕДНОЙ ГОРЫ В СКАЗАХ П. П. БАЖОВА


К «рабочей демонологии» относятся предания о «тайной силе», бытующие в среде заводского люда. В письме к М. А. Батину от 10 июня 1949 г. Бажов пишет: «Возрастная отдаленность сказителя дает право привлекать многое из той «рабочей демонологии», которая особо привлекает детей и, смею думать, небезынтересна для взрослых, в том числе и для исследователей, есть у нас в литературе понятие «рабочая демонология». Не случалось Вам сам встречать? Если его нет, так, по-моему, его надо ввести ящерицы, кошачьих ушей, Синюшки и др., ведь взяты из определенной рабочей практики»1.

Антропоморфные образы «тайной силы» в сказах несут на себе отпечаток человеческого облика: Медной горы — «девка небольшого росту. Великий Полоз принимает облик мужика, Огневушка-Поскакушка – «девчоночка маленькая», Синюшка - «старушонка». Их внешние облик близок человеку, именно поэтому люди не всегда сразу могут распознать «тайную силу». Это позволяет ей войти в прямой контакт с человеком. Так или иначе «тайные силы» вынуждены сталкиваться с жизненным миром людей и особым образом влиять на него. В основном это происходит в тех случаях, когда человек вторгается и мир, где эти силы и обитают.

Попытаемся соотнести составляющий эту неведомую силу образ Хозяйки Медной горы с народными преданиями и выявить некоторые его функциональные особенности.

Интересен тот факт, что женское божество в большинстве мифологий «обычно соотносится с землей и — более широко - с женским творческим началом в природе»2. В преданиях уральского края не раз упоминается покровительница земных недр (горная матка, девка-Азовка). Она имеет женский облик («.. .Барышня вся в шелковом. Высокая, стройная, подол тащится шлейфом, в туфлях, в светло-розовом платье»3), красива собой («Говорили, где золото, то девка красивая покажется...4). При этом жилище в горе она имеет не звериное, а человеческое (ее комната «внутри бархатом обита черным, золотом, камнями разными дорогими украшена. Матка горная, что ли, там жила»)5.

Образ этот был связан с горными богатствами (драгоценные камни, золото). Получается, что старатели, рудознатцы, рабочие так или иначе вторгались во владения горной матки, провоцируя встречу с ней. К людям хозяйка горных недр относилась либо благосклонно, указывая к богатому месту, либо враждебно. Все здесь зависело трудолюбия и высоких нравственных качеств человека. По крайней мере, она требовала уважения к своим владениям. Так, в одном из рассказов смех и хохот рабочих в стволе шахты пресекается сильным вихрем, взявшимся непонятно откуда: «Оно ведь в шахте не то что матерок какой, петь и то нельзя было. Не любила этого матка»6.

Бажов подтверждает, что в создании образа Хозяйки он ориентируется на народные предания: «Да, я считаю, что сказы, связанные с циклом «Гумешевский рудник», ближе к фольклору. По-моему, они представляют попытку восстановить фольклор этого рудника. Так, «Девка-Азовка» - это единственный сюжет, который и до сих пор бытует в гор. Полевском. О Медной горы Хозяйке тоже говорят. «Синюшкин колодец» до сих пор упоминается на Зюзельке. Эти сказы связаны с медными рудниками и сюжетно, и словарно, и стилистически. Они имеют единый источник»7. На вопрос, отличается ли образ Хозяйки горы от фольклорного образа, Бажов ответил: «По-моему, не должен отличаться. Если отличается, значит плохо»8. Таким образом, мы видим, что писатель в сказах стремился максимально приблизить образ Хозяйки к фольклорному образу.

Топонимически образ Хозяйки закреплен за Медной горой (Гумешевский медный рудник). Здесь ее обитель, отсюда на многие версты под землей простираются ее владения. В сказе «Медной горы Хозяйка» Степан проходит по богатым подземным просторам «приданое смотреть». В пространстве земных недр Хозяйка может передвигаться беспрепятственно. «Куда она идет - все ей открыто». Интерьер ее покоев богат и великолепен: «Однем словом, изукрашено, что и сказать нельзя». В сказе «Каменный цветок» Данило видит подземный сад Хозяйки, в котором все создано из камня, а выглядит как живое. В каменный лес Хозяйки попадает Катя в сказе «Горный мастер».

В сказах неоднократно говорится о том, что Хозяйка может «увести» ценные минералы и «перекинуть», «спустить» их в другое место. Мы видим, что порода в недрах не статична. Волшебным образом волей Хозяйки внутри горы вершиться всяческие метаморфозы (материальные законы человеческого мира здесь трансформируются). Все это происходит потому, что камень в присутствии Хозяйки становится живим пластичным материалом. Она знает тайну камня и его силу.

Сама Хозяйка называет себя «каменной девкой». Она как бы вылита из пластичного камня: коса монолитно прилипла к спине, ленты в косе «позванивают, будто листовая медь», платье сделано из шелкового малахита: «Камень, а на глазах как шелк, хоть рукой погладь». Именно по основным приметам Данило-мастер сразу узнает Хозяйку: «По красоте-то да по платью малахитову Данилушко сразу ее признал».

Но каменная сущность Хозяйки двояка. С одной стороны, камень является холодным, безжизненным материалом. Следовательно, и Хозяйка должна иметь такие же качества. Она величественна и горда, имеет подчас суровый нрав и холодное спокойствие. Все эти качества передаются Таютке («Малахитовая шкатулка»), которая, судя по финалу сказа, должна стать преемницей Хозяйки.

Не раз Хозяйка сама говорит о холодности и безжизненности своей натуры. Например, в сказе «Горный мастер» Катя просит у Хозяйки прощения за свои грубые слова в ее адрес, на что получает ответ: «Ладно, что каменной сделается!». В сказе «Медной горы Хозяйка» Степан выбирает Настю, а не Хозяйку со всеми ее богатствами. Хваля Степана, Хозяйка сама ставит живое человеческое выше холодного каменного: «Не обзарился ты на мои богатства, не променял свою Настеньку на камену девку».

С другой стороны, в сказе «Медной горы Хозяйка» автор неоднократно намекает нам на то, что «каменная девка» чувствительна, ей так же, как и обычному живому человеку, свойственны переживания. Хозяйке полюбился Степан. При определенном условии она готова пойти за Степана замуж. Хозяйка демонстрирует ему свое приданое. Со Степаном она весела, задорна: «Только смешком все. Весело, видно, ей».

Но, судя по всему, Хозяйка понимает, что ей не суждено испытать обычное человеческое счастье. Именно поэтому в некоторые моменты она мрачна и невесела. Так, например, осмотр приданого вроде бы должен склонить на ее сторону подходящего ей жениха и иметь позитивный характер, но мы видим, что Хозяйка уже заранее хмурится. («А сама принахмурилась, ровно ей это нехорошо»). То же самое происходит и в решающей сцене выбора: «Прямо говори, берешь меня замуж али нет? – И сама вовсе принахмурилась».

По словам Бажова, в образе Хозяйки Медной горы должны соединяться «грани мрачного и веселого»9. Но стоит также отметить и то, что в образе этом иногда сочетается холодное каменное и теплое человеческое. Например, в сцене прощания со Степаном показаны холодные каменные слезы Хозяйки. Но рука, дающая эти слезы, не холодна, она чуть дрожит от волнения: «Камешки холодные, а рука, слышь-ко, горячая, как есть живая, и трясется маленько».

Душевные человеческие качества проявляются в Хозяйке в двух первых сказах. Сначала она прочит себе в женихи Степана («Хозяйка Медной горы»), затем покровительствует Танюшке как своей дочери («Малахитовая шкатулка»). Но сама Хозяйка понимает, что союз со Степаном невозможен. Она весела с ним, но в решающие моменты печалится, поскольку понимает, что человеческое счастье не для нее. Даже отпуская Степана, Хозяйка заботится о его будущем и дважды во время прощания напоминает: «Обо мне, чур, потом не вспоминай». Это является третьим испытанием для героя («Это третье тебе мое испытание будет»).

Первые два испытания Степан прошел: передал приказчику слова Хозяйки (испытание на смелость), не отказался от своей невесты (испытание на честность). Но с третьим испытанием он не совладал, так как не смог забыть Хозяйку: слезы ее каменные не продал, а тайно от своих сохранял, с ними и смерть принял».

Судя по народной молве, встреча с Хозяйкой Медной горы мало кого сделала счастливой. Поэтому встречи с ней как с демонической силой стараются избегать («Вот, - думает парень, - беда! Как бы только ноги унести, пока не заметила»). Все это потому, что, по словам стариков, Хозяйка «любит над человеком мудровать». Об этом же Бажов говорит вне текста сказов: «По характеру Хозяйка горы и в фольклоре мудровальница, с таким, как говорится, «с подходцем»10.

Ее «мудрование» заключается в том, что она сбивает человека с проторенного человеческим разумом пути. Что-то мудреное забивает голову героя и лишает его покоя. Судя по сказу «Медной горы Хозяйка», красота, присущая Хозяйке, смущает разум человека. Степан не может выбросить из сердца и головы прекрасный образ и погибает от тоски. В сказе «Хрупкая веточка» сама Хозяйка, зная свое влияние на человека, желает поберечь Митюху и умышленно не является ему полностью: «Пожалела, видно, горбатенького парня растревожить своей красотой – не показалась».

Хозяйка привлекает человека еще и своим знанием красоты и умением ее создавать. Абсолютное мастерство как способ достижения абсолютной красоты привлекает мастера Данилу. И хотя сказание о нем заканчивается благополучно, все же память героя томится воспоминаниями: «Только нет-нет – и задумается Данило. Катя понимала, конечно, – о чем, да помалкивала». В данном случае память о Хозяйке хранится за двумя молчаниями: молчанием Данилы о каменном цветке (вспомнить его, по зароку Хозяйки, он не может) и, сверх того, молчанием Кати о пребывании ее мужа в мастерах у Хозяйки и о его вызволении.

Абсолютным проявлением красоты камня является каменный цветок, растущий во владениях Хозяйки. Залогом познания этого цветка становится человеческая свобода. Секретом красоты Хозяйка может поделиться лишь с тем, кто готов служить только ей. Отсюда и возникает в сказах слух о горных мастерах, которые «в горе живут, никто их не видит. Что Хозяйке понадобится, то они и сделают. <...> Им ведь что! Они цветок каменный видали, красоту поняли».

Сами горные мастера в сказах не появляются, но мы видим их изделия (малахитовая шкатулка и ее содержимое). Когда в сказе «Малахитовая шкатулка» паротина жена пытается подогнать украшения из волшебной шкатулки под себя, то она не может найти мастера, который бы согласился взяться за эту работу. Чтобы осуществить задуманное, барыня пускается на обман, говоря о том, что драгоценности сделаны в Петербурге. Но очередной мастер с усмешкой заявляет ей: «Знаю, в каком месте шкатулка делана, и про мастера много наслышан. Тягаться с ним всем нашим не по плечу». Мы видим, что обычные мастера не только не решаются тягаться с горными, но даже стараются не прикасаться к их изделиям и смотреть на них: «Оглядят шкатулку, полюбуются, а на камни не смотрят и от работы наотрез отказываются». Похоже, что на общение с этими изделиями наложен какой-то запрет, и барыня понимает это («неладно дело, боятся какого-то мастера»). Но не мастера боятся камнерезы. Посмотришь на волшебное совершенство изделия — потеряешь покой, а затем и свободу.

Таким образом, мы видим что в сказах бытует запрет на общение и зрительный контакт с Хозяйкой («Худому с ней встретиться – горе, и доброму – радости мало») и ее каменным цветком («Видеть его нашему брату нельзя. Кто поглядит, тому белый свет не мил станет»).

В сказах герои неоднократно сталкиваются с тайной силой («Хоть она и тайная сила, а все ж таки девка»; «Тайная сила в ей, видно, гнездовала»; «Не иначе с тайной силой знался»). Она не названа здесь нечистой (или дьявольской, бесовской), вероятно, потому, что в представлении народа не связана с сатаной (нечистым). Скорее всего, тайная сила является неведомым проявлением природной стихии. Об этом говорит М. Батин: «У Бажова «тайная сила» представляет собой силу чудесную, но не мистическую. Сверхъестественными, т. е. противоестественными, эти силы представляются Бажову... Для старинных уральских горняков они были необыкновенно могучими, но неразрывно связанными именно с естественными силами природы, были порождением или частью этих сил»11.

Но стоит сказать о том, что тайная сила все-таки не приемлет православной культуры. Хозяйка недовольна тем, что ее малахит использовали при строительстве главной церкви в «Сам-Петербурхе» (речь здесь явно идет об Исаакиевском соборе), и поэтому уводит все подземное богатство из Гумешек: «Хозяйка огневалась за столбы-то, слышь-ко, что их в церкву поставили. А ей это вовсе ни к чему». Также и ее украшения из малахитовой шкатулки в церкви и на миру начинают давить Настасью: «Наденет кольцо... Ровно как раз впору, не жмет, не скатывается, а пойдет в церкву или в гости куда - замается». Когда же Хозяйка, принимая образ странствующей мастерицы, начинает покровительствовать дочери Степана Танюшке, то «доченькой зовет, а крещеное имя ни разочку не помянула».

Кроме того, Хозяйка Медной горы способна принимает облик зооантропоморфного создания, поскольку может совмещать в себе признаки животного и человека: «Вместо рук-ног - лапы у ее зеленые стали, хвост высунулся, по хребтине до половины черная полоска, а голова человечья». Это хтоническое существо, порожденное землей или вышедшее из земли, находящееся в ее недрах, сохраняющее черты хтонических животных (змей, земноводных)12.

Не случайно слугами и спутницами Хозяйки являются ящерицы. По народному поверью «ящерица появляется на свет из яиц черта и может сглазить и околдовать человека»13. Подобное влияние на людей присуще и Хозяйке. Но для Бажова важны были другие особенности ящерицы: изящность, подвижность, сходство с узорами малахита. Ящерица – очень подвижная, быстрая животинка и прочее, – значит, Хозяйка горы должна иметь черты этого характера»14. Слуги Хозяйки ловкие, проворные (наломали за Степана урок отборного малахита), они способны воплощаться в любые минералы. Хозяйка дорожит каждой ящеркой из своего войска («Раздавишь мою слугу – беда будет»).

Обобщая все сказанное об образе Хозяйки Медной горы можно выделить следующий ряд его атрибутивных функций.

- Хозяйка-владычица. В ведении Хозяйки находятся подземные недра. Здесь ее дом, сад, лес, приданое (минералогические богатства и изделия горных мастеров). Самые богатые места – Гумешки и Красногорка, далее на многие версты пустая порода. Хозяйка является хтоническим существом, способным свободно передвигаться сквозь каменную породу (движение подобного в подобном). Ее слугами являются также хтонические животные (ящерицы).

– Каменная красавица. Хозяйка обладает особенной красотой и одеянием (материал – шелковый малахит). По сути своей это холодное каменное создание, отдаленное от мира человеческих чувств и страстей. Но ее тайные духовные ориентиры связаны с желанием обрести теплые человеческие чувства (поиск жениха и дочери-преемницы). В своем стремлении она бывает весела, но в понимании невозможности счастья печальна.

– Хозяйка-искусительница. Она любит «мудровать» над человеком, искушая его красотой (своей красотой, красотой камня, мастерством, т.е. возможностью творить идеальную красоту) и богатством. Падкие на богатство, жадные и завистливые люди бывают наказаны Хозяйкой (Северьян Убийца, малахитчик, позавидовавший Кате).

– Хозяйка-хранительница. Подземные богатства находятся не только в ее власти, но и под ее охраной. Также Хозяйка хранит тайну красоты, воплощенную в каменном цветке (кто его увидит, поймет красоту и силу камня) и зависящую от знания красоты тайну мастерства (мастерство – путь к красоте). ­
– Хозяйка-дарительница и помощница. Наделяет своими дарами и помощью людей смелых, целеустремленных, пытливых, талантливых, верных и честных (Степан, Танюшка, Данила, Катя, Митюха). Помощь Хозяйки заключается в том, что она наводит героя на нужный камень (малахитовая глыба «во сто пуд», малахит для столбов не меньше пяти сажен, камень, необходимый для поделки («Как раз по моим мыслям»)) или дает прямой совет, где вести поиск. Дары Хозяйка вручает лично. Дар дается как ценная помощь или «памятка» (каменная слеза, малахитовая шкатулка, пуговица, плитка змеевика с образцами ягод, дар мастерства).

Опираясь на народные сказы, П. П. Бажов стремился показать в образе Хозяйки Медной горы природную силу, во власти которой находятся неисчерпаемые подземные ресурсы, составляющие славу уральской земли, а также мечту человека о покровительстве со стороны этой неведомой силы.


1 Бажов П. П. Публицистика. Письма. Дневники. Свердловск, 1955. С. 192.

2 Мифологический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский. М., 1991. С. 660.

3 Предания и легенды Урала: Фольклорные рассказы. Свердловск, 1991. С. 113.

4 Там же. С. 112.

5 Там же. С. 129.

6 Там же. С. 130.

7 Бажов П. П. Публицистика. Письма. Дневники. Свердловск, 1955. С. 111.

8 Там же. С. 113.

9 Там же. С. 166.

10 Там же. С. 114.

11 Батин М. Литературные истоки сказов П. Бажова // Урал. 1973. № 9. С. 144.

12 Мифологический словарь / Гл. ред.Е. М. Мелетинский. М., 1991. С. 671.

13 Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 1995. С. 399.

14 Бажов П. П. Публицистика. Письма. Дневники. Свердловск, 1955. С. 113.


Н. А. Швабауэр


^ ЗООМОРФНЫЕ ПЕРСОНАЖИ В СКАЗАХ П. П. БАЖОВА


В различных мировых культурах бытует представление о существовании так называемых «нечистых» животных и сакральных животных-покровителей, мироустроителей. Согласно древним анимистическим воззрениям, духи природы способны принимать облики самых разных зверей, птиц, насекомых и т. п. В отличие от оборотней, для которых звероподобие факультативно, контекстуально обусловлено, для зооморфных персонажей оно является постоянной качественной характеристикой. В горняцкой среде подобные образы тесно связаны с символикой металлов и минералов, земли и огня. Творчество П. П. Бажова, являясь народнопоэтическим по духу, не могло не отразить данные представления.

Центральным зооморфным персонажем ряда сказов выступает Великий Полоз. В мировом рабочем фольклоре встречается множество его аналогов: дракон, змея, змей, царь (царица) ужей, ящерица. «Будучи связанными с подземным мраком, они воплощают в себе хтоническое начало» [Гура 1997, 287]. Их отличительным свойством выступает тесный контакт с землей (способ передвижения, место обитания) и миром мертвых (посредническая функция). В устной поэзии горняков сохраняется (пусть и не принципиальное) отличие змеи от змея, хотя оба эти персонажа рабочим известны. Змей соотносится преимущественно с водой, огнем, ветром; змея — с нижним миром. Лингвисты считают понятия «змея» и «земля» этимологически родственными. Еще И. И. Срезневский отмечал переосмысление семантики словоформы «змея» под влиянием словоформы «земля» в Остромировом Евангелии XI в., где зафиксирована форма «змлия» [Фасмер 1986, 100]. «Змея» образована в качестве родовой пары к существительному «змий», которое возникло как табуистическое наименование от той же основы, что и «земля» (*зьм < и.-ею *ghm), но с переогласовкой. «Змея» – буквально «земляная, ползающая по земле» [Шанский 1979, 99]. В отличие от сказочного родственника, она не многоголова, не жжет людей огнем, не топит в воде, не поглощает, не похищает, не сражается с героем.

Образ Полоза выписан П.П. Бажовым в полном соответствии с фольклорной традицией, подтверждением чему является не только широкое бытование представления о гигантском змее в горняцкой среде Среднего Урала, Башкирии и Алтая, но и наличие типологически сходных персонажей в поэтическом творчестве горнорабочих Западной Европы. Полоз властен над всем золотом, может опоясать его, притянуть к себе: «Где он пройдет – туда оно и подбежит» [Бажов 1979, 167]. Недаром дочь Полоза носит имя Золотой Волос - золотые прожилки в породе ассоциируется у старателей с ее прядями — «Коса у ней золотая и длиной десять сажен. Речка от этой косы горит, что глаза не терпят» [Бажов, 1979, 218]. Традиционный облик Полоза - огромная змея, хотя он способен «оборачиваться», трансформироваться. «И вот видят ребята – человека того уже нет. Которое место до пояса - все это голова стала, а от пояса шея. Голова точь-в-точь как была: только большая, глаза ровно по гусиному яйцу стали, а шея змеиная. И вот из-под земли стало выкатываться тулово преогромного змея» [Бажов 1988, 48]. Мужская ипостась змея проявляется в сказе «Про Великого Полоза». «Незнакомый какой-то и одет не по-нашински. Кафтан это на нем, штаны - все желтое, из золотой, слышь-ко, поповской парчи, а поверх кафтана широкий пояс с узорами и кистями, тоже из парчи, только с зеленью. Шапка желтая, а справа и слева по ней красные зазорины, и сапожки тоже красные. Лицо желтое, в окладистой бороде, а борода вся в тугие кольца завилась. Только глаза зеленые и светят, как у кошки. Мужик... грузный. На котором месте встал, под ногами у него земля вдавилась» [Бажов 1988, 48]. Цвет одежды в данном случае символизирует золотые залежи, ведь желтый и красный – функциональные эквиваленты огня, второй ипостаси золота. Огненная сущность проявляется также в том, что Полоз оставляет после себя участки выжженной земли. Избыточный вес персонажа объясняется тяжестью драгоценного металла. Яркое свечение глаз и желтый отлив кожи – телесные аномалии, выдающие сверхъестественную суть. Вычурность и богатство одежды характеризует ее носителя как «чужака». От Полоза исходит блеск камня: «свет не такой, как от солнышка, а какой-то другой, и холодом потянуло» [Бажов 1979, 166]. Обитает змей в пещерах и старых штольнях (земном нутре), горах, лесах, болотах – на территориях, потенциально опасных для человека. «А ходить он может и по земле, и под землей, как ему надо, и места может окружить, сколько хочет» [Бажов 1979, 167]. Обычно люди всячески стремятся избегать встречи с этим существом, поскольку оно достаточно агрессивно настроено. Лишь маргиналы типа одинокого отставного солдата Семеныча («Чертознаем его считали. Это больше за книжки-то» — Бажов 1979, 164) без опаски подходят на близкое расстояние. Наиболее активен змей на закате и восходе солнца, в полночь, в полдень, «в экое время, ночь уж совсем...» [Бажов 1979, 165]. Встреча с ним регулируется рядом «табу» ритуально-этического характера. Запрещено, к примеру, рассказывать о столкновении с фантастическим существом — «Молчок про эти дела, а то все испортите» [Бажов 1988, 50]. Не допускаются ссоры из-за добычи, не следует лгать, проявлять алчность, жестокость, во всем необходимо соблюдать справедливость. «Не любит, вишь, он, чтобы около золота обман да мошенства были, а пуще того, чтобы один человек другого утеснял» [Бажов 1988, 50]. Полоз не ставит перед собой задачу вступить в любовную связь с человеком, тот же, напротив, всячески старается породниться с ним. В сказе «Золотой волос» башкирский охотник Айлып три раза пытается украсть у Полоза дочь. Аналогичный мотив символического союза духа и человека весьма распространен в фольклорной традиции. С точки зрения горняков, подобный брак гарантирует удачу в профессиональном деле, богатство и достаток в доме.

Фигура змея-кладохранителя очень популярна в европейском фольклоре. Обычные (некрылатые) змеи, согласно народным представлениям, живут большими сообществами и имеют своего главу – царя, короля, царицу. Место его обитания- скалы, земные пустоты или отдельные камни, под которыми кроются царские палаты. К примеру, болгарский царь змей восседает на золотом троне в огромной пещере в окружении ужей [Гура 1997, 294]. Башкирский повелитель змей Кахкаха (Шахмер) живет в золотом дворце, где собраны драгоценности со всей земли [Sagen, 325]. Одно из отличительных свойств змеиных особей – их умение стремительно передвигаться. «Царь ужей в один миг догнал повозку, обвился вокруг коня и стал грозно шипеть на парня... [Sagen, 325]. Кроме того, царственное животное наделяется особым знаком или атрибутом. Это может быть корона или драгоценный камень на голове, золотой перстень, обруч, полоса (ср. с золотыми кольцами змея Дайко у П. П. Бажова), рожки, гребень, ключ во рту – символ «замкнутого» богатства. Если уральский Великий Полоз сам решает, кого из горняков наградить, то его европейские прототипы не столь самостоятельны. Чтобы разбогатеть, достаточно заполучить волшебные средства или убить их владельца. «Мельник... расстелил на берегу свою куртку, всю испачканную мукой. Король ужей приполз..., принял куртку за белый камень, оставил на ней свою корону и отправился в воду» [Sagen, 324]. Если удастся заполучить чудесный предмет, он гарантирует помощь в нахождении кладов, приносит благополучие, достаток, счастье, необыкновенные способности. «Однажды вечером шли люди из Вайербурга и увидели отливающую зеленью змею возле пруда. Во рту она держала золотой ключ. Змея ждала храбреца, который смог бы забрать у нее ключ, а вместе с ним – сокровище» [Sagen, 323]. Нападать на животное нельзя: почувствовав опасность, змея издает резкий свист. На ее зов собираются подданные и атакуют человека, если он не знает заклинания. «Otterkonig свистнул, и тут же сбежались змеи со всей округи. Они окружили повозку и начали ее раскачивать так сильно, что парень упал без чувств. Когда пришел в себя, схватил корону и бросил ее на землю. Царь ужей вмиг надел ее на себя и отправился восвояси, а все змеи за ним. Через пару мгновений они исчезли» [Sagen, 324]. Европейские аналоги Великого Полоза обладают также функцией социоэтического контроля. Немецкие предания сохра­нили память о Драконьем озере, являющемся местом погребения семьи горняков, очень гордой и заносчивой. «Одна семья очень разбогатела на рудном деле, но вместе с золотыми запасами выросло их высокомерие. Эта семья построила в Хансе свою шахту и свою собственную церковь, т.к. не хотела молиться с другими людьми в общественной. Но однажды вдруг все это утонуло: и церковь, и шахта. А на их месте возникло Драконье озеро. Говорят, что под Рождество можно увидеть старую шахту, дом и церковь, где молится семья. Их охраняет страшный дракон, чтобы ни один человек не смог приблизиться к ним» [Wo das Erz, 207].

К образу Великого Полоза примыкают образы голубой змейки, медянки, различных ящериц, также созданных П.П.Бажова в духе народнопоэтической традиции.

Уральская голубая (опять-таки знак хтонизма) змейка «ростом не больше четверти, и до того легонькая, будто в ней вовсе никакого весу нет» [Бажов 1979, 186]. В горняцкой среде существует негласный запрет на упоминание имени голубой змейки всуе, чтобы не накликать беду. Увидеть ее в одиночку – к нахождению золотой жилы, с товарищами – к ссоре, вражде. Качественно определяющим признаком персонажа становится способ передвижения. «Змейка эта не ползает, как другие, а свернется колечком, головенку выставит, а хвостиком упирается и подскакивает, да так бойко, что не догонишь ее. Когда она этак бежит, вправо от нее золотая струя сыплется, а влево черная-пречерная» [Бажов 1979, 186]. Перед нами символическое выражение близости к земле и золотым пластам. Других следов это инфернальное животное не оставляет. «По траве идет, так ни одна былинка не погнется» [Бажов 1979, 186]. Как и Великий Полоз, голубая змейка обладает так называемым обратным изоморфизмом – принимает облик женщины. «Сказывают, будто голубая змейка иной раз человеком прикидывается, только узнать ее все-таки можно. Как идет, так даже на самом мелком песке следов не оставляет. Трава и та под ней не гнется. Это первая примета, а вторая такая: из правого рукава золотая струя бежит, из левого - черная пыль сыплется» [Бажов 1979, 186].

Отчасти голубая змейка напоминает веретеницу - особый вид гадюки или безногой ящерицы, которая не ползает, а катится на брюхе [Козлова, электрон. ресурс]. Нередко веретеница смешивается с медянкой, в сознании крестьян - кладохранительницей. Змея-медянка отливает зеленью меди, а зеленый цвет трактуется двояко: это и символ роста (жизни), и символ смерти (камня) — ср. с зелеными глазами Полоза [Словарь символов, 555]. На Среднем Урале змейки-медяницы являются слугами (в трактовке самого П. П. Бажова — дочерьми) Полоза, которые помогают ему проводить золото через камень и спускать его по рекам. «В камне оказалось золото - Змеевка прошла, след оставила» [Бажов 1979, 20]. Клубок медянок считается знаком близости пласта, но эти змеи достаточно опасны для человека. М. Д. Чулков так характеризует их: «Сей род гадов почитают весьма вредным... Они получают зрение один раз в году, в Ивановскую ночь. Тогда они, увидев человека или другое животное, бросаются стрелком и пробивают насквозь наподобие стрелы» [Цит. по: Козлова, электрон, ресурс]. В немецком предании аналогично поступает король змей: он пронзает того, кто его разгневает [Афанасьев 1994, 278].

Родовое название «ящерица» восходит к общему наименованию древних хтонических существ змееподобного вида — щур, ящур, ящер [Даль 2000, 735]. В окружении Хозяйки Медной горы их очень много и все они разные: «одни, например, зеленые, другие голубые, которые в синь впадают, а то как глина либо песок с золотыми крапинками. Одни как стекло либо слюда, блестят, а другие, как трава поблеклая, а которые опять узорами изукрашены» [Бажов 1979, 25]. Многообразие цветовых оттенков, переливы ассоциируются не только с разными видами руды, но и с первичной нерасчлененностью хтонического. Ящерицы указывают путь в царство владелицы подземных богатств, «в котором месте заходить, в котором выходить» [Бажов 1979, 118]. Они обладают способностью понимать и имитировать человеческую речь: «Сидят обе на скамеечке, головенками помахивают: «На здоровье, гостенек! На здоровье!» [Бажов 1979, 119].

Кроме змеи, в цикле «Малахитовой шкатулки» фиксируются и другие самостоятельные зооморфные образы. Весьма примечателен персонаж по имени Серебряное Копытце. «Тот козел особенный. У него правой передней ноге серебряное копытце. В каком месте топнет этим копытцем — там и появится дорогой камень. Раз топнет – один камень, два топнет — два камня, а где ножкой бить станет – там груда дорогих камней» [Бажов 1979, 211]. Вообще золотая (серебряная) окраска или своеобразная структура тела, когда некоторые его части полностью стоят из золота, серебра, драгоценных камней, являются качественными характеристиками «чужого». Если у змея Дайко это золотые кольца, у Полоза и голубой змейки — золотой след, то у Серебряного Копытца – серебряная конечность. Кроме копытца есть еще ряд внешних признаков, выделяющих животное из разряда обычных: «Рожки у него отменные. У простых козлов на две веточки, а у него на пять веток. Простые зимой безрогие ходят, а этот всегда с рожками, хоть летом, хоть зимой» [Бажов 1979, 211]. Данный персонаж умеет подражать звукам, издавае­мым человеком: в ответ на домашний призыв Даренки «мека-мека» козел смеется и убегает. В описании Серебряного Копытца особо акцентируется момент отсутствия запаха («козел лесной, лесом и пахнет»). «Аромат» леса в этом конкретном случае выдает принадлежность его носителя к «чужому» пространству.

Образ лося (оленя) - один из самых древних мифологических образов и выполняет его космологическую роль. В отдельных этнических культурах он символизирует вселенную и прародительницу племени – рогатую Мать-олениху [Мифология, 217]. Это сакральное животное, убивать которое категорически запрещено. В представлении славян-земледельцев козел является слугой водяного или домового, а рабочие называют его «демоническим духом металла», приписывая ему связь с камнем – центром жизнедеятельности группы. В европейском фольклоре рудокопов действует козел с золотыми рогами [Гельгардт 1958, 300]. В Англии и Македонии шахтеры его боятся, а в Германии, напротив, считают его появление в шахте добрым предзнаменованием. Отличительной способностью Белого (опять-таки знак инфернальности) оленя в гарце выступает владение человеческой речью. «Недалеко от Гослара решили как-то заложить шахту в том месте, где предполагалось много руды. Вдруг появился белый олень и стал к удивлению всех убеждать человеческим голосом, что нужно отказаться от этой затеи. Мол, пока есть еще руда в Раммельсберге, нечего рыть новую шахту. Так же внезапно, как появился, олень исчез» [Wo das Erz, 80].

Функцию пособника в разведке полезных ископаемых приобретает также кошка. Крестьянская фольклорная традиция приписывает ей роль «чертовой свиты, злонамеренного существа, обладающего сверхъестественной силой [Мифология, 180]. У П. П.Бажова встречается земляная кошка с огненными глазами, олицетворяющая собой выход сернистого газа на поверхность. «Дна синеньких огня вспыхнуло. Ни дать ни взять – кошачьи уши, а между ними горка маленькая, вроде кошачьей головы... От Гальяна до самой Думной горы по пескам, где медь с золотыми крапинками, уши люди много раз видали, а кошку никому не доводилось. Под землей она ходит» [Бажов 1979, 155]. Интересен также образ Муренки из сказа «Серебряное копытце». Внешний вид ее ужасен: «Маленькая, бурая и до того худая да ободранная, что редко кто такую в избу пустит» [Бажов 1979, 210]. Неухоженность животного говорит об его несоответствии привычным понятиям о красивом/некрасивом, а следовательно, его «инакости». Общается Муренка почти по-человечески: «мурлычет очень звонко: «Пр-равильно придумал, пр-равильно» [Бажов 1979, 211]. Трудно сказать, к какому пространству она принадлежит. Подбирает Даренка эту кошку «где-то», бегает Муренка исключительно «по краю лыжни», именно по ее звуку исчезает Серебряное Копытце. Перед нами персонаж-маргинал, осуществляющий посредническо-связующую функцию между «тем» и «этим» мирами.

Традиционное мифопоэтическое сознание связывает с золотом и образы некоторых птиц. На Урале это в первую очередь филин. Он широко известен своими необычными свойствами: бодрствует только ночью, является посвященным в тайны, скрытые для смертных. Недаром Айлып называет его «дедкой-Филином» и ходит к нему за советом. Данная птица выполняет в основном маркирующие функции. В горняцком фольклоре она сопровождает девку-Азовку, у П. П. Бажова – Огневушку-поскакушку. Появление филина должно свидетельствовать о наличии поблизости сверхъестественных сил или подземных богатств. В крестьянской демонологии птицы из семейства совиных общепринято наделяются зловещими признаками: их крики сравниваются с язвительным смехом, жалобным хныканьем, стоном, вытьем, голошением, которые сулят несчастье и смерть [Гура 1997, 569]. «Эх, она [о Поскакушке] нам счастье открыла бы, кабы не филин. Он наше счастье обухал да обхохотал» [Бажов 1979, 175]. В сказах П. П. Бажова филин действует против Полоза. «Филин Полозу вредил. Сел на озерный камень и заладил одно: «Фубу! Фубу! Фубу!» Прокричит этак три раза, огненные кольца и потускнеют маленько, вроде остывать станут. А как загорятся снова да золотые искры шибко по воде побегут, филин опять закричит [Бажов 1979, 226].

Функции филина в европейском рабочем фольклоре выполняет пестрая птичка. Смешанный цветовой окрас лишь подчеркивает связь данного персонажа с хтоническими силами и создает предпосылки для соотнесения с различными типами руды. «Абрахам Монах, самый набожный горняк в Визентале, как-то обнаружил на вершине Еловой горы красивый источник, дно которого блестело, как золото. Он сел и стал рассматривать чудный золотой ручей. На одном берегу он увидел красивую пеструю птичку, а на другом - Горного монаха с раскрытой книгой» [Wo das Erz, 78].

В Урало-Башкирском регионе к охранникам благородного металла относят муравьев. П. П. Бажов отмечал, что представление о «золотых таракашках» на Урале существует, хотя формой повествования не обладает [Бажов 1964, 316]. Однако оно находит отражение в сказе «Жабреев ходок». Данное сопоставление носит явно выраженный метафорический характер, золотоносное гнездо ассоциируется с муравейником: «золотоносная жила желтой змейкой вьется землей, когда до гнезда останется один-два метра, золото подает первый знак — две-три крупинки, как вошь, а в самом центре – как в муравейнике» [Ахметшин 1997, 199]. В Европе муравьи тоже связаны с драгоценными металлами, им приписывается необыкновенная сила, благодаря которой они могут вынести на своих плечах груз золота [Мифология, 203].

Все перечисленные факты позволяют говорить о фольклорной основе зооморфных образов в сказах П.П. Бажова. Действительно, его персонажи обладают инфернальной окраской, не типичным для обыденного сознания внешним строением, поведением, способностью понимать и воспринимать человеческую речь. Они тесно связаны с богатством земных недр, символикой золота, серебра, драгоценных металлов, активно перемещаются из освоенного человеком пространства в неизведанное. Все это еще раз подтверждает мысль о глубинной народнопоэтической природе бажовских произведений, о сходстве мировоззренческих принципов автора и той среды, в которой он вырос, о естественности синтеза фольклорной и литературной традиции в творчестве П. П. Бажова.


Афанасьев 1994 – Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3 т. М., 1994.

Ахметшин 1997 – Ахметшин Б. Г. Несказочная проза горнозаводского Башкортостана и Южного Урала: Дисс... докт. филол. наук. Уфа, 1997.

Гура 1997 – Гура А. В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997.

Даль 2000 – Даль В. И. Толковый словарь русского языка. М., 2000.

Козлова – Козлова Н. К. Восточнославянские былички о змее и змеях. Мифический любовник. Указатель сюжетов и тексты //Альманах «Рутения» [электрон, ресурс]. Режим доступа: www. ruthenia. ru.

Мифология 1998 – Мифология. Большой энциклопедический словарь. М., 1998.

Словарь символов 1994 – Словарь символов / Сост. Керлот Х.-Э. М., 1994.

Фасмер 1986 – Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М., 1986. Т. 2.

Шанский 1975 – Шанский Н. М. Этимологический словарь русского языка. Т. 2, вып. 6. М., 1975.

Шумерские истоки Башкордского предания «Урал-батыр». Часть 3 / Сост. А.В. Горохов. Уфа, 2001.

Sagen – Sagen aus Tirol = Тирольские предания. Инсбрук, 1891.

Wo das Erz – Wo das Erz in Fulle blikt. Bergmannssagen = Где руда выходит на поверхность. Предания горняков. Лейпциг, 1956.





оставить комментарий
страница5/10
Дата21.05.2012
Размер3,34 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
плохо
  3
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх