Риа-«Вести», бывш. Риа-новости, итар-тасс icon

Риа-«Вести», бывш. Риа-новости, итар-тасс


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Ами-тасс, итар-тасс, риа новости 22. 07. 2009...
Риа новости
По материалам информагентств итар-тасс, "Интерфакс", риа "Новости"...
Итар-тасс, Русская Служба Новостей, ниа, Эхо Москвы, риа новости 03. 10. 2007...
Ами-тасс, итар-тасс, Русская Служба Новостей, Взгляд, риа новости, Фонтанка. Ру ...
Риа новости, Regions ru, Эхо Москвы, Правда ru, Km. Ru новости, Московский комсомолец, риа ура...
Первый канал, Новости, 14. 04. 2005, 12: 00: 00 13...
Радио 10 маяк, Новости, 12. 07. 2005, 15: 00: 00 10...
Первый канал, Новости, 25. 08. 2005, 18: 00: 00 8...
Первый канал, Новости, 30. 06. 2005, 12: 00: 00 16...
Первый канал, Новости, 25. 08. 2005, 18: 00: 00 9...
Радио 12 маяк, новости, 13. 12. 2005, Гарин Петр, 12: 00 12...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
вернуться в начало
скачать
4.1.4. Поиск коллективных форм управления экономикой

Скудная государственная помощь чревата потерей независимости от власт­ных структур. В то же время дотации, по мнению бывшего министра России по печати М. Федотова, не только порождают злоупотребления, но и, являясь «подач-ри на бедность, замораживают нынешнюю ситуацию в средствах массовой ин формации. Он полагает, что практику субсидий можно упразднить, если редакции газет и журналов станут акционерами издательских комплексов. В провинциальной прессе может идти процесс разгосударствления путем создания крупных холдингов, солидных газетных сетей, концентрирующихся вокруг различных центральных из­даний. Такая схема весьма эффективно действует на Западе. Организационно рос­сийская пресса движется к этому, повторяя опыт журналистики дореволюционной России.

В начале XX века в российской журналистике появился новый тип редактора: редактор-издатель-капиталист. Самыми яркими представителями такого тина были А. С. Суворин, Н. И. Пастухов, С. Н. Худяков, которые считали получение макси­мального дохода от своих изданий важнее популяризации социальных идей или литературных произведений. А по мере капитализации прессы происходит разде­ление функций издателя и редактора: совмещать их обязанности в одном лице ста­ло чрезвычайно трудным делом. Но вскоре издателем становится вместо отдельно­го физического лица издательское общество или товарищество: к концу 1913 г. в Москве и Петербурге их было уже свыше двадцати. Деятельность новых предпри­ятий оказалась весьма доходной: в 1912 г. средний дивиденд по акционерным об­ществам России составил 6,4 %, тогда как члены суворинского товарищества полу­чили 8 %, а акционеры сытинского общества и того больше — 12 %. Контрагент­ство «Суворин и Ко», организованное при газете «Новое время», с разрешения правительства монополизировало право торговли печатной продукцией на желез­нодорожных станциях и за 1910-1911 гг. принесло газете 125 тыс. руб. чистой при­были. Основным результатом деятельности суворинского товарищества было «Но­вое время» — 6-10-полосное издание, самое дорогое в России, в которое был вло­жен капитал в 4 млн руб. (кроме А. С. Суворина пайщиками были известные деятели А. А Столыпин, А. И. Гучков, С. Т. Морозов, банкиры). Мощная типография «Но­вого времени» брала заказы и на печатание таких изданий, как «Московский теле­граф», «Земледельческая газета», журналы «Исторический вестник», «Русское обозрение», «Наборщик и печатный мир» и др. [10].

В современной России также множится опыт становления коллективных форм управления журналистскими предприятиями. Первый шаг в этом направлении — редакция газеты или телестудия, радиостанция создает ООО — общество с огра­ниченной ответственностью (член ООО за редакционные долги отвечает только в пределах своего взноса в уставной капитал), реже ОД О — общество с дополнитель­ной ответственностью (сверх взноса придется платить некие проценты). Но мно­гие редакции, минуя стадию ООО, сразу становятся акционерным обществом — закрытым или открытым.

«Вечерняя Москва» как орган горкома КПСС не имела права на прибыль, и когда в октябре 1990 г. учредителем издания стал сам трудовой коллектив «Вечер­ки», в его распоряжении оказались лишь разбитые машины, столы и стулья. При­шлось заключать договоры с бумажниками, типографией, транспортниками, созда­вать собственные подразделения, призванные заниматься технологией, экономи­кой, финансами. В поисках необходимых средств редакция «Вечерней Москвы» организовала выпуск рекламного приложения «Среда», газеты для женщин «Су­дарушка», благотворительного издания «Еще не вечер», газеты «Вечерний клуб» Чтобы доставлять подписчикам газету в день ее выхода, стали работать с частными распространителями, приобрели несколько грузовиков и пикапов для развозки ти­ража читателям Подмосковья. Тем временем шла большая работа по подготовке к акционированию газеты: составлялся проект Устава, английская аудиторская фир­ма «Купер энд Лайндбранд» провела по просьбе редакции экспертизу и определи­ла, что уставной капитал должен быть равен 100 млн руб. (в ценах 1992 г.). Выявить тто помогло изучение статистики доходов и расходов редакции за ряд лет, объема читательской аудитории, размера интеллектуальной собственности. И в июне 1993 г. акционерное общество «Концерн "Вечерняя Москва"» было утверждено. Уставной жапитал поделили на 100 тысяч акций номиналом 1 тыс. руб. (в ценах тех лет). Поло-знну акций вручили сотрудникам редакции (в том числе и ушедшим из нее, но про­работавшим в «Вечерке» не менее 10 лет, для женщин — 7,5). Вторую половину передали в распоряжение Совета директоров — в коллективную собственность тем, по в будущем станет работать в Концерне, чтобы они тоже стали акционерами, а не наемными служащими. Президент акционерного общества «Концерн "Вечер­няя Москва"», главный редактор газеты «Вечерняя Москва» А. Лисин рассказы­вал тогда, что выпущенные Концерном специальные облигации «Вечерней Моск-зы» для продажи всем желающим помогут получить дополнительные оборотные -средства и заодно привлечь новых подписчиков. Через три года облигация может быть обменена на акцию Концерна, который со временем станет акционерным об­ществом открытого типа. «Но сегодня мы — закрытое АО, и это оберегает от "акул", способных купить нас с потрохами и превратить в карманную газету» [11].

Петербургская «Вечерка» акционировалась позже — в декабре 1995 г. Однако гть к АО начался еще в начале 1991 г., когда редакция вышла из подчинения гор-Е>му КПСС и отказалась от услуг партийного издательства «Лениздат», заключив зэучредительский договор с социально-коммерческой фирмой «Человек». Фирма, занятая книгопечатанием и книготорговлей, стала вести финансовую и коммер­ческую деятельность редакции, не вмешиваясь (согласно договору) в сферу поли-тгхи издания.

Акционерное общество, созданное «Вечерней Москвой», стало называться и кзецерном, так как под единым управлением АО находилась не только газета, но и жпография. Иные редакции, создав «дочерние» издания, предпочитают именовать-cs -«Издательский дом»: издательский дом «Ъ» (газета и журнал «Коммерсант», гелательский дом «Натали» (газета и журнал «Натали», газета «Аномалия»). А вот влательский дом «Шанс» («Реклама-шанс», «Бизнес-шанс», «Недвижимость Пе-эероурга», «Радио-шанс», ставшее учредителем газеты «Капиталы Петербурга», «Пятое колесо» для автолюбителей) называет себя и холдинговой компанией, ибо ел под свое крыло (крышу) газету для детей «Пять углов». Холдинг (от спортив-■: термина «холдинг» — захватывание в боксе) позволяет снизить риск банкрот-а благодаря наличию достаточных средств для маневра и малой вероятности, зсе редакции, входящие в холдинговую компанию, понесут большие убытки повременно. Когда редакция петербургский газеты «Час пик» продала конт-еьный пакет акций «Московскому комсомольцу», став тем самым частью холдин-ой компании, финансовое положение «Часа пик» укрепилось, опасность закрытия гты миновала. Отдельные издательские дома быстро набирают силу, укрепляютсвои позиции в информационном поле. Так, издательский дом «Экономическая газета» выпускает газеты «Экономика и жизнь», «Деловые ведомости», «Спортив­ная Москва», «Гостиный ряд», журнал «Чудеса и приключения» — десятки раз­личных изданий. Таким же путем в Санкт-Петербурге идут издательские дома «Калейдоскоп» и «Атлант».

Подобная практика коллективных усилий существует и в районной прессе. Так, в Ленинградской области издательский дом «Кириши» печатает 35 газет, из них — 13 районных (среди них и выходящая в городе Кириши газета «Киришский факел»).

К сожалению, пока нет нормативных документов, разъясняющих, как в журна­листике должен формироваться концерн, холдинг, издательский дом. Это ведет к тому, что порой ранг редакции поднимается произвольно ради престижа. Так, одна-единственная петербургская газета «Смена» (без дочерних изданий) превратилась в издательский дом «Смена» с Президентом во главе. Редактор даже небольшой газе­ты именуется уже главным редактором, а потом поднимает свой ранг до Президента Издательского дома или АО. Некоторые «президенты» ссылаются при этом на пре­цедент, случившийся в сфере высшего образования. В Санкт-Петербурге 278 лет был один Университет, но в 90-х годах XX столетия почти все институты превратились в университеты и академии. Технологический университет растительных полимеров звучит, якобы, престижнее прежнего названия «Технологический институт целлю­лозно-бумажной промышленности», а Академия культуры лучше Института куль­туры, который когда-то назывался еще проще — Библиотечным институтом. Заме­тим, что с 1999 г. это уже не Академия, а Университет культуры и искусства. Думает­ся, что гонка редакций за необычными названиями пройдет, и новые ранги будут адекватны структурным переменам в жизни редакций.

Несколько иначе строятся телевизионные акционерные общества и холдинги.

Советская суперкомпания Гостелерадио создавалась за счет государственных инвестиций и являлась одновременно и производителем и вещателем. Но с 1988 г. начались трудности из-за недостатка финансирования государственного телевиде­ния. И тогда впервые на советском телеэкране появилась реклама. Объем ее посто­янно расширялся. Если, к примеру, в 1992 г. на 1 час вещания Российского телекана­ла приходилось 2,8 мин. рекламного времени, то в 1994 — уже 5,3 мин. При этом максимальная рекламная активность отмечалась с 20 до 22 часов — по 12,1 мин./час. Именно на этот период пришелся и абсолютный максимум: 23 ноября 1994 г. двух­часовой фрагмент на четверть (29,9 мин.) состоял из рекламы [12].

На телевидении было принято решение о том, что реклама должна стать де­централизованной. Директор той или иной студии в случае нехватки средств на производство телепрограммы получал право на рекламу и доход от ее трансляции. Причем установился такой порядок: студия покупает у компании рекламное время по одной цене, а продает его рекламодателям по другой, более высокой. Разница между ними и формировала доход. Это решение стало началом возникновения не­зависимых телепроизводителей России.

Крупнейший среди них — независимая частная телекомпания «ВиД» (руко­водитель Александр Любимов), объединяющая 600 сотрудников. Идущие без рек­ламных вкраплений политические передачи компании «Один на один», «Человек недели» и др. окупаются солидной прибылью, поступающей от «Поля чудес», «Уга дай мелодию», «Утренней звезды», «Темы». У ВиДа есть и дочерняя структура — сети ВиДа, связанные с региональными программами. Подготовленные передачи компания ВиД продает Первому каналу (ранее «Останкино», затем Общественное российское телевидение ОРТ).

Подобным образом поступают и другие независимые частные телевизионные фирмы: «МАК» (президентом быд Владимир Ворошилов — до своей кончины в 2001 г.), компания Александра Маслякова (КВН) и т.д. Три четверти доходов при­носит им трансляция рекламных роликов и слотов (5- 10-секундных кадров), а ос­тальная прибыль идет от продажи продукции. Так, ОРТ покупал передачу «Белый попугай» за 35 тыс. долларов, один «Взгляд» А. Любимова — за 21,7 тыс. долларов, передачу о Российской армии «Полигон», как и «Диалог в прямом эфире», подго­товленные студией «Публицист», — за 21 тыс. руб.; передачи «МАКа» — «Что? Где? Когда?» — за 81 тыс. долларов (один выпуск), «Любовь с первого взгляда» — за 30 тыс., «Брэйн-ринг» — за 35 тыс. долларов [13].

Трудности с бюджетным финансированием вызвали необходимость в рефор-лровании «Останкино», и в сентябре 1995 г. Указом Президента РФ оно было преобразовано в Общественное российское телевидение (ОРТ). Финансовую ношу помимо государства приняли на себя соучредители ОРТ — крупнейшие компании и банки (о них шла речь в четвертой главе учебника), однако контрольный пакет акций находится в государственных руках: у Госкомимущества, Федеральной служ­бы России по телевидению и радиовещанию (вошло в Министерство по делам пе­чати, телерадиовещанию и средств массовой коммуникации), Технического теле­центра и ИТАР-ТАСС. С той поры акции неоднократно перераспределялись и по :остоянию на 1 февраля 2004 г. акционерами «Первого канала» являются: государ­ство- 51 % акций (Минимущество РФ - 38,9 %, ИТАР-ТАСС - 9,1 %, Телеви­зионный технический центр — 3 %) и губернатор Чукотки Роман Абрамович — 49 % акций (через принадлежащие ему три компании: ЗАО «ОРТ-КБ» — 24 %; ООО «РастКОМ2002» - 14 %; «Эберлинк2002» - 11 %) [14].

В 1998 г. на российский телерынок вышел новый игрок — региональная сеть ТНТ («твое новое телевидение»), входящая в структуру «НТВ-холдинг». Официальная стоимость проекта — 100 млн долларов. После присоединения к столичной. г~и (35-дециметровый канал) потенциальная аудитория ТНТ вмиг достигла 30 млн человек, а количество станций перевалило за 100 Ставка в регионах делается на станцию-лидера, даже если она уже принадлежит жакой-либо из существующих сетей. Взамен сулят обучение кадров и т.п. В результа­те такой политики, подкрепленной мощной финансовой базой группы «Мост», кон-лсты ТНТ понесли потери: ТВ-6 лишилась петербургского 11 канала «Русское део», RenTB пришлось подыскивать более слабых партнеров в Иркутске, Томске, Красноярске и Екатеринбурге... Хотя новая телесеть и является «младшим братом», ее сетка вещания на 80 % состоит из сериалов, низкопробных детективов, боевиков ш мелодрам — в основном, зарубежных. Количество оригинальных программ минимальное. Вначале новости ТНТ полностью делались на местах, но с лета 1998 гачался холдинговый информационный обмен. НТВ ежедневно рассылало пакет востей своим станциям, а те, в свою очередь, снабжали сюжетами из своего регио-35 НТВ и НТВ+. Предполагалась также трансляция по всей сети некоторых региональных программ. Создавался ТНТ для победы в борьбе за региональный рек­ламный рынок и возможность проводить единую информационную (а следователь­но, и политическую) линию [15].

Сошлемся на примеры еще нескольких проектов. В рамках одного, объединяю­щего телевизионщиков Москвы, Петрозаводска, Самары, Екатеринбурга и ряда дру­гих городов, а также негосударственную и некоммерческую организацию из США «Интерньюз», выпускалась еженедельная программа «Время местное». Программа «собиралась» в Москве из сюжетов, присылаемых с мест телевизионными станциями.

Другой экономический вариант был найден в региональном проекте с цент­ром в Самаре — акционерным обществом «Восточно-Европейская компания» (ВЕК). Молодые энергичные люди из Самары нашли для объединения оригиналь­ный способ учета интересов участников проекта. На первом этапе городские теле­компании типа екатеринбургской вложили в уставной фонд свое эфирное простран­ство, пересчитанное по согласованным формулам в деньги. Государственные тер­риториальные предприятия связи вступили в акционерное общество путем сдачи в аренду технических средств, а кинокомпания — предоставлением лицензионного продукта. С февраля 1993 г. программы ВЕК доставлялись по радиорелейным ли­ниям и на кассетах в города Поволжья и Урала. Проект охватывал вещанием 12 об­ластей с населением примерно 15 миллионов человек.

Третий проект с центром в селе Шушенское через спутник связи обеспечивал зону от Урала до Байкала. Экономические основы здесь были иные. Расположенная в Шу­шенском научно-техническая фирма «Горизонт» финансировала проект, нашла про­изводителей спутникового оборудования и, являясь собственником наземных техни­ческих средств, привлекла местные телевизионные станции для двустороннего обме­на информацией. Регулярное вещание по этому проекту началось с лета 1993 г.

Наконец, в июле 1998 г. началось создание единого производственно-технологи­ческого комплекса государственных электронных СМИ: все региональные телерадио­компании, имущество которых является федеральной собственностью, стали дочер­ними предприятиями холдинга, руководящий центр которого представлен ВГТРК (все­российской телерадиокомпанией) на базе телеканалов «Россия» и «Культура».

Процесс разгосударствления электронной прессы шел и в регионах. Так, в Санкт-Петербурге государственный пятый телеканал с августа 1998 г. был преобразован в открытое акционерное общество «Телерадиокомпания «Петербург»», при этом из 2300 сотрудников предложение продолжить работу получили лишь 750. Акционе­рами стали городская администрация (38 % акций), БалтОНЭКСИМбанк (17,5 %), Промстройбанк Санкт-Петербурга (17,5 %), Инкомбанк (14 %) и правительство Ле­нинградской области (13 %). По мнению руководителей ТРК, поскольку у государ­ства денег нет, привлечение капитала акционеров — единственный путь развития пе­тербургского телевидения, модернизации его технической базы и внедрения новых технологий.

Хотя у телезрителей Петербурга, да и других регионов, есть возможность вы­бора телеканалов и программ, в развитии независимых систем телевещания Рос­сия существенно отстает от ведущих стран мира. Становлению мешает, во-первых, монополизм в структурах, которые предоставляют услуги по распространению теле-и радиосигналов из студий компаний до приемников населения (о стоимости теле­сигнала уже говорилось выше, и никто не контролирует Министерство связи, устанавливающее сверхвысокие цены). Во-вторых, Министерство связи координирует хозяйственную деятельность государственных предприятий связи, передающих сигналы, и в то же время выдает лицензии на занятие деятельностью по телеради­овещанию. Такое совмещение в одном государственном органе столь различных функций позволяет ограничивать самостоятельность независимых телекомпаний в развитии собственных систем распространения сигналов. В-третьих, постоянный дефицит федерального бюджета не позволяет достаточно полно финансировать развитие даже государственного телевидения, а тем более инвестировать незави­симые системы ТВ. В четвертых, нет стабильности и в регулировании деятельности телевидения со стороны государства. Функции такого регулирования временно были переданы Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию (уп­разднена в июле 1999 г. в связи с образованием Министерства по делам печати, телерадиовещанию и средств массовой коммуникации). Но она действовала не на основе закона, а на основе подверженных политической конъюнктуре норматив­ных актов. Опасения (из-за нестабильности) крупных коммерческих структур не позволяют и им быть щедрыми на инвестиции в негосударственное телевидение.

Между тем, образование и развитие независимых систем теле- радиовещания даст возможность наиболее полно реализовать конституционные права граждан на получение информации, что придает проблеме особую актуальность.

О плюрализме радиоволн мы уже говорили. Независимые радиостанции дей­ствуют в каждом крупном культурном и промышленном городе России, однако о сложном экономическом положении на радио свидетельствует такой факт: услуги Министерства связи за передачу по радио 1 минуты радиопередачи оцениваются в 190 долларов, в то время как затраты на ее создание (зарплата, начисления на нее, гонорар, накладные расходы, плановая прибыль и т.д.) составляют 78 долларов.

Одна из основных трудностей радио связана с нерешаемыми техническими проблемами. В Москве три мощных передатчика («М-Радио», «Европа-плюс» и «Маяк») вещают с одной и той же антенны, используя устройство совмещения. Она находится на Останкинской телебашне, на которой нет ни места для размеще­ния новой антенны, ни свободных помещений для установки нового передатчика, а смонтировать его в другой точке Москвы, на каком-нибудь высотном здании, не­возможно по санитарным условиям. Таким образом, телебашня «Останкино» является естественным монополистом на радиовещание большой мощности. Ог­раниченные технические возможности «Останкина», нереальность сооружения в Москве в ближайшее время новой телебашни сдерживают создание и развитие не­зависимых радиовещательных компаний. А современные системы телевидения являются еще более сложными, включающими в себя вычислительные центры. Однако от развития телерадиовещательного комплекса выигрывает и телезритель, н радиослушатель, получая большое разнообразие телерадиопрограмм.

^ 4.1,5. Интервенция частного капитала в журналистику

Неэффективность производственно-экономической деятельности, высокий инвестиционный риск в финансировании промышленности, сращивание полити-**еских и экономических элит ведут к колоссальным накоплениям финансовых средств з одних руках, Не только СМИ, но и социологи и политологи в 90-е гг. с тревогой заговорили о формировании власти финансовой олигархии, что получила свое­образное обозначение «семибанкирщина». Такие финансово-промышленные, фи­нансово-политические группы, в центре которых находятся московские коммер­ческие банки, подпитываются из регионов, где существуют контролируемые эти­ми банками группы давления на местные и федеральные власти. Располагая крупными средствами, банки и коммерческие структуры в последнее время нача­ли скупать акции открытых акционерных обществ, созданных редакциями газет, телерадиокомпаниями. Этому способствует и действующее законодательство. Согласно статье 7 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ус­тановлено предельное число членов ООО — 50, при превышении этого количества общество должно быть преобразовано в открытое акционерное общество. А согласно статье 7 Закона «Об акционерных обществах», для закрытого общества установ­лен такой же предел: при 51 члене оно должно быть в течение года преобразовано в открытое и объявить подписку на акции, иначе подлежит ликвидации в судеб­ном порядке.

Так, вслед за приватизацией промышленных предприятий началась привати­зация частным капиталом российских средств массовой информации. К примеру, предприниматель Б. Березовский (ЛогоВАЗ) в 1999 г. приобрел контрольный па­кет акций издательского дома «Коммерсантъ», вместе с подопечными фирмами стал владельцем 75 % акций ТВ-6, оказывает влияние на журнал «Огонек», «Независи­мую газету», «Новые Известия», «Матадор». В. Гусинский до 2001 г. владел хол­дингом Медиа-Мост, в котором, кроме независимой телекомпании НТВ, телесети ТНТ, радиостанции «Эхо Москвы», были печатные издания: «Сегодня», «Караван историй», «Семь дней», «Итоги». Созданная в 1997 г. дочерняя фирма ОНЭКСИМ­банка — «Профмедиа» в мае 1998 г. получила статус самостоятельной организа­ции в форме медиа-холдинга группы Интеррус. В России это был уже двенадца­тый частный холдинг по управлению масс-медиа. В него включены газеты и жур­налы, суммарный тираж которых подходит к 10 мли экз., среди них: респектабельная общественно-политическая газеты «Известия», ежедневная деловая газета «Русский телеграф» (вскоре закрылась), «Антенна», «Экспресс-газета», деловой журнал «Экс­перт» и огромный издательский дом «Комсомольская правда» с приложениями. Бывший заместитель председателя ОНЭКСИМбанка Михаил Кожохии (с 1998 по 2003 гг. он работал главным редактором «Известий») так оценивал купленную бан­ком «Комсомольскую правду»: «У "Комсомолки" есть чему поучиться. Ярким за­головкам, интересным рубрикам, правильному ведению бизнеса. Эта газета рас­считана на массового читателя, 3-4 раза в неделю она обязательно публикует мате­риалы для вдумчивых политиков. Сегодня "КП" — один из самых успешных издательских домов России — в него входят более 50 различных изданий. Это са­мая крупная ежедневная общефедеральная газета. За ней идет "Труд". А потом "Известия". Тираж "толстушки" — 3 миллиона экземпляров, в итоге субботний вы­пуск читают 9 миллионов. Эта аудитория сопоставима с телевизионной. В нашем холдинге прибыльны "Комсомолка" и "Эксперт", "Известия" работают пока "по нулям".... Это нормальный бизнес».

Попав в зависимость от банкиров и бизнесменов, СМИ вынуждены выражать прежде всего интересы богатых; от нынешних журналистов требуют, чтобы они нетрогали определенные финансово-политические группы. Учредитель «Общей га­зеты» Егор Яковлев говорил о трех этапах на пути прессы к кризису власти и дове­рия: первый — этап «гласности» (1985-1992 гг.), когда СМИ сыграли стратегичес­кую роль в борьбе с коммунистическим режимом; второй — этап «свободного сло­ва» (1992-1996 гг.), когда с возможностью писать обо всем пришел экономический кризис и «банкиров, которых раньше не пускали с зал, теперь начали просить о финансовой помощи» — последние не замедлили воспользоваться ситуацией и на­чалась скупка газет и журналов; третий — этап «полного раздела» СМИ частными финансовыми группировками — отличается отсутствием правил игры и нравствен­ного кодекса журналистов [16].

Финансово-промышленная компания «Лукойл» — крупнейший акционер * Известий» — выступила против критики премьер-министра в газете и потребова­ла смены главного редактора. Возник конфликт. В итоге контрольный пакет акций газеты (по желанию редакции) приобрел ОНЭКСИМбанк, который и сменил ру­ководство издания. Бывший главный редактор И. Голембиовский с единомышлен­никами создал «Новые Известия», которые сразу же попали, как уже отмечалось, под крыло Б. Березовского. Между прочим, Михаил Кожохин полагает, что между старыми и новыми «Известиями» нет конкуренции. «Это две разные газеты. Одна — респектабельная, консервативная, ориентированная на политическую и экономи­ческую элиту, на людей, принимающих решения, и вторая ("Новые Известия"), которая по-прежнему мечется, пытаясь балансировать на грани сенсационности массовой газеты. Хотя эта ниша в Москве занята давным-давно "Московским ком­сомольцем" и "Комсомольской правдой"» [17].

В августе 1998 г. ОНЭКСИМбанк, МОСТ-банк и банк «Менатеп» заявили об объединении, и если бы это случилось, то втроем они могли бы контролировать целую газетно-телевизионну ю империю. Деловая элита осознала могущество СМИ и то обстоятельство, что политическая рентабельность серьезных вложений в них может иметь полезные экономические последствия. В результате мы являемся сви­детелями борьбы между экономическими кланами за информационные каналы (в широком смысле этого слова). Неурегулированность юридических и экономичес­ких отношений между журналистами и их «хозяевами» влечет широкое распростра­нение теневых и даже коррупционных отношений в этой сфере. В итоге негосудар­ственные СМИ рискуют превратиться из мощного отряда гражданского общества в инструмент борьбы между экономическими и бюрократическими кланами «"Хозя­ин" отнюдь не рассматривает газету или телеканал в качестве источника прибыли, а .тишь как средство воздействия на общественное мнение, — считает Я. Н. Засур-ский. — Конечно, чем больше тираж, тем больше зона воздействия на обществен­ное мнение. Но поднимать тираж владельцы предпочитают не за счет расширения спектра мнений, а за счет "пожелтения" и компроматных выбросов» [18]. Главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев полагает, что «банкиры просто закачивают в СМИ деньги и хотят, чтобы на выборах раскрутился их кандидат во власть». В России средства массовой информации больше не являются четвертой властью. К этому неутешительному выводу пришли участники конгресса 47-ой ге­неральной ассамблеи Международного института прессы в мае 1998 г. в Москве. Сегодня остались считанные издания, которые обладают действительной независимостью, в то время как собственники СМИ ведут себя иногда как худшие цензо­ры, открыто вмешиваясь в редакционную политику и определяя, что можно пи­сать, а что нельзя. На информационные войны тратятся огромные деньги и выли­вается большое количество компромата. В регионах, однако, коммерческие группы не добились подобного влияния — большая часть СМИ там контролируется ис­полнительной и законодательной властью. Правда, не везде. Так, в Нижнем Нов­городе, где местные СМИ оказались неподконтрольными не только центру, но и i-y бернатору, на выборах мэра города «раскрутили» человека с уголовным прошлым.

8 Красноярском крае по тем же причинам потерпела поражение «партия власти» —
был избран генерал А. Лебедь.

«Российская журналистика, которая в течение десятилетий контролировалась коммунистической партией, в начале 1990-х гт. пережила свой "золотой век", — полагает Дерк Сауэр, издатель газеты "Москоу тайме". — Разоблачения злоупот­реблений на вершине власти, нарушавшие прежние запреты на сообщения о неду­гах страны, были в порядке вещей. Однако финансовые трудности, с которыми столкнулись газеты, и реальности, связанные с возможностью поглощений, харак­терные для бизнеса по-русски, играют столь же серьезную ограничительную роль, как и прежний контроль» [19]. Привычным явлением в медиабизнесе стали пере­дел собственности, смена владельцев СМИ. Так, в 2001 г. контрольный пакет акций НТВ от В. Гусинского перешел к Газпрому; дочерняя компания ОАО «Газпром-Медиа» — «Лидвиль Инвестментс Лимитед» в ноябре того же года стала владель­цем контрольных пакетов акций «НТВ Плюс», «ТНТ-Телесеть» и «Издательства 7 дней» [20].

В ноябре 2001 г. по примеру других финансовых групп РАО «ЕЭС России» (председатель правления РАО А. Чубайс) также создало свой медиа-холдинг, в ко­торый вошли телекомпания REN-TV (70 % акций компании РАО«ЕЭС» выкупи­ло у «ЛукОйла» в 2000 г. по некоторым данным за 40 млн долларов»), одноимен­ный канал и региональная сеть.

Конечно, не всегда капитал действует удачно. К примеру, РАО «Газпром» не получил ощутимой выгоды от приобретения пакетов акций разнообразных СМИ. Причины этого — в неэффективном менеджменте, спонсорском характере многих приобретений, отсутствии продуманной политики в области взаимодействия со СМИ. Первой национальной газетой, которую пытался поставить под контроль «Газпром» и которую в итоге потерял, стала «Комсомольская правда». Вложения в

9 млн долларов не привели к желаемому результату. Весной 1997 г. 20 % акций «Ком­
сомольской правды», якобы находившихся под контролем «Газпрома», перешли в
собственность ОНЭКСИМбанка по решению собрания акционеров. Не случайно
сменивший Р. Вяхирева на посту главы Газпрома А. Миллер летом 2001 г. заявил о
возможной продаже всех акций, прежде всего НТВ, и прекращении заниматься та­
кой непрофильной деятельностью, как медиа-бизнес. Но пока этого не сделано.

Заметим, что на начальном этапе интервенция частного капитала в россий­скую журналистику затрагивала лишь отдельные периодические издания. Так, фи­нансисты сыграли главную роль в рождении и становлении московской газеты «Сегодня». Кроме «Мост-банка» ее инвесторами стали «Конверсбанк» и страхо­вая компания «Макс». А бывшему органу ЦК КПСС — «Правде» помогает владелец греческой фирмы «Стил лайд холдинг» миллиардер Яннис Янкикос, купив­ший контрольный пакет акций этой газеты.

Когда в начале 1995 г. петербургская «Смена» оказалась на грани банкротства, на помощь пришел «Астробанк», президент которого, В. Ю. Деревянко, стал гене­ральным директором акционерного общества закрытого типа «Издательский дом «Смена»» и, наряду с главным редактором, стал ставить свою подпись на после­дней странице каждого номера газеты. Накануне выборов в Государственную Думу осенью 1995 г. в газете развернулась широкая кампания в поддержку Деревянко как кандидата в депутаты парламента, но она не принесла успеха банкиру. Однако и банкир в связи с возникшими в «Астробанка» трудностями ослабил финансовую помощь «Смене», и тогда по просьбе редакции третьим соучредителем газеты ста­ло Законодательное собрание Санкт-Петербурга.

Финансовая группа «Девиз» ежегодно инвестировала почти 300 тыс. долла­ров в петербургскую газету «Профессия»; банк «Кредит-Петербург» помог «Ве­чернему Петербургу» и «Деловому обозрению»; «Промстройбанк» — «Финансо­вым вестям», «Невскому времени» и «Санкт-Петербургскому Эхо», журналу «Те-левик», издательству «Magic paper».

Похожую ситуацию можно встретить и в российской «глубинке». Частная га­зета «Авось» стала выходить во Владимире при поддержке коммерческой фирмы «Ирина»; соучредителями «Воронежской недели» — приложения к воронежской областной газете «Коммуна» — явились инвестиционные фонды «Резон» и «Чер­ноземье», а также концерциум «Русь». Ульяновскую газету «Жизнь и экономика» финансирует учредитель — Ульяновское отделение Сбербанка, возможно, поэтому она имеет весьма низкую подписную цену.

Кроме первой группы СМИ, получающих дотации от государства, и второй — финансируемой частным капиталом, есть и третья — независимые средства массо­вой информации, самофинансируемые и потому избавленные от давления полити­ческих сил или играющих в политику предпринимателей. К этой группе, в частно­сти, можно отнести «Совершенно секретно», «Московский комсомолец»., «Мос­ковские новости», «Провинция», петербургские издания «Санкт-Петербургские ведомости», «Деловой Петербург», «Недвижимость Петербурга», «Реклама-Шанс» и некоторые другие.

Учредителями большинства газет, входящих в независимую группу СМИ, яв­ляются трудовые коллективы редакций, которые получили разный статус: ТОО 'товарищество с ограниченной ответственностью), ООО (общество с ограничен­ной ответственностью), АО (акционерное общество), ЗАО (закрытое акционерное общество), Издательский дом, Концерн, Холдинг. Значительно реже учредителем |здания становится конкретный журналист. К примеру, когда в августовские дни 1991 г. путчисты запретили выход ряда газет, редакции этих изданий объедини­лись и в те тревожные дни под руководством бывшего тогда главным редактором •«Московских новостей» Егора Яковлева выпустили несколько номеров «Общей газеты». Сохранив логотип объединенного издания, Яковлев более десятка лет де­лал газету, являясь ее учредителем и главным редактором.

Если в роли основных соучредителей изданий, кроме трудового коллектива зедакции, выступают властные или коммерческие структуры, то степень свободы редакции зависит от типа связи «редакция—учредитель». Она может быть жесткой («Российская газета», «Правда», петербургские областные «Вести»), мягкой, ког­да учредитель редко вмешивается в редакционную политику («Вечерний Петер­бург»), и независимой, когда редакция, финансируемая учредителем, получает воль­ную (санкт-петербургское «Невское время?»).

Рынок, однако, подобен игровому полю: та или иная «играющая» на нем газе­та может не удержаться в третьей, независимой, группе и перейти если не в пер­вую, то во вторую. А может быть и обратная картина. Все зависит не только от це­леустремленности, энергии и таланта «игроков», но и от продуманной политики государства. Став коммерческими предприятиями, СМИ порой озабочены не рос­том прибыли (для многих из них это понятие пока мифическое), а тем, как избе­жать угрозы банкротства. И здесь помогли бы эффективные нормативные акты, учитываклцие интересы каждого журналистского коллектива. «Одним из наибо­лее влиятельных институтов гражданского общества являются независимые сред­ства массовой информации. Сформирована законодательная база свободной дея­тельности СМИ. — говорилось в послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию в 1998 г. — В России издается более десяти тысяч незави­симых газет и журналов, по всей стране развивается негосударственное телерадио­вещание. Однако свободные СМИ — это не только неотъемлемая часть гражданс­кого общества, но и субъекты рынка. В этом качестве они сталкиваются с серьез­ными финансовыми трудностями. Государству необходимо найти довольно тонкие механизмы для того, чтобы, не вторгаясь в журналистскую деятельность, помочь средствам массовой информации оставаться независимыми выразителями обще­ственного мнения» [21].

И журналисты четко улавливают различное отношение властей к разным груп­пам СМИ. Положительно работниками газет был воспринят федеральный закон «О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Рос­сийской Федерации» от 18 октября 1995 г., согласно которому натри года — с 1 янва­ря 1996 г. по 1 января 1999 г. средства массовой информации (кроме печатных изда­ний рекламного и эротического характера) освобождались от налогов на добавлен­ную стоимость и прибыль от таможенной пошлины. Не менее важно, что закон установил порядок приватизации полиграфических предприятий, о котором шла речь выше. В 1998 г. закон был пролонгирован еще на три года (при этом таможен­ные льготы были отменены, а в 2001 г. вновь продлевать налоговые льготы не ста­ли, но НДС снизили наполовину).

А вот другой нормативный акт вызвал протесты среди многих тележурналистов. Речь шла о постановлении правительства от 27 июля 1998 г. «О формировании едино­го производственно-технологического комплекса государственных электронных СМИ», по которому все региональные телерадиоцентры передавались Всероссийской государственной телерадиокомпании (ВГТРК), которая вместе с этим получила «функ­ции определения тарифов на передачу сигнала, отмены штрафных санкций за неупла­ту налогов, таможенных льгот на ввоз оборудования, выдачи кредитов более чем на 800 млн долларов. Недовольные ссылались на статью 34 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации «не допускается экономическая деятельность, на­правленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию».

Средства массовой информации могут попасть в зависимость от частного ка­питала не только прямо, но и опосредованно — через рекламу. Деньги, получаемые от публикации объявлений, оплачиваемых заказчиками — коммерческими и госу­дарственными предприятиями, фирмами, организациями и частными лицами ста­ли главным источником доходов газет, радио и телевидения. «Стабильность фи­нансового положения нашей газеты на 85 % обеспечивается за счет коммерческой рекламы», — признавал главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей» Олег Кузин. В марте 1999 г. тираж петербургской газеты «Невское время» составлял 17 тысяч экземпляров, по признанию руководителей редакции денег от полугодо-зой подписки может хватить лишь на издательские расходы одного месяца, осталь­ное ожидают от рекламы. После 1991 г. в России началась приватизация, стали воз­никать коммерческие предприятия, фондовые и товарно-сырьевые биржи, акцио­нерные общества. Из-за отсутствия централизованного распределения фирмы стали искать возможности для быстрой реализации собственной продукции или приоб­ретения необходимых изделий, оборудования через рекламу. Вместе с тем сред­ства массовой информации (газеты — из-за резко возросших затрат на бумагу, про­изводство и распространение изданий, а телевидение и радиовещание — из-за не­достаточных государственных субсидий) оказались в критическом положении и гг.ть к спасению от банкротства увидели в рекламной деятельности. В начале 1991 г. редакция газеты «Вечерний Петербург», решив доставлять газету подписчикам ве­чером в день выхода, а не утром, как раньше, заключила договор с коммерческой |врмой «Курьер», и расходы на распространение издания возросли многократно. Понадобилась дотация. Но тогдашний соучредитель (вторым соучредителем был )вой коллектив редакции) — городской Совет народных депутатов отказал в ' с и днях. И тогда редакция пошла на расширение арендуемых рекламодателями газетных площадей. Реклама стала публиковаться не только на последней страни-зе. как прежде, но и на внутренних полосах, и даже, вначале робко, а затем все сме-вее, на первой полосе. Уже в марте 1991 г. месячный доход от рекламы превысил ••рекламную» прибыль всего минувшего года.

А в 2003 году рекламные доходы российских СМИ составили почти 2,6 млрд хров и по сравнению с 2002 г. увеличились на 31 %, а в ближайшие два года зви достигли 4 млрд долларов. Однако в Северной Америке в том же 2003 г. дохо-от рекламы были в десятки раз больше — 154 млрд, в Европе — 78 млрд долла-\ То есть у российского рекламного рынка еще немало резервов [22]. Затраты зависят от размеров и структуры существующего и потенциального &шка фирмы, ее популярности, типа товара и его известности, наличия у товара уги) уникальных свойств, от интенсивности рекламы конкурентов. Первые объемы рекламы в российской прессе появились с ноября 1991 г., а пер­ке объемы телевизионной рекламы — с осени 1992. В дальнейшем эти объемы росли Ьгнрерывно: в 1992 г. на рекламу было затрачено 80 млн долларов, в 1993-ом — 280 млн, 1994-ом - 1150, в 1995-ом - 1200, в 1996-ом - 1585, в 1997-ом - 1820 млн долла­ров. А в регионах наблюдается тенденция снижения доли рекламы на местном те-■видении [23]. Причина — низкие расценки на региональном телевидении по срав-еию с центральным (в печатных изданиях центр и регионы сопоставимы), а так-прет с 1996 г. на телевизионную рекламу табачных и алкогольных продуктов.

Однако потенциал регионального телевидения очевиден. Это подтверждают и об­щемировые тенденции: в США местное телевидение по уровню доходов находится на равных с общенациональным — по 22 % расходов рекламодателей, 5 % расходов на кабельное телевидение и 4 % — на телепрограммы, распространяемые по под­писке. В России доля регионального телевидения в расходах рекламодателей — 19 % [24]. Крупные рекламные агентства Москвы успешно развивают коммерчес­кие проекты по рекламе на региональном телевидении «Аврора регион», «Юни-тон-Максим», региональные дочерние структуры «Video International».

Что же касается рекламы в прессе, то на Западе лидирует местная пресса (США в 1993 г. — пресса 44 %, 1994 г. — 42 %, но центральные газеты здесь — 2 %, журна­лы — 17 %, местные газеты — 23 % [25]. В России в 1994 г. совокупный тираж обла­стных и районных газет (а их по данным Союза журналистов более 27 тысяч) пре­высил суммарный тираж 87 центральных ежедневных и еженедельных газет. Идет процесс формирования газетной медиа-империи с разветвленной региональной структурой. Рекламный феномен можно проследить на примере «Комсомольской правды». Центральный тираж издания заведомо убыточен. Но убытки перекрыва­ются доходом от выпуска 15 бесплатных рекламных изданий и 19 региональных вкладышей «Комсомолки» на базе ее корпунктов в крупных российских городах. Интенсивно раскручивает издательский дом «КП» свои бульварные приложения — газеты «Антенна» и «Экспресс-газета». Аналогичным образом — в направлении тер­риториальной экспансии — развивается и газета бесплатных объявлений «Из рук в руки», открывшая 16 дочерних изданий в крупных городах России, Киеве и Минске.

Феномен бурного развития рекламных газет — чисто рекламное явление, вы­званное необходимостью оперативной передачи огромного массива ценовой инфор­мации на оптовый и мелкооптовый рынки. По мере формирования устойчивых торговых связей на этих рынках неизбежно сокращение подобного рода объявле­ний — ценовая и сбытовая информации перейдет из рекламных газет в почтовую рекламу и компьютерные сети Интернет. Возрастет значение таких форм прода­жи, как оптовые ярмарки, телефонный маркетинг, появятся объединения россий­ских товаропроизводителей с многосторонними договорами о взаимной рекламе.

Стоимость рекламных обращений в различных СМИ разная. Так, полоса в будничном номере газеты «Чикаго трибюн» стоит 11 тыс. долларов, разовый показ 30-секундного ролика в пиковое время по телевидению Чикаго — 2 тыс. долларов, а минута рекламы по чикагскому радио — 400 долларов [26]. Доходы «Нью-Йорк тайме» от рекламы ежегодно составляют в среднем 1 млрд долларов, а «Дейли Те­леграф» — 140 млн фунтов стерлингов [27].

В России телевидение — тоже самый дорогостоящий канал рекламы. Так, в 1998 г. одна минута в информационной программе «Время» на ОРТ с 21.00 до 21.30 стоила столько же, сколько приличная двухкомнатная квартира в Москве — 60300 долла­ров. Минута рекламного времени в суперфильме по первому каналу вечером стоит 63300 долларов. В развлекательной программе «Поле чудес» — уже 69 500. Са­мым крупным рекламодателем на телевидении является компания «Проктер энд Гэм-бэл», которая рекламирует косметические средства, стиральные порошки и т.д. Ме­сячный бюджет этой рекламы составляет 22 млн долларов. «Пей легенду!» — так на­зывался самый дорогой рекламный сюжет, снятый в России. Компания «Кока-кола» выложила за серию из пяти видеороликов около 2 млн долларов [28].

Но и в газетах цены достаточно высоки. Причем издания стремятся постоянно увеличивать не только тариф за единицу рекламного места, но и площади для рекла­мы. Однако закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» огра­ничивает объем рекламы в газете общего типа 40 % площади номера. В январе 2004 г. для рекламодателей цены за полосу были установлены: «Известия» — 22,5 тыс. долла­ров, «Коммерсантъ» — 16,1 тыс., «Санкт-Петербургские ведомости» — 81,6 тыс. руб., «Петербургский Час пик» — 1,3 тыс. у.е., «Вечерний Петербург» — 29,6 тыс. руб. Пло­щадь размером 1 см2 стоила в «Асток-пресс» — 114 руб. «Невское время» — 35 руб., «Московская застава» — 12 руб. Одни издания установили расценки в долях поло­сы, другие — за модули (обязательный минимум рекламного места, которое рекла­модателю следует оплатить): так, в «Санкт-Петербургских ведомостях» модуль ра­вен 1/64 полосы, а например, в «Вечернем Петербурге» — 1/128, а на полосе газеты «Капиталы Петербурга» 80 модулей — по 20,6 см2 (4,3 х 4,8 см).

Почти каждое СМИ применяет систему наценок (за место и срочность, редак­ционную подготовк}'' текста и оригинал-макета объявления, за публикацию на пер­вой или последней полосе, многоцветность) и скидок (при повторе публикаций, покупке целой полосы или определенного числа модулей). Так, «Деловой Петер­бург» на 15 % снижает расценки, если рекламодатель заказывает не менее 4-х объяв­лений, но устанавливает надбавки к цене за многоцветность (4 цвета — 30 %, 3 цве­та — 25 %, 2 цвета -15 %, 1 цвет: желтый, пурпурный, голубой — 5 %..

Как уже отмечалось, рекламодателей привлекают газеты с большими тиража­ми. Учитывая это, редакции таких изданий могут устанавливать буквально фанта­стические расценки. Бесплатная газета «Центр-плюс» доставляется в пять милли­онов почтовых ящиков жителей Москвы, Подмосковья и Санкт-Петербурга. В ян-заре 2004 г. стоимость только одной строки из 43 знаков составляла здесь 1500 руб. Уже несколько лет стабильно функционируют такие бесплатные газеты, как «При­вет, Петербург!», «Асток-пресс», «Шестой ресурс», «Реклама-максимум», «Рекла-i ма-плюс», «Афиша», «Профессия», «Фармация», «Экстра-Балт». Появление по­добной прессы существенно затруднило для редакций остальных изданий поиск рекламодателей. Без учета «Центра-плюс» в Санкт-Петербурге распространяется 128 газет общим тиражом 14 725 тыс. экз., почти половина которого (6555 тыс.) принадлежит девяти бесплатным рекламным газетам. 14 изданий имеют совокуп-- ый тираж 3160 тыс. экз., а 105 остальных газет — 5010 тыс. И в дореволюционной России цены на рекламные объявления в разных газе-- ix были неодинаковыми. Так, «Новое время» за одну строчку петита брало 60 ко­пеек, «Русское слово» — 70, а «Русские ведомости» — 20 копеек. Одноразовая аренда - зетной страницы «Нового времени», где печатались объявления крупных бан-| юв, в 1889 г. стоила тысячу рублей. Доходы от публикации платных объявлений составили за 1896 г. в «Новом времени» 499 807 руб., «Биржевых ведомостях» — 131381, «Петербургском лист­ве» — 305812, «Санкт-Петербургских ведомостях» — 68 862, в «Петербургской газе­те» — 157 745 руб. Причем доход этот колебался в зависимости от социально-поли­тической ситуации в стране. Например, в газете «Русское слово» прибыль от рекла­мы в общих доходах составила в 1903г. — 31 %, а в революционный 1905 г. —уже 27, ю как только жизнь в России стабилизировалась, доля прибыли начинает расти47 % в 1907 г., 82 % в 1909 г., но в 1915 -ом (шла Первая мировая война) упала до 20 % [29].

Всесилие рекламы тревожило прогрессивную тогдашнюю интеллигенцию. Публицист «Русского слова» Н. В. Соколов писал тогда: «Казенные и частные объявления — вот сытная пища издателей-монополистов, вот их насущный хлеб, из которого они гонят не водку, а деньги, и притом какие деньги!» [30].

Однако рекламный рынок в современной России не отличается стабильностью. Первое падение рынка было зафиксировано в начале 1995 г. в связи с обвалом фирм-пирамид и запретом на рекламу алкогольной и табачной продукции. Летом 1998 г. объем рекламы вновь упал на 50 %: на обычное летнее затишье наложился тяже­лый финансовый кризис, начавшийся 17 августа, падение курса рубля. Но потом рост коммерческой рекламы, а также предвыборные кампании и PR-мероприятия принесли средствам массовой информации немалый доход, хотя и большую зави­симость от финансово-политических групп и коммерсантов, стремящихся войти во власть.

Закон и практика трактуют независимость как свободу от государственного управления. То есть если государство имеет в уставном капитале менее 25 % ак­ций, то это уже независимое СМИ. Исходя из этой правовой нормы, российские средства массовой информации сегодня в основном независимы. Но формула не­зависимости от государства не вылилась в форму свободной национальной прессы и свободных национальных электронных СМИ. Попав в зависимость от капитана, они вынуждены отстаивать интересы своих хозяев часто вопреки общественным ценностям, нормам гражданского общества. В истории российских масс-медиа воз­никло уникальное общественно-политическое явление, которое можно назвать «информационным крепостным правом» [31]. В условиях, когда нормы гражданско­го общества не то что не устоялись, а просто были еще неведомы, информационная индустрия попала на службу к капиталу, носящему все родовые признаки этапа первоначального накопления.

Ранее мы говорили об объективных причинах утраты прессой самостоятель­ности. Но есть и субъективные причины. В начале 90-х гг. россияне получили, как известно, ваучеры: одни вкладывали их в чековые инвестиционные фонды, вскоре исчезнувшие, другие — более практичные — продавали их подозрительным лично­стям на улицах, у станций метро. Нечто похожее на ваучеризацию страны происхо­дило и в сфере СМИ. Каждая солидная редакция захотела непременно стать акци­онерным обществом: журналисты оценивали столы, стулья, компьютеры, инвен­тарь; что же касается интеллектуальной собственности, то приглашались зарубежные консультанты, которые подтверждали, что, действительно, цена жур­налистских «мозгов» дороже инвентаря в сотни раз. Из двух видов собственнос­ти — материальной и интеллектуальной — и складывалась общая стоимость акций. Последние, подобно ваучерам, распределялась среди членов новоиспеченного акцио­нерного общества бесплатно. В итоге у некоторых появился соблазм продать их и без какого-либо труда стать весьма богатым человеком.

Покажем это на примере бывшего флагмана свободной печати — газеты «Из­вестия». Решив стать акционерным обществом, коллектив «Известий» получил соответствующие консультации в российско-американской инвестиционной ком пании «Тройка-диалог», затем добился разрешения Госкомимущества. И с ноября 1992 г. «Известия» стали акционерным обществом. Был громкий скандал с изда­тельством, которое не желало отделения газеты, и с бывшим Верховным Советом, пытавшимся превратить «Известия» в свой орган. И все-таки молодому акционер­ному обществу удалось отвоевать редакционное здание, имущество и свободу. Со­брание акционеров, на котором избрали генерального директора, совет директо­ров, ревизионную комиссию и приняли Устав, решило, что контрольный пакет ак­ций — 51 % — останется у известинцев, 20 они передадут на аукцион, 29 % продадут з розницу. И вот первые дивиденды. Начинала газета свою акционерную жизнь не просто с нуля, а с долга в 240 миллионов рублей. Уставной капитал смехотвор­ный — 15 миллионов. Через год на собрании акционеров «Известий» в отчете про­звучало: прибыль составила 2,6 миллиарда рублей. На каждую 1000-рублевую ак­цию здесь решено выплатить 30 тысяч неденоминированных рублей дивидендов». Здесь свою роль сыграли доходы от публикации рекламных объявлений. Однако после 1996 г. коммерческие провалы, сделавшие финансовое положение газеты весь­ма шатким, вынудили журналистов искать инвестора. Нефтяная компания ЛукОйл согласилась в обмен на 20 % акций издания вложить 40 млн долларов в проект созда­ния региональных издательских центров АО. Остальные акции оставались в руках у жоллектива редакции, дочерних предприятий газеты и компании «Тройка-диалог» (16 %). Это было в 1997 г. Но сегодня картина изменилась кардинально: ЛукОйл владеет 49 % акций «Известий», а остальные 51 % принадлежит ОНЭКСИМбанку. У журналистов же не осталось ни одной акции — все проданы. К примеру, собкор «Известий» в США Владимир Надеин, имея 0,64 % акций газеты, продал их ОНЭК-11 Шбанку. Когда-то в застойные времена Надеин выступил в «Крокодиле» с жур-«алистским расследованием «Как я продавал барана». Нынче на акциях он зарабо­тал куда больше, чем раньше на баране: по сообщениям различных изданий, от по­лумиллиона до миллиона долларов [32]. В известной альтернативе «кошелек или жизнь» каждый всегда предпочитает жизнь. В похожей альтернативе «кошелек или свобода» выбор гораздо сложнее.





Скачать 5,44 Mb.
оставить комментарий
страница7/14
Дата29.09.2011
Размер5,44 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
плохо
  1
средне
  1
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх