«Южный федеральный университет» icon

«Южный федеральный университет»


Смотрите также:
«Южный федеральный университет»...
Программа развития Федерального государственного образовательного учреждения высшего...
Программный комплекс «База данных по токсичности почвы...
Отчет о работе базовых кафедр за 2008 год...
Отчет о работе базовых кафедр за 2008 год...
Функциональные свойства категории притяжательности в английском дискурсе...
Правила приёма в южный федеральный университет в 2009 году...
«Южный федеральный университет»...
А. И. Сухинов 2009 г...
А. И. Сухинов 2008г...
О. Х. Мирошникова Южный федеральный университет, Россия...
А. И. Сухинов 2008г...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Метёлкина Жанна Сергеевна


Гаспар Шатийон, граф де Колиньи – лидер гугенотской

оппозиции во Франции


Специальность 07. 00. 03 Всеобщая история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук


Волгоград

2011


Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» Педагогический институт



Научный
руководитель


доктор исторических наук,
профессор
Егоров Александр Александрович








^ Официальные
оппоненты:


доктор исторических наук, профессор
Туган-Барановский Джучи Михайлович




кандидат исторических наук, доцент
^ Польская Светлана Анатольевна.

Ведущая
организация


ГОУ ВПО «Саратовский
государственный университет»



Защита диссертации состоится «10 июня» 2011 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.029.02 при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, г. Волгоград, пр. Университетский 100, ауд. 4–13 А.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан «_____ » мая 2011 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета

д.и.н., профессор Редькина О.Ю.

^ Актуальность исследования во многом определяется усилением внимания, особенно в последние годы, к новой исторической биографике. Восстановление «истории одной жизни» очень часто даёт возможность с максимальной конкретностью реконструировать облик изучаемого периода.

На наш взгляд, возросший интерес к религиозным войнам и их предводителям представляет закономерное явление современной историографии. Вопрос об участии армии и военных во внутренних общественных конфликтах остается актуальным и в современных общественно-политических условиях. Вместе с тем, проблема толерантности по-прежнему актуальна в наши дни, равно как и проблема межконфессиональной розни в предшествующие исторические эпохи.

Повышенное внимание к таким реалиям прошлого, как проявления общественного сознания и отражение в нём крупных исторических событий, также объясняет неослабевающее внимание исследователей к эпохе реформации и религиозным войнам. Это обстоятельство определяется особенностями современной культуры, в рамках которой усиливается интерес к гуманитарной составляющей исторического процесса, надындивидуальной реальности, к феноменам индивидуального и массового сознания, а также к состоянию культуры личности и общества определённых исторических эпох.

Впрочем, религиозные войны это не только история идеологических, социально-политических конфликтов, но и видных деятелей эпохи. Одной из наиболее ярких и знаковых фигур гражданских войн является Гаспар Колиньи, ставший подлинным героем и символом французского протестантизма.

^ Степень изученности проблемы. В изучении значения религиозных войн в общественной и политической жизни Франции и в жизни и деятельности Гаспара Шатийона, графа де Колиньи, в отечественной историографии можно выделить несколько этапов: дореволюционный, советский, постсоветский, или современный.

В российской дореволюционной историографии проблемам истории религиозных войн во Франции значительное внимание уделял Т.Н. Грановский1. В своей работе он подверг критике отрицательную оценку, данную Колиньи М. Капефигом, охарактеризовав Адмирала как «одного из знаменитейших характеров и умов XVI столетия».

Особое место в российской дореволюционной историографии занимает труд И.В. Лучицкого2, посвященный рассмотрению преимущественно социального состава гугенотского движения3. Исследователь сумел увидеть в каждом из противоборствующих лагерей – гугенотском и католическом – союз различных группировок, выявив при этом внутреннюю борьбу в них. Ученик И.В. Лучицкого, В.П. Клячин, в своём исследовании, основанном на материалах архивов южно-французских городов, убедительно доказал связь религиозных движений с политическими и социально-экономическими интересами общества.

В свою очередь, Н.И. Кареев4 в своём исследовании собрал обширный фактический материал и провёл комплексный анализ реформационного движения в Западной Европе. Религиозным войнам во Франции посвящена отдельная глава этого труда, в которой автор уделяет внимание взаимоотношениям Колиньи и Королевы-матери. Н.И. Кареев придерживается традиционной версии об организации покушения и впоследствии убийства Колиньи.

К исследованиям советского периода, которые помогают понять религиозно-политическую ситуацию во Франции 20–70 гг. XVI века, можно отнести ряд обобщающих работ отечественных историков по вопросам социально-экономических, поли­тических и культурных проблем истории Франции интересующего нас периода.

Р.Ю. Виппер5, оценивая деятельность Колиньи, считает, что он был умеренным из протестантских дворян. По мнению автора, Адмирал хотел законного разрешения политических и религиозных затруднений посредством созыва Генеральных Штатов и устройства религиозного диспута.

Р.Ю. Энгельгардт в своем диссертационном исследовании дает обстоятельную характеристику политическим взглядам, жизни и деятельности Филиппа Дюплесси-Морне. Историк отмечает, что Колиньи стал виднейшей фигурой при французском дворе. Карл IX оказывал ему подчёркнутое расположение. Основным планом Колиньи, вынашиваемым им после того, как он возглавил партию гугенотов, была война во Фландрии. Р.Ю. Энгельгардт весьма подробно рассматривает в своей работе6 «Обращение к королю Карлу IX», составленное Морне со слов Адмирала, в котором обосновывается необходимость войны в Нидерландах. Он отмечает значимость и продуманность доводов Адмирала и Морне, последовательность и логичность их выводов. Роберт Юрьевич приходит к выводу о том, что программа, которую так активно хотел воплотить в жизнь Адмирал и поддерживающий его в этом Морнэ, была, с одной стороны, продолжением традиционной антииспанской политики, а с другой могла ослабить страну,­ так как присоединение к Франции нидерландских городов усилило бы сепаратистские настроения Юга страны и снизило бы значение Парижа.

Определённую информацию по интересующей нас теме можно почерпнуть в работах ряда видных советских исследователей: С.Д. Сказкина7, А.Д. Люблинской, Д.П. Прицкера и М.Н. Кузьмина8, А.Н. Чистозвонова9, хотя в них и отсутствуют запоминающиеся характеристики Колиньи, а также не отражены основные направления его деятельности как лидера гугенотской оппозиции во Франции.

Статья И.Я. Эльфонд10 является единственной работой в российской историографии, полностью посвященной Гаспару де Колиньи. В данной работе автор рассматривает основные этапы жизни и деятельности Адмирала, прослеживая путь его становления как лидера гугенотской оппозиции. Автор приходит к выводу о том, что лишь трагическая гибель смогла разрешить конфликт, который происходил не только внутри Франции, но и в душе Адмирала, разрывавшегося между долгом по отношению к королю и Отечеству и жёсткими обязательствами перед религией и единоверцами.

К другим исследованиям российских авторов, в которых поднимались проблемы, связанные с религиозными войнами во Франции в целом и в которых одновременно затрагивалась деятельность Колиньи, относится статья С.Л. Плешковой11. В данной работе Гаспар Колиньи выступает одной из главных фигур, рассматривается его политическая деятельность. Наибольший интерес для нас представляет монография С.Л. Плешковой, посвящённая Екатерине Медичи12, в которой, начиная с главы «Уроки терпения: в плену у соперницы», жизненный путь Гаспара Колиньи тесно переплетается с жизнью королевской семьи. Одна из глав этой книги полностью посвящена Колиньи и проливает свет на некоторые малоизученные в отечественной историографии стороны его биографии. Тем не менее, в этой главе отсутствует чёткая хронологическая последовательность изложения материала. Так, автор вначале повествует о событиях 1562 года, а затем возвращается к 1555 году и т.д. Исследовательница называет Адмирала сильным, волевым, целеустремлённым и очень сдержанным человеком, считая его главным идеологом партии гугенотов. Характеризуя деятельность Колиньи как лидера гугенотской оппозиции, автор не упоминает о его участии в военных действиях и причинах, побудивших Адмирала возглавить партию гугенотов. С.Л. Плешкова считает Колиньи в большей степени политиком, основными направлениями деятельности которого были колониальная политика, противостояние Испании, усиление влияния на короля Карла IX и нежелание допускать дальнейшие религиозные войны.

В сборнике статей «Варфоломеевская ночь: события и споры» авторами ряда статей, в частности П.Ю. Уваровым, Р. Кнехтом, В.В. Шишкиным, Д. Крузе, И.Я. Эльфонд, была дана новая оценка событий 24 августа 1572 года, а также деятелей этого времени13. Подробней хотелось бы остановиться на работе Д. Крузе, который в своей статье ставит под сомнение тот факт, что покушение на Адмирала было организовано королевской властью, для того чтобы помешать главе гугенотов отправиться вместе с протестантским дворянством в Нидерланды для оказания помощи местным инсургентам. Автор считает, что вне зависимости от своего исхода это покушение было бессмысленным, поскольку оно перечёркивало все усилия по сохранению мира и монархия оказалась в крайне уязвимой ситуации14.

История религиозных войн во Франции XVI века, а также просопографический аспект данной темы неизменно привлекал внимание и ряда зарубежных, прежде всего французских, исследователей.

Нельзя не отметить в этой связи труд М. Капефига15. По его мнению, гугенотская партия по своей природе обладала двумя дурными свойствами, которые должны были рано или поздно привести её к поражению. Одновременно активная и слабая, она призывала к переменам и восставала против старого порядка вещей; а поскольку у неё появлялось осознание собственной слабости и неполноценности, она требовала всегда новых гарантий для своей безопасности и удовлетворения своих амбиций. Колиньи настаивал на уступках и раздражал короля упрёками и жалобами. Впрочем, автор склоняется к мнению о том, что Карл IX никогда не испытывал злобы к тому, кого именовал своим отцом.

Известный французский историк Жюль Мишле16 называл Адмирала человеком «высоких взглядов», подчеркивал ясность мыслей, крепость духа и «упорство его военного гения», чистоту его души, вырвавшейся из этой жестокой эпохи, честной перед вероломством, идущей туда, куда ее зовет долг. Вот такими качествами обладал, по мнению Ж. Мишле, предводитель гугенотов.

Труд, написанный Фелисом, является одним из значительных исследований, посвящённых французскому протестантизму. Создавая образ Гаспара Колиньи, автор даёт характеристику основных этапов жизни Адмирала – от его рождения и до того момента, когда он стал лидером гугенотской оппозиции. Фелис описывает его внешность, привычки, отмечает, что Гаспар Колиньи обладал разнообразными выдающимися качествами, был гением в войне и политике, строго относился к себе и снисходительно к другим, никогда не гордился своими успехами, не покорялся ударам судьбы. Он был патриотом, преданным своему королю17.

К числу исследователей биографии Гаспара Колиньи принадлежат А. Мэйлян18, Ш. Мерки19. Самым фундаментальным биографическим сочинением о Колиньи, несомненно, является трёхтомный труд написанный графом Жюлем Делабордом20. Цель его работы состояла в детальном изучении жизни Адмирала. Автор скрупулезно собрал все документы и материалы, относящиеся к биографии Колиньи, принадлежащие перу современников и известных историков. Особый интерес для нас представляет последний том Делаборда, так как в нём можно найти сведения, относящиеся к самому сложному периоду в жизни Адмирала ­– времени превращения его в главу партии гугенотов. Автор очень ярко рисует чувства, обуревавшие Колиньи, в чём-то даже его фанатизм в отношении к своему делу и преданности Карлу IX. В этом, бесспорно, проявилась известная противоречивость натуры Адмирала.

Основной целью труда Е. Берсье было исследование первого этапа жизни Адмирала21. И хотя эта работа не является всеобъемлющей биографией Колиньи, она помогает понять, как проходило формирование личности Адмирала, и выявить основные причины, повлекшие перемены его религиозных взглядов.

Книга известного французского историка и дипломата Ф. Эрланже, посвящённая Генриху III22, также имеет значение для нашей темы, ибо в ней целая глава по­священа Колиньи и охватывает период его жизни с 12 сентября по 7 июня 1572 года, то есть время, когда Адмирал находился на пике своей политической карьеры. Автор характеризует его личностные качества, рисует его полити­ческий портрет. Считая Колиньи выдающейся лично­стью, Эрланже отмечает, что он вместе с другими лидерами и католиков, и гугенотов несёт ответственность за ужасы и эксцессы гугенотских войн. Ф. Эрланже считает главной заслугой Адмирала то, что он остался непоколебим в своей вере. К недостаткам Адмирала автор относит его нетерпимость, жестокость и беспредельную гордыню. Само существование этого человека, утверждает он, раскалывало Францию и создавало государство в государстве. В работе этого же автора, посвященной одному из самых драматических событий в исто­рии Франции ­– Варфоломеевской ночи ­­­– много места уделяется личности Гаспара Колиньи, приводятся свидетельства участников и очевид­цев его убийства23.

В работе Жанин Гарриссон-Эстеб24 затронуты вопросы, связанные с феноменом южного протестантизма. Исследовательница отмечает особые амбиции Колиньи: у него было не просто желание превратиться в местного правителя, он хотел получить в управление государство, обрести решающий голос в совете и высшее командование на северной границе.

Из более поздних работ, посвящённых жизни и деятельности Гаспара Колиньи, можно назвать исследование Лилиан Крете25. Работа основана на внимательном прочтении ряда источников, в частности произведений Отмана, Брантома и мемуаров принца Конде. Автор попыталась приблизиться к объективной оценке деятельности Адмирала и достаточно обстоятельно рассмотрела наиболее важные периоды его жизни.

В работе Жана Орьё была дана весьма критическая оценка личности Колиньи после того, как он возглавил «партию» гугенотов. Автор отмечает, что в тот момент он находился в зените славы и могущества, стал равен принцам крови и, посещая королевские покои, явно демонстрировал свою надменность, высказывая претензии ко всему, даже к еде, которую ему подавали26. Автор критически оценивает «честность» Колиньи, подчеркивая, что он широко пользовался милостями, которые давал ему двор.

Объектом исследования является религиозно-политическая ситуация во Франции в 20–70 гг. XVI века.

Предметом исследования является процесс становления религиозных взглядов Гаспара Шатийона, графа де Колиньи, и его деятельность в качестве лидера гугенотской оппозиции во Франции.

Целью данного исследования является комплексная характеристика деятельности Гаспара Шатийона, графа де Колиньи как лидера гугенотской оппозиции во Франции XVI века.

В ходе исследования были поставлены следующие задачи:

  • выявить особенности формирования и эволюции религиозных и политических взглядов Гаспара Шатийона, графа де Колиньи;

  • определить степень самостоятельности и оригинальности политических взглядов Адмирала;

  • установить, каково было влияние Колиньи на внутреннюю и внешнюю политику французского королевства в 60–70 гг. и три первые религиозные войны 60–70 гг. XVI в.;

  • проанализировать роль и значение деятельности Гаспара Колиньи в истории Франции и показать отношение к нему современников;

  • определить роль Колиньи в попытках заключения военно-политических альянсов французских гугенотов с протестантскими государствами Западной Европы в 60–70 гг. XVI в.

^ Хронологические рамки исследования охватывают годы жизни Гаспара Шатийона, графа де Колиньи – 1519–1572 гг.

Методологической основой являются принципы научного исторического исследования, характерные для классической и современной исторической науки.

Важнейший из них – принцип историзма. Этот принцип ориентирует исследователя на всесторонний учёт культурно-исторических условий, в которых формировались и развивались исследуемые историком процессы и явления. В то же время, по справедливому мнению Н.Я. Эйдельмана, «это принцип осторожной оценки эпохи по её внутренним законам, а не категориям другого века»27. К этой оценке можно добавить лишь то, что биографический метод заключается в рассмотрении какого-либо исторического деятеля с позиции историзма и с учётом динамики его воззрений. Для исследования жизни и деятельности Гаспара Колиньи опора на принцип историзма имеет большое значение. Она позволяет «встроить» события его жизни и деятельности в исторический контекст эпохи, представить их место в судьбах французского общества того времени.

Другой методологический принцип, характерный для современной исторической науки, рассматривает научное историческое познание в контексте понимания человека и общества другой культуры. Вводя представление о таком понимании, историческая наука рубежа XIXXX вв. ориентировалась на психологическую интерпретацию как источника, так и культуры эпохи, породившей данный источник. Образцом опоры на исследовательскую стратегию понимания культуры французской реформации может служить статья Л. Февра «Неверно поставленная проблема». В ней один из основоположников школы «Анналов» связывал изучение проблемы реформации во Франции с уяснением психологического состояния общества, с наличием в нём живого и глубокого религиозного чувства, которое не удовлетворялось традиционным католичеством, погрязшим в учёной схоластике. Для выявления особенностей личности графа Колиньи познавательная стратегия, основанная на принципе такого понимания, представляется наиболее перспективной.

Исследование жизни и деятельности видного французского гугенота предполагает использование ряда методов классической и новой исторической науки. Историко-генетический метод позволяет уяснить культурно-исторические основы, приведшие к формированию его личности, а также его религиозных и политических взглядов. Историко-сравнительный метод даёт возможность понять, общее и особенное в личности и деятельности графа Колиньи на фоне истории и культуры Франции того времени, в сравнении с его сторонниками и противниками по политической борьбе. Историко-психологический метод предполагает необходимость герменевтики источников, что позволяет выявить культурно-психологические черты личности и её особенности на фоне эпохи.

^ Источниковая база. В диссертационном исследовании можно выделить следующие виды источников: нормативно-правовые акты, эпистолярные источники, мемуары, воспоминания, записки и хроники.

^ Нормативно-правовые акты. К числу важных источников относятся сборники, содержащие тексты международных договоров и соглашений. К ряду таких изданий принадлежит сборник «Документы по истории гражданских войн во Франции»28, регламентировавший взаимоотношения внутри гугенотской партии, отношения между гугенотами и католиками и с иностранными государствами.

В сборнике документов под редакцией Одена представлено «Решение двора и парламента против Гаспара Колиньи, Адмирала Франции». В начале документа говорится о том, что Адмирал был обвинён в заговоре и совершении преступления против его величества. Адмирал выступал, гласил указ, в качестве нарушителя мира, общественного спокойствия и безопасности, как главный руководитель вышеуказанного заговора29. Этот документ для нас представляет большой интерес, так как он не был подвергнут редакционной правке и представлен в полном объеме.

^ Эпистолярные источники. Другим важным видом источников является переписка монархов и видных политических деятелей эпохи. Письма Екатерины Медичи30 представляют для нас особый интерес, ибо королева-мать переписывалась со многими известными людьми своего времени. В письмах, адресованных Гаспару Колиньи, отвечая на его жалобы об убийствах и ущемлениях прав единоверцев, королева-мать уверяет Адмирала в искреннем намерении короля установить мир во всём королевстве и выказывать равную справедливость по отношению ко всем его подданным, рассуждает о наказаниях, которые будут применены к тем, кто не соблюдает королевские эдикты. В то же время в письмах герцогу Анжуйскому и Карлу IX она выражает сожаление по поводу того, что протестанты и Адмирал продолжают участвовать в мятеже, и призывает католиков к более активным действиям.

Письма Генриха III31 и письма Генриха IV32 содержат ряд интересных данных, позволяющих проследить изменение католической и гугенотской дипломатии, а также выявить стремления противоборствующих политических партий. В них рассматриваются, в частности, и вопросы, связанные с французской политикой в отношении Нидерландов. В письмах Генриха III особый интерес для нас представляют те, которые повествуют о сражениях при Жарнаке и при Монконтуре, где Гаспар Колиньи выступал уже как лидер партии гугенотов.

В этот вид источников вошли материалы архива П.П. Дубровского – русского коллекционера, первого хранителя Депо манускриптов Публичной Библиотеки. Ряд писем, находящихся там, принадлежит известным деятелям указанного периода. Наибольший интерес для нас представляют письма Гаспара Колиньи, по которым мы можем судить о взаимоотношениях Адмирала с Екатериной Медичи, Карлом IX и другими именитыми персонами. В письме от 16 августа 1566 г. Гаспар Колиньи уверяет Екатерину Медичи в том, что он готов верой и правдой служить французской короне и в том, что все обвинения, брошенные в его адрес, несправедливы33.

^ Мемуары и записки. Сведения о религиозных войнах и о последних годах жизни Колиньи можно почерпнуть из сочинений Брантома34, Ла Ну35, Таванна, Блеза Монлюка36, Ф. Дюплесси-Морне37.

Из мемуаров, принадлежащих перу Гаспара де Колиньи, помимо его писем, чрезвычайно важным является рассказ об осаде Сен-Кантена38. Он интересен тем, что отражает его самосознание, чувства, владевшие Колиньи в 1558 году, а также тем, что восстанавливает эти события достаточно подробно, т.к. осада явилась поворотным моментом в жизни Адмирала, повлекшим за собой его окончательное приобщение к религиозным взглядам протестантов.

В XVI веке, через три года после смерти Колиньи, появилась биография, авторство которой приписывается Франсуа Отману, – «Жизнь Колиньи». Эта работа остается для нас одним из важнейших источников о жизни Адмирала. Создавая образ Колиньи, автор противопоставляет умного и доблестного защитника веры королям-тиранам. Однако Ф. Отман не коснулся одного из самых важных дел этого политика – его «Великого плана», – а без него портрет Адмирала выглядит неполным39.

Пьер де Бурдей, сьер аббатства Брантом, в своём сочинении «Жизнеописания великих полководцев» особое место отвел характеристике взаимоотношений Гаспара Колиньи и Гиза. Вместе с тем, Брантом редко упоминает даты событий и не всегда понятно, из какого источника он извлёк информацию.

Определённый интерес представляют мемуары Блеза Монлюка, который был участником итальянских походов и первых религиозных войн на стороне католиков. Естественно, что для этого «более солдата, чем историка» единственным достойным сюжетом являлись осады, походы и прочие военные операции. Весьма любопытна оценка Монлюком битвы при Сен-Кантене. Рассуждая о ней, он указывает на ошибки, допущенные французскими военачальниками, выясняет причины их поражения. Монлюк дает в целом довольно объективную оценку действиям Гаспара Колиньи как лидера гугенотской оппозиции, не забывает упомянуть и о его просчётах, приведших к трагедии 24 августа 1572 года. Он считает, что Адмирал повёл себя неосмотрительно, отправился в «печь» лишь для того, чтобы доказать, что он всем управляет.

Среди важных свидетельств эпохи определённое значение имеют мемуары, принадлежащие Маргарите Валуа40, которая в своем произведении дает краткую характеристику взаимоотношений короля с протестантами. Весьма интересны и мемуары, написанные Дюплесси-Морне, секретарём Адмирала. В них, в частности, представлено письмо к Карлу IX, объясняющее необходимость войны в Нидерландах. Это официальный документ, который был записан со слов Колиньи и не столько характеризует его как человека военного, сколько отражает его политические взгляды.

Хроники. События религиозных войн во Франции подробнейшим образом изло­жены в работах д’Обинье41, Ж.-О. де Ту42, носящих название «Всеобщая история». Оба автора рисуют Колиньи человеком рассудительным, не привыкшим принимать решения спонтанно. В частности, восстанавливая ход событий после смерти Конде, они свидетельствуют о бесчинствах в армии протестантов и мерах, которые Адмирал, к тому времени уже ставший безусловным лидером протестантов, пытался предпринять для того, чтобы сохранить военную мощь и не запятнать моральный облик своих сторонников.

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в отечественной историографии предпринята попытка комплексного рассмотрения жизни и деятельности Гаспара Шатийона, графа де Колиньи. Оно расширяет границы историко-информационного поля для полноценного восприятия истории Франции XVI века.

  1. Изучение широкого круга источников позволило обнаружить некоторые неизвестные ранее эпизоды биографии Гаспара Колиньи и уточнить основные этапы его жизни. В частности, выявлены главные компоненты плана Гаспара Колиньи, связанного с созданием французской колонии в Новом Свете; они нашли отражение в таких важных источниках, как записки Ж. Рибо и Р. Лодоньера.

  2. Анализ участия Гаспара Колиньи в Итальянских войнах позволил выявить важные документы личного свойства, свидетельствующие о том, что Адмирал был талантливым военачальником, умевшим принимать не только тактические, но и стратегические решения. «Речи Гаспара Колиньи», в которых он подробно описывал ход военных действий, позволяют прийти к выводу о том, что, несмотря на изменение конфессиональных взглядов, после возвращения из плена он предпочёл не афишировать свой переход к протестантизму.

  3. В работе выявлены факторы, оказавшие влияние на формирование, содержание и эволюцию религиозно-политических взглядов Гаспара Колиньи, его мировоззрение в целом. Важнейшим фактором, способствовавшим изменению мировоззрения Колиньи, наряду с Сен-Кантенским эпизодом, безусловно, явился установившийся у Адмирала личный контакт с Жаном Кальвином.

  4. Проведено комплексное изучение взаимоотношений Гаспара Колиньи с королевской властью на разных этапах его жизни. Изучение писем Гаспара Колиньи и Екатерины Медичи, хранящихся в Рукописном отделе Российской национальной библиотеки, позволило установить, как и в результате чего происходило ухудшение отношений между Адмиралом и королевой-матерью.

  5. В диссертации изучен широкий комплекс вопросов, связанных со способами получения денежных средств для протестантской партии во время первых трёх религиозных войн. Выяснено, что деньги гугенотам в основном поступали из Англии и Германии. Таким образом, практика получения иностранной денежной помощи во внутрифранцузском конфликте была «опробована» гугенотами в весьма широком масштабе.

^ Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертационной работы могут быть использованы в научной, учебной и лекционной практике для подготовки общих, специальных и элективных курсов, связанных с актуальными проблемами истории Франции в XVI веке.

^ Апробация диссертации. Материалы и текст диссертации обсуждались на двух международных конференциях в г. Армавире (сентябрь 2007 г.) и г. Харькове (апрель 2007 г.) , а также на заседаниях кафедры Всеобщей истории ПИ ЮФУ и были изложены в научных публикациях по теме исследования.

^ Структура исследования. Кандидатская диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается выбор темы, ее научная и практическая значимость, определяются цель и задачи диссертационного исследования, даётся обзор источников и литературы по теме исследования.

^ Первая глава «Становление личности Гаспара Шатийона, графа де Колиньи до начала религиозных войн» состоит из двух параграфов и посвящена исследованию жизни и деятельности Гаспара Колиньи в начальный период, а также эволюции его религиозных взглядов.

^ В первом параграфе констатируется, что на протяжении многих веков дом рода Шатийонов находился на службе у монархов. Это были люди, свято чтившие рыцарский кодекс поведения и считавшие своим долгом отстаивать интересы короны и религии. В дальнейшем их личные судьбы и сформировавшиеся за многие века традиции семьи стали основой для воспитания будущего главы протестантов. Важен и тот факт, что в начале жизненного пути Гаспар Колиньи был ревностным католиком и, несмотря на то что в самой семье в отношении веры не было единства, его религиозные взгляды были достаточно консервативными и традиционными. Что же касается нахождения в его доме капеллана, то это было скорее данью моде, а не осознанным решением проникнуться идеями реформации. Но, тем не менее, уже в этот период происходит его постепенное приобщение к идеям гуманизма, которому в большой степени способствовал Николя Беро. В этот период большое влияние на Гаспара Колиньи оказывает семья. Особенно доверительные отношения складываются между ним и его братьями Оде и Франсуа, а также с дядей Анном де Монморанси, который всячески поддерживал своего племянника. На данном этапе своей жизни Колиньи не особенно отличается от придворной молодёжи. Его охватывает желание проявить себя на военном поприще и при любом удобном случае зарекомендовать себя с лучшей стороны. Это свидетельствует о его храбрости, честолюбии и серьёзности намерений. Он не хочет предаваться рыцарским мечтаниям, а стремится вступить на тернистый путь военной карьеры. В этот момент его рвение граничило с фанатизмом, он быстро поднимался по ступеням карьерной лестницы не только благодаря протекции Монморанси, но и за счёт своих личных заслуг. Одним из высших достигнутых им званий было звание Адмирала Франции.

^ Во втором параграфе вскрыта роль в жизни Гаспара Колиньи Итальянских войн, в которые было втянуто всё французское дворянство. Поворотным моментом в его биографии, бесспорно, можно считать осаду Сен-Кантена. Сам ход военных действий и поражение, а после его пленения бездействие короны в тяжёлой для него ситуации заставили Колиньи пересмотреть своё отношение к католицизму, являвшемуся оплотом абсолютизма, и обратиться к другому учению – протестантизму. Возвратившись ко двору, он увидел всё в другом свете. Придворные интриги разворачивались теперь преимущественно вокруг религии, вылившись в конфликт между католицизмом и протестантизмом. И всё же следует знать, что Адмирал ещё не до конца осознавал себя протестантом. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что он предпочёл не афишировать смену религии по возвращении из плена. Однако не стоит забывать и о том, что Адмирал был человеком эпохи Возрождения. Он удивлял современников своей образованностью, разносторонностью интересов и вместе с тем строгостью нравов. По своим убеждениям он принадлежал к деятельным, ищущим людям нового времени, воспринявшим идеи Кальвина. В дальнейшем путь Колиньи к протестантизму был типичным для французских кальвинистов. Он начинался с характерного для эпохи вольнодумства убеждения в возможности исцеления недугов католической церкви посредством реформ.

^ Во второй главе «Адмирал во время религиозных войн во Франции» представлена характеристика самого важного периода в жизни Гаспара де Колиньи, а именно его участия в первых трёх религиозных войнах и процесса становления в качестве лидера гугенотской оппозиции.

^ В первом параграфе рассматривается международная ситуация, сложившаяся накануне гражданских войн, а также дана характеристика сформировавшейся к тому времени иерархии протестантской партии. Адмирал фактически находился на позиции неформального лидера, так как не он, а только принц крови мог придать «законность» данному движению. В противовес объединению французских протестантов был создан католический блок. Находясь между этими двумя силами, королевская власть отчаянно стремилась спасти монархию и страну. В связи с этим были предприняты попытки мирного урегулирования конфликта и установления веротерпимости.

Одной из таких наиболее значимых попыток явился коллоквиум в Пуасси, который, однако, не увенчался успехом. Несмотря на усилия королевы-матери урегулировать ситуацию, конфессиональная конфронтация нарастала. Первая война противопоставила друг другу две столицы – католический Париж, верный Гизам, и Орлеан, ставший штаб-квартирой Конде и Колиньи. С первых дней гражданских войн Колиньи почти непрерывно участвовал в военных действиях, став одним из главных предводителей протестантов. В это время он открыто заявляет о своих религиозных взглядах, публично отстаивает интересы единоверцев. Адмирал выполняет и, в некотором смысле, дипломатические функции. Он ведёт переговоры с германскими князьями, а также с Елизаветой I о получении денежных средств и военной помощи гугенотам. Нужно отметить и тот факт, что, несмотря на твёрдость своих убеждений, Адмирал был подвержен сомнениям и переживаниям. На наш взгляд, это было связанно с тем, что религиозные войны, разделявшие страну и семьи, не имели чёткого «образа» врага, которому необходимо было противостоять, вследствие чего внутри обеих партий происходили колебания, в том числе и в отношении веры. Нередко Колиньи одолевали сомнения и переживания, особенно когда речь шла о планировании тех или иных военных операций. Это объяснялось тем, что, с одной стороны, он должен был любыми способами отстаивать свои религиозные взгляды, а также права единоверцев, но, с другой стороны, он был человеком военным и понимал, что дисциплина и степень организованности его протестантской армии недостаточны, чтобы противостоять королевской армии. Колиньи обвиняли в том, что он выступает против своего государя; на это он отвечал, что ведёт войну не против монарха, а против партии католиков, которая использует имя короля, чтобы настроить Францию против протестантов.

После заключения Амбуазского эдикта, во время недолгого перемирия, Адмирал пожелал укрепить позиции протестантизма не только во Франции, но и за её пределами. Колиньи воспользовался перемирием, чтобы осуществить попытку колонизации Америки. Он надеялся распространить там идеи Реформации, дабы обрести прибежище для преследуемых единоверцев, однако ему не удалось достичь ожидаемых результатов.

^ Во втором параграфе подробным образом рассматриваются военные действия, развернувшиеся во Франции в 1567–1568 гг. В начале параграфа уделяется внимание собраниям глав протестантской партии, на которых Адмирал выступал против радикальных мер, подчёркивал опасный характер восстания против короля и предлагал взяться за оружие лишь в случае крайней необходимости. Именно в этот период он окончательно превращается в ярого протестанта, с серьезным характером, строгого в речах, но простого в жизни, обременённого, помимо вопросов религии, семейными проблемами, но не утратившего надежду, веру и милосердие, исполненного высокими мыслями. Верными единомышленниками Адмирала были два его брата. Их амбиции, вера и цели были схожи, но Колиньи являлся, бесспорно, центральной фигурой в их семье. Итогом второй религиозной войны было заключение мира в Лонжюмо.

После заключения мира Конде, Адмирал, д’Андело и другие лидеры кальвинистов вернулись в свои резиденции. Это не помешало партии гугенотов остаться однородной силой и не утратить моральную и материальную сплочённость. Следуя своему призванию, гугеноты стремятся объединить усилия, чтобы дать отпор грядущим угрозам.

Как только о мире стало известно в Риме, папа Пий IV высказал по этому поводу своё неодобрение. Узнав об обещании Карла IX выплатить долг Конде немецким войскам, он заявил, что не желает давать деньги Церкви на нужды еретиков. Гугеноты вскоре поняли, что этот мир вряд ли можно считать даже простой передышкой. Применение договора Лонжюмо, или, как его называли, последнего Эдикта примирения, повсюду встречало сопротивление со стороны католиков. Протестантов не пускали во многие города, откуда они были изгнаны во время военных действий; им не возвращали имущество и запрещали отправлять культ.

Действия Колиньи и Конде в этот период свидетельствуют о том, что Адмирал был гораздо дальновиднее принца. Это подтверждается тем фактом, что принц очень часто доверял королевской власти и попадал в ловушку. Колиньи же неоднократно спасал жизнь Конде, проявлял куда большую прозорливость.

В это время нарастал конфликт между королевой-матерью и Колиньи, и Адмирал был приговорен парламентом Парижа к смерти. Такой приговор объясняется тем, что Адмирал проводил в жизнь дерзкие планы, например, попытался захватить короля (инцидент в Мо), продавал церковное имущество, создал эскадру для захвата кораблей католиков и т.д.

^ В третьем параграфе дана характеристика жизни и деятельности Колиньи во главе партии гугенотов после смерти Конде.

На этом этапе своей жизни, помимо разработки стратегии и тактики военных действий, Колиньи организовал и дисциплинировал протестантов. Адмирал постоянно работал над усовершенствованием методов, с помощью которых он надеялся достигнуть поставленных целей. Так, например, в воспитательных целях он нередко понижал в звании недисциплинированных пехотинцев гугенотской армии.

Среди известных битв этого периода чрезвычайно важным было сражение при Монконтуре 30 октября 1569 г. Сознавая превосходство католических сил, Адмирал решил отложить битву и отступить, но волнение, охватившее его войско, заставило Колиньи всё же дать сражение. Адмирал попытался занять более выгодную позицию, чем та, на которой он тогда находился. Тем временем ландскнехты взбунтовались, заявив, что они не будут сражаться, если им не выплатят жалование. Колиньи обратился за помощью к Генриху Наваррскому, и им удалось остановить бунт, дав соответствующие обещания наемникам. Но время было потеряно, и изменить диспозицию не удалось. В итоге армия гугенотов потерпела поражение. Колиньи был серьёзно ранен, но несмотря на это ночью после сражения собрал совет, где решил выслушать мнения наиболее влиятельных протестантских военачальников по поводу поражения и относительно вопроса о необходимости иностранной помощи. Большая часть гугенотских лидеров была обескуражена Монконтурским разгромом и стремилась заключить мир с католиками на любых условиях.

Адмирал дал им понять, что заключать мир на таких условиях – значит принести в жертву их религию и их жизни. Король направил к Адмиралу делегатов для переговоров о мире, но, поскольку католики решили, что дни Колиньи сочтены, переговоры были прекращены. Когда Адмирал начал выздоравливать, он направил своих представителей к монарху, чтобы сообщить ему, что гугеноты готовы заключить мир, если он разрешит им свободу богослужения и предоставит несколько безопасных городов.

Так как католики тянули с переговорами, Адмирал направил свою армию к столице и продвинулся до Шатийон-сюр-Луан и Монтаржи. Страх овладел двором и побудил его принять решение. Обе партии согласились подписать Сен-Жерменский мир.

^ Третья глава «Деятельность лидера протестантов при королевском дворе с 1570 по 1572 гг.». В данной главе рассматривается деятельность Гаспара Колиньи при дворе и взаимоотношения с королевской властью после подписания Сен-Жерменского мирного договора.

^ В первом параграфе перечислены факторы, повлиявшие на заключение религиозного мира во Франции. Перемирие между королевскими и протестантскими войсками было заключено 8 августа 1570 г., тем самым укрепив позиции гугенотов во Франции. Необходимо отметить и тот факт, что по-прежнему основным содержанием мира была не легализация протестантизма как государственной религии, а предоставление гугенотам гражданских прав. После подписания этого мирного договора Гаспар де Колиньи был опять включен в состав Королевского совета и получил 150 тысяч ливров в качестве компенсации за утраченное во время войны имущество. В это время Колиньи был в зените славы и могущества. Адмирал мог вновь начать гражданскую войну. Его армия, состоящая из дворян-кальвинистов, боготворила своего предводителя.

После заключения Сен-Жерменского мира и решения ряда организационных вопросов Адмирал и принцы удалились в Ла-Рошель, где находились чуть больше года.

В этот период Колиньи проявлял себя последовательным и жёстким борцом за веру. В то же время, на наш взгляд, его нельзя считать непримиримым ортодоксом. Как показали события начала 70-ых гг. XVI века, Адмирал всегда был готов к переговорам, но не всегда к компромиссам. Об этом свидетельствует и его возвращение в Париж. Большое значение имел и тот факт, что Колиньи прежде всего был человеком, не утратившим интереса к военному делу. Достигнув своего пятидесятилетнего рубежа, Колиньи, военный герой, вождь гугенотов и доверенное лицо короля, приобрёл, по словам Лиони Фриды, «харизму библейского вождя». Он был уверен, что по рождению и заслугам является именно тем человеком, который должен помогать Карлу IX управлять Францией. Вынашиваемый им план вторжения в Нидерланды он попытался воплотить в жизнь в 1570–1572 гг.

«Великий проект» тогда воспринимался Колиньи как инструмент национального примирения перед лицом общего врага – Испании, и как орудие политической борьбы против Филиппа II в Нидерландах.

Конфиденциальные переговоры между Карлом IX и Адмиралом (зима 1569 – весна 1570 гг.) о необходимости войны против Испании за Фландрию и объединения католической и гугенотской армии имели целью усилить позиции гугенотов внутри страны. В итоге был выработан план, которому в то время не суждено было осуществиться и который обернулся для Адмирала личной драмой.

^ Во втором параграфе отмечается, что в это время Екатерина Медичи готовилась предпринять решительные меры, чтобы защитить трон, сына и мир в королевстве. Результатом этого стала Варфоломеевская ночь, навсегда запятнавшая имя королевы-матери и династии Валуа. Намерения королевы Екатерины избавить Францию от Колиньи было вызвано не только жаждой мести могущественному противнику, способствовавшему расколу нации, но, прежде всего, стремлением обеспечить национальное благополучие. Подготовка расправы с гугенотами велась быстро, торопиться заставляла бурная деятельность Колиньи, из-за которой в любую минуту могла вспыхнуть война с Испанией. На наш взгляд, гибель Гаспара Колиньи символизирует не только степень крайней ожесточённости противоборствующих сторон – католиков и гугенотов, – но и доказывает, что будущее Франции отныне было за «политиками», то есть теми силами во французском обществе, которые стремились к мирному разрешению религиозного конфликта, выступая вместе с тем сторонниками усиления королевской власти.

^ В заключении сформулированы основные выводы, сделанные в ходе диссертационного исследования.

Подводя итог исследованию деятельности адмирала Колиньи в качестве лидера гугенотской оппозиции, следует подчеркнуть, что крайне сложная религиозно-политическая ситуация, возникшая в середине XVI века во Франции, способствовала появлению поистине харизматических вождей, к которым, безусловно, относится Адмирал.

Несмотря на то что о Гаспаре Колиньи в западной историографии существует ряд биографических работ, авторы их, как правило, не делали акцент на периодизации биографии Адмирала. На наш взгляд, в жизни и деятельности Гаспара Колиньи можно выделить несколько периодов, которые отражают ключевые моменты его политической биографии.

Первый период, с 1519 по 1560 гг., для Гаспара Шатийона, графа де Колиньи был временем формирования его характера, политических взглядов и мировоззрения. Во-первых, это было связано с тем, что он был окружён людьми с различными религиозными взглядами, причём даже в его семье не было конфессионального единства. Во-вторых, это было обусловлено тем, что внутренние переживания Колиньи, связанные с его пребыванием в плену, бездействием короны в тяжёлой для него ситуации, заставили его пересмотреть своё отношение к католицизму, который являлся оплотом абсолютизма, и обратиться к другому учению – протестантизму.

Второй период, с 1560 по 1570 гг., – наиболее активный в жизни Гаспара де Колиньи. Он возглавляет партию гугенотов, а после смерти Конде становится фактически единственным лидером протестантов. В это время в его адрес звучит ряд обвинений, исходящих из католического лагеря. Во-первых, его обвиняли в том, что он выступает против своего короля. На это Колиньи отвечал, что ведёт войну не против монарха, а против партии католиков, которая прикрывалась его именем, чтобы настроить Францию против протестантов. Во-вторых, Адмирала обвиняли в том, что его партия первой привела во Францию иностранные войска. В это время Адмирал проявил себя не только как военачальник, но и как политик. Именно в этот период проявляется противоречивость его натуры: с одной стороны, он – ярый протестант с серьезным, но не суровым характером, строгий в речах, но простой в жизни, помимо вопросов религии обременённый семейными проблемами, не теряющий надежду, веру и милосердие, наполненный высокими мыслями; с другой стороны, в это время, как никогда ранее, проявляются его непримиримость, непреклонность, принципиальность в отношении политики и религии. Одновременно возрастает его чрезмерная уверенность в себе.

Третий период – с 1570 по 1572 гг. Теперь Гаспар Колиньи – военный герой, государственный деятель, вождь гугенотов и доверенное лицо короля. С течением времени Адмирал уверовал в то, что по рождению и заслугам является именно тем человеком, который должен помогать слабому, нерешительному королю править Францией. Уважаемый соратниками за то, что последовательно отказывался от всего, кроме высочайших целей и принципов, Колиньи постепенно забыл, что в мире могут существовать иные пути, кроме его собственного. Он не верил в дискуссии и дебаты, но упрямо придерживался избранного им пути. Адмиралом двигала в этот период не преданность своей религии или стране, а гордыня. А честность, краеугольный камень его репутации, постепенно перерождалась в тщеславие, питавшее его личные амбиции. Колиньи в последние годы во многом напоминал своих врагов – Гизов.

На наш взгляд, два могущественных феодальных семейства одинаково стремились к власти и господству во Франции. Основным различием между Колиньи и Гизами было то, что представители Лотарингского дома не скрывали своих честолюбивых амбиций. Царственный блеск, репутация верных рыцарей католицизма делали их весьма привлекательными кандидатами на роль народных вождей. Но и Колиньи, и Гизы, утратившие чувство реальности, представляли для Франции равную опасность.

Резня Варфоломеевской ночи – трагический финал жизни Адмирала – со всей очевидностью показала, что устранение Колиньи стало неизбежным и логическим завершением его политической карьеры, продемонстрировав тем самым тупиковость и бесперспективность любого столкновения католиков и гугенотов во Франции XVI в.


^ По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в изданиях,

включённых в список ВАК РФ:

1. Метёлкина Ж.С. «Великий план» Гаспара Колиньи // Известия российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. – Санкт-Петербург, 2009. – № 93. – С. 80–86 (0,27 п.л.).

2. Метёлкина Ж.С. Католики и гугеноты во Франции XVI в. : конфликты и пути их решения // Научные проблемы гуманитарных исследований. – Пятигорск, 2010. – №5. – С. 54–59 (0,27 п.л.).


Другие публикации:

3. Метёлкина Ж.С. Жизнь и деятельность Гаспара Шатийона, графа де Колиньи до начала религиозных войн // Актуальные проблемы всеобщей истории. Выпуск 5. – Ростов-на-Дону, 2006. – С. 71–79 (0,4 п.л.).

4. Метёлкина Ж.С. Жизненный путь Гаспара Шатийона, графа де Колиньи в период становления его как политического лидера // Каразiнськi читання (iсторичнi науки): матерiали мiждународноï науковоï конференцiï Харкiв 20 квiтня 2007. – Харкiв, 2007. – С. 198–199 (0,09 п.л.).

5. Метёлкина Ж.С. Тайна убийства герцога Гиза // I Сиротенковские чтения по всеобщей истории: материалы Международной научной конференции. Армавир, 29–30 сентября 2007. – Армавир, 2007. – С.133–135 (0,13 п.л.).

6. Метёлкина Ж.С. Осада Сен-Кантена: сражение и путь к вере // Проблемы отечественной и зарубежной истории: мнения, оценки, размышления. Выпуск 10. – Пятигорск, 2008. – С. 290–299 (0,4 п.л.).


Подписано в печать г. Формат 6084/16.

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,2.

Тираж 100 экз. Заказ .


Издательство Волгоградского государственного университета.

400062 Волгоград, просп. Университетский, 100.

E-mail: izvolgu@volsu.ru



1Грановский Т.Н. Лекции по истории средневековья. М., 1987.

2Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. Ч.1. Киев, 1871. С. 113.

3 Погодин С.Н. «Русская школа» историков: Н.И. Кареев, И.В. Лучицкий, М.М. Ковалевский. СПб., 1997.

4 Кареев Н.И. История Западной Европы в новое время. История XVI и XVII в.в. П., 1915.

5 Виппер Р.Ю. Четыре века европейской истории. М., 1924. С. 3949.

6 Энгельгард Р.Ю. Филипп Дюплесси-Морнэ. Политические взгляды и деятельность.– М., 1947.

7 Сказкин С.Д. Абсолютизм во Франции и в Англии. – М., 1941; Сказкин С.Д., Удальцов А.Д. История средних веков. Курс лекций. – М., 1948.

8 Люблинская А.Д., Прицкер Д.П., Кузьмин М.Н. Очерки истории Франции с древнейших времён до первой мировой войны. – Л., 1957.

9 Чистозвонов А.Н. Нидерландская буржуазная революция XVI в. – М., 1958.

10 Эльфонд И.Я. Адмирал Колиньи: жизнь и легенда // Вопросы истории. – 2000. –

№ 10.

11 Плешкова С.Л. Реальности и мифы Варфоломеевской ночи // Вопросы истории. – 1998. – № 8. – С. 114–124.

12 Плешкова С.Л. Екатерина Медичи. Чёрная королева. – М., 1994.

13 Варфоломеевская ночь: события и споры. – М., 2001.

14 Крузе Д. Монархическая власть и таинство смысла: сообщение о Варфоломеевской резне // Варфоломеевская ночь событие и споры / Под ред. П.Ю. Уварова. – М., 2001.

15 Capefigue M. Catherine de Médicis mère des rois François II, Charles IX et Henri III. – P., MDCCCLVI.

16 Michelet J. Histoire de France au seizième siècle. Guerres de religion. – P., 1858.

17 Félice G. Histoire des protestants de France, depuis l’origine de la Réformation jusqu’au temps present. – P., 1861.

18 Maylan A. Vie de Gaspard de Coligny. – Р., 1862.

19 Merki Ch. L’amiral de Coligny. La maison de la Châtillon et la révolte protestante 1519 –1572. – P., 1909.

20 Delaborde J. Gaspard de Coligny. T. I – III. – P., 1879.

21 Bersier E. Coligny avant les guerres de religion. – P., 1884.

22 Эрланже Ф. Генрих III. – СПб., 2002.

23 Эрланже Ф. Резня в ночь на святого Варфоломея. – СПб., 2002.

24Garrisson-Estèbe J. Protestants du Midi 1559–1598. Toulouse, Privat, 1980.

25 Crété  L . Coligny. – P., 1985.

26Orieux J .Catherine de Médicis ou la Reine noire. – F., 1986. – Р. 461– 462.

27 Эйдельман Н.Я. Пушкин: история и современность в художественном сознании поэта. – М., 1984. – С.114.

28 Документы по истории гражданских войн во Франции (1561–1563) / под. ред. А.Д. Люблинской. – М.-Л., 1962.

29 Audin J.M.V. Histoire de Sainte-Barthélemy d'après les chroniques, mémoires et manuscrits du XVIs. – P., 1826. – Р. 495.

30 Lettres de Catherine de Médicis/ par de la Ferrière H. T. I – X. – P., 1880–1909.

31 Lettres de Henri III, roi de France / par P. Champion.T. I – III. – P., 1971–1972.

32 Henri IV . Lettres d’Henri IV, roi de France et de M.de Villeroy et de Puisseux à M.Antoine Le Fevre de La Boderie, ambassadeur de France en Angleterre depuis 1606 jusqu’au 1611. T. I – III, Amsterdam, 1733.

33 Государственная Публичная библиотека имени М.Е. Салтыкова – Щедрина. Ф. 971. Собрание автографов П.П. Дубровского. Опись №1. Ч.4 Авт. 98/3 (№ 16,19,38).

34 Brantôme P. Trois vies illustres. Marie Stuart – Catherine de Médicics - monsieur de Guise le Grand. – P., 1930; Brantôme Pierre de Bourdille. Oeuvres complètes du seigneur de Brantôme accompagnées de remarques historiques et critiques. Nouvelle édition, collactionnée sur les manuscrits autographes de la bibliotheque du Roi, et augmentée de fragments inedits. T. III. – P., 1823.

35 Noue F.Mémoires de François, seigneur de la Noue // Collection universelle des Mémoires particuliers relatifs à l’histoire de la France T. XLVII. – P., 1788.

36 Monluc B. Commentaires/ pref. par Jean Giono, Ed. établie et ann. par Paul Courteault, Paris, Gallimard, 1971.

37 Duplessis-Mornay. Appel au Roi Charles IX sur la guerre contre l’Espagne aux Pays-Bas. Mémoires et correspondance de Duplessis-Mornay, pour servir à l’histoire de la réformation et des guerres civiles et religieuses en France, sous les régnes de Charles IX, de Henri III, de Henri IV et de Louis XIII, depuis l’an 1571 jusqu’en 1623. Edition complete, publiée sur les manuscrits originaux, et précédée des Mémoires de Madame de Mornay sur la vie de son mari, ecrits par elle-même pour l’instruction de son fils. Tome second. A Paris, chez Treuttel et Würtz, Llibraires, rue de Bourbon, № 17. A Srastrbourg et â Londres, même Maison de Commerce. 1824.

38 Discours de Gaspard de Coligny // Collection complète des mémoires relatifs à l’histoire de France par M.Petitot. Т. 37. – P., 1823.

39 Hotman J. La vie de messire Gaspard de Coligny, seigneur de Châtillon, Amiral de France, аugmentée de plusieurs pièces du temps, rapportant à l’histoire. Amsterdam, pour les héritiers Commelin MDCXXXXIII.

40 Marguerite Valois. Mémoires de Marguerite Valois // Choix de chroniques et memoires sur l’histoire de France»// par J. Buchon. – P., 1836.

41 Aubigné A. Histoire universelle. T. I – III. Génève, 1985.

42 Thou J.-A. Histoire universelle de J.-A. de Thou / par N. Rigault, vol. I – XVI. – La Haye, 1740.





Скачать 371,04 Kb.
оставить комментарий
Дата16.05.2012
Размер371,04 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх