Информационный бюллетень болонский процесс icon

Информационный бюллетень болонский процесс


Смотрите также:
Байденко В. И. Болонский процесс: структурная реформа высшего образования Европы...
Г. И. Гладков "болонский процесс"...
Б. А. Сазонов Болонский процесс: актуальные вопросы...
Байденко В. И. Болонский процесс: структурная реформа высшего образования Европы...
2003 В. Сенашенко, Г. Ткач. Болонский процесс: о сопоставимости квалификаций. – №3. 2004...
Информационный бюллетень самара...
Информационный бюллетень информационный бюллетень...
Информационный бюллетень новых поступлений...
Информационный бюллетень новых поступлений...
Болонский процесс как социокультурный фактор развития инновационного образования в высшей школе...
Информационный бюллетень новых поступлений №1, 2007 г...
Информационный бюллетень литературы...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать






Профсоюз работников народного образования и науки Российской Федерации





ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ


Болонский процесс


Хронология событий. Первоисточники. Ключевые позиции.

Проблемы. Вопросы. Позиция интернационала образования.

Ход реализации положений Болонского процесса в системе профессионального образования РФ


Москва, март 2006 г.


Уважаемые коллеги!

Уже более шести лет европейское образовательное сообщество живёт под знаком Болонского процесса. Суть его состоит в формировании европейской системы высшего образования, названной Зоной европейского высшего образования и основанной на общности фундаментальных принципов функционирования. За это время прошло много встреч, рабочих совещаний, конференций, в том числе с участием Интернационала образования, принята позиция профсоюзов, объединённых Интернационалом образования, по Болонскому процессу и ряд других документов, обращения, заявления разного уровня и значимости.

Серия материалов, которые мы размещаем в информационных сборниках по проблемам Болонского процесса помогут Вам познакомиться с хронологией событий Болонского процесса, первоисточниками и комментариями к ним.

Знание этих документов позволит оценить возможности наших учебных заведений по принятию отдельных мер, направленных на реализацию целей поставленных в Сорбонской и Болонской декларациях: создание единого европейского образовательного пространства уже к 2010 году


С уважением,

Председатель Профсоюза,

Вице-президент

Интернационала образования Г.И.Меркулова

Материалы II Пленума

ЦК Профсоюза работников

народного образования

и науки РФ, декабрь2005г.

^ Состояние высшего профессионального образования.

Всего численность работников вузов и научных организаций, подведомственных Рособразованию (на 1 января 2005г.) составляет 480 тыс. человек, из них численность профессорско-преподавательского состава составляет 47 % от общей численности, работников научных подразделений - 7 %.

В вузах России работает почти 58 % женщин, в Москве их только 49 %, на кафедрах иностранных языков - 94 %. Значит, имеет прямой смысл уточнить через призму обязательств коллективного договора, какими должны быть условия труда женщин-преподавателей.

Почти половина преподавателей - 44 % те, кому от 46 до 60 лет, ещё 30 % -от 30 до 45 лет и 15 % от 61 года и более. Только 14 % молодых сотрудников до 30 лет в г. Москве, а в регионах России их 22 %. Молодых преподавателей больше в педагогических, социально-экономических, гуманитарных вузах -- 20 %; в университетах классических их 13 %, в технических — 3 %.

Опытные преподаватели в возрасте от 45 лет и старше — те, кто умеют учить и могут сами учиться, на них держатся известные кафедры.

От 30 до 45 лет - многие уже имеют ученую степень и хорошо читают лекции, легко осваивают инновационные и информационные технологии, ищут свои пути в науке и образовании.

До 30 лет - это аспиранты, ассистенты. Они только набирают опыт и авторитет, находятся в творческом поиске.

В связи с ухудшающимися условиями труда и низким уровнем оплаты сегодня более половины кафедр вузов потеряли преподавателей до 30 лет, резко уменьшилось их число в возрасте от 30 до 45 лет (главные «рабочие лошадки»). Основная нагрузка упала на тех, кому за 45 лет. Сегодня средний возраст преподавателя в вузе 48-50 лет, а средний возраст профессора - 60 лет.

К сожалению, за годы реформ многие талантливые преподаватели эмигрировали, ушли работать в коммерческие, политические и властные структуры. А освободившиеся места заняли менее квалифицированные специалисты - пришедшие с закрытых предприятий, уволенные в запас из рядов вооружённых сил и т.д., которые читают лекции во многом по «чужим учебникам».

Хорошо понимая, что одно из главных условий успешного развития университета - постоянное пополнение коллективов кафедр и лабораторий молодыми талантливыми людьми, МГУ стал инициатором разнообразных программ поддержки молодежи. Уже 14 лет успешно реализуется программа ускорения профессионального роста молодых кандидатов и докторов наук под названием «100 + 100», которая сместила пик в возрастном распределении профессорско-преподавательских кадров с 65 до 50 лет. Суть этой программы заключается в том, что преподаватель, защитивший кандидатскую диссертацию до 35 лет, сразу получает должность доцента, а в случае защиты докторской диссертации до 45 лет, преподаватель, проработавший до этого два года в университете, получает сразу должность профессора. 6 лет существует программа «100 стипендий для молодых талантливых преподавателей и научных сотрудников». Уже 5 лет в качестве «постдоков» принимаются в докторантуру сразу после защиты диссертации молодые перспективные кандидаты наук.

По статистике преподаватели учреждений высшего профессионального образования в РФ имеют высокую степень квалификации.

Доля в кадровом составе системы высшего образования кандидатов, докторов, профессоров и доцентов растет. На 1 января 2005г. в вузах трудятся 110 тыс. кандидатов и 26 тыс. докторов наук. Численность докторов наук увеличилась по сравнению с 2000 годом на 17 % (за 10 лет на 80 %), кандидатов наук - на 14 %.

В профессорско-преподавательском составе (ППС) 4-5 % - профессора; кандидаты наук - 53 % по России и 63 % в Москве.

Среди заведующих кафедрами, тех, кто непосредственно является организаторами работы преподавателей, контролируют качество учебных занятий. 43 % докторов наук, профессоров, при этом на выпускающих кафедрах - 49 %, на невыпускающих - 33,5 %.

Средний возраст заведующих кафедрами - 52-55 лет, из них 28 % - старше 60 лет.

Среди ректоров: 92,2% - мужчины, 42 % - старше 60 лет; 10 % - до 50 лет; 41,5 % - доктора наук; 49 % - кандидаты; 9 % - без степени.

По стажу работы в должности ректора: 26 % - до 5 лет; 35 % - до 10 лет; 29 %-до 15 лет; 12%-свыше 15 лет.

96 % преподавателей владеют иностранным языком, из них: хорошо и используют в работе 31 % в регионах и 50 % (г. Москва); 35 % знают второй язык, но лишь 13,6 % активно им пользуются. В университетах владеют языком 87 %, а в педагогических вузах — 34 % преподавателей.

По молодым преподавателям показатели владения языком на одну треть лучше других возрастных групп.

Среди преподавателей 92 % применяют компьютерную технику и являются пользователями (г.Москва), но только 49 % из них используют в работе программные продукты и информационные технологии, остальные используют персональный компьютер как пишущую машинку. В регионах России процент пользователей среди преподавателей на треть ниже.

Треть преподавателей все еще не имеют доступа к сети Интернет, а приблизительно 38 % преподавателей не могут им пользоваться бесплатно и из своих средств примерно 1500 рублей в год тратят на оплату Интернета.

За последние годы уровень материального положения преподавателей начал повышаться. 67 % (г. Москва) и 61 % (регионы России), принявших в опросе преподавателей называют свое положение неплохим, т.е. имеют нормальное питание, имеют возможность совершать покупку одежды, обуви и бытовой техники по необходимости.

В то же время неудовлетворительно оценивают уровень своей жизни в г. Москве 19 % и 26,5 % преподавателей в регионах России.

Среди молодых преподавателей (до 30 лет) доля неудовлетворённых уровнем жизни по России выше, чем у основной группы преподавателей. Это объясняется незаинтересованностью молодёжи продолжать работу в работе в вузе, поскольку у них перед глазами пример старших коллег, только 15 % которых живут обеспеченно.

Объективно существуют различия в уровне жизни доктора наук и кандидата наук. Так каждый пятый кандидат наук (20,5 %) оценивают свой уровень жизни как неудовлетворительный, среди докторов наук - таких почти 10 %, среди профессоров эта доля составляет 14 %.

По собственной оценке живут обеспеченно 14 % преподавателей вузов в г. Москве и 5 % в регионах России.

Хотели бы уйти из вуза от 5 до 12 % преподавателей; работа носит вынужденный характер для 24 % из них; имеют определённую неудовлетворенность - 26 %; удовлетворены положением - 45 % преподавателей.

Сегодняшний социальный статус наибольший протест вызывает у молодых преподавателей. Среди не достигших 30 лет молодых специалистов, надеются уйти на новую работу 17 %, причём среди естественников каждый второй ищет работу: среди преподавателей технических вузов - их 22 %, а среди университетских гуманитариев - таких 17 %; в то же время 40 % - работой довольны, в том числе 60 % - преподаватели педагогических вузов.

Последние 10 лет ежегодно в вузы приходит 3-3,5 тыс. человек в возрасте до 30 лет. Выбывают в силу состояния здоровья и по другим причинам - 9 тысяч, то есть в 3 раза больше пришедшего молодого поколения. А научные или инновационные прорывы осуществляются чаще всего в 30-40 лет.

Решение материальных проблем преподавателей высшей школы в последние 15 лет шло во многом по сценарию, достаточно опасному для качества высшего образования, профессионального уровня преподавателей вузов. Был реализован (как и во всем обществе) псевдорыночный принцип «спасайся, кто и как может» под лозунгом «рынок все сам отрегулирует». В результате произошел как бесконтрольный рост частного сектора в высшем образовании, так и рост числа государственных вузов и приема в них, в том числе в активно размножившиеся филиалы, представительства крупных вузов; активно создавались непрофильные социально-экономические, юридические факультеты в технических вузах и т.п.

Избранный путь трансформации высшей школы, её адаптации к постсоветским условиям привели не к повышению качества профессионального уровня высшего образования, научной квалификации преподавателей, а к формированию явственных элементов саморазрушения высшего образования, снижению его качества, квалификации и авторитета преподавателей.

Безудержная массовизация высшего образования в сочетании со снижением уровня требований к диплому о высшем образовании вела к росту спроса на образовательные услуги, к расширению объема дополнительных образовательных услуг, оказываемых преподавателями вузов. В результате в разы стали расти подработки преподавателей вузов, прежде всего в форме дополнительных образовательных услуг. В бюджете преподавателей роль подработок во многих случаях стала ведущей.

Безусловным лидером в подработках является оказание образовательных услуг. 76 % в г. Москве (90,6 % в регионах России) из тех, кто имеет подработки, занимаются этим видом вторичной занятости. Подработками в виде научных, научно—проектных работ по договорам занимаются соответственно 24 % и 7 % преподавателей, по грантам - соответственно 25 % и 16 % преподавателей. Административной работой в вузах занимаются 7,1 % преподавателей и работой по совместительству в частных и государственных организациях вне вуза - 11 %. Имеют своё дело - 1,4 % (3,2 %); занимаются в сфере обслуживания (ремонт и др.)- 1,7 % (3 %) преподавателей.

Резкий рост доходов от вторичной занятости приводит к вполне понятным последствиям: падению интереса к своей кафедре, вузу, ответственности перед товарищами, снижению групповой сплоченности, ответственности, уклонению от общекафедральных, общевузовских дел, снижению общественной активности, либо к полной социальной пассивности.

Вместе с тем, занятие преподавателями наиболее массовым видом подработки - оказанием дополнительных образовательных услуг позволяет ему обеспечить лишь «средний» уровень жизни, за что преподавателю приходится платить своим здоровьем, временем, квалификацией. В современной России доходы, которые могут обеспечить оптимальные материальные условия для профессионального развития преподавателей вузов - это доходы качественно иного уровня и иной природы - неакадемической (т.е. не образовательной и не научной).

Сегодня, например, только 40 % преподавателей Москвы считают себя учёными-исследователями, которые к тому же преподают, а 52 % считают себя преподавателями. Важно отметить и то, что треть (34 %) преподавателей пришли с закрытых производств, из силовых структур, муниципальных учреждений.

Таким образом, в вузах превалирует учительско-преподавательский тип профессиональной деятельности преподавателя на фоне явного отставания научно-исследовательского компонента, который и даёт прирост новых знаний, развитие научных способностей, навыков и умений.

Имеют возможность работать над диссертацией 27 % московских преподавателей и 32 % - в регионах России. Соответственно работают над собственными статьями, монографиями - 36 % в Москве и 41 % преподавателей в регионах.

Как показывают исследования - профессиональной и даже личностной основой деятельности является систематическая подготовка к занятиям, более или менее регулярное для двух третей преподавателей - знакомство с научно-популярной, научно—методической литературой. Для половины опрошенных эти чисто учительско-преподавательские основы деятельности дополняются систематическим знакомством с научной литературой, изучением современных научных работ, монографий. Для другой половины опрошенных преподавателей такое знакомство является скорее редкостью или оно вообще не происходит. Лишь более одной трети преподавателей вузов работают систематически над своими статьями, монографиями, лишь каждый третий (без естественников университетов) - каждый пятый систематически работают над договорами, грантами, заказами, проводят специальную научно-исследовательскую работу.

Особо низкие показатели по всем основным научно-исследовательским аспектам профессиональной деятельности (научные договоры, гранты, работа над собственными монографиями, статьями) - в социально-экономических, педагогических вузов, на социально-экономических факультетах технических вузов.

Важно также отметить и другое обстоятельство. С одной стороны, нет достаточного финансирования проведения научных исследований, с другой - в 50% нет и востребованности результатов этих исследований. На последнем VII съезде ректоров отмечалось, что финансирование фундаментальных и поисковых исследований сокращается, в них участвуют лишь 10 % профессоров и преподавателей.

К сожалению, приходится признать, что преподаватель, обладающий такими приоритетами и мотивациями профессиональной деятельности, вряд ли способен подготовить профессионала XXI века, воспитать в нем требуемые интеллектуально-творческие способности, помочь овладеть современными знаниями, то есть подготовить в полном смысле компетентного специалиста.

Предполагается, что к 2050 году в мире практически полностью обновятся все производственные процессы, технологии, а значит знания, навыки, компетенции. Освоение всего этого невозможно без высококвалифицированных преподавателей вузов. Системный анализ положения и профессиональной деятельности преподавателей показывает, что если не принять адекватных мер, уже через 10-15 лет обеспечивать высшее образование, соответствующее запросам века, будет некому.

Сегодня Россия по уровню грамотности населения все еще в первой десятке стран, по доле студентов - в середине 2-й десятки стран мира, но, правда, уступает в 1,5 раза Канаде, Австралии, США, Финляндии и т.д. В случае появления новых препятствий (финансовых, правовых, организационных и пр.) может случиться, что Россия уйдет в А-5-й десяток стран по рейтингу высшего образования. Сползание России по образовательным показателям, в том числе в сфере высшего образования, прогнозируют и некоторые международные эксперты.

Развитие стран в XXI веке будет связано с высшим образованием, т.к. экономика все больше будет базироваться на новейших технологиях, информационных коммуникациях, способностях человека к постоянному обучению. Уже сегодня Япония имеет 70 % населения с высшим образованием -большой интеллектуальный потенциал. (Для сравнения в России 23-24 % населения имеют высшее образование).

Массовизация высшего образования привела к резкому росту численности студентов и слушателей при незначительном росте численности преподавателей вузов. Так, в России, общая численность студентов (как в государственных, так и в частных вузах) составила в 1995 году 2 млн. 775 тыс. человек, в 2000 г. - 4 млн. 741

тыс. человек, в 2004 г. - 6 млн. 884 тыс. человек, то есть рост с 1995 по 2004 годы составил 2,5 раза.

В эти годы быстро развивалась и система послевузовского образования (второе высшее образование, переподготовка и т.д.). Прирост же преподавателей, работающих только в государственных вузах, составил за эти годы с 239,2 до 313,6 тыс. человек, то есть в 1,3 раза, а вместе с совместителями с 276,5 до 398,6 тыс. человек, то есть в 1,4 раза. При этом рост самих совместителей только в государственных вузах был более ощутимым: в 2,3 раза. Диспропорция между ростом числа студентов и преподавателей, составляющая 3,75 раза (150 % - 40 %) во многом уникальна: неизвестно, в какой еще стране и в какой отрасли социальной деятельности такой огромный рост потребителя услуг сопровождался столь незначительным приростом числа производителей этой услуги.

Очевидно, что эта диспропорция могла быть преодолена лишь за счет небывалого роста интенсификации труда преподавателей вуза, в ущерб их личностно-профессиональному развитию, качеству их деятельности.

Если в целом численность профессорско-преподавательского состав выросла, то число преподавателей работающих на полную ставку выросло только на 4 %. Доля же работающих на 0,5-0,25 ставки в вузе возросла в 3,5 раза.

Достаточно случаев, когда преподаватель числится в штате нескольких вузов. А с тех пор как Минобрнауки РФ ввело в критерии аккредитации и лицензирования процент докторов, профессоров, кандидатов и доцентов от общей доли штатных преподавателей, вузы стремятся выполнить эти требования, принимают на работу «остепененных» преподавателей даже в возрасте 70-80 лет, которые читают отдельные лекции, небольшие курсы.

Фактически нормы преподавательской нагрузки, как показывает опрос по анкетам профсоюзных организаций вузов, выросли у доцента с 660 часов до 800, у старшего преподавателя - до 850-900 часов, вместо 12-14 часов (как было раньше) в неделю стало 36 часов. Это каждый день по 3-4 академические пары (8 часов подряд).

При этом если раньше на преподавателя в вузах приходилось 10-14 студентов, то сейчас 20, т.е. с увеличением числа студентов (бюджетных и тем более платных) больше чем в 2,5 раза, нагрузка на преподавателей возросла, по крайней мере, в 1,5-2 раза. И в большинстве случаев реальный размер зарплаты адекватно не увеличился.

Материальные условия жизни профессорско-преподавательского состава выполняют непосредственную явную и скрытую (латентную) функцию. С одной стороны, уровень благосостояния преподавателей является свидетельством того, насколько сложившиеся материальные условия достаточны для существования преподавателя как человека (физиологический минимум), как цивилизованной личности, как специалиста высшей квалификации (запросы, связанные с обеспечением профессиональных аспектов жизнедеятельности).

С другой стороны, важнейшая скрытая функция материального положения заключается в том, что она является одним из важнейших символов позиции в обществе работника высшей школы, профессора, доцента. Резкое падение материального положения становится для преподавателя свидетельством резкого падения его социального авторитета, утратой прежней позиции в социальной иерархии и нередко приводит к серьезным деформациям личности преподавателя вуза (учителя), ведет к размыванию былых (высоких) статусно—ролевых стандартов поведения.

Профессора и доценты за короткий промежуток времени были из разряда социальной (интеллектуальной) элиты одного из привилегированных социальных слоев буквально «выкинуты», «опущены» на нижние ступеньки социальной иерархии. В связи с этим адаптация к этой статусной коллизии не могла не осуществляться через размывание ролевых стандартов, снижение планки профессиональных притязаний, изменение мотивации профессиональной деятельности.

К критериям качественного состава преподавателей относится не только квалификационный и возрастной состав научно-педагогических кадров, но и их участие в научной работе, участие в международных конференциях, взаимодействие с иностранными научными фондами, аккредитованными в России, получение патентов на изобретения публикации, учебники и т.д.

Стали редкостью оплачиваемые командировки на конференции в другие города (оплата производится за счёт собственных средств: тем по НИР и грантов). Чтобы оплатить 1-2 таких поездки профсоюзной организации приходится включать в коллективный договор обязательства по выделению средств на эти цели отдельным пунктом либо добиваться оплаты командировок из внебюджетных источников.

Вообще, занятие наукой превращается в дорогое удовольствие. Поездки и публикации чаще всего осуществляются за собственный счёт преподавателей и научных сотрудников вузов, а издание сборников научных трудов или тезисов конференций - нередко осуществляется за счёт организационного сбора с их участников.

Достаточно высокий средний возраст, большая нагрузка, сложный характер работы и низкий уровень жизни преподавателей не могут не сказываться на их здоровье. По данным исследований 63,4 % преподавателей остро нуждаются в медицинских услугах. Отпуск могут провести на курортах России и за границей не более 13 % преподавателей, 37 % - на даче, 24 % - дома, 21 % - подрабатывают, уехали в гости - 9 %, что подтверждает анализ анкетных данных председателей профсоюзных организаций работников вузов.

Значит и профсоюзным организациям вузов необходимо не только проводить социологические исследования состояния кадрового потенциала, но и выходить в администрацию с предложениями и мерами по защите профессиональных интересов работающих, созданию условий для их профессионального роста с целью обеспечения соответствия требованиям времени.

Должно быть четкое понимание руководством и профорганизацией каждого вуза, что предметом пристального внимания становится исследовательская и учебно-методическая деятельность ППС. Уровень этой деятельности должен быть

отражен в показателях и критериях при открытии магистратуры, кандидатских и докторских диссертационных советов, а также при лицензировании и аккредитации образовательных программ.

Если коллектив вуза не в состоянии поддерживать высокий уровень требований, завтра он будет лишен серьезной финансовой поддержки, станет неконкурентоспособным. Перед вузовскими профсоюзными организациями стоят задачи способствовать:

созданию инновационного режима деятельности преподавателей вуза,
повышению их квалификации; созданию условий для увеличения заработной
платы преподавателей;

созданию системы привлечения к преподавательской работе в вузе
молодых способных кадров;

- созданию реальной системы повышения квалификации на базе
современных образовательных технологий, обеспечению её финансирования в
полном объеме за счет бюджетных и внебюджетных источников;

- формированию системы моральных и материальных стимулов повышения
квалификации и качества профессиональной деятельности преподавателей.

Падение общественного престижа преподавателей, ученых и их социального статуса выступает серьезным препятствием для привлечения в вузы и НИИ молодежи. Сокращение кадров в вузовской науке и добровольный отток в предпринимательский сектор за 15 лет составил почти 75%, а по стране в среднем по науке примерно 60%. Мы потеряли и число занятых научными разработками по совместительству (до 50%), т.к. преподавание в платных вузах и на разного рода курсах оплачивается значительно выше, и зарплата в вузовской науке примерно в 1,3 раза ниже, чем в вузе. Половина ученых имеют второе место работы, иногда не соответствующее своему профилю. Как правило, отток из науки приходится на более социально—активный возраст.

Сотрудничество с регионами России по содействию их социально-экономическому и научно—техническому развитию в условиях проводимых в стране экономических реформ и становления в ней новых федеративных отноше­ний также принадлежит к числу важных задач, стоящих перед высшей школой. Именно оно в значительной мере предопределяет возможности для перехода в дальнейшем к формированию устойчивого и обоснованного регионального государственного заказа на подготовку научных и научно-педагогических кадров. Профсоюзным организациям необходимо инициировать рассмотрение трёхсторонних соглашений в регионах, предусматривая все аспекты, связанные с научным потенциалом вузов и НИИ.

Ставится и обсуждается вопрос слияния вузов и институтов РАН, подобно западным университетам. Опасение вызывает то, каким же унифицированным требованиям должны соответствовать преподаватели таких комплексов. Какие планы необходимо реализовать по росту научно-педагогического потенциала ППС, чтобы не нарушить грань сбалансированности между наукой и образованием, не оттеснить научные исследования в угоду сиюминутного коммерческого эффекта.

Качество подготовки, переподготовки, повышения квалификации преподавателя высшей школы определяется очень личными параметрами и критериями, а также возможностями, в которых сегодня работает преподаватель, состоянием материально-технической базы (МТБ) кафедры, факультета, вуза, научными и учебными лабораториями, опытным производством, доступом к новейшим технологиям, опыту коллег, степенью адаптации к рыночной экономике при ограниченном бюджетом финансировании.

Подготовка научных и научно-педагогических кадров является той главенствующей задачей, на решение которой должна быть направлена деятельность высших учебных заведений и исследовательских организаций всех видов, их интегрированных учебно-научных структур, информатизация осуществления этой деятельности.

В Российской Федерации подготовка кадров высшей квалификации осуществляется в 1493 вузах и научных учреждениях и организациях, имеющих аспирантуру с общей численностью 128,4 тыс. человек, из них по очной форме обучения почти 90 тыс. человек, и докторантуру общей численностью более 4,4 тыс. человек. При этом в системе Минобрнауки контингент аспирантов составляет 110,6 тыс. человек, из них по очной форме обучения свыше 77,7 тыс. человек, и почти 4 тыс. докторантов.

В Минобрнауки России создан Совет по проблемам подготовки научных, научно-педагогических кадров и послевузовского профессионального образования, деятельность которого, прежде всего, направлена на определение критериев оценки качества и повышение эффективности функционирования системы послевузовского профессионального образования, а также прогнозирование и оптимизацию общей численности аспирантов и докторантов, в том числе по отрас­лям наук с учетом потребностей сфер экономики и региональной потребности в кадрах высшей квалификации.

Лишь примерно 50 % преподавателей за последние 5 лет проходили какие-то формы повышения квалификации. Часто это можно поставить в зависимость от возраста преподавателя (до 40 лет - 60 %, до 60 лет - 45 %), от профиля вуза в целом или кафедры (естественнонаучные - 8-10 %, социально-экономические - до 75 %).

Причины не участия в повышении квалификации самые различные, например, личные-14%, управленческие - 80 %.

За всем этим стоит отсутствие хорошо организованной, финансово-обеспеченной, технологически и методически отработанной системы повышения квалификации. Значит это - одна из важнейших задач и профсоюзных организаций вузов.

Сегодня ситуация, сложившаяся в системе переподготовки и повышения квалификации ППС вузов такова:

Вузы сегодня используют возможности ФПК и ИПК для повышения квалификации и переподготовки преподавателей лишь на 55-60 %.

Сегодня сумма бюджетного финансирования, выделяемая вузам на повышение квалификации скрыта в общих затратах на ППС, т.е. не выделена отдельной строкой. Это позволяет их тратить на другие, как кажется руководству вузов, более острые нужды.

Вуз впрямую, на уровне конкретных управленческих механизмов и рычагов не заинтересован и не несет ясной ответственности за состояние дел с повышением квалификации его работников, за качество этого процесса, за охват всех преподавателей и т.д. (хотя, кстати, ст.32 Закона «Об образовании» и предусматривает на словах ответственность вузов за уровень квалификации ППС).

Как показывают расчеты, недостаток бюджетных средств на повышение квалификации ППС, вузы вполне могли бы компенсировать за счет внебюджетных средств. Но, как правило, уклоняются от этого. Вопросы о том, в какой степени вузы из своих внебюджетных средств участвуют в повышении квалификации, насколько эти средства используются массово, эффективно, должны обсуждаться на расширенных заседаниях, президиумов профсоюзных территориальных организаций.

Недостаточная заинтересованность и ответственность вузов в деле повышения квалификации ППС проявляется и в том, что вузы сегодня, как правило, не выделяют дополнительных ставок, которые должны позволить полностью высвободить преподавателя (одного-двух) от занятий для прохождения ими повышения квалификации, переподготовки.

Стремление и государства, и вуза удешевить, уменьшить затраты на повышение квалификации ведет и к другим последствиям. Прежде всего, отметим следующее обстоятельство: массовое распространение получают суррогатные формы повышения квалификации, нередко начинает доминирующее положение приобретать псевдопереподготовка - повышение квалификации «для галочки», «для отчетности».

Все чаще используются такие формы переподготовки как:

- переподготовка, повышение квалификации в своем же вузе, своем же ФПК,
ИПК, к тому же без отрыва от основной педагогической деятельности;

- стажировка на соседних («дружественных») кафедрах, без отрыва от
педагогической деятельности и т.д.

Такие внутренние формы переподготовки (внутри своего вуза) да еще без отрыва от педагогической деятельности особое недоумение вызывают в том случае, когда речь идет не о ведущем, а глубоко провинциальном вузе.

Стремление удешевить процесс повышения квалификация преподавателей вузов за счет бюджетных средств в свое время поставил ИПК, ФПК в предельно сложное финансовое положение. Все это привело, в том числе к падению качества их деятельности, встал вопрос о том, насколько ИПК, ФПК могут предоставить образовательную услугу надлежащего качества и уровня, способных в действительности обеспечить профессиональное развитие обучающегося здесь преподавателя вуза.

Особое значение имеет отношение государства к профессиональному развитию профессорско-преподавательского состава вузов, тем более, сейчас, когда наша страна стала участницей Болонского процесса, пора вернуться и к ряду документов ЮНЕСКО. Например, к «Рекомендациям ЮНЕСКО о статусе преподавательских кадров высших учебных заведений» (1997г.), где четко прописано, что преподавание в сфере высшего образования «является формой общественной службы». В ряде стран (Франция, Корея и др.) Положения о правах и привилегиях, относящихся к государственной службе, распространяются и на научно-исследовательский состав государственной высшей школы. Непонятно, почему мы рассматриваем Болонский процесс односторонне: с точки зрения структурных изменений, которые в свою очередь опять же увеличивают объем нагрузки на преподавателя, а не с другой: соответствия Европейским стандартам по оплате и условиям труда тех, кто будет или уже трудится в рамках Болонского процесса.

В Рекомендациях государствам-членам о статусе преподавателей вузов в разделе 9 «Условия работы» отмечается: «53. Государствам-членам и высшим учебным заведениям следует принимать все возможные в финансовом плане меры для обеспечения преподавательским кадрам высших учебных заведений достаточной заработной платы, с тем, чтобы они могли полностью посвятить себя выполнению своих обязанностей и уделять необходимое время непрерывному повышению квалификации и периодическому обновлению знаний и навыков, имеющих важное значение на этой ступени обучения».

Аттестация преподавателей вузов, с одной стороны, фиксирует, делает общепризнанной, легитимной оценку достигнутого уровня профессионального развития, квалификации. С другой стороны, создает дополнительные стимулы, побуждающие профессиональное развитие. Аттестация является тем механизмом, который призван способствовать контролю за качеством научно-педагогического труда и его улучшению.

По своей сути с помощью оценки уровня профессионального развития решается проблема, как фактического контроля уровня профессионального развития, так и стимулирования повышения уровня квалификации (с оценкой квалификационных показателей - знаний, умений и навыков - определяется вознаграждение). Оценка содействует профессиональному развитию, развитию карьеры, возможности продвижения по результатам деятельности, формированию определенного плана («маршрута карьеры») профессионального развития. В действительности, сегодня в практике большинства вузов оценка проводится традиционно, т.е. для принятия решений (санкций) по подтверждению или повышению в должности.

Однако, более важна для преподавателя вуза именно формирующая функция, которая заключается в использовании оценки в целях развития, совершенствования, улучшения программ деятельности «маршрута карьеры».

Профсоюзным организациям вузов, особенно на кафедрах, анализируя итоги аттестации, необходимо учитывать важность создания планов профессионального развития работников.

Отсутствуют четкие содержательные критерии и соответствующие общегосударственные требования к определению квалификационного уровня преподавателей высшей школы. Т.е. на общественно-государственном уровне для преподавателей высшей школы не определена сумма знаний и навыков, которыми он должен обладать. Фактически это остается прерогативой самих вузов, и никоим образом не оформлено в какую-либо систему.

В условиях отсутствия государственных критериев, показателей квалификации, аттестация на местах превращается нередко или в пустую формальность, реализующую принцип «всепрощения», «круговой поруки», или «сведения счетов с неугодными», тем самым - разрушая принципы академической демократии, способствуя установлению авторитаризма на кафедрах, вузах).

Если озвучить мнения, то мы услышим примерно следующее: «... если кафедра представляет собой хорошо сработавшийся коллектив (8-10 человек), между коллегами сложились хорошие взаимоотношения, никто не решится голосовать «против», особенно открыто, ведь каждый будет думать: «моя очередь через два года» (профессор, д.и.н., Москва).. В результате, по признанию, в т.ч. экспертов, в последние годы на уровне вузов, факультетов, кафедр серьезно снижена планка минимальных требований к квалификации, методической и научной работе вузовских преподавателей.

И роль профсоюзных организаций слабо просматривается в решении вопросов по созданию динамичного комплекса материальных, социально-престижных, морально-профессиональных и т.д. условий макро и микросреды, обеспечивающих личную мотивацию профессорско-преподавательского состава вуза.

В реальности соединение аттестации, конкурса и контракта в единый комплекс вызывает целый ряд проблем:

- Объединение процедуры перезаключения трудового договора с процедурой
конкурсного отбора и аттестации не способствует профессиональному росту уровня
преподавателя. Большинство преподавателей считает, что новая система всего лишь
формальность.

- Фактически отсутствует сколько-нибудь заметная материальная и
социально—статусная связь между результатами повышения квалификации,
аттестацией, оплатой труда, конкурсным отбором и должностным продвижением.

- Неотработанность контрактной системы - другая причина её неэффективности. Механизм непонятен большинству преподавательского состава, недостаточно ясны новые процедуры.

Аттестационная оценка должна являться неотъемлемой частью программы профессионального развития персонала, индивидуального плана профессионального развития для каждого конкретного преподавателя, в зависимости от его устремлений, уровня педагогической и научно-исследовательской компетентности.

Не только администрации и вузов, но и профсоюзным организациям предстоит анализировать и менять свое отношение к условиям аттестации, понимая, что явно неблагополучное материальное положение преподавателей вузов существенно сказывается как на мотивации профессионального развития, его качестве, так и стимулирует расширение миграции (внутренней и внешней) научных работников и преподавателей из государственных вузов. Многостороннее совместительство преподавателей и научных сотрудников дезорганизует учебный и научно-исследовательский процесс в высшей школе.

В условиях значительного снижения социального статуса преподавателя вуза небольшая эффективность конкурсного отбора на основе аттестации при отсутствии реального конкурса, других претендентов на эту должность, отсутствие материальной и социально—статусной связи между квалификацией, аттестацией, конкурсным отбором серьезно отражается на организации и управлении высшим образованием.

Решение этой насущной проблемы особенно важно в свете присоединения к Болонской конвенции, которая предусматривает обязательную аккредитацию -аттестацию и вузов и преподавателей.





оставить комментарий
страница1/8
Дата14.05.2012
Размер1.69 Mb.
ТипИнформационный бюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх