Информационный бюллетень 2 2 апреля 2009 года icon

Информационный бюллетень 2 2 апреля 2009 года


Смотрите также:
Информационный бюллетень 1 7 апреля 2009 года...
Информационный бюллетень 20 апреля 2009 года...
Информационный бюллетень 26 апреля 20...
Информационный бюллетень 15 апреля 20...
Информационный бюллетень 12 апреля 2005 года...
Информационный бюллетень 8 апреля 2008 года...
Информационный бюллетень новых поступлений...
Информационный бюллетень красноярский край: местное самоуправление №1 (34) (январь 2010 года...
Информационный бюллетень 28 июля 2009 года...
Информационный бюллетень. Выпуск...
Информационный бюллетень 2 9 октября 2009 года...
Информационный бюллетень 1 9 октября 2009 года...



Загрузка...
скачать




МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИИ И ПЕЧАТИ

___________________________________________

121200, Москва Г-200,Смоленская - Сенная пл., 32/34, тел.:(495) 244-4119,факс:244-4112

e-mail: dip@mid.ru, web-address: www.mid.ru

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ




22 апреля 2009 года



С О Д Е Р Ж А Н И Е


Стр.

Сообщение пресс-службы Президента России




^

Опубликован Концептуальный подход к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики, 21 апреля 2009 года

Концептуальный подход к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики (цели и принципы)

^

Ответы помощника Президента России А.В. Дворковича на вопросы журналистов, Хельсинки, 21 апреля 2009 года




2

^ Сообщения Министерства иностранных дел России





О консультациях в Брюсселе статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина и заместителя Секретаря Совета Безопасности России Ю.А.Зубакова


7

О встрече заместителя Министра иностранных дел России А.В.Грушко с председателем Комиссии по иностранным делам и делам Европейского союза Палаты депутатов парламента Италии С.Стефани


7

Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова

по разоруженческой проблематике агентству «Интерфакс», 21 апреля 2009 года


7

^ О консультациях заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова и заместителя Министра иностранных дел Канады К.Сордс


13

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России А.В.Салтанова с Послом КНР в Москве Лю Гучаном


13

Выступление Главы российской делегации, заместителя Министра иностранных дел России А.В.Яковенко на Обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации и Программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью, Женева, 21 апреля 2009 года


13

О начале работы Конференции по обзору выполнения Дурбанской декларации и Программы действий


14

^ О принятии итогового документа Обзорной конференции по борьбе с расизмом


15

О подписании Соглашения об условиях пребывания Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ на территории Российской Федерации и Меморандума о взаимодействии между Исполнительным комитетом СНГ и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ


15

О презентации Российского фонда мира в ЮНЕСКО


16



Сообщение пресс-службы Президента России

^

Опубликован Концептуальный подход к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики, 21 апреля 2009 года



Документ, содержащий российские предложения по вопросам международного сотрудничества в сфере энергетики, направлен руководству стран «восьмёрки», «двадцатки», Содружества Независимых Государств, ближайшим соседям и партнёрам России, международным организациям.

^

Концептуальный подход к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики (цели и принципы)




1. Будущей более устойчивой модели долгосрочного развития требуется современная, адекватная складывающимся условиям мировая система энергообеспечения.

2. Существующие двусторонние договоренности и многосторонние юридически обязательные нормы в области международных энергетических отношений оказались не способны предупреждать и разрешать конфликтные ситуации, что ставит вопрос о необходимости радикального совершенствования правовой основы мировой торговли энергетическими ресурсами.

3. Целесообразно создание нового универсального международного юридически обязывающего документа, сторонами которого, в отличие от существующей системы, построенной вокруг Энергетической хартии, станут все основные страны-производители (экспортеры), транзитеры и потребители (импортеры) энергоресурсов и который будет охватывать все аспекты глобального энергетического взаимодействия.

4. Новая система правовых актов в области энерегетики должна быть:

– универсальной (применимой к отношениям между любыми странами),

– открытой (к ней могут присоединиться третьи страны),

– всесторонней (охватывать все аспекты энергетического взаимодействия),

равноправной и недискриминационной (без дисбалансов в пользу отдельных категорий участников),

– не противоречащей соответствующим обязательствам в других международных документах

– эффективной (должна включать действенный общий механизм реализации).

Основные принципы новой правовой базы глобального энергетического сотрудничества

В энергетических взаимоотношениях необходимо руководствоваться опытом выполнения Документов Энергетической хартии и подходами, зафиксированными в Декларации и Плане действий «Группы восьми» по обеспечению глобальной энергетической безопасности, одобренными на саммите в Санкт-Петербурге в 2006 году.

Стороны должны осуществлять сотрудничество в сфере энергетики на основе следующих основных принципов:

– признание неделимости устойчивой глобальной энергетической безопасности и взаимозависимости всех участников мирового энергообмена;

– взаимная ответственность стран – потребителей и поставщиков энергоресурсов, а также транзитных государств за обеспечение глобальной энергетической безопасности;

– признание безопасности предложения (поставок) и спроса (прозрачный и предсказуемый сбыт) в качестве ключевых аспектов глобальной энергетической безопасности;

– безусловный государственный суверенитет над национальными энергоресурсами;

– обеспечение недискриминационного доступа к международным энергетическим рынкам, их открытие и развитие их конкурентного характера;

– охват всех видов энергии и энергоносителей и связанных с ними материалов и оборудования;

– транспарентность всех сегментов международных энергетических рынков (производства/экспорта, транзита, потребления/импорта);

– недискриминационное поощрение и защита инвестиций, включая осуществление новых инвестиций во все звенья энергетической цепочки;

– поощрение взаимного обмена активами энергетического бизнеса в рамках инвестиционной деятельности;

– обеспечение недискриминационного доступа к энергетическим технологиям и участие в передаче технологий;

– обеспечение возможности беспрепятственной доставки энергоресурсов на международные рынки, в т.ч. через транзитные системы;

– обеспечение технологической надежности всех элементов энергетической инфраструктуры, включая транзитные;

– обеспечение физической безопасности жизненно важной энергетической инфраструктуры;

– содействие осуществлению инфраструктурных проектов, имеющих важное значение для обеспечения глобальной и региональной энергетической безопасности;

– обязательность консультаций и координации энергетической политики и связанных с ней мер, в т.ч. в области формирования будущей структуры энергетических балансов, диверсификации энергоснабжения, регуляторных документов в области производства, торговли, транзита и потребления энергии, планирования и осуществления инфраструктурных проектов, оказывающих влияние на глобальную и региональную энергетическую безопасность;

– создание и совершенствование механизмов раннего предупреждения с участием поставщиков, потребителей и транзитных государств;

– повышение эффективности производства, переработки, транспортировки и использования энергоресурсов за счет инициатив, реализуемых на национальном и международном уровне;

– стимулирование широкого научно-технического сотрудничества в энергетике, включая вопросы альтернативных и возобновляемых источников энергии, повышения энергоэффективности и энергосбережения во всех звеньях энергетической цепочки;

– совместная работа по охране окружающей среды, предотвращению новых и борьбе с последствиями происходящих неблагоприятных климатических изменений;

– терминологическое и понятийное единообразие создаваемых новым документом режимов (в том числе в области транзита – Приложение 1).

Приложение 1. Элементы соглашения о транзите

Интегральной частью новой системы документов должно стать новое соглашение о гарантиях транзита энергетических материалов и продуктов (перечень – Приложение 2), включающее в качестве неотъемлемой части договор, устанавливающий процедуру преодоления чрезвычайных ситуаций в данной сфере.

Целью соглашения является обеспечение надежного и бесперебойного транзита.

Соглашение определяет:

– основные термины, единообразное применение которых в транзитных договорах будет способствовать универсальному применению соответствующих правовых норм;

– принципы установления транзитных тарифов (объективность, разумность, прозрачность, недискриминационность, обоснованность затратами, комфортный налоговый режим);

– обязательства сторон соглашения обеспечивать выполнение обязательств по транзиту своими субъектами;

– неприемлемость непредусмотренного транзитными договорами прерывания или сокращения транзита, а также вмешательства в транзитные потоки;

– ответственность сторон за убытки, причиненные в результате невыполнения требований соглашения и транзитных договоров;

– механизмы координации действий сторон по оптимизации маршрутов транзита;

– систему органов (комиссий, формируемых на основе представительства сторон и авторитетных международных организаций), уполномоченных урегулировать чрезвыйчайные ситуации и действующих на принципах равноправного участия сторон;

– обязательность реагирования сторон на запросы партнеров и обязательства по обеспечению доступа экспертов сторон и органов по урегулированию конфликтов к транзитной инфраструктуре;

– предпочтительность дипломатическх каналов урегулирования конфликтов перед судебными с возможностью разрешения споров в соответствии с арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ);

– недопустимость оговорок к соглашению.

Приложение 2. Перечень энергетических материалов и продуктов

Ядерная энергетика

Руды и концентраты урановые или ториевые.

Руды и концентраты урановые.

Руды и концентраты ториевые.

Элементы химические радиоактивные и изотопы радиоактивные (включая делящиеся и воспроизводящие химические элементы и изотопы), их соединения; смеси и остатки, содержащие эти продукты.

Уран природный и его соединения.

Уран, обогащенный ураном-235, и его соединения; плутоний и его соединения.

Уран, обедненный ураном-235, и его соединения; торий и его соединения.

Элементы радиоактивные, изотопы и соединения.

Использованные (отработанные) топливные элементы (ТВЭЛы) ядерных реакторов.

Тяжелая вода (оксид дейтерия).

Уголь каменный, газ природный, нефть и нефтепродукты, электроэнергия

Уголь каменный, брикеты, окатыши и аналогичные виды твердого топлива, полученные из каменного угля.

Лигнит, бурый уголь, агломерированный или неагломерированный, кроме гагата.

Торф (включая торфяную крошку), агломерированный или неагломерированный.

Кокс и полукокс из каменного угля, лигнита или торфа, агломерированные или неагломерированные; уголь ретортный.

Газ каменноугольный, водяной, генераторный и аналогичные газы, кроме нефтяных газов и других газообразных углеводородов.

Смолы каменноугольные, лигнитовые, торфяные и прочие минеральные смолы, обезвоженные или необезвоженные, или продукты частичной дистилляции, включая восстановленные.

Масла и другие продукты высокотемпературной перегонки каменноугольной смолы; аналогичные продукты, в которых масса ароматических составных частей превышает массу неароматических (например, бензол, толуол, ксилол, нафталин, смеси прочих ароматических углеводородов, фенолы, масла креозотовые и прочие).

Пек и кокс пековый, полученные из каменноугольной смолы или прочих минеральных смол.

Нефть сырая и нефтепродукты сырые, полученные из битуминозных пород.

Нефть и нефтепродукты, полученные из битуминозных пород (за исключением сырых).

Газы нефтяные и углеводороды газообразные прочие

Сжиженные:

– газ природный;

– пропан;

– бутан;

– этилен, пропилен, бутилен и бутадиен;

– прочие.

В газообразном состоянии:

– газ природный;

– прочие.

Кокс нефтяной, битум нефтяной и другие остатки от переработки нефти, в том числе полученной из битуминозных пород.

Битум и асфальт природные; сланцы битуминозные или нефтеносные и пески битуминозные; асфальтиты и асфальтовые породы.

Смеси битуминозные, основанные на природном асфальте, природном битуме, нефтяном битуме, минеральных смолах или пеке минеральных смол (например, битуминозные мастики, асфальтовые дорожные покрытия).

Электроэнергия

Другие виды энергии

Древесина топливная в виде отрезков стволов, поленьев, сучьев, вязанок хвороста или аналогичных видах.

Уголь древесный (включая уголь, полученный из скорлупы или орехов), агломерированный или неагломерированный.

^

Ответы помощника Президента России А.В. Дворковича на вопросы журналистов, Хельсинки, 21 апреля 2009 года




А.Дворкович: Как сказал Президент Российской Федерации, сегодня нашим коллегам по «восьмёрке», другим странам «двадцатки», странам СНГ, международным организациям, нашим соседям будет передан документ, который касается концептуальных подходов к новой правовой базе международного энергетического сотрудничества. Речь идёт о документе, который содержит три раздела. Первый – принципы международного энергетического сотрудничества, которые, мы считаем, должны быть заложены в новый международный правовой акт. Второй раздел – это элементы соглашения о транзите, неотъемлемой частью которого будет являться договор о разрешении конфликтных ситуаций в этой сфере – в сфере транзита. И третий раздел – это перечень энергетических материалов и продуктов, на которые мы предлагаем распространить эти правовые акты. То есть речь идёт не только о газе или только о нефти, но и обо всех энергетических продуктах включая такие продукты, как ядерное топливо, электричество, уголь и все остальные товары, которыми торгуем мы, которыми торгуют страны в энергетической сфере.

О том, что мы подготовим такие предложения, о том, что мы их передадим партнёрам, Президент говорил ещё в прошлом году на саммите «восьмёрки». Мы много раз подтверждали эту готовность на самых различных форумах, много раз заявляли о том, что нас не устраивают Энергетическая хартия и документы, которые входят в систему Энергетической хартии в нынешнем виде, и что мы считаем, что необходима новая международная правовая база. Теперь есть предмет для обсуждения – это вполне конкретные предложения, за которыми есть и подготовленный проект нормативных актов, но мы ещё заканчиваем их юридическую внутреннюю проработку. После этого мы будем готовы их представить на обсуждение партнёрам.

Мы, как сказал Президент, готовы к интенсивным переговорам с нашими партнёрами, прежде всего с Евросоюзом (это наши самые близкие энергетические партнёры), в отношении этих документов уже в ближайшие недели в самых разных форматах.

^ Вопрос: А что это означает? Мы же не присоединялись к Энергетической хартии, значит, мы не можем говорить о выходе из неё.

А.Дворкович: Россия подписала Энергетическую хартию, но не ратифицировала её. Это означает, что мы не считаем себя связанными  обязательствами по Энергетической хартии. Что касается договора к Энергетической хартии, то мы также не считаем себя связанными обязательствами по этому договору. Но дело не в том, какими обязательствами мы себя не считаем связанными, а дело в том, что мы предлагаем полномасштабную, новую нормативно-правовую базу для будущего энергетического сотрудничества. Мы хотим, чтобы отношения  строились на прозрачных, понятных, надёжных и стабильных принципах, которые удовлетворяли бы все стороны: и потребителей, и производителей, и транзитёров энергоресурсов. Сегодня те документы, которые есть, уже не отвечают современным реалиям, современной ситуации.

К примеру, в отличие от ситуации, когда Энергетическая хартия подписывалась, изменился Евросоюз, изменилась его нормативно-правовая база, изменился его состав. И многие принципы, которые работают внутри Евросоюза, уже не стыкуются с положениями Энергетической хартии и соответствующих договоров к хартии. Это противоречие не устранено, и его можно устранить только заключив новые соглашения. Также, несмотря на многие обсуждения и даже обещания, эти документы так и не распространились, например, на ядерные материалы, а этот вопрос нас действительно сильно интересует: мы всегда говорили о нашем интересе к этой теме и считали, что нужно распространить действие тех же принципов и на эту сферу. Этого не случилось, эту проблему иначе как новым соглашением решить невозможно, так что  будем предлагать партнёрам этим заниматься максимально интенсивно.

^ Вопрос: То есть нельзя говорить что мы вышли из хартии?

А.Дворкович: Нет, мы не выходим. На нас эти документы фактически не распространялись.

Вопрос: Как Вы думаете, эти предложения найдут понимание?

Это предлагается взамен Энергетической хартии?

А.Дворкович: Эти документы предлагаются фактически взамен Энергетической хартии, хотя, конечно, юридическое оформление может быть разным: это могут быть и изменения в Энергетическую хартию, и подготовка нового документа в связи с тем, что предлагается изменить многие принципы, добавить многие принципы, а также в связи с тем, что Энергетическая хартия сегодня не включает в себя многих важнейших игроков  на мировом рынке. Наверное, переговоры стоит вести в более широком кругу о новом документе, чтобы этот круг договаривающихся стран включал в себя те страны, которые сегодня не входят в Энергетическую хартию. Речь идёт о важнейших партнёрах: речь идёт о США, Канаде, Китае, Индии; даже Норвегия не входит в Энергетическую хартию, хотя является одним из крупнейших поставщиков нефти на мировой рынок. Так что, наверное, всё-таки нужен новый документ, но мы открыты к диалогу в любой юридической форме.

Вопрос: Как Вы полагаете, Евросоюз воспримет наши доводы? Не можем ли мы остаться в изоляции, если они останутся на позициях Хартии?

А.Дворкович: Мы уже много раз обсуждали в самых разных форматах с нашими партнёрами по Евросоюзу этот вопрос. Мы говорили об этом, это для них не новость, не сюрприз, – о том, что нас не устраивает Энергетическая хартия в нынешнем виде, что мы будем предлагать её  менять. Постепенно отношение к этому вопросу у наших партнёров в течение  нескольких последних месяцев менялось, хотя с юридической точки зрения их позиция не изменилась.  Но мы видели, что они всё более и более открыты к диалогу на эту тему, так что думаем, что и первоначальные консультации, и последующие переговоры могут быть максимально конструктивными, хотя, конечно, понимаем, что Евросоюзу нужно будет провести на эту тему большую внутреннюю работу.

^ Вопрос: А кто из стран СНГ уже точно поддерживает предложения России?

А.Дворкович: Мы только сегодня передаём текст наших предложений, поэтому говорить о том, что кто-то его поддерживает, просто преждевременно. Наши финские партнёры получили этот документ первыми. Поскольку готовность к этому появилась именно здесь, в Финляндии, мы посчитали необходимым нашим финским партнёрам передать эти документы первыми. В ближайшие часы эти документы получат и остальные наши партнёры.

^ Вопрос: А сколько их?

А.Дворкович: Нескольким десяткам стран. Я сказал уже о том, что это как минимум все страны «двадцатки» и все страны СНГ, международные организации, которые работают в этой сфере, конечно же, Европейская Комиссия, но также и другие страны, которые являются активными игроками на энергетическом рынке, например члены Энергетического форума, в который входят основные производители и потребители нефти.

Финляндии мы передали документ первыми, поскольку именно к сегодняшнему дню у нас появилась готовность передать эти документы, а мы находимся здесь, в Финляндии.

Вопрос: Возвращаясь к сегодняшним переговорам, всё-таки по «Северному потоку» более конкретных договорённостей с Финляндией удалось достигнуть?

А.Дворкович: Речь идёт о графике внутренних процедур здесь, в Финляндии. И именно это обсуждалось – мы рассчитываем, что в течение этого года может быть достигнут прогресс.

^ Вопрос: То есть Правительство примет юридическую процедуру и согласится с обязательствами. Или о чём идет речь?

А.Дворкович: Не хотелось бы вмешиваться во внутренние финские процедуры. Это, действительно, суверенное дело каждой страны осуществлять этот процесс в соответствии с внутренним законодательством. Мы уважаем эти принципы, считаем, что проект обеспечивает максимальную экологическую безопасность и, исходя из этого, рассчитываем на позитивное отношение и финских, и шведских партнёров к этому проекту.

^ Вопрос: А эстонских?

А.Дворкович: И эстонских. Если мы думаем снять политические нюансы и тонкости – с точки зрения экологии и уж тем более экономики этот проект и надежён, и выгоден всем.

^ Вопрос: Скажите, пожалуйста, какие основные принципы, о которых в первом разделе говорится?

А.Дворкович: В первом разделе того документа, который был распространён, речь идёт о принципах стабильности, прозрачности отношений в этой сфере. Речь идёт о том, что каждая страна обладает суверенитетом над своими ресурсами, которые находятся на её территории. Речь идёт о не дискриминационном доступе к  разработке этих ресурсов в соответствии с соответствующими договорённостями и соглашениями. Речь идёт о том, что страны будут поощрять инвестиции и создавать благоприятный налоговый режим для таких инвестиций. Речь идёт о том, что будущие соглашения, касающиеся отдельных элементов энергетического сотрудничества, таких как транзит, не должны содержать оговорок, а должны применяться на равной основе ко всем и в соответствии с принципом равного подхода. Речь идёт о том, что соглашения должны затрагивать все аспекты энергетического сотрудничества, а не только транзит, или только потребление, или только производство, и должны затрагивать все, как я уже говорил, энергоресурсы, все продукты и материалы энергетического характера. Там есть ещё несколько принципов, которые вы увидите, когда материал будет опубликован, будет в открытом доступе. Думаю, уже это произойдет завтра, на сайте Президента материал появится. 

^ Вопрос: Скажите подробнее, пожалуйста, о том, что касается ядерных материалов. Как это будет работать?

А.Дворкович: Что касается ядерных материалов, для нас всегда это было сферой особых интересов. К сожалению, любой вопрос в этой сфере сегодня в Европе решается на основе отдельных договорённостей, не подчиняется принципам Энергетической хартии, соответственно если бы мы применяли Энергетическую хартию, если бы мы к ней присоединились (мы этого не сделали), мы были бы ограничены некоторыми обязательствами. По ядерным материалам наши партнёры такими обязательствами не были бы ограничены. Если наши предложения будут приняты, соответственно, эти принципы, о которых я только что сказал, будут распространяться и на  торговлю ядерными материалами.


^ Сообщения Министерства иностранных дел России


О консультациях в Брюсселе статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина и заместителя Секретаря Совета Безопасности России Ю.А.Зубакова


633-22-04-2009

21 апреля статс-секретарь – заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Г.Б.Карасин и заместитель Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Ю.А.Зубаков провели консультации с Генеральным секретарем Совета ЕС, Высоким представителем по общей внешней политике и безопасности Евросоюза Х.Соланой, в которых приняли участие начальник департамента внешнеполитического планирования Генсекретариата Совета ЕС Х.Шмид, спецпредставители ЕС по Молдавии К.Мижеи, по урегулированию конфликта в Грузии П.Морель и по Южному Кавказу П.Семнебю.

Обсуждались положение дел и возможности взаимодействия России и Евросоюза применительно к стабилизации ситуации в Молдавии, содействию процессу приднестровского урегулирования, нормализации обстановки вокруг Южной Осетии и Абхазии. Была также затронута тематика нагорно-карабахского урегулирования.

Обсуждения прошли в конструктивной атмосфере и подтвердили взаимную заинтересованность в дальнейшей работе в таком формате.


О встрече заместителя Министра иностранных дел России А.В.Грушко с председателем Комиссии по иностранным делам и делам Европейского союза Палаты депутатов парламента Италии С.Стефани


635-22-04-09

22 апреля состоялась встреча заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Грушко с делегацией Комиссии по иностранным делам и делам Европейского союза Палаты депутатов парламента Итальянской Республики во главе с председателем Комиссии С.Стефани.

В ходе беседы обсуждены актуальные вопросы российско-итальянских отношений и ключевые проблемы международной повестки дня. Было выражено удовлетворение поступательным и динамичным развитием взаимодействия между двумя странами в политической, экономической и культурной областях, а также была отмечена роль парламентов России и Италии в укреплении партнерского характера двустороннего взаимодействия.

С обеих сторон была подтверждена заинтересованность в продвижении многосторонних, коллективных подходов к решению международных проблем. Особое внимание было уделено проблематике формирования новой архитектуры европейской безопасности в свете инициативы Президента Российской Федерации Д.А.Медведева о заключении Договора о европейской безопасности, отношений Россия-ЕС, реформы СБ ООН. Состоялся также обмен мнениями о путях преодоления мирового финансово-экономического кризиса.


^ Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова по разоруженческой проблематике агентству «Интерфакс», 21 апреля 2009 года


22-04-2009

Вопрос: Сергей Алексеевич, выражение "нажать кнопку Reset в отношениях с Россией" уже стало крылатым. Но иногда после нажатия кнопки перезагрузки зараженный вирусами компьютер окончательно ломается. На Ваш взгляд, может ли оказаться возникший после прихода новой администрации США позитив в российско-американских отношениях всего лишь очередной иллюзией?

С.А.Рябков: Пока все идет неплохо, и тональность российско-американских отношений, которая изменилась с приходом к власти новой администрации США, выдерживается. Эта тональность позитивная, что само по себе - плюс. Но главное не это, а то, что некоторые декларации о взаимном настрое продвигать отношения вперед получается воплощать в практические дела. Результаты встречи в Лондоне президентов России и США, два заявления, которые были приняты президентами, характер проведенного разговора, обоюдный настрой хорошо подготовить и провести июльский визит в Москву Барака Обамы – все это первые конкретные достижения на пути трансформации лозунга о "перезагрузке" в нечто реальное.

Термин "перезагрузка" уже стал немного затертым выражением. Но суть от этого не меняется. В принципе, сегодня как раз речь идет о том, чтобы постараться по-новому взглянуть на весь комплекс двусторонних отношений и определить основу, на которой можно решать имеющиеся проблемы. Пока это получается. Но, как известно, первая ласточка весны не делает. Мы должны наращивать диалог и готовы взаимодействовать с США именно в таком ключе.

Вопрос: Как известно, тема выработки новой договоренности взамен истекающего договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ) является одной из приоритетных в диалоге между Москвой и Вашингтоном. Насколько в данный момент позиция нынешней администрации Белого дома по вопросу СНВ понятна Москве? По Вашим ощущениям, готовы ли США пойти на то, за что выступает российская сторона: сокращать не только боезаряды, но и их носители, сохранить предусмотренные СНВ-1 механизмы контроля?

С.А.Рябков: Я на это надеюсь. Мы находимся на стадии первых контактов с новой разоруженческой переговорной командой США. Эти контакты уже достаточно интенсивные. Есть немало признаков, позволяющих с достаточной уверенностью полагать, что позиция нынешней администрации будет в большей степени учитывать наши приоритеты и предпочтения по сравнению с администрацией Джорджа Буша.

Высказываться о том, что конкретно происходит и какие подвижки наблюдаются в действительности, сейчас рано, потому что идет только первый обмен позиционными установками и подходами. Мы еще не вышли на траекторию полноформатных переговоров, когда диалог наберет темп, интенсивность, когда заработают экспертные группы. Пока всего этого нет. Мы находимся на самом старте, но то, что мы имеем на данный момент, в общем обнадеживает.

Вопрос: МИД России ранее сообщал, что 24 апреля в Риме пройдут российско-американские консультации по СНВ. На каком уровне пройдет эта встреча, что Вы от нее ожидаете?

С.А.Рябков: Это будет первый ознакомительный контакт по вопросу стратегических наступательных вооружений. Россию будет представлять директор департамента МИД России по вопросам безопасности и разоружения Анатолий Антонов, США – заместитель госсекретаря Роуз Гетемюллер. После встречи в Риме обсуждение этой темы будет продолжено в ходе визита министра С.Лаврова в Вашингтон в мае.

Вопрос: Как известно, Россия и США готовы на серьезное понижение "потолков" ракетно-ядерного потенциала, пойти даже дальше, чем это предусмотрено в московском договоре о сокращении наступательных потенциалов (СНП). Насколько серьезным может быть это сокращение – до 1000, или, как предлагают некоторые американские эксперты, чуть ли не до 500 боезарядов? На Ваш взгляд, сколько боезарядов нужно оставить России, чтобы не навредить своей национальной безопасности?

С.А.Рябков: Вы задаете вопрос, который будет одним из главных в ходе переговоров. И понятно, что никакие цифры сейчас называть, тем более публично, нет никакой возможности. То, что сказано в совместном заявлении президентов России и США и то, что было обозначено в заявлении президента Д.Медведева, которое огласил С.Лавров 7 марта в Женеве, – это максимум возможного с точки зрения публичного обозначения нашей позиции. "Потолки" на носители и боезаряды должны быть ниже тех уровней, которые зафиксированы договорно на сегодняшний день. Как вы помните, московский договор о СНП предусматривает сокращение боезарядов до 1700-2200 единиц. Что касается носителей, то здесь мы имеем параметры договора о СНВ, а они давно уже перевыполнены. Поэтому, по большому счету, надо просто смотреть, насколько далеко стороны готовы идти дальше.

Цифры, которые вы упомянули – 1000, 500 единиц – это не те цифры, которые мы слышим от американцев, когда они излагают свою официальную позицию. Строго говоря, обсуждать можно гипотетически любые цифровые параметры, но надо иметь в виду: чем ниже мы спускаемся по количеству боезарядов и носителей, тем более серьезно встают вопросы, связанные и с противоракетной обороной, и с потенциалом других ядерных держав в сфере СНВ. Сама логика стратегической стабильности затрудняет каждый дальнейший ход в направлении снижения потенциалов. Поэтому нужно быть реалистами и не ставить заведомо невыполнимые задачи. Конкретные цифровые параметры будут обсуждаться по ходу переговоров. Не думаю, что произойдет нечто сверхъестественное с точки зрения снижения этих параметров. Для этого не созрели предпосылки, и оснований говорить сегодня о столь радикальных сокращениях, на мой взгляд, нет. Как я уже сказал, мы пока еще на самой ранней стадии дискуссии, а "потолки" вооружений – это один из ключевых результатов всего переговорного процесса.

Вопрос: Будет ли необходимость в дальнейшем существовании СНП, если удастся договориться с США по новому договору на смену СНВ? Как Вы оцениваете реализацию договора? Российская сторона неоднократно выражала озабоченность в связи с тем, что американцы не уничтожают ядерные боеголовки, а складируют их. Актуальна ли эта озабоченность сегодня?

С.А.Рябков: Это весьма актуальная тема. Мы по-прежнему не готовы согласиться с идеей установления ограничений только на оперативно развернутые боезаряды. Для нас небезразлично, что происходит с теми боезарядами, которые не установлены на носителях, а находятся на складах. С прежней американской администрацией у нас не получалось никакого разговора на эту тему. Надеемся, что новая администрация найдет возможность взглянуть конструктивно на этот вопрос. Мы будем поднимать его и дальше.

Что касается СНП, то этот договор работал и существовал только во взаимосвязи с СНВ-1. СНП имел значение как средство понижения потолков боезарядов в контексте того, о чем было договорено в СНВ. Когда заключался московский договор, учитывался тот факт, что носители уже являются предметом ограничений и сокращений в рамках СНВ, то есть у нас была определенная гарантия, что по носителям будут выполняться положения договора СНВ. На протяжении всего времени действия договора о сокращении потенциалов применялись и продолжают применяться меры контроля, предусмотренные в договоре о СНВ. Но в отсутствие договора о СНВ договор о СНП превращается в бессмысленный текст.

Мы не готовы принять ни в каком виде идею о том, что после истечения действия договора о СНВ можно оставить договор о сокращении наступательных потенциалов и исходя из его положений выстраивать отношения в сфере стратегических наступательных вооружений. Это ущербная логика, и, как я понимаю, администрация Обамы тоже склонна именно так подходить к этому вопросу.

В заявлении президентов, подписанном в Лондоне, говорится, что нужна именно полноформатная договоренность на замену договора о СНВ.

Вопрос: Как известно, США планируют переоборудовать крылатые ракеты подводного флота в обычное снаряжение, но эти вооружения не подпадают под ограничения по договору о СНВ. Будет ли Россия в контактах с новой американской администрацией поднимать этот вопрос?

С.А.Рябков: Да, в США есть программа, которая предусматривает переоборудование подводного флота под крылатые ракеты в обычном, неядерном оснащении. Это серьезный вопрос, и для нас важно в процессе переговоров с американской стороной разобраться, насколько новая администрация готова в принципе заниматься самой проблемой стратегических средств в неядерном оснащении как предмета будущего договора.

Мы, конечно, за то, чтобы найти формы ограничения развития этих средств, поскольку они носят дестабилизирующий характер, и это многократно повторялось на различных уровнях. Этот вопрос не забыт, мы им будем заниматься очень серьезно, потому что не должно быть лазеек в сфере СНВ, которые выводили бы за рамки сокращений и ограничений серьезный сегмент военного потенциала. Нельзя пренебрегать ситуацией, когда такое оснащение будет понижать порог применения носителей, воспринимаемых другой стороной как стратегические во время какого-либо кризиса. Потому что в какой ситуации можно представить себе применение стратегического носителя в неядерном оснащении? Только в ситуации серьезного международного кризиса. И здесь нет права на ошибку. Нет возможности потом что-то передумать или решить по-другому. Поэтому лучше с самого начала иметь договор, предусматривающий определенный контроль за происходящим в этой сфере, чтобы, насколько это возможно, располагать достаточно четкой картиной потенциалов и опираться на соответствующие ограничения, охватывающие развитие таких систем.

Вопрос: Как Вы относитесь к идее подключить другие ядерные государства к договоренностям в сфере сокращения наступательных вооружений?

С.А.Рябков: Это сейчас невозможно. Мы ведем переговоры с США о новых рамках наших совместных действий в сфере сокращения наступательных вооружений. Пока договоренность не достигнута и не начала воплощаться в жизнь, ставить вопрос о чем-то ином, в том числе о расширении формата этих переговоров и подключении к ним других ядерных держав, на мой взгляд, было бы контрпродуктивно. Все-таки фактом остается то, что сегодня стратегические наступательные потенциалы США и России значительно превосходят те, которыми располагают другие страны. Мы считаем, что нет оснований для того, чтобы кто-то иной, помимо России и США, подключался к обсуждению этой тематики, традиционно отрабатывающейся в двустороннем формате.

Что будет дальше - как раз это и предстоит определить по итогам начинающихся сейчас переговоров и с учетом их опыта. Я предвижу серьезные дискуссии на эту тему в том числе на предстоящей в будущем году обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Хотел бы воспользоваться возможностью и привлечь внимание к российскому предложению о придании универсального характера договору о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Пока мы не слышали внятной реакции и не увидели готовности других стран, у которых есть потенциалы в этой сфере, подключиться к процессу универсализации договора о РСМД. Со временем и эти государства должны будут согласиться серьезно заниматься самоограничениями или договорными ограничениями в сфере стратегических вооружений. На нынешнем отрезке без их участия прогресс возможен. Но в дальнейшем без этого обойтись будет нельзя.

Вопрос: Федерация американских ученых опубликовала доклад, в котором говорится о возможности перенацеливания американских ракет не на российские города, а на ключевые экономические объекты. Как Вы можете это прокомментировать?

С.А.Рябков: Я читал этот доклад и полагаю, что в российских СМИ упомянутый вами тезис был выхвачен из контекста. Суть доклада не в этом. В нем проведен разбор гипотетических последствий применения ядерного оружия по крупным промышленным объектам, объектам инфраструктуры, а также анализ того, какими могут быть потери в случае применения боезарядов различной мощности.

Прискорбно и вызывает сожаление, что для такой аналитической и умозрительной работы были избраны реально существующие объекты на российской территории. На мой взгляд, это свидетельствует о некотором отстраненном отношении авторов к тому факту, что за последние годы в отношениях России и США многое поменялось. Рассматривать Россию как объект для потенциального применения ядерного оружия – не дело. Это только добавляет аргументов тем, кто привержен мышлению в стиле "холодной войны".

Кроме того, безусловно, сам факт появления такого доклада подтверждает наш тезис о том, что мы не можем абстрактно подходить к вопросу об имеющихся потенциалах. Намерения, какие бы они ни были позитивные и конструктивные сегодня, завтра могут измениться. Федерация американских ученых прекрасно это понимает. И сам факт появления этого материала свидетельствует в пользу того, что договариваться нужно по-серьезному, и логику стратегического равновесия и сверхответственного подхода к этой сфере нельзя приносить в жертву любым, самым конструктивным политическим намерениям или общему благоприятному настрою.

Ведь намерения и настрой - очень эфемерные величины, а потенциалы и способность нанести удар, как об этом достаточно цинично и холодно пишет Ассоциация в своем докладе, перечисляя по экспоненте нарастающие миллионные жертвы, рассуждая о том, сколько еще нужно и каких боезарядов, чтобы осуществить этот нокаут, - это звонок и напоминание нам о том, что мы живем в суровом мире, реалиями которого пренебрегать нельзя.

Вопрос: Судя по всему, вопрос о размещении элементов американской ПРО в Восточной Европе повис в воздухе. Расценивают ли это в Москве как победу, пусть маленькую и промежуточную?

С.А.Рябков: Я не уверен, что вопрос повис в воздухе. Во-первых, разговоры о том, что графики размещения объектов ПРО в Польше и Чехии могут "поплыть", пошли еще на закате прежней администрации. Во-вторых, пока мы не имеем никакой конкретики от новой администрации сверх того, что уже было заявлено. Говорилось о том, что будет изучено соотношение технической эффективности и стоимости этого проекта, а также будут безусловно приниматься в расчет результаты испытаний.

И я не могу сказать, что такая позиция американской стороны воспринимается нами как какой-то крупный сдвиг. Особо радоваться нечему. Ведь американцы не пересмотрели свои планы, и я не думаю, что это может произойти. Наоборот, мы видим, что происходит интенсификация работы в сфере ПРО, в том числе в натовском формате. Решения саммита НАТО в Страсбурге и Келе толковать иначе нельзя. Мы давно с интересом следили за тем, как развивается дискуссия в НАТО в отношении так называемой активной зональной системы ПРО театра военных действий. Теперь же соответствующий параграф коммюнике последнего саммита НАТО однозначно говорит о том, чтобы посмотреть на эту систему в связи с американской ПРО как на один из элементов прикрытия всей территории европейских союзников. Участники саммита НАТО договорились выработать уже до следующего саммита НАТО в Португалии конкретные предложения по архитектуре в сфере ПРО, куда будут, насколько я понимаю, заложены и американские планы в данной области. То есть процесс продолжается, и мы не можем говорить о том, что наша аргументация воспринимается нашими партнерами каким-то иным, существенно лучшим образом.

Вопрос: Может ли в таком случае Россия подключиться к этой работе? Как Вы оцениваете идею трехстороннего сотрудничества США, России и НАТО в сфере ПРО? По-прежнему ли российские предложения об использовании РЛС в Габале и Армавире на столе переговоров – складывается впечатление, что о них все забыли?

С.А.Рябков: Нет, никто о них не забыл. Наоборот, мы считаем, что эти предложения заслуживают серьезного анализа со стороны новой администрации США. Проблема только в том, что во многих дискуссиях по этому вопросу за кадром остается тот факт, что наше предложение по использованию этих компонентов построено на прохождении целого ряда этапов до непосредственного использования наших радиолокационных и иных ресурсов.

Эти этапы предполагают – при условии отказа от планов создания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе – совместную оценку угроз, разработку системы контрмер на ту или иную ракетную угрозу, прежде всего, в политической, экономической и других областях. И только при констатации невозможности нейтрализовать эту гипотетическую ракетную угрозу политическими или экономическими методами наши предложения включают совместную разработку архитектуры ПРО в военном смысле. Только тогда речь может пойти о сопряжении наших возможностей по использованию РЛС в Габале и Армавире и других возможностей с тем, что осуществляется США или их европейскими союзниками. То есть в данном случае последовательность и этапность имеют большое значение, и этим нельзя пренебрегать.

Мы не готовы все наше сотрудничество с США по этому вопросу, образно говоря, свести к подключению нашего штекера в гнездо американской системы ПРО. Это было бы все равно что впрыгнуть на подножку американского поезда и ехать в неизвестном нам направлении. Это нам не подходит. Сотрудничество должно быть равноправным.

Вопрос: По-прежнему ли в силе позиция России, в соответствии с которой в ответ на появление ТПР в Восточной Европе в Калининградской области будут размещены РК "Искандер"?

С.А.Рябков: Эту позицию никто не отменял. Я бы только добавил в эту формулировку две частицы "не": если не будет ТПР, не будет и "Искандеров". Потому что мы как раз не стремимся к тому, чтобы их там поставить, мы очень этого не хотим.

Вопрос: В Вашингтоне готовы пересмотреть вопрос о размещении элементов ПРО в Восточной Европе, если удастся решить ядерную проблему Ирана. В России категорически отказываются от любого "торга" по этому вопросу. Но все-таки, готовы ли в Москве взглянуть на две эти проблемы (ПРО США и иранская ядерная проблема) в некоторой взаимосвязи, раз в Вашингтоне их так жестко увязывают?

С.А.Рябков: Мы никогда не могли согласиться с тем, что создание третьего позиционного района стратегической ПРО США вызвано ракетной или ядерной угрозой из Ирана. Потому что у нас несколько иной подход к оценке этой угрозы, нежели подход администрации США. Я не хочу вдаваться в обсуждение того, по каким параметрам эти различия особенно существенны. Тем более что и в самих США есть серьезный разброс мнений по поводу серьезности этой угрозы. Для нас важнее то, что потенциал третьего позиционного района ПРО однозначно угрожает российскому стратегическому потенциалу. Это азы. По-моему, это уже стало всем понятно.

Действительно, новая американская администрация считает возможным для себя по-иному взглянуть на планы в сфере ПРО, если будет обеспечена ликвидация того, что воспринимается Вашингтоном как потенциально опасное развитие в направлении обладания Ираном ядерным оружием. Говорить на эту тему очень сложно, потому что мы не видим признаков приближения Ирана к обладанию ядерным оружием. Я это говорю совершенно ответственно. Более того, я исхожу из того, что Иран, как неядерное государство-член ДНЯО, должен обладать правом на мирное развитие своей атомной энергетики, как и всеми другими правами в рамках ДНЯО. Поэтому любые попытки на основе недоверия США к Ирану выстраивать политику, которая, скажем, вызывает у других членов международного сообщества большие вопросы и сомнения, не идут на пользу решению самой проблемы. Проблема же сводится к восстановлению доверия к сугубо мирному характеру иранской ядерной деятельности. Поэтому предмета для какого-то "торга" или размена здесь вообще нет. У нас есть базовое понимание, как двигаться по иранскому ядерному досье, в виде пяти резолюций Совета Безопасности. У нас есть определенные позитивные сдвиги с точки зрения возобновления политического диалога между "шестеркой" и Ираном. Вот на этом и надо сосредоточиться. Остальное может только осложнить работу и серьезно запутать ситуацию. Поэтому мы склонны сфокусироваться на том, о чем мы договорились с американцами и другими партнерами по "шестерке".

Вопрос: Когда могут быть возобновлены переговоры "шестерки" с Ираном и что Вы от них ожидаете? Тегеран выражал намерение направить новые предложения в адрес "шестерки", поступили ли они уже?

С.А.Рябков: Насколько мне известно, новых предложений пока не поступало. Что касается возобновления диалога, то мы вместе с остальными участниками "шестерки" работаем в направлении того, чтобы этот контакт состоялся уже в ближайшее время. Пока я ничего не могу сказать о сроках или уровне такой встречи. От имени "шестерки" эту работу проводит Хавьер Солана (верховный представитель ЕС по внешней политике и политике в области безопасности - ИФ).

Мы ожидаем от предстоящих переговоров продвижения по двум направлениям. Прежде всего, мы должны достичь прогресса по вопросу о начале полноформатных переговоров с Ираном. Есть определенная формула – "замораживание в обмен на замораживание". Она компромиссна, позволяет Ирану и "шестерке" сдвинуться с места, выйти из состояния того тупика, в котором мы давно находимся. Второе направление –американо-иранское. Здесь тоже есть определенные перспективы. Мы внимательно изучили обращение президента Барака Обамы к иранскому руководству и народу. Считаем, что есть возможности вести активный диалог с Ираном и по региональным делам, в частности по Афганистану. Уже были некоторые первичные контакты по этой теме, они будут продолжены. Взаимно подкрепляющая работа по вопросам, связанным с иранской ядерной программой и региональным делам, в итоге должна создать некоторую критическую массу, которая позволит говорить о том, что нового отката или возврата в нынешний тупик не произойдет.

Вопрос: Россия неоднократно заявляла, что на нынешнем этапе выступает против санкций в отношении Ирана. Что должно произойти, чтобы Москва ужесточила позицию по этому вопросу, где пролегает "красная линия"? Может ли Россия пересмотреть какие-либо параметры своего военно-технического сотрудничества с Ираном, если он будет продолжать отказываться прекратить работу по обогащению урана?

С.А.Рябков: Что касается санкций, то здесь важно правильно понимать два принципиальных момента. Прежде всего, уже действующие санкции никто не отменял. Они остаются в силе, и мы считаем, что введение санкций по трем резолюциям СБ соответствовало поставленной изначально "шестеркой" задаче свести к минимуму распространенческие риски, связанные с реализацией ядерной программы в Иране.

Что будет в дальнейшем? Надо смотреть в зависимости от того, что будет получаться на переговорах. Это очевидно. Мы не можем – это было бы контрпродуктивно и во вред всем нам – неожиданно поставить некие ультиматумы, заявить, что если вы к какому-то времени что-то не сделаете, тогда будет то-то. Это не поможет продвижению переговорного процесса, на чем нужно, прежде всего, сейчас сосредоточить внимание.

Что касается военно-технического сотрудничества с Ираном, то мы никогда не поставляли и не поставляем в Иран ничего, что, во-первых, каким-либо образом противоречило бы требованиям соответствующих резолюций СБ, и, во-вторых, увеличивало бы риски региональной дестабилизации. Системы, которые Россия поставляет Ирану, – это системы отнюдь не наступательные. Я хотел бы обратить внимание, что современный Иран вообще никогда ни на кого не нападал в своей истории. В то же время есть примеры того, как оружие некоторых стран, настолько озабоченных нашим военно-техническим сотрудничеством с Ираном, напрямую использовалось против российских военнослужащих. И поэтому нет абсолютно никаких оснований политически разыгрывать эту тему или нагнетать страсти по поводу российско-иранского ВТС.

Вопрос: Судя по всему, США собираются продолжить поставлять вооружения Грузии. Насколько этот вопрос, а также запланированные учения НАТО в Грузии, вредят российско-американским отношениям?

С.А.Рябков: Нас это, конечно, не может не тревожить. На наш взгляд, это очевидное нарушение целого ряда договоренностей, которые достигались совместно и с США, и с другими странами. В частности, речь идет о Васенаарских договоренностях в сфере режима контроля за поставками вооружений, а также по меньшей мере о двух документах ОБСЕ, которые предписывают воздерживаться от поставок вооружений в зоны конфликтов. Мы безразлично к этому не можем подходить, и соответствующий указ, подписанный президентом Дмитрием Медведевым в прошлом году на эту тему, тоже отражает озабоченность России игнорированием очевидной вещи – а именно того, что агрессор не должен быть перевооружен. Это прямой путь к дестабилизации обстановки.

То же самое касается и учений НАТО в Грузии. Как бы нам ни пытались в порядке контраргументов объяснить, что учения планировались давно, что это не чисто натовские учения, а учения в рамках программы "Партнерство ради мира", что учения носят командно-штабной характер... Все это – дешевые и неубедительные аргументы. Суть же в том, что ведется отработка оперативной совместимости с грузинскими войсками, отработка целого ряда задач, которые повышают боевой потенциал грузинских вооруженных сил. Но Грузия – это агрессор. И мы не можем характеризовать происходящее иначе, как оказание военной и политической поддержки агрессору.

Вопрос: В сентябре прошлого года после событий в Южной Осетии американская администрация отозвала из Конгресса соглашение о сотрудничестве в сфере мирного атома. Есть ли сегодня предпосылки для того, чтобы соглашение все-таки вступило в силу?

С.А.Рябков: Среди нерешенных вопросов, оставшихся в наследство от прежней администрации США, этот нас очень интересует. Без данного соглашения равноправное сотрудничество с США в сфере мирного использования атомной энергии выстроить нельзя. Думаю, что американская сторона сама кое-что теряет в отсутствие этого соглашения. Поэтому мы выступаем за то, чтобы максимально оперативно данный вопрос был возвращен в Сенат Конгресса США. Считаем, что сотрудничество в сфере мирного использования атомной энергии, помимо других областей российско-американского взаимодействия, само по себе представляет огромную ценность и имеет большую перспективу. Без надежной и стойкой правовой основы здесь просто нельзя, так что надо быстрее этот вопрос решать.


^ О консультациях заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова и заместителя Министра иностранных дел Канады К.Сордс


634-22-04-2009

21 апреля в Москве прошли консультации заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова и заместителя Министра иностранных дел Канады К.Сордс, в которых также приняли участие представители оборонных ведомств двух стран.

Состоялся обстоятельный обмен мнениями по проблематике стратегической стабильности, ядерного нераспространения и разоружения, предотвращения размещения оружия в космосе, перспективам российско-канадского диалога в этих сферах. Были также затронуты вопросы взаимодействия России с НАТО. Канадская сторона дала позитивную оценку российско-американского Совместного заявления от 1 апреля с.г. относительно переговоров по дальнейшим сокращениям СНВ.

С.А.Рябков изложил принципиальные российские подходы в отношении формирования новой архитектуры евроатлантической безопасности в свете инициативы Президента Российской Федерации Д.А.Медведева о заключении Договора о европейской безопасности.

В ходе консультаций подробно обсуждалась ситуация вокруг иранской ядерной программы в свете последних предложений «шестерки», а также ряд региональных проблем.

В конструктивном ключе С.А.Рябков и К.Сордс провели обмен мнениями по актуальным вопросам российско-канадских отношений, включая арктическое досье. Было подчеркнуто, что Арктика выдвигается в число перспективных областей двустороннего взаимодействия.


^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России А.В.Салтанова с Послом КНР в Москве Лю Гучаном


630-21-04-2009

21 апреля заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Салтанов провел встречу с Чрезвычайным и Полномочным Послом Китайской Народной Республики в Российской Федерации Лю Гучаном.

В ходе беседы состоялся конструктивный диалог по актуальным вопросам российско-китайских отношений и взаимодействия двух стран на международной арене.


Выступление Главы российской делегации, заместителя Министра иностранных дел России А.В.Яковенко на Обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации и Программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью, Женева, 21 апреля 2009 года


21-04-2009

Уважаемый господин Председатель,

Прежде всего хотел бы поздравить всех присутствующих в этом зале с принятием заключительного документа Обзорной конференции. Это наша общая заслуга.

Восемь лет назад в Дурбане международное сообщество сделало важный шаг к выработке общих подходов по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией и ксенофобией. Решения Дурбана дались очень непросто, но это был прорыв, вселивший во многих надежду, что расизм может быть преодолен.

Со времени Дурбана многое изменилось в мире, но расизм, этническая и религиозная нетерпимость, к сожалению, никуда не исчезли. Приходится констатировать, что эти социальные болезни продолжают мутировать и приобретать все более уродливые формы.

Два новых взаимосвязанных фактора – глобализация и мировой финансово-экономический кризис лишь усугубляют эти негативные тенденции. Сейчас в ряде стран мы наблюдаем рост протекционизма и возникновение новых разделительных линий, всплеск ксенофобии, разобщенности и межэтнической напряженности. Заложниками этой ситуации становятся национальные меньшинства, наиболее часто сталкивающиеся с различными проявлениями дискриминации.

Нельзя забывать, что именно дискриминация является питательной средой, а иногда и причиной, глобальных трагедий. На дискриминации вырос нацизм с его теорией расового превосходства. Эта практика привела к Холокосту, повлекшему огромные человеческие жертвы. Однако и сегодня в некоторых околополитических кругах можно услышать рассуждения о неполноценности, ущербности отдельных наций и этнических групп.

Неонацизм существует не только как идеология, но и агрессивно проявляет себя на практике: оскверняются и уничтожаются могилы и памятники павшим, наносятся оскорбления ветеранам, а нацистские преступники объявляются национальными героями. Прославление нацистов и их пособников, идеи этнического и национального превосходства зачастую интегрируются в образовательные программы для молодежи, платформы политических партий и политику отдельных государств.

Конечно, можно ничего не предпринимать для борьбы с этими опасными тенденциями, отстаивая принцип безграничной свободы. Но такое бездействие лишь приведет к тому, что ситуация рано или поздно выйдет из-под контроля и «пороховая бочка» взорвется. Этого нельзя исключать, особенно если продолжится процесс утраты морально-нравственных, религиозных, идеологических противовесов и норм, который мы наблюдаем сегодня.

Однако необходим другой сценарий, когда международное сообщество договорится о минимальных правилах взаимного уважения и об обязательствах их соблюдать. Эти правила уже нашли свое отражение в традициях и религиозном мировоззрении большинства народов, населяющих нашу планету. Наша задача – этот потенциал использовать как объединяющий, сплачивающий фактор.

Господин Председатель,

Как вы знаете, Россия делает все возможное, чтобы на этом форуме состоялась плодотворная и конструктивная дискуссия, которая привела бы к конкретным результатам. Мы взяли на себя труднейшую задачу руководства Рабочей группой по подготовке проекта итогового документа Конференции, понимая, что достижение консенсуса по его тексту – залог успеха всей нынешней встречи. Хотел бы выразить признательность всем делегациям, внесшим свой вклад как в работу над итоговым документом, так и в подготовку конференции в целом. Конструктивный подход и готовность к разумным компромиссам позволили в результате выйти на сбалансированный и взаимоприемлемый проект итогового документа.

За решением России стать своего рода «локомотивом» Обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации стоит огромный исторический опыт поддержания межэтнического согласия и толерантности, межконфессионального взаимодействия, взаимопроникновения культур и традиций, накопленный нашим обществом.

Мы понимаем, что в таком многонациональном государстве, как Российская Федерация, нет другого пути, ведущего в будущее, как выстраивание многоуровневой системы воспитания граждан в духе терпимости и уважения к взглядам и ценностям других людей, к их вероисповеданию и обычаям.

Конечно, в России остается еще много проблем и трудностей. Однако можно с уверенностью сказать, что имеющиеся в России механизмы борьбы с этнической нетерпимостью и ксенофобией достаточно эффективны.

Господин Председатель,

Российская Федерация выступает за то, чтобы нынешняя Конференция дала новый мощный импульс консолидации усилий по борьбе с расизмом и расовой дискриминацией. Главное – отказаться от двойных стандартов. Этот подход особенно деструктивен в такой деликатной сфере, как межэтнические и межконфессиональные отношения. Важно, чтобы все участники этого форума осознали свою ответственность за дальнейшее развитие событий и проявили политическую волю для достижения взаимоприемлемых решений.

Результат оправдает наши усилия. Этот результат – стабильное толерантное общество, где нет места шовинизму и ксенофобии, этнической и религиозной нетерпимости. Только такое общество сможет преодолеть все исторические вызовы, успешно выйти из кризиса и обеспечить каждому благополучие и процветание.

Благодарю за внимание.


^ О начале работы Конференции по обзору выполнения Дурбанской декларации и Программы действий


631-21-04-2009

20 апреля в Женеве начала работу Конференция по обзору выполнения Дурбанской декларации и Программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью. Работа идет в непростых условиях. К сожалению, в первый день работы Конференции прозвучали жесткие, несбалансированные заявления, в частности, в выступлении Президента Исламской Республики Иран М.Ахмадинежада, которые к тому же не имеют отношения к предмету Конференции. Достойно также сожаления и то, что ряд государств отказался принять участие в ее работе непосредственно перед ее началом, а некоторые вышли из конференционного процесса. В этом контексте мы солидарны с тезисами, прозвучавшими в выступлении Министра иностранных дел Норвегии Й.Стёре, суть которых заключается в том, что нынешняя Конференция – это тот форум, где должны получить новый серьезный импульс наши коллективные действия по борьбе с расизмом, и этот форум не должен быть использован для сведения счетов.

Проявления расизма в разных формах существуют во многих странах, и задача Конференции – объединить усилия государств по противодействию этим явлениям путем выработки взаимоприемлемых решений. Основа для этого есть – под председательством России подготовлен взвешенный и добротный проект итогового документа. В этом ключе призвал работать всех участников Конференции и Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, и Верховный комиссар ООН по правам человека Н.Пиллай, многие выступавшие делегации.

Надеемся, что за оставшееся до конца работы Конференции время некоторые неучаствующие в ней государства примут решение присоединиться к ее работе и что сам форум завершится принятием весомого, ориентированного в будущее итогового документа.


^ О принятии итогового документа Обзорной конференции по борьбе с расизмом


632-21-04-2009

Проходящая в Женеве Конференция по обзору хода реализации документов Всемирной конференции против расизма (Дурбанская обзорная конференция) рассмотрела итоговый документ, который представляет собой всеобъемлющую программу по предотвращению, борьбе и искоренению всех форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, включая современные.

Конструктивному настрою участников конференции в значительной мере способствовало выступление российской делегации, в котором была отмечена необходимость консолидации усилий мирового сообщества в деле борьбы с расизмом и расовой дискриминацией. Было также, в частности, подчеркнуто, что в ряде стран наблюдается всплеск ксенофобии, разобщенности и межэтнической напряженности, которые представляют собой питательную почву для возникновения неонацизма. Заложниками этой ситуации становятся национальные меньшинства, наиболее часто сталкивающиеся с различными проявлениями дискриминации.

Итоговый документ конференции, подготовленный под председательством Российской Федерации, был принят 21 апреля без голосования. Данный документ представляет собой хорошую основу для дальнейшего развития и совершенствования национального законодательства и правоприменительной практики стран – членов ООН.


О подписании Соглашения об условиях пребывания Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ на территории Российской Федерации и Меморандума о взаимодействии между Исполнительным комитетом СНГ и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ


636-22-04-2009

22 апреля в Москве состоялось подписание Соглашения между Правительством Российской Федерации и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств (МФГС) об условиях его пребывания на территории Российской Федерации и Меморандума о взаимодействии между Исполнительным комитетом СНГ и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ.

От имени Правительства Российской Федерации Соглашение подписал Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров, от имени Фонда – Председатель Правления Фонда, Министр образования и науки Республики Казахстан Ж.К.Туймебаев.

Меморандум от имени Исполнительного комитета СНГ подписал его Председатель – Исполнительный секретарь СНГ С.Н.Лебедев, от имени Фонда – Ж.К.Туймебаев.

На церемонии подписания присутствовали помощник Президента Российской Федерации, специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам гуманитарного сотрудничества с государствами – участниками СНГ Д.Р.Поллыева, специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, сопредседатель Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ М.Е.Швыдкой, послы государств – участников СНГ в Российской Федерации, другие официальные лица, журналисты.

Выступая перед собравшимися, С.В.Лавров подчеркнул, что Фонд, являясь относительно молодой международной организацией, проявил себя как перспективная структура, показав свою востребованность в качестве действенного инструмента развития взаимовыгодного сотрудничества стран СНГ в области культуры, образования, науки, СМИ, туризма, спорта, молодежной политики. Подписание Соглашения и Меморандума является важным шагом на пути укрепления многостороннего взаимодействия в рамках СНГ.

На церемонии выступили также Ж.К.Туймебаев, С.Н.Лебедев, Д.Р.Поллыева. Они выразили уверенность в том, что подписанные документы будут способствовать дальнейшей продуктивной работе Фонда на приоритетном для СНГ гуманитарно-культурном направлении.


^ О презентации Российского фонда мира в ЮНЕСКО


629-21-04-2009

16 апреля в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже состоялась организованная при содействии Постоянного представителя Российской Федерации при ЮНЕСКО презентация Российского фонда мира – одной из старейших отечественных неправительственных организаций. В ней приняли участие руководство ЮНЕСКО, сотрудники ее Секретариата, аккредитованные при Организации послы, представители прессы.

Делегация Фонда, возглавляемая председателем его Правления Л.Э.Слуцким, была принята Генеральным директором ЮНЕСКО К.Мацуурой. В ходе состоявшейся беседы стороны обсудили актуальные проблемы взаимодействия неправительственных организаций с институтами системы ООН, а также перспективы установления официальных отношений партнерства между Российским фондом мира и ЮНЕСКО.





Скачать 445,1 Kb.
оставить комментарий
Дата09.05.2012
Размер445,1 Kb.
ТипИнформационный бюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх