Статья рассчитана на юристов, лингвистов, терминоведов-теоретиков и терминологов-практиков (авторов и пользователей терминологических словарей и стандартов, переводчиков, icon

Статья рассчитана на юристов, лингвистов, терминоведов-теоретиков и терминологов-практиков (авторов и пользователей терминологических словарей и стандартов, переводчиков,


Смотрите также:
Статья рассчитана на юристов, лингвистов...
Статья рассчитана на юристов, лингвистов...
Статья рассчитана на юристов, лингвистов...
Книга рассчитана не только на студентов и преподавателей юридических вузов и юристов-практиков...
Книга рассчитана на теоретиков и практиков избирательного процесса...
Е. Н. Мешалкина Историческая стилизация в понимании теоретиков и практиков перевода...
«Предварительные правила народного просвещения»...
А. Н. Жукова (Тульский государственный университет) Классификация сложноподчиненных предложений...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
-
Статья рассчитана на юристов, историков, а также будет интересна всем...



Загрузка...
скачать
Термины и терминологические сочетания: основные характеристики


Земляная Татьяна Борисовна,

ИНИМ РАО, zemlyanaya@yandex.ru

Павлычева Ольга Николаевна,

ИНИМ РАО, olganik78@mail.ru


Аннотация

В статье исследованы основные характеристики термина. Изучены характеристики термина, предлагаемые различными учеными. Уделено внимание вопросам синонимии терминов. Рассмотрены основные типы словосочетаний и их классификация. Дано определение юридического термина.

Статья рассчитана на юристов, лингвистов, терминоведов-теоретиков и терминологов-практиков (авторов и пользователей терминологических словарей и стандартов, переводчиков, создателей банков данных), а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы.

Ключевые слова: Терминоведение, Термин, Терминология, Терминополе, Юридический термин, Номинация, Терминологизация, Терминоэлемент


Abstract

The article investigates the main characteristics of a term. Characteristics of a term offered by various scientists were studied. Attention was paid to questions term synonymity. The main types of word combinations and their classification were considered. A "juridical term" was defined.

The article is intended for lawyers, linguists, theoretical and practicing terminologists (authors and users of terminological dictionaries and standards, translators, databank developers), and for anyone who studies and prepares scientific literature.

Keywords: Terminology Science, Term, Terminology, Terminological Field, Juridical Term, Nomination, Term Formation, Terminological Element


У представителей разных наук слово “термин” связывается со своим особым понятием, имеет разный объем содержания. Лингвисты склонны считать термином заимствованное слово, т. к. оно выделяется на фоне словарного состава своего языка как нечто чуждое. Социологи же часто принимают за термин любое специальное слово. Представители разных профессионально-технических знаний считают, что все слова, связанные с их профессией - термины.

«В характеристику термина надо обязательно включать его качества (или тенденции), а в определении термина, по нашему мнению, - только бесспорные свойства всех терминов».1 Основное в специфике термина - в его специальном, профессиональном употреблении, сфера его распространения ограничена определенной отраслью знания. Также нельзя согласиться с мнением, что «ни в форме, ни в содержании нельзя найти существенной разницы между словом неспециальной общераспространенной лексики и словом лексики терминологической… если слово общераспространенной лексики соотносится с общеизвестным объектом, то слово терминологической лексики - с объектом специфическим, неизвестным лишь ограниченному кругу лиц – специалистов».2.

Д.С. Лотте предъявлял к научно-техническому термину такие требования, как системность; независимость от контекста (с допускаемыми отклонениями); однозначность (которая бывает абсолютной и относительной); точность; краткость (последние 2 условия нередко вступают между собой в противоречие и при создании термина одним из них пренебрегают)3.

Многие современные исследователи терминологии ориентируются скорее на некий идеальный термин. Ряд лингвистов делают мало аргументированные утверждения: “Термины должны быть всегда однозначны”4; “Термин не должен быть полисемичным, амонимичным, синонимичным”.5

Весьма спорным является вопрос о том, обладает ли термин свойством однозначности. “Хотя для термина, с одной стороны, характерна соотнесенность с точно определенным понятием и стремлением к однозначности, вследствие чего ряд терминов приобретает некоторую независимость от контекста, это еще не означает, что термина совершенно не зависят от контекста, но в нем выявляется их значение”6.

“Любой термин, - отмечает Р.Ф. Пронина, - следует рассматривать не как обособленную смысловую единицу вне всякой связи с окружающими его словами и контекстом в целом, а как слово, за которым закреплено определенное техническое значение, но которое может изменить свое содержание в зависимости от той отрасли, в которой оно употреблено”.7

Причина этих расхождений в том, что ученые по-разному понимают контекст. Одни полагают, что в него входит и словесное окружение, и ситуация речи, и жанр высказывания, поэтому они различают “контекст речевой, бытовой, контекст ситуации и т.д.”8 Другие же считают, что для термина контекст не нужен. “Термины могут жить вне контекста, если известно, членами какой терминологии они являются”.9

В словаре-справочнике Д.Э. Розенталя говорится, что “термин может входить в состав только одной терминологии10 (например - применительно к образовательно-правовой терминологии - студент, образовательные услуги, школа и т.д. ), но может также входить в разные терминологии11 (программа – в образовательной деятельности, в сфере компьютерных технологий, в политике и т.д.)”

Б.Ю. Городецкий выделяет ряд характерных черт, присущих термину. Среди которых на первое место ставит неопределенность: данная характеристика относится к числу фоновых, сущностных свойств термина, которые помогают реалистичнее оценить его другие, конструктивные свойства, находящиеся зачастую в диалектическом противоречии со свойствами фоновыми. (Для нечеткости таким антиподом является, в частности, стремление к точности, заложенное в термине как объекте искусственного регулирования.)12

Нечеткость термина присутствует во всех областях научного общения и имеет при этом многообразные проявления. С ней связана принципиальная неполнота любой дефиниции: в ней не может быть отражено все хотя бы потому, что знания постоянно развиваются и обогащаются. Приблизительность содержания термина связана с неисчерпаемостью материального мира, с взаимопереходами понятий, с ростом информационной емкости терминов, с разработкой единых терминов для разных наук (в том числе - гуманитарных и естественных13. Вместе с тем сама нечеткость относительна: термин обеспечивает преемственность в развитии знания, переход от индивидуального знания к коллективному, установление интертеоретических отношений в науке14.

Из других фоновых свойств термина, существенных для понимания его природы, необходимо выделить прагматичность его семантики, т.е. зависимость содержания термина от практической деятельности, в которой он используется, от намерений и установок использующих его людей (практическая деятельность здесь понимается широко и включает любую деятельность, в рамках которой происходит языковое общение). Далее следует отметить динамичность семантики термина, понимаемую и в историческом аспекте, и в аспекте синхронного варьирования в различных коммуникативных ситуациях.

Наконец, назовем такое фоновое свойство термина, которое стало уже традиционным постулатом терминоведения, а именно структурность данной языковой единицы. Тем самым любое рассмотрение отдельно взятого термина (в том числе и в настоящей статье) является сугубо условным. Сущность термина определяется его структурными (системными) свойствами15. Ключевой вопрос при исследовании и описании термина сводится к следующему: в какие семантические и формальные структуры включен данный термин? Однако на современном этапе развития терминоведения свойство структурности должно учитываться в тесной связи с упомянутыми свойствами нечеткости, прагматичности и динамичности.

Немаловажно отметить также, что конкретизация свойства структурности в современной прикладной лингвистике привела к выделению в качестве опорного понятия, отражающего реальность функционирования языка, такой категории, как подъязык16. Он определяется через понятие подструктуры. Под последней имеется в виду совокупность тесно связанных единиц вместе со связывающими их отношениями внутри языковой структуры. Подструктур в языке много, они могут выделяться по различным основаниям, могут пересекаться друг с другом. Подъязык данного языка - это его некоторая подструктура, способная функционировать как язык в определенной сфере общения, т. е. полностью определять строение некоторого множества текстов. Иначе говоря, структурные элементы подъязыка необходимы и достаточны для понимания и производства определенного множества речевых произведений. Например, можно говорить о подъязыке футбольных репортажей, подъязыке законодательства в области охраны окружающей среды, подъязыке протоколов судебных заседаний, подъязыке образовательно-правовой деятельности и т. п. Каждый термин, прежде всего, является принадлежностью определенного подъязыка или комплекса подъязыков. Да и язык в целом может рассматриваться как суперкомплекс подъязыков.

Несмотря на множество критериев выделения терминов, остается непонятным, можно ли с их помощью выявить сущность термин так как, действительно, очень часто эти критерии сводятся к перечню требований к термину. В подтверждение этому можно привести наиболее полный список таких требований, который мы находим в работе Т.Р. Кияка «Лингвистические аспекты терминоведения»:

1. Термин должен удовлетворять правилам и нормам соответствующего языка;

2. Термин должен быть систематичен;

3. Для термина характерно свойство дефинитивности, то есть каждый термин сопоставляется с четким отдельным определением, ориентирующим на соответствующие понятия;

4. Термину свойственна относительная независимость от контекста;

5. Термин должен быть точным;

6. Термин должен быть кратким (данное требование нередко вступает в противоречие с требованием точности, то есть полноты термина);

7. Термин должен стремиться к однозначности. Мысль об однозначности термина в последнее время оспаривается многими лингвистами, в связи с этим Т.Р. Кияк подчеркивает важность следующего уточнения: «однозначности следует добиваться в пределах одной терминосферы, ибо на уровне нескольких подъязыков полисемия терминов - явление довольно распространенное»17. К.Я Авербух в свою очередь, утверждает, что анализ реального функционирования терминов приводит к выводу о том, что «полисемии в сфере терминов в собственном смысле нет», а все случаи отклонения термина от моносемичности он объясняет его неверным употреблением18. В противовес данной точке зрения С.Б. Никитина, говоря об однозначности термина, утверждает, что «однозначность - это свойство идеального термина, а не реальной единицы научного обихода»19.

8. Для терминологии не характерна синонимичность, мешающая взаимопониманию;

9. Термины экспрессивно нейтральны;

10. Термин должен быть благозвучным20.

Прежде всего, необходимо отметить, что справедливость некоторых из перечисленных характеристик термина, как, например, отсутствие синонимии и экспрессивная нейтральность, вызывает определенные сомнения, поскольку их наличие часто не подтверждается практикой.

Говоря о синонимии терминов, необходимо уточнить, что в данном случае под синонимией понимается не совсем то, что является ею на уровне общеупотребительного языка. К.Я. Авербух полагает, что в случае с терминами речь идет не о схожести значений, а об их полной идентичности, однако он уточняет, что этим синонимия терминов не исчерпывается. По его мнению, она порождается тремя основными факторами:

1) активным заимствованием (отсюда существование синонимичных пар терминов, один их которых - исконный, а другой - заимствованный (языкознание - лингвистика);

2) метонимическим употреблением одного из терминов синонимической пары (лексика - словарь);

3) наличием у данной реалии различных наименований в зависимости от того, с позиции какой предметной области она рассматривается (лавсан (торг.) - терепласт (техн.)21.

Как считает В.М. Лейчик, вариантность (а синонимия - лишь частный случай проявления вариантности) присуща терминам и не может быть преодолена, поскольку, «во- первых, существует языковой субстрат термина и, во-вторых, в обозначаемом термином понятии могут быть выявлены разные признаки, по которым оно может быть названо»22.

Другим спорным вопросом при обсуждении природы термина является вопрос о наличии коннотации в семантике термина. В.М. Лейчик относит его к группе проблем, по-прежнему остающихся нерешенными и требующими скорейшего обсуждения23, поскольку одни ученые допускают правомерность наличия этих признаков у определенных видов терминов, а другие - нет. Так, например, Л.А. Капанадзе, А.А. Реформатский, склоняются к утверждению «чистой» номинативности термина, без примеси эмоциональности и экспрессивности (Капанадзе, 1965; Реформатский, 1986). Иной точки зрения придерживаются М.Н. Володина, А.И. Моисеев, В.Н. Прохорова, Р.Г. Пиотровский и другие (Володина, 1997; Моисеев, 1970; Прохорова, 1981; Пиотровский, 1981). В.Н. Прохорова утверждает, что кроме сигнификативного компонента значения у терминов может присутствовать также коннотация - определенные семантические наслоения, к которым она относит эмоциональность, экспрессивность и образность. По ее мнению, в термине может быть выражено положительное или отрицательное отношение к содержанию специального понятия, обозначаемого этим термином (даже если в самих этих терминах как знаках нет выражения эмоциональности или образности, например, в постреволюционное время в нашей стране по отношению к контрреволюционерам широко употреблялся термин «элементы», который явно несет в себе в данном случае уничижительную коннотацию). Она же говорит об особой мотивированности термина - образности, которая возникает при перенесении названия на понятие иной понятийной сферы, чем та, к которой принадлежит первое понятие (например, термины горного дела: крылья, потолок, грудь и т. д.). Кроме этого, термины могут быть образованы от изначально эмоционально окрашенных слов (например, старение (динамита), жандарм (крутой скальный выступ) и т. д.); существует еще один тип эмоциональности, характерный для терминов-деминутивов, которые распространены в ряде терминосистем (собачка (спуска) (воен.), желудочек (сердца) и т. д.)24.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что по вышеперечисленным критериям делимитации терминов от слов общеупотребительного языка не всегда возможно выявить сущность термина. Данные критерии не удовлетворяют многих лингвистов-терминоведов. Так, В.А. Татаринов предлагает собственные критерия для отнесения слова к разряду терминов: традиционное рассмотрение слова как термина или нетермина в общественно-языковой практике и называние отраслевыми специалистами употребляемых ими слов терминами или нетерминами25. Однако, на наш взгляд, данный подход строится скорее на интуиции, нежели на конкретных доказательствах.

В совершенно ином ключе проблема термина и нетермина решена в трудах В.М. Лейчика (1986, 1989, 2000). В своей статье «О языковом субстрате термина» он разграничивает 2 основных подхода к изучению природы термина: нормативный (в рамках которого как раз формулируются требования к термину) и дескриптивный (суть которого сводится к тому, что в роли термина может выступать любое слово; сторонники этого подхода отвергают возможность выдвижения каких бы то ни было требований к термину и доказывают синонимичность и многозначность терминов)26. И хотя, по его мнению, нельзя говорить о несостоятельности ни той ни другой точек зрения, он утверждает, что традиционное противопоставление «термин» - «слово» вообще неправомерно, поскольку «между этими единицами существует не отношение контрастности, а отношение логической производности»27. Данное утверждение базируется на том, что «термин образуется на основе лексической единицы определенного естественного языка, то есть лексическая единица этого языка является субстратом термина», его «питательной средой»28. Однако признание того, что у термина, как у любой лексической единицы, имеются фонетические, словообразовательные, морфологические, лексические, словосочетательные, а также стилистические признаки единиц того или иного естественного языка, не позволяет, как подчеркивает в другой своей статье о проблемах отечественного терминоведения В.М. Лейчик, объяснить его противоречивый характер, в частности, тенденцию к однозначности в пределах терминосистемы, к отсутствию синонимов, к краткости, к независимости от контекста и, одновременно, сохранение в реальности всех этих признаков (наличие многозначности, синонимии, значительной длины). Таким образом, В.М. Лейчик видит решение данной проблемы в том, чтобы признать тот факт, что «термин берет (и сохраняет!) от лексической единицы определенного естественного языка лишь то, что может быть названо его языковым субстратом, а главным в термине является его терминологическая сущность, то есть способность оптимально выполнять функцию обозначения специального общего понятия в системе понятий известной специальной области знаний или деятельности»29. Иначе говоря, В.М. Лейчик подчеркивает, что термин базируется на лексической единице, но не сводится к ней, он признает наличие у термина особых специфических признаков. Ответ на вопрос о причинах их появления он видит в теории языков для специальных целей, которая трактует данные языки как «функциональные разновидности современных развитых национальных языков, как подсистемы этих языков..., используемые в таких специальных сферах общественных отношений, как наука, производство, управление, международные отношения и т.п.»30. Согласно его точке зрения, полностью разделяемой нами, термин представляет собой сложное многослойное образование, «в котором естественноязыковой субстрат и логический суперстрат образуют соответственно нижний и верхний слои, а сердцевину его составляет терминологическая сущность, включающая специфическую концептуальную, функциональную и формальную структуру»31.

Из сказанного следует, что единых общих устоявшихся требований к терминам нет. Причин несколько. Главная объяснима сложностью самого объекта и большими языковыми возможностями выполнять свою основную номинативную функцию (т.е. быть именем единого нерасчлененного понятия).

Термином может быть как отдельное слово (ребенок, переподготовка), так и словосочетание (платные образовательные услуги, слушатель среднего специального учебного заведения).

Создаются термины в процессе профессиональной деятельности, обеспечивая качество общения. Их набор не произволен, а полностью подчинен определенным общественно-социальным запросам и контролируется (определяется) возможностями национальных языков. Покрывая нужды профессионалов, термины могут иметь скрытое от обывателя значение, строго ограниченное по объему, называемое в научной литературе специальным. Слово «специальный» вошло во многие дефиниции терминов со значением профессиональной принадлежности:

«Слово или словосочетание специального (научного, технического) языка, создаваемое (принимаемое, заимствуемое) для, точного выражения специальных понятий и обозначения специальных предметов»32;

Каждый исследователь считает своим долгом дать определение термина. Избыток (в словаре Уэбстера, например, 8 разных определений) свидетельствует о несовершенстве многих дефиниций, с одной стороны, и сложности объекта, допускающей возможность интерпретаций, с другой.

Новые аспекты термина отражены в определении Б.И. Барткова: «Термин- это лексема, фразема или деривационная морфема, имеющая хотя бы одно значение, известное узкому кругу носителей языка - специалистов в определенной области».33

К 60-м годам, периоду оформления русской терминологической школы, термин становится многозначным, отягощенным логико-философским учением о сложном феномене.

Анализ существующих определений терминов позволяет вычленить постоянные сегменты дефиниции, используемые в научной литературе:

а) термин - «слово или словосочетание» - характеризуется формальный признак термина;

б) термин «обозначает специальное (строго определенное) понятие» - вскрыта понятийная сущность терминов;

в) термин - «слово, требующее дефиниции» - здесь возникает вопрос об обязательности данного сегмента. Ведь профессионалы сами являются создателями и носителями терминов, едва ли у них есть потребность в истолковании терминов. Кроме того, многие термины прозрачной внутренней формы не требуют дефиниций для точного понимания значения (вечерняя школа).

В любых отраслях знаний, в том числе и в образовательной деятельности, встречаются и “одноэлементные, и многоэлементные термины”34, поэтому следует уделить внимание многокомпонентным или многосоставным терминам.

“Терминологические словосочетания представляют собой семантические целостные сочетания двух или большего числа слов, связанных с помощью предлога или беспредложным способом. Они могут быть устойчивыми и свободными сочетаниями”.35

В научно-технической терминологии встречается большое количество терминов, состоящих из нескольких компонентов.

Многокомпонентные термины могут представлять собой:

а) словосочетания, в которых смысловая связь между компонентами выражена путем примыкания (например: система образования);

б) словосочетания, компоненты которых оформлены грамматически с помощью предлога или наличия окончаний36 (например: право на образование).

Термины словосочетания подразделяются на три типа.

К первому типу относятся термины-словосочетания, оба компонента которых являются словами специального словаря. Они самостоятельны и могут употребляться вне данного словосочетания, сохраняя присущее каждому из них в отдельности значение. Но они приобретают новое значение, обладающее известной смысловой самостоятельностью.

“Характерным для терминов-словосочетаний первого типа является возможность их расчленения и выделения составляющих компонентов - самостоятельных терминов”37.

Ко второму типу относятся три вида терминов словосочетаний:

1) в которых только один компонент - технический термин, а второй относится к словам общеупотребительной лексики. Этот способ образования научно - технических терминов, по мнению Р.Ф. Прониной, более продуктивен, чем первый;

2) в которых первый компонент (прилагательное) имеет специальное, специфическое для той или иной области науки;

3) второй компонент которых употребляется в основном значении, но в сочетании с первым компонентом является термин с самостоятельным, специфическим для определенной области значение.

К третьему типу относятся термины - словосочетания, оба компонента которых представляют собой слова общеупотребительной лексики, и только сочетание этих слов является термином “Данный способ образования научно - технических терминов не является продуктивным”38.

Терминологическая лексика неоднородна как в понятийном, так и в структурном отношении, в связи с этим необходимо отметить, что терминоведение в настоящее время уделяет значительное внимание изучению и классификации терминов. В ряду всех проблем, связанных с терминами, особое место занимает вопрос о структурных особенностях терминологической лексики, а именно вопрос об оптимальной длине и оптимальной структуре термина. Среди требований, предъявляемых к термину, существует требование, гласящее «термин должен быть кратким», однако же, в реальности существуют термины достаточно протяженные, состоящие не только из 2-3 компонентов, но из 10 и более. На фоне этого В.М. Лейчик вводит понятие «идеальной и оптимальной длины термина», под которой он понимает такую его длину, при которой каждый терминоэлемент выражает одно понятие из системы понятий данной области науки или техники, а также понятие «идеальной и оптимальной структуры термина», то есть такой структуры, которой обладает термин в реальной терминосистеме при условии, что состав терминоэлементов у него минимально допустимый для этой терминосистемы39. Эта проблема относится скорее к области стандартизации терминов, которая не является объектом нашего исследования, именно поэтому, говоря о структуре термина, мы будем руководствоваться формальным подходом к ее анализу.

На данный момент принято разграничивать однословные и многословные термины. Так, например, Б Л. Головин и Р.Ю. Кобрин (1987) подразделяют языковые средства выражения специальных понятий на термины-слова (непроизводные, производные, сложные, аббревиатуры) и термины - словосочетания или терминологические словосочетания.

Несколько иную классификацию, основанную на структурном анализе термина, предлагает Л.Б. Ткачёва, которая делит термины на следующие группы:

  1. простые - «однокомпонентные термины, образованные путём аффиксации или переосмысления общелитературных слов, или индивидуального терминотворчества из элементов классических языков, или заимствования из другой терминологической сферы»;

  2. сложные - «двухкомпонентные термины, характеризующиеся цельнооформленностью и образованные путем сложения или переосмысления общеупотребительного сложного слова, или заимствования из другой терминологической сферы, или результат индивидуального терминотворчества из элементов классических языков»;

  3. терминологические сочетания - «многокомпонентные, раздельно формленные, семантически целостные сочетания, образованные путем соединения двух, трех или более элементов»40.

Логично предположить, что терминологические словосочетания, являясь полноправными единицами языка, обладают признаками, свойственными словосочетаниям в целом. Так, большинство современных лингвистов - терминологов отмечают, что лексико-грамматическая структура терминологического словосочетания и свободного словосочетания если и не полностью совпадают, то, по крайней мере, очень похожи: «Сравнивая же терминологические словосочетания, постоянно пополняющие терминологический фонд любой отрасли знания или техники, со свободными словосочетаниями, образованными на базе подчинительных связей, можно утверждать, что по своим внутренним признакам многословные термины близки свободным словосочетаниям общеупотребительного языка...»41. Но однако же такая ситуация нисколько не облегчает трудность решения проблемы словосочетания в принципе. Надо сказать, что учение о словосочетании или, более широко, о законах сочетаемости слов, зародилось очень давно. В советском языкознании человеком, под влиянием которого долгое время развивалось языкознание в целом и теория о словосочетании в частности, стал В.В.Виноградов. В его учении понятие «словосочетание» ограничено двучленной структурой, образуемой соединением двух (или более) знаменательных слов, связанных между собою подчинительным отношением, не имеющей признака интонации и служащей обозначению единого, но расчлененного понятия или представления. Эта структура противопоставляется одновременно слову и предложению и составляет наравне с предложением предмет самостоятельного раздела синтаксиса42. Очевидно, что такое определение словосочетаний налагает на них слишком большие ограничения, с чем и связаны многочисленные дискуссии вокруг точки зрения В.В.Виноградова. Иной точки зрения придерживаются такие лингвисты, как А.А.Реформатский, И.Н. Прокопович, которые в качестве основной проблемы выделяют проблему разграничения словосочетания и синтагмы, словосочетания и предложения.

И.Н. Прокопович в своей статье «К вопросу о простых и сложных словосочетаниях» отмечает, что «объем словосочетания и границы его усложнения неразрывно связаны с качественным отличием от предложения. Словосочетание состоит минимум из двух слов, предложение может состоять и из одного слова, ибо свойственная последнему и чуждая словосочетанию предикативность может быть заключена и в одном слове (причем не обязательно спрягаемом глаголе)»43.

Кроме этого, существует ряд вопросов, связанных с закономерностями сочетаемости слов, их лексической и синтаксической валентности, изучением средств связи между членами словосочетания, изучением отношений, выражаемых в словосочетаниях. Как считает Л.И. Илия, словосочетание - это, своего рода, «минимальная среда, в которой осуществляются функциональные сдвиги, процессы десемантизации и транспозиции частей речи, исследуется механизм комбинирования слов»44. В своей статье «К проблеме словосочетания» ученый подчеркивает, что, независимо от классификаций, «словосочетание рассматривается как семантически завершенная, структурно замкнутая единица»45. Отличительными же чертами именно терминологических сочетаний общепринято считать его однопонятийность и семантическую целостность, проявляющуюся в идиоматичности, под которой понимается «невыводимость» значения цельного языкового образования из совокупности значений входящих в него частей»46.

Рассмотрим словосочетания (а, следовательно, и терминологические словосочетания) как многокомпонентные семантически целостные единицы языка, образованные путем соединения двух и более элементов.

В связи с широким распространением терминологических сочетаний в специальных научных текстах появились многочисленные лингвистические исследования данного феномена. Одной из фундаментальных проблем, рассматриваемых на страницах трудов, посвященных данному вопросу, является проблема соотношения свободных, терминологических и фразеологических словосочетаний [Головин, Кобрин, 1987; Кунин, 1986]. Как кажется, основной вопрос здесь заключается в том, представляют ли собой терминологические словосочетания разновидность фразеологических или нет.

Положительный ответ на этот вопрос можно найти, например, у Н.Н.Левинского, который считает, что «термины-словосочетания в своей основной массе ближе всего стоят к более свободным разновидностям фразеологических единиц - фразеологическим словосочетаниям47. Он отмечает такую особенность терминологических сочетаний, как «несоответствие между семантической прозрачностью внутренней формы терминов-словосочетаний и лексической неделимостью их общего значения»48, объясняя их лексическую неразложимость не доминированием общего значения над значением отдельных компонентов, как у фразеологических словосочетаний, а неразрывностью фразовой структуры, ее логически оправданной связью и общепринятым определением обозначаемого термином понятия.

Б.Н. Головин и Р.Ю. Кобрин придерживаются несколько иной точки зрения. Они полагают, что грамматическая структура терминологических сочетаний организована аналогично грамматической структуре свободных словосочетаний, а семантически терминологических сочетаний занимают промежуточное положение между свободными и фразеологическими словосочетаниями. Свою точку зрения они аргументируют следующим образом. Свободные словосочетания имеют грамматический (грамматически независимое слово) и семантический (слово, выражающее центральное понятие словосочетания, уточняющееся с помощью других слов) центры, которые в них, как правило, совпадают. Организация грамматической структуры терминологических сочетаний аналогична. Выделить же их грамматическое ядро не позволяет точность и конкретность значения таких слов, что сближает их с фразеологизмами. Это, вероятно, объясняется тем, что свободные словосочетания «обозначают сложный «предмет действительности» путём раздельной и непосредственной направленности на разные его стороны и признаки»49. Тогда как терминологических сочетаний «не называют сложный «предмет действительности» как одно структурно-семантическое целое, но характеризуют его соотнося значения слов со структурой предмета действительности»50. Фразеологизмы же, будучи целиком, непосредственно направлены на «предмет действительности», называют его без соотнесения его структуры со значениями входящих во фразеологическое словосочетание слов.

На наш взгляд, проблема отнесения терминологических сочетаний к свободным словосочетаниям или же к фразеологизмам вызвана их большой неоднородностью и многообразием, очевидно, что некоторые терминологических сочетаний явно тяготеют к первой группе, в то время как другие более схожи со словосочетаниями второго типа.

Именно в связи с этой особенностью терминологических сочетаний Д.С. Лотте выделяет 4 типа двухкомпонентных словосочетаний по степени их смысловой разложимости и возможному искажению значения одного или нескольких компонентов: разложимые (где обе части употребляются в неискаженном значении), условно разложимые (где одна часть - термин, другая - нетермин), полуразложимые (где обе части термины, но одна из них применена в искаженном значении), неразложимые (где либо обе части не являются терминами, либо одна часть - термин в искаженном значении)51.

Помимо критерия разложимости, при классификации словосочетаний используется также критерий, связанный с устойчивостью словосочетаний, - так называемая семантическая целостность (идиоматичность), уже упоминаемая нами. Л.Б. Эздекова в своей кандидатской диссертации говорит о том, что семантическая целостность неоднословных терминов связана с формированием нового значения, отличного от значения соответствующего свободного словосочетания. Новое значение многословного термина - это результат именования словосочетанием того или иного понятия, семантическая структура которого содержит больше информации, чем можно вывести из его ассоциативно понимаемых компонентов, что связано с системно- функциональными особенностями терминов, обусловливающими семантические и структурные изменения при формировании понятийной целостности словосочетаний52. Именно это, по мнению автора, предопределяет характер связи компонентов терминологических сочетаний. Так, например, для раскрытия какого-нибудь научного понятия требуются строго определенное словосочетание (то есть сочетательные возможности компонентов терминологических сочетаний ограничены), но в некоторых случаях сочетаемость термина свободна настолько, насколько ему это позволяют общие правила языка53.

В данной работе под связным терминологических сочетаний мы будем понимать устойчивое терминологических сочетаний, в котором невозможна замена составляющих его компонентов с сохранением семантической целостности всего сочетания, а под свободными терминологических сочетаний соответственно такие терминологических сочетаний, в которых субституция одного или двух составляющих его компонентов возможна без нарушения его семантической целостности. Данное определение становится тем более важным в свете актуальности выявления отличий свободных словосочетаний терминологического характера от устойчивых терминов-словосочетаний.

Помимо семантической целостности, одним из самых главных признаков терминологических сочетаний (как, впрочем, и словосочетаний вообще) является синтаксическая связь, соединяющая компоненты словосочетания, то есть «связь, служащая для выражения взаимозависимости элементов словосочетания и предложения»54. Синтаксическая связь отражает содержание отношений между компонентами словосочетаний в виде соответствующих формальных средств, свойственных языку. Между компонентами словосочетаний наблюдаются 2 вида синтаксической связи: подчинительная и сочинительная, причем подчинительные словосочетания обычно дифференцируют признаки и функции понятий, а сочинительные - их интегрируют и сополагают. Общеизвестно, что среди терминологических сочетаний преобладают словосочетания с подчинительной связью. При этом в таком словосочетании разграничивают стержневое слово (ядро) и зависимое слово (адъюнкт), В зависимости от стержневого слова принято выделять субстантивные (с существительным в роли главного компонента), адъективные (с прилагательным или причастием в роли главного слова) и глагольные словосочетания (с глаголом в роли главного слова). Поскольку в данной работе юридические терминологические словосочетания занимают ведущее место, то нас будут интересовать все возможные типы словосочетаний, встречающихся в текстах, послуживших материалом для нашего исследования.

Что касается количества компонентов, то все терминологических сочетаний делятся на двухкомпонентные (в терминологии И.Н, Прокопович - «простые словосочетания»), состоящие из двух полнозначных слов, и многокомпонентные («сложные словосочетания»), состоящие из трех и более полнозначных слов55. Необходимо отметить, что некоторые лингвисты утверждают, что использование многокомпонентных средств номинации для образования новых терминов является уже не просто тенденцией, а данностью современной терминологии56. В связи с этим интересной представляется классификация многокомпонентных словосочетаний, предложенная И.Н. Прокопович57. По мнению исследователя, все многокомпонентные словосочетания могут быть сведены по существу к трем основным типам:

  1. Простое словосочетание + зависимое от него отдельное слово, уточняющее значение словосочетания в целом и относящееся по смыслу к нему в целом, а не к главному стержневому его члену; при этом отмечается, что зависимое слово, распространяющее простое словосочетание, и зависимое слово, входящее в состав последнего, ни по смыслу, ни грамматически друг с другом не связаны (например: «покосившаяся хатенка около школы»).

  2. Стержневое слово + зависимое от него простое словосочетание (например: «достойный лучшей участи»), не теряющее своего семантического, номинативного единства и дополняющее в каком- либо отношении распространяемое им стержневое слово, вместе с которым оно выражает хотя и более сложное, но единое значение; при этом зависимое слово в распространяющем простом словосочетании грамматически и по смыслу связано с главным словом только этого простого словосочетания.

  3. Стержневое слово + два (или три) зависимых слова, не связанных друг с другом и не образующих словосочетания. Эту группу, в основном, составляют глагольные словосочетания (например: «вдеть нитку в иголку») и субстантивные словосочетания, где в качестве ядра выступает отглагольное существительное (например: «вдевание нитки в иголку»)58.

Говоря о многокомпонентных словосочетаниях (а в особенности о терминологических многокомпонентных словосочетаниях), нельзя упускать из вида вопрос о возможно допустимом количестве компонентов. Прежде в лингвистической литературе широко обсуждался данный вопрос, так как во внимание принималась в основном сфера фиксации терминологических сочетаний, а не сфера их функционирования (И.Н, Прокопович, В.В. Виноградов и другие). В любом случае, независимо от уместности предъявления к термину требования краткости как основного критерия, следует заметить, что громоздкость термина объективно затрудняет его функционирование в целом, В тезаурусе свое отражение нашли термины всех видов, начиная от одно- («институт», «программа») и двухкомпонентных («инновационная деятельность» «машиночитаемый документ»), заканчивая многокомпонентными, включающими до 5-6 слов («информационная компетентность педагогических работников» «инновационные товары, работы, услуги, связанными с нанотехнологиями»). Думается, что создание текстоориентированного словаря подразумевает под собой, прежде всего, отражение терминологии конкретных текстов, которая наилучшим образом проявляется именно в многокомпонентных терминах.

Следовательно, среди языковых средств выражения специальных понятий особо широкое распространение получили в последнее время терминологические сочетания, под которыми понимаются многокомпонентные, раздельнооформленные, семантически целостные единицы языка, образованные путем соединения двух и более элементов, состоящих между собой в определенных синтаксических и смысловых отношениях. Таким образом, терминологические сочетания не могут быть однозначно отнесены ни к свободным, ни к фразеологическим словосочетаниям, поскольку одни из них тяготеют к фразеологическим, а другие - к свободным. Словосочетания в общем и терминологические сочетания в частности различаются по типу синтаксической связи, соединяющей их компоненты, морфологическому типу главного (стержневого) слова, и, наконец, по количеству компонентов (выделяются простые (двухкомпонентные) и сложные (многокомпонентные) терминологические сочетания, которые признаются всеми ведущими терминологами).

С учетом рассматриваемого аспекта еще раз обратимся к определению термина. Так, Б.Ю. Городецкий выделяет особую разновидность термина – узуальный термин. Узуальный термин - это слово или словосочетание определенного подъязыка, взятое в фиксированном узуальном значении, для которого существует в более или менее явном виде сознательно выработанная дефиниция в рамках конкретного вида человеческой деятельности, причем носители подъязыка при использовании термина сознательно ориентируются на эту дефиницию59. Приведенную формулировку указанный автор рассматривает как определение типичного термина и как отправную точку для выделения более фундаментального понятия, а именно - степени терминологичности как свойства, с точки зрения которого можно оценивать любое слово или словосочетание языка.

Идеи о степени терминологичности высказывались неоднократно и заслуживают, на наш взгляд, всемерного внимания и развития60. Исследователи обращали внимание на то, что термины неразрывно связаны с естественным языком, что терминам присущи все свойства слова, что зачастую трудно провести границу между терминами и нетерминами. Отсюда следует необходимость эксплицировать свойство терминологичности, присущее словам (и словосочетаниям) в разной степени и разном модусе. Имеющиеся факты говорят о том, что терминологичность - это комплексное свойство. Но необходимо попытаться выделить в нем ведущий фактор, и таким фактором является, по мнению Б.Ю. Городецкого, степень дефинированности, т.е. степень конвенциональной закрепленности за фрагментом системы знаний, степень сознательной дефинированности в рамках конкретного подъязыка и конкретной человеческой деятельности.

Дефинированность термина может проявляться по-разному: в наличии лексикографически закрепленных дефиниций, в существовании развернутых теорий, в остенсивной (указательной) характеристике соответствующего предмета с помощью чертежей или просто с помощью практических действий с ним, в учебно-дидактических описаниях и методиках, в способах использования слова, предполагающих очевидность дефиниции, которая при необходимости может быть легко эксплицирована каждым из участников общения. Иначе говоря, дефинированность (явная или подразумеваемая) - это свойство, которым в высшей степени отмечены для сознания носителей подъязыка наиболее типичные термины данной сферы общения. В принципе, степень дефинированности может убывать плавно (в зависимости, например, от практической потребности в ней для данного слова или, скажем, в зависимости от этапа когнитивного освоения реальности). Между терминами и нетерминами имеются, следовательно, различные переходные случаи - квазитермины. Итак, отличительным свойством термина служит высокая степень его дефинированности (которая, подчеркнем еще раз, должна осмысливаться с учетом указанных выше фоновых свойств всех терминов).

Теоретической основой построения того или иного варианта терминологической понятийной системы, ориентированного на определенный тип делового общения, может служить универсальная анкета принципиальных конструктивных характеристик любого термина. Предлагаемый Б.Ю. Городецким список таких характеристик включает два раздела: глобальный и частный. Первый включает следующие глобальные характеристики:

1. Степень дефинированности. О каждом данном термине мы можем получить конкретные сведения, касающиеся того, имеются ли в соответствующих словарных и текстовых источниках явные его дефиниции, в какой мере они являются дискуссионными, какие контексты его употребления свидетельствуют о подразумеваемой дефинированности его значения, а какие - о "вольном" обращении с данным словом.

2. Общеструктурная детерминированность. Имеется в виду определение места термина в языке через подъязык. Вопрос состоит в том, в каком именно подъязыке рассматривается в данной модели изучаемый узуальный термин. В конечном итоге должен быть обозначен признаковый профиль подъязыка, который, как показывает наш опыт, целесообразно задавать через признаки текстов, обслуживаемых этим подъязыком Укрупненно группы релевантных признаков текстов выглядят следующим образом: сфера общения (в частности, авторы текстов), хронологические рамки, жанр, коммуникативные и практические цели текста, тематика, характер информации (конкретно-предметная, абстрактно-гипотетическая и т.п.), объемы текстов, внешняя структура (композиция)61.

3. Узкосистемная детерминированность. Это свойство касается места изучаемой единицы в системе терминов, которая существует в пределах фиксированного подъязыка и охватывает его единицы, обладающие наивысшей степенью терминологичности. Сознательная дефинированность часто характеризует систему в целом, а не отдельный термин. Система терминов в типичном случае является, в свою очередь, системой систем, имеет сложное устройство, далеко не всегда подчиняющееся принципам иерархии. Соответственно, связи термина в системе многообразны и часто не имеют четких границ62.

4. Функционально-деятельностная нагрузка. Каждый термин выполняет определенные функции в речевой деятельности, вплетенной в контекст практической деятельности носителей подъязыка. Термин может быть инструментом называния предметов, выдвижения гипотез, может выполнять эвристическую роль в процессе построения теории, служить средством осуществления управляющего воздействия на человека, на коллектив, на машину, воплощать в себе обучающий потенциал и т. д.

5. Степень искусственности. Любой термин несет в себе элемент искусственности, но выбор плана выражения и плана содержания может в разной степени отходить от закономерностей данного языка.

6. Степень унифицированности. Известно, что многие термины являются индивидуально-авторскими (идиолектными) либо в плане выражения, либо в плане содержания (а часто в обоих планах). С другой стороны, имеются, разумеется, термины максимально унифицированные как по форме, так и по семантике, повсеместно понимаемые одинаково. Между этими полюсами существует много разновидностей, учитывать которые в переводческой деятельности представляется необходимым.

7. Когнитивная насыщенность. Это свойство объединяет такие стороны термина, как степень точности существующих дефиниций, степень их полноты, наличие развитой системы знаний (теорий), в которую вкладывается значение термина, уровень этого знания по степени его глобальности или специфичности, место этой системы знаний в цепи исторического развития познания.

Второй раздел предусматривает следующие основные группы частных семантических характеристик:

1. Семантические слои в содержании термина (виды передаваемой им информации). При анализе денотативного слоя следует иметь в виду принципиальную подвижность границ денотации (или референции). Именно с этой точки зрения выделяются номенклатурные термины. Другой полюс - термины с пустой референцией (они используются в некоторых ситуациях теоретического научного поиска). Наиболее сложен для анализа сигнификативный слой семантики. Здесь существенно отметить недостаточность схемы "один термин - одно понятие". Пучок понятийных связей обычно весьма насыщен и включает, помимо главного понятия, еще ряд категориальных и побочных, периферийных связей. Экспрессивный слой у терминов далеко не всегда пуст" (ср. факты предпочтительности одних терминов другими, различия в социолингвистических параметрах общения и т.д.). Синтаксическая информация, заключенная в термине, также заслуживает внимания, ибо предопределяет способы формального вхождения его в текст.

2. Семантико-реляционная характеристика. К ней относятся, во-первых, внутренние семантические реляции между компонентами составного термина Во-вторых, любому термину присущи потенциальные внешние семантические реляции, регулирующие его сочетаемость с другими словами подъязыка. Развернутая семантико-реляционная модель термина может описываться с помощью аппарата фреймов.

3. Семантико-корреляционная характеристика. Здесь должны описываться все семантические корреляции, которые связывают узуальный термин с другими единицами подъязыка в составе лексико-семантического поля, а также (в случае полисемии) с другими узуальными значениями той же формальной единицы (т.е. в рамках интегрального значения лексемы). Корреляции семантического поля включают гипонимические, партонимические, синонимические, антонимические и многие другие виды отношений, которые требуют специального исследования для конкретного термина в конкретном подъязыке. Зависимость от структуры подъязыка проявляется даже в случае, казалось бы, самых обычных семантических отношений.

4. Морфо-семантическая структура. Описываются значения морфем и семантические реляции между ними в пределах данного термина63.

Рассмотренный аспект может быть полезен при сопоставлении словарей. В рамках предлагаемой концепции главные проблемы совершенствования терминологической понятийной системы таковы: (1) функциональная типология словарей; (2) структурная типология словарей (т.е. по составу и организации информации); (3) процедуры построения и ведения словарей.

Таким образом, методы терминоведения требуют сегодня сосредоточения усилий на двух основных направлениях. Это (а) экспериментальное познание свойств терминов, природы когнитивных процессов, происходящих в ходе терминологизации, и (б) разработка способов прикладного компьютерного лексикографического моделирования коммуникативной компетенции специалиста.

Таким образом, с учетом вышеизложенного можно говорить об особенностях определения «юридический термин».

Так, в правовой науке предлагается несколько определений понятия "юридический термин". Приведём некоторые из них:

1) Юридические термины - это "слова (или сочетания слов), которые являются наименованиями определённых юридических понятий"64;

2) Юридический термин - "это слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщённым наименованием юридического понятия, имеющего точный и определённый смысл и отличается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью"65;

3) Юридический термин - это "словесное обозначение государственно-правового понятия, с помощью которого выражается и закрепляется содержание нормативно-правового предписания государства"66.

Определение понятия "юридический термин", данное В.М. Савицким, представляет собой наиболее обобщённую формулу, универсальную в своём применении. Тем не менее, на наш взгляд, наиболее удачным является дефиниция понятия "юридический термин", предложенная А. С. Пиголкиным. Однако в ней, как и в другой дефиниции, закреплённой в Большом юридическом словаре, исследуемое понятие трактуется только лишь с позиции его нормативного существования.

Думается, что юридический термин - это не только нормативно-функциональное словесное обозначение понятия, которое служит не только для выражения и закрепления содержания нормативно-правового предписания государства. Безусловно, термины, задействованные в нормативном массиве, составляют значительную часть юридического терминологического аппарата, однако нельзя не учитывать и термины, существующие, например, в доктринальном языке и обозначающие понятия юридической науки.

Обращая внимание на неоднозначность определений понятия «юридический термин», следует заметить, что А.Б.Барихин, автор и составитель большого юридического энциклопедического словаря, определяет юридический термин как элемент юридической техники, словесное обозначение государственно-правовых понятий, с помощью которых выражается и закрепляется содержание нормативно-правовых предписаний государства67. Представляется, что данное определение необходимо привести в соответствие с преобразованиями российского общества. Оно неверно раскрывает сущность содержания понятия юридического термина, поскольку в связи с изменениями конституционного строя в нашей стране нормативными правовыми актами являются не только нормативные правовые предписания государства, но и правовые акты иных субъектов правотворчества, в том числе органов местного самоуправления, которые не являются органами государственной власти.

В работе «Язык закона» дается следующее определение юридическому термину: Юридический термин - это слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеющего точный и определенный смысл, и отличается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью68. В данном определении выражение «которое употреблено в законодательстве» предполагает императивность и обязательность содержания юридического термина в законах. Однако общеизвестным является то, что в правовой науке и юридической практике существует юридическая терминология, не содержащаяся в законодательных актах. Кроме того, представляется необходимым уточнить, что понимается под функциональной устойчивостью. Следовательно, функциональная устойчивость термина основана на том, что она вместе с его определением, необходима для понимания закона или иного нормативного правового акта.

В работе «Теоретические основы упорядочения терминологии», как пишет Г.Т. Чернобель, абсолютно верно обозначается дефиниция концепта юридического термина: «под юридическим термином понимается слово (или словосочетание), унифицированно употребляемое в сфере правовых отношений, являющееся наименованием дефинированного юридического понятия и отличающееся заданной моносемичностью (то есть строгой однозначностью, семантической определенностью), функциональной устойчивостью»69.

Определения юридического термина должны адекватно отражать сущность и содержание определяемого понятия. В этой связи, представляется целесообразным разграничить понятия «юридический термин» и «специальные юридические термины, выработанные законодательным органом» обозначив последние нормативными правовыми терминами. Определение нормативно-правового термина может выглядеть, по мнению С.К. Магомедова, следующим образом: нормативный правовой термин - это дефинированное правотворческим органом слово или словосочетание, унифицированно употребляемое в сфере правовых отношений в зависимости от юридической силы и соблюдения иерархии нормативного акта, которое имеет точный и определенный смысл, функциональную устойчивость, предназначенное для обозначения специального правового понятия.

Опираясь на данное определение и имея в виду, что нормативные термины, обозначая концепты, должны выполнять функцию «этикетки или алгебраического знака»70, можно сделать вывод о том, что нормой юридической семантики является такая ситуация, когда с каждым словом соотносится особая идея, адекватно отражающая сущность содержания дефинированного нормативного понятия и подлежащая при этом унифицированному употреблению в сфере регулирования правовых отношений. При этом важным представляется зависимость и согласованность употребляемой терминологии от вышестоящего по иерархии нормативного акта.

Таким образом, учитывая всё вышеизложенное и не претендуя на окончательность, авторы настоящей статьи предлагают следующее определение юридического термина: юридический термин – это слово или словосочетание, которое употребляясь в юридическом языке, обладает характеристиками термина, имеет точный и определенный смысл и служит для обозначения конкретного правового понятия.


Литература

  1. Авербух К.Я. Терминологическая вариантность; теоретические и прикладные аспекты // Вопросы языкознания. 1986. № 6.

  2. Андреев Н.А. К вопросу о структуре терминологических словосочетаний в современном французском языке. - М., 1969.

  3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия., 1966.

  4. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. 2-е издание. - М.: Советская энциклопедия, 1969.

  5. Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. - М.: Книжный мир. 2002.

  6. Бартков Б.И. Дериватология украинского язика и квантитативный дериватарий 100 афиксов, полуафиксов и… – К.: Наукова думка, 2003.

  7. Белозеров В.Н., Герд А.С., Городецкий Б.Ю., Гринев С.В., Лейчик В.М., Шелов С.Д. Лингвистическая концепция Терминологического банка данных Машинного фонда русского языка (Проект). - М., 1989.

  8. Бержель ЖЛ. Обшая теория права / пер. с франц. - М., Издательский дом NOTA BENE.-2000.

  9. Большой юридический словарь (БЮС) / Под ред. А.Я.Сухарева, В.Д. Зорышна. - М.: Инфра-М, 1998.

  10. Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). Введение в грамматическое учение о слове. - М.: Высшая Школа, 1986.

  11. Галкина-Федорук Е.М. Слово и понятие. - М.: Учпедгиз, 1956.

  12. Головин Б.Н., Кобрин Р.Ю. Лингвистические основы учения о терминах. - М.: Высшая школа, 1987.

  13. Городецкий Б.Ю. Термин как семантический феномен (в контексте переводческой лексикографии) // mailto:byg@bk.ru

  14. Городецкий Б.Ю. Лексико-статистическая инвентаризация комплекса подъязыков // Проблемы теоретической и экспериментальной лингвистики. - М., 1977.

  15. Городецкий Б.Ю., Раскин В.В. Методы семантического исследования ограниченного подъязыка. - М., 1971.

  16. Илия Л.И. К проблеме словосочетания // Лингвистика и проблемы стиля. Выпуск 1. – Л., 1977.

  17. Казанчян Л.О. Некоторые вопросы терминологии // Вести. Ереван. ун-та. 1971.

  18. Кияк Т.Р. Лингвистические аспекты терминоведения - Киев: УМКВО, 1989.

  19. Комаров В.Н. Вселенная видимая и невидимая. - М., 1979.

  20. Кузькин Н.П. К вопросу о сущности термина. // Вестник ЛГУ, № 20. вып. 4. - Л., 1962.

  21. Левинский Н.Н. Двучленные термины-словосочетания с препозитивным определением (американская военно-уставная терминология): автореф. дисс… канд. филол. наук. - М., 1954.

  22. Лейчик В.М. О языковом субстрате термина. // Вопросы языкознания. 1986. №5.

  23. Лейчик В.М. Оптимальная длина и оптимальная структура термина // Вопросы языкознания. 1981. №2.

  24. Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века // Вопросы филологии. 2000. №2.

  25. Лоте Д.С. Основы построения научно-технической терминологии - М.: Изд-во Академии наук СССР, 1961.

  26. Никитина С.Е. Семантический анализ языка науки (на материале лингвистики) - М.: Наука, 1987.

  27. Петров В.В. Семантика научных терминов. - Новосибирск, 1982.

  28. Пешехонова Е.С. Семантико-синтаксические отношения между компонентами терминологических словосочетаний (На материале терминологии английской системы образования): дисс... канд. филол. наук. - М., 2003.

  29. Прокопович Н.Н. К вопросу о простых и сложных словосочетаниях // Вопросы языкознания. - М., 1959. №5.

  30. Пронина Р.Ф. Перевод английской научно-технической литературы: Учеб. пособие для втузов. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1986.

  31. Прохорова В.Н. Семантика термина // Вестник Моск. ун-та. Сер.9. Филология. 1981. №3.

  32. Раскин В.В. К теории языковых подсистем. - М., 1971.

  33. Реформатский А.А. Термин как член лексической системы // Проблемы структурной лингвистики. 1967. - М., 1968.

  34. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. - М.: Просвещение, 1976.

  35. Русакова А.В.Лингвистическая модель двуязычного электронного текстоориентированного словаря юридических терминов: на материале Конституции Российской Федерации, Конституции Французской Республики и Конвенции о защите Прав человека и основных свобод: дисс… канд. филолог. наук – Тюмень, 2008.

  36. Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. - М.: Наука, 1987.

  37. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка: учебник. - М.: Изд-во лит-ры на ин. языках, 1956.

  38. Скороходько Э.Ф. Семантические связи в лексике и текстах // Вопросы информационной теории и практики, № 23. - М., 1974.

  39. Судовцев В.А. Научно-техническая информация и перевод: пособие по англ. яз. - М.: Высш. шк., 1989.

  40. Татаринов В.А. Теория терминоведения: в 3 т. Т.1. Теория термина: история и современное состояние. - М.: Московский лицей, 1996.

  41. Ткачёва Л.Б. Основные закономерности английской терминологии. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1987.

  42. Хаютин А.Д. Термины, терминология, номенклатура. - Самарканд, 1971.

  43. Циткина Ф.А. Терминология и перевод: (К основам сопоставительного терминоведения). - Львов: Вища школа, Изд-во при Львов. гос. ун-те, 1988.

  44. Чернобель Г.Т. Теоретические основы упорядочения терминологии / Трута ВНИИСЗ, 1983. № 27.

  45. Эздекова Л.Б. Семантико-синтаксические свойства и типы именных терминологических словосочетаний: дисс... канд. филол. наук. - Пятигорск, 2003.

  46. Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. - М.: Юрид. лит., 1990.

1 Циткина Ф. А. - Терминология и перевод: (К основам сопоставительного терминоведения). - Львов: Вища шк., Изд-во при Львов. гос. ун-те, 1988. –С.10.

2 Кузькин Н.П. К вопросу о сущности термина. - В кн.: Вестник ЛГУ, N 20, вып. 4. Л., 1962.- С.145.

3 Лотте Д.С. Основы построения научно-технической терминологии. М., 1961. – С.72-76.

4 Галкина-Федорук Е.М. Слово и понятие / Галкина-Федорук Е.М. - М.: Учпедгиз, 1956. – С.117.

5 Казанчян Л.О. Некоторые вопросы терминологии // Вести. Ереван. ун-та. 1971. – С.232; Андреев Н.А. К вопросу о структуре терминологических словосочетаний в современном французском языке. М., 1969. – С.6.

6 Циткина Ф. А. - Терминология и перевод: (К основам сопоставительного терминоведения). - Львов: Вища шк., Изд-во при Львов. гос. ун-те, 1988. –С.24.

7 Пронина Р. Ф. Перевод английской научно-технической литературы: Учеб. пособие для втузов.— 3-е изд., испр. и доп.—М.: Высш. шк., 1986.— С.8.

8 Циткина Ф. А. - Терминология и перевод: (К основам сопоставительного терминоведения). - Львов: Вища шк., Изд-во при Львов. гос. ун-те, 1988. –С.24.

9 Реформатский А. А. Термин как член лексической системы // Проблемы структурной лингвистики. 1967. М., 1968. – С.58.

10 Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: Просвещение, 1976. - С. 486.

11  Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: Просвещение, 1976. - С. 486.

12 Городецкий Б.Ю. Термин как семантический феномен (в контексте переводческой лексикографии) // mailto:byg@bk.ru

13 Комаров В.Н. Вселенная видимая и невидимая. - М., 1979.

14 Петров В.В. Семантика научных терминов. - Новосибирск, 1982.

15 Реформатский А.А. Термин как член лексической системы языка // Проблемы структурной лингвистики. 1967. - М., 1968.

16 Раскин В.В. К теории языковых подсистем. - М., 1971; Городецкий Б.Ю., Раскин В.В. Методы семантического исследования ограниченного подъязыка. - М., 1971.

17 Кияк Т.Р. Лингвистические аспекты терминоведения - Киев: УМКВО, 1989. –С.9.

18 Авербух, К.Я. Терминологическая вариантность; теоретические и прикладные аспекты // Вопросы языкознания.- 1986,- №6.- С. 39.

19 Никитина С.Е. Семантический анализ языка науки (на материале лингвистики) - М.: Наука, 1987. –С.29.

20 Кияк Т.Р. Лингвистические аспекты терминоведения - Киев: УМКВО, 1989. –С.8.

21 Авербух К.Я. Терминологическая вариантность; теоретические и прикладные аспекты // Вопросы языкознания.- 1986.- №6.- С. 39.

22 Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века // Вопросы филологии. - 2000. - №2. - С.29.

23 Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века // Вопросы филологии. - 2000. - №2. - С.29.

24 Прохорова В.Н. Семантика термина / В.Н. Прохорова// Вестник Моск. ун-та. Сер.9. Филология. - 1981. - №3. - С.24-25.

25 Татаринов, В.А. Теория терминоведения: в 3 т. Т.1. Теория термина: история и современное состояние. - М.: Московский лицей, 1996. – С.158.

26 Лейчик В.М. О языковом субстрате термина.// Вопросы языкознания.- 1986. - №5. - С.87.

27 Лейчик В.М. О языковом субстрате термина.// Вопросы языкознания.- 1986. - №5. - С.91.

28 Лейчик В.М. О языковом субстрате термина.// Вопросы языкознания.- 1986. - №5. - С.87.

29 Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века // Вопросы филологии. - 2000. - №2. - С.21.

30 Лейчик В.М. О языковом субстрате термина.// Вопросы языкознания.- 1986. - №5. - С.91.

31 Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века // Вопросы филологии. - 2000. - №2. - С.21.

32 Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов / О. С. Ахманова. – М.: Сов. энцикл., 1966. – С.474.

33 Бартков Б.И. Дериватология украинского язика и квантитативный дериватарий 100 афиксов, полуафиксов и … – К.: Наукова думка, 2003. – С.4.

34 Циткина Ф. А. - Терминология и перевод: (К основам сопоставительного терминоведения). - Львов: Вища шк., Изд-во при Львов. гос. ун-те, 1988. –С.75.

35 Судовцев В.А. Научно-техническая информация и перевод : пособие по англ. яз. : [для техн. вузов] / В.А. Судовцев. - М.: Высш. шк., 1989. –С.62.

36 Пронина Р. Ф. Перевод английской научно-технической литературы: Учеб. пособие для втузов.— 3-е изд., испр. и доп.—М.: Высш. шк., 1986.— С.9.

37 Пронина Р. Ф. Перевод английской научно-технической литературы: Учеб. пособие для втузов.— 3-е изд., испр. и доп.—М.: Высш. шк., 1986.— С10.

38 Пронина Р. Ф. Перевод английской научно-технической литературы: Учеб. пособие для втузов.— 3-е изд., испр. и доп.—М.: Высш. шк., 1986.— С.12.

39 Лейчик В.М. Оптимальная длина и оптимальная структура термина //Вопросы языкознания.- 1981. - №2, - С.66.

40 Ткачёва Л.Б. Основные закономерности английской терминологии. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1987. –С.27.

41 Русакова А. В.Лингвистическая модель двуязычного электронного текстоориентированного словаря юридических терминов: на материале Конституции Российской Федерации, Конституции Французской Республики и Конвенции о защите Прав человека и основных свобод. /Дисс. на соискание учен. степени канд. филолог. наук – Тюмень: 2008. – С.35.

42 Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). Введение в грамматическое учение о слове. - М.: Высшая Школа, 1986. - С. 13-50.

43 Прокопович Н.Н. К вопросу о простых и сложных словосочетаниях //Вопросы языкознания. М., 1959.- №5.- С.31.

44 Илия Л.И. К проблеме словосочетания // Лингвистика и проблемы стиля. Выпуск 1,- Ленинград, 1977. - С.11.

45 Илия Л.И. К проблеме словосочетания // Лингвистика и проблемы стиля. Выпуск 1,- Ленинград, 1977. - С.11.

46 Смирницкий А.И. Лексикология английского языка: учебник. - М.: Изд-во лит-ры на ин. языках, 1956.-С.33-34.

47 Левинский Н.Н. Двучленные термины-словосочетания с препозитивным определением (американская военно-уставная терминология): Автореф. дисс, канд. филол. наук. - М., 1954. –С.4.

48 Левинский Н.Н. Двучленные термины-словосочетания с препозитивным определением (американская военно-уставная терминология): Автореф. дисс, канд. филол. наук. - М., 1954. –С.4.

49 Головин Б.Н., Кобрин Р.Ю. Лингвистические основы учения о терминах. - М.: Высшая школа, 1987. –С.46.

50 Головин Б.Н., Кобрин Р.Ю. Лингвистические основы учения о терминах. - М.: Высшая школа, 1987. –С.46.

51 Лотте Д.С. Основы построения научно-технической терминологии - М.: Изд-во Академии наук СССР, 1961.-С.76.

52 Эздекова Л.Б. Семантико-синтаксические свойства и типы именных терминологических словосочетаний: Дисс. ... канд. филол. наук. - Пятигорск, 2003. -С.26.

53 Эздекова Л.Б. Семантико-синтаксические свойства и типы именных терминологических словосочетаний: Дисс. ... канд. филол. наук. - Пятигорск, 2003. -С.27.

54 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - 2-е издание. - М.: Советская энциклопедия, 1969. –С.255.

55 Прокопович Н.Н. К вопросу о простых и сложных словосочетаниях //Вопросы языкознания. М., 1959.- №5.- С. 21-32.

56 Пешехонова Е.С. Семантико-синтаксические отношения между компонентами терминологических словосочетаний (На материале терминологии английской системы образования): Дисс. ... канд. филол. наук. - М., 2003. –С.43.

57 Прокопович Н.Н. К вопросу о простых и сложных словосочетаниях //Вопросы языкознания. М., 1959.- №5.- С. 27.

58 Прокопович Н.Н. К вопросу о простых и сложных словосочетаниях //Вопросы языкознания. М., 1959.- №5.- С. 27-31.

59 Городецкий Б.Ю. Термин как семантический феномен (в контексте переводческой лексикографии)//mailto:byg@bk.ru

60 Хаютин А. Д. Термины, терминология, номенклатура. - Самарканд, 1971.; Скороходько Э.Ф. Семантические связи в лексике и текстах // Вопросы информационной теории и практики, N 23. - М., 1974, С. 51-52.

61 Городецкий Б. Ю. Лексико-статистическая инвентаризация комплекса подъязыков // Проблемы теоретической и экспериментальной лингвистики. - М., 1977.

62 Скороходько Э.Ф. Семантические связи в лексике и текстах // Вопросы информационной теории и практики, N 23. - М., 1974, с. 51-52.; Городецкий Б. Ю. Лексико-статистическая инвентаризация комплекса подъязыков // Проблемы теоретической и экспериментальной лингвистики. - М., 1977.; Белозеров В.Н., Герд А.С., Городецкий Б.Ю., Гринев С.В., Лейчик В.М., Шелов С.Д. Лингвистическая концепция Терминологического банка данных Машинного фонда русского языка (Проект). - М., 1989.

63 Скороходько Э.Ф. Семантические связи в лексике и текстах // Вопросы информационной теории и практики.- 1974. - N 23. – С.51-52.

64 Савицкий В. М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. - М.: Наука, 1987.-С.21.

65 Язык закона /Под ред. А. С. Пиголкина. - М.: Юрид. лит., 1990. - С.65.

66 Большой юридический словарь (БЮС) / Под ред. А.Я.Сухарева, В.Д. Зорышна. - М.: Инфра-М, 1998.-С.782

67 Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь/М., Книжный мир.-2002.

68 Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. - М.: Юрия, лит., 1990.-С. 65.

69 Чернобель Г.Т. Теоретические основы упорядочения терминологии / Трута ВНИИСЗ – 1983- № 27. -С. 57

70 Бержель ЖЛ. Обшая теория права / Под ред. В.И. Даниленко / пер. с франц. - М., Издательский дом NOTA BENE.-2000.-С. 388.




Скачать 462,95 Kb.
оставить комментарий
Дата29.09.2011
Размер462,95 Kb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх