Томский государственный университет исторический факультет Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений Династический брак как элемент внешней политики и способ легитимизации власти на примере Наполеона I (Реферат) icon

Томский государственный университет исторический факультет Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений Династический брак как элемент внешней политики и способ легитимизации власти на примере Наполеона I (Реферат)


Смотрите также:
Томский государственный университет кафедра новой...
Бакалаврская программа факультет гуманитарных и социальных наук...
Румянцев владимир Петрович политика США и великобритании на ближнем и среднем востоке в 1957–...
Румянцев владимир Петрович политика США и великобритании на ближнем и среднем востоке в 1957–...
Томский государственный университет Исторический факультет Кафедра мировой политики Навстречу...
Программа подготовки аспирантов кафедры по специальности 07. 00...
Немецкие и греческие поселенцы на северо-западном кавказе: сравнительно-исторический анализ...
«Школьный курс «Всеобщая история», «Обществознание»: содержание, методика обучения...
Вопросы к экзамену по дисциплине «История международных отношений и внешней политики России»...
К и. н., кафедра гуманитарных наук, факультет социологии, ниу-вшэ...
К и. н., кафедра гуманитарных наук, факультет социологии, ниу-вшэ...
Программа курса "История международных отношений и внешней политики"...



Загрузка...
скачать




ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений




Династический брак как элемент внешней политики и способ легитимизации власти на примере Наполеона I


(Реферат)


Выполнила

студентка 3 курса

325 группы

Алишина Г.Н.


Проверил

к. и. н., доцент

Соколов Н.Н.


Томск 2004

Оглавление




Введение 3


1. Положение Франции в Европе в начале XIX века 5

2. Династический брак Наполеона

2.1 Выбор невесты и его связь с внешнеполитическими

приоритетами страны 8

2.2 Последствия женитьбы на эрцгерцогини австрийской 11

Заключение 13

Список использованных источников и литературы 14

Введение



Со времен возникновения государства как общественного института и его внешней политики как неотъемлимого признака этого государства помимо войн, дипломатии, мирных договоров и прочего появилось также и такое явление как династический брак. По каким-то причинам правители народов в сфере отношений между государствами вплоть до начала XX в. больше всего доверяли кровным связям. Причины подобного положения дел, вероятно, кроятся еще в глубокой древности и уходят своими корнями в те далекие времена, когда человечество делало только первые шаги по пути своего развития.

Но в чем бы ни крылось объяснение данного феномена, следует признать одно: династический брак в Новом времени продолжает играть немаловажную роль в сфере внешней политики держав всего мира. Заключение брака между представителями правящих семей двух стран однозначно должно было свидетельствовать о доброжелательных отношениях между этими государствами. Постепенно даже складываются своеобразные традиции заключения династических браков между двумя монархическими державами, как, например, между Российской империей и Пруссией.

Однако впоследствии династический брак приобрел еще одно значение. В том случае, если государь получал свой трон не совсем легитимным способом (в обход законного наследника или путем дворцового переворота), то брак с представительницей какой-либо влиятельной и уважаемой правящей династии становился для него не только своеобразным официальным признанием его права на трон другими государями, но и способом придать своей власти более легитимный характер в глазах мировой общественности, что позволяло предать ее по наследству.

В этом плане очень показательным является пример династического брака императора Франции Наполеона I, не имевшего никаких наследственных прав на занимаемый им престол, и представительницы одной из самых уважаемых европейских династий Габсбургов Марии Луизы. Однако в этом случае перед нами встает проблема: почему пусть незаконный, но самый влиятельный в начале XIX в. европейский монарх, покусившийся (причем не без оснований) даже на мировое господство, пренебрегший всеми порядками и законами вековой давности и ставший императором Франции, не имея на то никаких прав, вдруг пошел на поводу у этих самых законов и вступил в династический брак по всем правилам европейских монархий. Что заставило Наполеона, презиравшего всех этих бездарных отпрысков правящих домов и их законы, пойти на поводу у их порядков?

Целью данной работы как раз и является попытка ответить на этот вопрос, а заодно и показать на выбранном примере роль династического брака во внешней политике Нового времени. К задачам же работы можно отнести: 1) проанализировать внешнеполитические приоритеты Франции и международную обстановку в начале XIX в. и с этих позиций пояснить выбор невесты, сделанный Наполеоном и 2) оценить влияние этого выбора на дальнейший ход событий.

Таким образом, объектом данной работы является династический брак в Европе Нового времени как элемент внешней политики, а предметом – брак императора Франции Наполеона I и эрцгерцогини австрийской Марии Луизы.
^

Положение Франции в Европе в начале XIX века



Начало XIX века стало для Франции Золотой эрой: она превратилась в хозяйку Европы, а Наполеон в самого могущественного европейского монарха. И без того необъятная империя еще больше раздалась вширь; вер­ные вассалы были щедро вознаграждены; дерзость непо­корных жестоко наказана; папа лишен владений; тироль­ские повстанцы рассеяны; партизаны майора Шилля расстреляны по приказу Наполеона прусским военным судом; из Англии приходят вести о разорении, о самоубийствах и банкротствах купцов и промышленников, о недовольстве в народе. Значит, континентальная блокада как будто оправ­дывает возложенные на нее надежды.

Казалось, мировая империя — в зените блеска, мощи, богатства и славы.

К этому моменту во внешней политики Франции наметилось два возможных направления поиска главного союзника. Сторонником одного из них был сам Наполеон, который склонялся к союзу с Россией, а другого – министр иностранных дел Франции Талейран, который радел за союз с Австрией, платившей ему за это внушительные деньги.

Разногласия между Талейраном и Наполеоном по вопросу об Австрии зрели давно; перед Тильзитом они выступили вполне явственно. Талейран был фанати­чески предан идее союза с Австрией; то была идея, которой он ни­когда не изменял. Но уже с войны 1796 года, с того времени, когда Наполеон противопоставил Австрийской монархии свободные ита­льянские государства, всякое сотрудничество, а тем более союз с Ав­стрией были исключены. Умение Наполеона быстро ориентироваться в меняющейся обстановке сказалось и в этом вопросе. Он легко уло­вил, что нужно пересматривать традиционные внешнеполитические концепции старого времени и искать новые решения.

Союз с Россией и был таким новым решением — новым словом, внесенным Наполеоном в историю французской внешней политики.

Конечно, Бонапарт по-разному оценивал перспективы союза с Россией в 1800—1801 годах, когда он его домогался, и в 1807 году, когда он наконец был заключен. Международные позиции Франции в 1807 голу были уже совсем иными, чем в критическом 1800 году.

Они стали неизмеримо более выгодными для наполеоновской Франции. Но и в 1800—1801 голах, и в 1807 году Наполеон видел в союзе двух сильнейших военных держав континента гарантии сохранения статус-кво в Европе, конечно, статус-кво, отвечавшего французским интересам. Он полагал, что союз двух самых сильных континентальных держав делает невозможной войну какой-либо третьей державы против одного из двух союзников. Формула Шампаньи, подсказанная Наполеоном — «В согласии с Россией нам никто не опасен», — от­ражает это новое, сложившееся после Тильзита положение вещей.

Тильзит был соглашением двух сильнейших военных держав Ев­ропы. Как показали сами переговоры, конечно, у каждой из держав были свои интересы, свои расчеты, свой подход к вопросам европей­ской политики. Но эти различия не помешали обеим сторонам пре­одолеть трудности и найти взаимоприемлемое решение. Обычно под­черкивают, что в основе тильзитских соглашений лежало разграни­чение сфер влияния. Наполеон соглашался на то, чтобы Россия до­минировала в Восточной Европе; Александр признавал за наполео­новской Францией те же права или, вернее, те же возможности в Западной Европе.

Кому это было выгоднее? Франции или России? Так нередко ста­вится и литературе вопрос. Но такая постановка вопроса едва ли плодотворна: тильзитские соглашения были выгодны и той и другой стороне; без этого они не могли быть так быстро заключены.

Наполеон отчетливо понимал в ту пору, что ни с какой другой великой державой подобного соглашения заключить было нельзя. В 1807 году кроме России оставались только Австрия и Англия. Австрия имела столь ограниченный военный потенциал, что соглашение с нею не представлялось ценным. К тому же неустранимые противо­речия в итальянском и германском вопросах делали невозможным сотрудничество двух держав как равноправных партнеров. С могу­щественной Британией соглашение типа тильзитского было исклю­чено, прежде всего, потому, что обе державы, Франция и Англия, претендовали на одну и ту же добычу: и та и другая стремились к господству в Западной Европе. Бонапарт уже в 1800 году понял, что ему следует добиваться соглашения с Россией. Неудача амьенского примирения с Англией еще более укрепила его в этом мнении.

Союз с Россией был заключен в результате переговоров Наполеона I с Александром I в Тильзите в 1807 г. Император Франции был более чем доволен. Казалось, все складывается как нельзя лучше. Однако Наполеон знал, что он только силой покорил Европу и только страхом держит ее. Что Англия не сдается; русский император явно лукавит, ничем не помог ему в только что окончившейся войне и только прикидывался, будто воюет с Австрией; испанцев истребляют, уничтожают массами, но они продолжают сопротивляться и борются с неукротимой яростью, и на них по-прежнему нисколько не влияют ни­какие Ваграмы, никакие новые победы императора, ника­кой обновленный и усилившийся престиж мирового побе­дителя.

Теперь, когда регенсбургская пулевая рана и отточен­ный кинжал Штапса настойчиво напомнили, на какой хрупкой нити держится все созданное Наполеоном, вопрос о династии сделался для него особенно важным. И он начинает серьезно заниматься поиском подходящей невесты и разводом со своей женой Жозефиной, которую, как утверждают многие биографы Наполеона, по-настоящему любил. Но интересы династии были выше чувств. Разум опять победил.
^

2. Династический брак Наполеона




2.1 Выбор невесты и его связь с внешнеполитическими приоритетами страны


Итак, Наполеон задумал основать новую правящую династию Бонапартов и для этого решил жениться на представительнице монаршей семьи какой-нибудь сильной и уважаемой в Европе державы. Что подвигло его на такой шаг, сказать трудно. Так швейцарский писатель-биограф Анри Валлоттон, написавший книгу об Александре I, считал, что «Наполеона очень беспокоил вопрос о наследнике престола», но Жозефина была бесплодна и он задумал развестись с ней, чтобы заключить новый, блестящий и плодовитый брак.

Данная точка зрения не выглядит убедительной. Ведь если бы императора волновал лишь факт рождения наследника, то он бы мог жениться на прекрасной польской графине Марии Валевской, которая родила ему сына – будущего министра иностранных дел Второй французской империи графа Валевского.

Значит, дело было не только в наследнике, но и в том, кто окажется его матерью. Альберт Манфред, написавший о Наполеоне книгу, объяснял эту ситуацию тщеславием императора и боязнью, что величие французского народа будет оскорблено, если наследником престола станет сын чужеземной, польской графини. Это, пожалуй, больше похоже на правду, но истинные мотивы, скорее всего, были не в этом.

Наполеон не раз шел наперекор всем общепринятым нормам и вряд ли побоялся бы осуждения французов. Вероятнее всего, он прекрасно понимал, что после его смерти монархи Европы приложат все усилия, чтобы память о нем, а значит и его династия, была полностью уничтожена. Именно для того, чтобы обезопасить своего наследника, Наполеон и пытался придать ему статус законнорожденного монарха с подобающим гениологическим древом. А так как сам император не мог похвастаться знатным происхождением, этот его недостаток должна была компенсировать знатность супруги.

Тут ход его мыслей оказался крайне быстр и впол­не ясен: смотрины невест должны были быть коротки­ми, по существу дела долгих поисков быть не могло. На свете, кроме великой Французской империи, есть три ве­ликие державы, о которых стоит еще говорить: Англия, Россия и Австрия. Но с Англией — война не на жизнь, а на смерть. Остаются Россия и Австрия; Россия, бесспорно, сильнее Австрии, которую он же, Наполеон, только что страшно разбил уже в четвертой (за 13 лет) войне против нее. Значит, нужно начинать с России, где были две вели­кие княжны, сестры Александра. Какую именно брать, это было дело третьестепенное, ведь все равно Наполеон ни одной из них никогда не видел. Но Екатерину Павловну поспешили с предельной быстротой заблаговременно вы­дать замуж за Георга Ольденбургского. Неофициально французскому послу в Петербурге было поручено запро­сить царя относительно оставшейся Анны.

В декабре 1809 г. и январе 1810 г. большое волнение про­исходило при русском дворе. В Петербурге Александр I не переставал в самых льстивых выражениях уверять фран­цузского посла Коленкура, что лично он очень желал бы видеть свою сестру женой Наполеона, но что, по мнению императрицы матери (Марии Федоровны), Анна слиш­ком еще молода, ей всего 16 лет и т. д. А в Павлов­ске Мария Федоровна из всех сил противилась это­му браку, и значительная часть двора ее поддерживала. Ненависть всего дворянства и особенно крупных землевла­дельцев-аристократов к Наполеону росла с каждым годом, по мере того как усиливались строгости континентальной блокады.

28 января 1810 г. Наполеон собрал во дворце торжественное совещание высших сановников по вопросу о разводе и о новом браке. Часть сановников во главе с великим канцлером Камбасересом, королем неаполитанским Мюра-том и министром полиции Фуше высказалась за великую княжну Анну Павловну, другие — за австрийскую эрцгер­цогиню Марию Луизу, дочь императора Франца I. Сам Наполеон, уже, по-видимому, раздраженный уклончивостью русского двора, явно дал понять, что он склоняется в пользу австрийской невесты. Совещание не вынесло определенного решения.

Спустя 9 дней из Петербурга пришли известия, что мать великой княжны хотела бы несколько отсрочить брак своей дочери с Наполеоном, так как Анна Павловна еще слишком молода. В тот же день австрийский посол в Париже Меттерних был запрошен, согласен ли австрийский император дать Наполеону в жены свою дочь Марию Луизу? И тут же, без размышлений (обо всем уже было передумано, пока шло русское сватовство), Меттерних заявил, что Австрия согласна отдать юную эрцгерцогиню, хотя до той поры никаких официальных разговоров об этом не было (да и быть не могло). Сейчас же, вечером 6 февраля, в Тюильрийском дворце был собран новый совет сановников, который и высказался уже единогласно за австрийский брак.

11 марта 1810 г. в Вене, в соборе, окруженном массой народа, при самом торжественном церемониале, в присут­ствии всей императорской австрийской фамилии, всего двора, всего дипломатического корпуса, сановников, генералитета состоялось бракосочетание 18-летней эрцгерцоги­ни Марии Луизы с императором Наполеоном. Причем сам жених не счел нужным явиться на бракосочетание лично и послал вместо себя начальника главного штаба маршала Бертье, который и замещал его во время церемонии.

Для Австрии этот брак был подарком небес. «Австрия спасена», - повторяли в императорском дворце в Шенбрунне. Император Франц и Меттерних были несказанно счастливы. Мария Луиза, мнение которой менее всего принималось во внимание, с их точки зрения стала главным козырем в антирусской игре. Разрушить франко-русский союз, ликвидировать «дело Тильзита» было навязчивой идеей Меттерниха. Брачный контракт Габсбургов и Бонапартов оказался для него божьим даром: никто не проявил в этом деле столько стараний, как австрийский министр.

А вот для Российской империи этот брак не сулил ничего хорошего.
^

2.2 Последствия женитьбы на эрцгерцогини австрийской


Выбор Наполеона, сделанный в пользу австрийской принцессы не мог не отразиться на расстановке политических сил на европейской арене.

В Европе это событие произвело огромное впечатление и дебатировалось на все лады. «Теперь — конец войнам, Европа обрела равновесие, откроется счастливая эра»,— говорили купцы ганзейских городов, уверенные, что Анг­лия, окончательно лишившись опоры в Австрии на континенте, должна будет смириться. «Он будет воевать через не­сколько лет с той из двух держав, где ему не дадут сразу невесты»,— говорили дипломаты еще после первого сове­щания французских сановников.

При неустойчивом общемировом положении было ясно, что всякое укрепление союза Наполеона с Россией грозит самому существованию Австрийской монархии, а всякое сближение Наполеона с Австрией сильно развязывает ему руки по отношению к России. В Петербурге была смутная тревога. Мария Федоровна была в восторге, что «чудовищу Минотавру» брошена на съедение не ее дочь, а дочь австрийского императора. Но Александр I, Румянцев, Куракин и даже ярые враги фран­цузского союза были обеспокоены. Им казалось, что Авст­рия окончательно входит в фарватер наполеоновской поли­тики и что на континенте Россия осталась одинокой лицом к лицу с ненавистным завоевателем Европы.

Но не только Российская империя была недовольна браком Наполеона. Это событие вызвало протест и во Франции.

Императрицей, полноправной властительницей Тюильри, Сен-клу, Фонтенбло стала снова австриячка, дочь императора Франца, принцесса из дома Габсбургов. Разве для того была казнена Мария-Антуанетта, чтобы через пятнадцать лет ее племянница, носящая почти то же имя, взошла на французский трон? В этом браке было нечто оскорбительное для французской нации; в нем видели как бы надругательство над могилами героев Вальми, Маренго, Аустер­лица, даже более того — косвенную реабилитацию «старого режи­ма». Ни один из политических актов Наполеона не был так непо­пулярен, как этот.

«Австрийский брак» имел и иные последствия: он ускорил и углубил разброд в правящих верхах империи. Новый двор императри­цы Марии-Луизы, сформированный в основном из старого дворянст­ва, из полуэмигрантских-полуроялистских кругов, вступил в кон­фликт с новым, имперским дворянством. Многочисленный клан Бо­напартов, успевший обрасти своими малыми дворами и своей политической клиентурой, был теперь также в оппозиции. Бонапарты потеряли, в особенности после рождения в марте 1811 года сына Напо­леона, получившего титул римского короля, всякие надежды на французский трон. Круги, связанные с семьей Богарне, с Жозефиной, были также, естественно, против «австрийского брака». Наконец, его осуждало по понятным причинам все поколение, прошедшее через революцию и двадцать лет антиав­стрийской политики.

Политически «австрийский брак» не дал и не мог дать тех пре­имуществ, на которые рассчитывал Наполеон. Он не укрепил пре­стижа династии ни внутри страны, ни вне ее. По-видимому, лично, по крайней мере, первое время, Наполеон был поглощен новой, многое менявшей в его жизни ситуацией. Может быть даже, женившись на восемнадцатилетней девушке, начинавший стареть Наполе­он почувствовал себя как бы помолодевшим.

По мнению А. Манфреда, огромное внимание, уделяемое зарубежной историографией «ав­стрийскому браку» Наполеона, неоправданно. Этот брак был лишь одной из многих ошибок, допущенных Наполеоном, это был не более чем частный случай в общей ошибочной политике.

Но как бы там ни было, брак Наполеона и Марии Луизы сыграл значительную роль как в европейской политике, так и внутри самой Франции. Впервые французы были не довольны действиями своего императора. Вот так, в общем-то, обычное дело – брак двух людей – отразился на судьбе целой Европы.

Заключение



Итак, в данной работе на примере Наполеона I нами был рассмотрен феномен династического брака в Новом времени и его роль во внешней политики европейских государств. На частном примере было продемонстрировано, насколько большое значение он мог оказать на расстановку политических сил на мировой арене. И если даже сам по себе династический брак не приводил к каким-либо изменениям, то очень часто он являлся неким индикатором происходящих перемен и перестановок.

Кроме того, в процессе решения сформулированной в данной работе проблемы, мы попытались определить причину, по которой самый влиятельный монарх Европы, чью власть, казалось, никто не посмел бы оспорить, решил упрочить свои позиции в европейской политике несвойственным ему методом. Вероятнее всего, страх за будущее своего приемника, в наследство которому он оставлял всю ту ненависть, что питали к Наполеону народы Европы, и побудил императора Франции отказаться от обычного метода решения проблемы - применения силы - и попытаться играть по установленным правилам.

Время показало, что эта попытка не дала ожидаемого результата. Династия Бонапартов не стала самой могущественной в Европе и очень быстро прекратила свое существование, а сын Наполеона и Марии Луизы так и не стал властелином мира, как мечтал его отец.

Таким образом, следует отметить, что при проведении научных изысканий в области внешней политики европейских государств и при попытке сформулировать некие общие выводы по этому вопросу не стоит сбрасывать со счетов такое явление как династический брак. Иногда он играл значительную роль в судьбах стран и народов. Ведь кто знает, была ли бы Отечественная война 1812 г., если бы женой Наполеона I стала одна из сестер российского императора.
^

Список использованных источников и литературы





  1. Стендаль. Жизнь Наполеона: Воспоминание о Наполеоне//Собр. соч.: в 15 т. – М., 1964. 654 с.

  2. Валлоттон А. Александр I. – М.: Прогресс, 1991. – 397 с.

  3. Вернет Г. История Наполеона. – М.: Сварог и К, 1997. – 616 с.

  4. Виппер Р.Ю. История Нового времени. – М.: Республика, 1995. – 495 с.

  5. Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. – М.: Мысль, 1998. – 624 с.

  6. Ревуненков В.Г. Взлет и падение Наполеона Бонапарта. – СПб.: Издательство С.-Петербургского ун-та, 1982. – 165 с.

  7. Слоон В. Новое жизнеописание Наполеона I. В 2т. – М.: Алгоритм, 1997. – 588 с.

  8. Тарле Е.В. Наполеон. – М.: Наука, 1991. – 464 с.

  9. Тэн И. Наполеон Бонапарт. М.: МФТИ, 1997. – 200 с.




Скачать 136,02 Kb.
оставить комментарий
Алишина Г.Н
Дата06.05.2012
Размер136,02 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх