Вестник интегративной психологии icon

Вестник интегративной психологии


Смотрите также:
Вестник интегративной психологии...
Методическое пособие предназначено для студентов специализации по интегративной психологии...
Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной...
Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной...
Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной...
Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной...
Л. М. Кроль Научный консультант серии...
Э. Г. Гельфман (Томск, тгпу) > М. А. Холодная (Москва...
Программа составляется с учетом интересов и педагогов, и психологов...
Вестник факультета психологии...
Тезисы интегративной психологии...
Премия авторы Повод для размышления Публикации в Вестнике Психологии образования научные статьи...



Загрузка...
страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29
вернуться в начало
скачать
Балгимбаева З.М. (Алматы)

^ СОДЕРЖАНИЕ ЭТНИЧЕСКИХ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

Современная психология сегодня является многоотраслевой мультипарадигмальной наукой. При этом многие отрасли современной психологии все чаще обращаются к гендерной проблематике, которая является достаточно динамично развивающейся и охватывает многие сферы жизнедеятельности общества, являясь значимой частью большинства сфер знания. В этой связи особую актуальность приобретают социально-психологические исследования гендерных предубеждений.

На наш взгляд, актуальность заявленной проблематики определяется важными методологическими и практическими предпосылками.

С точки зрения методологии в социально-психологическом исследовании гендерных предубеждений существенное значение имеет выработка подходов к изучаемому явлению. В связи с этим возникает насущная необходимость использования гендерного подхода.

Гендерный подход в социальной психологии, сформировавшись на волне феминизма, разводит понятия «пола» и «гендера». Несмотря на существование некоторых разногласий по данному вопросу, наиболее распространенной считается точка зрения о том, что понятие «пол» скорее применимо к биологическому различию между мужчинами и женщинами, а «гендер» - к социокультурному объяснению феноменов маскулинности и фемининности.

Как показал анализ, проведенный на основе гендерного подхода, в культуре и философии, сложилась традиция маскулинных предубеждений, выражающаяся в демонстрации преимуществ мужчин над женщинами, основанная на использовании неадекватных эталонов сравнения, которые мы назвали традиционными гендерными предубеждениями.

В этой связи особенно актуальным является исследование «условий, которые формируют и поддерживают социальное поведение» [5, с. 506], а также «социальных норм, обусловливающих то, как реагируют на половые различия отдельный человек, группа или целое культурное сообщество» [1, с. 22]. Таким образом, вырисовывается актуальная необходимость использования гендерного подхода в кросскультурных исследованиях гендерных предубеждений. Активно привлекая «методы разных гуманитарных и естественных дисциплин, сочетая количественные и качественные стратегии исследования», гендерный подход носит «междисциплинарный характер и позволяет интерпретировать (понимать) различные социальные, культурные, исторические, экономические, психологические явления в контексте гендерных экспектаций конкретного общества» [4, с. 31 - 32].

Таким образом, насущной актуальной методологической проблемой в исследовании гендерных предубеждений является не столько междисциплинарный, сколько интегративный подход, который активно разрабатывается профессором В.В. Козловым.

Исходя из принципов интегративной методологии, мы приходим к выводу о том, что ее суть «заключается в многоплоскостном, многомерном, многоуровневом, разновекторном анализе, создающем возможность качественно иного исследования, предполагающего включение в плоскость анализа аспектов множественности, диалогичности, многомерности психического феномена» [3, с. 41 – 42].

Как видим, актуальность методологического использования интегративного подхода в исследовании гендерных предубеждений определяется самой логикой развития современной социальной психологии.

Практическими предпосылками актуальности заявленной проблемы являются две причины.

Во-первых, практически для всех постсоветских стран характерным является существование в условиях традиционных поликультурных полей, где имеет место как сохранность традиционного этнического образа жизни, с ее бытовыми и обрядовыми формами, так и активная их трансформация, в результате глобализации. Такое сосуществование в поле взаимопроникновения культур может сопровождаться определенными сложностями и «напряжениями», которые, рано или поздно потребуют своего разрешения. И в этом смысле в нашем исследовании делается акцент на этнических предубеждениях, поскольку, являясь общими эмоционально-оценочными отношениями (установками), они оказывают существенное влияние на социокультурные процессы современного Казахстана, на сознание и поведение различных этносоциальных общностей, проживающих на обширной казахстанской территории.

Во-вторых, как показывают исследования, проводимые как за рубежом, так и в странах СНГ, современные условия жизнедеятельности приводят к определенному «размыванию» мужских и женских личностных качеств. Это обусловлено особенностями современной городской семьи, в которой большинство матерей работают, и поэтому ребенок чаще проводит время с пассивными нянями; большое количество детей растет без отцов или матерей в результате увеличивающегося числа разводов; такие достижения цивилизации, как телевидение, отдельная детская и прочие затрудняют процесс общения между детьми и их родителями.

С другой стороны, в современном Казахстане еще имеет место большая сохранность традиционного этнического образа жизни и тех семейных устоев, которые поддерживаются выполнением определенных семейно-бытовых, обрядовых и иных форм. Такие условия существования приводят к формированию определенных мужских и женских качеств, форм поведения и видов деятельности. Поэтому изучение проблемы гендерных предубеждений имеет большое значение для практики семейного воспитания, для понимания многих проблем, связанных с гендерным развитием детей.

Таким образом, объектом нашего исследования выступают гендерные предубеждения, а предметом – их содержание, детерминированное социальными кросскультурными особенностями испытуемых.

Исходя из наработок профессора С.М. Джакупова [2], мы предлагаем следующее определение этнических гендерных предубеждений: эмоциональный компонент субъективных оценок и отношений, направленный на мужчин и женщин той или иной национальности, возникающий и изменяющийся в процессе жизнедеятельности личности.

Практическая значимость работы состоит в том, что материалы исследования могут быть использованы:

преподавателями высших учебных заведений в качестве самостоятельной дисциплины или дополнительного материала к курсам: «Культурология», «Философия гендера», «Гендерная социология», «Гендерная психология». «Социальная психология»;

специалистами в области полового воспитания и просвещения детей и молодежи;

педагогами, работающими в условиях современной школы в полиэтническом Казахстане;

в консультативной практике по проблемам половых, национальных или семейных отношений;

в коррекционной деятельности социальных и психологических служб и т.д.

Кроме того, результаты представленной работы открывают перспективы дальнейших кросскультурных исследований, связанных с проблемами гендерной социализации и этническими особенностями развития личности.

Источниками исследования послужили работы зарубежных, российских и казахстанских философов, культурологов, социологов и психологов.

Обоснование выборки исследования. В качестве испытуемых в исследовании выступили мужчины и женщины, юноши и девушки 17, 40 и 60 лет русской, казахской и уйгурской национальностей, проживающие в урбанизированном центре (г. Алматы) и сельской местности (Алматинская область).

Выбор именно этих этнических групп продиктован тем, что русские, казахи и уйгуры являются представителями наиболее многочисленных диаспор, проживающих на территории современного Казахстана. Сравнительный анализ этих этнических групп позволит определить общее и различное в содержании гендерных этнических предубеждений и выявить наиболее полотипизированных представителей того или иного этноса.

^ Возрастной состав испытуемых определяется следующим.

Семнадцать лет - это возраст, которые многие психологи определяют как возраст бурного развития самосознания, возраст «открытия своего Я». У большинства юношей и девушек в этом возрасте очень интенсивно развиваются такие личностные качества, как чувство собственного достоинства, мировоззрение, независимость суждений, сознательность, самостоятельность.

Кроме того, центральным психофизиологическим образованием этого возраста является половое созревание и связанное с ним полоролевое самоопределение, а также интерес молодых людей к вопросам пола.

К тому же уровень интеллектуального развития юношей и девушек данного возраста делает возможным понимание процедуры исследования и содержания материала и может представлять для них определенный интерес.

Возраст сорока лет связывают с кризисом середины жизни, когда происходит активное переосмысление прожитого, соотносятся результаты уже достигнутого и еще не решенного. Зачастую в результате подобных размышлений у человека возникает внутренний конфликт и неудовлетворенность от прожитого. В этот момент могут обостряться противоречия между своими собственными представлениями о жизни и требованиями социального окружения, которые могут охватывать все сферы жизнедеятельности личности, в том и числе и ее гендерные аспекты.

И, наконец, возраст шестидесяти лет. Это период поздней зрелости, когда человек прекращает активную трудовую деятельность и переходит в новый социальный статус. К этому возрасту человек подводит жизненные итоги, делает основные выводы. Очень важным является определение своего места в новом социальном пространстве и оценка себя как человека, «который прожил не зря».

Социальный (жители города и сельской местности) и половой состав (юноши и девушки, мужчины и женщины) определяется возможностью осуществить сравнительный анализ гендерных предубеждений, который позволит не только обнаружить общее и различное в содержании гендерных предубеждений, но и выявить наиболее традиционно ориентированных испытуемых.

Что касается количества выборки, то были исследованы 540 респондентов (по 15 человек из каждой социальной, возрастной, этнической и половой подгруппы.)

В рамках кросскультурного исследования содержания гендерных предубеждений нами использовался опросник проф. С.М. Джакупова. Данная методика позволяет выявить эмоциональные оценки и отношения относительно мужчин и женщин у представителей различных этнических групп (например, восточных или западных) с различными заданными значениями.

Испытуемому предлагается оценить то или иное понятие, символ, слово путем соотнесения их с одной из фиксированных шкальных значений. Данные значения располагаются в одном континууме с противоположными значениями, образуя пять шкал. Если шкалы с отрицательными значениями обозначить через X, а с положительными значениями черезY, то данные шкалы могут интерпретироваться следующим образом:

«-5» – очень выраженное X;

«-3» – выраженное X;

«0» – ни X ни Y ;

«3» – выраженное Y;

«5» – очень выраженное Y.

Таким образом, принцип биполярности, лежащий в основе методики, позволяет осуществить категоризацию и стереотипизацию, что является очень продуктивным при проведении сравнительного исследования предубеждений, как минимум, двух – чаще всего своей и чужой – этнических групп.

Исследование проводилось групповым способом по 10-12 человек в группе. В процессе работы испытуемые должны были определить свое отношение к типичному мужчине уйгуру и типичной женщине уйгурке, соотнося свои ответы с предложенными шкалами. Таким образом, представители казахской и русской этнических групп должны были дать характеристику мужчинам и женщинам уйгурского этноса, а представители уйгурской группы – мужчинам и женщинам своего этноса.

Исследование проводилось с учетом этнических и языковых особенностей испытуемых: для русских - на русском, для уйгуров – на уйгурском и для казахов – на казахском языках.

С целью статистической обработки данных, полученных в результате опроса, а также с целью выявления критериев, составляющих содержание этнических гендерных предубеждений, нами был использован факторный анализ методом анализа главных компонент («Principal Component Analysis»). Данная операция была осуществлена при помощи специальной компьютерной программы «SPSS 11.0 for Windows».

Опуская факторно-аналитическую обработку данных, приведем анализ результатов проведенного исследования.

а) Исследование показало, что независимо от возраста, половой, социальной и этнической принадлежности испытуемых, признаки, определяющие содержание этнических гендерных предубеждений, можно распределить по трем основным факторам: «Внешность», «Интеллект» и «Характер».

б) Содержание гендерных предубеждений зависит от возрастных особенностей испытуемых. При этом было выявлено следующее:

Наиболее ярко значимость возрастного признака проявилась в гендерных предубеждениях, направленных на женщин уйгурской национальности.

Во взрослой выборке в оценке женщин-уйгурок значимым оказался фактор «Интеллект».

В предубеждениях, направленных на женщин уйгурской национальности для детской выборки, значимым стал фактор «Внешность».

Респонденты пожилой выборки в оценке женщин-уйгурок отдали предпочтение фактору «Характер».

В оценке женщин-уйгурок пожилыми людьми обнаружилось смешение факторов «Внешности» и «Интеллекта» с некоторым превалирующим значением последнего.

В оценках мужчин уйгурской национальности для взрослых значимым оказался фактор «Характер».

В детской выборке и среди пожилых людей в оценках мужчин уйгурской национальности возрастных различий обнаружено не было. И в первой, и во второй выборке значимым оказался фактор «Интеллект».

У детей в оценке мужчин-уйгуров было выявлено смешение факторов «Характера» и «Внешности».

в) Содержание гендерных предубеждений зависит от этнической принадлежности испытуемых. Так:

Для представителей уйгурской национальности в предубеждениях, направленных на женщин, значимыми оказались все три фактора.

Для взрослых уйгуров в оценке женщин уйгурской национальности существенное значение имеет фактор «Интеллект».

Для детей и пожилых уйгурской национальности в предубеждениях, направленных на женщин-уйгурок, превалирующее значение имеет фактор «Характер».

В предубеждениях, направленных на мужчин, у представителей уйгурской национальности ведущее значение отводится двум факторам: «Характеру» и «Интеллекту».

В содержании гендерных предубеждений казахов, направленных на женщин-уйгурок значимыми оказались все три фактора.

Гендерные предубеждения казахов, направленные на мужчин уйгурской национальности, включили в себя два фактора: «Характер» и «Внешность».

В содержании гендерных предубеждений русских, направленных на мужчин уйгурской национальности, значимыми стали факторы: «Внешность» и «Интеллект».

В содержании гендерных предубеждений русских, направленных на женщин – уйгурок, важным оказался фактор «Внешность».

Для детей и пожилых - русских респондентов, в оценке женщин уйгурской национальности значимым стал критерий «Характер».

г) содержание этнических гендерных предубеждений зависит от социальных условий проживания испытуемых (город или село):

Для городских уйгуров и казахов в предубеждениях, направленных на мужчин и женщин уйгурской национальности, значимым оказался фактор «Внешность».

Для городских казахов в содержании гендерных предубеждений, направленных на женщин-уйгурок, в качестве превалирующего был определен фактор «Интеллект».

Для городских русских в предубеждениях, направленных на мужчин-уйгуров, значимыми оказались факторы «Внешность» и «Интеллект».

В предубеждениях, направленных на женщин-уйгурок, у городских русских значимым оказался фактор «Внешность».

Для сельских уйгуров, казахов и русских в оценках мужчин и женщин уйгурской национальности значимым оказался фактор «Внешность».

Кроме выводов по перечисленным признакам (возрастному, этническому и социальному) в содержании гендерных предубеждений, направленных на мужчин и женщин уйгурской национальности, были выделены следующие тенденции:

Женщин уйгурок оценивают более высоко по всем трем факторам по сравнению с мужчинами уйгурами. Причем данная тенденция сохраняется в оценке всех трех этносов независимо от места их проживания. Мы объясняем это тем, что во всех трех культурах сложились довольно жесткие требования к мужчинам, которых всегда более строго осуждали за проявления каких-либо слабостей.

Казахи, как взрослые, так и дети, более низко оценивают мужчин и женщин уйгурской национальности по всем трем факторам. Оценка же мужчин и женщин уйгуров со стороны взрослых и детей русской национальности более приближена к той оценке, которую дают взрослые и дети уйгуры в оценивании самих себя.


Баранова Н.А., Бегунов И.А., Паньков В.П. (Ижевск)

^ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭКСПЕРТНОЙ СИСТЕМЫ В ОКАЗАНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ПАЦИЕНТАМ ПРИ СОСТОЯНИИ ТРЕВОГИ

Проблеме лечения зависимости от алкоголя исследователи всегда уделяли приоритетное внимание. Накопленные знания в области медицины позволяют расширить представления о биологических и психологических механизмах формирования зависимости от алкоголя, что открывает возможности не только для медикаментозной помощи, но и психологической.

За последние три годы в ГУЗ «Республиканском наркологическом диспансере» МЗ УР был проведен анализ причин алкогольной зависимости. При более детальном исследовании было выявлено, что 85% пациентов испытывают состояние тревоги. Именно это состояние вероятней всего является и является одной из важных, а иногда и основной в алкогольной зависимости. Особенно это касается начальных стадий.

Психические расстройства у пациентов, обращающихся к психотерапевту и обозначаемые понятием «тревога», до настоящего времени остаются не до конца изученными как в теоретических, так и в практических вопросах психиатрии, наркологии и психотерапии.

Тревога неоднократно описывалась в специальной, преимущественно психоаналитической литературе (S. Freud, 1926; A. Alder, 1930; H.Basowitz, 1955; J. Wolpe, 1966; и др.), однако, до сих пор нет, клинической типологии невротической тревоги, не описана её клиническая динамика на разных стадиях невротического процесса.

Многолетняя психотерапевтическая практика в ГУЗ «Республиканском наркологическом диспансере» МЗ УР позволяет сделать вывод о том, что не зависимо от вида классификации тревоги процесс лечения заключается в достаточно длительном общении психотерапевта с пациентом, что для подавляющего числа пациентов, особенно находящихся в начальной стадии представляется проблематичным в психологическом, временном, да и в финансовом смыслах. Более того пациенты испытывающие состояние тревоги с трудом решаются на первый контакт с психотерапевтом. Хотя самой действенной является помощь на первом этапе алкоголизации. Развитие современных информационных технологий позволяет решить данную проблему. Преподавателями Удмуртского госуниверситета создается экспертная система (далее ЭС) элементы которой в настоящее время используется на практике в ГУЗ «Республиканском наркологическом диспансере» МЗ УР.

Наиболее важным преимуществом использования ЭС в помощи наркозависимым пациентам является ее доступность при ее использовании. Сводятся к минимуму препятствия, обусловленные расстоянием, нехваткой времени, снимаются определенные психологические барьеры. Человек, испытывающий потребность в психологической помощи, используя ЭС, может мгновенно эту помощь получить, не испытывая при этом боязни утраты чувства безопасности, вытекающей из необходимости признания себя «больным». Все это улучшает вступление в контакт и уменьшает сопротивление психотерапевтическому воздействию.

ЭС позволит без непосредственного участия психотерапевта взаимодействовать с пациентам и снимать (или хотя бы понижать) чувство тревоги. В настоящий момент система может отобразить записанный аудио-ряд с показом соответствующих трехмерных изображений. При этом возможно динамически менять звук и изображение в зависимости от реакций пользователя, т.е. в процессе взаимодействия пациенту задаются вопросы, на которые он отвечает четырьмя способами: «да», «нет», «не знаю», «нет ответа», и в зависимости от его ответа процесс взаимодействия идет по тому или иному пути.

Основные компоненты созданной системы: модуль воспроизведения звука, модуль построения трехмерных изображений, модуль описания и загрузки порядка взаимодействия системы и человека, модуль синхронизации вывода звука, изображения, взаимодействия с пользователем, который, кроме прочего, учитывает характеристики компьютера. Остановимся на них чуть подробнее. Модуль воспроизведения звука базируется на использовании базовой мультимедийной подсистемы операционной системы MS Windows, модуль построения изображений использует библиотеку OpenGL, расширенную библиотекой загрузки полигональных моделей. Для более удобного описания порядка взаимодействия системы и пользователя создан специальный язык описаний и, разумеется, транслятор с этого языка во внутренние структуры данных системы. Процесс синхронизации в основном осуществляется через подстройку вывода изображения и считывания реакций пользователя к выводу аудио-ряда. Для того чтобы вычисление и вывод изображений согласовывался со звуком происходит учет текущего FPS компьютера с последующей подстройкой под него.

В текущей ситуации было обнаружено, что точное описание всего процесса взаимодействия может быть затруднительно психотерапевтом-экспертом, т.к. он в режиме реальной встречи с пациентом почти «автоматически» подстраивается под его индивидуальные особенности и впоследствии не может алгоритмизировать этот процесс. Решением этой проблемы может быть расширение имеющейся системы: т.е. запись не фиксированных вариантов взаимодействия, а некоторых правил, как оно происходит с последующей генерацией необходимых аудио-видео рядов в автоматическом режиме.

Башкин М. В.(Ярославль),

^ КОНФЛИКТЫ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

Анализ состояния проблемы конфликтов старшеклассников свидетельствует о том, что, несмотря на определенный уровень ее теоретической и практической разработанности, сохраняет свою актуальность вопрос о необходимости системных исследований в этой области.

Проведённое анкетирование 80 старшеклассников «МОУ СОШ №8» г.Ярославля позволило сделать следующие выводы. Негативное отношение к конфликту выразили 25% опрошенных, объясняя это тем, что конфликт носит разрушительный характер, является причиной нарушения взаимоотношений между людьми. Один из старшеклассников подчеркнул, что конфликт – «это сущность человека, а значит и всего общества». При этом 50% старшеклассников отметили и положительные стороны конфликта: он позволяет снять противоречие и решить возникшую проблему, выяснить отношения, помогает понять человеку ошибочность своей точки зрения, является способом выхода накопленных отрицательных эмоций. В одном из полученных ответов положительная роль конфликта усматривалась даже в том, что конфликт служит иногда способом самоутверждения личности.

Среди качеств, присущих личности, оптимально разрешающей конфликты, 33% старшеклассников отметили толерантность, 25% опрошенных назвали спокойствие и уравновешенность. Также старшеклассниками были выделены такие качества, как коммуникабельность и активность, воспитанность и дипломатичность, уверенность в себе и склонность к лидерству, настойчивость и находчивость. В нескольких ответах были названы наглость и уступчивость как качества, помогающие человеку оптимально разрешить конфликт.

Рассуждая об условиях успешного разрешения конфликта, 17% старшеклассников отметили, что важно научиться видеть проблему с разных сторон, анализировать ситуацию и проявлять гибкость в поведении. Половина опрошенных старшеклассников подчеркнули важность жизненного опыта и накопленной человеком мудрости для конструктивного поведения в конфликте.

Старшеклассниками были отмечены следующие трудности, возникающие у них на пути оптимального разрешения конфликта: упрямство участников конфликта (33% опрошенных); сохранение самообладания в конфликте (12% старшеклассников); отсутствие дипломатии в отношениях оппонентов, выражающееся в нежелании сторон прислушаться друг к другу (8% опрошенных). К барьерам в конфликте старшеклассниками отнесены также недостаточная компетентность сторон в обсуждаемом вопросе, излишняя рассудительность, неуверенность в себе, неумение проявить настойчивость, а также толерантность, затрудняющая иногда решение конфликта. В нескольких ответах старшеклассники назвали трудностями в конфликте нехватку у них таких ресурсов, как отсутствие времени на поиск решения и недостаток физической силы.

Среди наиболее часто встречаемых конфликтных ситуаций старшеклассники выделили возникающие межличностные конфликты с учителями (25%), одноклассниками и друзьями (21%), родителями (12%). В нескольких анкетах отмечены также межгрупповые конфликты, возникающие в классе при обсуждении совместных дел.

Эффективное решение личностью возникшей проблемной ситуации требует принятия во внимание условий, образующих данную ситуацию, а также учета собственных когнитивных характеристик, способствующих ее более успешному решению.

По результатам проведенной методики «Шкала оценки метакогнитивных знаний и метакогнитивной активности» (Ю.В. Скворцова, М.М. Кашапов) был сделан вывод о низком уровне развития метакогнитивной активности у 38% старшеклассников. Таким образом, многие из обследованных учащихся недостаточно высоко оценивают свою способность справляться с проблемными ситуациями, не умеют отслеживать ход своей интеллектуальной деятельности, не владеют приемами структурирования информации.

Данные корреляционного анализа позволили выявить обратную связь между типом реагирования в конфликте «агрессия» (по методике «Диагностика ведущего типа реагирования»; М.М. Кашапов, Т.Г. Киселева) и метакогнитивной активностью старшеклассников (r=-0,941; p<0,05). Установлено, что старшеклассники с несформированной регуляцией собственного интеллектуального поведения склонны к проявлению в конфликте агрессивной стратегии поведения.

Нами было выявлено, что чем лучше у личности развиты волевые качества, креативность и умение брать на себя ответственность за свои действия, тем выше вероятность того, что в конфликтной ситуации ею будет использована конструктивная стратегия поведения, направленная на поиск решения, удовлетворяющего интересы обеих сторон.

В ходе проведения исследования установлено, что старшеклассники, склонные к проявлению агрессивного поведения в конфликте, ориентированы на успех и берут на себя ответственность за свое поведение, проявляя при этом такие полярные чувства, как гнев и робость. Пытаясь контролировать конфликтную ситуацию, старшеклассники зачастую теряют над собой контроль, что приводит к проявлению ими агрессивных тенденций в поведении.

Результаты проводимого исследования служат базой для организации элективного учебного курса «Психология» с учащимися 10–11 классов «МОУ СОШ №8» г.Ярославля.

Белан Е.А. (Краснодар)

^ ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЕ ОТРАЖЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК ЗНАЧИМЫХ И ТРУДНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ СОЗНАНИИ

Ситуационные предикторы активности личности функционируют через отражённый в индивидуальном сознании образ ситуации. Исследование организации активности личности в различных жизненных ситуациях с необходимостью приводит к вопросу о том, как различаются параметры образа той или иной ситуации эмпирическим субъектом. Поскольку набор характеристик ситуаций может быть номинально достаточно стабильным, то различение следует искать в оценивании субъектом этих характеристик. Также следует полагать, что именно уровень оценивания тех или иных параметров ситуации личностью служит основанием для дифференциации жизненных ситуаций, объединения их в классы и определяет ту или иную форму проявления активности субъекта.

Рассмотрим результаты эмпирического исследования, целью которого было выявить различия в оценке личностью ситуаций, классифицированных по основанию усиления комплексного (многоаспектного) воздействия ситуации на субъекта: ситуаций повседневности, значимых жизненных ситуаций и трудных жизненных ситуаций.

В исследовании приняли участие 294 испытуемых (119 мужчин и 175 женщин в возрасте 18–45 лет): рабочие, служащие и студенты г. Краснодара и Краснодарского края. Испытуемых просили назвать по 5 жизненных ситуаций в трёх категориях:

повседневные (те ситуации, которые переживаются ежедневно и являются наиболее обычными);

значимые (те ситуации, которые представляют наибольшую личностную значимость, важные, яркие ситуации);

трудные (которые заведомо превышают обычный адаптивный потенциал и выступают как определённые препятствия для жизнедеятельности, требующие совладания).

После этого испытуемым было предложено оценить на основе его субъективного мнения параметры взаимодействия с жизненными ситуациями, а именно:

характеристики ситуации;

характеристики взаимодействия с данными ситуациями;

характеристики субъекта взаимодействия;

характеристики предпочитаемых стратегий взаимодействия.

Всего испытуемые назвали 1423 повседневные ситуации, 1410 значимых ситуаций и 1368 трудных жизненных ситуаций, каждая из которых была оценена ими по 20 параметрам. Использовались два основных метода измерения. Часть параметров оценивались в номинативных шкалах, с указанием сравнительных категорий, часть параметров – в 10-балльной шкале.

Также испытуемым предлагалось поставить в соответствие с каждой названной ситуацией одну наиболее часто применяющуюся ими в подобных ситуациях стратегию поведения из специально созданного списка. Список стратегий поведения включал 16 стратегий – по 3 обобщённых стратегии разных типов активности: адаптивной, активной адаптации, совладающей и надситуативной активности.

Остановимся на анализе наиболее показательных характеристик значимых и трудных жизненных ситуаций, позволяющих относить ситуации к одному из исследуемых классов. Чтобы исключить влияние фактора пола испытуемого, анализ проводился отдельно в мужской и женской подвыборках.

Предварительно была произведена проверка на нормальность распределения измеренных в балльной системе параметров. Поскольку в большинстве шкал значения асимметрии и эксцесса превышали значения своих стандартных ошибок, распределение было признано отличным от нормального, что позволило предполагать существование определённых тенденций в оценивании параметров ситуаций испытуемыми. Дальнейшее сравнение уровня выраженности для испытуемых тех или иных ситуационных переменных значимых и трудных ситуаций производилось с помощью критерия U Манна – Уитни.

Проведённый анализ позволил сформулировать следующие выводы:

трудные жизненные ситуации обладают более низкой личностной значимостью и желательностью для субъекта (в обеих подвыборках p = 0,00);

несмотря на сравнительно одинаковую частоту повторяемости, субъект реже привыкает к трудных ситуациям (в обеих подвыборках p = 0,00);

давление ситуации оценивается как более сильное в переживании жизненных трудностей (в обеих подвыборках p = 0,00);

трудные ситуации оцениваются как более плотные, «заслоняющие» от субъекта остальные события жизнедеятельности (в обеих подвыборках p = 0,00);

уровень активности субъекта выше в значимых ситуациях (в обеих подвыборках p = 0,00), тогда как противодействие ситуации оценивается как более сильное в жизненных трудностях (в обеих подвыборках p = 0,00);

по степени интенсивности эмоциональных переживаний значимые и трудные жизненные ситуации достоверно не различаются (для мужской подвыборки p = 0,70; для женской – p = 0,10).

Далее вычислялась взаимосвязь между бинарными переменными с использованием φ-коэффициента сопряжённости К. Пирсона. Получены следующие результаты:

в значимых ситуациях личность чаще постулирует себя в центре событий (для мужской подвыборки p = 0,02; для женской – p = 0,00), тогда как в жизненных трудностях чаще переживается ощущение вынесенности за пределы наличной ситуации (для мужской подвыборки p = 0,01; для женской p = 0,00);

в трудных жизненных ситуациях личность значительно чаще переживает воздействие ситуации на жизненное пространство (для мужской подвыборки p = 0,02; для женской p = 0,00);

в значимых ситуаций чаще переживается комфортное эмоциональное состояние (в обеих подвыборках p = 0,00), тогда как в трудных ситуациях – дискомфортное (в обеих подвыборках p = 0,00);

в значимых ситуациях личность чаще постулирует подконтрольность наличной ситуации, тогда как в жизненных трудностях подконтрольность переживается как очень низкая (в обеих подвыборках p = 0,00).

Далее был проведён анализ соответствия определённых форм организации активности исследуемым типам жизненных ситуаций. С помощью анализа таблиц кросстабуляции с вычислением критерия χ2 К. Пирсона выявлено, что в значимых ситуациях субъект достоверно чаще применяет адаптивные стратегии и стратегии активной адаптации, в то время как в трудных ситуациях – стратегии совладающей и надситуативной активности (в обеих подвыборках p = 0,00). При этом эффективность используемых стратегий оценивается выше в значимых ситуациях по сравнению с жизненными трудностями (вычисление по критерию U Манна – Уитни; для мужской подвыборки p = 0,04; для женской p = 0,00)

Таким образом, из представленного материала видно, что существует необходимость выделять значимые ситуации в отдельный класс, поскольку данные ситуации обладают набором характеристик, отличных от характеристик трудных жизненных ситуаций. Анализ данных эмпирического исследования ещё далеко не завершён, однако становится ясно, что обозначенные различия имеют принципиальный характер, обусловливающий различные формы организации активности личности в соответствующих жизненных ситуациях.





оставить комментарий
страница8/29
Дата06.05.2012
Размер8.44 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх