«О войне придумывать не надо…»: Вячеслав Кондратьев и его «ржевская» проза icon

«О войне придумывать не надо…»: Вячеслав Кондратьев и его «ржевская» проза


Смотрите также:
Сказка о Федоре...
Программа элективного курса «Ржевская битва. История и современность»...
Литература» ид «Первое сентября» Тема: В. Г. Распутин [Всего статей по теме: 14]...
Проза и стих. Ритм. Размер. Метр. Рифма. Строфа. Поэзия и проза...
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители...
Дмитрий Кондратьев: "Скафандр это маленький космический корабль"...
Вячеслав Миронов. Я был на этой войне (Чечня-95, часть 1)...
Руфина Ю. А., воспитатель мдоу...
А. Е. Кондратьев Управленческое решение в системе управления...
В небольшой лагуне под названием детская литература веселились, играли и пели живые...
«Стихи как память о войне.»...
Программа курса литературное чтение н. А. Чуракова 1 класс (40 ч) Стихи и проза...



Загрузка...






60-летию Победы посвящается…


«О войне придумывать не надо…»:

Вячеслав Кондратьев и его «ржевская» проза.


Литературный час


Челябинск, 2005

ББК 83.3(2Рос=Рус)6

О 11


О войне придумывать не надо…: Вячеслав Кондратьев и его «ржевская» проза: Литературный час /Сост. Н.С.Кузнецова, ГУК ЧОЮБ. – Челябинск, 2005. – 16 с.


Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом ГУК ЧОЮБ


©ГУК «Челябинская областная юношеская библиотека»




В одном из интервью Вячеслав Леонидович Кондратьев сказал: «У каждого писателя должна быть сверхзадача. Для меня она заключалась в том, чтобы рассказать ту правду о войне, которая еще не написана».

Вячеслав Кондратьев прошел вместе со своими будущими героями фронтовые дороги. Он писал о тех, кто воевал и погибал подо Ржевом. Но фронтовики, сражавшиеся под Москвой, Сталинградом, на Ладоге и Днепре, узнавали в его рассказах себя, свои чувства и мысли, свой жизненный опыт, свою радость и боль.

Надеемся, что представленный в данном пособии литературный час «О войне придумывать не надо…» поможет юным читателям открыть для себя замечательного писателя - Вячеслава Леонидовича Кондратьева.

«О войне придумывать не надо»: Вячеслав Кондратьев. Литературный час


В июле 1943 года Илья Эренбург писал: «Замечательные книги о войне напишут не соглядатаи, а участники, у которых теперь подчас нет возможности написать письмо родным…».

Так и вышло: самые пронзительные, самые правдивые книги о войне написали ее участники – солдаты и офицеры переднего края, «окопники».

Поэт Семен Гудзенко в своем стихотворении «Мое поколение» обращается к читателям от имени фронтовиков-окопников - вчерашних школьников, недоучившихся студентов. В нем есть такие строки:


^ Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого не жалели

Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,

Тот поймет эту правду – она к нам в окопы и щели

Приходила поспорить ворчливым охрипшим баском.

^ Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают

Эту взятую с боем суровую правду солдат.

И твои костыли, и смертельная рана сквозная,

И могилы над Волгой, где тысячи юных лежат, -

^ Это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,

Подымались в атаку и рвали над Бугом мосты…


Страстная вера в то, что он обязан рассказать, а люди должны узнать о его войне, о его товарищах, которые сложили головы в стоивших нам больших жертв боях подо Ржевом, руководила Вячеславом Леонидовичем Кондратьевым.

Вячеслав Кондратьев ушел от нас чуть больше десяти лет назад, и жизнь его в литературе оказалась недолгой, меньше пятнадцати лет. А его произведения, в сущности, это всего лишь один, хотя и солидный по объему том, занимают видное место в первом ряду лучших книг о войне.

Литературный дебют Кондратьева был явлением неожиданным. Вячеслав Леонидович опубликовал «Сашку» уже в солидном возрасте, через год ему исполнилось шестьдесят лет.

Писателей фронтового поколения буквально выталкивали в литературу воспоминания о пережитом во время войны. Кондратьев в этом смысле исключения не составлял.

О его фронтовой судьбе рассказывал Константин Симонов: «…С первого курса – в 1939 году - в армию, в железнодорожные войска, на Дальний Восток. В декабре 41-го – один из пятидесяти младших командиров, отправленных из полка на фронт.

В составе стрелковой бригады – на переломе от зимы к весне 1942 года – под Ржев. Помкомвзвода, комвзвода – временно, за убылью командного состава, принял роту, после пополнения – снова комвзвода. Все это за первую неделю. Потом новые бои, тягостные, неудачные, которые с перехваченным горечью горлом вспоминают фронтовики. Убит – эта чаша миновала автора «Сашки». На его долю досталось ранение и медаль «За отвагу» - за отвагу там, подо Ржевом…».

В своих заметках о том, как создавался «Сашка», Кондратьев рассказывал: «Я начал жить какой–то странной, двойной жизнью: одной – в реальности. Другой – в прошлом, в войне. Ночами приходили ко мне ребята моего взвода, крутили мы самокрутки, поглядывали на небо, на котором висел «костыль». Гадали, прилетят ли после него самолеты на бомбежку, а я просыпался только тогда, когда черная точка, отделившаяся от фюзеляжа, летела прямо на меня, все увеличиваясь в размерах, и я с безнадежностью думал: «Это моя бомба…». Начал я разыскивать тогда своих ржевских однополчан – мне до зарезу нужен был кто-нибудь из них, - но никого не нашел, и пала мысль, что, может, только я один и уцелел, а раз так, то тем более должен я рассказать обо всем. В общем, схватила меня война за горло и не отпускала. И наступил момент, когда я уже не мог не начать писать».

Первоначально Кондратьев так смотрел на свое назначение: рассказать правдиво, ничего не выдумывая, «как это было на земле». Не «вообще» на земле, а именно там - подо Ржевом, пусть и не получившим официально статуса города-героя, но оставшимся в памяти всех, кто там воевал, одной из самых героических и трагических страниц Великой Отечественной войны.

Недаром же и свое знаменитое обращение от имени павших Александр Твардовский начинает строкой «Я убит подо Ржевом»:


^ Я убит подо Ржевом

В безымянном болоте

В пятой роте

На левом

При жестоком налете…


Не где-нибудь, а именно подо Ржевом – такова планка испытаний, мера трудностей.

Одна из сквозных тем кондратьевского творчества: цена Победы – вот что его волновало до последних дней. Да, война, дело тяжелое, кровавое, кто спорит, но впрямь ли были неизбежны такие жертвы?! Да, нам нужна была, как сказано в песне, «одна Победа, одна на всех…». Но «мы за ценой не постоим» хорошо для песни, а не для жизни.

Мотив этот пронизывает все произведения Кондратьева, это поистине долг живого перед павшими. И одновременно – урок на будущее. Как тут опять не вспомнить Александра Твардовского:


^ На торжестве о том ли толки,

Во что нам стала та страда,

Когда мы сами вплоть до Волги

Сдавали чохом города,

О том ли речь, страна родная,

Скольких сынов и дочерей

Не досчитались мы, рыдая

Под гром победных батарей.


И по словам того же Твардовского:


^ Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь

Что я их мог, но не сумел сберечь –

Речь не о том, но все же, все же, все же…

У Кондратьева речь – именно о том. В своей ржевской прозе писатель изнутри показал то, что в сводках Совинформбюро успокаивающе называлось «боями местного значения». А в этих боях погибло людей, наверное, не меньше, чем в самых крупных и знаменитых сражениях.

В. Кондратьев, как никто другой, сумел показать, какую тяжесть нес на своих плечах рядовой пехотинец, которому «каждый отделенный – начальник», для которого КП батальона, находящийся в каком-нибудь километре – двух, от окопов – рукой подать, - был уже тылом. И вроде не очень много он может со своим автоматом и парой гранат (против него и пулеметы, и артиллерия, и танки, и самолеты), а все-таки именно он и его товарищи – решающая сила армии. И только о той земле мы говорим, что она в наших руках, которую удерживают или взяли они, пехотинцы. Вот им и достается.

Сам Вячеслав Леонидович так говорил: «Мы верили, что судьба России в наших руках. Прекрасно выразил это чувство поэт Ю. Белаш в стихотворении «Ода окопнику»: «один и есть богач он подлинный, поскольку в вещмешке своем не только ложку с котелком – хранит он будущее Родины». Это пронизывало всех».

«Сашка» – первая публикация Кондратьева. Позднее увидели свет рассказы и повести: «Борькины пути-дороги», «День Победы в Черново», «Отпуск по ранению», «Встречи на Сретенке» и др. Все они повествуют лишь об одной странице войны – ржевской. И вместе с тем, в них предстает судьба целого поколения по сути – о народе на войне.

Герой рассказа «День Победы в Черново» через много лет после войны заметит: «Никакие романы, повести и стихи не расскажут о войне столько, сколько может рассказать этот небольшой клочок земли бывшей передовой…».

Для героев В. Кондратьева все главное в их жизни совершается на этом овсянниковском поле. И многим, очень многим из них не суждено его перейти – останутся они тут навсегда. А тем, кому повезет, кто вернется отсюда живым, запомнится оно на всю жизнь во всех подробностях – каждая ложбинка, каждый пригорок, каждая тропка.

Художественным открытием Вячеслава Кондратьева стал «Сашка». Он оказался самым гармоничным, художественно непревзойденным его созданием и по высоте нравственной идеи, и по выбору главного героя и по неповторимой, счастливо найденной интонации повествования.

«Сашку» просто так не перескажешь. То есть события–то пересказать можно, да пропадет самое главное – характер, не «живущий» вне языковой стихии.

Что же такого было в этом «Сашке»? Да прежде всего – сам Сашка, без кавычек. До «Сашки» мы имели о войне литературу генеральскую, лейтенантскую, какую угодно, но только не солдатскую. В поэзию подлинный солдат пришел много раньше – в «Теркине», в прозе – так уж сложилось – именно в «Сашке», этой по определению Симонова, «истории человека оказавшегося в самое трудное время, в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской». Кондратьев глядит на войну глазами своего героя, мыслит в его интонации, и переживания Сашки становятся нашими переживаниями.

Сашка, захвативший в плен немца в коротком бою, не испытывает особого торжества – устал очень. Вот с этого и начинается такая негероическая война в повести Кондратьева. Несколько дней фронтовой жизни. Быт войны. Тот самый, про который писатель скажет: «…вся война из этого быта и состояла. Сами бои составляли не главную часть жизни человека на войне. Остальное был быт, неимоверно трудный, связанный и с лишениями, и с огромными физическими нагрузками».

Как далек Сашка от того героя, который, не дрогнув героическим лицом, героически геройствует, подбивая танки, сжигая мосты и сбивая самолеты. Он и немцев–то, идущих в разведку, заметит раньше других не потому, что горит желанием биться с коварным врагом не щадя себя день и ночь, а потому что впереди роты, на ничейную землю за валенками полез – очень уж хороши были валенки на убитом немце.

Но «надо», по которому живет Сашка, не заставляет его в себе что-то преодолевать, разве что усталость. Что-то очень важное в нем самом заставляет его поступать именно так, не иначе.

Есть еще и приказ совести, который можно расшифровать не просто словом «надо», а «надо быть человеком». Причем очень важно, что сам Кондратьев вслух никогда этого не произнесет, и его герои таких слов не скажут, но они, эти слова, звучат в самой сути повести. Именно в этом заключается подвиг Сашки, когда все силы разумных доводов, самосохранения отступали перед не всегда объяснимым, но невероятно острым чувством какой–то высшей справедливости. Да и Сашка – боец в высшей степени безотказный, знающий силу командирского «надо», но есть «у него в душе заслон какой или преграда, переступить которую он не в силах», хоть приказывай, хоть расстрелом угрожай!.

А когда поведет Сашка своего пленного немца к комбату, и они вместе сядут перекурить, и окажется немец «вроде бы Сашкин одногодок, лет двадцати – двадцати двух, курносый и веснушчатый… Напомнил он Сашке мигом одного его дружка деревенского - Димку». Произойдет что-то странное: немец из фашиста на этой недлинной дороге превратится в человека.

Но для капитана все просто и понятно: немец не сдался в бою, он взят в плен, он не говорит при допросе, и он один из тех, кто убил почти всю роту Сашки за эти два месяца. И все так сложно для самого Сашки. «Много, очень много видел Сашка смертей за это время – проживи до ста лет, столько не увидишь, - но цена жизни не умалилась от этого в его сознании…». Он знает одну очень важную вещь, и ее-то он несет через все «смерти»: «Мы не фашисты!» Сашка получает приказ расстрелять пленного.

Кондратьев беспощаден в этой ситуации: нет выхода, никто не отменит приказа командира батальона, а за неподчинение приказу ответ один – смерть. И в слабости телесной прислонился Сашка к полуобгорелой стене, но «в душе нарастало: не буду, не буду!». И Сашка ждет, что вытащит комбат пистолет, ждет смерти, но упорно смотрит на своего командира, отвердилось, окрепло в нем чувство собственной правоты».

И напишет Кондратьев удивительные слова: «Сашка вздохнул глубоко, полной грудью… и подумал коли живой останется, то из всего, им на передке пережитого, будет для него случай этот самым памятным, самым незабываемым…».

Он ходил в атаки, часто безнадежные и поэтому смертельно опасные, отбивал нападения немецкой разведки, бился один на один с немцем, видел смерть, но самый памятный день – это тот, когда не убил немца. Не убил, чтобы остаться человеком.

Двадцать с лишним лет прошло после первой публикации повести, а все бьет по сердцам, все не умолкает в нашей душе любовь к Сашке, тревога за его судьбу, за хранимые в его душе простые, но вечные нравственные ценности.

Жизнь Вячеслава Кондратьева трагически оборвалась в 1993 году.

Кондратьева больше нет. Остались его книги. Осталась память о нем в сердцах тех, кто дружил, или хотя бы соприкасался с ним - не только среди писателей, но и среди читателей, особенно его бывших фронтовиков, для которых его слово значило очень много.


^ Жизнь под откос

Уходит неуклонно,

И смерть

Своей рукою ледяной

Опять вычеркивает телефоны

Товарищей из книжки записной,

Мне никуда

От этого не деться

И утешенье ль, право,

Что она,

Что смерть

Не может вычеркнуть

Из сердца

Ушедших дорогие имена.


Ю. Друнина

Произведения В.Л. Кондратьева:


  1. Кондратьев, В.Л. На поле овсянниковском: повести, рассказы/ В.Л. Кондратьев. - М.: Известия, 1985. - 575 с.: ил. - (Библиотека «Дружба народов»).

  2. Кондратьев, В.Л. Повести / В.Л. Кондратьев. - М.: Художественная литература, 1991. - 476 с.

  3. Кондратьев, В.Л. Привет с фронта: повести и рассказы / В.Л. Кондратьев.- М.: Художественная литература, 1995. - 256 с.

  4. Кондратьев, В.Л. Сашка; На войне как на войне: (Повести) / В.Л. Кондратьев. - М.: Вагриус, 2003. - 256 с.

  5. Кондратьев, В.Л. Сашка; Отпуск по ранению: повести / В.Л. Кондратьев. - М.: Детская литература, 2002. - 287 с. – (Школьная библиотека).

  6. Кондратьев В.Л. Сашка: повесть / В.Л. Кондратьев. - М.: Современник, 1986. - 140 с.: ил.

  7. Кондратьев, В. Сашка: повести и рассказы / В. Кондратьев. - М.: Советский писатель, 1981. - 503 с.

  8. Кондратьев, В.Л. Сороковые: рассказы и повести / В.Л. Кондратьев. - М.: Современник, 1988. - 463 с.: ил. – (Новинка. Современника).


Литература о жизни и творчестве

В.Л. Кондратьева:


  1. Дедков, И. Пядь Ржевской земли: (О рассказах и повестях В. Кондратьева) // Литература и современность / И. Дедков. - М., 1981. - Сб. 18. - С. 282-293.

2. Из переписки Вячеслава Кондратьева с читателями // Литературное обозрение. - 1995. - № 2. - С. 17-22.

3. Коган, А. «Жил и умер, как солдат: (О Вячеславе Кондратьеве, его жизни и творчестве, его непростой судьбе) / А. Коган // Литература в школе. - 1995. - № 2 – С. 21-27.

4. Коган, А. Сашка, Володька, Вячеслав: (О Вячеславе Кондратьеве) / А. Коган // Литературное обозрение. - 1995. - № 2. - С. 11-16.

5. Кондратович, А. О своем поколении: «Сашка» В. Кондратьева / А. Кондратович // Призвание. - М., 1987. - С. 349-353.

6. Кондратьев, В.Л. Воспитывать правдой / В.Л. Кондратьев // В мире книг. - 1983. - № 5. - С. 65-68.

7. Кондратьев, В. Вчера была война: (диалог писателя В. Кондратьева и критика Н. Железновой) / В. Кондратьев, Н. Железнова // Литературное обозрение. - 1986. - № 5. - С. 34-40.

8. Кондратьев, В. «Пишу о своем поколении»: (беседа с писателем) / В. Кондратьев // В мире книг. - 1986. - № 5. - С. 70-72.

9. Лазарев, Л.И. «А мы с тобой, брат из пехоты»: (о ржевских повестях и рассказах Вячеслава Кондратьева) // Это наша судьба / Л.И. Лазарев. - М., 1983. - С. 369-391.

10. Лазарев, Л. «Может я один и уцелел…»: О Вячеславе Кондратьеве и его ржевской прозе / Л. Лазарев // Литература. - 2003. - № 17. - С. 8-11.

11. Лазарев, Л. Самые главные годы: (о фронтовых повестях и рассказах В. Кондратьева) / Л. Лазарев // Литература великого подвига. - М., 1985. - Вып. 4. - С. 259-273.

12. Нольман, М. Душа солдата: (о военной прозе В. Кондратьева) / М. Нольман // В мире книг. - 1982. -№ 8. - С. 69-72.

13. Холодяков, И. Е. Великая Отечественная война в произведениях русской литературы XX века: (в т.ч. о творчестве В. Кондратьева) / И. Е. Холодяков // Литература в школе. - 2004. - № 5 . - С. 19-23.

14. Цимбаев, Н.И. Проза В. Кондратьева: наблюдения и критика / Н.И. Цимбаев // Отечественная история. - 2002. - № 1. - С. 110-122.




Отзывы и предложения можно отправлять по адресу:

Web-сайт в Интернет: www.unbi.uu.ru

E-mail: onbt@unbi.uu.ru




_________________________________________________________________

Ответственный за выпуск: З.П. Сергеева

Редактор: И.В. Архипова

Компьютерный набор: И.Е. Иноземцева

Компьютерный дизайн и верстка: Н.П. Мащиц


Подписано в печать 2005 г.

Тираж 70 экз.







Скачать 116.75 Kb.
оставить комментарий
Дата30.04.2012
Размер116.75 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх