Написана эта книга icon

Написана эта книга



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
вернуться в начало
скачать
ГЛАВА 6


^ АМЕРИКАНСКИЙ ВКЛАД В РАЗВИТИЕ

СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ. ОСНОВНЫЕ

ОБЛАСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ:

социальная установка и социальный стереотип,

обыденное сознание, внутригрупповые процессы

и межгрупповые отношения


6.1. Исследование конкретного объекта (социальная установка)


Исследования социальной установки (или аттитюда) - миниатюрная

копия американской социальной психологии и поэтому - именно тот

объект, на котором можно проследить и подвергнуть анализу почти

все затронутые выше проблемы, возникающие как на общетеорети-

ческом, так и на теоретико-методологическом уровне.


Понятие социальной установки было введено в 1918 г. У. Томасом

и С. Знанецким. Они определяли ее как психологический процесс,

рассматриваемый в отношениях к социальному миру и взятый прежде

всего в связи с социальными ценностями. <Ценность, - говорили

они, - есть объективная сторона установки. Следовательно, установ-

ка есть индивидуальная (субъективная) сторона социальной цен-

ности> . Томас и Знанецкий неоднократно подчеркивали значение для

понимания социальной установки того факта, что <она по своему су-

ществу остается чьим-то состоянием> [Thomas, Znaniecki, 1918-1920,

р. 21-23]. В этом определении социальная установка представлена как

психологическое переживание индивидом значения или ценности со-

циального объекта. Она функционирует одновременно как элемент

психологической структуры личности и как элемент социальной струк-


Американский вклад в развитие социальной психилигии ... 101


туры, поскольку содержание психологического переживания определя-

ется внешними, локализованными в социуме объектами.


Будучи обращенной одной своей гранью к социологии, а другой -

к психологии, объединяя аффекты, эмоции и их предметное содержа-

ние в единое целое, социальная установка представлялась именно тем

понятием, которое, казалось, могло лечь в основу теоретического

объяснения социально значимого поведения.


В социальной психологии она была принята с особой готовностью,

поскольку представлялась именно той исходной единицей, которая

сможет выполнить роль, подобную роли химического элемента в хи-

мии, атома в физике, клетки в биологии.


Попытки найти и предложить такой элемент в социальной психо-

логии многочисленны. К ним можно отнести концепцию МакДугал-

ла, у которого эту роль выполнял <инстинкт>, а также теории, пост-

роенные на таких единицах, как <привычки>, <чувства> и т. п. Эти

исходные элементы были отвергнуты как слишком умозрительные,

неопределенные и, главное, не поддающиеся эмпирическому исследо-

ванию. Поэтому, когда появился концепт, доступный для операцио-

нального определения и в то же время охватывающий содержание,

ранее определявшееся интуитивно^, то вполне естественно, что он

быстро завоевал всеобщее признание.


К концу 60-х годов социальная установка прочно закрепилась как

основное понятие при объяснении социально-психологических про-

цессов как на индивидуальном, так и на групповом уровне. По объе-

му исследований с ней может конкурировать только малая группа^, но

если исследование установки можно себе представить вне группово-

го процесса, то обратная картина просто немыслима.


Будучи одной из центральных областей исследования, социальная

установка пережила вместе со всей социально-психологической нау-

кой ее подъемы и спады. Первый период (1918-1940 гг.) отмечен

теоретическими дискуссиями о содержании самого понятия, развити-

ем техники измерения установки (начиная со шкалы Терстона, пред-

ложенной в 1928 г.). К концу этого периода был установлен один из

отличительных признаков социальной установки - <интенсивность

положительного или отрицательного аффекта относительно какого-

либо психологического объекта> [Thurstone, 1928]. В 1931 г. Парк

добавил еще два признака: латентность (т. е. недоступность для пря-

мого наблюдения) и происхождение из опыта [Attitudes. Jahoda, (ed.),

1966, p. 19]. В 1935 г. Г. Олпорт, проделав огромную работу по обоб-

щению имевшихся к тому времени определений, предложил свой

вариант, и до нынешнего времени <исполняющий обязанности> обще-

принятого: <Установка есть состояние психонервной готовности, сло-


102_________ ___ Опыт США: парадигма объяснения


жившееся на основе опыта и оказывающее направляющее и (или)

динамическое влияние на реакции индивида относительно всех объек-

тов или ситуаций, с которыми он связан> [Allport, 1935, р. 810]. В

этом определении основные признаки установки - ее предваряющее

и регулятивное действие.


Второй этап (1940-1950 гг.)-период относительного спада в ис-

следованиях социальной установки, который объясняется переклю-

чением интереса на динамику групповых процессов - область, сти-

мулированную идеями К. Левина; сказались и несбывшиеся надеж-

ды на точную квантификацию установки. Вместе с тем именно в этот

период (в 1947 г.) М. Смитом было предложено деление установки на

три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий^ , а

также было установлено, что эта структура обладает определенной ус-

тойчивостью. Акцентируя внимание на этой стороне установки, Д.

Кэмпбелл определяет ее как <синдром устойчивости реакции на соци-

альные объекты> [Campbell, 1950, р. 31].


Третий этап (середина 50-х-60-е годы) - период расцвета иссле-

дований установки. На это время приходятся исследования процесса

ее изменения, выполненные школой К. Ховлэнда и известные как

Иельские исследования. В них изучалась, в основном, связь между

когнитивным и аффективным компонентами установки. С 1957 г. с

появлением теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера начались

исследования связей когнитивных компонентов разных установок В

это же время появились функциональные теории (или теории функ-

ций установки в структуре индивидуального поведения) Смита с со-

авторами [Smith, Brunei-, White, 1956], X. Келмэна [Kelman, 1958] и

Д. Каца [Katz, I960], теории изменения установки В. Мак Гайра

[McGuireW., 1968], Ж. CapHOBa[Sarnoff, I960], была усовершенство-

вана техника шкалирования, начали применяться психофизиологи-

ческие методы измерения установки [Coombs, 1964].


70-е годы - период явного застоя. На фоне затраченных усилий

довольно обескураживающе выглядят такие итоги, как обилие проти-

воречивых и несопоставимых фактов, отсутствие даже подобия общей

теоретической основы, пестрая мозаика различных гипотез, обладаю-

щих скорее ретроспективной, нежели перспективной объясняющей си-

лой, разногласия по каждому из пунктов, содержащихся в <сводном>

определении Г. Олпорта, наличие таких существенных пробелов, как

недостаточное исследование взаимосвязи установки и реального пове-

дения. Авторы обзорных работ по установке отмечали их <невысокий

теоретический уровень, неубедительное доказательств теоретических

посылок, неясность связи между теоретическими концептами, слабые

прогностические способности> [KieslerA., Collins, Miller, 1969, p. 41].


Американский вклад в развитие социальной психологии ... \Q3


Строго говоря, даже не теории, а <мини-теории>, предназначенные до

объяснения данных, полученных в частном исследовании.


Разнобой теоретических концепций, противоречивость фактов

особенно бросаются в глаза на фоне единообразия методологии и тех-

ники эмпирического исследования, как бы независимых от конкрет-

ных цел исследования. Установка измеряется в подавляющ большин-

стве случаев на основе вербального самоотчета респондента о своей

позиции относительно какого-либо объекта на так называемом конти-

нууме установки, градуированном между полюсами плюс - минус:

очень хорошо-очень плохо и т. п.^


Единообразие методов при решении разных исследовательских

задач с различных теоретических позиций обусловлено соблюдением

принципа операционализма. Несмотря на разные критерии, положен-

ные в основу исходных определений, все они операциональны, т.е.

построены как рабочие определения для измерения избранных пара-

метров: интенсивности, устойчивости, степени организованности

компонентов и т. п.


Вся эта картина полностью отражает положение американской со-

циальной психологии в целом. Рассмотрим теперь на конкретном при-

мере исследований установки, как действует технологическая цепоч-

ка: модель человека - методология исследования - интерпретация

данных, как объективное явление трансформируется в этом процессе.


В бихевиористской схеме <установка рассматривается как импли-

цитная, опосредствующая реакция - гипотетическая конструкция или

промежуточная переменная между объективным стимулом и внешней

реакцией. Установочная реакция, недоступная для внешнего на-

блюдения, является одновременно реакцией на наблюдаемый стимул

и стимулом для наблюдаемой реакции, действуя наподобие <связующе-

го> механизма. Обе эти стимульно-реактные связи (наблюдаемый сти-

мул - установка; установка - объективная реакция) предположи-

тельно подчиняются всем законам теории поведения. Установка опре-

деляется как имплицитная, вызывающая драйв реакция, которая счи-

тается социально значимой в обществе (данного. - П. Ш.) индивида>

[Doob, 1947, р. 135].


Из этого описания установки, которое дает Л. Дуб, наглядно видно,

как действует бихевиористская модель. Очевидно, что наибольшую

трудность для интеграции установки в эту модель представляет свой-

ство последней внутренне опосредствовать, отличающее ее от внешне

наблюдаемой реакции на стимул. Признать, что в психологической

структуре поведения может присутствовать такого рода явление, -

значит подвергнуть ревизии основу всей бихевиористской концепции.


104 OflbiiH С111Л: парадигма объяснения


С другой стороны, очевидна плодотворность концепта установки для

объяснения социально-психологического аспекта поведения.


Интеграция достигается путем двух операций: установка сама

объявляется реакцией, чем снимается ее свойство быть целостным

состоянием, а ее латентность, т. е. недоступность для наблюдения,

трактуется только как теоретический прием, позволяющий снять

проблему наблюдаемости, поскольку латентность оказывается при

этом всего лишь гипотетической конструкцией. В итоге бихевиоризм

получает возможность оперировать понятием установки, адаптировав

его к своей теоретической схеме, согласно которой человек - систе-

ма стимульно-реактных связей, складывающихся в результате внеш-

них воздействий. Установка ничего не добавляет в эту схему, оказы-

ваясь такой же <усвоенной поведенческой диспозицией> (Д.Т. Кэмп-

белл), как и многие другие. Ее специфика исчезает.


После такой трансформации установка становится доступной для

принятых бихевиоризмом способов измерения, что в значительной

степени облегчается также представлением о ее трехкомпонентной

структуре. Оно позволяет, с одной стороны, учесть в некоторой степе-

ни <человечность> социальной установки, проявляющуюся в вербаль-

ности реакций, с другой - не выделять социальную установку среди

установок любого биологического организма. Ведь вербальная реак-

ция, согласно бихевиористскому взгляду, есть не что иное, как физи-

ческое поведение, <сотрясание воздуха>, разложимое на элемен-

тарные моторные акты.


Несмотря на все описанные операции, бихевиоризм, по признанию

авторов обзорных работ, не может до конца решить проблему латен-

тности установки. Последняя в целом <представляется неудобным

понятием в науке, основанной на наблюдаемых величинах> [De Fleur,

Westie, 1975, р. 115].


Гораздо легче эта проблема решается в русле когнитивистской ори-

ентации на основе модели <мыслящего человека>, ставящей в центр

внимания его внутреннюю когнитивную структуру (а не только вне-

шнюю вербальную реакцию).


По определению М. Рокича, <социальная установка - это относи-

тельно устойчивая во времени система взглядов, представлений об

объекте или ситуации, предрасполагающая к определенной реакции>

[Rockeach, 1968]. Еще более подробно, с позиции гештальтпсихологии,

описывает установку С. Аш: <Установка есть организация опыта и

знаний, связанных с данным объектом. Это иерархически организован-

ная структура, части которой функционируют в соответствии с их ме-

стом в общей структуре. В отличие от психофизиологической установки

восприятия она высоко концептуализирована> [Asch, 1952, р. 115].


Американский вклад в развитие социальной психологии ... 105


Таким образом, согласно когнитивистской ориентации, роль уста-

новки, т. е. опосредствования вновь поступающей информации, выпол-

няет вся когнитивная структура, которая ассимилирует, модифицирует

или блокирует ее. Весь процесс разворачивается в сознании, и в этом

смысле когнитивистская концепция более <человечна>, но именно

поэтому и возникает ее основная проблема: разведение установки с

элементами когнитивной структуры (мнением, убеждением), лишенны-

ми важнейшего свойства установки - ее имманентной способности

регулировать поведение, ее динамического аспекта. Этот недостаток

компенсируется по-разному. Согласно теории когнитивного диссонанса,

единичная установка лишена динамического потенциала. Он возникает

лишь как результат рассогласования когнитивных компонентов двух

установок. По мнению других исследователей [McGuire, 1968], установ-

ка в когнитивной структуре (знание) энергетически <заряжается> от ее

связи с более или менее центральной ценностью^.


В психоаналитической концепции установки мы наблюдаем иную

картину. Еще в 1935 г. Г. Олпорт говорил о том, что <Фрейд наделил

установку жизненной силой, уравняв ее с бурным потоком бессозна-

тельной жизни> [Allport, 1935, р. 815]. Это не следует понимать бук-

вально, ибо 3. Фрейд специально установке не уделял внимания. Вли-

яние Фрейда проявляется в выдвижении тезиса о том, что установка,

хотя и не имеет собственного энергетического заряда, но может чер-

пать его, регулируя уже имеющуюся психоэнергетику. Согласно

психоаналитической концепции Ж. Сарнова, <установка индивида в

отношении класса объектов определяется особой ролью, которую эти

объекты стали играть в содействии реакциям, уменьшающим напря-

женность особых мотивов и разрешающим особые конфликты между

мотивами> [SarnoffJ., I960].


Для всех приведенных выше определений характерна одна общая

черта - ограничение сферы действия установки областью индивиду-

ального поведения. Говоря иначе, социальная установка рассматри-

вается преимущественно в индивидуально-психологическом аспекте.

Свое логическое завершение эта линия нашла в теории социального

суждения М. Шерифа и К. Ховлэнда [Hoviand, Sherif, I960]. В ней

осуществлена предельная экстраполяция данных, полученных в об-

щей и экспериментальной психологии. Основной вывод этой теории

состоит в том, что социальная установка изменяется по единому зако-

ну ассимиляции и контраста^, выявленному при исследовании уста-

новки восприятия (set) в общей психологии.


В основных теоретических направлениях исследований социаль-

ной установки ее социальность либо совсем игнорируется, будучи

приравненной к организмическим диспозициям, как это, например,


106 Опыт США: парадш.ма объяснения


делают бихевиористски ориентированные исследователи, либо сво-

дится к знанию, имеющему аффективную или эмоциональную, окрас-

ку, либо определяется через социальность объекта установки. Это иг-

норирование социальности как особого качества, характерное для со-

циальной американской психологии, логично завершилось при иссле-

довании социальной установки отрицанием ее качественного свое-

образия. Все это фактически ведет к ее теоретической девальвации,

превращает всего лишь в термин для перевода старых теорий на совре-

менный научный язык, что не делает их более содержательными.


Ограничение исследований социальной установки рамками психо-

логии индивида также логично ведет к тому, что за пределами иссле-

дования остается ее свойство выполнять функции регулятора не толь-

ко на индивидуальном, но и на социальном уровне. Ведь социальная

установка объединяет в себе эти свойства, будучи <впечатанной> в

структуру поведения членов социальной группы. Вскрыть природу

этого единства, его внутренние закономерности социальная американ-

ская психология не смогла в силу отмеченной философской и методо-

логической ограниченности.


Эта ограниченность сохраняется даже в социологических подходах,

которые, казалось бы, непременно должны идти к анализу установки

от социума. Тем не менее, и в символическом интеракционизме - наи-

более известной социологической ориентации в социальной психоло-

гии - она <рассматривается через <Я>-концепцию, которая формиру-

ется интернализованными установками других> [Symbolic interaction.

Manis, Meltzer (ed.), 1975, p. 16]. <Я>-установка, т. е. отношение че-

ловека к самому себе, объявляется общей системой координат, в кото-

рой размещаются все остальные установки [Tucker, 1972, р. 305].


Интересные, но ограниченные подходы к анализу функций социаль-

ной установки в социальной общности намечены в работе М. Смита, Д.

Брунера и Р. Уайта [Smith, Bruner, White, 1956], а также в теории

Келмэна [Kelman Н., 1958]. Основной постулат первой работы состоит

в том, что индивид выражает то или иное мнение лишь потому, что оно

используется либо как средство сохранения отношений с другими

людьми, либо как орудие их разрыва. Иными словами, мнение, пред-

положительно отражающее установку, может выполнять две функции:

идентификации с группой или противопоставления себя группе.


Идея о социальных причинах устойчивости проявления установ-

ки была разработана Келмэном. Он выделил три процесса, способ-

ствующие этой устойчивости: подчинение, идентификацию и интер-

нализацию. В первом случае имеется в виду сохранение установки

под влиянием внешнего контроля, во втором - для поддержания со-

циальных связей, в третьем - устойчивость установки объясняется


Американский вклад а развитие, социальной психологии ... 107


тем, что сам объект установки имеет для индивида личное значение,

независимо от внешнего контроля или одобрения со стороны обще-

ства.


Итак, для исследований установки оказывается характерным од-

новременно разнобой ее интерпретации в разных теоретических схе-

мах и единое методологическое ограничение сферой индивидуально-

го поведения.


Бесспорно, это ограничение во многом вызвано заимствованием

теоретических схем из общей психологии. И так же, как в позитиви-

стски ориентированной общей психологии человек предстает механи-

цистски раздробленным на стимульно-реактные связи, в социальной

психологии индивид определяется как <комплекс социальных уста-

новок> [Jones, Gerard, 1967]^.


Важно, однако, подчеркнуть, что сама установка (в соответствии

с тем же принципом) изучается либо изолированно (как в бихевиори-

стской схеме), либо в лучшем случае в связи с установкой того же

уровня (как в когнитивистской схеме). Но и на этом процесс дробле-

ния не заканчивается. Сама установка расчленяется на когнитивный,

аффективный и поведенческий элементы.


И, наконец, свое завершение фрагментация находит в выделении

внутри самих этих компонентов операционально определимых и до-

ступных для измерения качеств. Так, например, в когнитивном ком-

поненте выделяются информационное содержание, временная перс-

пектива, центральность - периферийность, в аффективном - на-

правленность, интенсивность, в поведенческом - объективность,

ситуативность и т. п.^


Крайне важно подчеркнуть следующее. Каждый из очередных эта-

пов фрагментации объекта ведет ко все большей диверсификации

знания, его дроблению в зависимости от конкретного понимания ус-

тановки, ее компонентов и связей между ними, от выделенного пара-

метра, гипотезы о нем, от выбора зависимой и независимой пе-

ременных для проверки гипотезы, от применяемой процедуры и тех-

ники исследования, а также от многих других зачастую не менее важ-

ных условий. Удивительно ли, что исследования одного и того же

объекта напоминают строительство Вавилонской башни в момент

распадения строителей на <двунадесят языков>.


Возможна ли интеграция таких знаний, на что надеются сейчас

американские социальные психологи, и если да, то на какой основе?

Попытки синтеза уже предпринимались. В 1960 г. Д. Кац высту-

пил с функциональной теорией установки. Предложив изучать уста-

новку с точки зрения потребностей, которые она удовлетворяет, он


108 Опыт C.lllA: парадигма объясненчи


выделил четыре ее функции, соответствующие, по его мнению, основ-

ным потребностям личности: 1) инструментальную (приспособитель-

ную, утилитарную); 2) эго-защитную: 3) выражения ценностей; 4)

организации знания, познания действительности [Katz D., I960].


Д. Кац прямо заявил, что первая функция заимствована из бихеви-

оризма и теорий научения, вторая - у Фрейда и его последователей,

третья - из психологии личности (исследования проблемы самовыра-

жения, самореализации), четвертая - из гештальтпсихологии^. Строго

говоря, эту теорию нельзя назвать теорией: она скорее <упражнение по

переводу разных теорий на один язык> [там же, р. 215], <попытка све-

сти воедино все теории под одним названием> [там же, р. 329] -как это

было замечено ее критиками. Она оказалась интересной лишь тем, что,

будучи композицией из всех предыдущих теоретических подходов, от-

разила всю эволюцию исследований установки от Томаса и Знанецко-

го, призвав к возвращению <на круги своя>.


Исследователи-эмпирики этот призыв и теорию встретили без эн-

тузиазма не только по причине ее эклектизма. Для них факты, полу-

ченные в собственном эмпирическом исследовании, в соответствии с

принципом операционализма приобретали значение самого объекта.


Видимо, поэтому не находит особого отклика монументальная по

своему замыслу идея Стаатса, попытавшегося осуществить интеграцию

<снизу>, т. е. объединить накопленные факты на основе одной теоре-

тической платформы - варианта теории научения. В данном случае

вопрос встает о правомерности интерпретации данных, полученных в

соответствии с одной теоретической схемой, в другой схеме, где они

могут приобрести иной смысл. Решение этой проблемы затрудняется

еще и тем, что данные с трудом сопоставляются не только внутри од-

ной и той же теоретической ориентации, о чем достаточно свидетель-

ствует работа самого А. Стаатса, не только внутри одного направления,

развивающегося в рамках этой ориентации, но даже между исследова-

ниями конкретного явления внутри этого же направления.


Подтверждением этому могут служить Иельские исследования

процесса убеждения, выполненные под руководством К. Ховлэнда.

Они были объединены единой теоретической и методологической

платформой - бихевиоризмом с его центральными понятиями (сти-

мул, реакция, подкрепление), акцентом на исследование <объектив-

ного> (внешненаблюдаемого) поведения. Изучалось изменение уста-

новки как процесс взаимодействия когнитивного и аффективного

компонентов. Общей была точка зрения, согласно которой изменение

когнитивного компонента (мнение, убеждение) влечет, за собой изме-

нение аффективного и поведенческого компонента^. И тем не менее

практически по каждому из исследованных условий эффективной


Американский вклад в развитие социальний психологии ... 109


коммуникации: односторонней - двусторонней аргументации, при-

оритета выступления (до или после оппонента), эффекта <бумеранга>,

<запаздывающего> эффекта и других - были получены противоречи-

вые данные, не поддающиеся интеграции в одну схему.


Другой пример - теория когнитивного диссонанса, породившая не

меньшее количество противоречивых, а зачастую взаимоисключаю-

щих данных.


Как же в этой ситуации можно говорить об интеграции хотя бы

двух основных: бихевиористской и когнитивистской ориентаций? Но,

даже если бы внутри каждой из ориентаций было достигнуто относи-

тельное единство выводов, найти для них общую платформу - зада-

ча исключительно трудная, поскольку они противостоят друг другу не

только как теоретические ориентации.


Они несопоставимы и методологически. Бихевиористская модель так-

сономична, поэтому в Иельских исследованиях упор делается на изучение

зависимых переменных, в то время как когнитивистская модель,

дифференциальная по своей сути (см. выше классификацию С. Москови-

чи), изучает в основном независимые переменные [McGuire, 1968, р. 139].


Кроме того, одно из главных препятствий на пути дальнейшего ис-

следования установки авторы одной из обзорных работ справедливо

видят в том, что слишком мало проводится экспериментов специально

для проверке противоречивых выводов, полученных на основе различ-

ных теорий, что авторы различных теорий не спешат с таким сопостав-

лением, что переменные выбираются произвольно и изучаются слиш-

ком изолированно, что их изучение ведется в основном методом лабо-

раторного эксперимента [Kiesler, Collins, Miller, 1969, p. 343].


Иными словами, необходимость какой-то, хотя бы рабочей, услов-

ной унификации ощущается и осознается, хотя довольно популярен

и другой тезис: <пусть расцветают все цветы> [Kiesler Ch., Lucke J.,

1976]. Безусловно, более или менее общепринятая система понятий

могла бы способствовать интеграции фактов и данных, однако еще

более важным условием преодоления существующего разброда долж-

но стать восстановление целостности самого объекта, т. е. нахождения

обратного пути от переменных, компонентов установки, комплекса

установок - к индивиду, и не просто абстрактному индивиду, а цело-

стному живому человеку. О том, что именно в этом направлении надо

искать выход, свидетельствует исследование проблемы соответствия

установки реальному поведению.


К. Ховлэнд и его сотрудники изучали в основном отношение ког-

нитивного и аффективного компонентов установки. Выяснялось, как

изменяется мнение или убеждение, как изменение мнения, т. е. ког-

нитивного компонента, меняет эмоциональное отношение реципиен-


1 10________ Опыт США: парадигма объяснения


та, т. е. увеличивает (или уменьшает) чувства симпатии (или ан-

типатии) к объекту установки. В соответствии с постулатом бихеви-

оризма о том, что знание, будучи усвоенным, входит в структуру опы-

та и оказывает впоследствии регулирующее влияние на само поведе-

ние, считалось, что залог успеха коммуникатора в его способности

внедрить то или иное мнение в когнитивную структуру реципиента

или изменить его точку зрения по конкретному вопросу. Иными сло-

вами, при исследовании отношения когнитивного и аффективного

компонентов внимание уделялось одному направлению: от когнитив-

ного к аффективному.


Нетрудно заметить, что такая позиция весьма напоминает, с одной

стороны, тезис философов-просветителей о том, что можно изменить

людей в лучшую сторону, просвещая их, т. е. снабжая знаниями о

должном, нравственном, полезном и т. п. Весьма показательно, что

просветительская позиция при всех ее благих намерениях, по суще-

ству, методологически мало чем отличается от манипуляторского

подхода к человеку, свойственного теоретикам психологии пропаган-

ды в XX в., с его, казалось бы, всемогущим техническим арсеналом

средств массовой информации. В течение длительного времени счита-

лось, что человек не может устоять перед массированным натиском

пропагандистской машины. Как правило, в подтверждение этого те-

зиса приводились успехи гитлеровской пропаганды.


В некоторых исследованиях Иельской группы было также показа-

но, что можно изменить точку зрения испытуемых, давая им, напри-

мер, <играть роль> своих оппонентов или даже заставляя механичес-

ки повторять (т. е. путем чисто моторного закрепления) нужную ком-

муникатору идею.


Но все эти результаты (кстати говоря, не всегда подтверждавшиеся)

были получены в лабораторном эксперименте и могут считаться валид-

ными только в этих условиях. Стремясь к добыванию максимально

<позитивного> знания, исследователи на самом деле изучали псевдо-

объект, т. е. объект, взятый в его искусственных, вырванных из жиз-




оставить комментарий
страница6/28
Дата30.04.2012
Размер7,25 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх