Особенности лингвистической репрезентации логико-философской категории условия (на материале английского и русского языков) icon

Особенности лингвистической репрезентации логико-философской категории условия (на материале английского и русского языков)



Смотрите также:
Способы репрезентации акциональной когеренции в текстовых фрагментах (на материале русского и...
Особенности эквивалентной соотносительности экономических терминов английского и русского языков...
Концепт «война» в языковой картине мира (сопоставительное исследование на материале английского...
Модальность научно-педагогического текста (на материале английского и русского языков) 10. 02...
Языковые особенности поэтического заголовка (на материале русского и английского языков)...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Александрова О. В...
Экспериментально-теоретическое исследование восприятия звукоподражаний в разносистемных языках...
Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского...
Фразеологизм как средство концептуализации понятия «гендер» (на материале английского и русского...
Лингвокогнитивные особенности электронного гипертекста (на материале английского языка)...
Риторические особенности текста политической рекламы (на материале английского языка)...



скачать


На правах рукописи


АКОПЯН АРТУР АНАТОЛЬЕВИЧ


ОСОБЕННОСТИ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛОГИКО-ФИЛОСОФСКОЙ КАТЕГОРИИ УСЛОВИЯ

(на материале английского и русского языков)


Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Пятигорск – 2011

Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода

в ФГБОУ ВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор

^ Артемова Анна Федоровна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

доцент

Витковская Леокадия Васильевна


доктор филологических наук,

профессор

Прохорова Ольга Николаевна

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Южный федеральный

университет»


Защита диссертации состоится 14 декабря 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».


Автореферат разослан ноября 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Л.М. Хачересова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Изучение категории условия привлекает к себе ученых из разных областей знаний со времен античности, что подтверждается внушительным количеством трудов, в которых данная категория описана с точки зрения логики, философии, психологии, лингвистики. Заключая в себе естественную для человека способность строить в своем сознании бесконечное множество перспективных линий развития событий, получивших название «возможные миры», концепт «условия» представляет собой исследовательскую проблему, которая охватывает столь широкий круг вопросов, что, несмотря на достаточно обширное количество работ, так или иначе рассматривающих категорию условия, до сих пор многие аспекты этого концепта остались за пределами лингвистических исследований.

На современном этапе наибольшую актуальность приобретает междисциплинарный анализ мыслительных категорий, позволяющий наиболее полно понять особенности функционирования соответствующих лингвистических категорий в рамках естественного языка. С другой стороны, осознанная необходимость более глубокого изучения строевых и функциональных характеристик языка как инструмента общения, связанная со стремительно растущими процессами международного взаимодействия, диктует необходимость усовершенствования типологических и сравнительно-сопоставительных исследований. Современная лингвистика относит условие к числу языковых универсалий, семантических примитивов, непреодолимых единиц естественного языка, однако лингвистическая суть данной многоаспектной универсальной категории проявляется определенными типологическими сходствами и различиями в разноструктурных языках, которые основываются на особенностях материальной репрезентации. Интерес исследователей к ментальности различных народов, изучению языковых стереотипов и принципов их кодирования и передачи, стремление народов к самоидентификации на фоне растущей глобализации, несомненно, оказывают влияние на стремление языковой личности к национальной самоидентификации посредством сопоставления родного языка с другими языками мира.

Интерес современной лингвистики к изучению концептов, отражающих основные когнитивные процессы сознания, необходимость детального описания всего спектра средств материальной репрезентации мыслительных категорий в разноструктурных языках обусловливают актуальность настоящего исследования, в котором предпринята попытка комплексного сравнительного изучения, описания и систематизации различных способов и средств русского и английского языков, используемых для выражения условной семантики.

Предметом исследования является семантическая категория условия.

Объектом исследования стали конструкции, способные оформлять условные отношения в русском и английском языках.

Целью данной работы является комплексное сопоставительное описание и классификация эксплицитных и имплицитных средств выражения условной семантики, оформляющих ядро и периферию функционально-семантического поля условия в русском и английском языках.

Указанная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:

1. Выявить основные направления и закономерности в развитии категории условия как логико-философского и лингвистического концепта;

2. Рассмотреть условие как универсальный экстралингвистический концепт, и определить сущность лингвистической категории условия по отношению к соответствующим категориям логики и философии;

3. Выявить и классифицировать эксплицитные и имплицитные средства выражения условия в русском и английском языках;

4. Проанализировать и сопоставить языковые средства, оформляющие ядро и периферию функционально-семантического поля условия в синтаксических конструкциях русского и английского языков;

5. Изучить особенности репрезентации условной семантики в сложноподчиненных, сложносочиненных, бессоюзных, простых и осложненных конструкций в сопоставляемых языках.

Материалом исследования послужили электронные корпусы текстовых материалов британского английского языка (British National Corpus), современного американского английского языка (Corpus of Contemporary American English), русского литературного языка (Russian National Corpus), а также корпус цитат и афоризмов (Quotations Page), в состав которых входят различные образцы письменных текстов и устной речи. Лингвистический материал для исследования насчитывает не менее 8000 единиц анализа, извлеченных методом сплошной выборки.

Исследование фактического материала проведено с использованием следующих методов: метод лингвистического описания, включающий описание и классификацию материала; метод концептуального анализа; метод компонентного анализа и анализа словарных дефиниций; сопоставительно-типологический метод, при помощи которого выявляются сходства и различия в репрезентации категории условия в русском и английском языках; метод контекстуального анализа; метод трансформационного преобразования, позволяющий выявить условную семантику на глубинном уровне; метод логико-лингвистической интерпретации; метод корпусного отбора фактического материала.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что ее результаты в части классификации и сравнительного описания условных конструкций в разноструктурных языках послужат дальнейшему развитию сравнительного языкознания. Методика, положенная в основу исследования, может быть использована для описания условных конструкций в различных языках.

Практическая значимость диcсертации опредeляется воз-можноcтью иcпользовaния ее материалов в курсах по теоретической и практической грамматике английского и русского языков, общему языкознанию, типологии, теории и практике перевода.

Научная новизна данной работы заключается в представлении системной сопоставительной классификации эксплицитных и имплицитных средств, оформляющих ядро и периферию функционально-семантического поля условия в русском и английском языках. Обоснована необходимость изучения лингвистической категории условия в связи с соответствующими категориями логики и философии. Впервые проведен сопоставительный анализ ананкастических, псевдо-императивных и биноминативных конструкций условной семантики на материале русского и английского языков.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать основные научные положения, выносимые на защиту:

1. Условие является универсальным концептом, способным конструировать в сознании человека возможные миры, которые находят вербальную репрезентацию при помощи определенного набора языковых средств, при этом каждый язык обладает собственным инвентарем маркеров выражения условной семантики.

2. Условная семантика в сопоставляемых языках может быть выражена как эксплицитно, при помощи союзов, союзных речений, предлогов, наречий, так и имплицитно, посредством конструкций, обнаруживающих условную связь лишь при экспликации глубинной структуры высказывания.

3. Функционально-семантическое поле условия в русском и английском языках имеет ядерную структуру, обладает ядром и периферией, маргинальными звеньями, а также присущей ему иерархической организацией маркеров. К ядру поля относятся те маркеры условия, которые выражают сему условия в наиболее чистом виде, обладают универсальностью функционирования и имеют самую высокую частотность употребления. Периферию составляют маркеры, условная семантика которых раскрывается только в рамках высказывания или микротекста.

4. Околоядерная зона, зоны ближней и дальней периферии, осложненные дополнительными оттенками значений, представлены в сопоставляемых языках сходными единицами лексического уровня. Исключение составляют стилистически окрашенные маркеры условия русского языка, не имеющие аналогов в английском языке.

5. Анализ синтаксических особенностей конструкций, способных транслировать условную семантику в русском и английском языках показал, что большинство зафиксированных структурных несоответствий объясняется существующими различиями в грамматическом cтрое и в основных синтаксических характериcтиках предложения в coпоставляемых языках. Относительное единообразие и универсальность в логическом членении действительности, которая фиксируется данным типом предложений носителями обоих языков, объясняет отсутствие функциональных различий.

Апробация работы. Основные положения диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и практики перевода ПГЛУ (2010 и 2011 гг.) и освещены в семи публикациях по теме исследования общим объемом 3,5 печатных листов, в числе которых две публикации в издании, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации результатов научных исследований.

Структура диссертации определяется целью и задачами иccледования. Работа coстоит из ввeдения, трех глав, выводов к главам, заключeния, библиoграфичеcкoгo cпиcка и списка источников примeрoв.

Во введении обосновывается выбор темы и актуальность диссертационного исследования; формулируются цели, задачи, материал и методология исследования; обозначены научная новизна, теоретическая и практическая ценность, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Условные отношения как объект научного исследования» анализируются различные подходы к описанию категории условия. В первом параграфе проводится логико-философский анализ условных высказываний, в том числе с точки зрения теории материальной импликации и семантики возможных миров. Во втором параграфе анализируются основные лингвистические подходы к изучению и классификации условных конструкций, толкованию лингвистического концепта «условия».

Во второй главе «Эксплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются ядерные и периферийные средства эксплицитного выражения условной семантики в русском и английском языках. Выделяется 12 групп ядерных маркеров эксплицитного выражения условия на основании наличия семы условия в качестве доминирующей семы в их словарных дефинициях, а также ряд периферийных эксплицитных маркеров, в которых условная семантика обнаруживается лишь при рассмотрении их функционирования в рамках микротекста. Проводится сопоставительный анализ языковых средств на основании частотности употребления, формы реализации и стилистических особенностей.

В третьей главе «Имплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются языковые средства русского и английского языков, способные актуализировать условную семантику на глубинном уровне. Трансформационный метод позволяет выявить условную семантику в осложненных конструкциях, бессоюзных сложных, биноминативных и простых предложениях. Во втором параграфе анализируется окказиональная условная семантика, возникающая в эллиптических конструкциях русского и английского языков.

В заключении подводятся основные итоги сопоставительного анализа, рассматриваются возможные перспективы дальнейшего изучения условных конструкций.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Первая глава диссертации «Условные отношения как объект научного исследования» состоит из двух разделов: 1.1. Возможные миры как основа логико-философского подхода к описанию условных конструкций; 1.2. Особенности лингвистических подходов к описанию условных конструкций.

В первом разделе рассматриваются логико-философские предпосылки к изучению мыслительной категории условия, которая характеризуется обоснованием одного высказывания ссылкой на другое и может быть заключена в формулу If P, then Q, где P – антецедент (основание условной конструкции), а Q – консеквент (следствие). Данная формула была заимствована лингвистами из языка формальной логики, в котором она именуется материальной импликацией и используется для установления истинности условных суждений. С точки зрения материальной импликации условное высказывание может быть истинно в трех случаях: 1) антецедент и консеквент истинны; 2) антецедент ложен, а консеквент истинен; 3) антецедент и консеквент ложны. Являясь формальным аналогом условного высказывания в классической логике, материальная импликация не подразумевает ни смысловой, ни содержательной связи между соединяемыми ею высказываниями. Руководствуясь принципом, что истинность сложного высказывания зависит от истинности более простых высказываний, из которых оно состоит, высказывание Если Алла Пугачева певица, то 2 х 2 = 4 истинно, поскольку каждая из входящих в него пропозиций истинна, однако с точки зрения естественного языка высказывание не может считаться истинным, поскольку пропозиции не имеют ничего общего. В дальнейшем парадоксы материальной импликации были изучены К.И. Льюисом, который постарался решить проблему при помощи модальных операторов «необходимости» (necessity) и «возможности» (possibility) [Lewis, 1929] , Г.П. Грайсом, предложившим исключать все парадоксы путем применения прагматических принципов разговорной импликатуры [Grice, 1989]. Логические свойства условных высказываний естественного языка были достаточно подробно описаны в работах Р. Столнейкера [Stalnaker, 1968], Дж. Хэймана [Haiman, 1978], Дж. Мэки [Mackie, 1985], Н. Гудмена [2001], А. Никифорова [2009] и ряда других ученых.

А. Веретенников называет рассмотрение явлений логики при помощи анализа живого естественного языка настоящим «лингвистическим прорывом», сущность которого заключалась в обращении к природе логических законов с точки зрения человеческого мышления, познаваемого через язык» [Веретенников, 2008]. Рассматривая характер условных отношений, ряд ученых отмечает необходимость логико-семантического анализа условной связи, так как синтаксический, семантический и логический анализ взятые в отдельности, не способны справиться с этой задачей [Anjum, Schapansky, 2009]. Одной из основополагающих теорий, способных интерпретировать условные высказывания сквозь призму естественного языка стала семантика возможных миров. В ее основе лежит способность человека размышлять над ходом жизни, представлять развитие различных событий и ситуаций, конструировать возможное положение дел в будущем и, оглядываясь назад, моделировать иной исход уже свершившихся событий.

Мышление «возможными мирами» находит отображение в языке языковой модальности, которую называют модальностью возможных миров. Возможные миры получают вербальную репрезентацию через языковой знак, сигнализирующий границы миров. Возможные миры фиксируют в языке активность наблюдателя, не ограничивающегося фиксацией явлений, а старающегося увидеть теневую сторону событий, обозреваемую из реального мира.

Понятие «возможные миры» восходит Г. Лейбницу, который ассоциировал возможные миры с божьим сознанием, полагая, что созданный Богом реальный мир, является «лучшим из всех возможных миров». Однако истинный научный интерес к концепту «возможные миры» возник лишь в ХХ веке, когда С. Крипке и Я. Хинтикка разработали систематическую теорию модальной логики, которая стала использовать теорию возможных миров для создания оценочной семантики утверждений о «возможности» и «необходимости» [Kripke, 1980; Хинтикка, 1980]. В контексте этой семантической теории в качестве значений пропозиций рассматривались их истинность или ложность во всех возможных мирах, модальных контекстах, постижимых сознанием. Модальная логика предполагает, что утверждение считается возможным (possible), если оно истинно хотя бы в одном из возможных миров; утверждение считается необходимым (necessary), если оно истинно во всех возможных мирах; утверждение считается случайным (contingent), если оно истинно в некоторых (но не во всех) мирах. Показательным примером мышления возможными мирами являются повседневно используемые нами контексты времени, такие как: «Он полагает, что» «Он думает, что ...», «Он верит, что ...». Я. Хинтикка определяет миры как «вероятностное развитие событий» [Хинтикка, 1980, с. 45].

Д. Льюис отождествляет возможное положение вещей (модификации нашей вселенной) с конкретными вселенными, существующими наряду с нашей вселенной, т.е. возможные миры представляют собой реально существующие вселенные (формы бытия) [Lewis, 1973].

На сегодняшний день наибольшее распространение в области взглядов на модальное мышление получили два подхода: номинализм и актуализм. Актуализм исключает существование нереальных форм бытия, сущностей, не наличествующих в реальном мире, поэтому дает оценку истинности модальных утверждений с точки зрения реального мира, а все возможные миры представляют собой набор непротиворечивых, исчерпывающих положений дел, возможных событий [Lewis, 1973; Plantinga, 1974; McMichael, 1983]. Номиналистический подход рассматривает возможные миры в качестве конкретных частиц, недоступных нам из нашего мира, но схожих по своей форме и сути с тем миром, который мы населяем. [Adams, 1974].

Модальный фикционализм – теоретический подход, отождествляющий модальные утверждения о возможных мирах с фиктивными (вымышленными) утверждениями, которые нельзя воспринимать буквально [Rosen, 2002, p. 327]. Основное преимущество данного подхода заключается в том, что он допускает существование возможных миров в языке, отрицая онтологическую составляющую, провозглашающую реальное существование этих миров. Объекты, не существующие в реальном мире (драконы, синие лебеди, летающие лошади), живут в рамках ментального пространства, а не в других мирах, не менее реальных, чем наш мир.

Д. Армстронг предложил комбинаторную теорию, согласно которой, возможные миры конструируются при помощи элементов реального мира. Возможные миры создаются путем произвольной перестановки компонентов реальности (индивидов и универсалий), составляющих «положение дел». Под возможными мирами Д. Армстронг понимает нереализованные в реальности положения дел. Предметы и универсалии, существующие в реальном мире, формируют заведомо нереализованное положение дел [Armstrong, 1989].

А. Эпштейн ориентирует по отношению к возможным мирам свою собственную позицию, которая получила у него название «поссибилизм». Согласно этой теории, стоит отказаться от обращения к возможным мирам с точки зрения реальности-фиктивности и исходить из модуса «можествования» как уникального онтологического статуса миров. Возможное не принадлежит ни нашей, ни иной реальности, поэтому его следует поместить в отдельную область [Эпштейн, 2001].

Вопросы об онтологическом статусе возможных миров затрагивали сферу интересов отечественных ученых [Целищев, 1977; Степанов, 1994; Бабушкин, 2001; Руднев, 2001; Семенова, 2007]. Ю. Степанов отмечал, что освоение возможных миров происходит при помощи мысленной экстраполяции черт действительного мира на более далекие пространства, Чем больше мы отдаляемся от действительности, тем меньше соответствующий мир схож с нашим [Степанов, 1994]. А. Бабушкин описывает возможные миры в виде сегментов ментального пространства, поддающихся определенной дифференциации. По мнению ученого, ментальные фрагменты существуют в сфере языковой модальности, модальности возможных миров и становятся объектом лингвистического исследования только тогда, когда их сущность схвачена языковым знаком, когда они получают вербальную репрезентацию. «Миропорождающая потенция», вхождение в пространство возможных миров может быть выражено специальными языковыми средствами: модальными словами и выражениями, союзами, частицами, наклонением, а также условными конструкциями индикативного и неиндикативного типа, которые способны открывать так называемые «окна» в иные и возможные миры [Бабушкин, 2001].

Наблюдаемая взаимосвязь общефилософских онтологических категорий с языковыми категориями обусловливает интерес не только к философским, но и к лингвистическим аспектам возможных миров.

Во втором разделе первой главы исследования рассматриваются особенности лингвистических подходов к описанию условных конструкций. В современной лингвистике условные конструкции английского и русского языков достаточно подробно описаны с формально-грамматической точки зрения [см., напр.: Sweet, 1891; Onions, 1904; Fowler, 1908; Kruisinga, 1925; Poutsma, 1929; Curme, 1931; Wood, 1960; Chomsky, 1964; Cattell, 1966; Meyer-Myklestad, 1967; Lyons, 1969; Swan, 1980; Quirk, Greenbaum, Svartvik, Leech, 1985; Palmer, 1988; Кубик, 1960; Ганшина, Василевская, 1964; Бархударов, Штелинг, 1973; Каушанская, 1973; Бабалова, 1975; Зинченко, 1975; Латышева, 1983; Беднарская,1985; Бузаров, 1998, Кобрина, 1999]. В этих трудах внимание уделяется, в основном, описанию средств, используемых для выражения условных отношений в прототипических сложноподчиненных предложениях. Так, например, в [Leech, Svartvik, 1994] представлена тройственная классификация условных конструкций. Авторы выделяют реальные условные конструкции (open conditionals), обозначающие условия, которые могут быть реализованы и гипотетические условные конструкции (hypothetical conditionals), выполнение условий в которых маловероятно, нереальные условные конструкции (negative conditionals), заключающие в себе нереальный антецедент:

1) Open conditionals: ^ I’ll lend Peter the money if he needs it.

2) Hypothetical conditionals: I’d lend Peter the money if he needed it

3) Negative conditionals : But for John, we would have lost the match.1

Классификация, представленная в [Quirk et al, 1982] предполагает использование такого критерия как отношение говорящего к истинности антецедента, на основании чего выделяются следующие классы: open condition: If Colin is in London, he is undoubtedly staying at Hilton и hypothetical condition:

1) If he changed his mind, he would be much more likebale.

2) ^ They would be here with us if they had the time;

3) If you had listened to me you wouldn’t have made so many mistakes.2 В своей классификации Р. Квирк объединяет гипотетические и контрфактические (т.е. маловероятные и невероятные) условные конструкции в один класс.

Несмотря на достаточно заметную разницу в терминологии, основным критерием большинства классификаций по формально-грамматическим признакам является критерий реальности – маловероятности - нереальности условного высказывания по отношению к определенному отрезку времени.

Вслед за представителями формального подхода условные конс1трукции были описаны в трудах приверженцев функционального [Chafe, 1976; Tomlin, 1985; Thompson, 1986; Парменова, 1975; Золотова, 1979; Кузнецова, 1987; Бороздина, 2003] и семантического подходов [Бондарко, 1984; Слюсарева, 1986; Якубенко, 1999; Арутюнова, 2003; Нерушева, 2003; Мирохина, 2005].

На стыке XX-XXI веков появляется ряд дискурсно-ориентиро-ванных работ, связанных с анализом условных конструкций [Ford, 1993; Cutrer, 1994; Fauconnier, 1996; Sweetser, 1996; Dancygier, 1998]. Е. Свитсер рассматривает смысловую связь между элементами условных конструкций с функционально-дискурсивной точки зрения. Она разделяет условные конструкции на содержательные (content), эпистемические (epistemic) и речеактные (speech-act) в соответствии с когнитивными областями (cognitive domains) их применения и интерпретации:

1) ^ If he loves her, he’ll type her thesis (content) – прогноз о внешнем мире

2) If he typed her thesis, he loves her (epistemic) - антецедент- базис для консеквента

3) If I don’t see you before Thursday, have a good Thanksgiving! (speech-act)3

Отличительной чертой когнитивных теорий является попытка проанализировать условные конструкции как единое целое, с точки зрения конструкции в целом. Условные отношения рассматриваются не с точки зрения морфологических или синтаксических различий между конструкциями, а с точки зрения смысловой связи, доминирующей в том или ином условном высказывании. В [Anjum, Shapansky, 2009] представлена классификация условных конструкций с точки зрения смысловой связи пропозиции-условия (антецедента) и пропозиции-следствия (консеквента):

1. Обобщающие (generic) условные конструкции, в которых каузативная связь антецедента и консеквента объясняется общеизвестными фактами, общечеловеческими истинами, основанными на эмпирических наблюдениях, законах точных и естественных наук, человеческой психологии:

If you put an object into the water, it displaces its own weight of fluid. (BNC)

2. Экзистенциональные (existensial) условные конструкции выражают связь между антецедентом и консеквентом в рамках заданного контекста. Истинностная оценка в данном случае опирается на житейский опыт, черты характера, возможность, эмпирические данные, особенности человеческого поведения и т.д.:

^ If you cheat on your husband, he will kill you. (BNC)

3. Риторические (rhetorical) условные конструкции используют кондициональную связь для достижения определенного коммуникативного эффекта: сомнения, иронии, доверия, предупреждения и т.д.:

If Clare is nice, then Im Mother Theresa. (BNC)

4. Инференциальные (inferential) или эпистемические (epistemic) условные конструкции, в которых консеквент представляет собой заключение, основанное на принятии предположения, выраженного в пропозиции антецедента [Dancygier, 1998].

^ If she is 60, she is retied now. (BNC)

5. Речеактные (speech-act) условные конструкции, иначе именуемые условными конструкциями релевантности (relevance conditionals):

There are some biscuits in the sideboard if you want them. [Austin, 1956]

Пропозиция консеквента (утверждение о наличии печенья в буфете) истинна независимо от истинности антецедента (хочет ли слушающий печенье или нет). Примеру с печеньем речеактные условные конструкции обязаны своим третьим называнием: «biscuit conditionals» [Austin, 1956; Siegel, 2006; de Rose, Grandy, 1999; Iatridou, 1991; Franke, 2009].

Достаточно часто предложение со значением обусловленности можно представить в виде формулы: ^ If you want A, you have to (should) do B. Условные конструкции, в которых консеквент со значением необходимости является основанием для достижения желаемого антецедента, получили название ананкастических (anankastic) условных конструкций (от греч. ananke – необходимость, долженствование, неизбежность).

А. Кратцер рассматривает ананкастические условные конструкции с точки зрения семантики возможных миров, полагая, что немногочисленные модальные глаголы не способны с точностью передать все оттенки модального значения, способные раскрыться в рамках заданного контекста. Условный компонент в рамках ананкастической условной конструкции должен определять ряд доступных возможных миров, на которые распространяется действие модального основания [Kratzer, 1991]. Ананкастичские условные конструкции можно по праву назвать условно-директивными речевыми актами, в которых говорящий побуждает адресата совершить какое-либо действие ради достижения желаемой адресатом цели. Например:

If you want to be on time, you have to catch the morning train. (BNC)

В последнее время актуальность приобретает изучение семантико-синтаксической связи условных конструкций с причинными, уступительными, временными конструкциями. Авторы «Русской грамматики» [1980] отмечают, что причинно-следственные (каузальные) отношения характерны при наличии обусловливающего фактора, соответствующего действительности, в то время как условно-следственную (кондициональную) связь отличает гипотетичность высказывания. Наличие альтернативной позиции в совершении события-условия и события-следствия является основным отличием между условной и причинной ситуациями. Условные отношения, в отличие от причинных предполагают альтернативу [Теремова, 1988; Бабалова, 1975]. Другой точки зрения придерживается В.А. Мишланов: условное значение, по его мнению, шире, а всякая реальная причина события является в то же время его необходимым условием. Условное значение – своего рода базовый слой (субстрат) причинного [Мишланов, 1996].

Э. Кених выделяет в отдельную группу условные конструкции с уступительной коннотацией (concessive conditionals) [Konig, 1988]. В.С. Храковский посвящает одно из своих исследований итеративным конструкциям, допускающим как условное, так и временное прочтение [Храковский, 1989].

Немало научных споров вызывает само толкование условного концепта. Составители «Философского энциклопедического словаря» [1983, c. 72] определяют условие как «то, от чего зависит нечто другое». Б.В. Лавров отмечает следующие признаки условия: а) некоторое явление А вызывaeт в качеcтве следствия явлeниe В; б) уcлoвиe вceгдa являeтcя прeдпoлoжитeльным [Лавров, 1941, c. 5]. По мнению В.В. Виноградова, если выражает условность, подвергая сомнению то событие, которое принимается за условие: оно происходит от вопросительного есть ли? [Виноградов, 1975, c. 85]. Ряд ученых относят условный концепт к числу нетолкуемых семантических примитивов [Храковский, 1996; Вежбицкая, 1999; Урынсон, 2001].

Дж. Гринбергом внес в список универсалий под номером 14 порядок следования частей в рамках условных конструкций, отметив, что во всех языках условная часть предшествует заключению [Greenberg, 1986]. Это не означает, что обратный порядок следования частей невозможен. Он возможен, но является маркированным, как и вклинивание условной части в заключение [Храковский, 1996]. Б. Комри предлагает проводить кросс-лингвистический анализ условных конструкций по четырем параметрам: 1) маркировка условия; 2) порядок следования частей; 3) степень гипотетичности 4) временная референция [Comrie, 1986].

Проведенное исследование теоретического материала показало, что в современной лингвистике условные конструкции достаточно подробно описаны с точки зрения различных подходов. С нашей точки зрения, наиболее перспективным на данный момент является исследование синтеза семантико-содержательных и формальных средств выражения условных отношений с универсально-типологических позиций. Функционально-семантическое описание условных конструкций позволяет не только максимально подробно описать и иерархически классифицировать весь спектр средств, используемых для трансляции условной семантики, но и представить типологические различия, наблюдаемые в неродственных разноструктурных языках.

Во второй главе диссертации «Эксплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются языковые средства, способные актуализировать условную семантику в разноструктурных языках. Композиционно глава состоит из двух разделов: в первом анализируются ядерные средства эксплицитного выражения условия, второй содержит классификацию периферийных средств эксплицитного выражения условия.

Возможные миры, конструируемые в сознании человека, находят свое отражение в языке при помощи определенного набора средств. при этом каждый язык обладает своим собственным уникальным инвентарем маркеров выражения условной семантики. Чаще всего условие выражается при помощи формальных показателей, которые принято относить к числу прототипических (канонических) маркеров выражения условия, однако наряду с ними существует иерархия периферийных маркеров, способных трансформироваться в исходные. Условие может быть выражено единицами разных лексико-грамматических классов, однако наиболее часто для обозначения условных отношений используются союзы, предлоги, наречия, союзные и предложные речения. Совокупность разноуровневых единиц (морфологических, синтаксических, словообразовательных, лексических, в том числе комбинированных), наделенных условной семантикой и способных обслужить речевой замысел говорящего составляет функционально-семантическое поле условия. В его ядре сосредоточены маркеры, обладающие полным набором и максимальной концентрацией свойственных им признаков, в то время как на периферии находятся cинкретичные маркеры, обладающие дополнительными оттенками значений. Представляется возможным выделить следующие содержательные группы, реализующие cемы различного порядка по отношению к семе условия:

1. В русском языке центром ядра является cоюз если (бы), в английском – if. Условный семантический примитив способен выражать условную семантику в наиболее чистом виде, он характеризуется общеупотребительностью, стилистической нейтральностью, т.е. максимальной релевантностью в любых контекстах, вне зависимости от жанровых особенностей текста:

If you don’t know where you are going, you will probably end up somewhere else (Laurence J. Peter, QP).

Если подлый лекарства нальет тебе — вылей. Если мудрый подаст тебе яду — прими. (RNC)

Условные предложения неиндикативного типа оформляются при помощи сложного комплекса (союз если в сочетании с частицей-ирреализатором бы + глагольные формамы на - л). В отличие от английского языка, в котором ирреальность условия не находит отображения на уровне союза, в русском языке предположительное условие выражается союзным комплексом если бы:

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы бы неделю не смогли бы сидеть. (Е. Гришковец, RNC)

Довольно часто в сопоставляемых языках сема условия актуализируется при помощи маркеров, имеющих помимо центральной семы условия одно или несколько дополнительных значений, так называемых сем второго и третьего порядка.

2. Ко второй группе мы относим союзы и союзные речения, содержащие сему второго порядка «уточнение, ограничение» по отношению к концепту «if/если». Этот ряд союзов используется для передачи единcтвенного условия, необходимого для реализации ситуации, описываемой в консеквенте. В английском языке к союзам данной группы относятся: providing (that), provided (that), with the proviso (that), granting (that), granted (that), seeing (that), as long as, so long as, on condition (that), with the condition (that), on the understanding (that), with the stipulation (that):

^ He approves of coffee, provided that the berries are really ripe, well roasted and coarsely ground. (BNC)

Grace agreed, with the proviso that she and Herbert should make their break permanent. (BNC)

A sensible level of nicotine units is probably good for you, as long as you don’t binge-smoke. (H. Fielding, BNC)

I don’t care what is written about me so long as it isn’t true. (D. Parker, QP)

В русском языке к маркерам данной группы можно отнести союзные речения с (тем) условием что, с (тем) условием если, при (том) условии что, при (том) условии если:

^ Возбуждает интерес и привлекает внимание только то, что свежо, ново, и только при том условии, если оно как-то связано с прежним, знакомым. (С. Рубинштейн, RNC)

Он соглашается, но, узнав, что у меня нет костюмов, нет коня, предлагает мне месяц работать бесплатно с тем условием, что костюмы он сам мне даст. (М. Зощенко, RNC)

Сопоставительный корпусный анализ союзных средств уточняющей семантики позволяет сделать вывод о том, что в английском языке данная группа представлена более широким набором маркеров, основной формой реализации которых служит письменная речь, преимущественно официально-делового и научного стиля. В русском языке союзные речения, формирующие данную группу можно отнести к общеупотребительной межстилевой лексике.

3. К третьей группе ядерных эксплицитных маркеров выражения условия мы относим союзы, имеющие в качестве семы второго порядка сему «возможности, случайности», которые употребляются при указании на допущение возможности какого-либо действия. В английском языке к этим маркерам относятся in case, in (the) case of, in the event of:

In case you’re worried about what’s going to become of the younger generation, it’s going to grow up and start worrying about the younger generation. (R. Allen, BNC)

^ Some mortgage protection policies will give you a breathing space if you are made redundant, but most just cover mortgage repayments in the event of accident or death. (BNC)

В русском языке сему «возможности, случайности» передают союзные речения в случае, в (том) случае если, на случай, на (тот) случай если:

Приношу глубокие извинения на тот случай, если пришлось мне подать повод к столь печальному повороту судьбы …(М. Дьяченко, RNC)

Личность есть лишь в том случае, если есть Бог и божественное. (Н. Бердяев, RNC)

4. Четвертую группу нашей классификации составляют маркеры, имеющие помимо семы условия сему второго порядка «допущение, предположение»: supposing (that), on the supposition (that), assuming (that), on the assumption (that). Предложения, имеющие в своем составе вышеперечисленные союзы описывают последствия гипотетической ситуации, воображаемой или предполагаемой говорящим:

Assuming either the Left Wing or the Right Wing gained control of the country, it would probably fly around in circles. (P. Paulsen, QP)

Mankind have a great aversion to intellectual labor; but even supposing knowledge to be easily attainable, more people would be content to be ignorant than would take even a little trouble to acquire it. (S. Johnson, BNC)

Семантика маркеров этой группы несомненно продиктована значением английских глаголов suppose и assume (допускать, предполагать). В русском языке нами не было обнаружено условных маркеров, словарная дефиниция которых имела бы сему «допущения, предположения» в качестве второстепенной.

5. Характерной чертой маркеров условия пятой группы является наличие семы «временной неопределенности» в качестве семы второго плана:

There is a theory which states that if ever anybody discovers exactly what the Universe is for and why it is here, it will instantly disappear and be replaced by something even more bizarre and inexplicable. There is another theory which states that this has already happened. (BNC)

Если когда-нибудь одному из вас придется пережить то, что пережил я в эту ночь, завесьте зеркала в той комнате, где вы будете метаться. (Л. Андреев, RNC)

6) Шестую группу отличает наличие семы «интенсификации» в качестве семы второго плана. Усиление достигается при помощи уступительно-усилительной частицы даже в русском языке и even в английском:

Make a decision, even if it’s wrong. (J. Klem, QP)

Не старайтесь во что бы то ни стало быть оригинальным! Даже если до вас уже многие сказали мерзавцу, что он мерзавец, — повторите. (C. Лец, RNC)

В обоих языках основная задача усилительной частицы даже заключается в акцентировании внимания слушающего или читающего на той или иной части высказывания.

7. Характерной чертой эксплицитных маркеров седьмой группы является наличие семы «условно-предположительного сравнения» в качестве семы второго порядка. К ней можно отнести союзные речения as if и as though в английском языке:

He who refuses to embrace a unique opportunity loses the prize as surely as if he had failed. (W. James, QP)

We act as though comfort and luxury were the chief requirements of life, when all that we need to make us happy is something to be enthusiastic about. (Ch. Kingsley, QP)

В русском языке данная группа представлена союзами как если бы, словно, (как) будто и точно. Выражая сравнение на основе предполагаемого условия, союзы данной группы актуализируют сценарии возможных миров, которые накладываются на содержание реального мира:

^ Он улыбнулся, сел и мгновенно воспроизвел ее «исполнение» фокстрота со всеми его особенностями, как если бы оно записалось у него на магнитофонной пленке. (А. Цветаева, RNC)

Мы иногда говорим так, будто нас зовут во власть, а мы делаем выбор: идти или не идти. (В. Федоткин, RNC)

Мыши в лазарете грызли так много разных лекарств, точно болели всем сразу, но ещё и про запас, чтобы не болеть когда-нибудь потом. (О. Павлов, RNC)

8. Восьмая группа представлена союзами, имеющими сему «альтернативы» в качестве семы второго порядка. Коррелятивные союзы whether … or и ли ... ли используются для обозначения альтернативных условий:

At the end of the day, whether or not those people are comfortable with how you’re living your life doesn’t matter. What matters is whether you’re comfortable with it. (P. McGraw, BNC)

^ Мне все равно, друзья ль вы мне, враги ли … (В. Брюсов, RNC)

9. Девятую группу характеризует наличие семы «отрицания, негации» в качестве семы второго порядка. В русском языке для передачи семантики отрицания используется частица не:

^ Cчастье – как здоровье, если не замечаешь, значит, оно есть. (И. Тургенев, RNC)

В английском языке условные конструкции отрицательной семантики формируются при помощи союзов if not и unless:

If not for fear, sin would be sweet. (Proverb)

There is never enough time, unless you’re serving it. (M. Forbes, QP)

Условные конструкции с союзом unless можно схематично представить как Q unless P. Если в канонических условных конструкциях (If P, (then) Q) консеквент предшествует антецеденту, то в конструкциях, оформляемых при помощи союза unless, консеквент (Q) выступает в роли «ситуации по умолчанию». Ситуация Q порождает возможный мир, на актуализацию которого настроен говорящий, в то время как антецедент (Р) можно охарактеризовать как «исключительную альтернативу», все же способную повлиять на ход событий и помешать актуализации возможного мира Q. «Исключающая» семантика союза unless подтверждается возможностью его замены сочетанием except if [Lycan, 2001; Decklerk, Reed, 2001, Dancygier, 2005]:

^ I have enough money to last me the rest of my life, unless I buy something (J. Mason, QP)

I have enough money to last me the rest of my life, except if I buy something.

10. К десятой группе мы относим маркеры условия, имеющие сему «единственности необходимого условия». К данной группе относятся союзные речения only if, только если:

История усваивается с пользой, только если её тщательно выпотрошить, правильно приготовить и красиво подать. (С. Янковский, RNC)

Ask your child what he wants for dinner only if hes buying. (A. Lebowitz, QP)

11. В отдельную группу нами выделяются союзы if only, если бы только, хоть бы. Помимо ядерной семы условия в них отмечается сема «желания, сожаления» в качестве семы второго порядка. Маркеры данной группы характерны для условных конструкций неиндикативного типа:

If only we’d stop trying to be happy we could have a pretty good time. (E. Wharton, QP)

Если бы только мы понимали, что можем радоваться даже среди скорби житейской! (А. Блум, QP)

Господи, хоть бы ещё уметь плакать в этой жизни – всё немного легче было бы. (В. Шукшин, RNC)

Для условных конструкций данной группы характерно негативное эпистемическое отношение говорящего к содержанию антецедента, сожаление о том, что ситуация Р локализована за рамками реального мира, в одном из возможных миров, недостижимых с позиции действительности.

12. В отдельную группу нами вынесен ряд маркеров условия русского языка, которые, помимо ядерной семы условия, несут определенную стилистическую окраску. К ним относятся такие союзы как ежели (бы), кабы, добро бы, диви бы, когда бы, коли/ коль (бы):

^ Невероятная в нем сила, барин, и ежели бы при такой силе да злость, так всю деревню по бревнышку разнес бы (Д.Н. Мамин-Сибиряк, RNC)

Коли случилось «на мели» остаться,

Студент не поникает головой.

Он будет храбро воздухом питаться

И плюс водопроводною водой! (Э. Асадов)

Кабы бабушка не бабушка, так была б она дедушкой. (Пословица)

Слыхано ли дело, до ночи плясать и разговаривать с молодыми мужчинами? И добро бы ещё с родственниками, а то с чужими, с незнакомыми (А. Пушкин, RNC)

Союзы данной группы как правило принято относить к ряду просторечных и устаревших. Они чаще всего встречаются в диалогах художественной прозы и в поэзии, где используются как прием стилизации, придавая речи персонажей разговорный или даже просторечный характер и внося в нее оттенки архаичности.

Проведенный анализ показал, что наличие стилистически окрашенных союзных средств выражения условной семантики является характерной особенностью русского языка. В английском языке нами не обнаружено маркеров условия, отнесенных словарными дефинициями к разряду стилистически окрашенной лексики, имеющей ограниченную сферу употребления. Именно на этом основании мы выделяем вышеперечисленные союзы русского языка в отдельную группу эксплицитных средств выражения условной семантики.

В процессе интерпретации условных отношений в рамках текста, наибольшую трудность вызывают те языковые элементы, которые в системе языка не входят в ядро средств выражения условия. В содержательной структуре данных языковых единиц сема условия не отмечена. Условная семантика обнаруживается лишь при рассмотрении их функционирования в рамках высказывания, микротекста, так как именно текст является активным «экспликатором» скрытых явлений в плане их коммуникативного функционирования.

На уровне поверхностной структуры английский союз and и русский и выражают копулятивное значение, заданное словарной семантикой, однако при помощи преобразования эксплицируется условная семантика:

^ Save a little money each month and at the end of the year you’ll be surprised at how little you have. (E. Haskins, QP)

If you save a little money each month, you’ll be surprised at how little you have at the end of the year.

Сотри случайные черты –

И ты увидишь: мир прекрасен. (А. Блок, RNC)

Если сотрешь случайные черты, то ты увидишь: мир прекрасен.

Подобным образом, при помощи трансформации обнаруживается условная семантика в сложносочиненных предложениях, оформленных при помощи разделительных (or/или) и противительных союзов и союзных наречий (otherwise / иначе, в противном случае, а то):

Tell me immediately who stole the money or I’ll put everyone behind the bars. (BNС)

If you don’t tell me who stole the money, I’ll put everyone behind the bars.

Голосуй или ты проиграешь (лозунг предвыборной кампании Б. Ельцина 1996 г.)

Если не проголосуешь, то проиграешь.

Подобные конструкции получили в современной лингвистики название «псевдо-императивы», поскольку пропозиция антецедента зачастую выражена формой императива, которая лишена директивной семантики и несет сугубо условное прочтение:

^ Scratch a Russian and you will find a Tartar (BNC)

If you scratch a Russian, you will find a Tartar.

Согласно словарным дефинициям английский предлог with и предлоги русского языка с, при наделены семантикой «обладания». Однако при соответствующих преобразованиях эксплицируется сема условия:

^ I mean, it’s a terrible time, with no partner on the horizon and the biological clock ticking off. (H. Fielding, BNC)

It’s a terrible time, if you have no partner and your biological clock is ticking off.

Но я устал болтать и с вашего разрешения выпил бы стакан вина (Л.Н. Андреев, RNC)

Но я устал болтать и, если вы разрешите, выпью стакан вина.

При движении возможно только одно из трех состояний: либо приближение к цели, либо отдаление от нее, либо круговое движение вокруг цели, которое лишь истощает жизненные силы (С. Ворцель, RNC)

^ Если двигаться, то возможно одно из трех состояний …

Предлог английского языка under в значении «наличия, присутствия» также способен эксплицировать условную семантику:

Under democracy one party always devotes its chief energies to trying to prove that the other party is unfit to rule – and both commonly succeed, and are right. (H.L. Mencken, QP)

If there is democracy …

Словарные дефиниции предлогов without и без задают семантику «отсутствия чего-либо», однако в контексте может реализовываться сема условия:

^ No one can make you feel inferior without your consent. (E. Roosevelt, QP)

No one can make you feel inferior if there is no consent.

Мой первый друг, мой друг бесценный, Павла Леонтьевна Вульф. Учила меня всему тому, что узнала от своих учителей. Без нее я не стала бы актрисой. Она была неповторимым человеком … (Ф. Раневская, RNC).

Если бы не она, я не стала бы актрисой.

Предложно-падежные формы способны оформлять условные отношения в рамках простого предложения благодаря имплицированной дополнительной предикативности. Ю.И. Леденев подчеркивает, что именно в рамках детерминации предлог, оформляющий дополнительную предикативность синтаксически, обретает функцию «союзоподобия», т.е. способность оформлять семантико-синтаксические отношения [Леденев, 1998; Прияткина, 1998; Филимонов, 2003].

В отдельную группу периферийных средств мы выделяем итеративные условные конструкции. Английский союз when и русский когда традиционно используются для выражения временного значения, но в процессе анализа содержательной структуры высказывания способны реализовывать условную семантику:

When someone loves you, it’s like having a blanket all round your heart. (H. Fielding, BNC)

If someone loves you, it’s like having a blanket all round your heart.

Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот. Думаю, касательно царевны-лягушки это тоже применимо. (Ф. Раневская, RNC)

Сказка — это если выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это если наоборот.

Отдельную группу составляют условно-причинные союзы (или причинные союзы с оттенком условия). К этой группе можно отнести английский союз once, его русский аналог союз раз. Обладая компонентами значения как условных, так и причинных союзов, данные союзы занимают промежуточное положение и могут иметь условное прочтение. При этом условно-причинным союзам не свойственен оттенок неизвестности, сомнения:

^ He’s got a stack of jokes, but once you’ve heard them a million times, they get really annoying. It’s like a loop. (C. Bushnell, QP)

→ … if you’ve heard them a million times, they get really annoying.

Раз ты полез мордой в помойную бочку, тогда ничего не поделаешь, хлебай уж досыта. (Ю. Домбровский, RNC)

→ … если ты полез

В русском языке условно-причинная семантика наблюдается в конструкциях с союзом как:

^ Как голова пуста, так голове ума не придадут места. (И. Крылов)

Если голова пуста, то голове ума не придадут места.

Анализ показывает, что в структуре единицы коммуникации вышеприведенные союзы и предлоги способны выступать в качестве маркеров выражения условия, несмотря на то, что условная семантика не задана им словарными дефинициями. Следовательно, рассмотренные нами средства являются потенциальными союзами условия и в дальнейшем, при возрастающей частоте употребления, могут войти в систему выражения условия наряду с ее ядерными маркерами.

В третьей главе диссертации «Имплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются языковые средства, способные транслировать условную семантику на глубинном уровне. К одной из форм асимметричности между планом выражения и планом содержания относятся осложненные предложения, которые по своему строению являются монопредикативными структурами, не способными выражать более одной пропозиции, а с содержательной точки зрения представляют собой полипропозитивные структуры. Использование трансформационного подхода при анализе осложненных предложений позволяет сделать вывод о том, что, обладая дополнительной предикацией, они способны актуализировать условную семантику в рамках высказывания. При этом характерная для осложненных конструкций коммуникативная неравноценность выражаемых пропозиций (наличие приоритетной и второстепенной пропозиций) вполне созвучна со структурной организацией условного высказывания, состоящего из главной и зависимой частей.

Как показал корпусный анализ лингвистического материала, в русском языке условная семантика в осложненном предложении наиболее полно и адекватно представлена деепричастными оборотами, в английском языке - герундиальными, причастными оборотами, а также инфинитивными конструкциями:

Сравнивая нашу экономику с экономикой США, мы увидим, что наша экономика отстает не только в количественном, но и – что самое печальное - в качественном отношении. (Ж. Алферов, RNC)

^ Если сравнивать нашу экономику с экономикой США…

Making mistakes is not only more honorable, but more useful than doing nothing. (B. Shaw, QP)

If you make mistakes, it is more honorable than doing nothing.

Early to rise and early to bed makes a male healthy, wealthy and dead. (J. Thurber, QP)

If a male rises early and early goes to bed, it will make him healthy, wealthy and dead.

Условные отношения также могут оформляться при помощи независимого причастного оборота, отличительной особенностью которого является наличие собственного подлежащего:

^ Life being what it is, one starts dreaming of revenge. (P. Gaugin)

If life is what it is, one starts dreaming of revenge.

Имплицитность заключается прежде всего в асиндетичности предложения, т.е. в отсутствии наглядных формальных маркеров, указывающих на связь пропозиций. Семантические и структурные особенности бессоюзных сложных предложений (наличие в них двух самостоятельных частей) позволяют рассматривать их в качестве отдельной синтаксической конструкции, способной актуализировать условные отношения на имплицитном уровне. В русском языке бессоюзные сложные конструкции функционируют в языке как аналоги соответствующих конструкций, оформленных при помощи союзов и способны передавать все оттенки значений, фиксируемых сложноподчиненными предложениями:

♦ – Знал бы прикуп, жил бы в Сочи, – отреагировал Забелин любимой присказкой Максима. (С. Данилюк, RNC).

Если бы знал …

Будь она дома, тут же побежала бы к своему психоаналитику. (А. Слаповский, RNC)

Если бы она была дома …

В английском языке бессоюзные сложные предложения со значением условия встречаются гораздо реже, сказуемое ситуации-антецедента оформляется с помощью аналитических форм и глаголов would, should и were:

Bankruptcy, should it happen, could unleash a massive tidal wave of social unrest (M. Brumes, COCA).

if it happens 

Many people would be more truthful were it not for their uncontrollable desire to talk. (E.W. Howe, BNC)

→ … if it were not for their uncontrollable desire to talk.

Особого внимания в ряду имплицитных средств выражения условной семантики заслуживают так называемые биноминативные предложения, представляющие собой коммуникативную разновидность предикативных конструкций и выражающие условно-следственную связь на содержательном уровне. В конструкциях такого рода антецедент и консеквент представлены именными предложениями. Достаточно часто ситуация-антецедент и ситуация-консеквент биноминативных условных конструкций выражены именами событийной семантики (eventive nominals), которая способна выражать определенные связи между компонентами конструкции в зависимости от семантического наполнения имен. Вневременной характер биноминативных предложений лишает их возможности приписать потенциальное положение дел или состояние вещей в конкретном возможном мире, локализованном в настоящем, прошлом или будущем. Условные отношения, выводимые из эквивалентности пропозиций скорее прописывают ситуацию-консеквент как закономерное положение дел во всех возможных мирах, в которых истинна ситуация-антецедент. Другими словами, связь между именами событийной семантики носит обобщающий характер, основанный на законах природы, эмпирических наблюдениях, суевериях и т.д.

Например:

^ Гром зимой – к сильным ветрам (примета)

Зимой иней – летом роса (примета)

Волк на пути – к победе (примета)

В английском языке биноминативные конструкции очень редки в связи с невозможностью объединения имен нулевой связкой. Условное значение реализуется в английском языке лишь в биноминативных конструкциях с двойным отрицанием:

^ No bees, no honey; no work, no money. (Proverb)

No wind, no waves. (Proverb)

Обозначение двух или более пропозиций в рамках простого предложения может быть достигнуто за счет использования вторичной предикации, представленной именами пропозитивной семантики. Таким образом, условная связь в простом предложении выражается при помощи основной и вторичной предикаций. Имена-пропозиции могут носить оттенки событийной, признаковой, предметной семантики и, как показала практика, способны эксплицировать условные отношения, а значит, могут быть квалифицированы как имплицитные средства выражения условия. Иными словами, имена-пропозиции являются языковым воплощением определенного положения дел, либо способны вызывать связанные с ним ассоциации.

Например:

^ A stitch in time saves nine. (Proverb)

В данном предложении антецедент представлен свернутой пропозицией, выраженной именем существительным -a stitch. Условная семантика эксплицируется при помощи «if»-преобразования:

^ If you make a stitch in time, it will save you nine.

Урожайное лето предвещает холодную зиму (примета)

Если лето урожайное, то зима будет холодной.

Что касается форм сослагательного наклонения, то им присуща внутренняя обусловленность, которая позволяет мысленно добавить условие в том случае, когда оно не находит эксплицитного выражения. Например, такая форма английского языка, как would have been, вызывает ассоциацию с условием выполнения действия, заложенного в глаголе. В русском языке наличие в предложении частицы бы является сигналом потенциальной или ирреальной модальности. Любая признаковая словоформа способна выступать в роли предикативной единицы, т.е. носителя определенной грамматической информации, поскольку любая единица плана содержания должна обладать планом выражения:

^ A pretty girl wouldn’t have said it. (C. Bushnell, BNC)

If a girl were pretty she wouldn’t have said it.

Дилетанты до многих тонкостей никогда не додумались бы. (В. Орлов, RNC)

Если бы они были дилетантами, то до многих тонкостей никогда не додумались бы.

Помимо устойчивых регулярных имплицитных средств, способных устанавливать условные отношения в рамках высказывания без самостоятельного союзного выражения, существует небольшая часть специальных случайных явлений, к которым относятся окказиональные имплицитные условные отношения, которые могут возникать при полном отсутствии привычных средств на основе семантического и содержательного аспекта единиц текста:

^ You arrived too late, it could have been stopped! (BNC)

Путем преобразования на поверхностную структуру выходит условное имплицитное значение высказывания:

If you had arrived earlier, it could have been stopped!

Я бы поступил иначе, но ты же понимаешь, что вспять события не повернуть … (В. Антоненко, RNC)

^ Если можно было бы повернуть все вспять, я бы вел себя иначе.

В условных высказываниях эллипсис употребляется во избежание дублирования и характеризуется отсутствием в когерентном отрезке текста факультативного языкового знака, легко восполняемого из контекста или ситуации. Отсюда разграничение эллипсиса на контекстуальный и ситуативный. В первом случае эллипсис представлен нулевым знаком и его смысл восстанавливается в рамках контекста. В качестве примера контекстуального эллипсиса рассмотрим следующий диалог:

● – ^ Thank you for your help, Mrs. Adams. I really appreciate it. If you hire me… What would my job involve?

Mainly administrative stuff, I mean full assistance to the supervisory board of the company. (BNC)

Как видно из диалога, в ответной реплике представлена лишь часть консеквента условной конструкции, однако недостающая информация легко восполняется из контекста:

^ If we hire you, your job will involve mainly administrative stuff.

Переводчица прочла надпись: «Господин из Москвы, передайте, пожалуйста, артисту Вячеславу Тихонову, что в Японии есть девушка, которая влюблена в него и готова стать его верной женой… Если понравится». (Г. Весник, RNC)

Если понравится ему, то она готова стать его верной женой.

При ситуационном эллипсисе элиминированный компонент представлен, как правило, инициирующей репликой, что объясняется стремлением говорящего обойтись номинацией лишь важнейших элементов коммуникации. Опорой для ситуативного эллипсиса служит коммуникативная ситуация в целом:

● – Did they tell you what to do in the event of fire?

Use stairs! (COCA)

In the event of fire use stairs.

Я больше люблю мясо, если честно.

Мясной ресторан находится в двух минутах ходьбы отсюда. (RNC).

^ Если ты любишь мясо, то мы можем пойти в мясной ресторан, т.к. он находится в двух минутах ходьбы отсюда.

Эллиптические конструкции со значением условия обладают разной степенью стандартизованности. С одной стороны, встречается достаточное количество примеров семантического эллипсиса (в основном, в разговорной речи), а с другой стороны отмечается наличие синтаксического эллипсиса, характерного не только для разговорной, но и для письменной речи. Для синтаксического эллипсиса характерна невыраженность одного или нескольких членов предложения, но в отличие от предложений с семантическим эллипсисом, значение которых зачастую бывает трудно восстановить в отрыве от контекста, предложения с синтаксическим эллипсисом легко восстановимы, так как базируются на аналогии, особом построении эллиптированной части, позволяющей точно определить то, что не выражено. Например:

^ Если скажут идти – иди, бежать – беги, лежать – лежи, летать – лети, умереть - умри! (В. Федоров, RNC)

При синтаксическом эллипсисе возможен лишь один вариант восстановления невыраженного члена, в то время как в предложениях с семантическим эллипсисом языковая форма невыраженного члена не получает однозначного определения и допускает вариации на заданную тему. Например:

«Wouldn’t you like a cup of hot chocolate before you go? Mrs. Spencer would be …» (BNC)

If you have a cup of hot chocolate before you go, Mrs. Spencer would be glad.

If you have a cup of hot chocolate before you go, Mrs. Spencer would appreciate it…

Если семантический эллипсис опирается на контекст, т.е. синтагматически восполняем, то синтаксический эллипсис представляет собой супрессию одного или нескольких членов предложения и базируется на аналогии.

Для эллиптических конструкций с условным значением характерен эллипсис части сказуемого. В английском языке наиболее распространены конструкции типа If + Adjective, If + Participle II. Например:

I. If + Adjective:

The services promised were to provide a room, fuel, clothing, to wash clothing, or to visit if sick (BNC).

II. If + Participle II

If done correctly, the end result was a pile of sharp, thin bricks exactly thirty-five centimeters across. (BNC)

Эллипсис также может встречаться в предложениях, осложненных обстоятельством.

^ The environment within which projects have been planned and executed has frequently allowed these questions to remain unanswered in reality, if not on the paper on which loan agreements are written. (BNC)

Все вышеперечисленные примеры эллипсиса являются регулярными и нормативными для современного английского языка. Таким образом, эллипсис – источник появления новых синтаксических конструкций в грамматическом строе языка, образования новых словосочетаний и усложнения синтаксических связей между частями предложения.

Целый ряд условных эллиптических парентетических конструкций прочно закрепился и нашел широкое употребление в английском языке:

^ Even though Carrie’s mother suspected something was different with her child, she was too caught up in her own religious world, that she did not do anything about Carrie’s obvious talent. In fact, if anything, she only made it more prominent. (BNC)

If she did anything, she only made Carrie’s talent more prominent.

The possibility that the unfortunate young gentleman was waylaid seems inescapable; he was, however, in possession of little, if any, money to attract the attention of would-be malefactors, and that he could have been attacked in broad daylight, in the middle of a city the size of Vienna, appears to us virtually incredible. (COCA)

^ If he was in possession of any money it was little money.

He held that a person is directly aware only of the nature of his or her own ideas; everything else is known indirectly, if at all. (BNC)

If anything else is known at all, it is known indirectly.

В русском языке также достаточно часто встречается эллипсис части сказуемого или подлежащего:

^ Я тебе там визитку свою оставил на столе, ты звони, если что [случится] (А. Берсенева, RNC)

В тюрьму, в больницу или на необитаемый остров я возьму с собой томик стихов Анны Ахматовой. А лучше― полное собрание её сочинений. А если [это] возможно, вообще всё, что ею и о ней написано. (С. Спивакова, RNC)

По степени зависимости эллиптических высказываний от контекста их можно разделить на контекстуально обусловленные (синсемантические) и контекстуально необусловленные (автосемантические). При синсемантии условная семантика обнаруживается при сопоставлении соседних предложений:

«It’s a good thing I wasn’t there. I would have arrested you for corrupting the morals of a maiden». (BNC)

If I were there I would have arrested you for corrupting the morals of a maiden.

Зимой ни в коем случае нельзя использовать увлажняющие крема, от них она пересушивается, как ни странно. Только если Вы из дома не собираетесь выходить. (Советы косметолога, RNC)

^ Зимой увлажняющие крема можно использовать только в том случае, если не собираетесь выходить из дома.

При автосемантии условие восполняется в самом высказывании:

^ Ten years ago he wouldn’t have dreamt of living in luxury and having that all. (BNC)

If it were ten years ago, he wouldn’t have dreamt of living in luxury and having that all.

Кстати, Наташе тоже было бы неплохо наконец познакомиться с родителями её мужа (А. Рыбаков, RNC)

^ Было бы неплохо, если Наташа познакомилась бы с родителями своего мужа.

Наличие окказиональной имплицитной семантики условия в рассматриваемых высказываниях подтверждается их способностью преобразовываться в прототипические условные высказывания.

В сопоставляемых нами языках эллиптические конструкции функционируют на уровне текста, являются одним из основных средств объединения высказываний и способствуют укреплению и завершению синтактико-смысловых связей.

Как в русском, так и в английском языке эллиптические конструкции оформляют самую дальнюю периферию функционально-семантического поля условия, что связано с отсутствием формальной репрезентации и контекстуальным характером оформляемых ими условных отношений.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Лингвистическая категория условия выступает в роли языкового коррелята соответствующей логико-философской категории и основывается на типичной для человеческого мышления способности рассматривать наличие взаимосвязи между несколькими пропозициями. Последовательная систематизация языковых средств, способных участвовать в языковой актуализации возможных миров, воплощающих в нашем сознании вероятностное положение дел при осуществлении определенных условий, неотъемлемо связана с понятием функционально-семантического поля, которое выступает в роли единства, способного классифицировать разноуровневые средства языка на основании наличия семантического признака условия.

Функционально-семантическое поле условия в сопоставляемых языках характеризуется наличием ярко выраженного ядра а также целого ряда разноуровневых периферийных средств, способных к осложнению условных отношений различными модальными значениями и стилистическими нюансами.

Изучение словарных дефиниций и их функционирования на материале фактического языкового материала показало количественную и качественную неоднородность языковых единиц, способных передавать условные отношения в сопоставляемых языках. Для английского языка характерно наличие достаточно широкого набора отглагольных союзных средств с дополнительными значениями «уточнения», «возможности», «допущения», «предположения», что объясняет больший удельный вес эксплицитных маркеров условия соответствующей семантики по сравнению с русским языком. В русском языке отдельную группу составляют стилистически маркированные союзы, не имеющие аналогов в английском языке. Наличие в английском языке идиоматических форм but for, except (for), save (for) создает более широкий арсенал средств, способных актуализировать отрицательно-условную семантику по сравнению с русским языком, в котором выражение негации в условных конструкциях так или иначе связано с употреблением отрицательной частицы не. Условно-сравнительная семантика получает более широкую формальную репрезентацию в русском языке благодаря наличию маркеров как если бы, будто, словно, точно, в то время как в английском данная группа представлена лишь двумя союзными средствами: as if и as though.

Исследование компонентов периферии показало, что условная семантика может быть обнаружена в рамках сложносочиненных, простых, осложненных предложений, при этом способы объективации условия во многом зависят от структурных особенностей сопоставляемых языков. Так, в русском языке условная семантика в осложненном предложении наиболее полно и адекватно представлена деепричастными оборотами, в английском языке – герундиальными, причастными оборотами, а также инфинитивными конструкциями. Синтетический характер русского языка объясняет более широкую распространенность бессоюзных сложных предложений, обнаруживающих условную связь на глубинном уровне. В английском языке бессоюзные сложные предложения со значением условия встречаются гораздо реже, сказуемое ситуации-антецедента оформляется с помощью аналитических форм и глаголов would, should и were. Структурные особенности английского языка, связанные с невозможностью объединения имен нулевой связкой, заметно ограничивают возможность использования биноминативных конструкций, которые являются вполне типичными для русского языка, в качестве инструмента для актуализации условной семантики.

Проведенное исследование условных отношений в русском и английском языках показывает, что мыслительная категория условия может находить выражение при помощи достаточно широкого арсенала эксплицитных и имплицитных языковых средств, формирующих иерархию одноименного функционально-семантического поля, дополняться по желанию говорящего оттенками других значений, облекаться в различные синтаксические формы, характерные для используемого языка.

Представляется перспективным использование предложенных нами методов и приемов при дальнейшем изучении лингвистической категории условия на материале других языков, а также при сопоставительном изучении способов вербальной репрезентации других логико-философских категорий, объединенных общностью мыслительных процессов и пропозиционального содержания на материале разноструктурных языков.

^ Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях (по перечню ВАК):


    1. Акопян, А.А. Эксплицитные средства выражения условной семантики в английском и русском языках [Текст] / А.А. Акопян // Мир науки, культуры, образования. − Горно-Алтайск, 2009. − № 6.− С. 55-58 (0,6 п.л.).

    2. Акопян, А.А. Синтаксические особенности условных конструкций в английском и русском языках [Текст] / А.А. Акопян // Мир науки, культуры, образования. − Горно-Алтайск, 2010. − № 1.− С. 48-51 (0,6 п.л.).


Публикации в других изданиях:


    1. Акопян, А.А. Эллипсис в условных конструкциях английского языка. [Текст] / А.А. Акопян // Университетские чтения – 2009: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2009. – С. 130-136 (0,5 п.л.).

    2. Акопян, А.А. Ядерные маркеры выражения условия в английском и русском языках [Текст] / А.А. Акопян // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – М., 2009. – № 2. – С. 90-95 (0,5 п.л.).

    3. Акопян, А.А. Об особенностях ананкастических условных конструкций [Текст] / А.А. Акопян // Научное обозрение. – М.: Наука, 2009. – № 2. – С. 110-113 (0,4 п.л.).

    4. Акопян, А.А. Возможные миры как объекты модального мышления [Текст] / А.А. Акопян // Молодой ученый. – Чита, 2009. – № 9. – С. 96-99 (0,5 п.л.).

    5. Акопян, А.А. Особенности имплицитных средств выражения условия в английском и русском языках [Текст] / А.А. Акопян // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – М., 2010. – № 1. – С. 124-128 (0,5 п.л.)



Подписано в печать 08.10.2011

Формат 60×841/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл.печ.л. 2.0. Тираж 80 экз. Заказ. №

________________________________________________________

Пятигорский государственный лингвистический университет

357532 Пятигорск, пр. Калинина 9

Отпечатано в Центре информационных и образовательных

технологий ПГЛУ

1 Примеры из [Leech, Svartvik, 1994].

2 Примеры из [Quirk et al, 1982].

3 Примеры из [Dancygier 1998].





Скачать 492,36 Kb.
оставить комментарий
АКОПЯН АРТУР АНАТОЛЬЕВИЧ
Дата30.04.2012
Размер492,36 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх