Инновационная образовательная деятельность вуза: модель и субъект icon

Инновационная образовательная деятельность вуза: модель и субъект



Смотрите также:
Программа развития «инновационная деятельность российского нового университета»...
Первый шаг : Инновационная деятельность...
Игровые технологии как инновационная образовательная среда вуза...
Программа повышения квалификации профессорско-преподавательского состава по приоритетному...
Программа повышения квалификации профессорско-преподавательского состава по приоритетному...
Программа повышения квалификации научно-педагогических работников «инновационная деятельность в...
Расписание курсов повышения квалификации ппс бгу по теме «Инновационная деятельность в...
Методические рекомендации по составлению инновационного проекта и по его презентации...
«Инновационная система обучения студентов медицинского вуза гистологии...
Федеральная экспериментальная площадка РФ инновационная модель перехода государственного...
«Инновационная деятельность учителя на уроках физики»...
Реферат отчета о нир на тему: «Инновационная конкурентоспособность Самарской области»...



скачать


© 2003 г.

М. ХИТУ, В.Е. ГЕНИН

ИННОВАЦИОННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВУЗА: МОДЕЛЬ И СУБЪЕКТ

ХИТУ Марсел - проректор по учебной работе Северо-Калифорнийского филиала Университета Феникс(Сан-Франциско, Калифорния, США). ГЕНИН Влад. Е. - профессор, руководитель отделения контроля качества преподавания того же вуза.


Данная статья посвящена американскому опыту получения высшего образования специалистами-практиками. Кто они? Это люди, в силу каких-либо причин не получившие высшее образование, но имеющие огромный опыт практической деятельности. В США имеется еще значительное количество специалистов-практиков, так и не пришедших в вузы, несмотря на то, что на протяжении многих десятилетий общество предоставляло им определенные возможности получения высшего образования через вечернюю и заочную формы обучения. Среди них есть и люди, успешно работающие в компаниях, организациях, фирмах и занимающие достаточно высокие должности (в последующем будем их называть «специалисты-практики). Сегодняшняя реальность такова, что их дальнейшее продвижение в карьере или бизнесе ограничено или невозможно без получения необходимого вузовского комплекса знаний.

В семидесятые годы в США, по мере того, как становилось очевидным, что традиционная система высшего образования не является достаточно привлекательной для социальной группы специалистов-практиков, начались интенсивные поиски решений с целью выхода из сложившейся ситуации. Именно для инновационного решения проблемы обучения взрослого населения и были проведены эксперименты различных нетрадиционных форм образовательной деятельности для специалистов-практиков, число которых в то время по различным оценкам составляло 30-40% от общего числа работающих студентов. В это время и начали создаваться новые вузы, нацеливающиеся на образовательную деятельность среди именно этой, наиболее уязвимой (с точки зрения возможностей получения высшего образования) социальной группы американского общества. Появилась и стала быстро развиваться система университетов нового типа, предназначенных для указанной социальной группы.

Одним из пионеров этой системы является университет Феникс, основанный в 1976 г. За относительно короткий исторический период своей деятельности этот университет стал крупнейшим частным вузом США для специалистов-практиков. В настоящее время в его 125 филиалах, расположенных во всех штатах страны, обучается 140 тысяч студентов. В последнее время ежегодный прирост специалистов-практиков в этот вуз составляет 20-30 тысяч человек. Традиционные же вузы того же уровня престижности не в состоянии привлекать в таких же количествах студентов из данной социальной группы. Причина их отставания состоит, прежде всего в том, что они не учитывают специфические особенности данной группы, не помогают им преодолеть социально-психологические барьеры перед поступлением в университет.

^ Первый барьер - (его называют в числе важных 60 % опрошенных) - неуверенность абитуриента-практика в своих силах из-за потери невостребованных знаний в течение 10-20 лет после школы. Действительно, спустя годы после окончания средней школы, уровень невостребованных знаний по ряду общеобразовательных дисциплин резко падает. Это обстоятельство сеет в людях неуверенность в своих силах, сомнения в возможности освоения сложных университетских дисциплин и, в конечном итоге, препятствует поступлению в университет.

^ Вторым барьером (его выдвигают в числе основных препятствий 45 % респондентов) является нередко встречающееся недоброжелательное отношение университетских преподавателей к студентам-практикам, в первую очередь, на начальном этапе учебы. Приемные комиссии университетов делают многое, в части профессиональной ориентации, поддержке и привлечении абитуриентов именно в их вузы. Можно сказать, бизнес-составляющая университетов и ее маркетинговые элементы работают достаточно эффективно. Но когда абитуриент-практик становится студентом традиционного университета, он с небогатой базой знаний, которая значительно уменьшилась из-за невостребованности, встречает по отношению к себе такое же бескомпромиссное отношение, как к обычным выпускникам средних школ. В большинстве случаев преподаватели традиционных вузов не обременяют себя поисками индивидуальных подходов к студентам-практикам и предъявляют к ним стандартные, нередко непреодолимые для этой категории студентов, требования. Когда вместо чуткого, доброжелательного подхода преподаватели нетерпимо относится к пробелам в школьных знаниях студентов–практиков, переходят в своих возмущениях "на личности", они тем самым нередко вынуждают их оставить учебу в вузе. Все это становится известным следующим поколениям абитуриентов, что заставляет их задуматься о целесообразности поступления в данный вуз. Проведенные нами исследования причин, по которым поступившие специалисты-практики уходят из вузов, показали, что в подавляющем большинстве случаев они это делают из-за неконструктивной позиции преподавателей, и, прежде всего, отсутствия с их стороны необходимой поддержки.

^ Третьим барьером получения высшего образования является требование традиционных вузов ежедневного посещения занятий (так считает 90 % опрошенных). Такие требования вступают в противоречие с режимом рабочего дня специалистов-практиков, каждодневными семейными обязанностями, а также финансовыми вопросами, включая следующие факторы: высокая интенсивность труда на основной работе и последующая усталость; дефицит времени на подготовку к занятиям; значительная удаленность университетов от места работы и дома (связанная с градостроительной спецификой большинства американских мегаполисов), что ведет к ведет к значительным потерям времени и увеличению транспортных расходов (прежде всего на эксплуатацию автомобилей); отсутствие во многих университетах, особенно в крупных городах, парковок или их дороговизна; нехватка времени на прием пищи перед занятиями из-за отсутствия во многих университетах вечерних кафетериев;

Особую важность представляет социальный аспект совмещения учебы с выполнения семейных обязанностей, в первую очередь, связанных с заботой о детях. Американская семья построена на глубоких религиозных, национальных, культурных и социальных традициях. Браки в США довольно поздние, что связано с необходимостью достижения будущими супругами и родителями финансовой самостоятельности. Семья и дом, как главное место воспитания детей, предусматривают максимальное общение родителей с ними. Низкая концентрации жилья, обособленность различных социальных групп общества от других, ведут не только к географической, но и социальной разобщенности детей. Родители или школьный автобус привозят и увозят их из школы и остальное время они находятся в атмосфере своего дома. Поэтому постоянное отсутствие одного из родителей может привести к невосполнимым потерям в формировании надлежащей домашней атмосферы, воспитании детей, в частности, защите их личности от внешнего отрицательного влияния. Более того, частое отсутствие одного из супругов нередко является причиной ослабления или распада брачных уз. Как показали исследования, проведенные нашим университетом, специалисты-практики, с учетом всех отмеченных факторов, могут себе позволить посещение вуза не более, чем один-два вечера в неделю.

^ Четвертым барьером, по мнению 75% респондентов, является неэффективность традиционной образовательной деятельности для специалистов-практиков. Об этом уже давно ведутся дискуссии, касающиеся, во-первых, моделей образования и, во-вторых, субъектов образовательной деятельности. Главный предмет дискуссий - степень эффективности для специалистов-практиков традиционного учебного процесса, где центральным элементом являются лекции. Как показали результаты эксперимента и социологических исследований, специалисты-практики, занимающие различного уровня управленческие или технические должности в промышленных корпорациях (или их эквиваленты в сферах медицины, образования, муниципального управления и т.п.), обладающие собственным опытом работы и принимающие управленческие решения, хотели бы на занятиях не быть пассивными слушателями академической лекции. Они предпочли бы обсуждать и анализировать практическую деятельность как своей организации, так и организаций, где работают сокурсники, узнать мнение и личный опыт преподавателя и, в конечном итоге, получить от него резюмирующие суждения и оценки по всем обсуждаемым вопросам.

Отсюда следует, что инновационная образовательная система должна, прежде всего, удовлетворять требованиям, выдвигаемым ее объектом и заказчиком образовательных услуг – специалистом-практиком. Анализируя рассмотренные выше положения, можно заключить, что необходимы не эволюционные, а революционные подходы к формированию новых моделей образовательной деятельности вуза для специалистов-практиков, способных интегрировать в себе все необходимые функциональные элементы, жизненно важные для рассматриваемой социальной группы.

Одной из таких моделей могла бы стать интегрированная интерактивная модель образовательной деятельности, предложенная авторами данной статьи в развитие прежней интерактивной модели и апробированная в университете Феникс в течение последних пяти лет. Создание и многолетнее экспериментальное практическое внедрение интегрированной интерактивной модели (далее по тексту «интегрированной модели») образовательной деятельности со студентами-практиками, а также последующий социологический анализ ее результатов подтверждают эффективность ее именно для данной категории студентов. И наоборот, невозможность осуществления учебы по интегрированной модели сдерживают специалистов-практиков от поступления в университеты или ведут к низкой эффективности и неудовлетворению результатами учебы. Еще раз отметим, что противоречия старой, укоренившейся много лет назад модели образовательной деятельности, где центральным элементом является лекция, сделали ее непригодной для рассматриваемого социального слоя американского общества.

Как показали социологические исследования, специфический студенческий контингент «работающие специалисты-практики» нуждается, наряду с новой и эффективной интегрированной моделью обучения, и в новой личности преподавателя, способного по-новому обучать эту особую категорию студентов, дать ей новый комплекс необходимых знаний и навыков. Жизнеспособность модели образования специалистов-практиков может быть обеспечена только при условии создания соответствующей ей модели профессиональных и личных качеств субъекта образовательной деятельности – вузовского преподавателя.

Социологический опрос студентов-практиков показал, что для них ценность преподавателя заключается в следующем: умении учить на реально-прикладных и перспективных ситуациях в отрасли (77% опрошенных); наличии опыта работы преподавателя в отраслевых структурах (78% респондентов); владении методикой организации занятий с учетом уровня подготовленности конкретного студенческого контингента (82% опрошенных); мастерстве эффективного использования всех достоинств интерактивного интегрированного метода преподавания, имея в виду личностные качества студента и требования учебного процесса (71% опрошенных); эффективном интегрировании в аудиторную дискуссию знаний, прошлого и текущий опыт трудовой деятельности студентов (70% опрошенных).

Анализ и обобщение результатов авторских экспериментов и социологических опросов позволили сделать вывод о новом комплексе требований к личности преподавателя, работающего с такой уникальной социальной группой, как «специалисты-практики». Рассмотрим их подробнее.

^ 1. Отношение к недостаточности базовых знаний студентов. Как уже отмечалось, первой составляющей миссии университета нового типа, осуществляющего образовательную деятельность для специалистов-практиков, является решение проблем ликвидации определенных пробелов в базе знаний студента. Вторая, основная составляющая, - это обеспечение специалистов практиков новыми знаниями и навыками, эквивалентными уровню выпускников лучших традиционных университетов. Учитывая эти обстоятельства, Преподаватель должен предпринять все необходимые усилия, чтобы быстро помочь студенту ликвидировать пробелы и продолжить успешное изучение предмета. Более того он должен вовлечь в образовательную деятельность вуза потенциал и опыт специалиста-практика, играющие важную роль катализатора учебного процесса. Именно таким хотели бы видеть своего преподавателя 92% студентов. Именно такой преподаватель по своим личностным качествам, профессионально пригоден к работе со специалистами-практиками. Наш постоянный анализ академической успеваемости студентов - практических специалистов показывает, что, несмотря на имеющий место недостаточный объем базовых знаний, эти студенты демонстрируют способности их быстрой ликвидации, пробелов в них, а нередко, в силу большего профессионального потенциала и жизненного опыта, достигают более высокого уровня знаний по прикладным и профилирующим дисциплинам, чем недавние выпускники школ или колледжей.

Судя по опросам, студенты - специалисты-практики, видят в преподавателе, в первую очередь, не лектора и «контролера», а личность, способную к индивидуальному подходу к ним (зрелым людям, отличающимся от 20-летних студентов), всегда проявляющую искреннее дружеское отношение, оказывающую эффективную моральную поддержку с учетом их возраста и социального положения, уделяющую пристальное внимание к их необычным академическим проблемам и нуждам и, в конечном итоге, глубоко заинтересованную в достижении эффективных результатов образовательной деятельности.

^ 2. Современность теоретических и практических знаний. Как следует из результатов социологического опроса, преподаватель, осуществляющий образовательную деятельность с технически и экономически осведомленными специалистами-практиками, должен иметь объем основных новейших знаний, значительно превосходящий, чем его студенты. Сюда, прежде всего входят: отраслевые и межотраслевые знания, включая универсальные подходы к пониманию новых технологий, бизнес-схем, финансовой деятельности и др.; знания основных информационных баз и методов оперативного получения необходимой информации; владение значительным количеством примеров из реальной жизни; умение получать новые знания на базе анализа реальных ситуаций. Анализ текучести преподавателей, работающих со специалистами-практиками, подтверждает эти положения. В частности, преподаватели пришедшие из традиционных университетов и не демонстрирующие высокую технико-экономическую информированность и знания современного уровня, не в состоянии успешно работать со специалистами-практиками и быстро покидают инновационный вуз.

^ 3. Знания и навыки интегрированного обучения Интегрированное обучение, в отличие от существующего традиционного (лекции с заранее составленным набором материалов), подразумевает формирование комплекса знаний за счет интеграции совместных усилий студентов и их преподавателя, а не получение их, преимущественно, благодаря усилиям преподавателя. Такая нетрадиционная методика обучения предъявляет новые требования к личности преподавателя, а именно: перехода из одного качественного состояния «преподаватель–лектор» в иное - «преподаватель-интегратор». В свою очередь, это требует от преподавателя более широкого круга знаний и навыков, большой творческой инициативы, инновационности при планировании и проведении занятий.

Для наглядности можно использовать следующую аналогию. Модель традиционной образовательной деятельности подобна принесенному в аудиторию сосуду, заполненному «знаниями от профессора» до верхней отметки, из которого каждый из, например, 10 студентов в ходе занятия пассивно получает свою долю. Как следует из опросов студентов-практиков, такой подход к их обучению для них не приемлем. А теперь представим иную модель, где для тех же 10 студентов в аудитории имеется десять сосудов, каждый из которых наполнен только частично «новым знанием от преподавателя» (стартовым, основополагающим модулем в виде мини-лекции). В этом случае ставится задача, чтобы на базе добавления во все сосуды знаний каждого из студентов (собственные знания, опыт своей корпорации, другая интересная информация), а также результатов дискуссий и обобщений преподавателя заполнить все десять сосудов до верхней отметки. В результате в первой ситуации (традиционный вариант) сумма знаний будет эквивалентна одному сосуду, заранее приготовленному и принесенному на занятие преподавателем. Во второй ситуации (нетрадиционный вариант) сумма знаний будет эквивалентна десяти сосудам, наполненным на занятии студентами вместе с преподавателем.

Постоянно осуществляемая нами оценка знаний студентов (“Peer Review”), а также их оценка образовательной деятельности вуза и преподавателя после каждого пройденного курса (“SEOCS – Student End Of Course Survey”), показывают, что новые знания, полученные в ходе работы по интегрированной модели, более обширны и глубоки и приобретаются в значительно более короткие сроки, чем по традиционной модели, а следовательно, эффективность результатов обучения выше.

^ 4. Талант и навыки организации занятий по интегрированной интерактивной модели. Для реализации этой модели, требуется субъект образовательной деятельности нового типа, обладающий, помимо рассмотренного выше комплекса знаний и практического опыта, талантом, профессиональными качествами и навыками ведущего - «фасилитатора» (от англ. «facilitate») - наподобие ведущих дискуссий, телешоу, деловых игр.

В течение последних десяти лет, перед тем как допустить преподавателя в студенческую аудиторию специалистов-практиков, мы обучаем его искусству фасилитирования интегрированных занятий. Как показал наш опыт, большинство традиционных преподавателей сумели освоить новую для них специализацию фасилитатора, овладев искусством осуществления образовательной деятельности по новой модели. Они овладели искусством планирования, организации, инициирования и ведения дискуссий, как основной формы аудиторного учебного процесса, а также моделирования реальных ситуаций. Кроме того, они освоили технику обеспечения надлежащего ритма и накала дискуссии, управления дискуссией в нужном для занятия русле, отслеживания активности участников и вовлечения в обсуждение малоактивных студентов, методов поддержки прогрессивных точек зрения и сохранения такта в отношение авторов ошибочных высказываний, и, что очень важно, обобщения полученных результатов и коллективного формулирования выводов.

Опыт их последующей образовательной деятельности по рассматриваемой модели показал, что благодаря новым качествам ведущего - «фасилитатора» удалось достичь высокой эффективности учебных занятий и результатов образовательной деятельности, в целом. Это позволяет сделать вывод о том, что понятие «преподаватель нового типа» включает в себя талант и навыки фасилитирования интегрированных интерактивных занятий.

Тем не менее, следует отметить, что не каждый преподаватель, даже опытный профессор, пришедший к нам из традиционного вуза, оказался профессионально пригодным для работы в рассмотренной роли. К сожалению, некоторые из традиционных преподавателей не имеют способностей перевоплощения и не в состоянии преподавать специалистам-практикам по интегрированной модели.

^ 5. Интенсивное использование визуальных средств. Эти средства занимают исключительное место в реализации нашими преподавателями задач образовательной деятельности. Их значение для студентов-практиков, приходящих в аудиторию после трудового дня, несомненно важное. В настоящее время, на наш взгляд, наиболее эффективными средствами визуальной поддержки образовательной деятельности, пришедшими на смену диапроекторам и плакатам, являются: анимационные компьютерные слайдовые презентации с использованием программы «Power Point»; интернет-презентации; видео –фрагменты.

Квалификация наших преподавателей-фасилитаторов включает, наряду с искусством проведения занятий, владение указанными современными средствами визуальной поддержки учебного процесса, умение их самостоятельно разрабатывать (компьютерные презентации), а также органичное их включение в сценарий занятия. Кроме того, уделяется большое внимание подготовке электронных и бумажных раздаточных материалов. По отзывам студентов, использование визуальных средств (включая раздаточные материалы) позволяет им лучше воспринимать, понимать и запоминать новую информацию, а также использовать ее не только для учебных целей, но и в практике своей работы.


В заключение отметим, что разработанная в университете Феникс методология интегрированной интерактивной образовательной деятельности, а также комплекс инновационных качеств субъекта образовательного процесса – вузовского преподавателя прошли стадию экспериментальной проверки и уже внедряются в практику.









Скачать 132,17 Kb.
оставить комментарий
Дата27.04.2012
Размер132,17 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх