Или казачья icon

Или казачья



Смотрите также:
Краснов Казачья «Самостийность»...
Содержание клио №1 (52) вопросы теории...
Книга на сайте...
С. Чекменев, И. Кузнецов «На земле вольные, кавказские»...
Русские народные сказки и сказки народов мира (по выбору учащихся)...
Концепция инвестиционного проекта 24...
М. Ю. Лермонтов «Казачья колыбельная песня»...
Программа соревнования Начало приема Заявок на участие 01. 03. 2012...
Статьи
-
Кафедра философских учений...
Татьяна Юрьевна Соломатина...



страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать

^ ОСНОВНАЯ БОЕВАЯ СВЯЗКА

НАЧАЛЬНОГО УРОВНЯ

НАГАЕЧНОГО БОЯ

Вынесенная в заголовок формулировка как нельзя лучше отражает суть рассматриваемой в дан­ной главе связки.

Да, действительно, прежде всего, она — основная, так как включает в себя максимальное количество простых технических элементов. И, вне всякого

сомнения, что она — боевая, так как ее исполнение на средней скорости уже позволит достаточно уверенно вести бой. При этом она все-таки — начального уровня, так как сложные технические элементы в ней отсутствуют, вследствие чего она очень доступна и легка в освоении.

То есть налицо все необходимые качества, делаю­щие данную связку весьма достойной для детального изучения. Поэтому, отложив нагайку временно в сторону, этим и займемся. Проявим выдержку и, во избежание ненужных последствий, оставим
реальное исполнение прочитанного «на потом».
Итак. Рис 7. ^ Исходное положение. Тело бойца находится в боевом положении, ноги расставлены примерно на ширину плеч и слегка полусогнуты, чуть наклонен вперед. Левая рука, для того, не мешаться, находится у груди. В правой, зажата нагайка, плеть которой свободно свисает вдоль предплечья.







Рис. 7

Рис. 8—9. Фронтальная прямая восьмерка.

Выполняется (в данном случае) правой рукой, преимущественно за счет кистевого вращения. Является основным элементом боя практически для любого вида холодного оружия, как гибкого, так и клинкового.



Рис. 9

Рис. 8



Рис. ^ 10. Боковой большой стабилизационный круг. Выполняется локтевым вращательным дви­жением правой руки. Является стабилизирующим элементом для перехода к работе в другой плоско­сти. Одновременно служит для нанесения рубяще­го удара сверху — вниз.


Рис. 10 рис. 11

Рис. 11Горизонтальная восьмерка. Выполняется в горизонтальной плоскости после выполнения стабилизационного круга. Является очень сильным и неожиданным ударом, производимым выбрасыванием оружия из-за спины. В данной связке; в своей верхней части, в конце не соединяется вследствие перехода в следующий элемент.

Рис. 12—13. ^ Универсальная восьмерка (смещенная вправо). Название само по себе свидетельствует о применимости практически к любому виду холодного оружия. Производится от одного бедра к другому. В данной связке верхняя часть восьмерки вправо, что дает тактическое расстояние обеспечения выполнения перехвата из правой руки в левую. Перехват производится путем накрытия правой ладони, держащей рукоятку нагайки, левой. После чего правая рука убирается, а рука остается в левой. При этом плеть контролируется (слегка придерживается) левым локтем или подмышкой. Перехват применим только для некоторых, весьма специфических, «рукояточных» видов, гибкого оружия.

^ Рис. 14. Удар метанием плети вперед. Иначе, «выстреливание» нагайки. Безусловно, на первый взгляд — это аналог «ваки-гаеши-фури» в нунчаку-до, но мы видели его применение и у казаков, не имеющих ни малейшего представления о существо­вании столь мудреных систем и названий. После­днее само по себе подсказывает, что данный техни­ческий элемент, мягко говоря, не является только японским. Тем не менее он существует и произво­дится резким выпрямлением руки с одновремен­ным подкрутом кисти. Является хлестким и не­ожиданным ударом, достающим противника на дальней дистанции боя.

Рис. 15. ^ Боковой большой стабилизационный круг. Выполняется аналогично рис. 10, только уже левой рукой. Служит для перехода к фронтальной прямой восьмерке.

Рис. 16—17. Фронтальная прямая восьмерка. Аналогична рис. 8—9 только для левой руки.

Рис.18—23. Аналогичны рис. 10—15 только для левой руки.

Рис. 26 — 27. Завершение связки. Выполняется путем опускания нагайки после фронтальной пря­мой восьмерки (рис. 24, 25) и возвратом в исходное положение после бокового малого стабилизацион­ного круга.

Мы надеемся, что ты, читатель, внимательно прочитал вышеизложенное, скрупулезно сопоставив описание и рисунки. Мы также надеемся, что у тебя
хватило здравого смысла послушаться нашего совета и пока что воздержаться от реального исполнения. Призываем еще раз проявить выдержку и тщательно ознакомиться с нижеприведенными «методическими рекомендациями».

^ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ СВЯЗКИ.

Если ты, читатель, искушен в боевых искусствах имеешь опыт владения холодным оружием, то освоение приведенной связки (да и любой другой) не составит для тебя никакого труда. Если нет, то будет несколько сложнее, но, применив определенную долю упорства и желания, опираясь на приведенные ниже рекомендации, вполне реально овладеть начальной техникой нагаечного боя примерно месяц систематических тренировок.

При этом мы рекомендуем пользоваться следующими методическими указаниями.

1. Необходимо четко усвоить, что приведенная связка состоит из восьми основных элементов. Это: исходное положение; фронтальная прямая восьмерка: боковой большой стабилизационный горизонтальная восьмерка; универсальная (смешанная); перехват рукоятки;удар метанием плети вперед и возврат в исходное положение после бокового малого стабилизационного круга.

2. Каждый элемент необходимо осваивать отдельно, поочередно исполняя его на обе руки. При этом первостепенной задачей будет являться сначала осознание траектории предполагаемого вращения, а потом достижение реального движения нагайки по траектории максимально приближенной к «ис­тинной».

3. После выполнения первостепенной задачи (см. п. 2), необходимо добиться движения нагайки не по «максимально приближенной», а непосредственно по «истинной» траектории, прочувствовав ее методом проб и ошибок. При этом нужно четко осознавать, что никакой другой метод здесь неприемлем.

Примечание: «истинная» траектория движе­ния — это единственно правильная траектория, пред­определенная особенностями конструкции оружия и геометрической формой исполняемого элемента. Соответствует режиму максимальной скорости.

4. Следующий этап является самым ответственным, так как именно здесь закладывается первона­чальный навык владения нагайкой. Заключается он
в длительных, поочередных выполнениях элементов с целью избавления от ненужных неосознанных рыв­ков и «ломаний» траекторий. Скорость выполнения сначала должна быть предельно низкой, постепенно возрастая по мере приобретения навыка.

Особое внимание необходимо обратить на недо­пустимость кратковременных ускорений и задер­жек. За тренировку каждый элемент рекомендует­ся выполнять по 50 раз на каждую руку.

5. После устойчивого освоения каждого элемен­та в раздельном режиме необходимо перейти к их слитному исполнению согласно приведенной в пре­дыдущей главе очередности.

Особые трудности, как правило, при этом вызы­вает горизонтальная восьмерка, в частности, ее не­завершенность в верхней части и переход в уни­версальную. При выполнении универсальной восьмерки возникнет необходимость определения того тактического смещения верха восьмерки от осевой линии тела, без которого проведение дальнейшего перехвата попросту невозможно. Данное ощущение для каждого является сугубо индивидуальным.

Мы убеждены, что, воспользовавшись нашими ре­комендациями, уважаемый читатель, уже через месяц систематических тренировок ты сумеешь добраться того, что твои руки будут уверенно держать нагайку и при этом она будет вращаться в них с легким свистом, тем самым заслуженно наполняя твою грудь гордостью за преодоление первого этапа овладении начальной техникой нагаечного боя.

Да, первый этап преодолен, но, как известно, путь познания бесконечен, и это утверждение особенно справедливо для боевых искусств. Соответственно первым этапом последует второй, а за вторым — третий . И это нормально, значит ты на верном пути.

Но вернемся ко второму этапу, который тебе нужно, прежде всего, осознать. Даже и не пытайся это сделать сразу, по мере прочтения книги (в том случае если ты новичок, а не Мастер боевых искусств). Суть второго этапа можно сформулировать так:

- твоя рука должна не «держать» нагайку, а нагайка должна «лежать» в ней, становясь ее естественным продолжением.

На первый взгляд, данная фраза только подчеркивает красоту и богатство великого и могучего русского языка. Но только на первый. Когда в следствии длительных, упорных тренировок ты сумеешь понять ее глубинный смысл, а главное, почувствуешь, его на себе, то тебя можно будет поздравить и с прохождением второго этапа. Но вот только когда произойдет, известно одному Богу... Может, через пару месяцев, а может, и через пару лет. Здесь зависит от тебя и твоего стремления, а, следовательно, от твоих способностей и твоего упорства.

Про третий этап пока и вовсе промолчим, всему себе время, а пока вернемся к первому и добавим, что проходить его нужно параллельно с освоением перемещений.


^ ОСВОЕНИЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЙ С ПОМОЩЬЮ НАГАЙКИ

Освоение перемещений при работе нагайкой не­обходимо производить с целью наработки специфи­ческой пластики движения, которая в дальнейшем будет являться определяющей и непосредственно задавать саму манеру ведения боя. Даже без ору­жия.

Никаких схем и шаблонов здесь нет. Перемеще­ние тела задается непосредственно самой работой нагайки. Для этого сначала необходимо прочувство­вать и осознать то движение, которое хотело бы со­вершить твое тело в ответ на то или иное движение нагайки. Осознав и прочувствовав, попытайся его осуществить.

Не отчаивайся, если первоначально у тебя будет получается нечто похожее на неуклюжее топтание на месте. На начальной стадии это вполне естествен­но. Практика показывает, что постепенно, по мере раскрытия «разума тела», подсознание само отри­нет лишние, надуманные, мешающие бою движения, оставив только нужные. Впоследствии они на удив­ление быстро, как бы сами по себе отработаются до уровня рефлекторных.

Секрет здесь чрезвычайно прост. Дело в том, что нагайка как национальный вид оружия сама по себе ничего не создает, а только помогает раскрыть тая­щийся в тебе на генетическом уровне стереотип движения, сформированный на основе многовеко­вого опыта нескольких поколений предков. Данный код далеко не нов и изобретен не нами. Например, блестяще апробирован А.К. Беловым, создавшим с помощью славяно-горицкую борьбу на основе применения древнерусского оружия. Мы же просто лишний раз подтверждаем невозможность неиспользования национальных видов оружия при создании национальноориентированных боевых систем.

Теперь, читатель, если ты сумел освоить переме­щения при работе с нагайкой и если у тебя есть Напарник для занятий, то мы предлагаем тебе по­пытаться изучить весьма своеобразный, воистину универсальный способ защиты. Среди специалистов и в литературе он известен как «качание маятника».

^ НАРАБОТКА «МАЯТНИКА» ПОСРЕДСТВОМ НАГАЙКИ

Все те, кто читал замечательную книгу В. Богомолова «Момент истины», должны помнить, как ловко Таманцев обезвреживал вражеских диверсантов, стреляя «по-македонски», и при этом «качал маятник» (тем же, кто не читал, рекомендуем обязатель­но прочесть).

На «качании маятника» стоит остановиться поподробней, хотя бы потому, что это явление по своей уникально и в той или иной степени присутствует практически во всех славянских единоборств, что абсолютно естественно, так как маятник, своей основе, идеально вписывается в саму концепцию русского боя.

По В. Богомолову, маятник — это «наиболее рациональные действия и поведение во время скоротечных огневых контактов при силовом задержании». Приведенное определение абсолютно верно и адекватно отражает суть явления, но только с точки зрения бойца СМЕРШа или какого-нибудь иного представителя спецслужб. Для нас же верна только его первая часть, так как проведение «скоротечных огне­вых контактов при силовом задержании» не вхо­дит в наши задачи, и, Слава Богу. .

Рискуя привлечь на себя возможное недоволь­ство, мы все же попытаемся сделать некоторые обоб­щения. Так, применительно к русским и славянс­ким единоборствам в целом, «качание маятника», на наш взгляд, целесообразно сформулировать в сле­дующем виде — это наиболее рациональные дей­ствия и поведение во время рукопашного боя, осно­ванные на сознательных уклонениях, проводимых на общем фоне наклонов корпуса по различным плоскостям, подчиненных внутренней ритмике че­ловека, а также на передвижениях в пространстве бойца, находящегося в пределах контактной дистан­ции с противником.

Заметим, что в данном случае основные передви­жения в пространстве могут быть двух видов:

  1. прямолинейные — в случае скоротечного атакующего боя.

  2. по круговым траекториям — в случае затяжного поединка.

Техника и манера исполнения маятника в раз­личных направлениях и школах, соответственно, раз­нится. Но общий, сформулированный нами, принцип неизменно соблюдается. Не претендуя на детальный обзор существующих способов качания маятника, отметим, что научиться ему можно, используя два ос­новных подхода.

1-й подход, «умозрительный». Это изучение ма­ятника по каким-либо методическим рекомендаци­ям или наставлениям тренера.

Отметим, что данный подход далеко не всегда мо­жет увенчаться успехом. Дело в том, что никакие даже самые подробные методические рекомендации не способны передать стереотип движений, являю­щийся оптимальным для каждого конкретного индивидуума. В данном случае речь может идти об осмыслении и передаче только самого принципа маятника. Проиллюстрируем высказанное утверж­дение на следующем примере. Несколько лет назад автор этих строк длительное время добросовестно пытался освоить маятник по рисункам, приведенным А.К. Беловым в «Изначалии» [2]. Но дальше осмыс­ления, собственно, самого принципа, дело, увы, не по­шло. И причина здесь, отнюдь, не в каких-либо мето­дических упущениях или в неумении А.К.Беловым додать материал. Наоборот, все было представлено на добротном, вполне высоком профессиональном уровне. Причина в другом. Она в некой принци­пиальной невозможности. Можно заучить отдельные движения, можно даже суметь произвести их доста­точно слитно. Но все равно, это будут отдельные дви­жения, поскольку в них отсутствует некая связую­щая первооснова.

Эта связующая первооснова есть не что иное, как внутренняя ритмика человека. Она изначально присутствует в каждом из нас и, по сути, является некой «биологической первообразной» для зало­женного в нас на генетическом уровне стереотипа движений. Соответственно пластика движений — это своеобразная «производная» от ритмики, кото­рая, в свою очередь, является строго индивиду­альной.

В связи с этим, наиболее оптимальным по наше­му мнению, является второй подход к овладению маятником.

2-й подход, «защитный». Это освоение маятника путем раскрытия внутренней ритмики и соответственно формирование природной пластики движений, вырабатываемой как защитное средство против оружия (в данном случае нагайки).

На наш взгляд, главное достоинство рассматри­ваемого метода заключается в том, что получаемый результат будет состоять именно из природных дви­жений, изначально заложенных в нас на генетичес­ком уровне. А самое главное, в нем не будет ничего чуждого, наносного, не соответствующего славянс­кому менталитету.

Мы также не открываем ничего принципиально нового, мы просто берем на вооружение опыт на­ших предков. По дошедшим до настоящего време­ни отрывочным сведениям, именно таким образом происходило обучение маятнику у казаков. Сам ма­ятник назывался по-разному, одно из дошедших до нас названий — «гойдок». По преданиям, он был привнесен на Дон запорожцами, где впоследствии был включен в систему «казачьего спаса».

В качестве оружия первоначально применялась нагайка, потом, по мере роста мастерства у обучае­мого, — шашка, пика и т.п. По легендам, опытные «характерники» (так, на Дону, называли мастеров «Казачьего Спаса») были неуязвимы не только для любого холодного оружия, но даже и для пуль. В качестве примера достаточно вспомнить самого зна­менитого донского «характерника» — легендарно­го генерала Бакланова. По свидетельствам очевид­цев, он выходил из боя в бурке, буквально просвечи­вающейся от пулевых отверстий. Сам же генерал при этом оставался цел и невредим. Недаром гор­цы его прозвали «Урус шайтан».

Но вернемся непосредственно к маятнику. Про­цесс обучения предельно прост. Бели ты находишь­ся в пределах контактной дистанции, лицом к лицу с противником, в руках у которого нагайка, и он достаточно уверенно работает ею против тебя, то ты поневоле вынужден будешь принимать какие-либо ответные действия. Поскольку заранее оговоренные правила запрещают убегать, наносить удары, отби­рать нагайку и т.п., то ответные действия как пра­вило, сводятся к сознательному уворачиванию, производимому на фоне отвлекающих наклонов по разным плоскостям и к перемещению круго­вым траекториям. Цель последних зайти к против­нику с наименее опасной стороны.

Скорость работы нагайкой на начальном этапе минимальна. Потом, по мере освоения маятника, скорость соответственно возрастает и так (в идеале) до боевой. Когда все это отработается до рефлекторного уровня, то получится не что иное, как знамени­тый русский маятник с весьма своеобразной пластикой движений. И поверь мне, читатель если ты сумеешь уходить от разящей нагайки, то от чего-нибудь попроще, например, от удара руки или ноги — ты всегда сумеешь уйти.

Но при этом нужно помнить, что качание маятника не в демонстративном, а в боевом скоростном варианте, процесс весьма энергоемкий требующей хоро­шей работы сердца и свободного дыхания. Так, что увы, здесь уже присутствуют возрастные ограничения.

Справедливости ради отметим, что существует и весьма интересный, третий подход к рукопашному бою в целом и к маятнику в частности. Так назы­ваемый — «музыкально-плясовой». Это когда внут­ренняя ритмика движений совпадает с внешней ритмичностью, задаваемой с помощью музыкального сопровождения, как правило национального. Ценность данного подхода что «декламация (пение) приучит нас к свободному дыханию, научит расслабляться и не привязывать вдохи-выдохи к движениям», по крайней мере утверждает в своей работе [6] А. Грунтовский. Но поскольку нами этот метод никогда не применялся, то он в рамках данного исследования не рассматривается.

Итак, Уважаемый Читатель, и если у тебя благодаря нашим стараниям нагайка засвистит в руках и ты начнешь передвигаться с весьма специфичес­кой пластикой, внешне напоминающей танец воина, то это значит, что ты освоил начальную технику нагаечного боя. Значит, наши усилия были не на­прасны, и ты готов к дальнейшему восприятию и самосовершенствованию.

Существует и следующий уровень, нагаечного боя {не путать с этапами освоения), он уже предполага­ет применение технических элементов повышенной сложности. Например, реверсионных ударов, осно­ванных на «сложных» восьмерках (само название говорит за себя), или применение «глухой» защиты путем вращения вертикальной восьмерки, состоя­щей из восходящих горизонтальных кругов. Так­же сложная техника предполагает применение не только кистевых, но и пальцевых перехватов. Что, к слову оказать, целесообразно осваивать параллель­но с пальцевой работой ножом, а в дальнейшем и... шашки.

Но главную, особую роль, можно сказать «жемчу­жину стиля», играет чрезвычайно эффективная при­кладная работа нагайкой, направленная на защиту. Рассмотрим ее в следующей главе.

^ ПРИКЛАДНАЯ РАБОТА НАГАЙКОЙ

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

На основании глубокого изучения предмета, а также опираясь на результаты проведенной науч­но-исследовательской и спортивно-методической работы, мы берем на себя смелость утверждать, что в современных условиях нагайка может послужить оптимальным средством защиты против вооружен­ного холодным оружием противника. Естественно, с некоторыми оговорками по поводу степени подго­товленности в области боевых искусств как защи­щающегося, так и агрессора, а также и вида холод­ного оружия (от алебарды, например, нагайка не спа­сет).

Рассмотрим нагайку как сугубо оборонительное оружие для прикладной работы.

Если представить принципиальную схему защи­ты невооруженного, но достаточно «грамотного» че­ловека против вооруженного холодным оружием противника, то в обобщенном виде его оборона бу­дет строиться из следующих действий.

  1. Уход с линии атаки.

  2. Блокирование с последующим захватом или
    непосредственный захват руки противника сразу.

  3. Проведение того или иного приема (в зависи­мости от вида боевого искусства).

4. Обезоруживание и (или) обездвиживание про­тивника.

В том случае, если же подвергшегося нападению вооружить нагайкой, то его оборонительные действия примут несколько иной характер.

  1. Мягкое блокирование, растянутой плетью бью­щей руки с оружием.

  2. Обвивание плетью руки по принципу полной петли или полупетли.

  3. Проведение собственно приема в соответствии с законами биомеханики, руководствуясь принци­пами четырех векторов, или применение типовой
    бросковой техники.

  4. Обезоруживание и (или) обездвиживание про­тивника.

Как видим, сравнение двух схем действия, при их общем совпадении, показывает принципиальное расхождение по первому пункту. То есть в случае с нагайкой уходить с линии атаки совсем необяза­тельно. Даже наоборот, необходимо занять устойчи­вое положение и крепко держать нагайку, перекры­вая линию атаки, а уж она сама вполне сумеет обес­печить надежное блокирование. При этом ее мягкая конструкция позволяет погасить энергию атакующей руки посредством амортизации с последующим обвиванием.

Таким образом, можно констатировать вполне очевидный факт, что нагайка обеспечивает эффектив­ность прикладной работы на достаточно высоком уровне. А самое главное, достигнуть уровня доста­точного для реальной самообороны может практи­чески каждый и при этом, как правило, не возникнет острой необходимости в многолетних тренировках или в каких-либо выдающихся атлетических спо­собностях. Все достаточно просто, абсолютно понят­но и уверенных навыков можно достигнуть буквально за несколько занятий. Хотя конечно, как известно, нет предела для совершенства…

Иными словами мы утверждаем, прикладная работа, осуществляемая с помощью нагайки, проста и вместе с тем обеспечивает уровень достаточной эффективности.

Возникает резонный вопрос, а за счет чего достигается упомянутый «уровень достаточной эффективности»?

Для того, чтобы ответить на данный вопрос, прежде необходимо пояснить, что мы собственно понимаем под термином «прикладная работа».

Прикладная работа — это совокупность действий мнительного характера, состоящего из блокирований, захватов и проведений технических приемов с целью обезвреживания противника. Совершенно очевидно, что для осуществления вышеуказанной «совокупности действий», необходимо наличие у применяемого оружия соответствующих специфических качеств. И мы легко находим их у нагайки — это:

1. наличие значительной по длине линии мягкой блокировки (плеть);

2. наличие жесткого рычага (рукоятка).
Комбинация указанных разноплановых качеств предоставляет уникальную возможность строить работу по принципу четырех разнонаправленных векторов, чего у других видов оружия мы практически не встречаем. И именно оптимальная реализация данного принципа позволяет достигать необходимый «уровень достаточной эффективности».

Рассмотрим принцип четырех разнонаправленных векторов поподробней.

На рис. 28 наглядно приведена принципиальная сема воздействия нагайки на руку с ножом.






Из схемы видно, что нагайка имеет четыре точки приложения момента сил, это точки — А, Б, В и Г, из которых только точки Б и Г имеют непосредствен­ный контакт с рукой противника. При этом точ­ка Г является основной точкой воздействия, а точка Б носит вспомогательный характер. Каждая из че­тырех точек имеет свой четко направленный век­тор приложения силы, обозначенный на схеме про­писными буквами.

Абсолютно очевидно, что вектора а и б параллель­ны и лежат в вертикальной плоскости, но при этом они противоположно направлены. Задаются они пу­тем подворота кисти в вертикальной плоскости, при этом образуются два рычага, а сама кисть играет роль оси вращения. Из рис.28 видно, что точка Б является местом давления шалыгой (конец рукояти) на руку противника. Согласно А. Ретюнских [20], давление в точке Б целесообразно располагать на трети сустава.

Рука, держащая за шлепок (конец плети), дей­ствует по вектору в, который направлен относительно вертикальной плоскости, заданной векторами а и б под углом 45 градусов.

Точка Г расположенная на запястье руки противника является основной точкой воздействия. Исходящий из нее основной вектор г получается методом суммирования всех предыдущих векторов и именно по нему происходит изгиб руки противника держащей оружие. В биомеханическом плане — зато насильственный изгиб по неестественной плос­кости движения, смещенной за плечо.

Принцип четырех векторов (в дальнейшем, в целях сокращения, мы будем его именовать именно так) безусловно является основным, но далеко не единственным.

Вторым принципом, используемым в прикладной работе нагайкой, является принцип петли. Данный принцип настолько прост, что его название уже гово­рит само за себя. Нам остается только добавить, что целесообразно различать замкнутую петлю и полу­петлю (соответственно незамкнутую).

И, наконец, третий, самый простой, принцип — принцип мягкого отвода. Здесь необходимо сказать ''Только то, что его нельзя путать с мягкой блоки­ровкой, которую мы не выделяем в отдельный принцип, а рассматриваем как неотъемлемое, по-своему уникальное качество нагайки, в той или иной сте­пени присутствующее во всех рассмотренных слу­чаях.

^ ВАРИАНТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

НАГАЙКИ ПРОТИВ ВООРУЖЕННОГО

ПРОТИВНИКА

В качестве примера рассмотрим ситуацию, для нашего времени, увы, типичную. На вас нападают с ножом и палкой. Выбор данного оружия дляусловного противника в качестве примера далеко не случаен, так как: во-первых он наиболее вероя­тен; во-вторых, — работа против него наиболее на­глядна.

Оборона против других однотипных видов ору­жия будет в принципе такая же. Так, вместо ножа вполне подойдет «розочка» от бутылки, заточка из электрода или какое-нибудь иное колюще-режущее оружие. А вместо палки в руках может оказаться как обычная лопата, так и бейсбольная бита (ново­модное «новорусское» веяние времени).

Для простоты восприятия приводятся варианты нападения с ножом по четырем возможным направ­лениям: удар сверху, снизу, справа, слева.

С палкой приведен только вариант прямого «шты­кового» нападения как наиболее характерный, при этом варианты ударов сверху и сбоку, на наш взгляд, рассматривать отдельно представляется нецелесо­образным по следующей причине. Дело в том, что защита от них с помощью нагайки будет строиться также по принципу четырех векторов. Отличие от защиты против ударов ножом заключается только в том, что здесь необходимо будет работать на опе­режение. То есть сделать подшаг к противнику, как бы «вписаться» в него, а дальше работать обычным образом на руку, держащую оружие.

Варианты же прикладной работы не на руку, а непосредственно на бьющую палку (лопату, биту, лом и т.п.) нами не рассматриваются ввиду их абсолют­ной нереальности. Здесь возможности нагайки, увы, исчерпаны. Никакая мягкая блокировка не сможет остановить удар, по силе соизмеримый с ударом молота, забивающего сваю. Остановить его сможет только наковальня, ну уж никак не легкая нагайка. Здесь, как говорится, против лома... Вернее прием есть и он общеизвестен, от таких ударов нужно попросту уходить, нo это уже к нашей теме не относиться.

Примечание: для простоты изложения при описании вариантов защиты мы будем называть атакующего — противником, а обороняющегося — казаком.

Прежде всего, необходимо занять исходное положение № 1, остающееся практически неизменным всех вариантах защиты против ножа (фото 1, 6, 11,15).

Исходное положение № 1. Положение корпуса естественное, руки расслаблены и свободно опущены вдоль тела. Правая рука держит рукоятку так, чтобы шалыга (конец рукояти) выступала из ладони примерно на 5—10 см. Левая рука держит плеть возле шлепка (конца плети). Сама нагайка свободно провисает ниже уровня пояса. Ситуационно, данное положение можно достичь – в том случае, если по окончании вращения нагайки, вы ловите ее конец после выполнения стабилизационного круга во фронтальной; горизонтальной после чего руки с нагайкой опускаются.

Ноги также расслаблены, полусогнуты и расставлены на ширину плеч (фото 1), или левая нога выдвинута вперед на расстояние ступни (фото 6,11,15) (последнее больше зависит от ситуации и принципиального значения не имеет).

^ ВАРИАНТ 1. ЗАЩИТА ОТ УДАРА НОЖОМ СВЕРХУ

Противник собирается атаковать, держа нож об­хватом (фото 1). После противник наносит ар сверху, казак поднимает обе руки и растянутой плетью мягко (но надежно) блокирует удар (фото 2).

Правой рукой казак заводит рукоятку за правую руку противника, при этом левая рука обвивает руку с ножом по принципу полупетли (фото 3). Дальше казак подворотом правой кисти и движением впе­ред левой руки, держащей плеть, создает эффект «принципа четырех векторов» (фото 4).

Создав противнику болевой эффект и выведя его из равновесия, казак, сохраняя положения обеих рук, нагайки, и зафиксированной руки противника не­изменными относительно друг друга, совершает кру­говое движение в вертикальной фронтальной плос­кости по часовой стрелке (фото 5). Противник раз­ворачивается и падает, при этом нож выпадает или выдергивается из рук упавшего противника резким движением нагайки.

ВАРИАНТ 2. ^ ЗАЩИТА ОТ УДАРА НОЖОМ СНИЗУ

Противник собирается атаковать и нанести удар ножом прямым хватом в нижнюю часть корпуса. Казак находится в исходном положении, слегка выставив вперед левую ногу (фото 6).

Противник бьет ножом, казак мягко блокирует руку противника растянутой плетью, после чего, со­здав полупетлю, тянет противника на себя движе­нием корпуса назад, тем самым выводя его из рав­новесия (фото 7). При этом для казака очень важ­но самому сохранить устойчивость, и именно для этого предварительно выставляется левая нога.

После вывода противника из равновесия казак реализует принцип замкнутой петли. Для этого он левую руку с зажатым концом плети обводит вок­руг руки противника с ножом и над своей правой рукой, держащей рукоятку. Дальше, не выпуская конец плети, казак захватывает руку противника своей левой рукой так, чтобы конец плети оказал плотно прижатым между ладонью казака и запястьем противника. Тем самым казак как бы накрепко привязывает себя к противнику, сохраняя все свой достигнутые тактические преимущества (фото 8).

При этом важно отвести острие ножа в сторону, воздействуя непосредственно своим запястьем на плоскость лезвия (плашмя), так и простым подворотом с нажимом кисти на двулучевую кость предплечья противника.

Следующим этапом казак поднимает привязанную руку противника вверх и, подныривая под нее, разворачивает противника в противоположную сто­рону (фото 9). При этом противник оказывается не только выведенным из равновесия, но и накло­ненным назад, что предоставляет казаку великолепную возможность бросить его на землю резким опусканием рук.

Во время проведения броска правая нога выс­тавляется и делает легкую подножку противнику. В результате усиливается сам эффект броска и, что немаловажно, его последствия. Дело в том, что от­ставленная в сторону после совершения подножки, казака играет дополнительную подстраховочную роль. Остановимся на этом моменте поподробней.

Не стоит забывать, что левая рука казака все еще остается привязанной к руке противника, поэтому стремительное падение противника по большой амплитуде, обещающее быть достаточно «жестким», с одной стороны, хорошо. Но с другой, — оно вполне может увлечь за собой и казака (особенно если про­тивник достаточно тяжел), что было бы для нас край­не нежелательно. Таким образом, отставленная правая нога играет роль подстраховки и заставляет противника упасть хоть и достаточно «мягко», но зато без опасных последствий для казака (фото 10).

Полученное положение лежащего противника позволяет легко его обезоружить простым заломом руки за плечо доведя его (залом) до достижения болевого барьера.

^ ВАРИАНТ 3. ЗАЩИТА ОТ УДАРА НОЖОМ СПРАВА

Противник собирается атаковать, держа нож пря­мым хватом левой руки (фото 11). После против­ник наносит боковой удар справа, казак, поднимая левую руку с зажатым концом плети вертикально вверх и смещая ее вправо, создает боковую линию мягкой блокировки (фото 12). При этом правая рука с рукоятью слегка приподнимается.

После заблокирования удара казак подшагивает к противнику, разворачиваясь к нему вполоборота, с тем, чтобы рука с ножом оказалась дальше его пле­ча. При этом правая рука заводит рукоятку за ло­коть противника, и дальше совершается работа по Принципу четырех векторов (фото 13), что позволя­ет, прежде всего, надежно зафиксировать руку с но­жом. После фиксации на руку противника оказы­вается дополнительное воздействие нажимом пле­ча, что в свою очередь приводит к развороту противника как минимум на четверть оборота. После чего левая нога казака наносит легкий удар под коленный сгиб левой ноги противника, как бы «складывая» его на землю (фото 14).

В «сложенном» состоянии противник обезоружи­вается заломом руки, проводимым продолжением нажима плеча с одновременным нажатием конца рукоятки нагайки на локтевой сгиб.

ВАРИАНТ 4. ^ ЗАЩИТА ОТ УДАРА НОЖОМ СЛЕВА

Противник собирается атаковать, держа нож пря­мым хватом правой руки (фото 15). После противник наносит боковой удар слева, казак, поднимая правую руку с зажатой рукояткой вертикально вверх смещая ее влево, создает боковую линию мягкой блокировки (фото 16). При этом левая рука с рукоятью слегка приподнимается.

Как видно, создание линии мягкой блокировки принципиально такое же, как и в предыдущем ва­рианте. Отличие только в том, что в данном случае вверху оказывается рука с рукоятью. Это и позво­ляет казаку, опустив рукоятку и заведя ее за руку
противника, работать по принципу четырех векто­ров, оказывая существенное болевое воздействие концом рукоятки на болевую зону около плеча про­тивника (подмышечная впадина или дельтовидная мышца).

Динамика работы — как при обычном заломе руки за спину. После того, как противник присядет, правая рука с рукояткой нагайки перемещается вверх и обезоруживает противника, делая до­полнительный дожим кисти (фото 18).

ВАРИАНТ 5.

^ ЗАЩИТА ОТ УДАРА ПАЛКОЙ

(ШТЫКОВОЙ УДАР)

Казак находится в исходном положении № 2.

Исходное положение № 2. Положение корпуса естественное, руки расслаблены и согнуты в лок­тях. Правая рука держит рукоятку так, чтобы шалыга (конец рукояти) выступала из ладони примерно на 5—10 см. Левая рука держит плеть возле шлепка

(конца плети). Плеть нагайки свободно провисает на уровне середины корпуса (фото 19, 22).

Ситуационно данное положение достигается также, как ив исходном положении № 1, только в данном случае после поимки конца плети руки сво­бодно вдоль тела не опускаются, а только слегка смещаются вниз.

Ноги также расслаблены, левая нога выдвинута вперед на расстояние ступни.

Противник собирается атаковать казака штыко­вым ударом в грудь (фото 19, 22).

ВАРИАНТ 5.1.

Казак, оставаясь на месте (не уходя с линии ата­ки), смещает линию атаки мимо себя, реализуя прин­цип мягкого отвода. Для этого он проводит разво­рот корпусом по часовой стрелке с одновременным растягиванием нагайки в наклонно-вертикальной плоскости (фото 20),

Растягивание нагайки осуществляется резким поднятием левой руки вверх с одновременным опус­канием правой, тем самым придавая линии растя­жения нагайки наклонение. Это, в свою очередь обес­печивает наибольшую быстроту проведения и на­дежность исполнения приема.

После пропуска палки правая рука с рукоятью поднимается вверх и заводит конец рукояти под руку противника, держащую палку. При этом, если продолжать держать конец плети в левой руке, то создавшееся положение, на первый взгляд, соответ­ствует варианту работы по принципу четырех век­торов. Но только на первый, так как на самом деле данный принцип в сложившейся ситуации не ра­ботает. И никогда не сможет сработать, так как здесь противник сохраняет полное преимущество в рычагах.

Поэтому в данном случае казаку целесообразно правой рукой, используя конец рукояти как крюк, просто поддернуть противника на себя, для того, что бы сократить дистанцию и достаточно надежно зафиксировать палку у своего плеча, тем самым как бы провоцируя противника вступить в борьбу за палку, которую он должен неминуемо выиграть, так он (как уже указывалось) имеет несомненный выигрыш в рычагах и обе руки у него задействованы непосредственно на палке.

Но при этом голова, шея и весь плечевой пояс противника оказываются совершенно незащищенными, а дистанцию, напомним, казак уже сумел сократить. Поэтому казаку необходимо досрочно прекратить малоперспективную для него борьбу за палку, просто бросив конец плети, и провести левой рукой болевое воздействие в незащищенные места противника любым доступным для казака способом (например, ударом ребра ладони по шее противника) (фото 21).

ВАРИАНТ 5.2.

Казак, оставаясь на месте (не уходя с линии атаки), смещает линию атаки мимо себя, реализуя принцип мягкого отвода. Для этого он проводит разворот корпусом по часовой стрелке с одновременным растягиванием нагайки в наклонно-вертикальной плоскости (фото 23).

Но, в отличие от предыдущего варианта, растягивание нагайки осуществляется резким поднятием вверх не левой, а правой руки. То есть нагайка по­лучается растянутой как бы рукояткой вверх.

Делать это необходимо только в тех случаях, когда казак заведомо исключает использование рукояти ки как инструмента прикладной работы, а собира­ется применить нагайку по ее прямому назначению, то есть только для нанесения удара.

После сформирования нагайкой линии мягкого отвода и разворота корпуса, во время пропуска пал­ки противника мимо себя, казак переносит вес тела на левую ногу. После чего он отпускает левой ру­кой конец плети и совершает быстрый разворот корпуса. При развороте корпуса правая рука вы­прямляется в горизонтальной плоскости, что авто­матически приводит к удару плетью нагайки в го­лову или шею противника (фото 24).

Правая же нога казака в этот момент совершает удар с разворота в корпус или плечо противника. Чисто технически можно нанести удар и в голову, но в данном случае это просто нецелесообразно, так как именно туда в это же время будет бить и на­гайка. Соответственно неизбежно наложение уда­ров, что для казака ни к чему хорошему не приве­дет.

В том случае, если нанесение удара с разворота ногой в корпус затруднительно (в силу ряда инди­видуальных причин), то можно нанести его и по нижнему уровню, то есть по ногам противника. При наличии определенного опыта возможно проведе­ние круговой подсечки.

Условия для отработки предложенных вариан­тов настолько просты, что язык не позволяет на­звать их методическими. Просто необходимо на­личие двух партнеров, ножа (для начинающих естественно но бутафорского), палки, нагайки, времени и... желания (последнее самое важное). И тогда за успех вполне можно поручиться. Мастером нагаечного боя, вы конечно, сразу не станете, а вот позволяющие достаточно надежно себя за себя постоять — приобретете.

Желаем успеха.

^ СОПОСТАВЛЕНИЕ НАГАЙКИ И НУНЧАКУ

О МОТИВАХ ПОДТОЛКНУВШИХ АВТОРА К НАПИСАНИЮ ЭТОЙ ГЛАВЫ

Как известно, в настоящее время быстрыми темпами идет процесс становления отечественного боевого искусства. И, Слава Богу! Но так уж повелось но законам мироздания, что любое благое дело всегда, к сожалению, наталкивается на преграды, чинимыми силами зла. Не миновало это явление и отечественное боевое искусство.

Мы не будем подробно останавливаться на «силах зла» и на представляющих их персоналиях. Бог судья. Отметим только, что становление отечественных, истинно российских боевых искусств, не­делимо, прежде всего, от веры в Бога и от подъема «шального самосознания. То есть оно неизбежно влечет за собой процесс формирования сильной гости, воспитанной на идеалах Православия и любви к своей Родине.

Вот только Родина наша, матушка Россия, увы, переживает не самые лучшие времена. Но при этом, с точки зрения науки, все происходящее с нами впол­не предсказуемо и... закономерно.

А закономерность эту выявил, обосновал и пред­ставил в виде абсолютно логичной и исторически доказуемой теория пассионарности [7] Великий Русский Ученый (воистину с большой буквы) Лев Николаевич Гумилев. .

Не вдаваясь в тонкости теории и не перечисляя многочисленные труды и заслуги Л.Н. Гумилева, от­метим, что в настоящее время Россия находится в конце своей самой критической стадии — фазы над­лома и перед нашей страной сейчас стоит два вари­анта развития событий. Первый — пережить кри­тическую фазу надлома и вновь стать сильным государством, но на ином качественном уровне, второй — рассыпаться, исчезнуть. В последнем слу­чае нашему этносу, то есть нам с вами, уготована невеселая участь, а именно — исчезновение (как, на­пример древним римлянам), или, говоря научным языком, — аннигилирование.

Но все не так уж и мрачно, шансы на оба пути развития еще есть, и они примерно одинаковы. И от того сколько (в прямом количественном отно­шении) в России будет сильных, неравнодушных к своему отечеству, а следовательно, обладающих на­циональным самосознанием личностей (по Гуми­леву, пассионариев), зависит, ни много ни мало ее будущее. При этом становление славянских, рус­ских, казачьих и иных отечественных боевых ис­кусств, способно сыграть в этом деле далеко не пос­леднюю роль.

А вот это уже, по вполне понятным причинам, многим не нравится. И отсюда пусть лучше уж «выбравшее пепси» поколение, жуя «орбит без сахара», если и будет чем-то заниматься, то уж не­пременно восточным и, что наиболее характерно, в его западном проявлении. Главное, чтобы чем-то зарубежным, и ни в коем случае не своим национальным.

Проясним наши позиции мы отнюдь не против восточных единоборств. Более того: мы относимся к ним вполне даже уважительно и зачастую плодотворно с ними сотрудничаем. В конце концов, любой спорт по-своему хорош, как говорится: «В здоровом теле...» Но вот тут-то, к сожалению, зачастую возникают те коллизии, которые «здоровым духом ну никак не назовешь. Как известно, любое боевое искусство состоит из двух основных взаимосвязанных составляющих: из собственно умения бой и из сопутствующей ему идеологии. И если с первой составляющей все обстоит вполне даже благополучно, то про идеологическую плоскость этого сказать никак нельзя. Здесь с удручающей закономерностью наблюдается следующее. Нахватавшись вершков восточной премудрости (и не всегда в грамотном изложении), какой-нибудь сибирский или костромской парень, повинуясь чьей-то чуждой воле, вынужден идти против своей конной природы. И вот он для достижения «истинной гармонии духа», таращась на восточные иероглифы искренне силится понять сущность дзен-будизма или, например, даосизма. При этом заранее известно, что даосом он не станет, да и толкового буддиста из него не получится. И, естественно, китайскую философию он до конца так не постигнет так как Лао-Цзы или, например, Конфуция, ну уж точно не одолеет, в том, конечно, случае, если он специалист, синолог.

Изложенное знакомо нам не понаслышке и мы имеем полное право об этом говорить с позиций этого опыта. Автор этих строк в свое время, со рвением молодости, например, пытался осознать сущность второго предела тайдзицюаня, да так конца и не осознал... Вернее он неожиданно для себя осознал совсем другое, а именно: фатальную обреченность своих попыток и по одной очень про­стой причине. Потому что он не китаец, а русский.

Мы не хотим проповедовать национализм или, того пуще, шовинизм. Не существует плохих или хороших народов, так же, как и не существует низ­ших и высших рас. Все этносы именно таковы, ка­кими их создал Всевышний. Но вот с тем, что они разные, наверное, никто спорить не станет. И совер­шенно естественно, что все народы в чем-то схожи, а в чем-то и существенно разнятся. Поэтому то, что хорошо для одного, зачастую не просто плохо, а даже чрезмерно вредно для другого.

Этот факт широко известен и нашел свое отраже­ние даже в фольклоре. Вспомним, например, послови­цу, «что русскому здорово, то немцу — смерть». Но то — немец, представитель в общем-то близкого к нам (хотя бы в антропометрическом отношении) европей­ского народа, а как же тогда быть с представителями далекой «страны восходящего солнца», или «подне­бесной империи»? Ответим просто, с ними надо... дру­жить, сотрудничать, торговать, обмениваться опытом, ездить друг к другу в гости и т.п. Не надо делать только одного — пытаться уподобится друг другу. И всегда надо помнить, что мы — европейские предста­вители евразийского суперэтноса (по Гумилеву), кар­динальным образом отличаемся от людей Востока.

Мы не будем касаться антропометрических осо­бенностей типов двух великих народов (останавли­ваясь, например, на разнице в длине конечностей). На наш взгляд, здесь итак все уже все для всех ясно. Поговорим о другом, о более важном. О мировосп­риятии.

Существует научно доказанный факт, что вслед­ствие разного строения полушарий головного мозга мировосприятие восточного и, мировосприятие евро­пейского человека существенно разнятся. Так, европеец мыслит конкретными категориями, это всевозможные логические построения, формулы, сравнительные ассоциации и т.п. Восточный же человек, юлит, прежде всего, смысловыми образами. Отсюда например, письмо иероглифами, где этих иероглифов несколько тысяч, да при этом еще и каждый имеет несколько значений, то есть является определенным смысловым образом. С точки зрения европейцаI, подобное просто неразумно, так как не соответствует нашим рациональным представлениям.

Но при этом не надо думать, что несколько десятков букв европейских алфавитов являются верхом совершенства. Отнюдь нет, просто с помощью слагающих их букв мы можем строить такие четкие логические построения, как слова. То есть мы пошли наиболее простым прагматичным путем: звук— буква— слово — мысль... и никакого образa. А как же иначе? Ведь именно так наиболее удобно выражать те логические построения, которыми мыслим. А вот, например, написать японскую ханку, а потом и представить ее в образном выражении нашим письмом уже достаточно проблематично, да, по большому, счету и не нужно. Для нас вполне достаточно того, что простые, выражающие звуки буквы, могут сложиться, например, в чарующее: «Я помню чудное мгновенье...»

То есть мы изначально разные, а отсюда и разница в восприятии добра и зла, а это уже более серьезно. Соответственно разный у нас подход и к религии (естественно, и сами религии разнятся). Живя вне образов, восточный человек общается с Богом совсем иначе, чем мы. Как именно? Мы и предста­ть себе даже не можем. Вернее, мы можем внешне наблюдать за процессом, можем его, опять-таки 1ько внешне, имитировать, но постигнуть то, что происходит в душе восточного человека нам, в силу вышеуказанных причин, не дано, да и не надо.

Еще тысячелетие назад наши предки нашли, со свойственным им рационализмом, оптимальный выход. Не имея физиологической возможности жить в мире образов', для общения с Богом, нужно просто его образ иметь перед собой, и отсюда родилась ико­на.... Без которой православному русскому челове­ку жить никак нельзя.

Вышеизложенные соображения не являются та­ким уж высоконаучным откровением и доступны широкому уровню достаточно образованных людей. Но вот то обстоятельство, что несмотря на это зача­стую они скрываются или просто не принимаются в расчет, по нашему глубочайшему убеждению, но­сит характер целенаправленной акции. И направ­лена данная акция прежде всего против духовной основы народа, а именно — против православия. Ни чем иным, как мастерски проведенной идеоло­гической диверсией, данный процесс не назовешь.

Повторимся еще раз, мы не против восточных религий, различных эзотерических и философских воззрений как таковых. Просто Сергий Радонеж­ский или Серафим Саровский нам неизмеримо бли­же, чем, допустим, Бодхихарма.

Но вернемся от философских проблем к пробле­мам отечественных боевых искусств. Здесь тоже все далеко не просто. Как в любом деле здесь суще­ствуют зерна и плевелы, которые, как известно из афоризма, следует отделять друг от друга. И отделя­ем в поте лица, но вот только почему-то широкому зрителю показывают именно плевелы, а зерна ис­кусно прячут...

А в результате в общественном сознании уже сформирован стереотип, рассчитанный на примити­визм восприятия. По нему получается, что отече­ственное боевое искусство это не более чем тще­душные потуги каких-то пьяных, то ли русских мужиков, то ли ряженых казаков, которые по своей исконной темноте и невежеству, а также в силу ряда .недоразумений, гордо именуют свои то ли пляски, то ли кривлянья — славянскими системами едино­борств. Да при этом они еще и смеют претендовать на какую-то там историческую преемственность.

Поэтому пусть уж они, в силу отсутствия развития того интеллекта, уж сами занимаются своим непо­нятным делом, пусть размахивают мечами, шашка­ми, а то и вовсе какими-то нагайками, пусть. Ведь совершенно очевидно, что просвещенному человеку все это совершенно не нужно. Так что и заниматься этим не стоит, а то еще ненароком и спиться можно, ведь все это происходит непременно под водку и

под аккомпанемент гармошки с балалайкой (а как же иначе?).

Мы ничуть не утрируем, именно такой стереотип в общественном сознании и существует, а наша за­дача состоит в том, чтобы его сломать, дабы востор­жествовала историческая справедливость. Причем ломать его надо не методом огульного охаивания оп­понентов с соответствующим возвеличиванием себя, нам ни в коем случае нельзя до этого опускаться. Мы должны корректно доказать, что мы вовсе не та­кие и водка с балалайкой не являются главными ат­рибутами отечественного боевого искусства.

Именно подобные соображения побудили нас включить в настоящее издание нижеприведенную научно-исследовательскую главу.

^ ВЫБОР ПОДХОДА ИССЛЕДОВАНИЙ

Поскольку свою полемическую стратегию, в том случае, когда они ее действительно ведут, апологеты «сил зла» строят в основном на сопоставлении, то мы, дабы не нарушать традицию, попробуем рассмот­реть нагайку, руководствуясь предложенным нам подходом. Совершенно логично, что в нашем слу­чае это должно быть сопоставление нагайки с отно­сительно близким ей восточным аналогом — нун­чаку.

Мы полностью отдаем себе отчет в том, что пос­леднее утверждение «о близости» как минимум спорно и поэтому нуждается в разъяснении. При этом сразу же необходимо оговориться, что автор данных строк на протяжении достаточно длитель­ного срока, как до, так и собственно во время заня­тий казачьим боевым искусством, занимался и про­должает заниматься нунчаку. То есть знает сей пред­мет далеко не понаслышке, полностью признает его полезность и относится к нему с должным уваже­нием.

На основании вышеизложенного автор имеет пол­ное право утверждать, что техника работы нагайки и нунчаку во многом сопоставима, вследствие чего их совместное рассмотрение вполне правомочно. Тем не менее, несмотря на их сопоставимость, соот­ветственно имеется и разница, обусловленная как конструктивными особенностями, так и боевыми традициями владения данными видами оружия. При этом, в зависимости от ситуации, зачастую имен­но эта разница и играет определяющую роль.

Прежде чем перейти к собственно детальному сопоставлению нагайки и нунчаку, необходимо сде­лать небольшое отступление. Предвидя неизбежные обвинения апологетов «сил зла» в необъективности (а так происходит всегда, когда существующий по­рядок вещей не устраивает подобную категорию лю­дей), автор считает нужным заявить следующее.

Приведенное ниже сопоставление нагайки и нун­чаку является результатом исследования, базирую­щегося на экспериментальных данных и строго на­учных методах анализа. Работа проведена челове­ком, обладающим ученой степенью кандидата наук,

есть являющимся достаточно компетентным не только в области боевых искусств, но и методах научного познания. Как легко убедиться, полученные результаты вполне объективны и отражают истинное положение дел. Их можно, да и, наверное, нужно ^критиковать, вне всякого сомнения, они могут быть |&алее и более совершенными, но во всяком случае них нельзя просто отмахнутся. Итак, уважаемый читатель, если ты имеешь склон-. к научной литературе, то мы приглашаем тебя, внимательно ознакомиться с нижеизложенным, нет, то мы предлагаем тебе его попросту про­пустить, а ознакомиться только с общими вывода­ми, приведенными в конце главы. Для уяснения основной сути этого будет вполне достаточно.

^ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ

Прежде всего необходимо ввести разграничения, справедливые для боя практически любым видом гибкого оружия. В обобщенном виде, в зависимос­ти от цели боя, количества противников, манеры его ведения, степени мастерства и т.п., бой гибким ору­жием условно можно разграничить на два основ­ных раздела: ударный и прикладной.

Охарактеризуем оба раздела.

1. Ударный раздел представляет собой формирование в пространстве вокруг бойца защитного поля, состоящего из различных чередующихся в определенной последовательности, вытекающих один: из другого технических элементов, каждый из ко­торых может служить как для подготовки, так и являться собственно ударом.

2 Прикладной раздел представляет собой сово­купность действий оборонительного характера, со­стоящих из блокирований, захватов и проведения

технических приемов с целью обезвреживания про­тивника.

Как видно из определений, второй раздел больше применим для обороны, в то время как первый но­сит преимущественно агрессивно-наступательный характер. При этом не надо вводится в заблужде­ние самим термином «защитное поле». Как соб­ственно защита, поле может служить только при наличии многочисленных противников, в любых иных случаях его применение — это нападение.

Попробуем беспристрастно проанализировать боевые возможности нагайки и нунчаку, руковод­ствуясь строго научным подходом, опираясь на вы­шеуказанные разделы.

Для первого раздела напрашивается определение некой величины, способной объективно отражать сте­пень эффективности защитного поля, формируемого тем или иным видом оружия. Совершенно очевид­но, что данная эффективность будет, прежде всего, за­висеть, как для поля, формируемого движением ма­терии, в первую очередь — от его плотности.

Таким образом, представляется возможным и логически обоснованным введение коэффициента плотности защитного поля (К ).

Путем нетрудных логических заключений мож­но предположить, что коэффициент плотности за­щитного поля равен количеству движений оружия в определенной единице объема пространства, со­вершаемых за единицу времени.


(1)
То есть К

где: Кпзп — коэффициент плотности защитного поля; п — количество движений оружия в пространг; V — объем пространства, в котором происходит движение оружия; t — время. Совершенно ясно, что так как по своей сути пред-ложенный коэффициент является величиной эмпирической, то его наполнение реальным содержанием возможно только экспериментальным путем. В связи с этим перед нами встала проблема планирования и проведения эксперимента.

^ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТА ПО

ОПРЕДЕЛЕНИИ) ПЛОТНОСТИ ЗАЩИТНОГО

ПОЛЯ НУНЧАКУ И НАГАЙКИ

Для получения численных значений коэффициента плотности защитного поля нунчаку и нагайки нами проведен эксперимент. Суть его заключалась в следующем. Человек помещался в пространство с объемом 8 м3, по краям которого были расположены плоскости ограничивающие объем и позволяющие фиксировать количество движений оружия. В качестве оружия применялись, соответственно, нунчаку и нагайка.

Скорость работы обоими видами оружия для каждого участника была строго одинакова и определя­лась так, чтобы обеспечить выполнение принципиального условия эксперимента, которое мы формулируем следующим образом.

— Оптимальная демонстрация каждым участни­ком техники владения обоими видами оружия, в соответствии с индивидуальным уровнем мастерства ; и присущими ему физиологическим особенностями. Время фиксации движений каждого вида ору­жия — 60 секунд.

В эксперименте принимали участие, пять чело­век. Это люди разного возраста, разного уровня ма­стерства, но их участие в проведении эксперимента

правомочно, так как они удовлетворяют следующим требованиям, позволяющим считать полученные результаты корректными.

  1. Никто из участников не был новичком во вла­дении оружием (минимальный стаж для самого «молодого» превышал два года).

  2. Все участники одинаково приемлемо работа­ют как нунчаку, так и нагайкой и при этом облада­ют единой техникой, что обусловлено принадлеж­ностью к общей школе.

Руководствуясь вышеизложенным, нами были проведены соответствующие фиксации, измерения и расчеты. Результаты эксперимента приведены в табл.1.

Таблица 1

Результаты эксперимента по определению плотности защитного поля





ПЙ1

Нунчаку

Нагайка

Разница между Но,, нагайки и нунчаку

^ Кол-во дви-жений. п

Коэффи­циент К»

Кол-во дви­жений, п

Коэффи­циент Къ.



















1

90

12

174

23,8

+11.8

2

117

15,6

155

20,6

+5.0

3

139

18,5

131

17,5

-1.0

4

65

8,7

129

17,2

+8.5

5

119

15,9

108

14,4

-1.5




Скачать 1,38 Mb.
оставить комментарий
страница2/3
Дата29.09.2011
Размер1,38 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх