Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия icon

Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия...
Список диссертационных советов...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата химических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук...



Загрузка...
страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
вернуться в начало
^

2.5. Эсхатология

2.5.1. Учение о загробной участи души
(личная эсхатология)


Выводы сделанные в главе "Сотериология" несколько обесценивают дальнейшие описания "богородичного" учения о душе и последних временах, но все же без них вероучительная картина останется неполной, ведь именно этой теме посвящена большая часть "марианских" "пророчеств".

Для начала необходимо отметить, что противоречия проявляются уже в самом отношении идеологов БЦ к смерти. С одной стороны в "богородичных" текстах можно встретить не мало призывов к "Страху Божию" (или "памяти смертной"), что роднит в данном вопросе "марианскую" традицию с православной. "Поскольку Страх Божий – начало мудрости, источник целомудрия, бесы предпринимают максимальное усилие для ослабления Страха Божия, для чего внушаются идеи "…" об отсутствии Страшного Суда и воздаяния". "Бойся грешить, дитя Мое, и бойся наказания за грех". Но гораздо чаще Береславский встает на позицию психоанализа и начинает рассматривать "страх смертный" как негативное явление, как предрассудок вызывающий у человека "тяжелейшие экзистенциональные неврозы". "Сегодня настолько истерзаны души, что Небо настоятельно просит снять страх смерти. В дальнейшем церкви, учащие о страхе смерти будут совершенно брошены людьми".

Это противоречие проясняется (или м. б., наоборот усиливается) после знакомства с "марианским" учением о загробной жизни. Дело в том, что согласно верованиям БЦ каждая душа проходит в своем загробном странствии ряд этапов. Некоторые из них имеют утешительный характер, а другие – скорбный, причем это, в конечном итоге, не зависит от праведности человека. Сама смерть, по выражению лжепророчества, "очень легка и безболезненна для подавляющего большинства душ". "С высоты небесной "…" переход в иной мир выглядит не более трагичным и тяжелым, чем рождение бабочки из кокона". В зависимости от святости или греховности жизни после смерти душу встречают ангелы или злые духи. Иногда говорится о том, что Сама Мария лично встречает каждую душу у смертного одра. Дальнейшая судьба души может развиваться по различным сценариям.

На начальном этапе загробная участь души предопределена не нравственным обликом или конфессиональной принадлежностью, а исключительно ее происхождением (от "семени Жены" или "змия") и "печатями". "Идет ли речь о подсчете добрых дел? Речь идет о завете и о печатях, по которым будет судим человек. Проклятые будут судимы, имея печати зверя и начертания его на руках. Праведные – крест на челе и в сердце". Таким образом, по крайней мере, проклятые предопределены на муки уже по самому факту своего происхождения. Но, как видно из приведенного текста, мучения могут стать расплатой не только за "врожденную" греховность (как в случае с проклятыми), но и за "приобретенную" за счет греховных печатей (это относится к адамитам). Последняя категория людей образует "третий род – грешники – большая часть человечества, которая находится под влиянием и действием люциферианских магнитов, которая во власти дьявола, но подлежит преображению, очищению и спасению". В соответствии с тремя категориями душ существует три возможных загробных удела.

Начнем с самой малочисленной – святые. По мнению Береславского, "истинных христиан всегда единицы – крестных избранников, воздвигаемых Богом для просвещения других". "Сейчас истинный православный есть распятый одиночка". По смерти святые быстро переходят в блаженное состояние, смерть для них подобна мимолетному сну: "Очень легким, "успенским" является сон, или переход в вечность, для тех, кто родился свыше и познал жизнь в любви", кто возлюбил скорби в сем веке. "Мученик Христов встретит смерть блаженствуя". Такие души Святой Дух проводит через все разделы адской пропасти и показывает каждой душе ее грехи и Сам же их (грехи) уничтожает. Потом с помощью небесного херувимского огня Дух переплавляет души в особой печи, делая их, т. о. достойными Славы Отца Небесного. При определении загробной участи святого имеет принципиальное заначение так сказать "анатомическое" различие в поставлении "божественных печатей". "Божия Матерь различает между печатями Агнца на челе и в сердце. На челе они ставятся тем, кто пребывает в Церкви как избранный. Таких ожидает спасение, светлый удел и ограждение от болезней, но в Лоно они не попадают "…" В Лоно могут войти только имеющие печати Агнца в сердце – сочетанные узами вечной любви". Согласно православному учению, в Царстве Небесном святые будут прославлены не в одинаковой степени, подобно тому как "иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится во славе. Так и при воскресении мертвых" (1Кор.15:41-42). Но вся проблема в том, что Лоно ассоциируется "марианами" с Церковью, а это с неизбежностью наводит нас на мысль о возможности, в понимании сектантов, спасения вне Лона-Церкви! Для православной сотериологии такой вывод неприемлем.

Теперь посмотрим, что, согласно лжеоткровению, происходит со святыми там, "где нет ни ропота, ни горя, ни скорби, ни уныния, ни смерти ни болезни ни греха; где только радость вечная и покой благоуханный". "Душа, вводимая во град святых, созерцает селения и храмы, вкушает благовония и обретает место свое в жилище праведных. И нескончаемо долго упивается она дивным совершенством того неописуемо красивого мира; но вскоре как бы отрезвляется, как бы приходит в чувство после сна – и видит за прозрачными стенами границу черной пропасти, и вопли мучеников адских доносятся оттуда. И, оставаясь в раю уже не может молиться в прежнем покое, но во дни и в ночи ее терзают вопли заключенных ада, и час от часа становятся они все сильнее". Смысл процитированного текста входит в явное противоречие с упомянутыми на той же странице "радостью вечной и покоем благоуханным". Да и сам текст содержит внутреннее противоречие. Береславский сам указывает на него с помощью курсива: "нескончаемо долго", а тем более "вечно" никак нельзя увязать со словом "вскоре". Единственным объяснением может стать специфика "марианского" понимания времени. Береславский трактует вечность как длительный срок, который становится бесконечным в субъективном восприятии человека: "в грядущем порядке переживание времени станет совершенно иным – растянутым и в то же время мгновенным". Этот самообман, по мнению лжепророка, может быть связан с состоянием аффекта, "опьянением", вызванным как неизреченной радостью, так и сильным горем. Далее, при разговоре об адских страданиях, это учение обретет особую значимость, но сейчас вновь вернемся к обитателям рая: "Зияющей раной становится душа и представ пред Владыкой Вседержительным, просит у Него искупительной жертвы. Ибо рай не может существовать и цвести в веках, пока стон последнего узника адского оглашает Поднебесную". Итак, святые, движимые чувством сострадания к адским "мученикам", добровольно соглашаются понести за них искупительные муки. По сути, рай для них превращается в ад…

Следующей, самой многочисленной категорией являются грешники (более 90%). После смерти души грешников помещаются в т. н. Усыпальницу. Это еще одно имя божественного Сердца-Лона: "Усыпальница – некая многоочитая колесница, "…" премирный храм Непорочного Сердца "…" премирное Лоно и Зерцало". Усыпальница выполняет функцию своего рода санатория для душ. Ангелы пеленают их в белые одежды и погружают в состояние сна. "Смысл загробного сна: упокоить душу, снять первичные неврозы, которые травмировали ее настолько, что она никуда не может идти; вернуть ее в то изначальное мирное состояние, в котором она была до воплощения на земле". В Усыпальнице Мария берет каждую душу на руки как малое дитя и являет им Святую Троицу (по описанию, происходящее очень похоже на экскурсию): "Души созерцают Отца всего творения – Сущего, затем они видят Сына как видела Она "Мария" "…" Они переживают опыт Его земной жизни". То обстоятельство, что поголовно все грешники попадают в божественное Лоно не увязывается с приведенным ранее утверждением, согласно которому не каждый святой удостаивается пребывания в Лоне. Но, может быть, отчасти это противоречие смягчается указанием на ограниченность срока успокоительного сна. Он подается на непродолжительное время – до 50 лет по "земным меркам". После этого души пробуждаются от сна и начинают забывать образ царственной Усыпальницы (он запечатлевается в глубине души), в них просыпаются прежние страсти, души начинают скорбеть и томится, вспоминая прожитую жизнь (у некоторых это начинается еще в Усыпальнице). "Но в момент глубокой скорби к ним приходит ангел и открывает, что они не бессмысленно прошли земной отрезок, что они должны вновь пережить жизнь и сделать для себя выводы, чтобы избавиться от заблуждений и компенсировать грехи перед Богом, Которого они не познали в свои земные дни. И души дают добровольное согласие страдать из любви ко Господу (они чувствуют свою вину), после чего добровольно отправляются в чистилище и на мытарства". В "марианской" литературе существует большое количество противоречивых и запутанных текстов, посвященных мытарствам, поэтому мы не будем усложнять наше повествование описанием трех (!) малых Судов и объяснением разницы между малыми и большими мытарствами, т. к. эти вероучительные нагромождения носят откровенно фантастический характер, а потому не представляют для нас особого интереса. Приведем здесь лишь несколько наиболее характерных отрывков. Во время мытарств душа "проводится через адские бездны и как бы физически, хотя и сторонне, чувствует переживания адских узников, проводится через многие сферы и каждую пытку в слабой степени испытывает на себе. Вместе с тем у нее умножается чувство вины перед Распятым Спасителем". Мытарства проходятся в состоянии сна: "Обычно душа спит от двадцати до сорока лет, но примите во внимание условность сроков: показавшееся вам отрезком в двадцать лет мытарь воспринимает как бесконечные тысячелетия. "…" Нескончаемый беспробудный сон, просыпание, следующий малый суд и снова погружение в страшный сон". "Иные следуют в ад после нескольких мытарств, а иные исправляются после мучений и идут в места светлого упокоения". Но как правило "грешники в ад не идут! – за исключением небольшого числа, соблазненных проклятыми. "…" Но души, ими проклятые, вскоре выходят из преисподней, они не томятся там вечно". Как и в земной жизни страдания с одной стороны необходимы для очищения личной родовой чаши (грешникам), с другой – для искупления "адских мучеников", т. е. как соискупительная жертва любви со стороны святых. В итоге "не только праведные, но и весь адамов род будет спасен и оправдан"!

Наконец пришло время сказать о загробном уделе проклятых. Они представляют вторую по численности категорию: "проклятые и "незаконные" души (их небольшое число, менее 5%)". "Проклятые невольно, стихийно, незаконным образом воплотившись на земле, "после смерти" устремляются как косяк рыб, вслед за человеческими душами. Но ангелы их останавливают и говорят: "Уходите отсюда! Вы иного происхождения", – и отправляют их туда, откуда они пришли: в огонь геенский, в сферу страданий". При этом посланным на мучение душам "никаких объяснений не дается". Для "богородичных" представлений об аде характерен особый контраст. С одной стороны Береславский живописует ужасные изощреннейшие пытки, что со всей определенностью выявляет определенные психические патологии его личности, с другой – старается опровергнуть садистские, "инквизиторские" представления об аде.

Адское состояние проклятых, в отличие от блаженного сна праведников и покаянного сна грешников, является "цепенящим сном", "сферой томления". Хоть и с большим неохотой, приведем здесь ряд текстов об аде: "Там "в аду" много сатурналий, десятки адских миров, ярусов – соответственно множеству грехов, извращений. Каждому греху соответствует свой мир. "…" Гомосексуалисты идут в сферу гомосексуального томления, гомосексуальной поэзии, кайфа "…" Наркоманы – наркотического кайфа, наркотической поэзии "…" Томление и есть состояние мучений. Но они "проклятые" ничего не могут с собой сделать. Они пытаются выйти, захлебываются от ужаса и невозможности. "…" Абсолютная невозможность и есть мучения. "…" "проклятой душе" даются вначале крылья греха, на которых она летает". "Душа блуждает в бесконечности космических лабиринтов, пока не проваливается в "черную дыру" и не переходит из сна в сон, так и не родившись", "из одной утробы смерти в другую". Ад здесь противопоставлен Лону-Церкви, он выступает как бесплодная утроба не способная породить душу для подлинной жизни. "Мириады душ, страждущих в адской бездне. Кровь, хлещущая горлом, адские пытки, огненная лава. В потоках огненной лавы захлебывающиеся головы. Выкаченные глаза, вспученные животы. О ужас, сколько горя!". "Горе, горе им! "…" Бесы будут раздирать им лица, отрезать уши, выдавливать глаза и вкладывать в глазницы горящие угли". "Я вижу души, завернутые в какие-то мокрые простыни, стонущие. Их разрывает изнутри. Они больше не могут страдать и просят только одного – быть уничтоженными, навсегда исчезнуть"… "Я не желаю вас пугать"!

Согласно этой группе текстов, ад является "подземной сферой страданий" (отсюда, вероятно, и потоки лавы) и по степени тяжести мучений делится на три яруса или сферы: "купольную" (она же "шеол" или "гадес" – "поверхностные яруса преисподней, еще не предполагающие вечной смерти"), серединную и адское дно. Ад следует отличать от мытарств, которые, в свою очередь, являются космической сферой: "Мытарства – среда, превосходящая землю", "мытарская сфера находится в космосе". Хотя, судя по словоупотреблению (напр., "мытарства адские"), Береславский часто смешивает понятия: "мытарства" (православное), "чистилище" (католическое) и "ад" (или "геенна").

Но Береславский, как всегда, легко отрекается от своих же слов и параллельно с приведенным учением излагает другое, более "симпатичное": "Ад, несомненно, – духовная сфера, не сводимая к образам подземных шахт". "Разумеется, никаких потусторонних печей, котельных, сковородок нет". И вот уже ересиарх заверяет всех в том, что отрицает "загробные страдания в чувственном образе, полагая их не совместимыми с образом милосердного Агнца". Более того, "пророк" ругает тех, кто "пугают немощных Божией беспощадностью и, как садисты, распространяются о муках ада, отталкивая от церкви". В чем же тут дело? Что позволяет Береславскому уютно располагаться одновременно на двух стульях? Секрет прост: лжепророк далеко не случайно связывает загробное состояние души с состоянием сна: "После физической смерти души засыпают. И видят сны". Таким образом, он не двусмысленно указывает на субъективность всех загробных состояний, подобно тому, как сон является всего лишь проекцией человеческого подсознания. Согласно этому пониманию проблемы, загробные страдания являют собой "феномен космического зеркала – галлюцинации религиозного подсознания: образ веры, внушенный при жизни, трансформируется в проекцию космической сферы. Запуганные, запрограммированные на вечность дурного порядка (мытарства, колья, угли, бесы со скрежещущими зубами, адские котлы…) монахи продолжают безумное галлюцинирование в загробном состоянии. Василий Новый видел идущую по мытарствам блаженную Феодору: ученица последовательно проходила сферы томления, о которых ее в земные дни учил тот же Василий Новый…". "Имеют они "переселение душ, космические циклы и пр." место "на самом деле" или нет, можно сказать лишь с той вероятностью, с какой можно утверждать достоверность сна (космос астрально-летаргическая среда). "Я видела сон, и, кажется он верен": соглашаться ль вам, считать сон вещим или бредовым сплетением образов, – как угодно". Во время загробного сна "душа относится то в зеркальный ад, то в стеклянный рай "…" Ей что-то показывают, учат, но она беспробудно спит. Таким странным тысячелетним кошмарным сном можно назвать адские мучения". Вот в чем разгадка – загробный мир оказывается "святой школой", в которой душу учат "великому искусству рыдания", причем процесс обучения проходит во сне! "Ад есть страшная лечебница для гордецов – огненная печь, переплавляющая несмиренных в кротких". "Творец помещает нас в негатив рая – в ад, место вечной тьмы. И когда исполняется мера, определенная по Его суду, возвращаемся оттуда, особо трепетно благодаря Бога "…" Господь вновь и вновь погружает в сферы мрака, желая подать еще большее блаженство". Порой возникает ощущение, что уже сами адские муки воспринимаются ересиархом как райское блаженство: "Мытарства адские, освященные Крестом Его "Христа" мученическим, становятся предивной радостью ангельской".

В свете выше сказанного приобретают определенный смысл уже ранее звучавшие слова: "Ад таинственно связан с раем". "Для Господа нет ни ада, ни рая. "…" Ад и рай одно "…" Рай выше ада. Ад выше рая. Пока есть ад, рай – ад". "Ад – небесный свет в преломлении проклятых". Таким образом, рай и ад – исключительно субъективные состояния души. Это две сферы, находящиеся внутри каждой души, и божество лишь попускает каждой из них поочередно проявляться. Целью божественной педагогики является приведение души к покаянию через опыт ада: "Смысл христианской жизни – мысленное сошествие во ад греха, стяжание Духа Святого". "Ад – путь в рай для кающихся". "Ад, слезы, ужас, – покаяние самое сильное средство в преисподних состояниях. В них души посвященных соединяются с адом. "…" Адские состояния – знак посвящения в Крест, "…" посвященные призываются каяться в аду". Покаяние, в свою очередь, необходимо для соединения со Христом: "Покаяние есть единственно чистая форма проникновения в другого. "…" Лишь испытывая муки совести за то, что своим блудным образом жизни распинаем Распятого, приобщаемся ко Христу – виной, совестью покаянной". Важно отметить, что при разговоре о покаянии происходит принципиальная подмена понятий. В православном понимании покаяние – это сознательное изменение волевой направленности: от греха ко Христу. Покаяние – это прозрение и исцеление человеческой воли. Закоренелый грешник, невосприимчивый к живительному действию благодати превращается в "засохшую ветвь" и добровольно отпадает от истинной "виноградной Лозы" – Христа (Ин.15:1-6), становится чуждым Церкви. В ад попадают души с таким повреждением, такой укорененностью во грехе, при которой покаяние уже не возможно. Но теперь посмотрим, как Береславский понимает покаяние? Для лжепророка покаяние ни что иное, как "жгучая вина перед Вышним", если угодно, комплекс неполноценности, т. е. состояние вполне совместимое с нераскаянностью. Но коль скоро в "марианском" аду возможно покаяние (более того, пребывание в аду способствует более глубокому покаянию), а покаяние, в свою очередь соединяет со Христом, то по логике сектантов вполне допустимо расширить границы Церкви и на адские сферы. Именно это и делает лжепророк, заявляя, что "и в аду есть своя Церковь – страждущая, молитвы которой бывают слышимы на земле". Это побуждает земную Церковь молиться за страждущих в аду: "Пока церковь (воинствующая) молится об усопших, у них сохраняется переживание присутствия на земле, что дает им возможность довести до конца их оборванную программу познания любви Божией на земле". Через эту загробную школу проходят все души, каждая, в той или иной мере, независимо от степени праведности, для познания "любви в скорбях" переживает опыт ада. Но в школу нельзя ходить вечно, поэтому адское состояние имеет временный характер. "Души, завершив земной цикл, проходят очистительные мытарства. И только тогда их завершают, когда окончательно изблевывают грех. "…" А прочие продолжают свои очистительные циклы, пока однажды не достигнут совершенного состояния святых". "Нам Царица дала пережить всю полноту греха, чтобы в свой час отвергли, отреклись и отрясли, и возжаждали новыми легкими, дышащими благодатью Града Небесного, полноты благодати". "Ад в целом "…" однажды приводит к светлым прозрениям, к необходимости возврата-общения", но "проходят тысячелетия, пока души не начнут понимать это". Тысячелетия, но никак не вечность: "Мучения вечны в восприятии мучеников. Ад будет закрыт спустя полторы тысячи лет, но эти сроки условны "…" У узников геенны будет чувство, что они терзаемы вечность, но когда восстанут преображенными и войдут в новые селения свои, им покажется, что минула всего минута со дня Страшного Суда". "Даже самый последний законопреступник, обреченный к вечным мукам, запечатляется в Ее "Марии" превечном лоне как некий лик, столь же любимый Творцом, как и все остальные, поэтому все восстают ко страшному суду с тем, чтобы по прошествии скольких-то тысячелетий затем все-таки быть восстановленными "!! -д.И." в богочеловеческом достоинстве". В конце концов из ада будут выведены и проклятые, однако "восстановление проклятых начнется только тогда, когда будут восстановлены все от рода адамова".

Процесс изведения душ из ада тесно связан с апокалиптическими событиями, поэтому прежде, чем продолжить эту тему, необходимо изложить "богородичное" учение о последних судьбах мира и Церкви.




оставить комментарий
страница14/36
Дата25.05.2012
Размер3.12 Mb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх