Республики Марий Эл «Петербургские повести» Н. В. Гоголь (реферат). icon

Республики Марий Эл «Петербургские повести» Н. В. Гоголь (реферат).


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Список литературы для чтения в 8 классе...
А. К. Толстой «Князь Серебряный». 10. Н. В. Гоголь «Петербургские повести»...
Правила предоставления из республиканского бюджета республики марий эл государственной поддержки...
О республиканской конкурсной комиссии...
Маркович В. М 28 Петербургские повести Н. В. Гоголя: Монография...
Отчет о деятельности Министерства юстиции Республики Марий Эл за 2010 год...
Правительство республики марий эл постановление от 28 июня 2005 г...
О регламенте государственного собрания республики марий эл...
Доклад о результатах и основных направлениях деятельности...
Николай Васильевич Гоголь...
Отчет о деятельности Комитета ветеринарии Республики Марий Эл за 2010 год...
Карамзин Н. М. «Наталья, боярская дочь». Крылов И. А. Басни. Пушкин А. С. «Капитанская дочка»...



Загрузка...
скачать

МОУ «Средняя школа № 3 п. Советский»

Республики Марий Эл




«Петербургские повести»

Н.В.Гоголь

(реферат)

Работу выполнила ученица 9-А класса


Халтурина Наталья Рудольфовна



Консультант: учитель русского языка

и литературы

Сафаргалиева Гульнара Адыгамовна




п. Советский, 2006г.

Содержание:

1. Введение……………………………………………………………..…….….....3

2. «Петербургские повести» Н.В.Гоголя

  1. Идейно–художественное своеобразие повести «Невский проспект»……5

  2. Идейно-художественное своеобразие повести «Нос»………......………10

  3. Идейно-художественное своеобразие повести «Записки сумасшедшего»……………………………………………………………..15

  4. Идейно- художественное своеобразие повести «Портрет»……..…..…...20

  5. Идейно-художественное своеобразие по повести «Шинель»……..…….22

3. Заключение……………………………………………………..……………...30

Идейно-художественное своеобразие по повести «Невский проспект».

Параллельно с воплощением образов народных героев, с изображением поместно-усадебной среды писатель создавал произведения, отражавшие жизнь большого города с характерным для нее развитием капиталистических начал. Через повести «Арабесок» - «Невский проспект», «Портрет», «Записки сумасшедшего» - живой нитью проходит тема Петербурга. «Самым полным» из произведений Гоголя, появившихся до «Ревизора», Пушкин назвал «Невский проспект». Он, несомненно, имел в виду ту широту, с которой отражена здесь современная обоим писателям действительность.

Открывающее повесть описание Невского проспекта представляет собой своеобразный «физиологический» очерк Петербурга, блещущий разнообразием жизненных красок, богатством представленных в нем образов. Невский проспект для Гоголя – олицетворение всего Петербурга, тех жизненных контрастов, которые он включает в себя.

Изображая невский проспект в разное время дня, Гоголь как бы характеризует социальный профиль Петербурга, его общественную структуру. Среди петербургского населения писатель выделяет прежде всего простых людей, людей, имеющих занятия, несущих на себе бремя жизни. Ранним утром «по улицам плетется нужный народ ; иногда переходят ее русские мужики, спешащие на работу, в сапогах, запачканных известью, которых и Екатерининский канал, известный своею чистотою, не в состоянии бы был обмыть… Можно сказать решительно, что в это время, то есть до 12 часов, Невский проспект не составляет ни для кого цели, он служит только средством: он постепенно наполняется лицами, имеющими свои занятия, свои заботы, свои досады, но вовсе не думающими о нем».

С простыми людьми, занятыми своим делом, трудом, писатель сопоставляет «избранную», знатную публику, убивающую время на пустяки ; для них Невский проспект «составляет цель» - это место, где можно показать себя. Описание знатного, чиновного Петербурга проникнуто иронией.

Гоголь замечательно использует здесь ироническую патетику. Если в повести о ссоре ироническая патетика являлась одним из средств отражения мизерности самодовольных провинциальных «существователей», то в «Невском проспекте» она служит целями развенчания парадного великолепия столичной знати, развенчания нарядной, блистательной пошлости.

«Восторгаясь» чинами, пышностью, блеском «благородной» публики, автор показывает ее внутреннюю пустоту, ее «низкую бесцветность». «Боже, какие есть прекрасные должности и службы! как они возвышают и услаждают душу! Но, увы! я не служу и лишен удовольствия видеть тонкое обращение с собою начальников… Вы здесь встретите бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды бархатные, атласные, черные, как соболь и уголь, но, увы, принадлежащие только одной иностранной коллегии… Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером, никакую кистью неизобразимые; усы, которым посвящена лучшая половина жизни… В это благословенное время от двух до трех часов полудни, которое может назваться движущеюся столицею Невского проспекта, происходит главная выставка всех лучших произведений человека. Один показывает щегольский сюртук с лучшим бобром, другой – греческий прекрасный нос, третий несет превосходные бакенбарды, четвертая – пару хорошеньких глазок и удивительную шляпку…

«Низкую бесцтветность» людей «высшего» общества, их антиинтеллектуальность Гоголь выразительно характеризует, описывая вместо примечательных лиц, фигур «примечательные» детали их внешнего облика. Шляпки и рукава, бакенбарды и усы предстают в качестве единственной отличительной черты разных представителей «цвета» общества. Внешняя «блистательность» сочетается здесь с полной обезличенностью человека.

Широкая панорама Петербурга вводит читателя в мир стремлений, чувств и действий отдельных героев. В качестве прямого контраста картинам, рисующим знатную публику, изображена незавидная судьба художника Пискарева, чья жизненная история вбирает в себя волнующее коллизии, раскрывает сложные вопросы действитетельности.

Пискарев- простой, незнатный человек. По своему положению в обществе, по своему положению в обществе, по своему духовному складу он чужд окружающей среде. «этот молодой человек пренедлежал к тому классу, который составляет у нас довольно странное явление и столько же принадлежит к гражданам Петербурга, сколько лицо, являющееся нам в сновидении принадлежит к существенному миру. Это исключительное сословие очень необыкновенно в том городе, где все или чиновники, или купцы, или мастеровые немцы. Это был художник. Не правда ли, странное явление! Художник петербургский. Ни служебное задание преуспевание, ни меркантильные интересы не занимают Пискарева. Его не увлекает то, чем живет светская публика, что волнует ее. «Меня никто не знает, - говорит Пискарев, - да и кому какое до меня дело, да и мне тоже нет до них дела». Человек чистой и благородной души, Пискарев погружен в свое искусство, в творчество.

Жизнь не балует Пискарева ничем , даже не очень щедрыми дарами. Всего Пискарев должен достигать своими собственными усилиями. Творческий труд для него не только источник существования, но и источник подлинного наслаждения. Искусство и реальный мир для Пискарева не противопоставлены друг другу. Как и его друзья художники, он рисует «какую-нибудь нищею старуху», «перспективу своей комнаты, в которой является всякий художественный вздор; гипсовые руки и ноги, сделавшиеся кофейными от времени и пыли, изломанные живописные станки, опрокинутая палитра, приятель, играющий на гитаре, стены, сквозь которое мелькает бледная Нева и бедные рыбаки в красных рубашках». В то же время Пискарев страстно влюблен в красоту. В человеческой личности она неотделима от внутренней чистоты и благородства. Вместе с Пискаревым Гоголь ведет читателя на самое дно жизни, показывая обитателей публичного дома, отверженных от общества.

Жестокая жизненная правда колеблет мечты Пискарева о человеческом счастье, о гармоническом счастье, о гармоническом устройстве мира. Он болезненно переживает противоречие идеала и действительности. В труде он видит то облагораживающее начало, которое способно возродить человека. Желая спасти погибающую женщину, Пискарев пытается убедить ее в том, что им обоим счастье принесет совместная трудовая жизнь, но Пискарев получает в ответ отказ.

Кроме мечты о независимой трудовой жизни, Пискарев ничего не может противопоставить суровой действительности. Гоголь рисует в образе Пискарева не человека активной целеустремленности, не протестанта, а того благородного мечтателя, который осознает дисгармонию жизни.

Изображая столкновений Пискарева с суровой действительностью, его драма, как уже отмечено, несет на себя отпечаток способов и приемов романтического письма. Особенно отчетливо это сказывается на обрисовке падшей женщины, которая предстает одновременно как воплощение божественной красоты и отталкивающего нравственного безобразия. Гоголь использовал конфликт, который до того неоднократно и по-разному разрабатывался в литературе романтизма. Но он придал ему новое качество. Конфликт этот не является стержнем самостоятельного, отдельного рассказа. Он развивается в рамках глубокого анализа реального и играет важную роль в снятии покровов парадности, внешнего очарования описываемой среды, в освещении подлинного облика явлений действительности, раскрытие живых человеческих стремлений и чувств. При некоторой своей романтической условностью Пискарев – основной герой первой части «Невского проспекта» - обладает выразительными чертами реального характера. История его жизни и гибели озарена чувством скорби и любви к простому, незнатному человеку, проникнута живым и смелым протестом.

Та «существенность», низменность, которые вызвали трагическую раздвоенность Пискарева, глубоко выражены в образе Пирогова. Внутреннее сопоставление этих образов подчеркнуто Гоголем и в самой композиции повести. «даже поручик Пиригов не пришел посмотреть на труп несчастного бедняка, которому он при жизни оказывал свое покровительство». И Гоголь рисует совсем иного, чем Пискарев, склада, иного облика.

Для Пиригова главное в жизни- преуспевание, возможность занять местечко потеплее под солнцем. Меньше всего склонен он «терзать» себя решением сложных жизненных проблем. Поглощенный стремлением жить легко и привольно, Пирогов не чувствует в этом никакой надобности. Он предпочитает пользоваться удовольствиями жизни, а не размышлять над тем, что они не имеют к ним прямого отношения. Живого воплощения пошлости, Пирогов интересуется лишь тем, что входит или вошло в моду, стало в той или иной мире нормой поведения «избранной» публики.

У Пирогова есть одна большая и настоящая привязанность – чин. Это предмет его «обажаний», предмет «взволнованных» дум и стремлений. Звание, чин, Пирогов ценит превыше всего, потому что, определяя место в обществе, он является источником благ земных, основной и легкого и привольного существования. Гоголь блистательно изображен подмену человека чином. Отсутствие положительных качеств не только не мешает, но скорее помогает самоуверенности Пирогова, его развязанной наглости. В отношениях с людьми, от которых он независит, пирогов не особенно затрудняется себя в выборе формы обращения.

В отличии от Пискарева, которому свойственно чистие и благородное отношение к женщине, Пирогов – грубый циник. Противопоставление образов Пирогова и Пискарева, положенное в основу «Невского проспекта», дано в самых различных планах. Один из них – человек прекрасной души, другой – пошлое, аморальное существо. Пискарев жаждет совершенство в жизни, отвергая ее мерзости. Пирогов ничего не отвергает, являясь сам воплощением «низкой» действительности. Один из них несет в себе достоинство человеческой личности, другой же лишен его полностью. Первый из них гибнет, другой преуспевает. Пискарев – образ трагический. Пирогов – образ комический.

«Невский проспект» противостоял тому направлению в романтизме, которому были свойственны устремления в сферу постороннего. Но повесть также весьма существенно отличалась и от произведений других романтиков, в которых освещалась тема отношений художника в общества.

По своей художественной структуре «Невский проспект» представляет собой слияние картин, отражающих общую «панораму» жизни, с историей трех героев, трех характеров. Начальное и заключительное описание «Невского прспекта» являются не простым обрамлением рассказа о героях, не композиционной рамкой, в которую включен этот рассказ, а тем воссозданием общего движения жизни, которое освещает судьбу отдельного человека.

Контрасты начала и финал «Невского проспекта». Если в начале повести показан парадный, «блистательный» Петербург, то в ее финале выступает обнажения лжи, фальши этой парадности. Острое, динамические переходы мы видим и в изображении жизни героев. Мечты Пискарева о красоте и гармонии жизни разрушаются тягостным зрелищем падения человека. Самодовольный и самовлюбленный Пирогов неожиданно попадает в весьма неприглядное положение, оказавшийся объектом сикутции. Претерпев тяжелейшее оскорбление, он быстро приходит в свое нормальное состояние.

Принцип контрастности, проведенный в «Невском проспекте», получает свое отражение и в языке повести. Здесь мы находим насыщенный живым юмором рассказ и гневную патетику, тонкую иронию и взволнованно – драмматическую повествовательную манеру. Однако сфера применения и использования различных повествовательных форм в этом произведении достаточно четко разграничено. Если рассказ о Пискареве выдержан преимущественно в напряженно – драматическом плане, то повествования о Пирогове проникнуто иронией.

Высокое настроенность напряженность авторского рассказа, передающего трагические переживания Пискарева, находят свое выражение в самой структуре повествовательной речи, характеризующейся широким использованием синтаксических параллелизмов, построением как отдельной фразы, так и целого повествовательного эпизода по принципу внутреннего возрастания.

С большим мастерством Гоголь переходит от взволнованно – драматической манеры повествования к иронически – юмористическому рассказу. В сцене похорон Пискарева писатель смело соединяет трагическую скорбь с юмористическими нотами. «Никто не поплакал над ним»; «гроб его тихо, даже без обрядов религии, повезли на Охту»; и тут же: «за ним идучи, плакал один только солдат – сторож, и потому, что выпил лишний штов водки».

Именно это включение юмористических элементов в повествовании о драматической судьбе человека позволяет Гоголю совершенно естественно перейти к юмористическому рассказу о жизненных успехах Пирогова.

Рядом взволнованно – драматической манерой повествования, юмором в «Невском проспекте» ярко представлено ироническая потетика, образцы которой приводились уже выше. Смелое соединение различных повествовательных форм – отличительная особенность «Невского проспекта», произведение, проникнутого единой творческой концепции.


Идейно- художественное своеобразие по повести «Нос».


«Фантасмагория» «носа» создала ему славу одного из самых загадочных произведений Гоголя. В рассказе о приключениях майора Ковалева многие критики видели художественное выражение идей господства иррациональных сил в жизни людей.

Однако ничего ирреального, мистического в повести «Нос» нет. «Фантасмагория» «Носа» обусловлена тем сатирическим заданием, который поставил перед собой писатель, создавая это произведение. В первоначальной редакции «Носа» все «приключения» майора Ковалева происходили во сне. «Впрочем, все это, что ни описано здесь, виделось майору во сне. И когда он проснулся, то в такую пришел радость, что вскочил с кровати, подбежал к зеркалу и, увидевши все на своих местах, бросился плясать в одной рубашке по всей комнате». Исключение мотива сна имело целью обострить характеристику майора Ковалева, обрисовку его жизненного поведения.

Сатирические черты «Носа» объясняют то, почему цензура отнеслась к повести с собой придирчивостью. В первоначальный текст повести Гоголя вынужден был внести существенные изменения. Так, например, сцена встречи майора Ковалева со своим двойником была перенесена из Казанского собора в Гостиный двор, что, естественно, приводило к ослаблению остроты ситуации. Цензура сделала в повести ряд купюр, изъяв из нее рассуждения о майорах, указание на то, что Ковалев дает взятку квартальному, и т.д. Всеми этими «поправками» и «изъятиями» цензура стремилась устранить сатирический дух произведения; однако он выражался не в отдельных фразах или даже эпизодах, а в тех основных образах, которые рисовал здесь Гоголь.

Необычайные ситуатции, фантастика являются в «Носе» исходным момментом для воплощения живых человеческих характеров, отражения социальных взаимоотношений. По своему жанру повесть эта представляет сатирический гротеск, в котором писатель, используя фантастику, создал блистательные художественные обобщения.

В центре повести находится образ майора Ковалева, отличающийся большой жизненной правдой. Так как и Пирогов, Ковалев упоен своим чином, своим положением. «Ковалев был кавказский коллежский асессор. Он два года только еще состоял в этом звании и потому ни на минуту не мог его позабыть; а чтобы более придать себе благородства и веса, он никогда не называл себя коллежским ассесором, но всегда майором». Звание, чин для Ковалева- все; это и положение в обществе, и возведение в ранг добродетельного благородного человека. Потому Ковалев с такой нетерпимостью и относится ко всякому неодобрительному слову, касающемуся его чина.

Ковалев объят неукротимым желанием побыстрее продвинуться возможно выше. Он торопится, хочет побыстрее заскочить вперед. Потому он и спешит назвать себя майором, чтобы «более придать себе благородства и веса». В отличие от Пирогова, Ковалев- птица более крупного полета. Он не ограничивает себя теми рамками, в которых вращается жизнь Пирогова, Ковалев хватает шире и крупнее; он человек другого масштаба и иной сноровки. «Майор Ковалев приехал в Петербург по надобности, а именно искать приличного своему званию места: если удастся, то вице-губернаторского, а не то – экзекуторского в каком-нибудь видном департаменте. Майор Ковалев был не прочь и жениться, но только в таком случае, когда за невестою случится двести тысяч капиталу.

Неожиданное «несчастье», приключившееся с Ковалевым, обостряет все его поведение; оно точно выворачивает его на изнанку, показывает в нем все то, что было глубоко скрыто от постороннего глаза. Неприятное происшествие обозначает крушение его надежд на успешную карьеру, на обольстительно манившие его чины и богатство. Сознание утери веса в обществе заставляет Ковалева болезненно, «трагически» переживать «страшное» событие его жизни. «Трагедия» Ковалева раскрыта в своем остро комическом звучании, показана, как веселая трагикомедия. Представительность, которая так необходима для успеха в обществе, утеряна майором Ковалевым, он приобрел «пасквильный вид», становящийся непреодолимым препятствием на том пути, по которому так уверенно двигался Ковалев. «Мне ходить без носа, согласитесь, это неприлично. Какой-нибудь торговке, которая продает на Воскресенском мосту очищенные апельсины, можно сидеть без носа: но, имея в виду получить… притом будучи во многих домах знаком с дамами: Чехтарева, статская советница, и другие… Вы посудите сами…»

Тут со всей ясностью и выявляется художественная функция фантастики. Как лакмусовая бумага, фантастическая «происшествие» выявляет реальное стремление Ковалева, спрятанное под маской благонравия и приличия. «Исчезновение» носа мгновенно привело героя к утрате им всех его «достоинств». Ковалев сразу потерял облик важной персоны. Самоуверенный и необычайно важный, он мгновенно лишился своего апломба. Но при этом Ковалев не забывает высказать своего глубокого презрения к простым людям. И это главное, что твердо сохранилось у него после «происшествия».

В «Невском проспекте» в качестве отличительной черты знатных особ Гоголь рисовал детали их внешнего облика. В «Носе» писатель в остро сатирическом плане показал, как «изменение» этого внешнего облика, исчезновение одной из его «деталей», мгновенно превращает героя из павы в ворону. Превращение это делает удивительно комичной лихорадочную суетливость Ковалева, хлопочущего о восстановлении нарушенной «справедливости». Но так же, как «неожиданным» была утрата «достоинства» героя, так же мгновенным оказалось его «восстановление». Пережив «катастрофу», Ковалев снова оказывается на «высоте» положения. «После того майора Ковалева видели вечно в хорошем юморе, улыбающегося, преследующего решительно всех хорошеньких дам и даже остановившегося один раз перед лавочкой в Гостином дворе и покупавшего какую-то орденскою ленточку, неизвестно для каких причин, потому что он сам не был кавалером никакого ордена».

Сатирический характер носит рассказ о носе, который превратился в статского советника и действует как заправский председатель знати. «Через две минуты нос действительно вышел. Он был в мундире, шитом золотом, с большим стоячим воротником; на нем были замшевые панталоны; при боку шпага. По шляпе с плюмажем можно было заключить, что он считался в ранге статского советника. По всему заметно было, что он ехал куда-нибудь с визитом. Он поглядел в обе стороны, закричал кучеру: «Подавай!», сел и уехал».

В рассказе о носе – статский советнике Гоголь в форме гротеска раскрыл ту реальную истину, что в современном ему обществе предметом безграничного почитания является чин, звание, а вовсе не тот, кто им обладает. Носитель мундира, звания может быть пустышкой, ничем, простой фикцией, но это не изменит к нему отношения. Само по себе звание достаточно для того, чтобы вращаться в обществе и пользоваться весом. Это ничто, одетое в мундира статского советника, и изображено в «Носе». Фантастика и здесь служит прекрасным средством раскрытия нелепости реальных явлений жизни. Весьма характерно, что двойник Ковалева выше чином, чем он сам. В то время как Ковалев носит чин восьмого класса (коллежский асессор), двойник носит чин пятого класса (статский советник).

Весь рассказ о злоключениях Ковалева проникнут искрящимся комизмом. Живой и увлекательный юмор, обладающий сатирическими красками, носит глубоко жизненный характер.

Фантастическое событие служит в повести той сюжетной основой, которая позволяет писателю показать не только Ковалева, но и образы людей различного общественного положения. Тут цирюльник Иван Яковлевич и частный пристав, квартальный надзиратель и чиновник газетной экспедиции, доктор и штабс-офицерша Подточина. Странное происшествие, «несообразности», приключившиеся с Ковалевым, выразительно оттеняются ту мертвящую скованность, которая характеризует общественную среду, избранную в «Носе».

Рассказывая о частном приставе, Гоголь резкими штрихами набрасывает выразительный портрет стража законности. «Частный был большой поощритель всех искусств и мануфактурностей, но государственную ассигнацию предпочитал всему. «Это вещь, - обыкновенно говорил он, - уж нет ничего лучше этой вещи: есть не просит, места займет немного, в кармане всегда поместится, уронишь – не расшибется».

Используя жанр сатирического гротеска, писатель насыщал его большим общественным содержанием. Весьма существенно то близкое соприкосновение между повестями «Нос» и «Невский проспект», которое обнаруживается в обрисовке образов Ковалева и Пирогова – пустых, ничтожных людей, объятых жаждой «возвышения», погруженных в заботы о карьере. Писатель развенчивал тот культ чина, который составлял неотъемлемою особенность социальной жизни эпохи. Характеризуя привилегированную среду, ее «правоверных» представителей, декабрист Улыбшев писал: «Чины, кресты и ленты – их кумиры, исключительное мерило их уважения и почтения, главный двигатель их деятельности и единственная цель существования. Таким образом, степень достоинства определяется у них только густую эполет или же табелью о 14 классах». Тот же «закон», действовавший в жизни общества, очень метко определил Белинский, который писал в шестой статье о Пушкине: «В то время высоки и священный сан человека не признавался ни за что, и человек считался ниже не только титулярного советника, но и простого концелярства».



Идейно-художественное своеобразие по повести «Записки

сумасшедшего».

В отличие от романтических повестей, в которых обычно трактовались метафизические проблемы, основная тема «Записок сумасшедшего» - тема большого социального напряжения.

Гоголь развивает ее, воплощая образ человека смятенного сознания. С поразительной проникновенностью писатель рисует болезнь героя, ее историю, устанавливает ее истоки. Однако отнюдь не сам по себе процесс течения болезни интересует писателя; его внимание привлекает в первую очередь социальная атмосфера, определившая смятенность героя, характерные черты человека, который оказался под воздействием сложных обязательств, те жизненные противоречия, с которыми сталкивается герой.

Если в «Невском проспекте» судьба «маленького» человека изображена в сопоставлении с судьбой другого, «преуспевающего» героя, то в «Записках сумасшедшего» внутренняя коллизия выявляется в плане отношения героя к аристократической среде и одновременно с тем в плане столкновения жестокой жизненной правды с иллюзиями и ложными представлениями о действительности.

Герой «Записок сумасшедшего» Поприщин находится на самом низу иерархической лестницы. По своему положению он весьма далек «от власти имущих». Его причастность к сильным мира сего выражает лишь в том, что он очинивает перья для своего начальника. «Ну, посмотри на себя, - говорит Поприщину начальник отделения, - подумай только, что ты ? ведь ты нуль, более ничего. Ведь у тебя нет ни гроша за душою». Жизнь Поприщина – это жизнь, полная вечных забот о хлебе насущном, о том, как свести концы с концами. Ходом событий Поприщин поставлен в положение тех людей, которые обречены общественной системой на горькое и безрадостное существование. Принадлежа по условиям своего социального бытия к городским низам, Поприщин остро чувствует на себя тяжесть общественной обстановке.

Суровость, жестокость жизни он видит не только в материальных лишениях, которые сами по себе огромны, но и в том постоянном унижении его как человека, которое он испытывает, сталкиваясь с людьми более высокого ранга. Выполнение служебных обязанностей, общение с миром приносит Поприщину постоянное оскорбление его человеческого достоинства.

Подавленный окружающей средой, Поприщин высказывает чувство огромной горечи и обиды. Из глубины души у него вырывается протест против социальной несправедливости, общественного неравенства. Поприщина мучительно терзает мысль о том, почему в обществе все так устроено, что одни блаженствуют, а другие страдают. «Я несколько раз уже хотел добраться, от чего происходят все эти разности. Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник?»

Острую неприязнь вызывают у Поприщена люди, владеющие всеми благами мира, стоящие на верху общественной пирамиды. «А вот эти все, чиновные отцы их, вот эти все, что юлят во все стороны и лезут ко двору и говорят, что они патриоты, и то и се: аренды, аренды хотят эти патриоты! Мать, отца, бога продадут за деньги, честолюбцы, христопродавцы!» Недовольный устройством жизни, Поприщин готов признать полную несправедливость социального неравенства, готов признать одинаковые права людей всех сословий на жизненные блага. «Ведь через то, что камер-юнкер, не прибавится глаз на лбу. Ведь у него же нос не из золота сделан, а так же, как и у меня, как и у всякого».

Однако общественный протест у Поприщина ухаживается с болезненным стремлением «возвысится», войти в круг «избранных», приобрести богатство.

Подражая аристократическим кругам, Поприщин с презрением относится к простым людям. Все, кто не принадлежит к дворянскому сословию, для Поприщена – черный, грязный народ, общение с которым недостойно благородного человека. «Я терпеть не могу лакейского круга: всегда развалится в передней и хоть бы головою потрудился кивнуть. Этого мало: один раз одна из этих бестий вздумала меня, не вставая с места, подчевать табачком. Да знаешь ли ты, глупый холоп, что я чиновник, я благородного происхождения».

В образе Поприщина причудливо соединяются реальное и иллюзорное, живое, человеческое и болезненная фантазия. С глубоким сочувствием Гоголь изображает страдания и боль униженного человека. Образ Поприщена несет в себе подлинный драматизм, те трагические начала, которые с различной степенью ясности проявляются и в других произведениях писателя. Но Поприщин – фигура не только драматическая, в нем сильны комические черты. Он смешон своей жаждою чинов, иллюзорными представлениями о себе как о важной особе, смешон своими «аристократическими» замашками.

«Аристократические» претензии Поприщина писатель использует для развенчания той среды, куда стремится попасть Поприщин. И безумная жажда Поприщиным почета, богатства, и мания величия, и презрение к «низшим» - все это по-своему является лишь отражением всеобщей «болезни», которой заражены верхи общества. С этой стороны Поприщин лишь тень, некое подобие людей, принадлежащих к вехам.

Обрисовка аристократических верхов дается в «Записках сумасшедшего» смелым пародированием жизненного поведения представителей светского общества. Этой цели служит введенная в записки Поприщина «переписка» двух собачек, в которой как бы повторяются, копируется отношения людей «избранного» круга.

Пользуясь приемом «параллелей», Гоголь включает в «Записки сумасшедшего» сцены с обнаженной комической установкой. Поприщин, знакомящийся с «перепиской», заявляет: «Мне подавайте человека! Я хочу видеть человека; я требую пищи, той, которая бы питала и услаждала мне душу». После этих описывающей встречу Софи, дочери начальника департамента, с ее женихом.

«Записки сумасшедшего» в известной мере так же, как и «Нос», построены на включении в повествовании «необычного», но здесь это необычное представляет как выражение иллюзорности, свойственной восприятию героя. Подобно тому, как фантастика в «Носе» явилась средством раскрытия реальных отношений, в «Записках сумасшедшего» мнимое, воображаемое обостряет характеристику общественных противоречий. Писатель остро оттеняет то, что и сама иллюзорность рождена этим противоречиями.

Показывая «заблуждения» героя, его болезненную фантазию, Гоголь с изумительным мастерством воссоздает жестокую правду жизни, трагедию униженного человека. Трагические мотивы с особой силой звучат в кульминационные моменты «смятенности» героя. «Что я сделал им? За что они от меня, бедного? Что могу дать я им? Я ничего не имею. Я не в силах, я не могу вынести всех мук их, голова горит моя, и все кружится предо мною… Матушка, спаси твоего бедного сына урони слезинку на его больную головушку1 посмотри, как мучат они его1 прижми к груди своей бедного сиротку! ему нет места на свете!».



Идейно-художественное своеобразие по повести «Портрет».

Пристальное внимание Гоголя на разных этапах творческого развития привлекал вопрос о взаимоотношении искусства и действительности. Художник и общество, искусство и жизнь, идейно-творческие задачи художника – все эти проблемы глубоко волновали его в период работы над «Миргородом» и «Арабесками». Решению этих вопросов и посвящена повесть «Портрет».

В своем внутреннем строении «Портрет» отчетливо делится две части; в первой из них Гоголь рассказывает жизненную историю художника Чарткова и его падения; вторая повествует о происхождении страшного портрета, о ростовщике Петромихали и художнике-монахе, искупающем свои грехи. Деление это Гоголь сохранил неизменным в обеих редакциях повести. Существенное различие между ними состоит в том, что «таинственность», занимающая большое место в первой редакции «Портрета», во второй в значительной мере преодолена. Реалистические черты в этой редакции повести усилены. Вместе с тем некоторые идеи, свидетельствовавшие о противоречиях мировоззрения Гоголя, сохранились и здесь.

Рассказ о жизненной истории Чарткова раскрывает крупные социальные проблемы. Скромным и незаметным художником начинает свою деятельность герой «Портрета». Это был человек, глубоко любивший искусство, отдававший ему все свои силы. Он «с самоотвержением предан был своему труду», своему призванию. Бескорыстный труженик, Чартков не расставался с нуждой и лишениями. Приютившийся в маленькой комнатке в доме на Пятнадцатой линии Васильевского острова, он находился под постоянной угрозой оказаться на улице. Подобно Пискареву, молодой художник Чартков живет в мире высоких людей. В творческом труде его вдохновляют великие создания мастеров искусства прошлого, в произведениях которых является «человек вольный, свободный, таков, каким он создан природою».

Неожиданные перемены в жизни Чарткова оказались связанными со странным портретом. Сцену фантастического «оживления» портрета, которая дана в первой редакции, Гоголь также затем видоизменил, введя мотив сна, дающий реалистическое объяснение «видениям художника».

Деньги, которые неожиданно достались Чарткову, оказали губительное влияние на всю его дальнейшую судьбу. Они открыли ему возможность беззаботного существования, возбудили в нем жажду новых богатств в нем жажду новых богатств. Жажда денег у Чарткова неотделима от его желания войти в круг людей, принадлежащих в «высшему» обществу.

Проблемы, поставленные в «Портрете», заключает в себе глубокое жизненное содержание. В определенном смысле они касались и самого Гоголя, его жизненного и творческого пути, так же, как и других передовых художников. В «Портрете» выражены горячая защита подлинного демократического искусства, странное отрицание того псевдоискусства, которое создавалось в соответствии с требованиями и вкусами привилегированных кругов. Обрисовав «преуспевание» Чарткова, писатель показал всю гибельность подчинения художественного творчества уродливым запросом богатых и знатных заказчиков, гибельность отхода от высокого общественного назначения искусства. Проблема – художник и общество – неразрывно связана для Гоголя с вопросом об отношении искусства к действительности. И здесь мы видим несомненную связь между «Портретом» и статьями Гоголя об искусстве. Важнейший момент «Портрет» - это утверждение действительности во всем многообразии ее сторон в качестве объекта искусства. Гоголь осуждает «отрешение» Чарткова от жизни. В пору своей молодости Чартков был иным: он умел изображать жизнь такой, как она есть. Во второй редакции «Портрета» дана сцена, характеризующая творческие устремления молодого Чарткова. Пришедший к художнику хозяин дома так оценивает картины Чарткова: «Добро бы были картины с благородным содержанием, чтобы можно было на стену повесить, хоть какой-нибудь генерал со звездой или князя Кутузова портрет, а то вон мужика нарисовал, мужика в рубахе, слуги-то, что трет краски. Еще с него, свиньи, портрет рисовать; ему я шею наколочу: он у меня все гвозди из задвижек повыдергивал, мошенник. Вот посмотрите, какие предметы: вот комнату рисует. Добро бы уж взял комнату прибранную, опрятную, а он вон как нарисовал ее, со всем сором и дрязгом, какой ни валялся».

Изображение «сора и дрязга» жизни, с точки зрения Гоголя, ни в какой мере не являлось недостатком. Деление природы, окружающей действительности на «низкую», якобы недостойную искусства, и «возвышенную», идеальную, будто бы и составляющую истинное его содержание, Гоголь решительно отвергал. Обыденная, повседневная действительность не только может, но и должна войти в сферу искусства.

В «Портрете» Гоголь выступал горячим противником бесстрастного, натуралистического изображения действительности, рабского ее копирования. Он подчеркивал необходимость для художника общей идеи, освещающей всю воссозданную им картину жизни. Именно эта общая идея позволяет понять их и воплотить в своем произведении.

Однако содержание тех общих идей, которые Гоголь считал важными для постижения, в «Портрете» раскрывалось противоречиво. Утверждая действительность в качестве единственного объекта искусства, писатель в этом произведении защищал мысль об особой важности для художника религиозно- христианских воззрений, вне которых, по его мнению невозможно совершенное познание мира в его целостности. Эта противоречивость писателя сказалась и в том, что, несмотря на глубокое чувство действительности, он уклонился в «Портрете» в сторону иррационального изображения жизни. Вторая часть «Портрета», где этот уход от действительности, он уклонился в «Портрете», где этот уход от действительности сказался более всего, и при переработке повести подверглась меньшим изменениям. Иррациональный характер Гоголь придал образу ростовщика, играющего важную роль в идейном замысле повести. Особенно резко это выступает в первой редакции «Портрета», где ростовщик Петромихали нарисован таинственным и страшным существом, прямым подобием дьявола. В его облике почти полностью отсутствуют черты реальной человеческой личности. Он представляет собою олицетворение темных, разрушительных сил, действующих в мире.

После смерти ростовщика портрет его фантастическим образом продолжает приносить людям несчастья. Художник, которому пришлось писать Петромихали, говорит своему сыну, что «тот дивный ростовщик, которого дерзнул я, окаянный, изобразить преступною свою кистью», «был сам антихрист». «Дивись, сын мой, ужасному могуществу беса. Он во все силится проникнуть: в наши дела, в наши мысли и даже в самое вдохновение художника. Бесчисленны будут жертвы этого адского духа, живущего невидимо, без образа на земле.

Создатель прекрасных художественных образов – Гоголь на этот раз сконструировал безжизненные аллегорические фигуры. Смело смотревший в лицо действительности, он попадал здесь в плен ложных представлений о мире. И вместе с тем рядом с лишенным художественной ценности образом ростовщика писатель нарисовал замечательные картинки жизни того мира бедных, незнатных людей, который так ощутимо отличается от салонного Петербурга первой части повести.

В сфере религиозных идей Гоголь оставался и в изображении художника монаха (во второй части «Портрета»), который, по мысли автора, являлся воплощением мудрости и добродетели. Свою «вину» в создании портрета ростовщика художник искупает не только церковным покаянием, вступлением в монастырь, но и воплощением церковных росписей, созданием картин, «изображевшей божью матерь, благословляющую народ».

В «Портрете» Гоголь пытался сблизить искусство и религию, предпринял попытку примирить идеи иррационализма с глубоким отражением действительности. Характерно, что уклонения в сторону религиозных, мистических воззрений возникли тогда, когда писатель пытался решать наиболее общие, философские проблемы искусства. Тут и выступали слабые стороны мировоззрения Гоголя.



Идейно-художественное своеобразие по повести «Шинель».

Повесть о бедном чиновнике создавалось Гоголем в период работы над «Мертвыми душами». Творческий ее замысел не сразу получил свое художественное воплощение. Первый набросок «Шинели» относится к середине 1839 года, когда под диктовку автора Погодиным было записано начало «повести о чиновнике, крадущем шинели». Углубление замысла и его осуществление происходили постепенно; прерываемая другими творческими интересами работа по завершению «Шинель» продолжалась вплоть до 1842 года.

Написанная в пору высшего расцвета творческого гения Гоголя, «Шинель» по жизненной своей насыщенности, по силе мастерства представляет собою одно из наиболее совершенных и замечательных произведений великого художника. Примыкая по своей проблематике к петербургским повестям, «Шинель» разбивает тему униженного человека. Тема эта остро звучала и в обрисовке образа Пискарева, и в скорбных сетованиях на несправедливость судьбы героя «Записок сумасшедшего». Но именно в «Шинели» она получила свое наиболееполное выражение.

Образ Акакия Акакиевича Башмачкина нарисован писателем с несравненно большей художественной глубиной, чем образы Пискарева и Поприщина. Если изображение судьбы Пискарева было лишь частью общей картины жизни, то Башмачкин является главным героем повести; если в образе Поприщена трагедия «маленького» человека осложнена мотивами сословной исключительности, то в «Шинели» она раскрывается в своей суровой простоте и безыскусственности.

Тему «маленького» человека Гоголь развивает в «Шинели» как большую проблему общественной жизни. В образе Акакия Акакиевича писатель показал «существо никем не защищенное, никому не дорогое», олицетворяющее собой угнетенных и обездоленных людей, обреченных на нечеловеческое существование. Гоголь выступает горячим защитником этих «маленьких» людей, чья жизнь полна лишений и страданий.

Общий калорит «Шинели» определяет юмор, которым проникнута повесть. Судьба «маленького» человека раскрывается – в отличие, например, он «Невского проспекта» - не в рассказе, полном высокого, острого напряжения, а в юмористическом повествовании. Однако комизм здесь носит иной характер, чем, например, при изображении Ковалева или Пирогова. В «Шинели», как и в «Записках сумасшедшего», ярко выступает сочувственный юмор; освещая «несообразности» жизни, он служит средством выявления глубокого драматизма, который заключен и в образе героя, и в отношениях его с окружающей средой.

Гоголь начинает повесть ироническим описанием «предопределенности» судьбы своего героя – Башмачкина. Незавидная участь выпала на долю Акакия Акакиевича уже тогда, когда выбирали ему имя. «Родильнице предоставили на выбор любое из трех, какое она хочет выбрать: Моккия, Соссия, или назвать ребенка во имя мученика Хоздазата». Но так как все имена не понравились, «развернули календарь в другом месте; вышли опять три имени: Трифилий, Дула и Варахасий». Затем появились « Павсикахий и Вахтисий» . «Ну, уж я вижу, - сказала старуха, - что, видно, его такая судьба. Уж если так, пусть лучше будет он называться, как и отец его». Рассказчик иронически добавляет: «Мы привели потому это, чтобы читатель мог сам видеть, что это случилось совершенно по необходимости и другого имени дать было никак не возможно».

«Предопределенность» судьбы героя постепенно выявляется в повести как суровая зависимость от общих условий жизни. Вечный титулярный советник Башмачкин занимает весьма скромное, малозаметное место в обществе. В сложной чиновной машине, которая создана государством, ему отведена незначительная, ничтожная роль. Воспитанный в слепого подчинения веления начальства. Механического их исполнения, он не привык размышлять над смыслом и содержанием своей работы. Труд Башмачкина лишен какой бы то ни было инициативы, какого то ни было творческого начала. Вся его жизненная деятельность сведена к механическим функциям переписчика канцелярских бумаг.

Духовная жизнь Акакия Акакиевича до крайности обеднена; она замкнута в узком кругу и даже не в пределах департамента, а в тех до чрезвычайности ограниченных рамках служебных обязанностей, которые выполняет сам Башмачкин. Переживания, мысли и чувства Акакия Акакиевича сконцентрировались вокруг его беспредельно скудных содержанием должностных функций. «Вряд ли где можно найти человека, который так жил бы в своей должности. Мало сказать: он служил ревностно, нет, он служил с любовью. Там, в этом переписываньи, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир…В не этого переписыванья, казалось, для него ничего не существовало». Иного мира, кроме того, который определен Башмачкину его местом в департаменте, вечный титулярный советник не видел и не знал. И домашний уклад жизни титулярного советника это некое подобие службы – те же занятия, «собственного удовольствия»!

Мелкий чиновник Акакий Акакиевич живет в атмосфере отчаянной борьбы за существование, в атмосфере острых волнений и забот, которые властно вырываются и в изолированную сферу его интересов. Своим непрестанным трудом Акакий Акакиевич не в состоянии обеспечить даже сведенные к минимуму потребности.

Трагедия Башмачкина заключается в том, что он лишен прав на человеческую жизнь, в том, что общество уничтожает человеческое «я», черты полноценной личности. Но это угасание человеческих качеств раскрывается и в комическом плане. В комическом освещении выступает погруженность Акакия Акакиевича в мир канцелярских эмоций, в сферу убогих жизненных интересов.

Башмачкин стоит как бы в стороне от окружающего его мира. Но в самой этой изолированности во многом и выявляются характерные особенности героя. Это не обособленность замкнутой в себе, отвергающей мир гордой личности, это одиночество подавленного условиями своего существования человека.

Духовное вырождение Башмачкина Гоголь изображает отнюдь не как исключение, оно не является фактом лишь его индивидуальной биографии. Именно потому, что источник страшного измельчания личности заключен в социальной униженности «маленького» человека, образ Акакия Акакиевича вырастает в художественное обобщение огромного диапазона. Судьба Башмачкина является уделом многих других, таких же, как он, «маленьких» людей.

Делая Башмачкина центральным героем «Шинели», Гоголь включает в повесть еще всего лишь два рельефно очерченных характера – это Петрович и «значительное лицо». На первый взгляд такая «суженность» круга жизненных явлений, охватываемых повестью, может показаться неоправданной. Однако именно в этом художественном лаконизме и проявилась высочайшее мастерство писателя. В образах Петровича и « значительного лица» Гоголь замечательно нарисовал социальное «окружение». В самом выборе этих фигур отчетливо выделяется их внутреннее противопоставление друг другу.

За суровым и мало привлекательным внешним обликом Петровича скрывается отзывчивая душа простого человека. Хорошо зная тяжесть жизни, тяжесть борьбы за существование, Петрович роявляет живой интерес к заботам Башмачкина, к тому, что приобрело для него столь важное значение. Вместе с Башмачкиным он разделяет его долгожданную радость.

Живым воплощением этого «бесчеловечья», «свирепой грубости» и является образ «значительного лица». Характерно то, что Гоголь не дает даже имени этому своему герою. Главным основанием его системы была строгость. «Строгость, строгость и – строгость», - говаривал он обыкновенно и при последнем слове обыкновенно смотрел очень значительно в лицо тому, которому говорил…обыкновенный разговор его с низшими отзывался строгостью и состоял почти из трех фраз: «Как вы смеете? Знаете ли вы с кем говорите? Понимаете ли, кто стоит перед вами?»

Олицетворение грубой и жестокой силы, «значительное лицо» заботиться лишь о незыблемости «основ», о том, чтобы не было намека на вольные мысли. Обращение Башмачкина к «значительному лицу» за помощью вызывает гнев высокопоставленной особы.

Сцены, рисующие «значительное лицо», расширяют и обобщают то воздействие общественного уклада, которое предопределило течение всей жизни Акакия Акакиевича, привело к его гибели. В одной из редакции «Шинели» содержатся следующие строки: «а мы, однако ж, оставили совершенно без внимания главную причину своего несчастья, именно значительное лицо».

Встреча Башмачкина со «значительным лицом» показана в «Шинели» как столкновение не с дурным человеком, а с «обычным» порядком, с постоянной практикой «власть имущих». Башмачкин страдает не от бесчеловечности отдельных людей, а от того бесправия, в которое он поставлен своим общественным положением. Изображая в «шинели» «маленького» человека, Гоголь выступал как великий гуманист. Гуманизм его носил не абстрактно-созерцальный, а действенный, социальный характер. Писатель защищал права тех людей, которые лишены их в обществе.

Акакий Акакиевич нарисован человеком, который покорно несет свой тяжелый крест в жизни, не поднимая голоса протеста против жестокости общества. Башмачкин- жертва, не сознающая трагичности своего положения, не задумывающаяся над возможностью иной жизни. В первоначальной редакции эпилога повести писатель с горечью отмечал покорность судьбе, безропотность Башмачкина.

«Смирение» героя «Шинели» отнюдь не означало примирение Гоголя с действительностью. Показывая героя в качестве безропотной жертвы общества, писатель выражал свой смелый протест против социального порядка.

«Шинель», как и другие повести Гоголя об униженном человеке, находится в преемственной связи с пушкинским «Станционным смотрителем». Опираясь на творческий опыт Пушкина, Гоголь создавал в петербургских повестях глубоко оригинальные художественные обобщения. В центре внимания автора «Станционного смотрителя» было изображение острых столкновений «маленького» человека со знатными, сильными мира сего, столкновений, которые имели своим результатом крушение счастья героя. Гоголь шире отразил социальное неравенство «маленьких»людей, показав не только их беззащитность, но и суровую борьбу за повседневное существование. Изображение жизненной судьбы героев у Гоголя неразрывно сливается с раскрытием постоянного общественного гнета, который, обрекая «маленького» человека на страдания, безжалостно уродует его, стирая живую человеческую индивидуальность.

Тот глубокий драматизм, которым проникнута «Шинель», выявляется, с одной стороны, в обрисовке обыденного и – с другой – в показе «потрясений» героя. На этом внутреннем столкновении и строится прежде всего развитие сюжета в повести.

«Шинель» принадлежит к числу тех произведений, в которых писатель прибегает к приему повествования от имени рассказчика. Но рассказчик в «Шинели» вовсе не похож на Рудного Панька, несущего с собою особую, резко выраженную манеру повествования; он не похож и на рассказчика из повести о ссоре, отличающегося яркой «характерностью». В «Шинели» рассказчик не выдвинут на первый план, но в то же время этот образ ясно ощущается в повести. Сохраняя черты некоторого внешнего простодушия, рассказчик в «Шинели» далек от «непосредственности» повествователей, принадлежащих к патриархальному мирку.

«Шинель» написана отнюдь не в приемах сказа; тем не менее в ряде мест Гоголь тонко отмечает языковые особенности рассказчика: «… родился Акакий Акакиевич против ночи, если только не изменяет память, на 23 марта…».

Образ рассказчика несет в себе ясно выраженное сочувствие незнатному, простому человеку. Рядом с этим писатель в отдельных эпизодах повествования высказывает и в прямой, непосредственной форме свое отношение к герою произведения. Это и определяет ту лирикопатетическую струю повести, которая выявляется и в словах о жестоком «бесчеловечье», и в размышлениях в связи со смертью Акакия Акакиевича.

Создав «Шинель», Гоголь опирался на свои громадные творческие завоевания в использовании богатств народного языка. В отличие от ряда других своих произведений, писатель в этой повести почти не обращался к живописно-конкретному описанию быта, «окружения» героя, которое давало возможность ярко очертить его психологический облик. Важнейшая творческая задача, которою ставил перед собой Гоголь в «Шинели», заключается в том, чтобы выпукло показать микроскопический мир уничтоженного героя, а затем уже охарактеризовать отношения подавленного человека с окружающим его социальным миром. Последовательно осуществляя эту творческую задачу, Гоголь добивался поразительной концентрированности словесного выражения, необычайности меткости художественного слова. «Там, в этом переписыванье, ему виделся како-то свой разнообразный и приятный мир.»

Внутреннее сопоставление в повествовательной речи «Шинели»отличаются большим разнообразием, они строятся на столкновений воображаемого и действительного, возвышенного и прозаического. «Огонь порою показывался в его глазах, в голове даже мелькали самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли точно куницу на воротник». Или: «Благодаря великодушному вспомоществованию петербургского климата, болезнь пошла быстрее, чем можно было ожидать, и когда явился доктор, то он, пощупавши пульс, ничего не нашелся сделать, как только прописать припарку, единственно уже для того, чтобы больной без благодетельной помощи медицины».

В сатирических целях Гоголь с большим мастерством соединяет, казалось бы, исключающие друг друга смысловые значения слов и достигает при этом замечательного эффекта. «В полиции сделано было распоряжение поймать мертвеца, во что бы то ни стало, живого или мертвого, и наказать его, в пример другим, жесточайшим образом». Постоянная формула ревнителей порядка о поимке и наказании виновных предстает здесь в своей комической нелепости.

Речевая характеристика героев «Шинели» не занимает такого важного места, которое отведено ей, например, в «Мертвых душах». В повести мы находим лишь диалог Башмачкина с Петровичем и нечто похожее на диалог Башмачкина со «значительным лицом». Однако при всей своей сжатости речевая характеристика Акакия Акакиевича очень выпукла. «А я вот того, Петрович…Шинель то, сукно…вот видишь, везде в других местах совсем крепкое, оно немножко запылилось, и кажется , как будто старое, а оно новое. Да вот на плече одном немного попротерлось, да вот на этом плече немножко – видишь, вот и все. И работы немного». Ни содержанием, ни средствами своего выражения речь Башмачкина не блещет; мысль его прикована к одному и тому же предмету и все время вращается вокруг него. Боясь сурового приговора Петровича насчет шинели, Акакий Акакиевич всячески пытается смягчить положение дел. Сукно «немножко запылилось», «немного того», «немного попротерлось».

Пребывающий чаще всего в состоянии молчаливого одиночества, Башмачкин с трудом объясняется, он не находит слов для выражения того, что хочет сказать, мысль его, сама по себе бедная, постоянно прерывается.

Если речь Башмачкина косноязычна, то Петрович обладает уменьем говорить коротко, но «весомо». «Нет, нельзя поправить: худой гардероб»; «уж об шинели не извольте беспокоиться: она ни на какую годность не годится»; «Уж вы лучше, как придет зимнее холодное время, наделайте из нее себе онучек, потому что чулок не греет». На вопрос Башмачкина, сколько же будет стоить новая шинель, Петрович отвечает: «Да три полсотни с лишком надо будет приложить». Краткость высказываний Петровича не лишает их своеобразной красочности и яркости.

Великолепное мастерство, с которым нарисованы образы «Шинели», неотделимо от развития и углубления творческого метода писателя. «Шинель» представляет собой высшую ступень в анализе явлений жизни, ставших источником и реальной основой петербургских повестей. Глубина и значительность художественных обобщений делают эту повесть одним из самых выдающихся произведений Гоголя .

Петербургские повести и особенно «Шинель» оказали огромное влияние на развитие русской литературы. С суровой, беспощадной правдой Гоголь отразил темные стороны действительности; снимая покров парадного благополучия и блеска, он показа социальное зло в его реальном облике; раскрывая глубинные процессы жизни, писатель создал ярчайшие типы. Всем этим Гоголь прокладывал пути критическому освещению действительности, в частности, тех явлений, которые были связаны с ростом буржуазных отношений в России.

Темы и образы «Шинели», «Записок сумасшедшего» получили свое дальнейшее широкое развитие в творчестве выдающихся русских писателей 19 века. Жизнь и судьбы простых людей, их чаяния и стремления заняли важнейшее место в произведениях Герцена, Щедрина, Некрасова, Островского, Толстого, Чехова. Описание обездоленности, подавленности «маленького» человека переросло в изображение социальных бедствий, обездоленности народа. Правдивое отражение жизни простых, «маленьких» людей, народной жизни в творчестве выдающихся русских писателей неразрывно сливалось с раскрытием несостоятельности всего общественного строя, с поисками новых путей духовного, социального развития. Тут выявляются те связи и отношения, которые подчеркивают глубокую плодотворность, действительность гуманистических идей Гоголя.

Петербургские повести отразили существенные стороны действительности, но за пределами этих повестей остались многие сложные темы, которые волновали Гоголя. В изображении движущих начал общественной жизни значительное место принадлежит произведениям драматургии и прежде всего бессмертному «Ревизору».

^ Петербургские повести Гоголя - новый взгляд на город

Всеобщая обезличенность чином для Гоголя - некий глобальный социальный закон. Он губителен для всех, для людей, стоящих на любой Сегодняшнее писательское искусство признает Н.В. Гоголя своим наставником. Он был один из выдающихся деятелей русской прозы. Смех в его творчестве соединен с трагическими потрясениями. Хотя его произведения отличаются красочностью языка и простотой сюжета, сам Гоголь был человеком, постоянно удивляющим и немного таинственным. Его "Петербургские повести" оказали огромное влияние на развитие культуры в России. Русской литературе северная столица виделась "фантастическим" городом: в его едином образе совмещались и переходили друг в друга очень противоположные облики - величие и ничтожество, красота и блеск императорского окружения и темная жизнь бедняков. Мы видим, читая повести Гоголя, как это противоречие разрастается, получая все новые оттенки в красивых эпитетах и образных гиперболах.

"Записки сумасшедшего" - это единственное в творчестве Гоголя произведение, написанное как исповедь, как рассказ героя о себе. Он ведет свой внутренний монолог, "говорит сам в себе", во внешней же жизни он другой. Перед генералом и его дочкой, он хотел бы много сказать и спросить, но никак не мог.Это различие его внутреннего и внешнего мира сводит его с ума. Героя мучает вопрос о собственной самооценке. Так как никто за ним таковой не признает, он должен выяснить это для себя сам. Разглядывая свои достоинства и недостатки, Поприщин разговаривает сам с собой. Вот, например, его игривое замечание: "Что это за бестия наш брат чиновник! Ей-богу, не уступит никакому офицеру, пройди какая-нибудь в шляпке, непременно зацепит". Этот тон легкой пошлости, думает наш персонаж, должен показывать, что "все у меня в порядке, и я большой любитель до шуток". Но это не настоящий Поприщин. Он только хотел бы быть таким. На самом же деле замечания его слишком резки, в них чувствуется неуверенность, которая его выдает. Многие мысли автора записок кажутся грубыми, но ведь таким и звучит для него тон независимого человека, которым пытается себя считать.

В отличие от других произведений Гоголя, в "Записках сумасшедшего" прямо слышится в каждом слове пошлость и трагизм - две краски петербургского мира. В попытке оценить себя Попрыщин руководствуется только ценными для себя понятиями: чин и звание. Поэтому он стремится поближе "рассмотреть жизнь этих господ" и в сладкой мечте фантазирует, что "станем и мы полковником и заведем себе репутацию". Но его "бедное богатство" достается камер-юнкеру, и Попрыщин пытается вдуматься глубже: "Отчего происходят все эти разности? Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник?". Вмиг перепрыгнуты все мечты о том, чтобы быть полковником. Для Попрыщина теперь они мелки и незаметны. Герой ставит себя над теми, кто в жизни выше его. Его рассуждения об "исполинских делах" и есть сумасшествие. Но именно поэтому на испанском короле записки и заканчиваются.

Заключительный монолог - уже не речь прежнего Поприщина, а лирика Гоголя. Сознание человеком своего несчастья рождает у Гоголя любимый образ дороги, тройки и колокольчика. "Дорога мчит через весь свет в каких-то космических далях; куда несет она человека?... Взвейтесь кони и несите меня с этого света!". Так разрешаются поиски бедным человеком своего места в мире: не титулярный советник, и не полковник, и не испанский король, ,а "ему нет места на свете!".

Все повести петербургского цикла составляют истинную художественную энциклопедию чиновничей жизни и психологии. В них вырастает монументальный образ гоголевского Петербурга, где личность нерасторжимо связана с миром вещей, внешнего порядка, системы искусственного, притворного поведения. Здесь властвует сила чина, нивилкрующая личность. Чин для Поприщина является некоей великой ценностью, критерием справедливости и счастья. Освободившись от этой иллюзии, бедный Поприщин открывает новую истину: "Все, что есть лучшего на свете, все достается или камер-юнкерам, или генералам". Негодуя на такую несправедливость, больная душа героя рождает воображаемую месть с помощью воображаемого достижения власти (он становится королем Испании). Месть виновникам всех несчастий и несправедливостей в мире -"чиновным отцам" - "патриотам", которые "мать-, отца, бога продадут за деньги, честолюбцы, христопродавцы!...".

ступени социальной лестницы. Об этом хочет предупредить человечество Гоголь. Все страшные последствия этого явления показывает нам великий классик-реалист, изображая с критической беспощадностью героев петербургских повестей. Он "первый представил нас нам в настоящем виде, первый научил нас знать наши недостатки и гнушаться ими," - этим, считал Чернышевский, Гоголь осуществлял великую художественную функцию литературы: двигать "вперед свою нацию".


Используемая литература:


М.Б Храпченко «Николай Гоголь: Литературный путь. Величие писателя».

Н.В.Гоголь «Повести драматические произведения».

Литература: Н.В.Гоголь, М.Е.Салтыков-Щедрин.




Скачать 149.5 Kb.
оставить комментарий
ученица 9-А класса
Дата31.08.2011
Размер149.5 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

хорошо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх