Учебное пособие. М.: Педагогическое общество России, 2000. 544 с icon

Учебное пособие. М.: Педагогическое общество России, 2000. 544 с


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Учебное пособие М.: Педагогическое общество России. 1999 442 с...
Учебное пособие для студентов педагогических учебных заведений...
Учебное пособие Санкт-Петербург 2000 удк 620. 09(075...
Курс лекций рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской...
Тема: Выдающиеся педагоги прошлого. Замечательные люди об учителе...
Учебное пособие удк 347. 965 (071. 1) Ббк 67. 99(2)...
Маюров А. Н., Маюров Я. А...
Маюров А. Н., Маюров Я. А...
Маюров А. Н., Маюров Я. А...
Маюров А. Н., Маюров Я. А...
Учебное пособие Томск 2007 ббк: Т3(2)4-2 я73...
Н. М. Амосов Воспитание дело совести, обучение дело науки. Позд­нее, уже в сложившемся чело­веке...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
скачать


ББК 88.53

К12

Кобаченко Т. С. Методы психологического воздействия: Учебное пособие. — М.: Педагогическое общество России, 2000. – 544 с.


В настоящем учебном пособии рассматривается, каким образом в деятельности самых различных профессионалов используются элементы психологического воздействия, какие средства, приемы, методы и технологии ими применяются.

Особое внимание уделяется проблеме психологической безопасности: очерчены подходы к выявлению нарушений психологической безопасности и определению возможности подобных нарушений в связи с деятельностью конкретного специалиста.

В тексте содержатся таблицы и указания, позволяющие оценить уровень профессионализма специалиста при использовании им психологического воздействия в рамках соответствующей профессиональной технологии.

Пособие предназначено для студентов и преподавателей вузов, психологов, а также для широкого круга специалистов, интересующихся психологией воздействия и информационно-психологической безопасностью.


ISBN 5-93134-096-3

© Кабаченко Т.С., 2000

© Педагогическое общество России, 2000

Введение



Более десяти лет назад, занимаясь консультативной практикой в сфере управления, автор столкнулся с ситуацией, когда один из клиентов несколько неожиданным образом сформулировал свои сложности. Он хотел узнать, как заставить людей добровольно, т.е. без дополнительных санкций, выполнять то, что было необходимо по его разумению для пользы дела, но в сложившейся ситуации вызывало у определенной влиятельной части коллектива возражения. Другими словами, клиент просил подсказать, как можно в этой ситуации оказать психологическое воздействие на людей, так как ни административных, ни юридических рычагов для решения его проблем, по его мнению, оказалось недостаточно.

"Повторяемость" подобных запросов стала основой размышлений о месте психологического воздействия в деятельности самых различных профессионалов и тех проблемах, которые в связи с его использованием возникают.

Естественен вопрос: у кого возникают проблемы в связи с наличием возможности и стремления использовать психологическое воздействие для достижение своих целей, конкретными профессионалами? Оказывается, что проблемы в рамках этой практики могут быть у всех:

  • у самих профессионалов в связи с выбором эффективных способов осуществления подобной практики и определением целесообразности обращения к ней;

  • у психологов, которых эти профессионалы приглашают в качестве консультантов, из-за необходимости занять определенную позицию при взаимодействии с ними по этому поводу в связи с возможным несовпадением этических основ собственной деятельности и деятельности консультируемых специалистов;

  • у общества в целом или его отдельных групп в связи с проблемой обеспечения и защиты прав человека при реализации конкретными профессионалами определенных технологий решения их профессиональных задач.

Все перечисленные проблемы взаимосвязаны между собой и должны рассматриваться в контексте более общей проблемы — проблемы психологической безопасности общества.

Проблема психологической безопасности (некоторые авторы используют понятие информационно-психологической безопасности) привлекает внимание исследователей, представителей общественности и государственных органов достаточно давно. В открытой печати в 90-е годы появились публикации, посвященные информационно-психологической безопасности, проведено несколько "круглых столов" и конференций, рассмотревших широкий круг вопросов, ключевым из которых является определение самого понятия информационно-психологической и психологической безопасности.

В последующих главах мы остановимся на освещении позиций конкретных авторов в этом вопросе более полно. Здесь же обозначим собственное понимание термина "психологическая безопасность", чтобы обеспечить возможность его последующего использования.


Под психологической безопасностью мы понимаем такое состояние информационной среды и условий жизнедеятельности конкретного человека, группы, общества в целом, которое не способствует нарушению целостности, адаптивности (всех форм адаптации) функционирования и развития социальных субъектов (отдельного человека, групп, общества в целом).


Почему же вопросы, касающиеся психологического воздействия как составляющей профессиональных технологий широкого круга профессионалов и психологической безопасности, должны рассматриваться в едином контексте? Чтобы обосновать это положение, прежде всего рассмотрим, как психологическое знание проникает в общественную практику и в каких формах реализуются основанные на нем воздействия. По нашему мнению, именно эти моменты определяют истоки этических норм, лежащих в основе соответствующих практик, в целом, доступность соответствующих технологий для контроля и коррекции со стороны социума и в конечном счете, психологическую безопасность общества. Мы сосредоточим внимание на сфере профессиональной активности, хотя понятно, что и в межличностном взаимодействии психологическое воздействие практикуется столь же широко.

Если оставить в стороне недостаточно изученные виды психологического воздействия, такие как экстрасенсорное, телепатическое и т.д., то психологическое знание используется для решения практических задач в виде, во-первых, специальных технологий, реализуемых специально подготовленными психологами. Это сфера психотерапии, коррекционной психологической помощи, где фундаментальные психологические теории стали основой для разнообразных технологий психотерапевтического и психо-коррекционного воздействия, где существуют самостоятельные научные школы, отличающиеся порой взаимоисключающими основополагающими принципами.

Вторая сфера — разработка психологических аспектов частных видов общественной практики. Так, например, специалисты в области психологии рекламы или пропаганды дают рекомендации по повышению эффективности решения частных задач соответствующим специалистам. Рекомендации опираются на конкретные психологические теории, подкрепляются эмпирическими или экспериментальными исследованиями. Таким образом, еще одна форма, в которой используется психологическое знание для совершенствования профессиональной деятельности, — рекомендации практикам, в том числе, и реализующим в своей технологии элементы психологического воздействия.

И в первом, и во втором случае психологи могут очертить границы допустимого во взаимодействии оказывающей воздействие и выступающей в качестве реципиента стороны, а также контролировать соответствие реализуемых способов воздействия основополагающим этическим принципам, культивируемым в их профессиональной общности (хотя во втором случае — в меньшей степени, чем в первом).

Кроме уже рассмотренных двух вариантов внедрения психологического знания в жизнь общества имеется еще практика, сложившаяся и развивающаяся в профессиональных сообществах задолго до появления научной психологии и обеспечивающая воздействие на поведение, состояние как отдельного человека, так и групп людей при решении самого широкого спектра задач. Это использование интуитивного (донаучного) психологического знания.

В последнем случае речь идет о профессиях, где взаимодействие между субъектами, осуществляемое непосредственно или опосредовано, является ключевым элементом, позволяющим достигать цели профессиональной деятельности. Это социономические и артномические профессии, где целью взаимодействия выступают:

  • управление активностью других людей;

  • удовлетворение потребностей других людей;

  • формирование, развитие, упорядочение, изменение психологической сущности другого человека.

К числу таких профессий относятся педагогическая деятельность, лечебная, круг управленческих профессий, в том числе, организационное управление, военное управление, управление экономическим, политическим, правовым поведением людей, идеологическая деятельность, религия, искусство.

В ходе развития соответствующих профессий приемы профессиональной деятельности, в том числе и опирающиеся на интуитивное использование психологического знания, возникли не сразу в том виде, как мы это теперь видим, а складывались и развивались постепенно. Этот процесс протекал на каких-то этапах становления профессии стихийно, и тогда удачные решения и алгоритмы деятельности, будучи осознанными представителями соответствующей профессиональной общности, каким-то образом фиксировались, закреплялись, передавались от одних групп или поколений профессионалов к другим, становясь элементами соответствующей профессиональной культуры. Возможно совершенствование профессиональной технологии и на основе научного осмысления опыта решения профессиональных задач представителями собственной общности.

Это в полной мере относится и к взаимодействию как инструменту, технологии, условию достижения целей указанного круга профессий. Приемы решения профессиональных задач, опирающиеся на взаимодействие, также как и прочие, рефлексировались, фиксировались каким-то образом, наиболее эффективные воспроизводились из поколение в поколение в деятельности профессионалов. Пожалуй наиболее ярким примером подобного осмысления, обобщения и передачи опыта психологического воздействия могут служить стратагемы (стратегии взаимодействия в ситуации противоборства), сложившиеся в китайской культуре (240, 252). Эта практика в определенной мере являлась предметом исследования и в научной психологии в частности, могла изучаться специалистами психологии труда.

Кроме того, профессионалы, осуществляя взаимодействие вне профессиональной технологии, но в рамках профессиональной деятельности, на неформальном уровне, также могут оказывать на партнеров по взаимодействию психологическое воздействие, используя интуитивное психологическое знание.

Именно вследствие стихийно возникшей, но ставшей традиционной, практики психологического воздействия в структуре управленческой деятельности тот клиент — управленец, о котором шла речь в самом начале этого раздела, психологически был готов использовать подсказки психолога, считая их вполне "вписывающимися" в традиции и нормы своей деятельности. Будучи осведомленным об эффективности всяческих "психологических хитростей", восхищался "ловкими" руководителями, считал, что со временем до многих приемов "дошел" бы самостоятельно.

Вместе с тем, направленность такого "стихийного" практика в области психологического воздействия на взаимодействие с психологом-консультантом не может у последнего порождать иллюзии относительно его готовности воспринять идеологию психологического воздействия, культивируемую в гуманистической психологической традиции, как наиболее соответствующую задаче защиты прав человека. Да и в самом психологическом сообществе гуманистическая традиция не является единственной, определяющей принципы профессионального взаимодействия и ответственности психолога перед обществом.

Таким образом, сформулированная управленцем задача ставит психолога в довольно сложное положение не столько в связи с "технологическими" аспектами ее решения, сколько именно с этическими. Деятельность, направленная на ее решение, безусловно могла бы быть расценена как психологическая манипуляция людьми, противоречащая сложившимся в психологическом сообществе этическим принципам. Вместе с тем, психологи уже давно вовлечены в решение сходных задач. Более того, выделились отрасли психологии, например, психология рекламы или психология пропаганды, которые фактически полностью их обслуживают. В самом психологическом сообществе существуют достаточно расплывчатые и неоднозначные нормы, касающиеся такого рода взаимодействия.

Таким образом, консультант в подобной ситуации вынужден принимать решение о допустимых границах в передаче профессиональных технологий, обеспечивающих психологическое воздействие в процессе профессиональною взаимодействия,"ориентируясь на весьма противоречивые собственно психологические стандарты и традиции.

Существенным для психолога моментом, влияющим на принятие решения в подобных ситуациях, может оказаться сложившаяся в различных профессиональных общностях традиция использования психологического воздействия в решении профессиональных задач, например, традиционно ли в соответствующей общности скрытое воздействие, ориентация на недоступность полного контроля реципиента за собственными проявлениями, на подчинение или сотрудничество и т.п.

Понятно, что традиция, в том числе и традиция в профессиональной сфере, весьма живуча и с большим трудом видоизменяется под влиянием извне, особенно если традиционными выступают достаточно эффективные (или воспринимаемые как таковые) способы достижения целей. В этом случае контроль и коррекция со стороны более широкой общности, чем профессиональная, соответствующих приемов деятельности оказываются весьма затруднительными. Поэтому попытки психологов! привнести характерные для них принципы использования психологического воздействия при решении профессиональных задач могут и не найти поддержки у профессионалов, выступающих в качестве заказчиков соответствующих разработок. Более того, сами консультанты подчас начинают поддерживать и реализовывать не одобряемые в их собственной общности принципы профессионального взаимодействия.

Таким образом, использование психологического воздействия в иных профессиональных технологиях — тот самый пункт, в котором пересекаются различные подходы к решению этических вопросов, где интуитивная практика чаще оказывается более древней, чем научное знание, когда сочетание ролей психолога-консультанта и профессионала, использующего психологическое воздействие при решении своих задач, может быть очень дисгармоничным. Степень дисгармоничности во многом определяется происхождением психологических приемов в структуре конкретной профессиональной деятельности (традиция или привнесение на основе научного знания).

Кроме того, не исключены случаи, когда профессионалы бывают ориентированы преимущественно на собственные узкие пели, принципы и ценности, что и становится источником нарушения психологической безопасности лиц, которые охвачены их профессиональной деятельностью.

Отсутствие тождественности этических стандартов различных групп профессионалов обусловлено существующим расхождением интересов(в некоторых ситуациях большим, в других — меньшим) у конкретных людей, групп, а также возможного их противоречия интересам общества в целом. При решении практических задач не всегда удается их гармонизировать, а иногда взаимодействующие стороны к этому и не стремятся: имеющая большие ресурсы сторона обеспечивает приоритетность своих интересов перед прочими.

В этом контексте использование закономерностей поведения людей, их психической жизни может явиться очень важным, а иногда и единственным ресурсом, которым располагает профессионал при решении своих задач. Вот здесь и возникают уже указанные проблемы профессионалов и общества в их взаимосвязи:

  • Сколь умело используется профессионалом этот ресурс и не могут ли возникнуть какие-либо побочные эффекты, которые даже при социальной адекватности и гумманистической направленности решаемых профессионалом задач могут представлять определенную опасность для конкретных людей или групп, охваченных его профессиональной деятельностью? Каковы признаки профессионализма в использовании психологического воздействия как элемента иных, нежели психологических технологий?

  • Способно ли общество контролировать деятельность, использующую как ресурс достижения профессиональных целей психическую жизнь людей?

Такого рода контроль приобретает с каждым годом все большее значение в связи с "открытостью" современного мира и наличием возможностей охвата профессионалами огромных контингентов граждан за счет использования постоянно развивающихся средств и технологий передачи информации.

Кроме того, есть еще одна причина, придающая контролю в сфере использования психологического воздействия особую важность. Дело в том, что исследователи считают психологическое воздействие способным повлиять на различные проявления безопасности как отдельного человека, группы, так и общества в целом, поскольку психологическая безопасность сущностно связана с прочими видами безопасности человека и общества. Как указывали СЮ. Решетина, Г.Л. Смолян: "Отдельный человек в зависимости от задачи его изучения может выступать для исследователя в различных качествах — как индивид (биологическое существо), личность (представитель какой-либо социальной группы, гражданин), субъект какой-либо деятельности (профессиональной, политической), индивидуальность (обладатель неповторимых свойств и особенностей). В соответствии с современным подходом, личность отдельного человека рассматривают как многоуровневую систему в единстве этих качеств. Потребность в безопасности является одной из базовых потребностей человека, берущей свое начало от инстинкта самосохранения. Можно говорить о различных видах безопасности личности — физической, социальной, духовной, в зависимости от того, на какие свойства направлены угрозы — физическую целостность, социальный статус, мировоззренческие установки и т.п. Природа воздействий, нарушающих безопасность личности, может быть разной, но особенность информационных воздействий на сознание человека состоит в том, что они в силу своей универсальности могут представлять угрозу для любого вида безопасности человека" (212, с. 20).

Вместе с тем, пока еще и юридические, и этические нормы даже в наиболее продвинутых в этом смысле странах касаются частных случаев и аспектов психологического воздействия. Так, например, существуют юридические запреты, в частности в США, на использование неосознаваемого визуального сигнала (экстракадра) в рекламных целях, в то же время допускается использование акустических сигналов для блокировки нежелательного противоправного поведения граждан (воровства в супермаркетах) (225).

Нужны ли аналогичные нормы в других сферах общественной практики? Чем следует руководствоваться, ставя перед обществом вопрос о необходимости правового регулирования профессиональной деятельности, непременным элементом которой являются психологическое воздействие или возможность его использования? В целом можно предположить, что основанием для решения этих вопросов может стать теория психологического воздействия, разработанная в контексте проблемы психологической безопасности.

Важно отметить, что ключевой фигурой, от которой зависит психологическая безопасность в обществе, является сам профессионал – субъект деятельности, в рамках которой возможна реализация психологического воздействия. Его знания, умения, этические принципы, диспозиции всех уровней, собственные мотивы, личностные и индивидуально- психологические особенности — все, что накладывает отпечаток на профессиональную деятельность, может представлять интерес для исследователей этих проблем. Но, пожалуй, самым важным в этом ряду будет сама деятельность профессионала, рассматриваемая как система действий и операций, направленных на решение совокупности взаимосвязанных задач. Не менее важным может быть исследование тех трудовых постов, в рамках которых деятельность, имеющая в своей структуре элементы психологического воздействия, реализуется.

Таким образом, представляется целесообразным рассматривать проблему психологической безопасности именно в связи с деятельностью различных групп профессионалов, реализующих психологическое воздействие при решении своих профессиональных задач и осуществляющих свою деятельность в рамках конкретных трудовых постов.

При таком подходе исследования психологического воздействия в связи с проблемой психологической безопасности могут быть представлены двумя направлениями.

Первое из них позволит создать предпосылки для более глубокого понимания деятельности обозначенных групп профессионалов в контексте психологической безопасности общества. Это направление может быть ориетировано на решение следующих задач:

  • уточнение понятия "психологическое воздействие";

  • определение единиц анализа психологического воздействия в деятельности различных профессионалов;

  • разработка классификации различных вариантов психологического воздействия, позволяющей осуществить декомпозицию реального процесса воздействия;

  • анализ реальной воздейственной практики и составление реестра конкретных типичных вариантов воздействия, используемых различными профессионалами;

  • их оценка в контексте предварительно разработанной модели психологических последствий нарушения психологической безопасности;

  • разработка общих критериев возденет венного потенциала для трудовых постов, при реализации задач которых психологическое воздействие выступает элементом профессиональной технологии.

Идеальным для поддержания в обществе психологической безопасности можно было бы считать создание информацинных и технологических предпосылок для налаживания постоянного мониторинга ее уровня, в частности и для того, чтобы снизить верояность возникновения неблагоприятных, с точки зрения жизнедеятельности общества и отдельного человека, реакций людей. Ведь даже нейтральные в иных обстоятельствах стимулы на измененном фоне могут дополнительно снижать уровень психологической безопасности, вплоть до такого, который может угрожать прочим видам безопасности. Примером такого в иных обстоятельствах нейтрального стимула может служить указатель "Выхода нет" или заголовок в газете "Светлое будущее унесено ветром", которые на фоне упадка настроения могут усугубить отрицательные переживания.

Второе направление исследований должно касаться характеристики уровня развития соответствующих профессионалов как субъектов труда и направлено на:

  • разработку общих критериев профессионализма с точки зрения использования психологического воздействия в рамках профессиональных технологий;

  • изучение связи между уровнем профессионализма конкретных профессионалов по этому показателю и уровнем их развития как субъектов труда;

  • изучение взаимосвязи предпочтений профессионалов в выборе способов психологического воздействия, различных в отношении возможности нарушения психологической безопасности партнеров с субъективными (личностными) и объективными (ситуационными) факторами.

Таким образом, проблема психологической безопасности в контексте психологии труда имеет свою конкретизацию через изучение специфики использования психологического воздействия в деятельности различных профессионалов и уровня развития соответствующих профессионалов как субъектов труда.

В настоящем исследовании и предпринята попытка объединить в едином контексте проблемы психологического воздействия, психологической безопасности и определения уровня профессионализма и с доступной для одного исследователя степенью полноты изучить указанные вопросы.

Мы стремились, используя аппарат научной психологии, исследовать практику (часто интуитивную) применения психологического знания в целях управления поведением людей, реализуемую в деятельности самых различных профессионалов, и, тем самым, несколько приблизиться к созданию обобщенного знания к вопросах психологического воздействия. Задача, которую автор считал для себя первоочередной, состояла в анализе с позиций научной психологии различных вариантов психологического воздействия, используемых в различных сферах общественной практики, в их классификации и типизации.





Скачать 5,69 Mb.
оставить комментарий
страница1/36
т.е. без
Дата29.09.2011
Размер5,69 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх