Разрешение на перевод от автора (Jade) получено icon

Разрешение на перевод от автора (Jade) получено



Смотрите также:
Многие слышали, что Каббала является тайным учением. Именно ее закрытость...
К читателю
Элективный курс «Перевод текста как его интерпретация» ³é³ñϳÛÇ ¹³ëÇãÁ ¨ ³Ýí³ÝáõÙÁ` Áëï...
С. В. Голикова. Пореформенная уральская община > С. В. Голикова пореформенная уральская община...
М. А. Шишмарева в переводе романа Диккенса “Наш общий друг” передала одну фразу так: “Вся их...
Доверие
Разрешение на временное проживание выдано...
I перевод как разновидность межъязыковой и межкультурной коммуникации...
Перевод Л. Володарского День шакала перевод А. Михалева Считанные секунды перевод А...
-
Перевод С. П. Виноградовой Перевод И. М. Оранского Перевод И. С. Брагинского...
В. К. Ланчиков историческая стилизация...



страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
ПАДШИЙ
(Fallen)

АВТОР: Jade и Rube
ПЕРЕВОДЧИК: Glorydale
БЕТА: Татьяна Арефьева
ОРИГИНАЛ: http://jade1x2.com/
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД от автора (Jade) получено

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: СС/ГП
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: слэш
ЖАНР: angst
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Волдеморт мертв. Догадайтесь, кто его убил? Гарри оказался на самом дне маггловского общества. Снейп его спасает.


Глава 1.

Болело все.

Он был привычен к боли, но эта, пульсирующая, никак не хотела отступать. Гарри (просто Гарри - он отбросил "Поттер" так же быстро, как вынужден был бросить Хогвартс) поморщился и двинулся к балкону. Открыв расшатанную дверь, он вздрогнул, когда поток холодного воздуха коснулся его обнаженного тела. В руке зажата плата за его услуги - 190 фунтов 50 центов. Гарри пересчитал деньги, не дожидаясь, пока клиент выскочит за дверь. Это был грубый секс, пот уже начал высыхать и тело становилось липким, но ему было абсолютно наплевать.

Вздохнув, он схватил пачку сигарет с балкона, прикурил одну, глубоко затянулся, его пальцы дрожали. На лице застыла недовольная гримаса: накладная ресница сползла и попала в глаз. Он пристроил окурок на краю пепельницы и попытался вынуть ресницу, перекатывая, пока та совсем не отклеилась. Проделав то же со вторым веком, он выкинул ресницы с балкона. Сонно потер глаза, размазывая остатки теней и туши. Теперь он выглядел, как фея.

Разумеется, вся его суть заключалась в этой женственной внешности. И при том - он все еще не мог избавиться от чувства неловкости, накладывая косметику изо дня в день.

Гарри стоял и курил, голый и заледеневший, на этом чертовом балконе. Он хотел принять душ - по правде говоря, душ был ему просто необходим - но глаза закрывались, и дело здесь было не в макияже. Затянувшись в последний раз, дрожа, он заскочил внутрь так быстро, как ему позволили уставшие мышцы. Упал на кровать, натянул одеяло по пояс, бросил пачку денег на стол. Он спрячет их завтра, до прихода следующего клиента.

Гарри позволил себе отдаться во власть сна. Его глаза болели от недосыпа, и при обычных обстоятельствах этого было достаточно, чтобы мучаться бессонницей, но - вот странность - он уснул быстро.

Если бы кто-то вздумал наблюдать за спящим мальчиком, то задал бы себе множество вопросов. Гарри ворчал, стонал и крутился в постели, как будто ходил во сне. Он вздрагивал, когда ему снилось что-то особенно волнующее, а иногда просыпался от плача, его щеки были мокрыми, а глаза опухшими.

Сегодня его сны шли своей чередой. В них не было ничего слишком необычного или, напротив, уж очень нормального. Его дыхание было ровным.

Но вдруг.

Его тело свернулось в тугой клубок, мышцы сведены, зубы сжаты до боли.

Еще один сон. Еще одно воспоминание.

И вот опять он, Гарри Поттер, выглядит как ангел, каким ему и должно быть, правая рука вытянута, глаза горят огнем. Он загнал Вольдеморта в угол. Он чувствует сладкий привкус победы на губах. С широкой улыбкой он направляет палочку на Темного Владыку, чуть выше сердца, губы произносят "Avada Kedavra," и пульсирующая зеленая струя пламени устремляется прямо в цель.

Все пропадает. На полу лежит не Вольдеморт, a обожженный кусок тела, и тряпки, минуту назад бывшие одеждой. Гарри истощен. Он тоже падает на пол, чувствуя себя слабым и странно пустым. Прерывисто дыша, он хрипло произносит простые слова призывающего заклинания, выученного в этом году.

Ничего не происходит.

Ничего. Ни хлопка, ни шипения. Ни одного звука. Гарри прижимает ладонь к палочке, с ней что-то не в порядке. Встряхивает ее. Пробует снова.

И опять ничего.

Гарри хватает ртом воздух. Он чувствует, как профессор Снейп нежно берет его под руки, поднимает. Они должны идти. Гарри медленно погружается в небытие, усталый более, чем ему кажется.

Смена обстановки, и Гарри заворчал во сне, перебирая рукой простыни.

Дамблдор. Гарри снова в Хогвартсе. Он не может вспомнить, как попал сюда. На самом деле, он с трудом припоминает хоть что-нибудь. Перед ним в кресле сидит, ссутулившись, Дамблдор, он улыбается так натянуто, и Гарри тут же понимает: что-то случилось. С ним что-то случилось.

- Сэр? - спрашивает он неуверенно, пытаясь приподняться, но руки не слушаются его.

- Гарри, мой мальчик. Как хорошо, что ты проснулся, - Дамблдор говорит приглушенно, скорее всего для того, чтобы остальные не могли слышать их разговор.

- Что произошло?

- Вольдеморт умер, Гарри, к большому облегчению Волшебного мира, и за это мы должны благодарить тебя.

- Это здорово, - Гарри пытается придать своему голосу восторженную интонацию. Но реплика звучит безразлично. Сейчас директор скажет: "но". Гарри чувствует это.

- Но произошло нечто ужасно неправильное, - Дамблдор вздыхает, Гарри ищет его взгляд и то, что он видит, не обнадеживает. - Гарри, когда ты... нет. Я должен начать рассказ с другого. Гарри. Когда Вольдеморт пришел в дом твоих родителей, в Годрикс Холлоу, произошло нечто. Сейчас мы не можем сказать, что именно. Заклинание не сработало. Пытаясь проклясть тебя, Вольдеморт практически потерял свою силу, он передал ее тебе. Это многое объясняет, Гарри. Твоя сверхъестественная способность говорить со змеями, твоя способность избегать смерти в любой ситуации. Том Риддл был великим волшебником, но сейчас он мертв, он лишен силы, и ты ее тоже лишился. В какой-то степени.

- Я не понимаю.

- Ох... Ну... Той ночью, когда Вольдеморт напал на тебя, была создана связь, Гарри. Очень редкая и очень опасная связь. Ты получил силу Риддла, Гарри. А сейчас у тебя не осталось ее совсем, что само по себе чрезвычайно интересное последствие. По логике вещей, даже если Вольдеморт и был основным источником твоей силы, ты формально являешься Волшебником, практически завершившим обучение, и у тебя должны остаться магические способности. Но... ты не можешь сотворить простейшего заклинания. Очень любопытно.

- Вы имеете в виду...

Дамблдор молчит.

- Что я сквиб? Что я был рожден сквибом?

Дамблдор морщится и машет рукой.

- Ну, я бы не сказал, что сквибом, Гарри. Но да... Ты был рожден без магических способностей.

Гарри покидает Хогвартс чуть позже, тем же вечером, имея при себе только плащ, сумку с едой и немного маггловских денег. Он оставляет ключ от своей ячейки в Гринготтсе Рону из чувства вины: он не был ему тем другом, которого Рон заслуживал иметь. Вместе с ключом он оставляет записку Рону и семейству Уизли на своем туалетном столике, без объяснений, без заверений. Просто два имени и несколько бессмысленных слов между ними.

"Рону", - написано в ней, как в какой-нибудь чертовой поздравительной открытке. "От Гарри."

От обрывает все концы и не оглядывается назад.

Тело на кровати вскочило, проснувшись, тяжело дыша, мокрое от пота, сердце колотилось и колючие слезы пульсировали под грязными веками. Пальцы терзали простыни, пытаясь успокоить воспоминания, вышедшие из-под контроля.

- Черт, - стонал Гарри, закрывая руками лицо. - Дерьмо.

Он по привычке потирал лоб в том месте, где когда-то был шрам, вспоминая, что его больше нет, что он исчез, когда умер Вольдеморт, и с этим ничего не поделаешь, мрачно падая обратно в постель.

Воспоминания возвращались сами собой, хотя времени прошло предостаточно. Может, оттого, что его клиент прошлой ночью был рыжим? И напомнил ему Рона? Всех Уизли, вместе взятых? Как бы то ни было, сны заставили его плакать. Это нехорошо. Он глубоко вздохнул, спустил ноги с кровати и, наклонившись, выудил трусы из корзины с бельем. Эти должны быть чистыми; он не помнил, какие именно он положил в стирку, но это не имело значения - их все равно придется снимать под утро.

И снова Гарри отказался от душа, а вместо этого поплелся на кухню отмывать живот. Они трахались в презервативах, но потом клиент вышел из него и попросил кончить на Гаррин живот. Ничего страшного, всего один разок; Гарри знал, что это был постоянный клиент, что он здоров... и правила существуют для того, чтобы их нарушать, как говорил старик Дамблдор.

Господи. Ну вот опять. Гарри пытался забыть Хогвартс с тех пор, как нашел прибежище в маггловском Лондоне. Сначала он пришел проситься обратно к Дурслеям, чтобы попробовать пожить их, человеческой, жизнью - ей он, черт побери, и должен был жить отныне, но они... отказались впустить его. Гарри умолял. Но вместо каморки под лестницей он заночевал в отеле. Один, без багажа. Он не спал всю ночь.

Он не собирался становиться шлюхой. По правде говоря, ему это даже в голову не приходило. Но он не мог вернуться в Волшебный мир. То, что он читал на страницах Ежедневного Пророка, было ужасно. Вся его сила пропала - что делать? Стать чертовым смотрителем, как Филч? На фиг. Гарри отказался от амбиций и безнадежно пытался найти простую маггловскую работу? пробовал наняться продавцом, банковским клерком... но у него не было ни документов, ни рекомендаций, ни реального опыта. Он был просто виртуальным кандидатом для них, и они просто отказывали ему. Вечером очередного дня бесцельных шатаний, Гарри сидел у своего мотеля, глядя на прохожих без особого интереса.

На углу он заметил человека, который пялился на него в открытую. Незнакомец выглядел паршиво: простые потрепанные джинсы, грязная футболка без рукавов, и что довольно странно, ковбойские сапоги. Он просто стоял на одном месте, переминаясь с ноги на ногу. Периодически трогал карман джинсов, как бы проверяя - все ли на месте. Гарри наблюдал за мужчиной с возрастающим интересом, а затем с удивлением, когда тот двинулся к нему.

- Есть прикурить? - спросил незнакомец.

Гарри молча щелкнул старой зажигалкой. Мужчина кивком поблагодарил и наклонился прикурить сигарету, затягиваясь так жадно, как будто ждал этого весь день. Выпрямился, выпуская дым сквозь щелочку сухих потрескавшихся губ. - Хорошая зажигалка,- - сказал он, раскачиваясь на носках. Гарри кивнул, мужчина опять сосредоточился на сигарете. Они молчали, пока незнакомец не представился.

- Меня зовут Майк.

- Хм.

- А тебя?

- Гарри, - ответил он. - Просто Гарри.

- Ты настоящий жеребец, - Гарри улыбнулся.

- Хм.

- Ты прости, я не должен тебя спрашивать... ты не выглядишь, как гей, извини, - Гарри ничего не ответил, но глаз не отвел. - Я... Послушай. Чем ты занимаешься? Ну, чем зарабатываешь?

- Ничем.

Майк, казалось, только того и ждал.

- Слушай, ты здесь живешь? - Гарри посмотрел на него взглядом, говорящим "мы стоим у моего отеля". Майк хмыкнул. - Глупо, еще раз прости.

- Все в порядке. Мне все равно придется съехать отсюда.

Майка как будто осенило.

- Тебе нужно жилье? Мои друзья будут рады оказать тебе любезность взамен кой-чего...-

Вот так просто это случилось. Гарри был нанят, совершенно добровольно, хотя можно винить в этом депрессию и отсутствие смысла жизни. Первая ночь была тяжелой; он выписался из отеля и остался у Майка, изучая приемы его нового ремесла. У него все болело несколько недель подряд, и он еще не был готов для клиента. Пользуясь вынужденной отсрочкой, Майк пытался сделать все от него зависящее, чтобы сделать имидж Гарри откровенно привлекательным.

Они ходили за покупками в маггловское заведение, называемое Кибердог, где бритоголовые, пирсингованные сотрудники слонялись по магазину группами, стараясь избегать покупателя, до тех пор пока тот сам не подходил к ним. Гарри разглядывал продавцов, игнорируя их орлиные взоры, пока Майк выбирал для него те же вещи, что были надеты на них.

Когда они наконец вышли из Стейблз Маркет на Камден, у Гарри было два новых пирсинга: кольцо в соске и колечко в носу, потом его отвели к какому-то странному визажисту, и он не мог пошевелить лицом из-за наложенного макияжа. Глаза болели от туши и подводки для глаз, проколотый сосок все еще ныл.

С тех пор не стало прежнего Гарри. Он оставил позади чистые джинсы и рубашки, а вместо них носил сетчатые майки и облегающие кожаные штаны. Он ходил в сапогах, в которых едва мог передвигаться, и проколол себе ухо вплоть до самого хряща. Он научился разговаривать с нижними обольстительными обертонами, и заставлял себя произносить во время секса слова, от которых при нормальных обстоятельствах залился бы краской. "Черт" слетало с его губ так просто, как будто было его именем. Матерные парафразы в его исполнении были изящней сонета. Он стал мальчиком-мечтой.

Гарри быстро привык к тому, что теперь его рассматривали как "объект", как "член".

Но в такие ночи, как эта, он хотел бы родиться обратно.

* * *

Снейп мерил комнату шагами. Он боялся ложиться спать. Сны... сны были настолько сильны и тревожны, что он мог с тем же успехом не спать вовсе. Его сны становились все хуже. Он чувствовал себя относительно счастливым, только когда мучил студентов. Чувство счастья было проблемой Снейпа. Он не мог с уверенностью сказать, что был по-настоящему счастлив тогда-то и тогда-то. Оглядываясь назад, Снейп вспоминал пару-тройку моментов, в которые он испытал нечто, отдаленно напоминающее удовольствие... и, похоже, все они были связаны с Гарри Поттером.

Поначалу ему казалось, что Поттер - проклятье всей его жизни, но именно благодаря ему он почувствовал себя живым существом. Не призраком хогвартских подземелий, живущим одной лишь идеей - высмеять, оскорбить. Что-то в Мальчике, Который Выжил, заставляло его хотеть жить... хотя бы для того, чтобы увидеть, как он обманет ожидания общественности. Чтобы сравнить его с Поттером-старшим, которого Снейп до сих пор ненавидел.

Потом он сражался вместе с Поттером, и внутренняя сила мальчика покорила его. Как бы плохи ни были обстоятельства, Гарри продолжал бороться. Снейп понимал, что жизнь Поттера была такой же безрадостной, как и его собственная. Он слышал разные слухи о его проблемах с тетей и дядей, но всегда считал их преувеличением. Позже Дамблдор подтвердил все, давая Снейпу понять, что на самом деле ситуация было намного хуже.

Его мнение о Поттере менялось медленно на протяжении семи лет. Снейп не мог точно припомнить, в какой момент он перестал ненавидеть мальчика. В любом случае, ему запомнилась последняя битва с Волдемортом. Тогда он оценил Гарри как волшебника и принял его как равного - только для того, чтобы увидеть, как Поттер потерял все. Победа обернулась поражением.

Некоторые события той ночи помнились Снейпу смутно; разумеется, Вольдеморт эффекта ради выбрал ночь полнолуния, чтобы сделать свой ход. Но он ясно помнил тот момент, когда Гарри наконец смог наложить самое непростительное проклятье из всех; он слушал и удивлялся тому, что голос семнадцатилетнего подростка даже не дрогнул. Вспышка зеленого света и - конец. Темного властелина не стало, Гарри Поттеру все удалось. Он исполнил свое предназначение. Этот момент должен был стать его триумфом. Снейп чувствовал гордость за Гарри и что-то еще, чему не мог дать названия. Сила проклятья была велика, он почувствовал ее, стоя в отдалении. Гарри вложил в слова всего себя, полностью, без остатка. Он не предполагал тогда - насколько.

Снейп смотрел на мальчика, пораженный: каким маленьким он казался в своей мантии. Измученным, призрачно-бледным и неуверенным. Бросился к нему, прижал к себе, надеясь, что мальчик простит его прикосновение - ведь он сейчас ближе всех к Гарри. Лес вокруг горел (проклятье оказалось слишком сильным), нужно было быстрее увести мальчика.

Снейп помнил, как шептал ему нежные слова, которых раньше не знал. Он почувствовал, как боль пронзила его руку. Он закатал рукав и увидел, что темная метка пропала. Вольдеморт был и в самом деле мертв. Гарри что-то бормотал и вздыхал, глядя на свою волшебную палочку - наверное, она сломалась. Тогда Снейп не обратил на это внимания, он должен был доставить мальчика обратно в школу, пока остальные волшебники тушат пожар.

Именно тогда Поттер потерял свою силу и стал Магглом. Тем, кем его всю жизнь пытались сделать. В тот момент никто ничего не понял, даже Дамблдор не мог признать очевидного. Сила Поттера оказалась силой Волдеморта. Змееязык, Квиддич, необыкновенные способности Гарри, его отчаянная храбрость - все это принадлежало Тому Риддлу.

Снейпу не удастся забыть выражение лица Гарри, когда он выходил из кабинета Дамблдора. Снейп ждал под дверью, но любые вопросы были излишни. Мальчик выглядел так, будто потерял все - а он действительно потерял все. Снейп пытался заговорить с ним, пытался придумать слова утешения, но после семи лет издевательств они прозвучали бы насмешкой. У Снейпа не было ничего, кроме слов. Он не мог вообразить себе глубину отчаянья Поттера. Все, чем он был и чем он мог стать, исчезло. Навсегда. Безвозвратно.

Казалось, Поттер не слышал его и не видел.

Хотя Дамблдор и не заикался о том, что Гарри должен покинуть Хогвартс, в глубине души Снейп знал: мальчик не сможет оставаться здесь. Ежедневно ему пришлось бы сталкиваться с напоминанием - он никогда больше не сможет быть, он никогда уже не сможет стать. Видеть, как первоклашки-неумехи делают то, чему он не в состоянии научиться.

Поэтому Поттер сбежал, и тут Снейп осознал, насколько ему не хватает мальчика. Оставшаяся часть семестра прошла как дурной сон. Учителя пытались искать Поттера, следить за его передвижениями. Все без толку. С помощью магии не выследишь маггла в маггловском Лондоне. После ухода Поттера Снейп с тревогой обнаружил, что ему начали сниться сны.

Снейп всегда знал о своих предпочтениях и никогда не делал из этого секрета, однако все его интрижки были короткими и не приносили удовлетворения. Работа стала его жизнью, преподавание стало для него всем. Затем в его жизнь вошел Поттер, и у него появилась новая цель. Где-то на шестом году обучения Поттера он внезапно осознал: мальчик привлекателен. До него доходили слухи об увлечениях и связях Поттера ? неизбежность для смазливого студента. Обаяние Поттера привлекало юношей и девушек, без разбора. Даже Снейп вынужден был признать, что не в силах остаться равнодушным к его прелестям. Приходилось использовать все свое презрение к мальчику и его отцу, чтобы не дать волю чувствам. Только раз или два желания смогли возобладать над здравым смыслом, но тут же были подавлены.

Снейп вновь возвращался к последней битве, ставшей причиной трагедии Поттера. Впервые он воспринял мальчика как личность, и его чувства вышли из-под контроля. В ночь после ухода Гарри Снейпу приснился его первый сон. Эротический, извращенный, пугающий. Он видел Гарри, связанного и обнаженного, распростертого перед ним. Затем были еще сны - не каждую ночь, даже не каждую неделю, но они были. Он пытался найти Гарри только для того, чтобы прекратить свои видения. Он стал одержимым, и едва ли спал вовсе.

Начался новый школьный год. Снейп отточил свои зверства в отношении первоклашек до совершенства. Гриффиндорцам, как обычно, доставалось больше других. Кое-кого он довел до слез своими остротами, не чувствуя при том особого удовольствия. Ему опять снились сны - он просыпался возбужденным и ослепленным желаниями. Поначалу он отказывался от самоудовлетворения. Думать о Гарри во время мастурбации - это так дурно, нет, он не будет этого делать. Позже он перестал сопротивляться. Однажды ночью он проснулся, сжимая рукой возбужденный член.

И он сломался; быстро двигая рукой, он отдался во власть вожделения и мыслей о Гарри. Это было так хорошо - нет-нет, он не имел права. Переполненный чувствами, он сжал у основания свой член, представляя стройное мальчишеское тело. Зеленые глаза жгут его. Гарри под ним, раздвинул молочно белые бедра, приглашая. Гарри опускается на колени, берет его член в рот, мастурбируя себя... видения, фантазии, порочные детали проносились перед глазами, пока он двигал рукой все быстрее и отчаянней, как будто оргазм мог смыть поток извращенных желаний.

Снейп внезапно проснулся. Опять! Он уснул в своем кресле. Он не в силах более сопротивляться назойливому голосу страсти. Когда он пытался подавить похоть, его поведение становилось еще хуже. В один из таких периодов директор вызвал его к себе и отчитал, как нашкодившего ребенка. Предупредил его о том, что личные проблемы не должны сказываться на работе. Дамблдор без магических уловок знал о его чувствах. Снейпу настойчиво предложили воспользоваться давно заслуженным отпуском. Это прозвучало - и этого было достаточно. Снейп усвоил урок.

Поэтому, проснувшись ночью, чувствуя, как тело ломит от сиденья на стуле, он даже не пытался сопротивляться. Сбросив мантию, он упал на кровать, сжал болезненно напряженный член. С самого первого сна он не мог думать ни о ком, кроме Гарри. Ночи с мастурбацией случались все чаще и приносили ему все меньшее облегчение. Он нуждался в том, чего не мог получить.

Одних мыслей о Гарри достаточно, его член стал влажным, и не было нужды в смазке. Он двигал рукой быстро, жестко, сжимая член до боли, желая наказать себя. Он выгнулся на постели, пытаясь окончить это быстрее. Он нуждался в облегчении. Он двигал рукой все быстрее, картины растрепанных волос и очков Гарри мелькали перед глазами. Гарри, смотрящий на него с упреком, вдруг превратился в Гарри, который стоит на четвереньках, оглядываясь на него через плечо.

Это было последней каплей. Снейп дышал с трудом, сейчас, так близко, так близко... внезапно, из ниоткуда, отчетливо: Гарри Поттер, вызывающе одетый, мелированые темные волосы, на лице толстый слой косметики. Оргазм захлестнул его, с губ сорвался сдавленный крик, который мог быть именем Гарри, по телу прокатилась судорога, одна, вторая, третья. Он упал на кровать, исполненный стыда, но удовлетворенный. Пока.

Глава 2.

Резкий стук в дверь заставил Снейпа вздрогнуть и подняться из-за стола, за которым он провел последние несколько часов, подсчитывая ошибки в домашних заданиях. По ту сторону двери профессора ожидали хмурое лицо Минервы и сообщение, что его хочет видеть директор.

- Пароль, - сказала она, понизив голос. - Майк и Айк.

Северус не сдержался, тень улыбки коснулась его губ.

- Майк... и Айк? - Минерва выпрямилась с каменным лицом, однако он видел, что она разделяет его иронию.

- Ну, ты же знаешь, как он любит эти маггловские сладости, - ответила она холодно, притворившись, что не поняла намека. Временами Северус удивлялся тому, насколько невозмутимой могла была МакГонагалл - почти такой же, как он сам - и насколько трудно ей было просто улыбнуться.

Северус встряхнул головой, пытаясь упорядочить мысли, и заверил ее, что немедленно отправится к Дамблдору.

- Пожалуй, я пройдусь с тобой немного, - предложила она. Это предложение, равно, как и все прочие предложения Минервы, было скорее похоже на приказ. - Мне нужно подняться в общежитие Грифиндора, чтобы напомнить г-ну Ковету о его завтрашнем наказании. Вероятно, он уже забыл о нем. Они прошли коридор, ведущий из подземелий на свет, встретив на своем пути несколько смеющихся слизеринцев. Минерва наградила их суровым взглядом, было очевидно, что ее нелюбовь к названному факультету не уменьшилась ни на йоту. Напротив, она воспринимала как личное оскорбление их веселье и довольство жизнью. Вместо того, чтобы чувствовать себя оскорбленным, Снейп обнаружил, что почти улыбается, в ответ получая несколько странных взглядов со стороны Минервы. Господи! Похоже, он начинает сходить с ума.

- В последнее время ты странно себя ведешь, Северус, - Минерва начала издалека, Снейп внутренне сжался. Ну вот, теперь еще и Минерва! Как будто мало ему предстоящей нотации Альбуса.

Конечно, трудно их винить. В последнее время он действительно чувствовал себя потерянным. В любой момент он готов был сорваться и с криком броситься в сторону Запретного Леса. Коллеги отмечали его странности, да и студенты не стояли в стороне. Снейп пытался игнорировать чувство, что за ним наблюдают. В конце концов, за ним следили с того момента, как узнали о связях с Вольдемортом. Но теперь они следили иначе.

- Странно веду себя. Разве? - ответил он сухо, вышагивая впереди МакГонагалл.

- Да, - подтвердила она, и Северус понял, что на этот раз ему не удастся избежать нравоучения. - Практически все заметили, как ты изменился.

- Изменился?

Она продолжила, как будто не слышала его.

- Северус, я знаю тебя много лет - еще с тех пор, когда ты был здесь студентом - и я знаю, когда у тебя не все в порядке. Несмотря на то, что нас с тобой, казалось бы, ничего не связывает...

Снейп состроил очень не-снейповскую гримасу.

- Ты уже не прежний Северус Снейп, известный мне. Я не знаю того, кем ты стал, но вряд ли этот кто-то доволен собой. Ты не можешь сосредоточиться. Ты не спишь. Ты почти ничего не ешь. Все признаки депрессии, Северус...

- Минерва, - огрызнулся он яростно, оправдывая свой утерянный имидж, находя в этом легкое утешение. - Ты делаешь выводы из того, что я не бросаю больше злобных взглядов в сторону гриффиндовцев за ужином?

Он вздохнул.

- Я благодарен тебе за участие, но еще немного, и оно перерастет в назойливость. МакГонагалл, казалось, не удивилась его отповеди.

- Хорошо. - Она повернула за угол и направилась в сторону башни Гриффиндора, не обронив ни слова больше, и Северус вздохнул с облегчением и - отчасти - с отчаянием.

- Черт.

Он продолжил свой путь, слабо кивнув проходящему мимо Хагриду (с очередным монстром на поводке), завернул за угол и забыл одернуть группу хаффлпавцев, едва не врезавшихся в него. С трудом преодолел несколько лестничных пролетов (сказывалась нехватка физических нагрузок) и оказался перед дверью в кабинет директора.

- Майк и Айк, - пробормотал он горгулье, откидывая непослушные пряди с лица. С удовольствием отметил, что не забыл бросить злобный взгляд на уродину, пока та открывала проход.

Северус кашлянул, заметив, что он один в офисе.

- Альбус?

- Северус...

Снейп обернулся. Главное, без лишних эмоций. Он знал, зачем он здесь. Ни к чему изображать святую невинность.

- Мы можем перейти прямо к делу, - сказал он устало. Альбус даже не предложил эти чертовы конфеты, которые держал специально для него. Снейп усмехнулся про себя: похоже, он действительно зашел слишком далеко, если Дамблдор решил опустить формальности, вместо этого предлагая ему присесть. Он опустился в кресло, стоящее как можно дальше от Фоукса. В последний раз, когда он был здесь, Фоукс решил, что настало время возрождаться из пепла. В результате Снейп был покрыт с головы до ног его седыми перьями. Сейчас Фоукс также выглядел не блестяще.

- Северус.

Вот оно!. Каждый раз, когда кто-либо пытался читать ему нотации, он начинал с его имени. Снейп представил себе, как Дамблдор склоняется над ним, качая указательным пальцем и выговаривая за то, что он летал после заката. Ему удалось подавить смешок.

- Нам нужно поговорить.

- Понятно, - Снейп разглаживал складки мантии. Он нервничал, хотя со стороны это выглядело демонстрацией безразличия. Но Альбус не был посторонним.

- Ты ждал этого?

Снейп промолчал - он слишком умен для игр подобного рода.

- Если ждал, - продолжил Альбус, - то мог представить, как мы будем волноваться за тебя.

- И кто это «мы», позвольте узнать?

- Учителя. Несколько студентов. Ты сам не свой.

- Я уже в курсе, - Снейп пожал плечами. - Минерва рассказала, когда заходила за мной.

- Ах, да. Я должен был догадаться.

Похоже, это позабавило Альбуса.

- Минерва нервничает больше всех. Она заботится о тебе.

- И почему это она должна беспокоиться? Я что, подвергаю опасности студентов?

- Нет. По крайней мере, пока. Но я вижу, тебе становится все хуже, и вероятно... в один прекрасный день ты не заметишь ошибки, которая может повлечь серьезные последствия.

- Хуже? Начнем с того, что я не болен...

- Депрессия, Северус, и довольно запущенная.

- Что?

Голос сорвался, Снейп терял самообладание.

- Ты не можешь просто...

- Могу. И как директор этой школы я решаю, когда учителя не способны учить и когда им требуется отпуск.

- Ты отстраняешь меня?!

- Да. До тех пор, пока не буду уверен в том, что ты готов вернуться в Хогвартс в здравом уме.

- Я и сейчас в здравом уме! Не могу поверить...

- Что ты делал, когда за тобой зашла Минерва? - Северус запнулся, пытаясь придумать хоть что-нибудь. Однако, ничего не приходило в голову. Он тяжело вздохнул.

- Это еще не означает...

- Какие факультеты были у тебя на уроках сегодня, Северус?

- Можешь не ждать - я не вспомню, - огрызнулся он в отчаянье.

- Нет. Разумеется, невозможно запомнить расписание, повторяющееся из года в год на притяжении последних двенадцати лет.

Снейп только вздохнул в ответ. Альбус наклонился к нему, опершись локтями на стол, рукава мантии соскользнули вниз, обнажив старческую кожу его рук. Снейп в который раз вспомнил, насколько стар был директор на самом деле.

- Ты почти не ешь. Не спишь. Тебе трудно сосредоточиться в классе. Последнее время ты даже разговариваешь не так, как обычно. Что случилось, Северус?

- Все было отлично, пока ты не приступил... к своим дурацким обвинениям, - процедил Снейп сквозь зубы.

- Я не обвиняю. Я просто излагаю факты. Ты стал другим. Тебе нужен отдых? Если Вольдеморт...

- Он мертв, - прошипел Снейп. - Я думал, ты помнишь об этом, несмотря на свой возраст.

Альбус несколько раз моргнул, пораженный выпадом Снейпа, затем сел на место. Снейп заполнил паузу мысленными проклятиями в свой адрес.

- Хм. Так вот из-за чего ты... Вольдеморт?

- Ну, причем здесь он, - бормотал Снейп. - Он умер.

- Да. Как ты сейчас... хм, любезно мне напомнил, он действительно мертв. Равно, как и Гарри Поттер.

Снейп вздрогнул.

- Поттер жив...

- Да. Но он исчез, Северус, затерялся в маггловском Лондоне, пытаясь жить так, как будто он никогда не слышал о нас и нашем мире. - Директор грустно покачал головой. - Это несправедливо, не правда ли? Мы лишились своего единственного героя.

- Начнем с того, что он не был героем. Это была не его сила.

- Нет, был. Даже ты не сможешь спорить с тем, что он был умным и интересным ребенком, хотя и не обладал способностями от рождения.- Альбус немного помолчал, потом вздохнул. - В любом случае, извини, но я отправляю тебя в отпуск.

- Что!? Я думал, мы уже обсудили это...

Снейп сорвался на крик, но Альбус перебил его.

- Северус, если эта вспышка является показателем самоконтроля, то я вынужден раскрыть глубину твоего заблуждения. - Снейп притих. - Я не собираюсь отстранять тебя надолго. Быть может, это будет просто небольшой отпуск. Кто знает? Но ты отправляешься в Лондон и никуда больше, а мы станем приглядывать за тобой.

- Почему? Я вряд ли перережу себе вены, если поеду в Париж.

Альбус посмотрел на него из-под очков.

- Ты едешь в Лондон, Снейп. Я буду навещать тебя периодически. А сейчас я предлагаю тебе идти паковать вещи. Да, и не забыть про маггловскую одежду. Деньги тебе выдадут.

Снейп хмурился. Протестовать было бесполезно. Невозможно переубедить Альбуса, когда он принял решение.

- Пожалуйста, попытайся хорошо провести время. Северус?..

Снейп молча захлопнул за собой дверь.

* * *

Уличный фонарь освещал его тело, оставляя в тени лицо. Что позволяло ему оставаться неузнаваемым, учитывая особенности ремесла. Большую часть времени Гарри проводил в ожидании клиента. Надеясь, что тот не будет слишком грубым, или скупым, или болтливым. Гарри ненавидел разговоры, он не нуждался в советах и не горел желаньем объяснять, как попал на панель. По счастью, разговорчивые встречались редко. Все, как один, жаждали его молодого тела и удовольствия, от него получаемого.

Иногда - и это было хуже всего - внешность клиента или просто атмосфера самой ночи напоминали о "другой жизни", как он ее теперь называл. "Другая жизнь" отныне не принадлежала ему, она никак не была связана с его теперешними занятиями. Обычно он в состоянии был отогнать назойливые мысли, но временами воспоминания одерживали верх. В такие ночи к нему возвращались кошмары.

Забавно - последнее время он часто вспоминал своего прежнего врага. Северуса Снейпа. Он был с Гарри ночью, когда тот потерял все. Он принес Гарри в школу. Невозможно было забыть руки, так нежно обнимавшие его тогда. Просто смешно - в свой последний хогвардский год Гарри влюбился в профессора Снейпа. Кто бы мог подумать. Влюбился. Самое идиотское, детское слово, которое мог бы произнести мальчик-проститутка. Но это было в эпоху его невинности, к тому же идеально описывало его чувства. Сначала Снейп был ему ненавистен, но со временем показал себя как непонятая фигура. Шпионя в рядах Пожирателей Смерти, он не раз рисковал жизнью. Выступая на стороне добра, он не давал обещаний быть милым. Гарри обнаружил личность под маской презрения. Он был так наивен, что он мечтал встретиться со Снейпом после окончания Хогвартса - как равный.

Теперь Гарри не было равных. Распоследний чернорабочий, зарабатывающий на хлеб честным трудом, был выше его. Фантазии порождают пустые надежды. Гарри оставил их в - другой жизни. Он запретил себе мечтать.

* * *

Бесцельные, беспорядочные поиски. Нет, цель - мальчик. Гарри Поттер.

С чего он взял, что сможет найти мальчика? В городе, где живет несколько миллионов магглов, где каждый занят своим делом, как он мог найти того, единственного... Нет, даже в мыслях Снейп отказывался называть Гарри магглом. Он им никогда не станет, Снейп отказывался верить в то, что у мальчика не было магических способностей, несмотря на уверения Дамблдора. Он сражался с Гарри бок о бок, чувствовал силу его магии - и та не имела ничего общего с силой Волдеморта. Гарри не был фальшивкой. Нет. Он бы почувствовал. Так убеждал себя Северус Снейп.

Он был сослан в маггловский Лондон, официально - в отпуск. Какая ирония. Как будто его проблемы решились оттого, что он живет с Гарри в одном городе. Напротив, это усилило одержимость: Гарри мерещился ему за каждым углом. Снейп тешил себя мыслью, что если он пройдет еще чуть-чуть и завернет вот за тот угол, то найдет его. Что будет дальше - после того, как он найдет Поттера - Снейп представить себе не мог. И поэтому он ходил по городу до изнеможения и временами спускался в метро. На самом деле, город оказался не таким уж большим, а времени у него было предостаточно. Его самочувствие улучшилось - если сравнивать с тем днем, когда его попросили из Хогвартса. Что можно считать естественным результатом ежедневных пеших прогулок длинною в 10 миль (16 км - прим. беты).

Ежеминутно проклиная Дамблдора, Снейп начал задумываться о его истинных мотивах: быть может, старик отправил его на поиски Гарри? Не мог сделать этого сам, выбрал самого компетентного человека и, таким образом, убил двух зайцев? Не стоит недооценивать директора. Этот человек - само лукавство и хитрость. Он мягко стелил, изображал участие, имея далеко идущий план. Интересная мысль. Однако, не приближающая Снейпа к его цели.

Профессор Зельеварения пытался представить, чем сейчас может заниматься Гарри. Как он зарабатывает себе на жизнь у магглов? Прошло много времени с тех пор, как Снейп жил среди них, и ничего путного не шло ему в голову. Возможно, легче будет пофантазировать, чем Гарри мог занять свободное время. Если слухи о нем были правдой (а Снейп надеялся, что так оно и было), то район голубых был не самым плохим местом для начала поисков. Снейп открыл свой путеводитель по Лондону.

* * *

Первый клиент - всегда самый трудный. По крайней мере, так было для Гарри. Он не знал, насколько это верно для его... коллег, но твердо знал: когда первый за вечер клиент подходил к нему - приближаясь лениво, как будто желая спросить, как ему пройти или сколько времени - сердце Гарри начинало биться чаще, ладони становились липкими от пота и он едва сдерживался, чтобы не убежать. Он представлял, как несется по улице изо всех сил, теряя один ботинок, но все равно не останавливаясь.

Это была приятная фантазия, которую он никогда не пытался воплотить. Гарри нужны были деньги. Да дело было даже не в деньгах. Будь у него возможность взяться за другую работу, все равно - из его профессии не уйти. Слишком много людей, которые не позволят ему сделать это. Слишком многим он был должен. Слишком много было совершено ошибок, чтобы пытаться сейчас что-либо исправить.

И вот теперь он стоял, покуривая сигарету, облокотившись на стену (глаза полуприкрыты и выискивают клиента). Если разобраться, его дела были не так уж плохи: лысые толстые извращенцы никогда не подходили к Гарри, черты его лица казались им чересчур правильными. Но мальчик не понимал, что был слишком красив для обывателя, и объяснял это простым везением.

Наконец, лед тронулся. Человек, наблюдавший за ним (внешность, ничем не выдающаяся, кожаная спортивная куртка и лохматые каштановые волосы), решил подойти поближе. Гарри оттолкнулся от стены, двинулся ему навстречу.

- Привет, - сказал он хрипло, отбрасывая в сторону недокуренную сигарету. Окурок подпрыгнул несколько раз на мокром асфальте, как камень по воде.

- Привет, - пробормотал мужчина. Его лицо было скрыто за темными очками, он выглядел до смешного подозрительным, но Гарри понимал, что боязнь быть узнанными заставляет их менять внешность и имена.

- Ты живешь поблизости? - поинтересовался Гарри, проводя языком по верхней губе. Зная, насколько привлекательно это выглядит.

- М-м-м, нет. Я тут на отдыхе.

Гарри усмехнулся. Конечно, он не был местным. Клиенты никогда не бывали местными, поэтому они всегда шли домой к Гарри.

- Это паршивое место, но, кажется, людям здесь нравится,- ответил Гарри, ухмыляясь. - Никогда не понимал, почему.

- Ты здесь живешь? - Гарри кивнул в ответ. - Чем ты занимаешься?

Вот он, намек, которого ждал Гарри. Его взгляд стал обжигающим, глубоким, он сделал шаг к собеседнику (тот резко втянул в себя воздух). осторожно убрал с его лица прядь каштановых волос. На губах Гарри блуждала порочная улыбка, он вздохнул и еще раз облизал губы.

- Тобой, милый.

- Сколько? - спросил клиент. Гарри осторожно положил руку ему на плечо.

- Это зависит.

- От чего?

- От того, чего ты хочешь. Чтобы я тебя трахнул? Или отсосал? Или ты хочешь наблюдать, как твой член медленно погружается в мою маленькую тесную дырочку? Тебе решать, красавец, все зависит от тебя.

- Ты сделаешь все это?

- Ооох. Все, что ты захочешь. - Гарри осторожно, почти нежно, поигрывал пуговицами его пиджака.

- Как тебя зовут?

Мужчина замялся, но Гарри привычно разыгрывал непонимание.

- Рон.

Гарри улыбнулся, подавив дрожь. Ему будет трудно притворяться, если Рон заставит произносить его имя во время секса.

- Ну что ж, Рон, пойдем. Я знаю одно местечко, где нас никто не побеспокоит. - Улыбнувшись, Гарри схватил Рона за руку и повел его в сторону своей квартиры.






оставить комментарий
страница1/6
Jade и Rube
Дата25.04.2012
Размер1,3 Mb.
ТипРешение, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх