Учебно-методический комплекс по курсу «философия» для студентов всех специальностей. icon

Учебно-методический комплекс по курсу «философия» для студентов всех специальностей.


5 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебно-методический комплекс дисциплины по политологии для всех специальностей Семестр...
Учебно-методический комплекс дисциплины «философия» для студентов очного отделения экономических...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Этнология для всех специальностей...
Учебно-методический комплекс Для всех специальностей Москва...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «философия» для всех специальностей...
Учебно-методический комплекс для студентов специальной медицинской группы 1-4 курсов отделения...
Учебно-методический комплекс уфа 2008 удк 811. 161 Ббк 81. 2Рус...
Учебно-методический комплекс для студентов 1-4 курсов основной группы отделения дневного...
Учебно-методический комплекс дисциплины «философия» Для студентов: квалификация юрист...
Учебно-методический комплекс Для студентов всех специальностей, кроме специальности...
Учебно-методический комплекс Для студентов всех специальностей...
Учебно-методический комплекс по дисциплине история и философия науки раздел Общие проблемы...



Загрузка...
страницы: 1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
вернуться в начало
скачать
Во-первых, цивилизация представляет собой некую целостность, отличную от ее частей. Для цивилизации характерно имманентное определение своей жизненной судьбы. Внешние силы могут способствовать или препятствовать развитию цивилизации, могут даже привести к ее разрушению, но превратить ее в нечто качественно иное они не в силах. Индивидуальность, самость цивилизации сохраняется, несмотря на изменение ее частей или давление внешних обстоятельств.

Во-вторых, каждая цивилизация обладает уникальным культурным опытом, который не может быть в полной мере воспринят другой цивилизацией. Н. Данилевский и О. Шпенглер вообще выдвигали радикальный тезис о герметичности, непроницаемости культур, неспособности их воспринять содержание иной культуры. Современная цивилизациология более сдержанно подходит к этой проблеме, но нельзя не признать, что межкультурный и межцивилизационный диалог имеет свои внутренние пределы. Дело в том, что культуры активно обмениваются информацией, заложенной в их верхних пластах; более глубинные пласты относятся к той сфере коллективного подсознания, которая не вербализуется, не являет себя в прямых непревращенных формах. Отсюда становится понятно, что все касающееся предпосылок богатства и процветания, остается скрытым от взора «реципиента», которому открывается один только внешний результат. И тем самым создается дезориентирующий миф: доверчивые «западники» твердят о необходимости перенести на туземную почву все, что относится к результатам цивилизационного развития Запада, нимало не задумываясь ни о реальных путях, ведущих к этому результату, ни о том, возможно ли его повторить в иных исторических и географических условиях.

В-третьих, каждая цивилизация представляет собой сложный синтез разнородных начал – конфессиональных, этнических, социокультурных. Цивилизационные синтезы не являются изначальной данностью, но результатом исторического творчества, продуктом деятельности многих поколений людей, требующим недюжинной духовной энергии. По мере развития цивилизации эти синтезы должны обновляться, трансформироваться с учетом меняющихся реалий социальной и духовной жизни. Каждое поколение сталкивается с необходимостью обновления надэтнических и надконфессиональных скреп, что предполагает волю к созиданию и развитию.

В рамках третьего вопроса необходимо рассмотреть проблему глобализации, ее движущих сил, перспектив и сценариев развития. Значимость этой проблемы обусловлена тем, что всю совокупность современных мировых событий и явлений нельзя правильно оценить и понять вне анализа характера и направленности протекания на нашей планете глобализационных процессов.

Глобализацию обычно рассматривают как качественно новую стадию интернационализации экономической жизни планеты, выражающуюся прежде всего в усилении взаимозависимости национальных экономик. Ее определяют как процесс ослабления и слома традиционных территориальных, социокультурных и государственно-политических барьеров, некогда разделявших народы друг с другом, но в тоже время предохранивших национальные экономики от стихийных и неупорядоченных внешних воздействий; как процесс потери государствами национальной автономии в макроэкономической сфере и становления новой, почти лишенной всякого протекционизма системы международного взаимодействия и взаимосвязи. Суть глобализации состоит в том, что взамен прежде разобщенных, разрозненных национальных хозяйств, когда экономика любой страны выступала как макроэкономическая система и была самовоспроизводящейся, возникла новая командная структура в виде единой силовой системы мирового капиталистического хозяйства (МКХ). В тенденции, это означает, что происходит процесс утери локальными, национальными экономиками потенций саморазвития и их интеграции в единый общепланетарный экономический организм с универсальной системой регулирования и, соответственно, с обобщением экономической деятельности в планетарном масштабе и перемещением экономической власти с национально-государственного уровня на глобальный уровень.

Глобализацию нельзя путать с такими близкими, но не тождественными ей социальными процессами как интеграция и интернационализация. Эти процессы шли уже давно, а в 60-е годы ХХ века получили особую актуальность в связи с необходимостью решения глобальных проблем. Развивающиеся страны при поддержке Советского Союза добивались в рамках ООН установления «нового экономического порядка», который бы остановил процесс их экономической эксплуатации и дискриминации в международных отношениях. Предлагались различные способы решения продовольственной проблемы, нищеты и бедности, проблем перенаселения, экологии, рационального использования природных ресурсов, энергетической безопасности, освоение богатств мирового океана и т.д. В то время в ходу были и такие понятия, как «международное разделение труда», «международная специализация и кооперирование производства» и т.п., которые также описывали тенденции к сближению национальных экономик, к всемирному социально-экономическому объединению. Однако, несмотря на обилие всех этих глобальных проблем, которые пытались решить мировое сообщество, вопрос о глобализации как таковой тогда не возникал.

О глобализации всерьез стали говорить лишь с начала 90-х годов ХХ в. Стало быть, должно было произойти нечто весьма значимое, эпохальное, что вдруг заставило бы заговорить о глобализации, глобализационных процессах как реальности современного мира. Этим «нечто» стал развал Советского Союза, исчезновение одного из двух полюсов развития и силы, формирование бесполюсного мира. Остался один центр силы во главе США, олицетворяющий собой интересы и устремления так называемого «золотого миллиарда».

Это обстоятельство делает очевидной всю некорректность попыток однозначно квалифицировать глобализацию как исключительно объективное технико-экономическое явление. Оно делает невозможным опровергнуть с помощью каких бы то ни было ссылок на объективность, тот факт, что глобализация изначально имело ярко выраженный политико-идеологический характер.

Как всякое сложное явление, глобализация, таким образом, представляет собой единство стихийно-спонтанного и целеволевого начал, объективного и субъективного факторов социальной динамики.

Глобализация как естественный, стихийно-спонтанный процесс. Понятие глобализации в его позитивном смысле фиксирует резко возросшую в наше время взаимосвязанность мира, сжатие пространства и времени, благодаря совокупному действию новых и усовершенствованных старых средств коммуникации (телевидение, радио, реактивная авиация, интернет, мобильный телефон и т.д.). Объективно возросшая взаимосвязанность мира, взаимодействия и взаимовлияния различных частей человечества друг на друга проявляются, прежде всего, в том, что географические и государственные границы становятся все более легко преодолимы и все более прозрачными. Потоки людей, капиталов, факторов производства, товаров, услуг и информации с все возрастающей интенсивностью циркулируют по нашей планете. В итоге наш земной шар стал все более обозримым и «маленьким». Все это позволяет говорить об утверждении в современном мире глобальной коммуникации.

Наиболее наглядным выражением глобализации явилась общедоступная возможность мгновенного и практически бесплатного перевода любой суммы денег из любой одной точки мира в любую другую, а также столь же мгновенного и практически бесплатного получения любой информации по любому поводу. Можно, далее, говорить о наметившейся тенденции к некоторой унификации образа жизни, стилей поведения, взглядов, вкусов. Во всех уголках планеты люди сегодня имеют возможность носить одну и ту же одежду, потреблять одну и ту же пищу, получать информацию от одних и тех же средств массовой информации. Чуть не весь мир потребляет продукцию Голливуда (в различных странах мира она составляет от 60 до 100% национального кинопроката), читает разрекламированные вездесущей рекламой одни и те же книги, слушает по преимуществу англоязычную поп- и рок-музыку и т.п.. При этом национальные языки нередко засоряются английским космополитическим сленгом, синтаксическими кальками, что угрожает деформацией веками сложившихся ментальных структур, которые, наряду с прочим, непосредственно связаны с языковым своеобразием народов.

Следующий из наиболее существенных аргументов в пользу реальности и объективности глобализационных процессов – это тенденция к формированию глобальной экономики, единого всепланетарного рынка, находящих свое весьма рельефное выражение в деятельности транснациональных корпораций (ТНК), экономическая мощь которых вполне сопоставима с возможностями не только небольших, но и средних национальных государств. Современная волна глобализации выступает, прежде всего, в форме расширения деятельности именно ТНК. ТНК, освоившие буквально все закоулки мира, цементируют современное производство в единую глобальную систему, наглядно демонстрируя, тем самым, силу и мощь утвердившегося ныне в мире «глобального экономического монстра».

Транснациональные корпорации как закономерный итог концентрации производственного и финансового капитала обрели в ряде аспектов возможность уходить из-под национального регулирования, контроля со стороны государственных и общественных структур отдельной страны. Сегодня ТНК способны как объективно, так и субъективно влиять на внутреннее положение не малого количества государств, темпы и направления их развития, на деле, тем самым, ограничивая суверенитет этих государств. В своей совокупности все это означает, что на нашей планете возникли и утверждаются новые центры принятия решений и реальной власти, способные конструировать на глобальном уровне новые правила игры для многих секторов (субъектов) современных международных отношений. Результат этого – потеря некоторыми сильно отставшими странами возможности не только создавать, но и поддерживать на своей территории конкурентно-способные предприятия без активного вмешательства ТНК. Лишь ТНК в состоянии извлекать прибыль из современных технологий. Отсталым странам это делать весьма затруднительно.

Таким образом, глобализация в значительной степени представляет собой объективный процесс. Однако наряду с объективной стороной глобализационные процессы имеют и субъективную составляющую, во многом являются рукотворной «сконструированной» реальностью.

^ Глобализация как рукотворная реальность. Глобализация – это не только объективное следствие техноэкономического развития, но и политическое явление. Глобализацию инициируют, направляют и проводят в жизнь вполне определенные силы, а точнее сказать, транснациональные круги США, Западной Европы и Японии, реализующие в этом процессе свои экономические и геополитические интересы, отнюдь не совпадающие с национальными интересами других народов и государств. Конкретно, непосредственными агентами в становлении глобальной экономики явились правительства стран «большой семерки» и их международные институты – МВФ, Всемирный банк, ВТО. Причем глобализация «вводилась» с помощью механизма политического давления, посредством прямых действий правительства или через деятельность МВФ, Всемирного банка, ВТО и целого ряда теневых структур, которых открыто не декларируют. Это явление осуществлялось в целях унификации всех национальных экономик вокруг набора одинаковых правил игры, обеспечивающих выгодные условия для стран-лидеров глобализации. Заметим, в связи с этим, что в наибольшей степени избежать негативных последствий глобализации удалось тем странам, которые далеко не всегда соглашались с рекомендациями МВФ и умели настоять на самостоятельной политике (Китай, Малайзия). Но большинство государств, ставших клиентами МВФ, просто не смогли себе этого позволить.

В действительности, страны-лидеры глобализации вовсе не ориентированы на установление равноправных партнерских отношений со слаборазвитыми государствами, а наоборот, стремятся к последовательному наращиванию различий между государствами в уровне производства. Результат этого – ослабление и дестабилизация конструктивной взаимозависимости национальных экономик и усиление социально-экономической дифференциации народов и, соответственно, господствующего положения одних стран и зависимо-подчиненного положения других стран. Причем, здесь важно понять, что такого рода «ассиметричная взаимозависимость», как правило, не определяется действием нейтральных экономических сил, является в первую очередь следствием осмысленных действий крупнейших финансово-хозяйственных субъектов, а точнее сказать, действий государств-гегемонов, создающих правовые механизмы, позволяющие или облегчающие присвоение прибавочной стоимости в любом уголке нашей планеты и защищающие результаты такого присвоения, задействовав (в зависимости от конкретных условий, силы сопротивления, значимости задачи и т.д.) все имеющиеся рычаги контроля, все меры воздействия – от предоставления кредитов до прямого вооруженного вмешательства.

Колониальное или периферийное положение множества стран мира – объектов глобализации не оставляет им шансов выйти на траекторию устойчивого роста и сравняться со странами «центра». Более того, на деле происходит нечто совершенно иное: развитие стран мировой периферии направляется таким образом, чтобы они играли роль амортизатора проблем развитых стран. Сбалансированность хозяйственного развития стран периферии невыгодна развитым странам, поскольку позволяет им отказаться от роли донора последних. Диспаритет цен, утечка умов, отток капитала, растущие долги становятся постоянным источником возобновления структурных диспропорций, зависимости и отсталости. Именно такого рода ситуация и устраивает страны-гегемоны.

Таким образом, глобальный мир, о котором так много сегодня говорят, не «формируются» исключительно сам собой, стихийно, спонтанно, а создается силой и нуждается в ней для своей самореализации (разве не об этом свидетельствует война в Ираке?). В сущности, этот мир, если чем и отличается от сколоченных в прошлом мечом империй, так это своими масштабами, но не внутренним принципом. В самом деле, нельзя не согласиться с мыслью, согласно которой устранение с мировой арены фактора военной мощи непременно обернулось бы тем, что экономика нашей планеты стала бы функционировать и развиваться по-другому и в другом направлении. Без постоянного присутствия фактора военного давления (разумеется, здесь нельзя забывать и о других факторах – финансовых, информационно-идеологических и т.п.) мировая экономика структурировалась бы совершенно иначе. В этом случае все разговоры о том, что глобализация представляет собой исключительно продукт стихийно-спонтанного развертывания рынка выглядела бы предельно наивно.

Тем самым развернувшаяся глобализация уже сегодня жестко и закономерно выдвинула на первый план проблему справедливости распределения между странами и народами выгод и издержек, имеющих место в ходе интернационализации мировой экономики. Анализ этой проблемы приводит нас к вполне однозначному, но не утешительному заключению: глобализация хозяйственной деятельности сопровождается укореняющимся ростом неравенства между странами и народами, ведет к увеличению разрывов в уровнях их социально-экономического развития, ставит отдельные государства в положение постоянно проигрывающих и лишает их всяких выгод от международного взаимодействия. Само собой понятно, что такая ситуация может только обернуться международными конфликтами, политической нестабильностью, вспышками бунтарства и терроризма, подстегнуть жесткий национализм.

Возможности преодоления негативных последствий глобализации мы рассмотрим в рамках четвертого вопроса. Для лучшего уяснения сути предлагаемой концептуальной схемы необходимо сделать следующее пояснение. В наше время вектор развития экономической, политической, да и в целом, социокультурной жизни направлен в сторону создания «больших пространств». Не так было раньше. В древности и в средние века развитие экономики и технологических укладов не требовали «больших пространств». Поэтому, несмотря на различные военно-политические объединения, союзы, завоевания и т.д., имела место тенденция к раздробленности, к созданию независимых образований в виде отдельных небольших княжеств, герцогств и т.п. Позже, с развитием заводского и фабричного производства возникла объективная потребность в формировании общенационального рынка, в возникновении крупных национальных государств. Как свидетельствуют факты истории, процесс образования национальных государств был весьма сложным, противоречивым и длительным. Со второй половины ХХ века (особенно последней его четверти) ситуация изменилась. Экономика, новые технологии, потребовали для своего более успешного функционирования еще «больших пространств». То есть, если для предшествующего этапа развития было характерно создание крупных национальных государств, то сегодня наблюдается тенденция выхода экономических систем за рамки национально-территориальных образований. Мир вступил в эпоху глобализации. Вектор развития экономической, политической, да и в целом, социокультурной жизни оказался направленным в сторону интернационализации и интеграции, но интернационализации и интеграции в особой, новой, пока еще не до конца себя проявившей, форме.

Но это совсем не означает, что для развития современных хозяйственных структур нужен обязательно «весь мир», вся наша планета. Реально процессы экономической интеграции вполне успешно и эффективно сегодня протекают на континентальных и субконтинентальных пространствах, в географических регионах, населенных родственными народами в цивилизационном и социокультурном отношениях. И если исходить не из мифа о всепроникающей и всепобеждающей глобализации, а из действительных фактов, то можно увидеть, что и сейчас реальные интеграционные процессы и связи, будучи предоставленными самим себе, имеют тенденцию ограничиваться именно континентальными и субконтинентальными пространствами, рамками локальных цивилизаций. В реальности идет процесс формирования самодостаточных региональных центров развития и силы, объединяющих в себе целую группу стран, коалицию государств. Наиболее ярким примером этого выступают страны западной Европы, некоторые государств юго-восточной Азии. В последнее время тенденция к интеграции стала рельефно проявлять себя и в Латинской Америке. Импульсивное и весьма обостренное стремление к политической консолидации, которое далеко не всегда коррелируется с экономической интеграцией, присуще некоторым лидерам, общественным и религиозным деятелям исламского мира. Другое дело, что США и их союзники пытаются навязать реальным интеграционным процессам свою версию направленности их развития и создают свою систему их властного обеспечения. По сути дела, США стремятся сконструировать свою систему глобальной регуляции мировой экономики, отнюдь не соответствующую действительному характеру и объективным тенденциям ее развития. Их цель – «однополярный» мир, управляемый из одного центра.

Сегодня ряд исследователей (в отличие от многих заокеанских аналитиков, которые, исходя из факта явного превосходства США в военном и экономическом отношении, не без пристрастия доказывают возможность утверждения под эгидой Соединенных Штатов только одного глобального центра мира), выдвигают вполне взвешенную и аргументированную точку зрения, согласно которой «мировой системе предстоит стать полицентрической, а самим центрам – диверсифицированными, так что глобальная структура силы окажется многоуровневой и многомерной (центры военной силы не будут совпадать с центрами экономической силы и т.п.).

Симптомов к такого рода повороту событий выявилось сегодня великое множество. Сегодня на нашей планете наряду с существованием огромного количества стран Третьего и отчасти бывшего Второго мира, утративших способность к самостоятельному развитию, так называемых «падающих», или «несостоявшихся» государств, выявился целый ряд крупных стран, которые, несмотря на свое прошлое и даже нынешнее отставание от стран Первого мира – лидеров глобализации, быстро создают предпосылки для перехода на более высокую ступень в мировой иерархии и, соответственно, начинают активно воздействовать на процесс формирования нового миропорядка, новой геоструктуры мира. В специальной литературе эти государства сейчас принято называть восходящими странами – гигантами. Пальма первенства среди этих стран, безусловно, принадлежит Китаю, масштабы территории, численность населения и темпы роста которого в своей совокупности просто беспрецедентны. В эту группу государств, наряду с Китаем чаще всего относят Индию, Бразилию и Россию. Появились даже особая аббревиатура, состоящая из начальных букв в названии данных государств: БРИК – Бразилия, Россия, Индия, Китай. Кроме этого, в последнее время стали с различной степенью определенности говорить о «втором эшелоне» восходящих стран-гигантов, к которым относят Мексику, Пакистан, Индонезию и ЮАР. Для обозначения этих стран «второго эшелона» также уже появилась своя аббревиатура – ЮПИМ. Восходящие страны-гиганты первого и второго «эшелона» весьма успешно преодолевают «комплекс периферийности» присущий им ранее и выходят на передовые рубежи. Уже сам факт их существования свидетельствует о неизбежности перехода от моноцентризма, навязываемого миру США, к полицентризму, от «однополярности» к «многополярности».

Говоря о наиболее успешных представителях восходящих стран-гигантов, следует иметь в виду, что важнейшей предпосылкой взлета данных стран являлось наличие «национального проекта» (либо регионального), соответствующего особенностям (географическому положению, менталитету народа, религии и т.д.) данной страны и перспективе мирового развития. При этом важным здесь моментом наряду с прочим, выступила способность этих стран к конструктивному обновлению элиты, позволяющему ей соответствовать своему назначению, выполнять функцию креативного лидерства, быть выразителем глубинных национальных интенций, национального духа и национальных интересов.

Эти теоретические положения принципиально важны для понимания настоящего и построения достойного будущего восточнославянских народов. Восточнославянским народам, чтобы не оказаться вытолкнутыми на обочину исторического процесса, в нищую мировую периферию и занять достойное место в геополитической (финансово-экономической, демографической, экологической и т.д.) обстановке ХХI века, которая по всем имеющимся признакам обещает быть еще более противоречивой и конфликтной, чем в ХХ столетии, необходимо выработать и осуществить инновационную, прорывную стратегию развития.

Что конкретно наиболее важно в геостратегическом плане для восточнославянских народов в данный исторический момент?

Ответ один: формирование восточнославянского цивилизационного центра развития и силы на собственной культурно-цивилизационной основе.

Объективно вопрос стоит так. Объединяющаяся и объединенная Европа однозначно не считает православные восточнославянские народы своими и, похоже, что и в обозримом будущем считать не будет. Мы для него вечно чужие. Для «тигров» Азии (прежде всего юго-восточной Азии) и народов исламского мира мы тоже далеко не свои. В этой ситуации восточнославянским народам остается два пути: или они консолидируются, объединяются и создают свой собственный центр развития и силы, или они превращаются в «этнографический материал», почву и удобрение для развития других цивилизационных центров развития. Вот и получается, что только в союзе друг с другом и некоторыми другими странами Евразии восточнославянские народы могут сохранить себя, найти свою нишу и место в мире. Но союз этот должен быть равноправным и справедливым.

Далее, если говорить об исторических перспективах развития восточнославянских (как впрочем и всех других) государств, то следует иметь в виду одно чрезвычайно важное обстоятельство: в наше время более-менее надежную историческую для своего выживания и дальнейшего устойчивого развития имеет только те страны, территории которых богаты минеральными и энергетическими ресурсами или те, которые овладели или смогут овладеть высокими технологиями. Вообще-то факторов, определяющих историческую судьбу народов множество, но сегодня на первый план выдвинулись именно энергетически-сырьевой и технологический факторы.

Однако, следует смотреть правде в глаза: достичь реального, полноценного союза восточнославянских стран будет чрезвычайно трудно. США и западноевропейские страны будут противодействовать такому повороту событий всеми доступными им средствами. Эти страны по большому счету, интересует только одно – не допустить формирования в лице восточнославянских государств (возможно и других каких-либо стран, примкнувших к их союзу) нового сильного геополитического конкурента и сохранить возможность посредством вовлечения экономических систем данных государств в «мировое сообщество наций» дальше держать их под своим контролем. Поэтому, для того, чтобы выйти из-под контроля транснационального капитала, и в разумных пределах дистанцироваться от него, лидерам восточнославянских стран потребуется не только необычайно сильная политическая воля, но и определенного рода антизападная (антиштатовская) мобилизация.

В реальности Беларусь и Украина только в союзе с Россией могут стать значимыми субъектами мировой политики: для Запада Украина и Беларусь – это всего лишь объекты манипулирования и разменная монета в большой игре против России. Поэтому смело можно высказать тезис: если Беларусь, Россия и Украина не смогут достичь тесного, специально подчеркнем, равноправного экономического, политического и военного союза, т.е. стать самодостаточным принципом развития и силы, то их ждет жалкое полуколониальное существование, деградация и угасание. Их попросту, каждую по отдельности, раздавят или направляемый современный мировой финансовой олигархией (олигархический интернационалом) каток глобализации, или сформировавшиеся другие новые центры развития и силы. Но такого поворота событий восточнославянские народы не должны допустить ни при каких обстоятельствах.

Пятый вопрос посвящен рассмотрению специфики восточнославянского мира и углублению представлений о путях его дальнейшего развития. Необходимо начать с того, что в силу ряда исторических обстоятельств славянские народы заняли географическое положение между Западом и Востоком. Эта географическая специфика славянского мира во многом предопределяет стратегические линии его развития. Промежуточный статус славянства между Западом и Востоком, Европой и Азией, его «местоположение» и «месторазвитие» на границах двух миров породили феномен пограничной, переходной личности и культуры. Славянство практически в течение всей своей истории оказывается неразрывно связанным с цивилизационными полюсами мира – отсюда все изгибы и зигзаги его истории, особый драматизм его судьбы. Постоянно так или иначе воспроизводящийся модус переходности – это внутренняя логика развития славянского культурно-исторического типа. Ни Восток, ни Запад никогда не исчезают из исторического горизонта славянства, и всякая натурализация славянства, особенно восточнославянских народов, то ли на Востоке, то ли на Западе всегда оставляет впечатление неполноты, незаконченности и несовершенства. Переменчивость и амбивалентность, бремя неокончательных решений – неизменные спутники славянской судьбы. Наиболее сильное воздействие переходный характер месторазвития славянства оказывает на мироощущение его элиты. Она все время «в пути», в поиске своей идентичности, в постоянной борьбе разнородных культурно-цивилизационных начал. Ирония истории заключается в том, что в тот момент, когда, кажется, принято окончательное историческое решение, когда возникает уверенность в полной победе того или иного строя, «окончательности» исторического выбора, законы циклической динамики рождают инверсию: западническая фаза сменяется восточной или наоборот.

В восточнославянской части ойкумены, отличающейся от западноевропейской более трудными условиями жизни людей, постоянно воспроизводился тип личности, оценивающей свое существование под знаком иначевозможного, в горизонте сравнительного видения, для которого западноевропейский опыт выступает как эталонный, имеющий нормативное значение, а свой собственный, национальный – как полулегитимный, подлежащий исправлению в процессе «модернизации» и «европеизации». Именно близкое соседство восточнославянских народов с более эффективным в экономическом отношении Западом порождало раскол сознания. Объективно восточнославянская общность несла на себе тяготы и риски, которые представлены сочетанием природной (физической) географии и геополитики. Южная часть региона издавна несла бремя геополитических рисков, связанных с нападением степных кочевников. Северную обрамляли риски, вытекающие из сурового климата. Однако опыт знакомства с образом и условиями жизни западных народов порождал желание сбросить трудности и невзгоды своего исторического существования и следовать «принципу удовольствия». Это породило коллизию объективного и субъективного: объективные условия человеческого существования в славянском ареале таковы, что отнюдь не каждый культурно-психологический тип личности субъективно способен принимать и выносить их. В Азии условия жизни могут быть и заведомо худшими, но там мы имеем дело с человеческими типами, как правило, не знакомыми ни с чем другим и оценивающими тяготы своего существования как привычно безальтернативные.

Таким образом формировался «геоцивилизационный парадокс», суть которого состоит в следующем. По мере расширения и укрепления международных связей, развития межкультурной и межцивилизационной коммуникации, восточнославянские народы по ряду признаков внешнего характера становились все ближе и ближе к Западу. Постепенно – особенно в сфере науки, техники, административной деятельности и даже быта многое у него заимствовалось. Соответственно этому формировалось и упрочивалось иллюзорное представление о том, что все наши несоответствия Западу легко преодолимы. Казалось, что дистанция, отделяющая нас от Запада весьма незначительна, что ее можно очень быстро одолеть. При таком восприятии глубинных цивилизационных различий, болезненные разочарования, крушение идеалов и фрустрация сознания были просто неизбежны. Ибо в действительности «цивилизационное расстояние» между Западом и восточнославянскими странами было не просто большим, но и принципиально непреодолимым в силу различия базовых (природно-климатических, геополитических, исторических, ментальных и др.) факторов социальной эволюции, характерных для различных регионов нашей планеты.

^ На практике навязывание российскому и близкородственным ему социумам западной модели развития неизменно оборачивалось тяжелейшими утратами и разрушением. Все социальные эксперименты, ориентированные на утверждение западноевропейских ценностей и образа жизни в российском обществе, заканчивались трагически. Западничество, привнесенное поляками в лице Лжедмитрия (Смутное время), унесло жизни почти треть населения России, прежде чем русский народ смог его окончательно отвергнуть. Петровская реформа, не превратив Россию в Голландию, убавила ее податное население на 20 процентов. Революции 1917 года (февральская – белокомпрадорская и большевистская – краснокомпрадорская), инспирировавшие одну из страшнейших в истории человечества гражданских войн, привели к потере более 15 миллионов наиболее биологически и социально активных представителей русского народа. Последняя (нынешняя) реформа российского общества по западным образцам уносит почти по миллиону жизней российских граждан в год.

Сегодня можно определенно утверждать, что причина всех провалов и поражений России в постперестроечный период, небывалое падение ее международного престижа и авторитета состоит не столько в ослаблении ее военной мощи и экономического потенциала, сколько в том, что у руля государства стали люди, бесконечно далекие от родной почвы, беспрецедентно эпигонствующие и подражательные. Они оказались не способными понять ни какая страна досталась им в управление, ни какие у нее сильные и слабые стороны. Им также оказалось неведомо (они, собственно, и не интересуются), на каких традиционных опорах держалась и может держаться русская жизнь, какие ценности и ориентиры для русского народа являются базовыми, инвариантными, то есть ни при каких обстоятельствах не подлежащими пересмотру.

Реформаторы-западники, нисколько не принимая в расчет специфику социоприродного и социокультурного бытия восточнославянских народов, и не учитывая то, что в реальности социум перенимает лишь те достижения культур и цивилизаций, которые соответствуют потребностям его выживания, а другие рано или поздно все равно отвергает, с фанатичным упорством не перестают пытаться сделать Россию и Украину Западом. В отличие от них, Беларусь стремится выработать собственную модель развития, осуществляет самостоятельную и независимую внутреннюю и внешнюю политику.

Теоретико-мировоззренческой причиной глубокой деструктивности социальных преобразований, осуществляемых западническими элитами, состоит в том, что они отказывают восточнославянским народам в цивилизационной идентичности. Нашу специфику пытаются подать в сугубо отрицательных характеристиках – архаичный коллективизм, агрессивный традиционализм, цивилизационная отсталость и т.д. И это несмотря на то, что наука уже давно отвергла европоцентризм и однозначно доказала, что цивилизованность совершенно неправомерно отождествлялась с одним только Западом. Наряду с западноевропейской цивилизацией существуют и другие вполне самодостаточные цивилизации. Сегодня никто не решится утверждать, что поскольку Китай и Индия отличаются от Запада – они варварские страны. Отказывая восточнославянским народам в специфической цивилизационной идентичности, наши западники применяют к ним западный эталон и, находя несоответствие этому эталону, обвиняют их в отсталости и культурной несостоятельности. При таком подходе они обречены ненавидеть свои народы. Им и в голову не приходит, что наши народы имеют право быть не похожими на народы Западной Европы, иметь собственную традицию, свою судьбу и призвание в истории. Вот почему в условиях современности вопрос о цивилизационной идентичности (самоидентичности), о нашем праве быть самими собой, превратился в вопрос о нашем праве на существование вообще, о нашем культурно-национальном бытии как таковом.

Проблемы, с которыми сегодня столкнулись восточнославянские страны, настолько уникальны, насколько своеобразны и оригинальны, что никакой внешний опыт не может нам помочь их решить. Никогда и нигде, ни на Западе, ни на Востоке, никто не сталкивался с подобного рода проблемами. Вот почему у наших народов есть только один путь, одна задача: найти свой «ответ на вызов среды», свое цивилизационное измерение, выдвинуть и воплотить в жизнь свой социальный проект. И только те лидеры, которые окажутся способными, опираясь на менталитет, исторический опыт и традиции своих народов, предложить какой-то новый, отвечающий требованиям сегодняшнего дня, комплекс идей и моральных, нравственных императивов будут соответствовать высоте своего положения и заслужат память потомков. Ибо только на собственной культурной матрице возможна всякая успешная модернизация, как это было, например, в Японии в ХIХ–ХХ веках, в Китае в ХХ веке.

Восточнославянские страны действительно нуждаются в модернизации, но не вестернизации. Эта модернизация будет иметь успех только в том случае, если будет осуществляться в нравственном контексте, отвечающем идеалам «русской правды» – равенства и справедливости. Эта модернизация должна осуществляться усилиями всего народа для пользы всех и каждого. Естественно, что она будет мобилизационной, то есть осуществляться за счет внутренних ресурсов социума, а поэтому потребует определенных жертв со стороны населения. Издержки модернизации, ее бремя должны быть равными для всех, как равно все должны будут воспользоваться ее плодами. Только такого рода модернизация может вдохновить восточнославянские народы. Причем не модернизация в духе инструментально-потребительской, техногенной цивилизации Запада, а модернизация в направлении движения к духовно-экологической цивилизации будущего. В этом смысле модернизация восточнославянских стран должна быть опережающей, т.е. модернизацией, не повторяющей путь, пройденный Западом. Она должны осуществляться на основе базовых факторов социоприродной и социокультурной эволюции восточнославянских обществ.

Обустраивая нашу жизнь, необходимо отталкиваться от нашей действительности, выявляя и развивая в ней все то, что жизнеспособно и перспективно, что возвышает и облагораживает нас и вместе с тем, искореняя все в ней негативное и уродливое. На этом пути самосовершенствования мы можем и должны заимствовать у других народов (сохраняя при этом глубинные основы и смыслы своего бытия) все то, что способно помочь нам, восточным славянам, реализовать свое предназначение в мире, дать человечеству то, что кроме нас никто не может. Здесь важно иметь в виду то обстоятельство, что только тот народ способен преодолеть все преграды, найти свое место, самоопределиться и утвердиться в мире, который не потерял веру в себя, который ощущает и осознает свое призвание и свою миссию в истории, имеет перед собой высокую цель. Народ, утративший свои жизненные ориентиры, оторвавшийся от своих духовных корней и лишившийся своего духовного содержания, даже при условии материального богатства и экономического процветания становится легко уязвимым, неспособным отстоять себя в этом сложном и конкурентном мире.

Восточнославянским народам необходима духовная мобилизация. Данную необходимость диктует актуальный характер вызовов обществу, которые в своей действительности сегодня проистекают не только из прошлого, но и во все возрастающей степени продуцируются будущим и требуют для адекватного ответа на них интеллектуальных прорывов и новых проектных решений, соответствующих реалиям современности. Восточнославянские мыслители, озабоченные состоянием своих стран, должны противопоставить бесперспективности идей западников, озабоченных лишь торгом вокруг наиболее выгодной траектории встраивания восточнославянских стран в западноевропейскую цивилизацию, мобилизационный «проект будущего» опережающего, а не догоняющего характера, выявляющего оптимальные пути развития восточнославянских народов на своей культурно-цивилизационной основе.

Сегодня восточнославянским странам нужны мыслители и практики с развитым чувством долга и чести, обладающие «длинной волей», способные силой мысли заглянуть за привычный горизонт событий. Именно они, используя свои творческие силы, могут выдвинуть и реализовать в ходе развернувшейся в нашем тесном и противоречивом земном мире битвы за будущее свой жизнеспособный проект восточнославянской цивилизации как регионального самодостаточного центра развития и силы. Противоречивость нынешней ситуации, растерянность общества могут быть преодолены лишь посредством той или иной формы подвижничества и интеллектуальной мобилизации.


Темы для докладов и дискуссий




  1. «Столкновение цивилизаций» и возможные сценарии будущего человеческого общества.

  2. Современные глобализационные процессы: проблемы и противоречия.

  3. Глобализирующийся мир: путь в рабство или путь к свободе?

  4. Глобализация как «американизация» или глобализация как «китаизация»?

  5. Современные глобальные трансформации и проблема исторического самоопределения восточнославянских народов.

  6. Белорусское общество в эпоху глобализации: выбор пути развития.




Примеры многоуровневых творческих заданий


1. Обратитесь к тексту работы Н.Я. Данилевского «Россия и Европа». Выполните задания, ответьте на вопросы:

Приведите аргументы в пользу одной из приведенных ниже позиций во взглядах на культурно-цивилизационную специфику России:

  1. Россия – составная часть западноевропейской культуры и цивилизации;

  2. Россия отличается уникальной, своеобразной культурой и имеет особые цивилизационные основания;

  3. Россия по своим особенностям тяготеет к восточной культурной и цивилизационной специфике;

  4. Российская культура и цивилизация – это синтез, сплав западной и восточной культур и цивилизаций.

Какая из позиций вам кажется более обоснованной? Используя учебный материал, скажите, какие позиции совпадают в вопросе о культурно-цивилизационной идентичности России и Беларуси? Какая из них, на ваш взгляд, наиболее существенна? Обоснуйте свою точку зрения.(3 балла)


2. Проанализируйте отрывки из работы французского философа Р. Генона «Восток и Запад», поразмышляйте над вопросами и выполните задание:

«…Редьярд Киплинг однажды написал эти слова: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и они никогда не сойдутся». В этой простой фразе чувствуется вся досада завоевателя, который понимает, что те, кого он считал побежденными и покоренными, носят в себе нечто такое, на что он не может иметь никакого влияния.

…Пока западный человек будет воображать себе, что существует только один тип человечества, что есть только одна «цивилизация» с разными ступенями развития, никакое согласие не будет возможным. Истина состоит в том, что существует множество цивилизаций, развертывающихся в очень разных направлениях, и что современная западная цивилизация обнаруживает черты, которые делают из нее довольно своеобразное исключение. Никогда не следует говорить о превосходстве или приниженности в абсолютном смысле, не уточняя того, в каком отношении вещи рассматриваются, когда их хотят сравнить, даже допуская, что они действительно сравнимы. Не существует цивилизаций, превосходящих другие цивилизации во всех отношениях, потому что невозможно для человека сразу и в равной степени применять свои способности во всех направлениях, и потому что существуют направления развития, которые представляются поистине несопоставимыми...»

1. Какой подход к типологии цивилизаций и проблеме диалога между ними отражен в этом отрывке? Сформулируйте свое мнение по вопросу о перспективах взаимодействия между культурами Запада и Востока.

2. Возможно ли представить черты белорусской ментальности как носителя особой, уникальной культуры? Как соотносится эта культура с дихотомией «Восток – Запад»? (3 балла)


3. Напишите для студенческого философского словаря статью по одной из предложенных тем: «Цивилизация», «Глобализация», «Постиндустриальное общество», «Геополитика». (Объем до 3-х страниц. Текст в редакторе Microsoft Word, шрифт Times New Roman, 12 размер, одинарный междустрочный интервал. Выравнивание по ширине страницы, все поля – 2.5 см).(5 баллов)


Тематика рефератов




  1. Современные локальные цивилизации и перспективы их развития.

  2. Глобализирующийся мир: характер и направленность.

  3. Глобализм как идеологическая основа формирования новой геоструктуры мира.

  4. Постиндустриальная перспектива и возможность других региональных типов.

  5. Антиглобализм как протестное движение современного мира.

  6. Мировая финансовая олигархия как движущая сила глобализационного процесса.

  7. Проблема бытия восточнославянской цивилизации в глобализирующемся мире.

  8. Восточнославянская цивилизация как геополитическая и социокультурная реальность современного мира.

  9. Стратегическая инициатива восточнославянской интеграции как ответ на вызовы глобализации.

  10. Особенности культуры и цивилизации восточнославянских народов, факторы их консолидации и роль в современном мире.

  11. Идеология евразийства как альтернатива глобализму.

  12. Евразийская специфика восточнославянского мира.

  13. Самоопределение Беларуси в культурно-цивилизационном пространстве восточнославянских народов.

  14. Проблему сохранения идентичности и цивилизационной специфики Беларуси в современном мире.

  15. Белорусская модель развития: ее особенности, социальная направленность и перспективы реализации.




Рекомендуемая литература




  1. Абрамова, А. Глобальное технологическое пространство и национальная экономика / А. Абрамова // Общество и экономика. – 2004. – № 3.

  2. Аваиесова, Г.А. Отечественное обществоведение о влиянии глобализма на развитие культур и цивилизаций / Г.А. Аваиесова // Наука о культуре. Итоги и перспективы: Науч.-информ. сб. – 2002. – Вып. З.

  3. Азроянц, Э.А. Глобализация как научная проблема / Э.А. Азроянц // Полигносис. – 2000. – № 4.

  4. Андрианова, Т.В. Культура информационного общества / Т.В. Андрианова // Идеи в культурологи ХХ века: сб. обзоров. – М., 2000.

  5. Антиглобализм: сб. докладов и статей форума «Векторы антиглобализма». – М, 2003.

  6. Антиглобализм: теория и практика антиглобалистского движения. – М., 2003.

  7. Ачкасов, В.А. Глобализация и проблемы национального государства: сравнительный анализ / В.А. Ачкасов // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Серия 6. Философия, политология. – 2003. – Вып. 3.

  8. Бабосов, Е.М. Глобализация как предмет социологического анализа / Е.М. Бабосов // Социология. – 2000. – № 4.

  9. Бек, У. Трансформации политики и государств в эпоху глобализации / У. Бек // Свободная мысль – XXI. – 2004. – № 7.

  10. Бек, У. Что такое глобализация? / У. Бек. – М., 2001.

  11. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Д. Белл. – М., 1999.

  12. Бетляев, С.К. Прогностика: первые шаги науки / С.К. Бетляев // Вопросы философии. – 2003. – № 4.

  13. Богомолов, Б.А. Глобализация: некоторые подходы к осмыслению феномена / Б.А. Богомолов // Вестник МГУ. Серия 12. – 2004. – № 3.

  14. Бузгалин, А.В. «Постиндустриальное общество» – тупиковая ветвь социального развития? / А.В. Бузгалин // Вопросы философии. – 2002. – № 5.

  15. Бурак, П.М. Познание глобализации: эволюционный подход / П.М. Бурак // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор путей развития: Материалы Междунар. науч. конф.: под ред. проф. Ч.С. Кирвеля. – Гродно, 2003.

  16. Ваджра, А. Путь зла: матрица глобальной гегемонии / А. Ваджра.– М.: АСТ, Астрель, 2007.

  17. Глобалистика: идеология – наука – метанаука // Науковедение. – 2003. – № 3 (19).

  18. Ерасов, Б.С. Цивилизации и самобытность / Б.С. Ерасов. – М., 2002.

  19. Иванов, В.Н. Массовая коммуникация в условиях глобализации / В.Н. Иванов, М.М. Назаров // Социс. – 2003. – № 10.

  20. Иноземцев, В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как американизация / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. – 2004. – № 4.

  21. Калашников, М. Третий проект: в 3 кн. / М. Калашников, С. Кугушев. – М.: АСТ, Астрель, 2005. – Кн. 1. Погружение: книга расследование.

  22. Калашников, М. Третий проект: в 3 кн. / М. Калашников, С. Кугушев. – М.: АСТ, Астрель, 2006. – Кн. 2. Точка перехода: книга расследование.

  23. Калашников, М. Третий проект: в 3 кн. / М. Калашников, С. Кугушев. – М.: АСТ, Астрель, 2006. – Кн. 3. Спецназ Всевышнего: книга расследование.

  24. Кирвель, Ч.С. На границах двух миров: «геоцивилизационный парадокс» восточнославянского мира / Ч.С. Кирвель // Москва. – 2005. – № 6.

  25. Кирвель, Ч.С. Вестернизация «через колено»: радикальное западничество как злой рок восточнославянского мира / Ч.С. Кирвель // Всерусский собор. Международный литературно-художественный журнал – СПб. – 2005. – № 2.

  26. Кирвель, Ч.С. Управляемый мир: утопический замысел или реальная перспектива / Ч.С. Кирвель, Н.С. Щекин // Проблемы управления. – 2008. – № 2.

  27. Кирвель, Ч.С. Региональные центры развития и силы как доминирующий фактор в становлении новой геоструктуры мира / Ч.С. Кирвель // Региоиалистика: сборник научных трудов. – Гродно. – 2006.

  28. Кирвель, Ч.С. Глобализация и будущее восточнославянских стран / Ч.С. Кирвель // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор пути развития: материалы Междунар. конференции. – Гродно, 2003.

  29. Кирвель, Ч.С. Современные глобализационные процессы: проблемы и противоречия (статья первая) / Ч.С. Кирвель // Вестник ГрГУ им. Я.Купалы. – 2000. Серия 1. – № 2.

  30. Кирвель, Ч.С. Современные глобализационные процессы: проблемы и противоречия (статья вторая) / Ч.С. Кирвель // Вестник ГрГУ им. Я. Купалы. – 2001. – № 1.

  31. Кирвель, Ч.С. Современные глобальные трансформации и проблема формирования восточнославянского центра развития и силы / Ч.С. Кирвель // Новая экономика. – 2006. – № 9, 10.

  32. Кирвель, Ч.С. Проблема исторического самоопределения восточнославянских народов / Ч.С. Кирвель // Глобализм и этносоциальные отношения в современной России. – СПб, 2004.

  33. Кирвель, Ч.С. Восточнославянскте страны: ловушки вестернизации и реальность / Ч.С. Кирвель // Розмысл. – 2000. – № 1.

  34. Миголатьев, А.А. Философия и цивилизация / А.А. Миголатьев // Социально-гуманитарные знания. – 2004. – № 2.

  35. Мясникович, М. Проблемы модернизации экономики Беларуси в контексте цивилизационного процесса // М. Мясникович // Общество и экономика. – 2003. – № 6.

  36. Павлов С. Осторожно глобализм! Очерки / С. Павлов. – Минск, 2006.

  37. Панарин, А.С. «Вторая Европа» или «Третий Рим» / А.С. Панарин // Вопросы философии. – 1996. – № 10.

  38. Панарин, А.С. Глобализация как вызов жизненному миру / А.С. Панарин // Вестник РАН. – 2004. – Т. 74. – № 7.

  39. Панарин, А.С. Джентльмены удачи в океане невзгод / А.С. Панарин // Свободная мысль. – 1995. – № 4.

  40. Панарин, А.С. Похищение России / А.С. Панарин. – Москва. – 1997. – № 1.

  41. Панарин, А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке / А.С. Панарин. – М., 1998.

  42. Панарин, А.С. Глобализация как вызов жизненному миру / А.С. Панарин // Вестник РАН. – 2004. – Т. 74. – № 7.

  43. Панарин, А.С. Стратегическая нестабильность XXI века / А.С. Панарин. – М., 2003.

  44. Панарин, А.С. Искушение глобализмом / А.С. Панарин. – М., 2000.

  45. Панарин, А.С. Православная цивилизация в глобальном мир / А.С. Панарин. – М., 2002.

  46. Риккерт, Г. Науки о природе и науки о культуре / Г. Риккерт. – М., 1998.

  47. Садовничий, В.А. Знание и мудрость в глобализирующемся мире / В.А. Садовничий // Вопросы философии. – 2006. – № 2.

  48. Семенов, Ю.И. Современный мир и основные тенденции его развития / Ю.И. Семенов // Личность. Культура. Общество, – 2003. – Т. 5. – Вып. 3, 4.

  49. Современные глобальные трансформации и проблема исторического самоопределения восточнославянских народов: монография / Ч.С.Кирвель [и др.]; под науч.ред. Ч.С. Кирвеля. – Гродно, 2008.

  50. Степин, В.С. Стратегия цивилизационного развития и проблема ценностей / В.С. Степин // Россия и современный мир. – 2003. – № 1.

  51. Степин, В.С. Культура / В.С. Степин // Новая философская энциклопедия: в 4 т. – Т. 4.

  52. Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия.– М. 2001.

  53. Тавризян, Г. Техника, культура, человек / Г. Тавризян. – М., 1986.

  54. Тойнби, А.Дж. Цивилизация перед судом истории / А.Дж. Тойнби. – СПб., 1995.

  55. Тойнби, А.Дж. Постижение истории / А.Дж. Тойнби. – М., 2001.

  56. Тоффлер, А. Третья волна / А. Тоффлер. – М., 1999.

  57. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. – М., 2003.

  58. Федотова, И.И. Глобализация и образование / И.И. Федотова // Философские науки. – 2003. – № 4.

  59. Федотова, Н.Н. Глобализация в образовании: Болонский процесс / Н.Н. Федотова // Вестник Рос. филос. общества. – 2004. – № 2.

  60. Флиер, А.Я. Страсти по глобализации / А.Я. Флиер // ОНС. – 2003. – № 4.

  61. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций: [перевод с английского] / С. Хантингтон. – М., 2006.






оставить комментарий
страница14/16
Дата31.08.2011
Размер1.36 Mb.
ТипМетодические рекомендации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
плохо
  10
не очень плохо
  1
отлично
  13
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх