Учебное пособие Москва 2011 государственное образовательнное учреждение высшего профессионального образования «московский государственный медико-стоматологический университет» icon

Учебное пособие Москва 2011 государственное образовательнное учреждение высшего профессионального образования «московский государственный медико-стоматологический университет»


13 чел. помогло.

Смотрите также:
Правила приема в Государственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Правила приема в Государственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Учебное пособие Москва, 2006 ббк 32. 973 Т…...
Правила приема в 2009 году Государственное образовательное учреждение высшего и среднего...
«Московский государственный медико-стоматологический университет»...
Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию...
«Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава»...
Учебное пособие Под редакцией д м. н., профессора Т. И...
Критерии экспертной оценки ошибок и неблагоприяных исходов в практике пластической хирургии 14...
Устав федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Программа повышения квалификации учителей школ преподавателей общеобразовательных дисциплин...
Правила приема вфедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего...



страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать
Тема 4.

^ Философия науки в трансдисциплинарном обосновании

§1. Антитетика множественности.

§2. Позиции философии в трансдисциплинарном опыте.

§3. Апостериорная априорность трансдисциплинарного опыта.

§4. Трансфлексия. Концепт.


§1. Антитетика множественности.

Наука, как отмечал П. Наторп, с помощью философии осознает для себя собственные принципы, способы действия и ценностные ориентации. Онтологическим основанием научных и философских подходов, пытающихся промыслить множественность возможных единств выступает парадоксальная идея «детерминированного хаоса», сдвигающая акцент с вопроса о бытии на вопрос о становлении как стихии, порождающей возможные онтологические и логические варианты порядка. Однако этот сдвиг не означает «снятия» вопроса о бытии.

В многоголосии становящихся, спорящих друг с другом научных и философских перспектив правит «полемичное» взаимодействие разнородных сил, стягиваемых общими проблемами в совместное действие. В любом случае «полемисты» испытывают нужду друг в друге для того, чтобы сбыться в качестве самих себя. Ими руководит общий настрой борьбы и интерес в решении возникшей проблемы. Причем сам исследовательский интерес в современном научном познании смещается в парадоксальный мир становления, в опыт предельного.

Парадоксальность в ясном осознании ее неизбежной необходимости конституирует особый тип отношений между опытом трансдисциплинарности и его философией. Философия в свою очередь приобретает черты постнеклассического стиля мышления, когда человекоразмерность, явным образом присутствующая в опыте трансдисциплинарности сказывается на формах ее обоснования. Она проникает в философию науки прежде всего через язык и ценностные ориентиры в коммуникативно-познавательных практиках, воплощаясь в специфических способах философского обоснования. При этом первое, что бросается в глаза - это амбивалентность, двойственность предлагаемых видов обоснования: основания, как начало, обоснование, как процесс и обоснованность, как результат философствования

Парадоксальность современной философии науки способствует тому, что антитетичность становится доминирующим стилем мышления, а противоречия — важнейшим объектом исследования. «Логически закономерно вырос интерес и к антитетической основе концептуальных систем» (Разинов Ю.А.).

Возникающие кентаврические образования можно оценивать, как «взрывной заряд» (Ю. Хабермас), значительно усложняющий традиционные отношения классической субъект-объектной оппозиции. Не отменяя, но всякий раз заново переосмысливая динамику отношений, опираясь на потенциал субъект-объектной оппозиции, целостность постнеклассической философии приобретает открытый процессуальный (становящийся) характер. Процессуальность трактуется в данном случае как перманентное человеческое стремление к идеальной и завершенной целостности, а открытость как включение в круг рассматриваемого того, что находится на периферии, «вокруг». Одним из следствий, а может быть и причиной последнего является современная востребованность фундаментальных исследований в практическом использовании (известный феномен коммерциализации науки), и нуждаемость практики в теоретическом обеспечении своего функционирования, включающем нравственное и ценностное измерения.

Основания философии трансдисциплинарности амбивалентны и поэтому их можно оценивать, как «взрывной заряд» по отношению к классической традиции. Они подлежат дальнейшему развитию и в то же содержат время вопрос, «доступный эмпирической разработке, но имеющий универсальный смысл» (Хабермас Ю.). Они вводят в обоснование противоречивые утверждения - целостность трансдисциплинарного философствования всякий раз ставится под вопрос.


§2. Позиции философии в трансдисциплинарном опыте.

Три тематически возможные позиции философии в трансдисциплинарном опыте − транс-позиции философии трансдисциплинарности. Эти позиции в то же самое время определяют «место» размышляющего человека и его самоидентичность.

Исторически исходным познавательным отношением является классическое субъект-объектное отношение, которое создает транс-позицию наблюдателя, парадоксально позиционированную и вне мира, и в соприкосновении с ним, – на его границе. Когда, к примеру, Декарт методически осуществляет сомнение во всем, отстраняется от этого всего, – его единственной задачей оказывается нахождение безусловного основания именно для этого самого всего.

Особенность тематизации данной транспозиции в том, что в классической науке и философии человеческое усилие элиминируется из результата. Оно не имеет онтологического статуса и относится к эмпирической видимости. Но эта видимость неустранима. Любое рассуждение о генах, клонах, органах, моральных принципах или правилах естественным образом воспроизводит данную транс-позицию самоидентичности философа или ученого в ситуации трансдисциплинарности. В ее основе представление (не важно, осознается оно или нет) о единственности всеобщего (истины), претендующего и на целостность, и на универсальность. Это исходная рефлексивно обосновываемая позиция дисциплинарного знания, из которой экспертная мысль выдвигается концептами в ситуацию трансдисциплинарного диалога, в которую они постоянно возвращаются в целях понятийного схватывания разворачивающихся событий.

Вторая форма транс-позиции участника соотносится с позицией познающего разума в неклассической науке (В.С. Степин), для которой усилие познающего индивида, объективированное в языке и приборе, само становится наблюдаемым. Предметность науки приобретает черты человеческого присутствия, а предмет ее исследования – человекомерность. К примеру, философ не только размышляет о биоэтике, но и сам становится активным участником трансдисциплинарных биоэтических коммуникаций. Его мысль – его усилие как реального индивида - оказывается событием, изменяющим состояние предмета размышления.

Самоидентичность участника так же нестабильна, становится вместе с предметностью. Но именно в этом переходном неустойчивом трансдисциплинарном состоянии научные дисциплины становятся открытыми для встречи с иными формами дисциплинарного научного знания, религиозным опытом и «подручным знанием» (М.Хайдеггер) обыденной жизни. Кроме того, участник стихии трансдисциплинарных коммуникаций постоянно становится то Автором, производящим в слове и в деле результаты своих наблюдений, то Героем своих собственных суждений (повествований) о трансдисциплинарности как о возможном предмете мысли. Он и тот, кто ответственен за свой выбор, претендующий на всеобщее, и тот, кто трагически всегда уже вписан в конкретную ситуацию, определяемую общезначимыми ценностями и личными предпочтениями.

Третья транс-позиция философии – свидетель выступает воплощением феномена философии трансдисциплинарности как таковой. Сохраняя связь с жизненно-практическим казусом, свидетель конституирует себя как тот, кто удерживает различие (полемос) двух выше названных концептуальных персонажей и обеспечивает опыт их связанного осуществления. Он удерживает изначальную парадоксальность (детерминированный хаос) трансдисциплинарного опыта, которая как causa sui обеспечивает его постоянный повтор в множественных экзистенциальных ситуациях, порождаемых современным научно-технологическим прогрессом.

Универсум суждений Cвидетеля разворачивается в парадоксе двух одновременно присутствующих предельных допущений «всеобщего» и «общезначимого». В очень серьезном смысле, Свидетель – этот тот, кто как уникальный человеческий индивид, свидетельствует о достоверности «божественного», общезначимости всеобщего. И сила этого свидетельства зависит не только от истины открытой для него, но и от удачи получения Свидетелем двух даров реального существования – внимания и признания ее со стороны других. Воплощением подобного опыта философствования должно быть открытое произведение, в смысле его имманентной незавершенности, обращенности в поисках самообоснования к реально другому как другому Свидетелю и Судии.

Одновременно, три формы трансдисциплинарной тематизации позиции философии предполагают комплиментарные трансформации классических субъект-объектных структур в научном познании, в результате чего собственно и создается возможность, обустраивается место встречи философского и научного дисциплинарного знания. Поэтому, тематизация условий возможности опыта трансдисциплинарности может в этой перспективе быть развернута в многообразии толкований классической субъектно-объектной оппозиции.


§3. Апостериорная априорность трансдисциплинарного опыта.

Основанием опыта трансдисциплинарности является идея «непритязательной философии» Ю. Хабермаса, которая формулируется им в контексте обсуждения конкретно практически значимой проблемы - проектов либеральной евгеники.

На что философ может надеяться, непритязательно выдвигая суждения, в частности, об этической приемлемости или неприемлемости, к примеру, либеральной евгеники? На что может надеяться человечество перед лицом экзистенциальных угроз? В современном демократическом секулярном обществе ссылки на Бога релевантны только в рамках общины единоверцев. В этой ситуации Хабермас предлагает свой «ослабленный процедуралистский» вариант прочтения «Другого» как языка или коммуникативной практики. По Хабермасу, не только правильное моральное суждение, определяющее отношение между субъектами, но и правильное этическое самопонимание «не может быть ни получено в результате откровения», ни «дано» каким-либо иным образом. Оно может быть лишь завоевано совместными усилиями.

В трансдисциплинарной ситуации установка на всеобщность, сопрягаясь с достигнутой общезначимостью, образует универсум трансдисциплинарных дискурсов. Путем оспаривания предпосылок другого, постоянного процесса выдвижения, критики и отклонения неудачных суждений и отбора успешных предположений возможности быть собой перед лицом друг друга участники коммуникации продвигаются в сторону понимания общего блага, основанием которого становится сам факт достигнутой договоренности.

Гарантом достигнутого «общезначимого по договоренности» выступает не некая универсальная логика, а решимость участников коммуникации быть верным принятым на себя перед лицом друг друга обязательствам. Совместное усилие по выдвижению в транс-позицию вместе с другим в ответ на его встречное желание сбыться именно вместе фундирует позицию философствования в трансдисциплинарных исследованиях. Она раскрываясь в коммуникативном сообществе, связанном перед лицом острейших экзистенциальных проблем «общностью по настроению», по-новому трактует традиционные методологические средства.


§4. Трансфлексия. Концепт.

Начиная с Декарта, рефлексия имеет статус основного методологического принципа философствования. Последний обладает двунаправленностью: предполагает переход к предметному рассмотрению сознания и одновременно переход к самосознанию, т.е. саморефлексии.

Исторически становление понимания рефлексии шло через эмпирическую (внутренний опыт мыслящего субъекта, по Локку), логическую (интеллектуальный опыт, порождающий всеобщее знание, согласно Лейбницу), трансцендентальную (синтез эмпирического и логического в «трансцендентальном единстве апперцепции» Канта), наконец, абсолютную (по Гегелю, рефлексия снимает свои собственные моменты в движении ко всеобщему) стадии.

Трансфлексия является специфическим обосновывающим методом «непритязательного философствования», который отличается от классического метода философской рефлексии учетом нелинейности событий общения. Весьма близки к этим представлениям понятия «неклассической», «синергетической» или «конкретной» рефлексии.

Трансфлексия предполагает преобразование однородного поля рефлексии, замену точечного «Я» или «субъекта» трансцендентальной философии концептом сложно организованной самости, предполагающей внутреннюю множественность и имманентное присутствие нерефлексивного, не поддающегося рационалистической редукции телесного опыта. В горизонте трансфлексии опыт о-плотняется за счет сложности синергетических отношений участвующих в нем агентов (познающих субъектов, языка, настроения, познавательных инструментов, среды опыта и т.д.).

Смыслом классической рефлексии является узнавание тождественного в себе (самотождественность) и в ином. Поэтому она имманентно ретро-спективна. Трансфлексия настроена изумлением, ориентирована не на узнавание, а на «фундаментальную встречу» (Ж. Делез) с инаковостью в себе и ином. В этом смысле она про-спективна, открыта неизвестному, рискованному будущему.

Если выразительным средством рефлексии является понятие, то трансфлексия как метод непритязательной философии работает с концептами. Они являются формами мысли, действующими в режиме непосредственного диалогического общения говорящего и слушающего, пишущего и читающего. Об этом, в частности, свидетельствует и латинская этимология слова «концепт», которое образуется из приставки «кон» (совместно действовать, взаимодействовать, быть совместимым) и корня «цепт» (брать, принимать, воспринимать).

Развитие техник пересадки сердца выявило в качестве проблемного узла (предмета трансдисциплинарного спора) концепты «жизнь» и «смерть». Смысл парадоксальных ситуаций, возникающих в связи с прогрессом новых репродуктивных технологий (аборта, оплодотворения в пробирке и трансплантации эмбрионов, клонирования), концентрируется в специфическом биоэтическом концепте «человек» (Т. Сидорова).

Экспликация концепта как способа выражения трансфлексии в трансдисциплинарной ситуации предполагает выделение следующих ключевых моментов:

1. Общие для всего поля трансдисциплинарности концепты провоцируют многообразие направлений поиска научно, философски, богословски, дисциплинарно обоснованных решений – форм понятийного схватывания. Однако парадоксальная сложность экзистенциальных проблем такова, что ни одно из дисциплинарных оснований при всей необходимости не может претендовать на достаточность.

2. Трансдисциплинарная коммуникация, будучи опосредована переводом дисциплинарных знаний на язык повествований, моделирует конкретные формы совместной жизне-деятельности индивидов, пытаясь разрешить упакованные в концептах экзистенциальные парадоксы. Например, ученый (биолог), изобретший новую технологию, должен (для того, чтобы смысл его открытия был понят неспециалистами) перевести свои результаты на язык повествований жизненного мира.

3. Концептуальные повествования, представляющие структуры жизненного мира, является медиумами трансдисциплинарного общения. Источниками порождаемых в результате прямых и обратных переводов смыслов, являются концепты. Трансфлексия удерживает нелинейность диалога в многообразии концептов, выделяя в становлении и обмене смыслов контингентные островки устойчивости (общезначимости по договоренности) и сохраняя продуктивную зону взаимонепереводимости.

4. ^ Представление об общении как переводе помечает как его процессуальность, так и границы, в рамках которых возможно движение общающихся навстречу друг другу. Важными структурными оппозициями, которые определяют, т.е. устанавливают границы пределов процессуального пространства перевода, могут выступать оппозиции между общим и особенным, научным и ненаучным, когнитивным и прагматическим, рефлексивным и нерефлексивным, наблюдаемым и ненаблюдаемым, истиной и контингентностью (истиной-по-соглашению), продуктивным и репродуктивным воображением, текстом и контекстом, высказанным и невысказанным, причинностью и целеполаганием и т.п. Границы предельных допущений организуют пространство переводимости – смыслопорождающую среду опыта вопрошания трансдисциплинарного диалога.

Рекомендуемая литература:

  1. Порус В.Н. К вопросу о междисциплинарности философии науки// Актуальные проблемы философии науки. – М., 2007.

  2. Разинов Ю. А. «Я» как объективная ошибка. – Самара, 2006.

  3. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. – М., 2006.

Темы докладов и рефератов

Теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса.

Философия как «творчество концептов».

Проблема субъекта в постнеклассической науке.

«Дикий опыт» Делёза.

Тема 5.

Трансдисциплинарность практической философии

§1. Конкретная универсальность.

§2. Философия трансдисциплинарности как интервал между практическим и теоретическим разумом

§3. Трансдисциплинарность рациональности в интервале истины и пользы.


§1. Конкретная универсальность.

Опыт трансдисциплинарности рассмотренный как деятельность, задает подвижный горизонт универсального через его соотношение с особенным, конкретным – «единством в многообразии» (Э.В. Ильенков). Совместное рассмотрение двух видов единств образует интервал между конкретным и универсальным, как основание для практического решения.

Необходимость рассмотрения практичности трансдисциплинарной философии становится очевидной при понимании практического не только в смысле предметного действия в сфере познания, но, прежде всего, как реального опыта трансдисциплинарного (в том числе и познавательного) общения (события со-бытия с «другим» и «иным»). Обращение к практике как диалогической коммуникации с другим важно и для понимания соотношения фундаментального и прикладного, которое может быть истолковано как парафраз отношений универсального и особенного (конкретного).

Существенно, что раскрытие постнеклассической методологии через призму практики не является только внешними (прикладными) по отношению к самому феномену постнеклассики. Практическая значимость инкорпорирована в ее «тело» по первоначальному определению – человекомерности и человекоразмерности. Человекомерность указывает на протогоровскую позицию человека как «меры всех вещей», гуманистические универсалии взаимоотношений с другим в обществе и культуре и с иным в природной среде, строящиеся с точки зрения Истины, Блага, Добра. Человекоразмерность, в свою очередь, указывает на технологические универсалии деятельностного (посредством орудия или прибора) отношения к действительности, которая при этом далека от пассивного состояния. Практическая значимость в постнеклассике, отношения (среда «между») прописываются с учетом одно-многозначного (не линейного, в одну сторону) соответствия, тем самым предлагая варианты соизмеримости разно-порядковых явлений. Это одна из причин, употреблять термин «практики», а не практика в обобщенном виде.

Практичность философии, как известно, тема не новая. В формировании концепции практической философии в современной исторической ситуации важную роль сыграли разработки петербургских философов начала 90-х годов прошлого века. В оптике синергетической парадигмы идеи практической философии были рассмотрены В.И. Аршиновым. С этих позиций, понимание сути философии трансдисциплинарности как разновидности практического философствования в эпоху науки постнеклассического типа строится на удержании многообразия расходящихся в истолковании реальности философских перспектив, дисциплинарных подходов, личностных и цеховых предпочтений. Опыт трансдисциплинарности конкретизирует универсальные категории и ценности своего времени. Он формирует стереоскопию меж- и трансдисциплинарных исследований в условных «рамках» единой проблемно-ориентированной перспективы специфической «общности по настроению» (Б.Ф. Поршнев и Т. Шабутани).


§2. Философия трансдисциплинарности как интервал между практическим и теоретическим разумом.

Конкретное событие в жизненном мире (к примеру, изобретение новой технологии) формирует предмет трансдисциплинарного исследования как проблему совместного рассмотрения, как минимум, «историка-этика» и «теоретика».

Согласно И. Канту: «Познание разумом может относиться к своему предмету двояко, а именно: либо просто определять предмет и его понятие (которое должно быть дано другим путем), либо осуществлять его. Первое означает теоретическое, а второе — практическое познание разумом». Двойственная природа разума (сочетающего в себе предел как определенность и беспредельное как осуществление), при внимательном рассмотрении обнаруживающее в себе интервал между теоретическим и практическим, который выступает как некоторое действующее первоначало. Практическое познание разумом ассоциировано с таким направлением философии как этика. Историческое развитие представлений о предмете этики также шло в русле решения дилемм-противопоставлений (мораль общественная и мораль личная; социальная, «неподлинная» мораль практической целесообразности и «подлинная» нравственность внерационального мотива и т. п.) так как они складывались в реальном опыте нравственной жизни через нормотворческую деятельность. Последняя по сути своей апеллирует к идеальному миру, который и творится, и претворяется в тех или иных поступках и решениях, осуществляя желание и волю поступающего человека.

Можно сказать, следуя логике интервального похода в прояснении особенностей постнеклассической методологии, что указанные составляющие образуют человекомерность и человекоразмерность познавательных практик как становящееся целое.

Наука вводит в рассмотрение то, что находится за границей актуально возможного, не только в бытии природных реалий, но и в человеческом бытии. Тем самым становление научного знания, рассмотрение науки как предчувствия, предоставляет возможность заглянуть в мир виртуального, потенциального воплощения сущностной взаимосвязи между неисчерпаемостью человеческого и природного, питает собой тенденцию к гуманизации и аксиологизации познания, приобретает многомерное измерение. Концептуализация, «исчисления словом» (М. Хайдеггер) такого способа общения имеет ту специфику, что она перманентно становится в ситуации приобщения к опыту предельного — действию в пограничном режиме изменяющихся ранее установленных и общезначимых норм.


§3. Трансдисциплинарность рациональности в интервале истины и пользы.

Опыт трансдисциплинарности, удерживающий напряжение мысли между пределами объективного отношения к миру в дисциплинарных дискурсах и включенностью в языковую реальность жизненного мира, ставит проблему формирования нового типа рациональности. Рациональности, которая сочетает культуру знания и культуру умения, теоретическое и практическое, истину и пользу.

Новый тип рациональности формируется «не на периферии исследований проблем научной рациональности и ее издержек, а на магистральной линии развития общефилософского осмысления современного мира в целом». Таким образом трактуемая рациональность тем более не может быть сведена к точным ее дефинициям и экспликациям, от которых она ускользала на всем протяжении истории своего становления. Как только возникало то или иное определение, парадоксальность рациональности проявляла себя самым решительным образом - оно ускользало от своего определения.

Новая рациональность выражается «в усилении принципа взаимосвязи и взаимодействия научных и духовно-практических форм освоения мира, обращения к культуре в целом, а также во введении в философский обиход понимания и общения в широком смысле, охватывающем различные формы как научного, так и ненаучного знания в их совокупности, а значит, всей массы языка и всего многообразия средств его трансляции, коммуникативных связей, механизмов их осуществления и др.». Рациональность такого типа была названа Хабермасом коммуникативной рациональностью, которая напрямую связана с множественностью практик, ее реализующих. Целью коммуникативной рациональности является достижение рационального консенсуса. Средством достижения последнего выступает дискурс. Дискурс имеет различные формы: теоретическую, практическую, экспликативную, эстетическую и экспрессивную. Способы аргументации, по мнению Хабермаса, объединяет процесс выработки целостных культурных смыслов (в единстве когнитивного, морального и эстетических суждений). Научный дискурс, ориентирующийся на отслеживание возникновения нового знания, следуя стратегии коммуникативной рациональности, должен учитывать синергетический эффект возникновения такого рода смыслов.

Трансдисциплинарный подход позволяет представить, совместить традиционную ориентацию объяснения (причинно обусловленного знания) в современном научном познании с пониманием (историко-герменевтическим знанием) и общением (действенно-практическим знанием). Допущенное в научный дискурс на равных с объяснением понимание через коммуникативные практики общения вызывает необратимые изменения идеи рациональности научного знания. Рациональность получает дополнительное измерение и удовлетворяет общему экзистенциальному стремлению человека к укоренению себя в мире. Подобного рода укоренение разворачивается двойным путем. Во-первых, происходит объяснение способа существования человека в мире (придание себе онтологической устойчивости) с помощью научного дискурса, который в какой бы области и на каком бы материале он не строился – будь то в «объективном» опыте или чисто в «субъективном» представлении – являет собой вполне определенный способ «синтеза многообразного», сведения воедино – взаимного упорядочивания восприятий и представлений. Во-вторых, герменевтические практики понимания себя, сочетающие рефлексивные и трансфлексивные процедуры, придают устойчивость миру, находящемуся (как демонстрирует опыт неклассической науки) в непосредственной зависимости от познающего субъекта.

Рекомендуемая литература:

  1. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика на рубеже XX-XXI веков. − М., 2007.

  2. Мамчур Е.А. Образы науки в современной культуре. – М., 2008.

  3. Постнеклассика: философия, наука, культура. − М., 2009.

  4. Постнеклассические практики: определение предметных областей. – М., 2008.

  5. Пружинин Б.И. Два этоса современной науки: проблемы взаимодействия// Этос науки. − М., 2008.

Темы докладов и рефератов

Объяснение и понимание в научном познании.

Практика как философская категория. Практическое познание.

Рациональное и иррациональное в теории познания.

Практичность философии: историко-философский анализ.


^ РАЗДЕЛ III. ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНЫЕ СТРАТЕГИИ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ

Тема 1.

Новый формат взаимоотношений науки и общества.

§1. Наука и общество: трансдисциплинарные измерения.

§2. Формы организации трансдисциплинарных исследований: проблемно-ориентированные исследования и «гибридные сообщества».

§3. Экспертиза научных исследований.

§4. Этос постнеклассической науки.


§1. Наука и общество: трансдисциплинарные измерения.

Изменения в современной науке связаны со становлением 1) новой организации исследований, 2) нового способа применения знаний и 3) новых форм взаимодействия академического сообщества с обществом и политическими структурами. В указанных изменениях проявляется переход от дисциплинарно-организованной науки (модус 1 – Mode1) к науке ориентированной на учет социальных аспектов получения и применения знаний (модус 2 – Mode 2). Процессы становления социально интегрированной науки нашли теоретически адекватное отражение в дискуссиях об «обществе знания», которое приходит на смену индустриальному обществу. В этом типе общества существенно возрастает роль науки в различных социальных сферах, как например, в культуре, политике, экономике и т.д.

Транс–переход за дисциплинарные границы в социальную сферу определяет становление трансдисциплинарных исследований, интегрирующих ресурсы дисциплинарного и внедисциплинарного знания в единой исследовательской перспективе. Трансдисциплинарное исследование – способ организации исследования и получения нового знания в процессе интеграции ресурсов науки и сферы, выходящей за её границы, с учетом социального контекста и возможностей дальнейшего применения полученных результатов в обществе.

Становление трансдисциплинарных исследований не означает полного замещения академически организованной науки новым способом производства знания. Речь идет только о дополнении традиционно организованных форм исследований трансдисциплинарными, которые ориентируются на более широкий круг параметров. Эффективность академически организованной науки была во многом детерминирована сформировавшимся в Новое время принципом дисциплинарного разделения труда. Рост комплексных проблем в разных сферах современного общества продемонстрировал недостаточность установок классической науки для их решения. Каковы эти проблемы? В общем виде их можно определить как сложные. Специфика сложных (в литературе также используется термин «сложностные») проблем заключается в нелинейном динамическом взаимодействии элементов, прогнозирование развития которых принципиально затруднено. Развитие синергетики, нацеленной на познание эмерджентных, самоорганизующихся, нелинейных динамических систем – адекватный пример исследовательской области такого рода. Второй специфический аспект – рефлексивность субъекта познания, постоянно осознающего себя частью мира, который он познает и в то же время конструирует, конструируя себя.


§2. Формы организации трансдисциплинарных исследований: проблемно-ориентированные исследования и «гибридные сообщества».

В организационном плане изменения связаны с:

  1. возникновением новых лабораторий, бюро и исследовательских центров, не связанных напрямую с академической наукой;

  2. включением в производство знаний заинтересованных лиц, представляющих интересы частных потребителей, бизнеса или общества в целом;

  3. формированием «гибридных групп», «трансдисциплинарных сообществ», «агоры» коллективов, нацеленных на решение жизненно-практических проблем в трансдисциплинарном формате

Изменения в характере исследования связаны с:

  1. этической нагруженностью, ориентированной на включение результатов научного исследования в процессы принятия социальных, политических и экономических решений;

  2. расширением исследовательского инструментария соответственно специфике поставленных задач;

  3. контекстной ориентацией исследований. Контекст применения становится определяющим для проектирования научного исследования и дальнейшего производства. В результате чего трансформируется традиционное разграничение открытия и обоснования;

  4. корректировкой основополагающих условий исследований в зависимости от реализации на практике;

  5. усилением значения ответственности ученых в условиях увеличения рискогенных факторов и ситуации, порождаемых достижениями высоких технологий;

  6. формированием новых средств трансдисциплинарной коммуникации, на основе которых общественность принимает решение об одобрении предлагаемых к использованию научных результатов;

  7. повышением роли в современных научных исследованиях такого методологического приема как рефлексивность, критически оценивающего согласованность принимаемых решений с условиями их проведения;

  8. изменением роли экспертизы: внутренней экспертизы научного сообщества оказывается недостаточно. Меняется формат экспертного сообщества в него на равных входят представители общественных организации и рядовые члены общества(lay people).


§3. Экспертиза научных исследований.

Трансформация проведения научной экспертизы - одна из ключевых характеристик нового типа производства знания, повсеместно фиксируемая исследователями. Экспертиза исследований в дисциплинарно организованной науке является прерогативой коллег, обладающих необходимыми знаниями, компетенциями и признанными достижениями в той или иной области научных изысканий. Система внутренней экспертной оценки оставалась адекватной существовавшему положению дел до тех пор, пока ученые находились по метафорическому выражению, взятому французским критиком и поэтом Шарлем Огюстом Сент-Бёвом из библейской Песни песней в «башне из слоновой кости».

Новые требования, предъявляемые к науке, заставляют её постоянно рефлексировать по поводу условий и последствий применения полученных результатов. Переопределение параметров получения знания или организации исследований в новых условиях может быть инициирована не только учеными, но и заинтересованными сторонами, так называемыми пользователями. Более того, интеграция науки и дискурсов политики и общества принципиально меняет оценку исследований. Теряя монополию на обладание истиной, наука вместе с тем приобретает новые формы оценки эффективности своей деятельности и её результатов. В указанных формах традиционные дисциплинарные критерии дополняются социальными, моральными, ценностными и т.п. измерениями.


§4. Этос постнеклассической науки.

Идея описания своеобразия науки как социального института принадлежит Р. Мертону, выделившему специфическую систему ценностей и норм поведения ученых. Первоначально он предложил четыре императива: универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм, почти тридцать лет определявших способы теоретического осмысления и нормативного регулирования поведения ученых.

Императив универсализма порождается вне-личностным характером научного знания. Поскольку утверждения науки относятся к объективно существующим явлениям и взаимосвязям, то они универсальны в том смысле, что они справедливы везде, где имеются аналогичные условия, и в том смысле, что их истинность не зависит от того, кем они высказаны. Надежность нового знания определяется по внеличностным критериям: соответствию наблюдениям и ранее подтвержденным знаниям. Ценность научного вклада не зависит от национальности, классовой принадлежности или личных качеств ученого. Ограничение продвижения в науке на основании чего-то иного, кроме недостатка научной компетентности, – прямой ущерб развитию знания. Универсализм проявляет себя в провозглашении равных прав на занятия наукой и на научную карьеру для людей любой национальности и любого общественного положения. Он обусловливает интернациональный и демократический характер науки.

Коллективизм. Этот императив предписывает ученому незамедлительно передавать плоды своих трудов в общее пользование, то есть сообщать свои открытия другим ученым тотчас после проверки, свободно и без предпочтений. Научные открытия являются продуктом социального сотрудничества и принадлежат сообществу. Они образуют общее достояние, в котором доля индивидуального «производителя» весьма ограничена. «Права собственности» в науке фактически не существует. Эпонимическая традиция (традиция называть открытия по имени первооткрывателя – отек Квинке, болезнь Боткина) не дает первооткрывателю каких-либо исключительных прав или привилегий по использованию этого открытия. Потребность ученого как-то воспользоваться своей интеллектуальной «собственностью» удовлетворяется только через признание и уважение, которые он получает как автор открытия. Отсюда повышенное внимание к вопросам научного приоритета.

Бескорыстность. Стремление ученых к приоритету создает в науке своего рода конкурентные условия. Такая ситуация может толкать на какие-то особые действия, предпринимаемые специально, чтобы затмить соперников. Эти действия способны исказить нормальный ход исследования и соответственно его результаты. В качестве «противоядия» указанным побуждениям выдвигается требование бескорыстной деятельности. Эта норма предписывает ученому строить свою деятельность так, как будто кроме постижения истины у него нет никаких других интересов. Р. Мертон излагал требование бескорыстности как предостережение от поступков, совершаемых ради достижения более быстрого или более широкого профессионального признания внутри науки.

^ Организованный скептицизм. Это одновременно и методологическая и институциональная норма. Сам Мертон рассматривал именно первый аспект – организованный скептицизм метода естественных наук, требующего по отношению к любому предмету детального объективного анализа и исключающего возможность некритического приятия. Для науки нет ничего «святого», огражденного от критического анализа. В то же время норма организованного скептицизма является и директивным требованием по отношению к ученым. В таком аспекте данная норма рассматривалась Н. Сторером. Поскольку работа каждого ученого-естественника строится на результатах предшествующих исследований, умышленное или неумышленное отступление от истины является преступным по отношению к развитию науки. Отсюда следует, что никакой вклад в знание не может быть допущен без тщательной, всесторонней проверки. Норма скептицизма предписывает ученому подвергать сомнению как свои, так и чужие открытия и выступать с публичной критикой любой работы, если он обнаружил ее ошибочность.

Переосмысление теоретической конструкции Мертона было связано с переоценкой науки и ее социальных параметров. В центре внимания исследователей оказались не идеализированные теоретические модели, а реалии научной деятельности, протекающей в определенных и конкретных условиях. Фокус исследовательского интереса сместился с регулятивного идеала к изучению поведения и самосознания ученых в реальных обстоятельствах и «патологиям» науки – конкуренции, подозрительности, зависти, скрытого плагиата и т.п. Патология науки оказывает влияние на мотивацию ученого, в результате чего возникает «амбивалентность», описываемая в девяти взаимно противоположных нормативных принципах.

Ученый

1) должен как можно быстрее передавать свои научные результаты коллегам, но он не должен торопиться с публикациями;

2) должен быть восприимчив к новым идеям, но не должен поддаваться интеллектуальной «моде»;

3) должен стремиться добывать такое знание, которое получит высокую оценку коллег, но работать он должен, не обращая внимания на оценки других;

4) должен защищать новые идеи, но не должен поддерживать опрометчивые заключения;

5) должен прилагать максимальные усилия, чтобы знать относящиеся к его области работы, но при этом помнить, что эрудиция иногда тормозит творчество;

6) должен быть крайне тщательным в формулировках и деталях, но не должен углубляться в педантизм, ибо это идет в ущерб содержанию;

7) должен всегда помнить, что знание универсально, но не должен забывать, что всякое научное открытие делает честь нации, представителем которой оно совершено;

8) должен воспитывать новое поколение ученых, но не должен отдавать обучению слишком много внимания и времени;

9) должен учиться у крупного мастера и подражать ему, но не должен походить на него.

Изменение характера производства знания и конечного результата этой деятельности подвели английского физика и философа Дж. Займана к выводу о появлении нового набора регулятивов, действующих в постакадемической науке. Речь идет о пяти принципах: патентование, локальность, авторитарность, уполномоченность и экспертиза.

В современных обстоятельствах ученый погружен в иную, чем во времена Р. Мертона ситуацию, которая влияет на его поведение. Зачастую оно обусловлено неосознаваемыми повседневными правилами поведения в жизненном мире, сложившимися в сообществе установками (рефлексивно и рационально выраженных теоретически обоснованных форм, принятых по договоренности), межличностными отношениями (партнерства, конкуренции, лидерства и т.д.), интеллектуальным и эмоциональным климатом (общности по интересам) сообщества.

Рекомендуемая литература:

  1. Алексеева И.Ю. Что такое общество знаний? – М., 2009.

  2. Бехманн Г. Современное общество: общество риска, информационное общество, общество знаний. – М., 2010.

  3. Горохов В.Г. Как возможны наука и научное образование в эпоху «академического капитализма»? // Вопросы философии. – 2010. – №12.

  4. Грунвальд А. Техника и общество: западноевропейский опыт исследования социальных последствий научно-технического развития. – М., 2011.

  5. Ефременко Д.В. Концепция общества знания и её оборотная сторона // Концепция «общества знания» в соврменной социальной теории – М., 2010.

  6. Этос науки. – М., 2008.

Темы докладов и рефератов

Парадоксы общества знания

Концепция сетевого общества М. Кастельса

Традиции российской медицины и формирование её этоса

Инновации в медицине: проблемы экспертной оценки






оставить комментарий
страница3/6
Дата20.04.2012
Размер1,47 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
плохо
  1
хорошо
  1
отлично
  14
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх