Курс лекций по социологии курск 2011 icon

Курс лекций по социологии курск 2011


3 чел. помогло.
Смотрите также:
План и содержание лекций Общий план курса: План и содержание лекций 1 Общий план курса: 1 I...
Методические рекомендации для библиотек по работе с допризывной молодежью Курск, 2011...
Обзор / сост. Т. Б. Зюбина; Курск обл науч б-ка им. Н. Н. Асеева, информац библиогр отдел. Курск...
Курс лекций Часть II...
Курс лекций подготовлен в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего...
Семь лекций по истории социологии. Гофман А. Б...
Курс лекций "концепции современного естествознания " для студентов факультета социологии...
Ю. С. Степанов Редакционная коллегия...
1. предмет экономической социологии...
Курс лекций: Учеб пособие. Ростов н/Д.: Феникс, 1999. 512 с. Содержание...
План лекций и семинарских занятий План лекций Тема Понятие социологии организации как науки и...
План лекций и семинарских занятий План лекций Тема Понятие социологии организации как науки и...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать

^ 5. Место социологии в системе наук об обществе


Социология развивается не изолированно, а в постоянной взаимосвязи с другими общественными науками, занимая при этом ведущую роль в системе общественных наук. Во-первых, социология дает другим общественным наукам научно обоснованную теорию общества и его структурных элементов. Во-вторых, представляет другим наукам технику и методику изучения человека и его деятельности, а также методы измерения этой деятельности. Это проявляется, в частности, в том, что другие общественные науки "социологизируются", в результате чего в их недрах формируются новые направления исследований - социальные: социально-экономические, социально-психологические, социально-политические, социально-демографические и др.

Политология, экономика, право и другие общественные науки изучают лишь какую-то одну сферу жизни общества, социология же исследует общество и иные социальные системы как целостные объекты с присущими им свойствами, отношениями и закономерностями функционирования, которые проявляют себя в любой сфере их жизнедеятельности, будь то экономической, правовой или политической. В то же время любой общественный процесс, изучаемый специальными науками, входит как неразрывная часть в обобщенный, целостный социальный процесс.

Поэтому можно сказать, что социология – это генерализирующая (обобщающая), по словам Питирима Александровича Сорокина*, наука по отношению к другим наукам, изучающим общество и человека. С другой стороны, в своих обобщающих функциях социология зависит от открытий в других науках, таких, например, как история, экономика, политология.

* ^ Сорокин Питирим Александрович (1889-1968), социолог. Родился в России. Лидер прав. эсеров. С 1919 г. профессор Петроградского университета. С 1922 г. в эмиграции. С 1930 г. профессор Гарвардского университета. Исторический процесс рассматривал как циклическую флуктуацию основных типов культуры, в основе которых интегрированная сфера ценностей, символов. Утверждая, что современная культура переживает общий кризис, Сорокин связывал его с развитием материализма и науки и выход видел в развитии религиозной «идеалистической» культуры. Один из родоначальников буржуазной теории социальной стратификации и социальной мобильности.

Наиболее близкими по предмету исследования к социологии наукам считают обычно социальную антропологию и социальную психологию. Однако социальная антропология занимается изучением локальных, простых, доиндустриальных культур и обществ для определения происхождения и процессов развития человеческого рода и человеческой культуры. Социология же изучает современные сложные общества.

Кроме того, социальная психология исследует психологические причины, механизмы и закономерности поведения людей в группах и обществах, а также психологические характеристики индивидов, групп и общностей.

Исторически тесная связь существует между философией и социологией. Философское познание было первой попыткой на абстрактном уровне не только обеспечить, но и изучить социальную реальность, став тем самым предшественницей социологии. В силу этого философия и социология имеют общие аспекты в изучении социальной реальности, ибо и та, и другая наука рассматривают общество в целом, в его системности. При этом социальная философия выступает как общетеоретическая и методологическая основа социологии. Например, при изучении какой-либо этнической общности социология базируется и на философских концепциях, которые позволяют раскрыть универсальные основания бытия любого этноса. С другой стороны, социология, давая конкретный анализ различных проявлений общественной жизни, поставляет материал для философских обобщений. Однако философия и социология различаются между собой предметом, а также целями и задачами исследования.

Основное различие социологического и философского подходов состоит в том, что социология уделяет главное внимание осмыслению полученного эмпирического материала, а философия - сосредотачивается на философском осмыслении теоретических источников.

Немало общего есть между социологией и историей. Обе науки изучают общество как целое во всех его конкретных проявлениях, основываясь на исследовании конкретных фактов общественной жизни. Однако, если историческая наука изучает только то, что уже свершилось, то социология переносит центр тяжести своих исследований на современность. Социология отличается от истории и по предмету исследования: если история изучает все стороны, формы проявления общественной жизни, то социология - только "социальное" в обществе. Кроме того, социология отличается от истории по своей природе и сущности: социология выявляет повторяющееся, типичное, сущностное в данном ряду социальных явлений, и процессов, история же - конкретно-хронологический ход событий во всей их индивидуальности, неповторимости.

Тесная связь существует между социологией и политологией. Политология в стремлении раскрыть закономерности политической жизни как одной из сфер жизни общества, не может не учитывать особенности общества как целостной социальной системы, на что направлен социологический анализ. Вместе с тем общество нельзя понять и тем более реформировать без учета воздействия на его развитие политических структур и политических режимов. Особенно четко проявляется связь социологии и политологии в появлении такой специальной социологической теории, как социология политики. Политическая социология в то же время является частью политологического знания. Однако, социология и политология - разные науки: социология исследует социальную жизнь, политология - политическую реальность, политическую жизнь.

Следует отметить, что взаимная связь существует также между социологией и экономическими науками, социологией и правовыми науками, социологией и этикой, социологией и педагогикой. Поэтому можно сказать, что в широком смысле все общественные науки взаимосвязаны и составляют одну совокупную науку об обществе, взаимообусловливают существование друг друга, хотя выделяют различные аспекты исследования.


^ 6. Функции социологии


Многообразие связей социологии с жизнью общества, ее общест­венное предназначение определяются, в первую очередь, функци­ями, которые она выполняет. Одной из важнейших функций социо­логии, как и всякой другой науки, является познавательная. Соци­ология на всех уровнях и во всех своих структурных элементах обеспечивает, прежде всего, прирост нового знания о различных сферах социальной жизни, раскрывает закономерности и перспек­тивы социального развития общества. Этому служат как фунда­ментальные теоретические изыскания, вырабатывающие методо­логические принципы познания социальных процессов и обобщаю­щих значительный фактический материал, так и непосредственно эмпирические исследования, поставляющие этой науке богатый фактический материал, конкретную информацию о тех или иных областях общественной жизни.

Характерной чертой социологии является единство теории и практики. Значительная часть социологических исследований ори­ентирована на решение практических проблем. В этом плане на пер­вое место выступает прикладная функция социологии, в рамках которой проявляется ряд ее других функций. Социологические иссле­дования дают конкретную информацию для осуществления дейст­венного социального контроля над социальными процессами. Без этой информации возрастает возможность появления социального напряжения, социальных кризисов и катаклизмов. В подавляющем большинстве стран органы исполнительной и представительной власти, политические партии и объединения широко используют возможности социологии для проведения целенаправленной поли­тики во всех сферах общественной жизни. В этом проявляется функ­ция социального контроля.

Практическая направленность социологии выражается и в том, что она способна выработать научно обоснованные прогнозы о тенденциях развития социальных процессов в будущем. В этом про­является прогностическая функция социологии. Особенно важно иметь такой прогноз в переходный период развития общества. В этом плане социология способна: 1) определить, каков диапазон возмож­ностей, вероятностей, открывающихся перед участниками событий на данном историческом этапе; 2) представить альтернативные сце­нарии будущих процессов, связанных с каждым из выбранных ре­шений; 3) рассчитать вероятные потери по каждому из альтернатив­ных вариантов, включая побочные эффекты, а также долговремен­ные последствия и т. д.

Большое значение в жизни общества имеет использование социологических исследований для планирования развития разнооб­разных сфер общественной жизни. Социальное планирование раз­вито во всех странах мира, независимо от социальных систем. Оно охватывает самые широкие области, начиная от определенных процессов жизнедеятельности мирового сообщества, отдельных регионов и стран и кончая социальным планированием жизни городов, сел, отдельных предприятий и коллективов.

Социология, несмотря на личные установки ученых-социологов, выполняла и продолжает выполнять идеологическую функцию. Результаты исследований могут использоваться в интересах каких-либо социальных групп для достижения ими определенных социальных целей. Социологическое знание зачастую служит средством манипулирования поведением людей, формирования определенных стереотипов поведения, создания системы ценностных и социальных предпочтений и т. д.

Но социология может служить и улучшению взаимопонимания между людьми, формированию у них чувства близости, что в конце концов способствует совершенствованию общественных отношений. В этом случае говорят о гуманистической функции социологии.


Лекция вторая. Становление и основные этапы истории

Развития социологии


План


1. Философский период в истории социологии.

2. Огюст Конт – основатель социологии.

3. Натуралистическое направление в социологии. Герберт Спенсер.

4. Классический тип научности социологии. Учение о методе Эмиля Дюргейма.

5. Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Георга Зиммеля и Макса Вебера.

6. Основные принципы материалистического учения об обществе К. Маркса и Ф. Энгельса.


^ 1. Философский период в истории социологии.


В истории социологии можно выделить три периода:

1) античность;

2) средневековье и новое время;

3) современность, а именно XIX – ХХI века.

Только в современный период социология становится точной наукой, опирающейся на эмпирические факты, научный метод и теорию. Два предшествующих периода характеризуют ее донаучный этап, когда совокупность идей, объяснявших человека и общество, формировалась в рамках социальной философии.


Античность


Первых социологов античности называют социальными философами. Среди них выделяются два гиганта – ^ Платон (428/427 – 348/347 до н.э.) и Аристотель (384 – 322 до н.э.). Они, как и нынешние социологи, изучали традиции, обычаи, нравы и взаимоотношения людей, обобщали факты, строили концепции, которые завершались практическими рекомендациями о том, как усовершенствовать общество.

Платон. Первым в истории трудом по «общей социологии» считают «Государство» Платона. Его главный тезис – правильное государство можно обосновать и построить с помощью науки, которая начинает с критического анализа социальных проблем, а заканчивает политическими рекомендациями усовершенствования общества. Стабильным надо считать общество, поделенное на три класса: высший, состоящий из мудрецов, управляющих государством; средний, включающий воинов, охраняющих его от смуты и беспорядка; низший, состоящий из ремесленников и крестьян.

Зная, что общество начинает гнить с головы, Платон требовал от элиты нравственной чистоты. Не власть, а авторитет – основное орудие управления обществом. Подданные берут пример с правителей и ведут себя как они. Отсюда вывод: характер правительства в конечном итоге определяется социальным характером людей. Такова в общих чертах «социологическая теория» правильного государства Платона, где он пытается ответить на вопрос всех вопросов: как правительству удержаться у власти и получить поддержку населения.

Аристотель. У него опорой порядка выступает средний класс. Кроме него, существуют еще два класса – богатая плутократия и лишенный собственности пролетариат. Государство лучше всего управляется в том случае, если: 1) масса бедняков не отстранена от участия в управлении; 2) эгоистические интересы богатых ограничены; 3) средний класс многочисленнее и сильнее, чем два других.

Законодатель должен стремиться не ко всеобщему равенству, а к выравниванию жизненных шансов.

^ Частная собственность развивает здоровые эгоистические интересы. Человеком управляет множество потребностей и стремлений, но главная движущая сила – любовь к деньгам, ибо этой страстью больны все. При коллективной собственности все или большинство бедны и озлоблены. Аристотель превозносит общество, в котором средний класс сильнее всех других.

Помимо Аристотеля к идее общества как естественного образования в античности склонялись и стоики, в том числе самый выдающийся из них, римский философ и писатель Луций Анней Сенека (ок. 5 г. до н. э.– 65 г. н. э.). В своем сочинении “О благодеяниях” (63–65 гг.) он поет настоящий гимн обществу, доказывая, что оно опирается на природные основания и взаимопомощь людей. Сенека утверждает: “[Природа] дала две силы, которые человека слабого сделали весьма крепким, – разум и общество: благодаря им тот, кто, взятый в отдельности, не может даже ни с кем поравняться, обладает миром. Общество дало ему власть над всеми животными, его, рожденного на земле, общество ввело во владение иной природой и дало ему власть господствовать над всей природой. Оно сдерживает приступы болезней, приготовляет опору старости, дает утешение в скорбях; оно делает нас мужественными, потому что позволяет призывать [себя на помощь] против судьбы. Уничтожь общество, и ты разрушишь единство человеческого рода, – единство, которым поддерживается жизнь...” [Луций Анней Сенека. О благодеяниях (De beneficiis), кн. IV, гл. 18 // Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М., 1995. С. 87].

И все же представление об обществе как результате естественного развития не было господствующим ни в Древней Греции, ни в Древнем Риме. Преобладал взгляд, согласно которому общество – это искусственное образование, результат изобретения и целенаправленной деятельности людей: монархов, законодателей или самих членов определенных обществ. Такой точки зрения в античности придерживались Платон, Эпикур и его последователи (в частности, Лукреций), Карнеад, римские юристы Гай, Ульпиан и др. Но и представители этой традиции, считая общество изобретением человека, как правило, исходили из того, что оно основано на фундаментальных потребностях людей и выполняет в их жизни важнейшие функции.

Античное понятие общества в сравнении с тем, каким оно стало впоследствии, имело более узкое и вместе с тем более определенное и конкретное значение. Оно включало только такие формы взаимоотношений, в которых очевидным и наглядным образом присутствовали общность, союз, совместная деятельность. Это, прежде всего семья и имущественное объединение, основанное на тесных эмоциональных связях, юридических договорах и конкретных практических целях [Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990.] Понятие об обществе как таковом, обществе людей, еще не утвердилось; это, как правило, общество каких-то определенных людей, объединившихся для определенных целей. Поэтому Аристотель начинает рассмотрение общества с семьи. В Риме семья также считалась обществом, так как она была основана на договоре; семейная любовь называлась “социальной” любовью, а отношение жены к мужу считалось “социальным” отношением.

Кроме семейных союзов под обществом понимались объединения друзей, коммуны, братства. Но главным образом обществами назывались союзы, заключаемые для каких-то имущественных целей. Это понятие носило преимущественно договорно-юридический характер. “С точки зрения этого понятия общество есть не более как договор, заключаемый отдельными людьми вполне сознательно и вполне намеренно, для вполне определенной и осуществимой имущественной цели. Заключая его, иными словами, вступая в общество, каждый член вносит свой вклад, имущественный или иной” [Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С.15]. Вклад должен быть обязательно, иначе возникает отношение не социальное, а благотворительное, основанное на дарении. Поскольку общество – это объединение, формируемое определенными людьми для определенных целей, оно не может создаваться навеки: его существование продолжается и прекращается по воле участников. Вступая в общество, каждый обязуется только за себя, но не за своих наследников.

Идеи устройства общества, развиваемые двумя великими античными философами, с тех пор не потеряли для нас своего интереса до сих пор.


^ Эпоха средневековья


Идея единства человеческого рода, понимаемого как сверхобщество, или общество обществ, была продолжена и развита европейским средневековьем.

Христианский философ и теолог Аврелий Августин (Августин Блаженный) (354–430) в трактате “О Граде Божием” (ок. 413–426) обосновывал идею единства человечества общностью его происхождения от единого предка – Адама. Но при этом человечество разделено на два царства, два вида общества: “град земной” (государство), основанный на грехе и насилии, и “град Божий”, в котором царствуют божественная правда и добро. “Град Божий” – это высшая духовная общность, которая все более утверждается в человечестве благодаря христианской церкви. Но и “град земной”, где господствует, по выражению Августина, “мрак общественной жизни” и правит большая “разбойничья шайка” (государственная власть), также необходим для человека, хотя и занимает подчиненное место.

Другой христианский мыслитель, Фома Аквинский (1225/1226–1274), главный теологический авторитет католической церкви, в истолковании сущности общества стремился соединить обе указанные выше традиции. В своем труде “О правлении государей” он вслед за Аристотелем доказывал, что человек – существо социальное по природе, а общество – естественное образование. Создание же государства представляет собой произведение не только природы, но и искусства; впрочем, в этом искусстве, как и во всяком другом, следует подражать природе.

В средневековой Европе понятие общества носило прежде всего конфессиональный характер; оно относилось главным образом к католической церкви и ее приверженцам. Кроме того, обществом считались сельская община, городская коммуна, цех, корпорация.

Таким образом, общество в средневековой Европе понималось преимущественно как наднациональная и вненациональная сущность. Только с XVII в. в связи со становлением и развитием наций понятие “общество” все в большей степени сближается, ассоциируется и отождествляется с нацией и национальным государством. Так, французский теолог, философ и историк Боссюэ (1627–1704), выводя из Священного Писания принцип, согласно которому “человек создан, чтобы жить в обществе”, утверждал: “Человеческое общество может рассматриваться двумя способами. Либо оно охватывает весь человеческий род как одну большую семью. Либо оно ограничивается нациями или народами, состоящими из множества отдельных семей, каждая из которых обладает своими правами. Общество, рассматриваемое в этом последнем смысле, называется гражданским обществом. Его можно определить, соответственно тому, что было сказано, как общество людей, объединившихся под властью одного правительства и одних законов” [Bossuet. Politique tirйe des propres paroles de l’Ecriture Sainte // Oeuvres choisies de Bossuet. Versailles, 1822. T. XXI., 50–51].


^ Новое время


XVII–XVIII века в Европе отмечены разработкой и широким распространением теорий естественного состояния человека и общественного договора. Эти теории, истоки которых лежат еще в античности, опирались на представление о различии между естественным состоянием (status naturalis) и гражданским состоянием (status civilis) человека. Общественный договор они рассматривали как своего рода гипотетическое или подразумеваемое соглашение между людьми, благодаря которому осуществляется переход из первого состояния во второе или же из “естественного” общества в “гражданское”.

Общественный договор выступал в качестве нового способа обоснования легитимности государственной власти, взамен или в дополнение к старому, основанному на представлении о ее божественном происхождении. Подлинное общественное состояние при этом часто отождествлялось с государственным, настоящим обществом считалось именно государство; по выражению одного исследователя, общественный договор следовало бы назвать государственным договором.

Теории общественного договора были чрезвычайно разнообразны. Они по-разному трактовали и естественное состояние, и общественный договор как форму перехода в состояние гражданское. Поэтому среди создателей и сторонников этих теорий встречаются представители обеих отмеченных традиций в объяснении происхождения общества и сущности социальности. Представители первой традиции вслед за Аристотелем считали, что естественное состояние человека в то же время является его общественным состоянием. Сторонники договорной теории, следовавшие этой традиции, рассматривали общественный договор как продолжение тенденции, уже существовавшей в естественном состоянии, как переход от одной ступени социальной к другой, более высокой, основанной на государственной власти и юридических законах.

^ Николо Макиавелли (1469 – 1527 гг.). Он первым из мыслителей нового времени обратился к идеям Платона и Аристотеля и создал на их основе оригинальную теорию общества и государства.

Его главное произведение «Государь» как бы продолжает основную линию рассуждения платоновского «Государства», но акцент поставлен не на структуре общества, а на поведении политического лидера.

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха, должен знать законы поведения людей. ^ Первый закон гласит, что их действиями правит честолюбие и мотив власти. Когда на чашу весов поставлена высшая ценность – единство государства, правитель не должен бояться прослыть жестоким. Второй закон гласит: умный правитель не должен выполнять все свои обещания. Ведь и подданные не очень спешат с выполнением своих обязательств. Добиваясь власти, можно расточать обещания, но, придя к ней, не обязательно их выполнять, иначе попадешь в зависимость от подчиненных. Третий закон гласит: Правитель в начале своей карьеры должен использовать любовь подчиненных, а после достижения власти использовать страхи подчиненных. Четвертый закон: творить зло надо сразу, а добро – постепенно. Наградами люди дорожат, когда они редки, наказания же нужно производить сразу и в больших дозах. Единовременная жесткость переносится с меньшим раздражением и считается более справедливой, чем растянутая во времени. Пятый закон: Можно отобрать у подчиненных жизнь, но нельзя посягать на их имущество.

В «Государе» Макиавелли нарисовал образ идеального правителя и политическую идеологию удержания власти.

Родоначальником теории общественного договора был, голландский политический мыслитель и правовед ^ Гуго Гроций (1583–1645).

Следующий шаг сделал Томас Гоббс (1588 – 1679 гг.). Он разработал свою теорию общественного договора, послужившую основой учения о гражданском обществе. Аристотель, по мнению Гоббса, причислял к общественным существам не только человека, но также муравьев и пчел.

Если бы человек любил другого по естественному побуждению, то он искал общения со всеми в равной мере. Но каждый из нас предпочитает общество тех, кто ему наиболее выгоден. Именно наша природа толкает искать не друзей, а почета и выгод.

Люди стремятся господствовать над другими. Хотя некоторое количество благ можно достичь, оказывая взаимные услуги, гораздо большего можно добиться господствуя, а не сотрудничая с другими, пишет Гоббс в трактате «О гражданине». Отсюда следуют два принципиальных вывода: 1) Люди рождаются неспособными к общественной жизни, но приобретают склонность к ней в результате воспитания; 2) Гражданское общество возникает вследствие опасения одних перед другими.

Страх Гоббс понимает вполне социологически – как «ожидание будущего зла». Страх не разъединяет, а наоборот, объединяет, вынуждает заботиться о взаимной безопасности. Государство – наилучший способ удовлетворения такой потребности. Поэтому причина возникновения стабильного, длительно существующего общества – взаимный страх, а не любовь и расположение.

От природы люди равны. Но как? Равными являются те, кто в состоянии нанести друг другу одинаковый ущерб во взаимной борьбе. А откуда взялось неравенство? Оно введено гражданским обществом. За потомками тех, кто вначале оказался сильнее других и успел захватить максимальную добычу, потом закрепляются сословные привилегии.

^ Гражданское общество – высший этап развития. Оно покоится не на личном разумении о собственной выгоде и невыгоде, а на юридических законах, признаваемых всеми. У гражданского общества три формы правления: демократия, аристократия, монархия. Только с появлением государства возникают собственность в истинном смысле слова и соответствующие учреждения (суд, правительство, армия, полиция), защищающие ее. В результате общественного договора прекращается война против всех. Граждане добровольно ограничивают личную свободу, получая взамен надежную защиту.

К традиции Естественного права принадлежит и один из главных предшественников социологии, французский философ, историк и писатель Шарль Монтескье (1689–1755). Правда, он признает, что естественное состояние – это дообщественная стадия существования человека. Но вместе с тем он настаивает на том, что стремление жить в мире, согласии и, шире, в обществе себе подобных – это изначальная естественная тенденция, присущая человеку. В своем главном сочинении “О духе законов” (1748) он утверждает, что существуют четыре основных “естественных закона” человека, т. е. человека, находящегося в “природном состоянии”: 1) стремление жить в мире с другими; 2) стремление добывать себе пищу; 3) просьба, обращенная одним человеком к другому; 4) желание жить в обществе [5, 166].

Монтескье внес важный вклад в понимание сущности социальной реальности. Он отвергал позицию социального номинализма и в то же время не был социальным реалистом. Монтескье подчеркивал взаимосвязь и взаимодействие между индивидами в качестве признака социальности, выразив это в формуле: “Общество есть союз людей, а не сами люди” [там же, 276].

В целом, однако, у европейских мыслителей XVII–XVIII вв. преобладал взгляд на общество (отождествляемое с государством) как на искусственное изобретение человеческого разума, результат соглашения между людьми и воли законодателей. Общественный договор в таком понимании выступал не просто как переход из одного общественного состояния (естественного) в другое (гражданское), а как процесс или акт перехода из внеобщественного, дообщественного или антиобщественного состояния – в общественное. Иными словами, договор выступал как реальный или гипотетический акт создания общества (государства). При этом общество в основе своей рассматривалось как сумма составляющих его индивидов, руководствующихся прежде всего стремлением к самосохранению и благополучию и объединяемых в общество только договором, который заключается добровольно или вынужденно. Общество в такой интерпретации выступает как более или менее искусно сконструированная машина. Такой позиции, в частности, придерживались английский философ Джон Локк (1632–1704), большая часть французских просветителей, немецкие мыслители С. Пуфендорф, X. Вольф (1679–1754) и др. Наиболее значительные теории подобного рода были разработаны английским философом Томасом Гоббсом (1588–1679) и французским мыслителем Жан-Жаком Руссо (1712–1778).

^ Жан-Жак Руссо в своих сочинениях “Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми” (1755), “Об общественном договоре” (1762) и др., как и Гоббс, исходит из представления о том, что люди в естественном состоянии равны между собой, а общество, тождественное государству, является результатом договора. Правда, в отличие от Гоббса, он не считает, что люди от природы враждебны друг другу. Человек в его понимании по своей природе добр, свободен и самодостаточен; он просто не нуждается в других людях. Наступает, однако, момент, когда люди не могут больше оставаться в естественном состоянии в силу “естественных” же причин и вынуждены, под угрозой гибели человеческого рода, путем заключения общественного договора перейти в гражданское состояние [8, 160].

Рассматривая общество как продукт договора между индивидами, Руссо вместе с тем считает, что возникшая в результате договора ассоциация начинает жить собственной жизнью, по своим собственным законам. Это нашло выражение в таких понятиях, как “общая воля” (отличная от “воли всех”) [там же, 170]; “общий интерес”; “суверен”, понимаемый как “коллективное существо” [там же, 168]; “народ” как высшая сущность и источник политической власти; “гражданская религия” и т. п. Эти понятия отражают сильную социально реалистическую тенденцию в его теории. Она прослеживается и в понятиях “политический организм” и “общественный организм”, и в аналогиях между обществом (государством) и человеческим организмом. Так, Руссо уподобляет верховную власть голове; законы и обычаи – мозгу; торговлю, промышленность и сельское хозяйство – рту и желудку; общественные финансы – крови и т. д. [9, 113]. Эти представления об обществе получили впоследствии продолжение в классической социологической мысли.

Ряд мыслителей XVII–XVIII вв. стремились соединить взгляд на общество как на естественное образование со взглядом на него как на образование искусственное. К ним относятся, в частности, нидерландский философ Бенедикт Спиноза (1632–1677), английский философ Антони Шефтсбери (1671–1713), шотландские мыслители Адам Смит (1723–1790) и Адам Фергюсон (1723–1816), немецкий философ Иммануил Кант (1724–1804) и др.

Не следует, однако, преувеличивать противоположность указанных двух точек зрения на сущность социальности и ее происхождения. И первая (общество – произведение природы), и вторая (общество – произведение человеческого искусства) основывались на представлении о том, что общество жизненно.

Идеям просвещения противостояла теория естественного образования общества, наиболее решительными критиками были британский политический деятель и мыслитель Эдмунд Бёрк ( 1729–1797) и французские философы Жозеф де Местр (1753–1821) и Луи де Бональд (1754–1840). В противовес многим мыслителям XVII–XVIII вв. они возродили взгляд на общество как на естественное образование, которое не сводится к сумме составляющих его индивидов, а предшествует им и формирует их. Эти мыслители подчеркивали органическую целостность и индивидуальность каждого общества, которые основаны на традиции. Разрушение традиционных начал в обществе приводит его к деградации и гибели, и, наоборот, их сохранение и культивирование – основа его прочности и процветания. “Общество – это действительно договор, но договор высшего порядка. Его нельзя рассматривать как коммерческое соглашение о продаже перца, кофе и табака... Общественный договор заключается не только между ныне живущими, но между нынешним, прошлым и будущим поколениями”, – писал Э. Бёрк в “Размышлениях о революции во Франции” (1790) [10, 90].

С начала XIX в. идея общества и социальности проявляется в самых различных формах, а прилагательное “общественный” (“социальный”) становится необычайно популярным. Активно формируются многообразные течения и школы “социального движения” (политические, юридические, религиозные, мистические, философские, научные, утопические и т. д.), которые противопоставляют себя индивидуализму и эгоизму отдельных людей, наций и господствующих классов. В отличие от консерваторов-традиционалистов этому движению были близки провозглашенные просветителями и Революцией лозунги Свободы, Равенства и Братства. Но, как и традиционалисты, представители “социального движения” видели в индивидуализме просветителей источник разрушения социальных связей, “анархии” и кровавых конфликтов. Идея общества, социальности была призвана заполнить пустоту, образовавшуюся в результате политических катаклизмов рубежа XVIII–XIX вв. В “обществе” видели ту “естественную силу”, которая способна вновь объединить людей, т. е. осуществить то, что раньше обеспечивали традиционные религиозные верования, церковь и монархическая власть.

В 20–30-е годы XIX в. активно начинает использоваться слово “социализм” в Англии последователями Роберта Оуэна; во Франции в начале 30-х годов это слово впервые употребляет последователь Сен-Симона Пьер Леру. Затем французский публицист Луи Рейбо популяризировал новое слово, вынеся его в заглавие серии статей “Исследования о современных реформаторах или социалистах” (1836), изданных впоследствии отдельной книгой (1839).

В 30–40-е годы термином “социализм” обозначали учения социальных реформаторов, “утопистов” Анри де Сен-Симона (1760–1825) и его последователей Шарля Фурье (1772–1837) и Роберта Оуэна (1771–1858). Во всех этих учениях идея общества и социальности занимала центральное место. Фурье стремится построить новый “социетарный мир” на основе “социальной науки”, а Оуэн не случайно называет свое главное сочинение “Новый взгляд на общество” (1813).

Деятельность Сен-Симона положила начало формированию одновременно двух форм мировоззрения: социалистической и социологической, – и обе они объединялись у него идеей общества. Последнее он понимал в духе социального реализма, как особого рода могучий механизм или организм, нуждающийся, однако, в серьезном ремонте (или лечении) на основе новой науки об обществе. В 1813 г. он писал: “...Общество отнюдь не является простым скоплением живых существ, чьи действия, независимые от всякой конечной цели, имеют причиной лишь произвол отдельных индивидов, а единственным результатом – быстротечные и незначительные случайные события; общество, наоборот, – это прежде всего настоящая слаженная машина, все части которой по-разному способствуют движению целого. Объединение людей образует настоящее Существо, крепкое или слабое в зависимости от того, насколько регулярно его органы выполняют порученные им функции” [17, 57].

Именно в школе Сен-Симона родились социальное движение, социализм и социология. Единый корень в последних трех словах (восходящий к латинским “socius”, компаньон, союзник, “societas”, ассоциация, общество) свидетельствует о том, что идея общества была ключевой для этих интеллектуальных и реформаторских направлений, составлявших вначале единое целое. Сами термины “социализм” и “социология” появились в одной и той же сен-симонистской среде: соавтором первого термина был сен-симонист Пьер Леру, изобретателем второго – сен-симонист Огюст Конт.

Таким образом, социология, как и социализм, первоначально была составной частью общего “социального движения”, выдвинувшего идею общества в центр теоретических размышлений и практических устремлений. Онтологический статус общества существенно изменился: оно стало мировоззренческой парадигмой. Из искусственного, произвольного образования, творения человеческих рук, оно превратилось в фундаментальную сферу реальности, определяющую самые разные стороны человеческого существования, политику, право, государственную жизнь.

В дальнейшем, однако, пути социализма и социологии разошлись. Первый, сочетаясь с различными коммунистическими и коллективистскими тенденциями, сосредоточился в реформаторской, революционной и утопической сферах, хотя и не отказался от апелляции к науке. Вторая довольно скоро сосредоточилась только в сфере науки, сочетаясь в области мировоззрения как с социалистическими, так и с антисоциалистическими, либеральными принципами. Социалисты стали конструировать и осуществлять идеал справедливого общества (впрочем, по-разному ими понимаемый). Социологи занялись изучением реального общества и тенденций его развития.

Социологическое изучение общества предполагало выполнение двух условий. Во-первых, оно должно было отделиться от непосредственного практического воздействия на изучаемый объект. Во-вторых, оно должно было соединиться с определенными принципами, подходами и методами, которые позволяли бы тогдашнему научному сообществу считать социологию наукой. Иными словами, социология родилась из соединения идеи общества с идеей науки об обществе.





оставить комментарий
страница2/12
Дата20.04.2012
Размер2,99 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
плохо
  1
средне
  1
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх