Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI – XX вв icon

Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI – XX вв


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Тематический план изучения обычаев и традиций народов северного кавказа №...
Реферат по истории народов Северного Кавказа «Выселение народов Северного Кавказа в Среднюю Азию...
Категория автора в русскоязычной прозе северного кавказа XX века: этнокогнитивный аспект 10. 01...
У. Д. Алиев и некоторые проблемы национально-государственного развития народов Северного Кавказа...
Тематический план изучения курса «История народов Средней Азии и Северного Кавказа»...
Ю. Ю. Карпов Доктор исторических наук...
Ю. Ю. Карпов Доктор исторических наук...
Правозащитный центр "мемориал" memorial human rights center...
«Католичество на Северном Кавказе»...
Человек и природа гор в художественной литературе северного кавказа...
И утверждено приказом Федеральной службы лесного хозяйства России от 28 09 93 г №253 наставлени...
Творчество адыгского писателя-просветителя Хан-Гирея: национальное своеобразие и художественная...



страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18
вернуться в начало
скачать
к реке Куме перейти, где и поныне пребываем» (Т.2, с.127)

Из письма кабардинских кязей Хаджигирея Булатова и Аслануки Арсланбекова канцлеру А.П. Бестужеву-Рюмину (1745г.).

«В Кашкатов выгнаны были Салиг-Герей солтаном и года два будучи тамо в осаде, как лошади так и весь скот наш поморили, того ради просим ваше графское сиятельство, в Кашкатове нам жить не приказать, а повелеть нам жить на Чегеме и в Шалушке, в котором месте мы в прошлом году жили; ибо помянутый Кашкатов – место необширное и для того в том месте нам никак жить невозможно, а жительство там имели мы только в те времена, когда неприятели на нас нападении чинили, и то с великою нуждою томо дни свои препровождали». ( т. II, с.130)

Из ответов кабардинского князя Бамата Кургокина капитану Барковскому (1747г.)

«^ Они, кабардинцы, издревле подданные Российской империи, а назад де тому лет с сорок (т.е. как раз в начале XVIII века, когда кабардинцы были угнаны крымцами на Уруп из Пятигорья, а затем с помощью калмыков вернулись обратно, и уже оттуда переселились на Баксан.- Н.Б.) были и турка в подданстве по усильном их нападении несколько времени, точию де деды и отцы наши тайно уехали в Россию, и просили госудоря, чтоб им попрежнему быть в российском подданстве, почему де и переведены сюда и доднесь находимся в российском подданстве, и впредь ненарушимо находиться будем.

Из рапорта кизлярского коменданта И.Л. Фраудорфа в 1753 г.

«Промеж рек Черной и Терека имеется способное место для строения крепости или ретранжемента, по обеим сторонам устья реки Курпа, которое имеет быть для закрытия от Кубанской стороны и от набегов горских татар, (т.е. балкарцев и карачаевцев, - Н.Б.). (Т.2, с.197)

Выписка из дел кабардинских, «1760г. Рапорт в коллегию Астраханского губернатора и Кизлярского коменданта, от 27-го мая, 1-го и 20-го июня». В этом рапорте говорится о письме Крымского хана Крым-Гирея посланное кабардинцам через Баамата Кургокина, сына Темрюка.

«...что как кабардинцы издревле были подданные турецкие и на нынешних местах поселены бывшим напредсего крымским же ханом Салат-Гиреем, почему и подати им ханам платили; а посему и он, хан Крым-Гирей, требовал от кабардинцев такого же исполнения, с тем чтобы наперед они переселились на Кубань; в противном же случае угрожал принудить их к тому силою» (81, с.75). В данном документе важно отметить, что по крымским сведениям кабардинцев переселил на территорию Центрального Кавказа в XVII веке хан Салат-Гирей.

Из записи о кабардинцах по материалам Коллегии иностранных дел (1776г.)

«^ Хан крымский Шахбас-Гирей, получа сведение о сем народе и быв недоволен таким соседством, возглавил против их войною, пленил и перевел для жительства на Кубань, где принудил принять закон магометанской. Они, оставаясь там довольно время по смерти хана, так помешались с магометанами, что потомки их, возвратясь паки к Тереку на прежние места свои, забыли отечественной язык свой (?) и прежнее христианское исповедание, и с того времени поныне остаются в магометанском законе.

...Такое положение их продолжалось до учереждения линии Кавказской, пока все земли, занимаемые ныне оною, принадлежали взаимно им и другим российским подданным, и коими все невозбранно пользовались; а кабардинцы, как сами о том уверяют, гоняли стада свои, для подножного корма, вплоть до Кизляра и слободы Прохладной; ныне же как построен город Моздок, лишились они всего того изобилия и богатства, особливо когда открылась линия Кавказская и все прежние места их отошли под слободы и селения россиян» (Т.2,с.318-319). К сожалению, в документе не указывается, в каком месте соседствовали крымские татары и кабардинцы, и какой «отечественной свой язык» они забыли на Кубани. Чтобы бы забыть родной язык требуется довольно продолжительное время.

Из рапорта Астроханского губернатора И.В.Якоби (1777г.)

«...пока кабардинцы на своих местах жили и не позволено им перехода на зарешную сторону Малка, то в то время черного народа, как и выше я упомянул, имели они самую малую часть и против нынешнего разве третью долю. Когдаже присвоили себе места Кумы, Куры, Малк, Тумузлов, Бейвалу, Калаус и Золку речки, то со всех сторон армяне крымские, жиды и всякой народ начали приходить на оныя и составили сие многолюдство, чему я сам очевидной свидетель...» (Т.2,с.326).

Очередное переселение отмечено в исторических известиях о Кавказе, собранных С.Броневским:

«^ Не более 40 лет как кабардинцы перешли из Пятигорского урочища далее на полдень за Малку, о чем пространно будет сказано в своем месте». («Кавказцы», Москва, 1823г.)

И таких свидетельств, спорить с которыми трудно, немало. Полагаем, что данные этих документов красноречивы сами по себе, и приводят к ясному выводу: кабардинцы утвердились на нынешней территории только XVIII веке. До той поры в этом не было нужды – перед ними были широкие пространства для кочевания в кавказских степях – от дельты Кубани, Кумы и до Каспия. В данном случае интересные сведения сохранились в фольклоре кабардинского народа. В эпической песне о «Нарте Айдемиркане» записанной в 1885г. С. Стрелецким, есть фрагмент, где отражается заветная мечта кабардинцев освободится от ига татар, и после этого «возвратятся времена наших предков, когда молодежь наша по-прежнему будет разгуливать свободно по прикумским степям. Вот какие блестящие времена ожидают нас! Вот тогда черкес может сказать в утешение своему отцу-старику: «Я твой достойный сын! ...» (114, с.110). Выходит, что в народной памяти кабардинцев земля обетованная находилась не в Пятигорье и не в нынешней КБР а в прикумских степях. Что характерно, в КРО река Кума - наиболее часто встречаемый гидроним.

Опять-таки, в тщетных усилиях избежать обвинений в необъективности, обратимся к мнению самих кабардинских историков и археологов. В.Н. Кудашев в работе «Исторические сведения о кабардинском народе» говорит, что у кабардинцев существует предание, согласно которому они переселились с берегов Черного моря под начальством некоего Кабарда Танбиева, но в котором не указывается время их переселения. «По этому сказанию, - пишет Кудашев, - кабардинцы встретили на новых местах татарские поселения (т.е. балкарцев и карачаевцев.- Н.Б.), отодвинули их в степи или заперли в горных ущельях, а сами поселились на их местах» (с.31).

«На морской карте Средиземного и Черного морей, составленной в 1497году Федуцием Анконским, название кабардинского народа выставлено красною краской несколько на запад от того места, где теперь находится г. Таганрог, а также на Кизиль-таше. Здесь кабардинцы жили недолго. Под начальством Инала, которого предание считает родоначальником всех кабардинских князей, они передвинулись на восток и расселились по Кубани и теперешней Кабарде, подчинив себе другие черкесские племена. Во времена Георгия Интериано, писавшего около 1502 года, черкесы занимали еще восточный берег Азовского моря от Дона до Босфора Киммерийского. Оттуда они были впоследствии вытеснены татарами и русскими» (с.33)

В начале XIX века один из общественных деятелей Кабарды – Измаил Атажукин в своей «Записке о жителях Кавказа» сообщал о происхождении кабардинцев от двух мифических братьев, Чера и Кеса, выходцев из Аравии, поселившихся сначала в Крыму, «владением еще цесаря тогда бывшим». Автор далее говорит, что они, спасаясь от татар, «поселились на берегу Черного моря, на устье реки Кубани при урочище Кызылташа, чему последовали разных вер народы и жилища свои в кавказских горах основали, получа от того и наименование свое; но, будучи жестокими своими мучителями несколько сот лет преследуемы и спасаемы бегством уходить далее в горы, встречали перед собою соседей своих равную участь ожидающих, а через то составляли единомыслящее общество, были иногда в силах сделать всеобщему врагу своему сопротивление, но со всем тем принужденными находились уступать превосходной силе и нестерпимым мучениям, уходили далее в горы от запада к востоку по берегу Черного до Каспийского морей. Влача, таким образом, несчастную жизнь, иные оставались на своих местах под жестким игом татар, а последователи Чера и Кеса дошли, наконец, до реки Баксана в то уже благополучное время, когда царь Иван Васильевич покорил Казань и Астрахань» (К.Ф.Дзамихов «Материалы к наследию и общественно-политической деятельности Измаила Атажукина. Новые разыскания. – В сб. : Актуальные проблемы феодальной Кабарды и Балкарии. Нальчик, 1992г., с.159-160).

Цитированное выше сообщение Магомеда Атажукина о том, что кабардинцы происходят из Малой России, Кудашев считал не более чем предание, не обращая внимания на только что им самим же приведенные сведения о карте Федуция Анконского, где «название кабардинского народа выставлено красной краскою несколько западнее от того места, где находится Таганрог». К тому же, как читатель мог убедиться, об этом говорит не только Атажукин, но и другие известные старожилы кабардинского народа.

Подробно исследует вопрос о времени переселения кабардинцев на нынешнюю территорию археолог Р.Ж. Бетрозов. Цитируем: «На основе древнеадыгской народности, сложившейся в X в., происходило обособление адыгских этнических групп». «...где бы ни проживали и какую бы территорию не занимали группы адыгов, формирование их связанно с Северо-Западным Кавказом, здесь происходило становление их как этноса» («Происхождение и этнокультурные связи адыгов», Нальчик,1991г., с.134)

Касаясь вопроса о переселении кабардинцев на нынешнюю территорию, Р.Ж.Бетрозов говорит: «^ Что удивительно, фольклор кабардинцев не содержит достоверных данных об этих событиях» (с.134). Далее Р.Ж. Бетрозов дипломатично заключает: «Впоследствии, по ряду причин, территория, занимаемая кабардинцами, постепенно сузилась до современных границ» (с.142). «Ряд причин», о которых говорит археолог – это неуклонное продвижение России на юг, выразившееся в возведении Кавказской линии и появлении многочисленных казачьих станиц.

Но фольклор и не может сохранять таких достоверных сведений, как, например, хроника, у него свои законы и свои пределы достоверности. В нем, например, не может быть дат или точного изложения событий в хронологической последовательности. Но суть событий в фольклоре почти всегда сохраняется. И поэтому странно выглядит утверждение Р. Бетрозова, когда он двумя страницами ниже цитирует записанное И.Ф. Бларамбергом черкесское предание, по которому одно из адыгских племен в VI в. по мусульманскому летоисчислению (в XII в. по современному летоисчислению) оставило свои поселения на берегах Кубани, и продвинулось на север до Дона; однако вскоре они покинуло и эти места, отправилось далее и обосновалось на южном побережье Крыма и на равнине между реками Кач и Белбик; это место получило от татар название «Черкес тус» (Черкесская долина); в VII веке по мусульманскому летоисчислению кабардинцы снова покинули Крым и обосновались на острове, образованном двумя рукавами Кубани при ее впадении в море; но кабардинцы и там долго не оставались, а, став могущественным племенем, направились под предводительством Инала на восток – в земли за Кубанью и вплоть до нынешней Кабарды» (с. 137).

Сказанное отнюдь не означает, что до XVIII века кабардинцы вообще не появлялись на территории Пятигорья. Полностью проследить пути их кочевания вряд ли возможно, но примерно это выглядит так - Дон, Крым, дельта Кубани, Кума, Пятигорье, Сунжа, дельта Терека. Затем обратно.

Неискушенный читатель может подумать при чтении последней цитаты, что расселение кабардинцев напоминало современное состояние. Между тем, из исторических материалов можно понять, что это был в то время кочевой народ, который долго на одном месте не задерживался, и когда тот или иной участок земли истощался, переходил на другое место. Этим же объясняется полное отсутствие на территории современной Кабарды архитектурных памятников относящих к кабардинскому народу.

На наш взгляд, предания, приведенные Кудашевым, и Бларамбергом, вполне подтверждают данные, которые опубликованы в двухтомнике и которые мы процитировали выше. И жаловаться на их историческую недостоверность нет никаких оснований.

^ VII

Кочевники

Устойчивыми показателями этноса являются образ жизни, хозяйственный уклад, пища и т. д.

«Существует множество примеров превращения кочевников в оседлое и полуоседлое население, а вот обратное развитие - явление достаточно феноменальное, вряд ли это можно обосновать». (И. М. Мизиев, с. 26).

В академической истории не зафиксированы обратные переходы. Научного обоснования этого феноменального скачка пока нет, и почему только кабардинцы из всех адыгских народов вели кочевой образ жизни? Для наглядности приведем несколько примеров, описывающих быт западных адыгов и кабардинцев.

Эвлия Челеби, описывая жилище западных адыгов (адыгейцев) в Причерноморье, характеризует их как прочные дома в густых лесах, обнесенные крепким тыном с башнями по углам. Об этом можно судить на основании статейных списков русских послов (В.П. Кобычев, УК. раб., с. 10).

Совсем противоположное мнение сложилось у ряда ученых, посетивших регион Северного Кавказа во второй половине XVIII века. Паллас сообщает о кабардинцах, что они кочуют при своих набегах в маленьких хижинах из войлока, служащих им палатками. И в самом деле, отмечает В. Кобычев, «археологи знают множество кабардинских захоронений, относящихся к XVI-XVII вв., но не могут указать ни на одно синхронное им поселение». Французский консул в Крыму М. Пейсонель, хорошо знакомый с положением дел на Кавказе, писал: «Черкесы живут приблизительно так же, как и ногайцы: у них нет ни городов, ни постоянных жилищ». Эту точку зрения полностью разделяет Жан де Люк, который не различал образ жизни перекопских татар и черкесов. И. П. Дельпоццо пишет: «До сих пор они (кабардинцы) имеют привычку или обыкновение переменять свое жилище по своему произволу с одного места на другое». Подобные сведения о подвижности и непостоянстве кабардинских селений отмечено А. Миллером, Л. И. Лавровым, М. Абаевым, Ю. Клапротом, Е. С. Зевакиным. По словам старожилов, село Заюково 30 раз меняло свое местоположение. (Все эти данные приведены из работы В. П. Кобычева «Поселения и жилища народов Северного Кавказа в XIX-XX вв.»)

Академик Б.Б.Пиотровский считал, что массовые передвижения кабардинцев, «охватывающли большие пространства края, хотя и не все эти территории были местом постоянного их обитания. Подвижность кабардинцев связанна была не только с характером их хозяйства и внутриполитическими событиями, но и с постоянной опасностью крымско-султанской агрессии. Известно, что в конце XVI – начале XVII в. кабардинцы Алкасовых кабаков трижды меняли свое местожительство. Неоднократно передвигались и поселения Алегуки и Хотождуки Казыевой Кабарды». (109,С.277) В данном случае следует отметить, что опасность нападения угрожала практически всем народам Северного Кавказа, но кочевали почему-то только кабардинцы. Пока нет и научного обоснования этого явления. А.Х.Нагоев ошибочно считает, что «длительное» сохранение полукочевнических элементов кабардинцев, связано с их хозяйственной деятельностью, скотоводством.(119, с.173) Балкарцы, карачаевцы и кумыки тоже занимались скотоводством, причем более масштабно, но почему-то ничего неизвестно об их кочевании. Сказанное в той же мере относится и к западным адыгам.

Трудно объяснить и другое: почему народ, кочуя меж двух морей, не имеет в основном словарном фонде своего языка слов «море» и «озеро» и пользуется тюркскими словами «тенджиз» и «гуэл» (гел, кел)? Следует обратить внимание: у эскимосов более 20 названий, обозначающих понятие «снег», тогда как у многих народов, живущих на экваторе, нет ни одного. Эту взаимосвязь отметил русский лингвист И. И. Срезневский: «Каждое слово есть представитель понятия, бывшего в народе: что было выражено словом, то было и в жизни; чего не было в жизни, для того не было и слова. Каждое слово для историка есть свидетель, памятник, факт жизни народа, тем более важный, чем важнее понятие, им выражаемое». (Б.Х. Мусукаев, «Балкаро-кабардинские языковые связи», с. 28).

Наиболее точной исторической наукой считается археология, требует объяснения переход кабардинцев к курганным захоронениям, поскольку курганы являются атрибутом тюркских кочевников Евразии. Причем даже тюрки сохраняют свой обряд курганных захоронений, только будучи в составе большой массы родственных им народов.

Е.П.Алексеева считала, что в Кабарде нет археологических памятников не только XII в., но и XIII в., которые можно связать с кабардинцами. (120, с.127) В дальнейшем Г.А. Кокиев, Э.В.Ртвеладзе, В.М.Батчаев время массовой миграции кабардинцев передвинули к началу XV в.

Р.Ж. Бетрозов и А.Х. Нагоев полагают: «... по аналогии с другими ранее исследованными кабардинскими курганами и погребальными памятниками остальных северокавказских народов датируется в целом в пределах XV – XVII вв.», т.е. временем после походов Тамерлана. («Археология и вопросы древней истории Кабардино-Балкарии». Нальчик, 1980г., с.137). Нижняя дата позднесредневековых курганов означает начало переселения кабардинцев на нынешнею территорию. Однако не определен вопрос об этнической принадлежности курганов, поскольку подобные захоронения (деревянные колоды) в большом количестве обнаружены на территории Южной Сибири и Центральной Азии. Археологической науке не известно, чтоб этот вид захоронений существовал у аборигенных народов Кавказа.

«При кратковременной случайной встрече двух народов в истории можно заимствовать многое – предметы быта и название этих вещей, музыкальные инструменты, форму одежды и сосудов, даже эпические сюжеты, но что касается такой сокровенной, интимнейшей части духовной жизни племени, как погребальный обряд, заимствовать механически, кажется по всему, невозможно.

Могила – четкая печать религии. Погребальный обряд и его знаковая формула переходит от одного народа к другому лишь вместе с верой, т.е. формой сознания». (35, с.284)

Курганные захоронения в деревянных колодах относятся к наследию тюркских народов. Только этим можно объяснить, что многие найденные черепа в кабардинских курганах имели ярко выраженные монголоидные признаки. Курганы можно признать кабардинскими только при одном условии, что феодальную аристократию Кабарды представляли выходцы из тюркского этноса. Существенную помощь может оказать точная датировка курганов, но отсутствие нумизматических находок долгое время не позволяло установить точную дату захоронений. Однако счетный немецкий жетон, обнаруженный в Шалушкинском могильнике, который относится к концу XVII в., помог установить дату курганов. «Важно отметить, что этот жетон – первая нумизматическая находка за всю столетнюю историю археологического изучения кабардинских древностей» (119,с.171) По данным археологии можно утверждать, что инфильтрация части адыгов на территорию Центрального Кавказа произошла не в столь отдаленные времена.

В отличие от курганов Центрального Кавказа в Белореченских курганах Северо-Западного Кавказа были обнаружены монеты золотоордынских ханов XIV-XV вв., датировка которых не вызывает сомнений, как и обнаруженный в них похоронный инвентарь.

Равдоникас утверждает в своем исследовании «Очерки по истории одежды населения северо-западного Кавказа»: «вопрос принадлежности Белореченских курганов остается пока открытым. Отметим здесь только влияние кыпчакской «моды» на одежду и состав украшений, найденных в этих курганах, сказавшееся в покрое коротких кафтанов, схожих с кроем татарского кафтана из V века, манера крепления штанов на голенища наколенными ремнями с пряжками или, как пишет Веселовский, «особыми подвязками», что говорит о старой тюркской традиции».

В своё время французский физиолог Бернар Клод отметил, что: «Если попадается факт, противоречащий господствующей теории, нужно признать факт и опровергнуть теорию, даже если таковая поддерживается крупными именами и всеми принята».

В отличие от западных адыгов, кабардинцы в основном занимались скотоводством и разведением степных лошадей ногайской породы, вели кочевой образ жизни.

^ VIII

Происхождение этнонима черкес

М.Г.Волкова пишет: «Возникновение термина «черкес», этническая природа которого указывается с тюркской средой, было связано с определенными политическими событиями XIII столетия. В монгольской хронике «Сокровенное сказание» он зафиксирован в форме саркас(ут), сэркэс (ут). Впослесдствии имя черкес появляется во всех исторических источниках: в середине XIII в. – в арабских, персидских и западноевропейских сочинениях; с конца XIII в. в русских летописях, «История армении» уже в XIIIв., в перечне кавказских народов фиксируется имя черкесы» (М.Г.Волкова «Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа», М., 1974, с.21,23,)

Русских летописях этноним черкассы связан только с тюркскими племенами служивших в удельных княжествах. Они более известны под именем: «черные клобуки», «берендеи», «ковуи». Позже термин «черкассы» закрепился как один из этнонимов запорожских казаков. Следует отметить, что первичное ядро этого народа составили летописные «черные клобуки».

По мнению Н.М. Карамзина, Н.И.Березина, П.П.Иванова, И.А. Самческого «черные клобуки» называются «черкесами». Следовательно, этот этноним употреблялся в качестве общего названия для средневековых печенежско-огузских племен: торков, узов, печенегов, черных клобуков, берендеев, ковуев и половцев. Проф. Н.А. Аристов писал: «Можно подозревать, что и сам этноним «черкес» принесено к подножиям Кавказа союзом тюркских родов». На наш взгляд, этноним «черкес» довольно древнего происхождения, ареал его распространения довольно широк от Алтая до Дуная, где вообще не проживали адыгские народы. Древность и глубокую связь этнонима «черкес» с тюркскими народами подтверждают выдержки из трудов известных ученых К.Я.Грота и Д.Иловайского.

К.Я. Грот считал, что «... хазары и авары принадлежали к тому же черкесскому племени, и что это племя в соединении с уграми действовало в южной России и на Дунае..»

Д.Иловайский также отмечает, что «... по разным признакам «кациры» или «казиры» (козары - Н.Б.) были одно из черкесских племен, или черкесский народ хазар».

Что касается появления этнонима «черкес», «джаркас», «шеркес» в персидских и арабских источниках связано с мамлюками. Новые исследования показали, что адыгские народы не имеют отношения к мамлюкам Египта и Сирии. В свое четырехсотлетнее правления, мамлюки оставили множество письменных документов. Это в первую очередь арабо-мамлюкские словари, которые выпускались в XII, XIII, XIV, XV и XVI вв., кроме того, был издан трактат о военном искусстве и множество поэтических произведений. Мамлюки наладили тесные дипломатические отношения с ханами Золотой Орды, обменивались посольствами и.т.д. Особо стоит отметить, что по приказу последнего мамлюкского султана Кансухгури «Шах намэ» была переведена на тюркский язык мамлюков. Язык, на котором написаны эти произведения, наиболее близок к языку карачаево-балкарцев, кумыков и ногайцев. Более того все известные имена мамлюков в большинстве тюркские или арабские, и сами средневековые арабы их считали тюрками.

И.Ф.Бламберг еще в 1834 году писал: «^ Черкесы..., которых европейцы называют неправильно, сами себя именуют адыга, или адыхе».

Этнограф Л.Я. Люлье в свое время ометил: «Не знаю почему, но мы привыкли все племена, населяющие северную покатость Кавказских гор, называть черкесами».

Это отмечал и Г.Ю.Кларпот: «^ Черкес – татарского происхождения и составлено из слов «чер» - дорога и «кесмек» - отрезать».

Суммируя эти факты, совершенно очевидно, что в этногенезе кабардинцев приняло участие тюркское племя черкесов (западные казахи), которые впоследствии и стали феодалами кабардинцев.

Об этом писал Т. Лапинский:

«В этом кратком обзоре истории черкесов я хочу опровергнуть заблуждение, которое в ходу во всей Европе. Совершенно неправильно, когда народы Кавказа абазы (адыги), также, как дагестанские племена, обозначаются именем черкесов. Не существует больше черкесского народа; остатки его на Кавказе сами не называют себя больше так и исчезают все больше день за днем. С гораздо большим правом можно назвать всех казаков России, за исключением Запорожцев Кубани, черкесами, так как они потомки этих старых разбойников и среди них сохранился черкесский дух»

«^ Эти черкесы образуют еще теперь особое племя Эзден-Тлако и женятся только между собой; поэтому татарская раса сохранилась еще почти чистой среди них» (с.101).

Вот как описывает Лапинский внешность черкесского князя и его сына, с которыми он был лично знаком:

«Дородный с серебряной бородой, он был одним из красивейших старцев, которых я видел когда-либо. Черты лица его имели явный отпечаток степенного татарина, и среди 1000 абазов (адыгов) его можно было мгновенно распознать как чужеземца, также как и его сына Карабатыр Ибрагима, который по внешнему виду был копией своего отца... Свита также состояла почти исключительно из турок, татар и нескольких черкесских уорков» (с.289).

Особых симпатий у Лапинского к татарам и черкесам не наблюдается, к примеру:

«^ Сефер-пашу и весь татарско-черкесский сброд, который, к несчастью страны, бесчинствовал и интриговал от имени Порты, отправить в Турцию» (с.251).

Т.Лапинский считал черкесов безоговорочно тюркским племенем, растворившимся в адыгской среде и дурно на нее влияющим.

«Я различаю всегда черкесов, на которых в Абхазии (Адыгее) смотрят как на непрошеных гостей, и абазов и адыгов, которые являются владельцами страны и образуют основную массу населения» (с.163). Теофил Лапинский долгое время прожил среди адыгов, но черкесов считал тюркским инородным племенем, растворившимся в адыгской среде:

«^ Я различаю всегда черкесов, на которых в Абхазии (Адыгее) смотрят как на непрошенных гостей, и адыгов, которые являются владельцами страны и образуют основную массу населения». (Ук. Р. с.163, 100, 205.)

Важно отметить одну деталь; в определенный период, достаточно рано, на карте Константина Багрянородного в X в. побережья Черного и Азовского моря обозначена как «




Скачать 2,72 Mb.
оставить комментарий
страница10/18
Дата29.09.2011
Размер2,72 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18
плохо
  6
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх