Заседание коллегии Минобрнауки России под председательством Министра образования и науки Российской Федерации А. Фурсенко. Один из вопросов коллегии касался изменений в сфере аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации icon

Заседание коллегии Минобрнауки России под председательством Министра образования и науки Российской Федерации А. Фурсенко. Один из вопросов коллегии касался изменений в сфере аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации


Смотрите также:
Министра образования и науки Российской Федерации...
Регламент подготовки научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации...
А. И. Кузнецов 25 января 2010г заседание коллегии Министерства образования и науки Челябинской...
Решение высшей аттестационной комиссии...
29 марта 2012 г...
Подготовка научно-педагогических и научных кадров и повышение квалификации научно-педагогических...
Автореферат соискателя...
Автореферат соискателя...
Автореферат соискателя...
Автореферат соискателя...
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальной дисциплине 12. 00...
Уста вгосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...



Загрузка...
страницы: 1   2
вернуться в начало
скачать
^

08.12.2011 В 2012 году число бюджетных мест приёма в российских вузах сохранится на уровне 2011 года


«В 2012 году количество контрольных цифр приёма в вузы планируется сохранить на уровне этого года, при этом доступность качественного образования должна увеличиваться», - сообщил Министр образования и науки Российской Федерации Андрей Фурсенко на заседании коллегии Министерства 6 декабря 2011 года.

На заседании коллегии была отмечена несбалансированность числа выпускников учреждений профобразования и кадровой потребности рынка труда, в результате в ряде случаев выпускники вузов оказываются невостребованными. Кроме того, существует проблема несоответствия уровня квалификации выпускников предъявляемым к ним требованиям, что связано, в том числе, с приёмом в вузы абитуриентов, недостаточно подготовленных и слабо мотивированных к освоению профессиональных образовательных программ.

»Во-первых, важно, чтобы в вузах обучались ребята, которые могут и хотят учиться, и, во-вторых, после окончания вуза они должны трудоустраиваться, быть востребованными и не чувствовать себя обманутыми», - подчеркнул А.Фурсенко.

»Представляется целесообразным в 2012 году установить контрольные цифры приёма в вузы на уровне 2011 года в объёме 490,8 тыс. человек», - отметил директор Департамента развития профессионального образования Минобрнауки России Геннадий Шепелев. Вместе с тем, предлагается перераспределение контрольных цифр между уровнями высшего профессионального образования, увеличив контрольные цифры приёма в магистратуру. Планируется, что число бюджетных мест приёма на первый курс учреждений высшего профессионального образования по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста на 2012 год составит 428,6 тыс., по программам магистратуры - 62,2 тыс. бюджетных мест (на 16,4% больше, чем в 2011 году).

Справка по вопросу «О планировании объёмов подготовки специалистов и научных работников (контрольные цифры приёма граждан)» (.pdf, 520 Кб)

Презентация директора Департамента развития профессионального образования Минобрнауки России Г.Шепелева (.pdf, 470 Кб)

В 2011 году контрольные цифры приёма по программам высшего профессионального образования составили 490,8 тыс. чел., в том числе по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста - 437,4 тыс. чел., по программам магистратуры - 53,4 тыс. чел. Фактический приём на обучение за счёт средств федерального бюджета составил 487,5 тыс. чел., в том числе по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста - 434,1 тыс. чел., по программам магистратуры - 53,4 тыс. человек. Недовыполнение контрольных цифр приёма составило 3,3 тыс. чел. (0,7% от установленного объёма контрольных цифр приёма).

При распределении контрольных цифр приёма между укрупнёнными группами направлений подготовки (специальностей) высшего профессионального образования целесообразно предусмотреть первоочередное обеспечение подготовки кадров по направлениям подготовки (специальностям), соответствующим приоритетным направлениям модернизации и технологического развития экономики России, а также уменьшение объёма контрольных цифр приёма по программам, не являющимся профильными для соответствующих вузов.

За последние пять лет Минобрнауки России были увеличены контрольные цифры приёма на обучение по программам высшего профессионального образования по укрупнённым группам направлений подготовки (специальностей), в рамках которых осуществляется подготовка кадров для приоритетных направлений модернизации и технологического развития экономики России («Информационная безопасность» - более чем в 2 раза, «Информатика и вычислительная техника», «Автоматика и управление» - более чем в 1,5 раза).

Источник>>

^

08.12.2011  V Международная научно-практическая конференция «Научное творчество XXI века»


В январе 2012 года Научно-инновационный центр (г.Красноярск) и Редакция журнала «В мире научных открытий» проводят V Международную научно-практическую конференцию «Научное творчество XXI века».

В конференции могут принять участие учащиеся, студенты, аспиранты, молодые преподаватели и сотрудники вузов и научных организаций.

Научно-инновационный центр (г.Красноярск) и Редакция журнала «В мире научных открытий» проводят V Международную научно-практическую конференцию «Научное творчество XXI века». Цель конференции - обмен опытом ведущих специалистов в различных областях науки, техники и образования.

Направления работы конференции:

- алгебра, геометрия и математический анализ;
- информатика;
- прикладная математика и математическое моделирование;
- математические методы в технических и инженерных приложениях;
- педагогика и психология;
- экономика и менеджмент;
- история, философия, социология и культурология;
- литературоведение;
- языкознание;
- иностранные языки: лингвистика и межкультурная коммуникация;
- естествознание;
- экология;
- промышленность, химия;
- медицина, здоровый образ жизни, физическая культура и спорт.

Конференция традиционно проводится в заочной форме с изданием трудов конферен-ции. Материалы предшествующих конференций издавались в форме сборников трудов и доступны на http://www.nkras.ru в разделе «Научные мероприятия».

Материалы (текст доклада, регистрационная форма, копия платежного документа) при-нимаются в период с 01.09.2011 по 18.12.2011.

С 01 по 31 января 2012 г. доклады будут опуб-ликованы (при условии перечисления оргвзноса) в сборнике материалов конференции с при-своением ISBN и разосланы авторам.

Материалы направляются по адресу publication@nkras.ru.
^

Информационное сообщение.doc

07.12.2011  Уральский государственный экономический университет внедрил видеоконференцсвязь от TrueConf в систему дистанционного образования


В Уральском государственном экономическом университете разработана интернет-система дистанционного образования «Виртуальная образовательная среда». В ней представлены методические учебные материалы профессорско-преподавательского состава университета по дисциплинам учебных планов, организованы проверка и учет всех видов письменных работ студентов: контрольных, курсовых и дипломных.

Среди задач, решаемых УрГЭУ с использованием системы видеосвязи TrueConf, – организация учебного процесса с применением дистанционных технологий, чтение лекций, создание условий для идентификации и коммуникации студента с преподавателем независимо от их местонахождения в течение всей сессии.

Применение системы ВКС позволяет УрГЭУ значительно сократить расходы на организацию учебного процесса, дает возможность дистанционно идентифицировать студентов, проводить лекции, экзамены, зачеты, консультации, защиту курсовых и контрольных работ, переговоры с партнерами в других городах и регионах. Студентам из самых удаленных от вуза регионов видеосвязь предоставляет возможность обучаться у высококвалифицированных преподавателей, включая профессоров университета.

Дистанционное обучение с использованием видеосвязи организовано для студентов, проживающих в разных регионах России: в Свердловской, Тюменской, Челябинской, Курганской, Омской областях, в Пермском крае, Ханты-Мансийском АО и других регионах.

Пресс-релиз.doc

^

05.12.2011  IХ Грантовый конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире»


Благотворительный фонд В.Потанина объявляет IХ Грантовый конкурс музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире» для музеев и музейных организаций, расположенных на территории Российской Федерации. Победителями конкурса станут проекты, сочетающие яркость, современный подход, значимость для региона и реалистичность воплощения.

Цели конкурса:

- активная адаптация музеев и музейной сферы к меняющимся условиям социально-экономической и культурной жизни общества;

- поддержка и продвижение лучших образцов музейной практики в России.

В 2012 г. общий грантовый фонд конкурса составит 20 000 000 руб.

Организаторы конкурса

Благотворительный фонд В.Потанина при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Оперативное  управление конкурсом осуществляет Ассоциация менеджеров культуры (АМК).

Номинации IХ Грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире»

- «Технологии музейной экспозиции»;
- «Музейные образовательные программы»;
- «Музейные исследования»;
- «Музей и технологии туризма»;
- «Авторская номинация» для победителей предыдущих лет.

Сумма грантов во всех номинациях - от 300 000 до 1 000 000 рублей, для номинаций «Технологии музейной экспозиции» и «Авторской» –  до 2000000 рублей.

Заявки принимаются с 1 декабря 2011г. по 10 февраля 2012 г. ТОЛЬКО на сайте конкурса www.museum.fondpotanin.ru.

Пресс-релиз.doc. Условия конкурса.doc


http://www.strf.ru/

Наука и технологии России


09.12.11 Вузы Техаса и Нижнего Новгорода хвалятся по-разному

Роль университетов в инновационном развитии регионов обсудили в НИУ ВШЭ на международном семинаре. Опыт США рассмотрели на примере Университета Техаса в Остине, за Россию отвечали представители Нижегородского госуниверситета имени Н. И. Лобачевского.

Дэвид Гибсон: «Таланты любят работать с талантами. Если вы привлечёте одного талантливого человека, то к нему подтянутся и другие»

Инновационную экономику можно построить не только в крупных городах и мегаполисах типа Нью-Йорка. Есть регионы, где вполне реально развивать инновации при низкой себестоимости жизни, считает профессор Дэвид Гибсон, заместитель директора Института IC2 (инновации, креативность, капитал) Университета Техаса в Остине. Для этого нужны учёные, бизнес и заинтересованное правительство. Причём важно наладить их совместную работу: при отсутствии сотрудничества значимых эффектов не достигнуть.

До 1980-х годов в Остине не было даже зачатков для развития инновационной экономики. Этот процесс был запущен, когда появилась региональная программа по созданию привлекательных рабочих мест и когда здесь обосновалась компания Microelectronics and Computer Technology Corporation. Прогрессивно мыслящие люди поняли, что нефть не обеспечит долгосрочного развития Остина, нужно делать ставку на инновации. В Университет Техаса в те же годы стали приглашать талантливых профессоров, которые возглавили кафедры. «Таланты любят работать с талантами, – заметил профессор Гибсон. – Если вы привлечёте одного талантливого человека, то к нему подтянутся и другие. Тем самым будет запущен саморазвивающийся процесс».

Постепенно Остин стал магнитом для тех, кто хочет получить интересную и высокооплачиваемую работу. Если раньше таланты уезжали из Техаса, то теперь они остаются, а многие из тех, кто покинул город, возвращаются. В Остине обеспечили высокое качество жизни. Сегодня сюда приезжают из Бостона, Кремниевой долины (сам господин Гибсон приехал из Калифорнии). В США люди мобильнее: когда они узнают, что в каком-то штате есть работа, они едут туда. А чтобы их там закрепить, региону нужно поднимать качество жизни в целом. Остин сегодня не только один из инновационных и технологических центров страны, но и культурный, спортивный город. Компания Dell, которой, судя по отзывам г-на Гибсона, особенно здесь гордятся, инвестировала немалые средства в создание и развитие развлекательной инфраструктуры. Кстати, ежегодная выручка Dell, которую в своё время основал студент Остина, превышает 52 миллиарда долларов.

Кроме мощного компьютерного консорциума, который занимает одну из технологических площадок в городе, в последнее время в Университете Техаса в Остине стали развивать творческие сектора. В частности, открыта студия по производству фильмов – 50 тысяч человек одновременно работают над созданием тысячи интерактивных картин.

Что касается учебного процесса, то в Университете Техаса придерживаются такой политики: образовательные программы должны отвечать потребностям промышленности, и тогда бизнес будет заинтересован в сотрудничестве. IBM, Microsoft и другие фирмы поддерживают вуз, вкладывая средства в развитие программ предпринимательства. Недавно компания Dell инвестировала 5 миллионов долларов в социальные инновации.

Резюмируя, Дэвид Гибсон отметил основные конкурентные преимущества Остина: затраты на ведение бизнеса здесь ниже, чем, например, в Калифорнии, географическое расположение удачное, налоги низкие (в том числе подоходный), а качество жизни высокое.

«Чтобы регион развивался, он должен быть открыт для сотрудничества с другими территориями, в том числе и зарубежными странами, – подчеркнул профессор Гибсон. – А для этого необходимо обеспечить хороший поток информации. Следующий фактор – для развития инновационной экономики нужно привлечь все возможные источники финансирования. Нельзя рассчитывать только на правительство или бизнес. Третье – важно привлечь таланты и удержать опытные кадры».

Роман Стронгин: «Ведущим компаниям нужны источники инноваций, то есть люди, способные генерировать новые идеи. В лаборатории Intel Нижнего Новгорода работают 750 наших выпускников»

Российским опытом поделился президент Нижегородского госуниверситета (ННГУ) имени Н. И. Лобачевского Роман Стронгин. Сегодня ННГУ – это 19 факультетов, 136 кафедр, 5 исследовательских институтов, 41 тысяча студентов, 900 аспирантов, более тысячи кандидатов и свыше 350 докторов наук. Что такой вуз может сделать для региона? Первый пример – недавно университет выиграл проект по ФЦП «Фарма» по созданию на территории Нижегородской области производства медицинской техники и оборудования, а также развитию биотехнологий. Общая стоимость проекта, рассчитанного до 2020 года, – 1,5 миллиарда рублей. В январе начнётся строительство производственных площадок. Аналогичных центров в России будет пять.

Успех ННГУ строится на достижениях с многолетней историей. В 1945 году здесь открыли первый в Советском Союзе радиотехнический факультет. Среди его основателей – нобелевский лауреат Виталий Гинзбург. Нижний Новгород со временем превратился в признанный научный центр по изучению волновых явлений в различных средах, центр проектирования и производства радарных систем. У вуза давно налажены связи с профильным нижегородским Институтом прикладной физики РАН.

В 1963 году был создан ещё один передовой факультет – вычислительной математики и кибернетики. Это направление получило развитие в 2006 году, когда университет выиграл конкурс в национальном проекте «Образование» и потратил полученное финансирование на закупку оборудования и развитие информационно-телекоммуникационных систем. Вуз стал интересен партнёрам, появились перспективные совместные проекты. Например, по итогам одного из них были созданы сплавы алюминий-кремний, обладающие рекордной пластичностью, – их можно растянуть в семь раз. Работы продолжаются совместно с американцами.

Учебные курсы и программы Нижегородского университета неоднократно становились победителями международных конкурсов, организованных Microsoft, Intel и т.д. Студенты вуза регулярно побеждают в конкурсах и на соревнованиях.

«Ведущим компаниям нужны источники инноваций, то есть люди, способные генерировать новые идеи, – отметил Роман Стронгин. – В лаборатории Intel Нижнего Новгорода работают 750 наших выпускников. При их участии с поддержкой наших профессоров создана технология WiMAX. В университете действует несколько подразделений, созданных ведущими компаниями, в числе прочих это Micrоsoft и Cisco. Они бесплатно предоставляют вузу оборудование, выделяют деньги на исследования – с обязательным условием, что в них будут участвовать студенты, которых после окончания вуза можно будет принять на работу».

Благодаря такой активности вуза, Нижний Новгород стал одним из центров информационных технологий российского масштаба.

Университет всегда выполнял прикладные задачи, у него всегда было много хоздоговоров с высокотехнологичной промышленностью. «Университет мы воспринимаем как центр интеграции – с одной стороны, с наукой (академическими институтами), а с другой – с бизнесом, – резюмировал профессор Стронгин. – Со всеми крупными компаниями города подписаны договоры и соглашения, представители нашего вуза входят в правление Ассоциации промышленников и предпринимателей».

Опыт Нижегородского госуниверситета, безусловно, интересен. Этому вузу многого удалось добиться в выстраивании контактов с бизнесом. Пока лишь немногие российские вузы могут похвастаться какой-то внятной политикой в отношении развития своих регионов. Но государство заинтересовано в том, чтобы ведущие вузы (и прежде всего – федеральные и исследовательские) превратились в центры развития. Университетам придётся задуматься о своей региональной стратегии, а со временем и предъявить достигнутые в этом направлении результаты (как отчёт за потраченные из бюджета деньги). Так что обмен опытом на этом этапе и ориентация на успешные практики более чем полезны.


13.12.11 Будущее университетской науки. Разговор с Андреем Фурсенко

Университеты и НИИ исторически были в России разделены: одни отвечали за образование, другие – за науку. Несколько лет назад правительство РФ взяло курс на создание отечественной вузовской науки мирового уровня. Чего уже удалось достичь на этом пути? Какова роль РАН в развитии исследовательских университетов? Почему российские вузы по-прежнему занимают низкие строчки в мировых рейтингах?

Обозреватель STRF.ru Иван Стерлигов обратился за ответами к главе Минобрнауки России Андрею Фурсенко.

Андрей Фурсенко: «Университеты сами на себя навешивают обременения, с которыми потом не могут справиться»

Андрей Александрович, как Вы можете сформулировать цели адресной поддержки университетской науки в России?

– С образованием сегодня есть глобальная проблема: оно в каком-то смысле перестало быть двигателем прогресса, перешло к догоняющему развитию, причём не всегда успевает за другими сферами жизни. Это происходит во всём мире: и в России, и в других странах.

Параллельно идёт другой процесс – меняется конфигурация научных исследований. Сегодня наука и образование должны быть максимально интегрированы. Если одновременно с проведением исследований не готовить людей, которые будут носителями нового знания, то это знание рискует раствориться в общем потоке. Информации так много, что без людей, эффективно развивающих научные открытия, она может просто затеряться. И в итоге они будут иметь в большей степени отношение к истории науки, чем к социально-экономическому развитию государства и общества. Хотя, с точки зрения стратегического развития цивилизации, исследования «в башне из слоновой кости» тоже важны.

Это общее рассуждение имеет непосредственное отношение к тому, что надо требовать сегодня от наших научно-образовательных комплексов. Серьёзный университет должен быть одновременно институтом научного развития, а серьёзный НИИ не может не быть образовательным институтом. Поэтому если говорить о высшей школе, то надо говорить о балансе в развитии науки и образования. При этом баланс должен проявляться не столько на уровне организации, сколько на уровне отдельных сотрудников: исследованиями и преподаванием должны заниматься одни и те же люди. Кстати, я об этом уже говорил и могу повторить: недооценённый образовательный ресурс Академии наук нам ещё аукнется.

^ К этому вопросу хотелось бы ещё вернуться.

– Обязательно.

Вот какова была перспектива, когда мы начали развивать вузовскую науку. При этом задача у нас была двоякой. Первая – создать или развить научно-образовательные комплексы мирового уровня. Вторая – сформировать более конкурентную институциональную среду в российской науке. Исторически у нас было чёткое разделение по «этажам» – отдельно наука в НИИ, отдельно образование. Я считаю, что мы этот барьер преодолели.

^ Чего удалось достичь за последние пять-семь лет развития университетской науки?

– Как всегда, как только преодолеваешь барьер, понимаешь, что это был не барьер, а маленькая ступенька. Итак, что ещё не получилось? Психология людей в вузах осталась той же самой. Какое-то изменение происходит, но обновление людей идёт гораздо медленнее, чем замена лозунгов. До сих пор в сознании многих образование и наука живут параллельно, не смешиваясь. Даже когда обсуждается вопрос зарплат, рассматривают деньги за образование отдельно, а за науку отдельно. В сознании профессора никакого разделения в этом быть не должно.

Вторая проблема – старые формы работы государственного бюджетного учреждения не способствуют свободе в управлении и развитии вуза.

И третье: на самом деле, в стране просто не так много квалифицированных людей. Их откровенно мало.

^ Сколько, по Вашим оценкам, сейчас в России университетов мирового уровня?

– Ни один университет не является абсолютно однородным – ни у нас, ни в остальном мире. Думаю, что в России университетов, внутри которых есть отдельные кластеры с абсолютно востребованными и конкурентоспособными сотрудниками, около ста. Это означает, что такой университет может принять к себе высококлассного учёного и этот учёный окажется в таком профессиональном окружении, которое способно с ним работать. И точно так же в этом вузе есть несколько человек – может быть, несколько десятков человек, – которые будут востребованы в университетах из первой сотни мировых рейтингов.

^ Тогда спрошу иначе: сколько у нас университетов, в которых большинство профессоров удовлетворяют таким требованиям?

– Университетов, где есть критическая масса профессионалов мирового уровня, у нас два-три десятка – не больше.

Вы упомянули международные рейтинги университетов. Используете их в своей работе?

– Рейтинги мы точно должны принимать во внимание. Они формируются не самыми глупыми людьми на основании прозрачных показателей. Я не верю в теории заговора, поэтому, если мы в рейтинги не попадаем, это означает, что мы не удовлетворяем выставленным в них критериям. Мы как минимум должны проанализировать, насколько эти критерии для нас важны. Абсолютизировать их не стоит: например, многое в рейтингах завязано на размер вуза. А у нас есть компактный Физтех, который, как я считаю, является очень неплохим университетом. При этом если он начнёт разрастаться, он будет становиться хуже, а не лучше.

С другой стороны, мы должны стремиться попадать в рейтинги, потому что это маркетинговая политика. И поэтому мы должны работать над тем, чтобы те параметры, которые в рейтингах важны и которых мы де-факто достигаем, были публичными и известными.

По существу в известных мировых рейтингах представлены от России лишь МГУ и СПбГУ, которые год за годом теряют свои позиции. О чём это говорит?

– Отчасти – о разгильдяйстве. Я знаю, что многие наши ведущие вузы до недавнего времени не уделяли (а сейчас начали уделять) внимание тому, чтобы правильно представить свои достижения. МГУ постепенно возвращает свои позиции, потому что начал очень серьёзно относиться ко всем представленным индикаторам. Недавно один из профессоров мне жаловался на такой подход, говорил: «Да они с ума сошли с этими показателями!» Я был бы рад, если бы таким образом сошли с ума и все остальные. Потому что это престиж страны.

Частично наши вузы теряют позиции и из-за того, что у нас нет нормальной статистики, в том числе по трудоустройству выпускников.

^ Однако Шанхайский рейтинг этого не учитывает…

– Да, там учитываются прежде всего публикации. А у нас не считается для сотрудника РАН важным указывать в публикациях свою работу в университете. Хотя, например, в Китае за этим следят очень жёстко.

Однако статистика и индикаторы – это лишь одна сторона проблемы. Гораздо важнее, что наши вузы не уделяют достаточно внимания приоритетам развития. Многие ректоры не понимают, что вузы не должны заниматься не своим делом, что этим они не улучшают своё положение, а ухудшают. Я имею в виду создание огромного количества непонятных филиалов, открытие подготовки по непрофильным специальностям. Университеты сами на себя навешивают обременения, с которыми потом не могут справиться.

Наконец, наши вузы смотрятся слабее в мировых рейтингах, так как исторически главные научные силы были и есть в Академии наук, а интеграционный потенциал РАН востребован недостаточно.

Ставится ли сейчас задача переманить лучшие кадры из Академии наук в вузы? В пользу ответа «да» говорит запрет для РАН участвовать в ряде важнейших грантовых конкурсов последних лет, деньги по которым идут в вузы.

– У нас не было цели отодвинуть от ресурсов Академию наук. Более того, когда формулировалась задача создания Программы развития фундаментальных исследований, я первым предложил сделать её единой для всех государственных организаций. Но в таком случае на порядок выросла бы прозрачность Программы, да и требования к обоснованности при запросе ресурсов повысились бы. Не всем этого хотелось.

Думаю, в конце концов мы к такой единой программе придём. Перекосы надо устранять, создавая честные конкурентные условия.

Мы в 2006–2008 годах сделали очень серьёзную вещь – существенно увеличили зарплату в Академии. Причём базовую зарплату: для человека всегда важно, на что он может рассчитывать, ни перед кем особо не отчитываясь. Правильно это было реализовано или неправильно – отдельный вопрос. Я считаю, что стоило всё организовать по-другому. По моему мнению, постоянных позиций – что в вузах, что в Академии, – должно быть немного. Большинство позиций должно быть на деле контрактным, чтобы люди постоянно доказывали своё право занимать их. Сегодня же конкурсы на замещение должностей в вузах и академических институтах по факту являются профанацией.

В сторону Академии были сделаны достаточно мощные поддерживающие шаги. Параллельно для того, чтобы была честная конкурентная ситуация, мы приняли целый ряд мер в пользу вузов.

Вообще, для меня оптимальная система – это та, в которой нет противостояния, а есть тесная кооперация. Такая система сложилась на Дальнем Востоке или в новосибирском Академгородке. Во Владивостоке, например, практически каждый выдающийся учёный из академического института возглавляет либо факультет, либо кафедру в вузе. Да, и там есть преподаватели, никакого отношения к науке не имеющие. Но по большинству направлений подготовки созданы базовые кафедры и базовые факультеты, расположенные в академических институтах. И одновременно закупленные университетами современные приборы в полной мере используются и работниками академических институтов.

^ Описанная Вами модель напоминает «систему Физтеха». Этот советский инструмент способен стать базой для развития исследовательских университетов в России?

– Да, но для этого «систему Физтеха» надо совершенствовать. В МФТИ традиционно на первых курсах давали базисное образование, а потом все расходились по НИИ заниматься наукой. Сотрудники, ответственные за первые курсы, у которых основным местом работы был сам Физтех, по сути являлись только преподавателями. Сегодня это непозволительная роскошь для хорошего университета. Обучение на первых трёх курсах также должно быть обеспечено очень сильными преподавателями, вовлечёнными в научные исследования.

Многие государства сейчас создают исследовательские университеты с нуля по международным лекалам, полагая, что это эффективней перестройки существующих вузов с их внутренней бюрократией, устаревшими традициями и крепко засевшими начальниками.

^ Примеры Высшей школы экономики или Академического университета в Санкт-Петербурге говорят, что такой путь эффективней и у нас. Вы согласны?

– Давайте перечислим, кто начал с нуля: Высшая школа экономики, Академический университет ^ Жореса Алфёрова в Питере, РЭШ. Кто ещё? В масштабах страны это очень мало.

Неудивительно, раз правительство не оказывало остальным поддержки…

– Сейчас в «Сколково» пытаются создать исследовательский вуз с нуля, но всё равно вынужденно опираются на то, что уже работает, – МГУ, МФТИ.

Мы сейчас начали реструктуризацию всей научно-технической сферы с участием Академии наук, отраслевых институтов, всех университетов, которые у нас есть. Это не та сфера, где изменения могут происходить быстро. Более того, любые непродуманные изменения могут оказаться катастрофическими…

^ Поэтому я и спрашиваю про создание с нуля – рядом, а не про изменение чего-то существующего.

– Вот смотрите: Высшая школа экономики, пожалуй, один из лучших экономических вузов в России, но мировые рейтинги у него невысоки. Тот же МГУ стоит в них на порядки выше. Почему? Потому что в том числе работают стены. Каковы бы ни были инновации, роль традиций очень важна. Вы помните, был сложный момент с реорганизацией Академии наук. Предлагались разные варианты, например перераспределить часть полномочий президиума и общего собрания РАН в пользу наблюдательного совета, состоящего из чиновников, учёных, бизнесменов и других представителей гражданского общества. Я провёл очень много времени в дискуссиях с нашими академическими коллегами. Итоговое решение оставить структуру управления без изменений, предоставив РАН существенно больше самостоятельности, было принято не потому, что не хватило ресурсов или желания для реформирования, а потому, что для нашей страны особенно важен эволюционный подход к изменению институтов, сохраняющих интеллектуальную память. Почему многие из наших хороших учёных, добившись результатов на Западе, всё же стремятся либо вернуться, либо сохранить связи с Россией? Потому что здесь есть своя среда. Она может иметь недостатки, но она отражает нашу общую ментальность.

^ Вам не кажется, что эта среда слишком консервативна? Особенно учитывая, что некоторые начальники в ней занимают свои посты по 15–20 лет.

– Я уже дважды предлагал ввести ограничение, чтобы ни один ректор не мог занимать свою позицию в одном вузе больше двух сроков подряд. Пока такой подход не одобрен.

Давайте перейдём к конкретным мероприятиям, за которые отвечает Минобрнауки России. Недавно Вы призвали РФФИ и РГНФ публично объявлять о тех, кто потратил их гранты неэффективно. А есть ли аутсайдеры в числе победителей конкурса Национальных исследовательских университетов? Или там все лидеры?

– Мы создали для проверки НИУ специальную комиссию, которую возглавила член правления банка ВТБ ^ Ольга Дергунова – человек достаточно жёсткий в оценках. Остальные члены тоже известны своими критическими высказываниями – например, глава IBS Анатолий Карачинский.

В итоге благодаря использованию количественных индикаторов мы получили объективную картину. Выводы следующие:

  • почти у всех НИУ налицо заметный прогресс;

  • практически ни один вуз полностью не справился со всеми взятыми на себя обязательствами;

  • часть взятых на себя вузами обязательств носила формальный характер, принимать решения, ориентируясь на них, нельзя.

Когда мы формировали комиссию, я пояснил экспертам, что вовсе не против обоснованных предложений по исключению отстающих из программы НИУ. Это крайне важно для всей системы: скорость каравана определяется скоростью самого медленного верблюда. Выяснилось, что по формальным параметрам одной из худших оказалась та же Высшая школа экономики. Но когда прошла экспертная оценка по менее формализуемым параметрам, она превратилась в одного из лидеров.

^ Сейчас у вас проходит новый конкурс для вузов. В чём его суть?

– Из-за демографической ситуации у нас идёт сокращение контрольных цифр приёма в вузы. От этих цифр зависит базовое финансирование, в том числе объём средств, которые мы выделяем всем подведомственным нам вузам. Мы приняли решение, что часть средств мы не будем раздавать поровну, а объявим конкурс программ развития вузов, чтобы перераспределить деньги в пользу лучших.

Победители для реализации своих программ развития получат до 300 миллионов рублей на три года. Участвовать в конкурсе разрешено всем подведомственным вузам, за исключением уже имеющих поддержку национальных исследовательских и федеральных университетов. Думаю, таким образом сможем поддержать 40–50 университетов. Из победителей сформируем «вторую лигу», из которой теоретически можно будет перейти в статус НИУ. Но пока они никакого статуса не получат – только дополнительные деньги.

Ещё один важный канал финансирования вузовской науки – ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы. Из-за того что конкурсы по программе подпадают под ФЗ «О госзакупках», пышным цветом расцвёл демпинг со стороны участников. В результате победителей оказалось очень много, но каждый получил гораздо меньше, чем ожидалось. Это хорошо или плохо?

– Конечно, мы такого не ожидали. Хорошо то, что по итогам реализации наших ФЦП законодательство о конкурсах сейчас существенно пересматривается. Мы добились того, что в рамках ФЦП «Кадры» с нового года появится грантовое распределение денег, и там уже никакого демпинга не останется. Хотя с учётом того, что мы будем пионерами в существенном изменении бюджетного процесса, без проблем обойтись не получится.

Да, в итоге мы что-то потеряли. Но результат всё равно позитивен.

^ В чём для Вас выражается эта позитивность?

– Мы реально увеличили количество молодых людей, которые занимаются наукой и в вузах, и в Академии. За три года в 2,5 раза. В 2009 году в реализации проектов принимали участие порядка 14,5 тысячи молодых исследователей, в 2010 году – более 34,4 тысячи, а в 2011 году – уже 35,6 тысячи. Да и средний возраст кандидатов и докторов наук в вузах начал постепенно уменьшаться.

^ Мы проводили опрос участников ФЦП «Кадры», и все они сетуют: экспертиза в конкурсах совершенно непрозрачна. Никто не знает, как и кем определяются победители.

– Мы сегодня даём всю информацию о результатах отбора в соответствии с требованиями 94-ФЗ, включая баллы, полученные заявителями, и их рейтинги по итогам конкурса. На пути предоставления более подробной информации помимо нормативных ограничений есть и чисто технические трудности. Вы понимаете, сколько контрактов каждый год заключает наше министерство? Более 9 тысяч.

То же самое мне говорили в РФФИ по поводу публикаций отзывов экспертов по проектам, к чему Вы сами их призываете. А ведь суммы контрактов по ФЦП больше, чем в фондах. Напоминает евангельское «Вынь прежде бревно из твоего глаза».

– Во-первых, всё-таки РФФИ – это структура, чья работа нацелена только на выдачу грантов. У нас задач гораздо больше. Во-вторых, РФФИ не работает по ФЗ «О госзакупках». Сейчас мы тоже уходим в грантовую систему и будем в состоянии делать больше. Я сторонник максимальной открытости. Однако сейчас по тому же 94-му закону действует очень жёсткая система опротестования результатов госзакупок. Если мы начнём публиковать или рассылать экспертные заключения, немедленно получим вал исков. Уверяю вас: в первую очередь это будут иски не от настоящих исследователей, а от недобросовестных демпингующих фирм. В итоге мы подставим именно тех активных учёных, которые сейчас выступают за открытость.

Повторю: мы надеемся, что со следующего года перейдём от госзакупок к грантам и решим все эти проблемы. Несмотря на все сложности, программа признана успешной. В правительстве склоняются к тому, чтобы продолжить её и после 2013 года.


12.12.2011 Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: Больше половины студентов технических специальностей - школьные троечники
^

Абитуриенты который год штурмуют любые вузы, несмотря на то, что чиновники упрашивают - не надо туда, в стране переизбыток людей с дипломами


Зато техники и рабочие - на вес золота. Десятками тысяч приходится завозить мигрантов из бывших республик Советского Союза. Как изменить ситуацию? Об этом «Комсомолке» рассказал председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

- Россия сегодня бьет мировые рекорды популярности высшего образования. Среди 25-35 летних людей больше половины (57%) у нас имеют высшее образование. Такое есть еще только в Японии, Южной Корее и Канаде. Если же взять тех, кому сейчас от 15 до 25 - то среди них уже учится или собирается учиться в вузах уже больше 85%. При этом в стране только 30% вакансий для специалистов с высшим образованием, - объясняет Ярослав Иванович. - Можно искать разные причины такого феномена. Мне кажется, что высшее образование для детей - это то, что практически каждая семья смогла получить от экономической свободы в 90-х и 2000-х годах.

^ ВСЕОБЩЕЕ ВЫСШЕЕ

- Так «всеобщее высшее» - это беда для страны или благо?

- Если это настоящее образование, а не только диплом, то - благо, конечно. В современной науке становится популярным мнение, что более высокое, чем нужно, образование не является потерей для экономики - образованные люди сами формируют новые отрасли экономики или преобразуют действующие. Потенциал образования не «сгорает».

Проблема России в другом: у нас очень много «кривого» образования, псевдообразования, когда люди не получают никаких профессиональных компетенций. Причины три: неправильный выбор профессии, низкое качество самого образования и легкое отношение студентов к занятиям.

Во-первых, есть перекос и в самом высшем образовании. Сильные выпускники школ по-прежнему идут учиться на экономистов, юристов, лингвистов. В лучшем случае - на математиков или врачей. А стране не хватает талантливых инженеров, технологов, агрономов. Крепкие специалисты в этих отраслях могут и зарабатывать больше офисного планктона, и хорошую карьеру сделать. Но больше половины студентов технических специальностей - это школьные троечники. Они поступают в вузы с ЕГЭ по профильному предмету в среднем меньше 50 баллов! На самых ответственных технических специальностях таких ребят огромное количество. На морской технике - половина, на металлургии - 39%, в машиностроении - 37%, технологии легкой промышленности - 33%. Они в принципе не могут освоить сложные предметы профессиональной программы!

Во-вторых, качество многих наших вузов сомнительно. Две трети экономических и менеджерских факультетов учат настолько «по верхам», что их выпускник в других странах не может считаться специалистом с высшим образованием. Но эта проблема и других профессий: некоторые технические вузы давно потеряли свою производственную базу и связь с реальными технологиями. То, чему они учат - вчерашний день.

В-третьих, две трети наших студентов-очников работают полный рабочий день. То есть просто значатся в вузе, изредка посещая занятия.

Итог печален. Мы обманываем сами себя. Половина (это в лучшем случае) или две трети (это более вероятно) выпускников российских вузов получают от этих вузов в основном только общую культуру, чуть лучший, чем после школы, английский, и завышенный потолок требований к будущей работе. Что в итоге? Выпускник отучился, но не смог найти для себя работу по профессии и устроился на какую-нибудь скучную должность в офисе или магазине. Он получает там скромные 15-20 тысяч рублей в месяц и не имеет серьезных карьерных перспектив. Человек потратил годы жизни на учебу и никак не использует свои профессиональные знания, не растет. И больших денег этот труд ему не приносит.

^ ВОДИТЬ ТРОЛЛЕЙБУС- НЕПРЕСТИЖНО

- А если бы он сразу после школы пошел работать водителем троллейбуса, то зарабатывал бы больше - 40-50 тысяч рублей в месяц. Но туда никого калачом не заманишь, за руль садятся только приезжие. Вот и вопрос: а зачем люди идут в вузы, если их высшее образование потом не нужно?

- Оно нужно им самим. Выпускники вузов предпочитают работать в своей среде, они очень требовательны к социальному окружению. Посмотрите на рекламу Макдональдса: ты будешь работать среди друзей. Высшее образование стало социальной потребностью, пропуском в круг общения интересных людей. Люди 21 века хотят общаться не только на отдыхе, но и на работе.

- А кто же будет работать «со станком и с деталью»? Получается, потребности в рабочих у нас закрываются за счет мигрантов из Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. Не слишком ли это опасно для страны?

- Гастарбайтер по-немецки звучит вполне уважительно - «приглашенный работник». Это временный работник по определению. Ему не свойственно заботиться ни о качестве продукции, ни о повышении своей квалификации. Не потому, что он человек плохой - просто у него нет перспектив профессионального роста. В любой экономике есть анклавы для дешевого труда. В Штатах и Южной Европе десятки тысяч временных рабочих собирают урожаи цитрусовых. У нас это строительство, ЖКХ, складское хозяйство. У любой развитой страны есть такая часть рынка труда для временных рабочих-иностранцев. Вопрос в том, чтобы границы этой зоны не расширялись чрезмерно. Вот здесь лежат риски для России: у нас временные работники возят пассажиров в автобусах, занимают места в обрабатывающей промышленности, в производстве полуфабрикатов. Мне кажется, тут мы рискуем. Историческая проблема России в том, что мы пренебрегаем рабочей аристократией, квалифицированными исполнителями сложных технических регламентов. Между тем приоритетная задача России не в производстве массовой дешевой продукции. Тут нам с Азией конкурировать невозможно. Наше место - это опытное производство, это малые серии. Другими словами, продукция, у которой очень высокая интеллектуальная составляющая. Только такая продукция «выдерживает» дорогой труд: швейцарские часы, американские и европейские авиалайнеры, российские космические аппараты.

Гастарбайтеры нам помогут закрыть от силы 15-18% рабочих мест (сейчас закрывают 10-12%). Для позиций квалифицированных исполнителей (а это примерно половина рынка труда) нужны свои специалисты. В 2009 году 1,4 млн человек вышли из вузов на рынок труда, и 800 тысяч человек из ПТУ и техникумов. То есть две трети молодых специалистов дали вузы и только одну треть - начальное и среднее профобразование. А ведь это те, кто выпускает квалифицированных рабочих, исполнителей в сервисе и т.д. Это мало. В этом и есть причина того, что мы слишком широко как страна открываем двери трудовым мигрантам.

И это проблема не только развития экономики. Это проблема и политическая. Уже сейчас в России очень много людей с другой культурой, со своими представлениями о жизни. Это большая нагрузка для страны. Помните погромы, которые прошли по всей Европе? Чтобы не было таких бесчинств у нас, иностранных рабочих надо готовить к жизни и работе в России. Мы предлагаем ввести для них как минимум обязательный экзамен по русскому языку. Проверять знание наших законов, культуры, традиций, истории. Если человек хочет сюда приехать, пусть докажет, что уважает культуру России и готов жить по общим для всех правилам. Сейчас наши предложения рассматривает правительство, мы работаем с Федеральной миграционной службой. Думаю, они будут приняты.

- А как быть с тем, что местных жителей просто не берут дворниками, строителями - мол, с приезжими работать удобнее...

- Есть предприниматели, которые пользуются бесправностью людей, не владеющих русским языком. Как они отправляют гастарбайтеров на самые разные работы, а деньги забирают себе, знают все. С другой стороны, если в ЖКХ будут трудиться полноправные работники, им и платить надо будет вдвое больше. В том числе делать отчисления в пенсионный фонд, на медстраховку. Кто готов удвоить свои коммунальные счета? Но если к нам будут приезжать мигранты, которые готовы трудиться в России, они станут такими же полноправными работниками, как и местные жители. Так что этот «входной фильтр» решит сразу несколько проблем: снимет социальное напряжение, защитит права трудовых мигрантов и уравняет всех в правах на рынке труда.






^ ЗАТО СЕРВИС СТАЛ ЛУЧШЕ...

- Так куда пойти учиться гражданину России, чтобы потом и деньги неплохие зарабатывать, и карьеру выстроить?

- Учиться можно и в вузе, и в колледже. Любой специальности. Лишь бы она была по душе. Никто не в состоянии прогнозировать рынок труда на годы вперед. Но обратите внимание: не обязательно идти в вуз, у нас слишком много специалистов с высшим образованием и очень не хватает умелых рабочих рук.

- Но сейчас даже продавцами стараются брать людей с дипломом...

- В этом нет ничего странного. Выпускники университетов лучше умеют общаться, они могут анализировать информацию. Люди с хорошим общим развитием нужны везде. Выпускник вуза, работающий где-нибудь в магазине или ресторане, сильно повышает качество сервиса. Смотрите, мы лет за десять догнали Запад по качеству обслуживания. Это произошло потому, что там, где в Европе у персонала, условно говоря, только начальное профессиональное образование, у нас на таких местах заняты люди с высшим. Но возьмем инженера, педагога, лингвиста, который после вуза пошел работать на такую должность. То, чему его учили на первом-втором курсах - оно помогает, а специальные знания, которые он освоил на старших курсах, оказываются невостребованными. Получается, последние годы он зря учился?

В Москве, например, есть интересный феномен. В городе - миллион студентов. В том числе - 200 тысяч учатся на инженеров и технологов по таким специальностям, которые в столице просто неприменимы. Ну, нет в Москве текстильных и химических предприятий! Очень немногие едут в другие города - большинство потом нанимается в офисы, в магазины, работают за 20 тысяч рублей в месяц, что для Москвы половина средней зарплаты. В то же самое время в Москве троллейбусы водят мигранты за 40-50 тысяч рублей. Вы что, считаете, что руководители этих наших парков специально туда не берут наших граждан? Они просто не хотят идти.

Это феномен, который тоже многие страны прошли. Люди требуют работы креативной, чтобы они на работе общались с другими людьми, а не со станком и с деталью. Люди требуют возможности развиваться во время работы. Это, в общем, хорошо, но ставит целый ряд даже квалифицированных и хорошо оплачиваемых работ вне круга желаний выпускников.

^ ПРИКЛАДНОЙ БАКАЛАВРИАТ

- Но если у нас для 60 процентов выпускников вузов нет работы по их специальности - не честнее ли просто закрыть вузы, не мучать людей бесплодными надеждами?

- Право на получение высшего образования практически каждым - одно из основных социальных завоеваний России последних лет. И обращаться с ним надо очень бережно. Вряд ли хоть один правитель сможет принудительно загнать в ПТУ ребят, которые хотят учиться в вузе. Надо искать другие формы и методы. Например, ввести прикладной бакалавриат. На нем студенты учатся два курса и, если захотят, пойдут работать. Попрактиковавшись год, два или даже больше, они смогут вернуться на третий курс вуза. Это нормальная практика, она активно применяется в мире.

- Вы предлагаете сделать рабочие профессии престижнее офисных?!

- Без работы руками ни одна цивилизация не выживала. Чтобы постепенно сделать профессии водителя автобуса, наладчика аппаратуры, оператора коммунальных сетей более престижными, надо создавать профессиональные ассоциации, вводить профессиональные экзамены. Создавать открытые базы мастеров своего дела. Тогда работодатели будут видеть, кто у них трудится, кому надо платить хорошие деньги. Хорошие повара или станочники не должны быть анонимными тружениками. Страна должна знать своих героев точно так же, как сейчас знает ведущих профессоров университетов или актеров.

- Но выход только один - чтобы умные ребята пошли рабочими, надо сократить места в вузах. Сколько у нас должно быть студентов?

- Надо хотя бы не увеличивать набор. Сейчас у нас на тысячу выпускников школ 450 бюджетных мест в вузах. Давайте вслед за демографическим спадом снижать контрольные цифры приема на пять процентов в год. Но одновременно надо менять саму структуру профессионального образования, чтобы она помогала ребятам выстраивать жизненные карьеры. Например, треть мест в вузах перевести в прикладной бакалавриат.

- Думаете, прикладной бакалавриат может стать панацеей от наших проблем?

- Прикладной бакалавриат в последние 25 лет распространился во многих развитых странах, где, как и у нас, люди в основном хотят идти в вуз. Схема такая: после 2 курсов обучения в вузе ты можешь продолжать академическое образование, а можешь взять один год профильного обучения востребованным на рынке профессиональным компетенциям.

Такой специалист имеет диплом о высшем образовании, но подготовлен для работы практиком - фельдшером, оператором технологических установок, диспетчером, системным администратором или инженером по обслуживанию электроаппаратуры. Тем самым высококвалифицированным исполнителем, которым современные экономики платят зачастую большие деньги, чем начинающим «творческим работникам» и от которых зависит нормальная работа всех технологических процессов в стране. Важно, что «прикладной бакалавр» не чувствует себя «другим», выключенным из общества молодых людей с высшим образованием. Он просто избрал чуть другую стратегию: «я буду зарабатывать быстрее». И никто не мешает ему в любой момент вернуться на 3-ий курс обычного бакалавриата и продолжить обучение на инженера или врача.







09.12.2011 Новый порядок приема в вузы будет подписан в ближайшее время - Минобрнауки РФ

МОСКВА, 9 дек - ПРАЙМ. Завершился прием экспертных заключений по проекту приказа о порядке приема в вузы России, в ближайшее время документ будет подписан и направлен на регистрацию в Минюст, сообщили в пятницу РИА Новости в Минобрнауки РФ.

В документе зафиксированы важные для поступающих в вузы изменения. Так, льготу на поступление абитуриенты-олимпиадники с будущего года смогут использовать только один раз. До этого момента школьники имели право подавать полный пакет документов не более чем в пять вузов и на три направления подготовки в каждом и, соответственно, использовать в каждом из этих 15 случаев свою льготу.

«Лица, имеющие в соответствии с законодательством РФ право на поступление без вступительных испытаний, могут воспользоваться предоставленным им правом, подав заявление о приеме в один вуз соответственно на одно направление подготовки по выбору поступающего. В другие имеющие государственную аккредитацию высшие учебные заведения, указанные лица вправе поступать на конкурсной основе», - говорится в приказе.

Также в правилах отмечено, что число бюджетных мест будет распределяться между вузами на конкурсной основе, а зачисление на второй и последующий курсы будет идти по результатам аттестации. Количество свободных мест на втором и последующих курсах будет рассчитываться с учетом контрольных цифр приема на первый курс.

Согласно новым правилам приема, количество мест для целевиков на каждое направление подготовки определяется не позднее, чем за месяц до начала приема документов, но оно не должно превышать 15% от общего числа первокурсников.

«При необходимости установления вузом более высокой доли поступающих по целевому приему она согласуется с учредителем», - отмечается в документе. При этом количество целевых мест не может быть увеличено в ходе приема документов, вступительных испытаний и зачисления. Лица, не прошедшие по конкурсу на целевые места, могут на основании имеющихся результатов ЕГЭ и результатов дополнительных вступительных испытаний участвовать в общем конкурсе.

Вузы смогут принимать абитуриентов, согласно документу, как по результатам единых госэкзаменов, так и на основании собственных вступительных испытаний, если такое право есть у образовательного учреждения. При этом, минимальные пороги по каждому из предметов, не могут быть ниже установленных Рособрнадзором по результатам кампании ЕГЭ-2012. Учебное заведение не сможет принять абитуриентов, чьи баллы ЕГЭ не дотягивают до «тройки».

Также в документе прописаны сроки и порядок сверки данных об абитуриентах, направивших свои документы в вуз. Университет обязан обратиться в федеральную информационную систему обеспечения проведения ЕГЭ в течение дня после поступления документов от поступающего, а затем повторно проверить данные абитуриента перед публикацией списков зачисленных.

Вуз будет обязан не только зарегистрироваться в федеральной инфосистеме, но и передать в базу данных сведения о направлениях подготовки, на которые будет принимать абитуриентов, о вступительных испытаниях, которые планирует провести, информацию об особенностях приема для инвалидов.

Учебное заведение также обязано отправить сведения об общем количестве мест для приема по каждому направлению подготовки, отдельно указав бюджетные места. Все эти сведения должны будут появиться и на сайтах вузов.

Перечень специальностей, на которые в 2012 году будет объявлен набор в вузе, списки вступительных и дополнительных испытаний должны быть вывешены на сайте вуза не позднее 1 февраля. Приемная кампания официально стартует 20 июня, когда начнется прием документов на первый курс. Для обучения по программам бакалавриата и подготовки специалистов для абитуриентов, поступающих в вузы только по результатам ЕГЭ, прием заканчивается 25 июля.


08.12/11 ^ Абанкина: вузам нужны трехлетние программы прикладного бакалавриата 

07/12/2011

Несоответствие структуры образования запросам рынка труда -  в числе самых «больных» для сегодняшней России проблем. Разработка программ прикладного бакалавриата - один из возможных способов ее решить. Однако вопрос до сих пор в стадии дискуссий. На эту тему в интервью РИА Новости рассуждает директор Института развития образования (ИРО) НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

- ^ Ирина Всеволодовна, год назад в соответствии с постановлением правительства стартовал эксперимент по прикладному бакалавриату. Как вы его оцениваете?

- Российское образование сегодня требует серьезных институциональных изменений. Вариант прикладного бакалавриата, разработанный Минобрнауки России, рассчитан на то, чтобы встроить эти программы в существующую систему, ничего в ней не меняя. Поэтому я не вижу в эксперименте особого смысла.

Начатый в 2010 году эксперимент, непосредственным его исполнением занимаются Федеральный институт развития образования и Национальный фонд подготовки кадров, основан на четырехлетней программе прикладного бакалавриата, которая представляет собой обычную бакалаврскую подготовку с акцентом на прикладные дисциплины. Реализуются программы либо самими вузами, либо консорциумами: вуз, колледж, техникум. Насколько мне известно, именно консорциумы считаются наиболее перспективными для прикладного бакалавриата: вузы должны дать студентам теоретическую подготовку, колледжи или техникумы - практическую.

- ^ С чем связана такая ситуация?

- Я полагаю, эксперимент изначально не решал проблем студентов и школьников. Он скорее был призван решить проблемы вузов, техникумов и колледжей.

Для вузов назвать часть своих программ «прикладными» - способ диверсифицировать предлагаемые варианты обучения и привлечь дополнительный контингент.

Для техникумов и колледжей подобные программы - также возможность привлечь студентов.

Ни для кого не секрет, что сейчас большинство российских школьников ориентированы на получение только высшего образования и никакого другого. При этом в малых городах зачастую нет вузов. Программы прикладного бакалавриата - выход для всех. Абитуриенты могут не ехать учиться в другой город, чтобы получить диплом о высшем образовании, а местные техникумы, объединившись в консорциум с вузами и дополнив свои учебные планы некоторыми теоретическими дисциплинами, получают студентов и выживают. При этом очевидно, что полноценной фундаментальной подготовки в таких консорциумах не будет.

Еще до начала эксперимента специалисты по авиастроению, автотранспорту выражали сомнения относительно успеха такого смешения техникумов с вузами. Ведь подготовка инженера предполагает, что первые два года он изучает высшую математику, физику и сопромат, а для этого в техникумах просто нет ресурсов: квалифицированный техник - это совсем другое...

- ^ Каким же должен быть прикладной бакалавриат?

- Задача программ прикладного бакалавриата в ситуации инновационной экономики двояка. С одной стороны, они должны давать фундаментальное образование, хорошую базу. С другой стороны, выпускник должен получить актуальные в настоящий момент практические навыки. С последним у нас в стране самые большие проблемы. Когда к нам приезжают коллеги из Германии, они всегда удивляются: как можно учить практических специалистов пять, а то и шесть лет, не дав им ни разу поработать?.. Они же все равно все забудут.

Прикладной бакалавриат должен быть прерогативой вузов: только там можно получить фундаментальную подготовку. По окончании второго курса студентам нужно предоставить выбор: более «академическая» четырехлетняя бакалаврская программа, рассчитанная в первую очередь на академическую карьеру, или короткая годичная практическая подготовка - и выход на работу. В магистратуру в такой ситуации, на мой взгляд, предпочтительно принимать после академического бакалавриата, так как магистерское образование рассчитано в первую очередь на будущих исследователей или руководителей.

Такой вариант обеспечит непрерывность образования. Человек получает диплом бакалавра, работает, реализуя практические навыки, но на этом его образование не закачивается. Он может продолжать его самым различным образом. Например, вернуться в академический бакалавриат  на третий курс  и получить более глубокую подготовку, чтобы в дальнейшем идти в магистратуру. Или выбрать другое направление прикладной подготовки, или курсы повышения квалификации.

- ^ Станет ли трехлетний прикладной бакалавриат привлекательным для абитуриентов? Ведь в таком случае им придется отложить поступление в магистратуру.

- Я думаю, станет. Когда система «4+2» только внедрялась, было много опасений, что по окончании бакалавриата все сразу механически пойдут в магистратуру. Но прошло несколько лет, и сейчас все больше студентов, не делающих ставки на академическую карьеру, предпочитают выходить на рынок труда после четырех лет бакалаврского обучения и сразу начинать зарабатывать. Надеюсь, прикладная подготовка быстро станет популярной - сейчас большинство студентов начинает работать уже на третьем курсе. И вряд ли они откажутся получить завершенное образование быстрее и не «разрываться», совмещая учебу с работой.

Материал подготовила Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ), специально для РИА Новост
^

Бакалавров урежут. Минобрнауки перераспределит число студентов в вузах

«Российская газета» - Столичный выпуск №5652 (276) 08.12.2011


Сократится ли в 2012 году прием в вузы? Как изменится соотношение бакалавров и магистров? Насколько уменьшится прием в аспирантуру? Эти вопросы обсуждались на коллегии минобрнауки.

- Ряд вузов принимает людей, которые вообще не могут учиться, они функционально неграмотны, - сказал, обозначая болевые точки высшего образования, глава минобрнауки Андрей Фурсенко. - Кроме того, рынок труда и подготовка кадров слабо сбалансированы, выпускники многих вузов не востребованы, так как имеют низкую квалификацию. Речь прежде всего идет об экономистах, юристах и педагогах. Человек, который окончил вуз и остался невостребованным, увеличивает социальную нестабильность. Он недоволен собой, образованием, государством. Главная задача высшего образования - не сокращать число мест, а готовить высококлассных, востребованных специалистов.

Вообще вопрос о сокращении приема в вузы сегодня очень актуален, особенно учитывая, что в связи с демографическим спадом в ближайшие годы число абитуриентов значительно сократится. Уже в прошлом году вузы недобрали на бюджетные места 3,3 тысячи человек. Стоит ли удивляться, сегодня в России средний балл поступающих в университеты и институты колеблется около школьной тройки. А конкурс во многих вузах меньше двух человек на место. И тем не менее вузы подали на 2012 год заявки на 600 тысяч бюджетных мест.

- Если мы будем и дальше увеличивать число поступающих, то откроем двери всем желающим, а по сути, вообще откажемся от конкурса, - считает директор департамента развития профессионального образования минобрнауки Геннадий Шепелев. - Следствие такого шага очевидно - качество выпускников упадет ниже всякой критики. Поэтому в 2012 году количество принятых в вузы на бюджетные места останется тем же, что и в нынешнем, - 490,8 тысячи человек. Это соответствует закону «Об образовании», который гарантирует обучение в вузах 170 студентов на каждые 10 тысяч жителей страны. И тем не менее изменения в приеме произойдут.

- Мы предлагаем сократить прием бакалавров и специалистов на два процента, что составляет около 8,7 тысячи человек, - сказал Геннадий Шепелев. - Почему именно на два? Это «отсечка» вузов, где средний проходной балл был ниже 51. И одновременно на те же 8,7 тысячи будет увеличен прием по программам магистров, что должно повысить качество подготовки выпускников.

Итак, в будущем году 428,6 тысячи человек будут учиться за счет бюджета на бакалавров и специалистов, а 62,2 тысячи - по программам магистров. В первую очередь будет увеличено число мест по тем специальностям, которые соответствуют направлениям модернизации экономики России.

Изменится ситуация и с послевузовским профессиональным образованием. По словам директора департамента научных и научно-педагогических кадров минообрнауки Елены Нечаевой, в последние годы набор в аспирантуру снижается в среднем на десять процентов. Эта тенденция сохранится. Так, прием в аспирантуру в 2012 году по сравнению с с нынешним годом уменьшится почти на три тысячи человек и составит 26,7 тысячи, в том числе в очную - 17,4 тысячи. Число претендентов на докторскую степень останется прежним , 1,4 тысячи. В то же время прием в интернатуру вырастет на три процента и достигнет 18 тысяч, а в ординатуру - на 1,5 процента и составит 7 тысяч.


Минобрнауки защитит диссертации от кандидатов. Ученую степень в РФ станет получить сложнее
^

Газета «Коммерсантъ», №228 (4769), 06.12.2011


Механизм присуждения российских ученых степеней — кандидата и доктора наук — решено радикально реформировать. Минобрнауки ужесточает систему защиты диссертаций, чтобы сократить количество научных работ, списанных или купленных, например, чиновниками или бизнесменами «для престижа». Ученые предлагают еще более радикальное решение — отменить государственные дипломы.

«Мы добиваемся того, чтобы через эту систему (присуждения ученых степеней.— «Ъ») не мог пройти плагиат, различные заимствования или просто купленные работы»,— заявил в понедельник замминистра образования Сергей Иванец. Минобрнауки считает, что в сложившейся ситуации виноваты прежде всего диссертационные советы, которые рассматривают научные работы кандидатов и докторов наук. Всего их в стране около 3,3 тыс. (около 50 советов имеют право принимать только кандидатские диссертации), они созданы на базе вузов и научных организаций. Советы рассматривают научные работы и отправляют их в Высшую аттестационную комиссию (ВАК). Там докторские диссертации перепроверяются экспертами, а вот на кандидатские сил уже не остается — по данным замминистра, в ВАК просматривают не более 8% таких работ. Чиновники считают, что из-за этого ценность ученой степени кандидата наук сильно снизилась, а количество кандидатов, напротив, выросло. Так, в 2010 году было защищено 21,5 тыс. кандидатских диссертаций и всего 2,7 тыс. докторских. При этом сейчас у ВАК нет четкого регламента, как поступать с диссертационным советом, принимающим некачественные работы. «Несколько сотен таких советов были расформированы, но проблемы это не решает»,— заявил «Ъ» Сергей Иванец.

До конца этой недели Минобрнауки собирается принять «Положение о диссертационных советах», которое ужесточает требования к их деятельности, в частности, теперь их членами могут стать только доктора наук. И главное новшество: ВАК будет перепроверять все кандидатские работы. Если ВАК даст отрицательное заключение на две работы, одобренные одним советом, то он будет расформирован на пять лет.

В Минобрнауки утверждают, что введение новых правил не осложнит жизнь претендентам на ученую степень, однако это не совсем так. Не секрет, что для многих бизнесменов и чиновников написание диссертации превратилось в создание компиляции фактов и мнений о какой-то проблеме. Теперь в отзыве на работу диссертационный совет обязан обосновать научную значимость работы и личный вклад ее автора. Тексты всех диссертаций при этом будут вывешиваться на сайте Минобрнауки, чтобы любой желающий мог подать апелляцию на неудовлетворительную, по его мнению, работу или плагиат (правда, критик должен быть готов лично оппонировать автору).

Один из лидеров российских ученых доктор биологических наук Михаил Гельфанд считает реформу попыткой приблизиться к международной практике. Вместе с тем ученый предлагает отменить единый государственный диплом кандидата или доктора наук, заменив его свидетельствами, выдаваемыми диссертационными советами. «Логично было бы, чтобы на дипломе указывалось, какой совет его выдал, это способствовало бы становлению репутации советов. Через некоторое время всем будет ясно, что стоит диплом кандидата наук, выданный МГУ, а что — тмутараканским университетом»,— говорит Михаил Гельфанд. Такой подход принят за рубежом, например, в США научную степень PhD (лат. Philosophi? Doctor, примерный аналог кандидата наук) присуждают университеты, а не государство.

Уже сегодня Минобрнауки на специальной коллегии обсудит изменения с руководством ВАК и научной общественностью. Новые правила вступят в силу через полгода после подписания. «Мы не хотим создавать бюрократические проблемы,— подчеркнул Сергей Иванец.— Раз в год советы проходят перерегистрацию, если они будут соответствовать новым правилам, то их статус автоматически обновится». Если советы и через полгода не будут соответствовать требованиям, их работу приостановят еще на шесть месяцев, чтобы можно было исправить недостатки.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-rm/1831887




Скачать 476,52 Kb.
оставить комментарий
страница2/2
Дата14.04.2012
Размер476,52 Kb.
ТипЗаседание, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх