Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 icon

Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1


Смотрите также:
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
«Патриотизм: история Великой Победы и основа будущего успеха страны» Центр...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики...
Законодательного Собрания Красноярского края...
Расписание циклов лекций научный лекторий гмии им. А. С...
Стенограмма заседания эг5 от 14102011, «Форсайт»...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать


СТЕНОГРАММА

заседания Центра социально-консервативной политики


Газетный пер., д. 3-5, стр. 1

15 сентября 2008 года. 12 часов 30 минут.


Председательствует Ю.Е.Шувалов


Шувалов Ю.Е. Вчера я встречался с Борисом Вячеславовичем, он всем передал пожелание успешной работы. Сегодня у нас первое мероприятие, когда две наших структуры – партийную и созданный ЦСКП Институт экономики и законодательства - собрали вместе для того, чтобы обсудить программу действий, связанную с реализацией идей, задуманных на форуме «Деловой России» совместно с другими предпринимательскими организациями с тем, чтобы партия «Единая Россия» могла уже выступить с долгосрочной программой экономического развития на съезде. 25-го числа у нас будет еще дополнительная встреча достаточно большого партийного актива, скажем так, подготовительная встреча к съезду. Главная тема – заявленная нами модель, которую мы хотели бы сейчас обсудить, долгосрочная модель экономики России.

Мы достаточно успешно отработали среднесрочную программу развития (сейчас она реализовалась уже в бюджете - вторая итерация трехлетнего бюджета), но впервые мы будем говорить о 12-летней программе, которая, если получится так, как мы задумали, станет основанием для Правительства, для исполнительной власти, которая работает под руководством Председателя партии, быть программой, которая обязательна к исполнению. Этот год уже позитивно демонстрирует, все бюджетные инициативы партии были реализованы в проекте бюджета, который поступил в Думу. Все партийные проекты более или менее готовые к финансированию, заложены в этом бюджете. Это результат нашей работы, результат того, что партия уже работает не просто как чисто общественный инструмент консолидации общества в рамках своей программы, но и может закладывать программно-целевые методы развития страны, что, собственно говоря, и ставилось нами во главу угла на VII съезде партии, когда мы заявили нашу предвыборную программу партии. Сейчас она успешно реализуется. Но на X съезде партии мы намерены заявить программу реализации социально-экономической программы развития страны, которая будет подготовлена, я думаю, в том числе и коллективом людей, которые сегодня здесь собрались. По крайней мере, я всех призываю к тому, чтобы свои предложения оформить в сборники, которые мы должны издать к съезду, сборники статей, предложений и инициатив, которые, безусловно, должны предопределить нашу работу.

Со своей стороны я хочу высказать свою точку зрения на ситуацию, которая сложилась. Вчера была встреча с Президентом, многие из присутствующих внимательно следили, кое-кто даже участвовал в этой встрече, она была для нас очень важна. Изменилась ситуация в стране в августе, изменилась ситуация в мире, тем не менее было заявлено, что экономика в стране будет развиваться на рыночных принципах и предпринимательству здесь отводится первостепенная роль. Эта инициатива бизнеса, безусловно, должна быть поддержана партией «Единая Россия», поэтому для нас очень важно обратить внимание на наше соглашение, которое мы подписали, а именно вопросы, которые пока не внесены в Государственную Думу в качестве законодательных инициатив. Мы с Евгением Алексеевичем Федоровым по поручению Бориса Вячеславовича договорились о том, что сегодня обсудим перечень законодательных инициатив, которые могли бы быть разработаны, в том числе и на базе Института с привлечением каких-то партнеров, тех законодательных инициатив, которые могли быть стать задачами реализации нашего совместного плана. Это, конечно, относится к вопросам формирования российского рынка. Я считаю, это главная задача. Российский рынок должен иметь характер полноценного рынка, и он должен быть привлекательным для инвесторов. Тогда мы уже будем говорить не об инвестициях в Россию, а о создании условий для работы рынка. Может быть, это будет евразийский рынок, но тем не менее разговоры по поводу интеграционных процессов становятся не просто политическими разговорами, а экономически важными. Создание ЕЭП, создание единой торговой зоны, таможенной зоны – это вопросы, которые стоят на повестке дня в нашей стратегии, если говорить о долгосрочной программе. Специфика российского рынка заключается в том, что он как бы соединяет азиатский рынок с европейским, благодаря тому, что Россия – страна, которая позволяет это делать, но сам рынок не работает, пока в нем нет единых правил, в том числе связанных с теми расстояниями, которые есть в России, с необходимостью поддерживать те инициативы, которые есть на территории, со спецификой территории и т.д.

Поэтому я хочу сказать, что у нас уже есть некоторые наработки, которые мы хотим сегодня обсудить, но при этом они исходят больше от Института. В то же время мы прекрасно помним идеи и позиции, озвученные Владимиром Сергеевичем, в частности в Самаре, и то, что было до этого на форуме «Деловой России», это вопросы, связанные с амнистией бизнеса (Владимир Сергеевич считает важным эту тему развивать), и то, что мы говорили об НДС, о вообще реформе налоговой системы, о создании условий для того, чтобы бизнес развивался. И проблема межбюджетных отношений, которая при всем позитиве трехлетнего бюджета, который мы имеем и который мы поддерживаем, мы видим, что вопрос концентрации ресурсов в центре и недофинансирование территориальной политики – это остается реальной проблемой, проблемой межбюджетных отношений. Мы об этом давно говорили и в Центре социально-консервативной политики, и соответствующее решение на законодательном уровне до сих пор не принято.

Поэтому я призываю сейчас с точки зрения определения повестки дня для законодательной работы, которая могла бы быть утверждена съездом партии (с точки зрения прикладного характера), в виде долгосрочной программы действий партии и власти как таковой в реализации той стратегии, которую мы все знаем и поддерживаем, и которая выражена, собственно говоря, в конкретных целевых показателях, которые у нас есть.

Владимир Сергеевич, я вам предоставляю слово. Пожалуйста.

^ Груздев В.С. Спасибо, Юрий Евгеньевич. На самом деле вы практически все сказали. Действительно, настало время, когда мы должны приступить уже к практической реализации тех задач и проблем, которые мы обозначили на нашем совместном конгрессе, который проводили с нашими бизнес-объединениями и нашими партнерами-предпринимателями. Действительно, очень многое изменилось за прошедшие два месяца. Кроме политической, меняется еще и экономическая составляющая, то есть за последние два месяца мы видим значительное снижение цен на наши экспортные товары, прежде всего, нефтегазового комплекса, металлы и т.д. И нерешение тех проблем, которые были обозначены на конгрессе национального бизнеса в России в июле месяце может привести к тому, что экономику мобилизовывать будет уже не на чем, потому что те вопросы, которые обсуждались вчера на встрече предпринимателей с Президентом Дмитрием Медведевым, касались как раз и изменения налоговой системы, изменения подхода государства к предприятиям бизнеса.

У нас есть конкретные предложения, по которым мы хотели бы сформировать законопроекты и в ближайшую осеннюю сессию начать их рассматривать. Но об этом более четко скажет Евгений Алексеевич в своем выступлении. Это действительно важные законопроекты, которые могли бы значительно стимулировать развитие бизнеса. Прежде всего, это проведение амнистии для юридических лиц не только налоговой, но валютной и таможенной, по тем правонарушениям, которые были совершены до 1 января 2007 года. Решение этой задачи может значительно облегчить ситуацию. Кстати вчера, в одном из выступлений на встрече у Дмитрия Анатольевича как раз этот вопрос вставал: что же делать дальше? Ведь за прошлые года спрашивают! Мы готовы работать вперед, работать эффективные, лучше, но что делать с прошлым?

Поэтому я бы для экономии времени хотел бы предложить передать слово Борису Юрьевичу Титову для короткого выступления. А потом мы могли бы перейти к обсуждению конкретных предложений и могли бы высказаться по всем инициативам.

^ Титов Б.Ю. Спасибо большое, Владимир Сергеевич. Но, прежде всего, хотел бы поблагодарить всех присутствующих, во-первых, координаторов направления, членов нашей рабочей группы за ту работу, которая была сделана перед нашим конгрессом, который состоялся в июле. Действительно, в очень короткие сроки нам удалось подписать отраслевые соглашения, привлечь заинтересованных представителей отраслей, как ассоциации, так и отдельных предпринимателей. Мы вышли по крайней мере на формальное подтверждение заинтересованности всех участвующих в процессе сторон в том, что это интересное и важное для нас дело. Еще раз спасибо большое.

А сейчас, после некоторого перерыва, во время которого произошло столько разных событий, мы возвращаемся к работе, и сегодня нам предстоит по существу начать уже конкретную работу над реализацией отраслевых и общего соглашения, которое было подписано между партией и предпринимателями. Мне кажется, что сейчас надо выработать главные направления, мы должны сделать и план работы, и план заседания нашей рабочей группы, но главное понять, какие все же основные задачи стоят перед нами. Если можно было бы, я бы хотел сейчас изложить свой взгляд на этот вопрос. Прежде всего, продолжить очень важную для нас темы – создание единой позиции партии, предпринимательских организации и представителей отраслей по тем вопросам которые волнуют именно предпринимателей на отраслевом уровне. Наша экономика в любом случае базируется на предприятиях, которые работают в той или иной отрасли нашей экономики. В каждой отрасли есть свои достижения, во многих отраслях есть негативные моменты, которые сдерживают развитие того или иного развития нашей экономики. Для того чтобы понять и реально работать над тем, чтобы правильно регулировать экономику или предлагать Правительству какие-то решения, мы должны знать все, что происходит в этих отраслях. Поэтому эту работу мы начали, и, мне кажется, главное сегодня – эту работу эффективно продолжать.

Поэтому я хотел бы обратиться ко всем координаторам направлений продолжать работу, во-первых, по формированию своего актива, то есть тех предприятий, которые поддерживают нас в нашей работе, и ассоциаций и отраслевых союзов, которые вместе с нами координируют свою деятельность. Мы должны прежде всего эту работу построить на выявлении отраслевых проблем и подготовке их оценки. Координатор должен их оценивать, предварительный фильтр ставить на эти проблемы, совместно с членами своих направлений находить какие-то предложения и эти предложения выносить на заседания нашей рабочей группы. Я предлагаю, чтобы на каждом нашем заседании мы обязательно заслушивали несколько отраслевых направлений. Я знаю, что по строительству уже готовы предложения к законодательству, которые касаются саморегулирования строительства (недавнего закона, он еще не прошел третье чтение).

^ Николаева Е.Л. Нет, он уже принят и подписан Президентом.

Титов Б.Ю. Тем не менее мы должны смотреть и вносить. Это касается как раз среднего и малого бизнеса в строительстве.

Очень важно сегодня уже подготавливать законодательные акты вместе с Институтом. Именно отраслевые законодательные акты. Я как представитель бизнеса могу сказать, что нас очень волнует закон о вине, например, который где-то уже два года создается, но пока нигде его нет. Я думаю, что в каждой отрасли есть определенные потребности в изменении законодательства, которое касается регулирования именно их. Поэтому это очень важная работа совместно с Институтом, и координаторы должны эту работу координировать.

Очень важный вопрос с саморегулированием. Мне кажется, наша рабочая группа может стать неким органом, который взял бы координацию между всеми отраслевыми союзами в формировании абсолютно новой среды в нашей экономике, когда все больше функций в регулировании будут отдаваться саморегулируемым организациям. Сегодня во многих отраслевых союзах нет точного понимания, что же делать и куда идти с этим саморегулированием. К сожалению, Плескачевского сегодня нет, но я предлагаю следующее заседание провести вместе с представителями ассоциаций отраслевых союзов, чтобы рассказать, что это такое, какое преимущество дает им ассоциация, что нужно ассоциациям сделать для того, чтобы получить статус саморегулируемой организации. Мне кажется, что координатором организационным и законодательным этой работы могла бы стать наша рабочая группа, потому что вокруг нас большинство ассоциаций, которые существуют активно как ассоциации, которые существуют в России.

Очень важный вопрос – отраслевые стратегии. Я бы тоже предложил всем координаторам подумать над этой темой. Сегодня такие отраслевые стратегии в некоторых отраслях уже начали готовиться, например, в области энергомашиностроения началась работа по созданию отраслевой стратегии. К сожалению, те стратегии, которые создавались у нас в Министерстве промышленности, по методологии их подготовки своеобразные, мне кажется, во многом придется их переделывать. Они не координируются между собой, и есть много проблем. Но отраслевая стратегия – это очень важный документ, это по существу концентрация мысли, знания, информации вокруг того, как развивать то или иное направление нашей экономики. Координация с другими направления, которую мы можем проводить только за этим столом, по большому счету. Или это министерство должно делать, которое не всегда эффективно этим занимается, или мы здесь, когда мы можем посадить за стол реальных представителей реальных отраслей, которые знают суть проблем своей отрасли.

Поэтому давайте мы проведем еще одно заседание специально по отраслевым стратегиям, где мы пригласим экспертов, которые умеют и знают, как такие стратегии делать, и которые расскажут, какие преимущества это дает, и как эти стратегии готовятся, а также, сколько это стоит, поскольку это занятие не дешевое.

Это отраслевое направление, которое, как мне кажется, должно быть ключевым и главным в работе нашей рабочей группы.

Но я бы предложил от лица уже «Деловой России» еще несколько тем, которые мы во время конгресса уже предварительно обсуждали. Мне кажется, что ими нам бы тоже было необходимо заняться, прежде всего, это вопросы, связанные с рейдерством и коррупцией. Мы предлагали создание центра защиты собственности, который нашел поддержку не только среди предпринимателей, но и среди многих депутатов-единороссов. У нас есть конкретное предложение по этому вопросу, которое я бы тоже предложил рассмотреть на заседании ЦСКП или на заседании нашей рабочей группы.

^ Шувалов Ю.Е. Можно прямо сейчас рассмотреть, у нас же сейчас рабочее заседание фактически. У нас есть проект «Гражданский контроль» может быть, мы объединим здесь усилия? Там работают профессиональные люди.

^ Титов Б.Ю. Конечно, мы, собственно, это уже предлагали, у нас есть некая презентация, мы понимаем, как построить организационно этот центр, как он должен работать.

^ Шувалов Ю.Е. Давайте мы это решение примем?

Титов Б.Ю. Давайте вместе тогда. Мы готовы к такому решению. Если мы его принимаем, то мы в ближайшее время приступим к организации и созданию этого центра. Кроме этого, надо привлекать партнеров. Мы ведем переговоры и с Генпрокуратурой, и с Министерством юстиции с тем, чтобы они дали своих представителей. Там есть некие организационно-законодательные барьеры для этого, но по крайней мере они бы направили в Наблюдательный совет к нам. Потому что это должен быть эффективный орган, который реагировал бы на конкретные случаи нарушения прав предпринимателей и на самом деле чиновников со стороны предпринимателей, но там должны быть эффективные внутренние механизмы выявления объективности, они должны вырабатывать правильную объективную позицию. И для этого там должен быть институт экспертов, арбитров. Мы говорим о том, что там может быть медиаторский центр, чтобы, когда есть конфликт, можно было бы урегулировать конфликты не только между предпринимателями, например, но и с Налоговой инспекцией. Если мы получим статус такого саморегулирования (нас признают), то Налоговая инспекция сегодня ведет вот эти досудебные рассмотрения претензий, и она принимает решение, какую позицию выработать по тому или иному случаю. Так мы можем стать таким посредником между бизнесом и Налоговой инспекцией по внесудебному разрешению таких споров. У нас есть конкретные предложения.

^ Шувалов Ю.Е. У нас наработано общение с журналистами, которые ведут собственные расследования. Этот канал как бы уже обратил на себя внимание.

Титов Б.Ю. Тогда, если можно, мы можем создать уже действительно рабочую группу в несколько человек.

^ Шувалов Ю.Е. Давайте. У нас со своей стороны кто?

Демин И.Ю. Борис Тумаков и Владимир Абдуалиевич Васильев.

Шувалов Ю.Е. Тумаков только этим и занимается у нас.

Демин И.Ю. Тумаков от аппарата, и это будет достаточно эффективно.

^ Титов Б.Ю. Хорошо. Спасибо большое. Тогда мы приступаем к этой работе.

Об амнистии мы уже говорили, думаю, что это тоже очень важная тема.

Груздев В.С. Может быть, мы сегодня тоже примем решение, обсудим и подготовим законопроект?

^ Титов Б.Ю. У нас есть текст, может быть, он далеко не совершенен, но некий базовый есть.

Еще я бы хотел о налогах поговорить (без этого нельзя). Ситуация достаточно непростая сегодня, вы знаете, что даже во время нашего конгресса поступило обращение предпринимателей среднего перерабатывающего бизнеса, там было больше 200 подписей. Я и вчера об этом говорил. Они очень откровенно признали, что вывод зарплат в светлую, который произошел практически сегодня у всех, по крайней мере, средних и крупных предприятий, привел к тому, что их себестоимость выросла на 6-10%. При том, что в машиностроении рентабельность по официальной статистике Росстата в 2006 году 8,3%. В легкой промышленность эта цифра составляет 3 с небольшим процента. При этом 6-9% потеряли только на выводе в светлую. И, конечно, все говорят, что если не будет компенсировано это чем-то, то до 40% предприятий могут не дожить (у нас предприятия не банкротятся, они просто перестают работать). Сейчас они тянут еще на старых запасах, на непонимании своей бухгалтерии, потому что всегда у нас есть некий временной лаг, они же не считают каждый день свою себестоимость. Еще они существуют, но на самом деле все они уже в отрицательной рентабельности. И поэтому, конечно, вчера я еще и об этом говорил, издержки у нас резко растут именно в нашем секторе переработки. Потому что это энергоносители, они у всех растут, и у наших конкурентов растут, но тем не менее цена бензина в Китае дешевле, чем у нас, то же самое по электроэнергии.

Второй вопрос – стоимость денег мы обсуждали. Причем ладно, кризис ликвидности в мире, поэтому возрастают ставки, но наши еще усиливают процесс, потому что Центробанк уже четыре раза ставку рефинансирования поднимал. У них совершенно четкое понимание: у нас экономика перегрета, она не может абсорбировать инвестиции, поэтому он создает дополнительное инфляционное давление. Поэтому надо повышать ставку рефинансирования, и это будет эффективной борьбой с инфляцией.

Но, извините, мы повышаем уже сколько месяцев, но видим, что инфляция до сих пор проблема. Поэтому я еще раз хочу сказать, что проблемы с издержками есть серьезные. Нам придется всем вместе этой проблемой заниматься.

^ Коган А.Б. Просто еще не почувствовали повышение ставки рефинансирования.

Шувалов Ю.Е. Подождите, Борис Юрьевич закончит.

Титов Б.Ю. Мы можем обсуждать эту тему, почувствовали мы уже все. На кредитном рынке мы уже все это почувствовали, мы только что провели с региональными банками совместное исследование по кредитному рынку у нас в стране. Там весьма такие результаты.

Поэтому этой темой нам тоже придется заниматься.

Я начал с налогов. Вчера не было принято каких-то конкретных решений, но Дмитрий Анатольевич сказал, что сегодня идет очень активное обсуждение этой темы и решение будет принято в ближайшее дни по НДС, до конца недели.

Из зала: НДС и ЕСН.

Титов Б.Ю. Касалось ЕСН, но ЕСН немножко касалось другого: согласны ли мы на Кудринский вариант ЕСН. Просто Кудринский вариант ЕСН подразумевает повышение налоговой нагрузки, потому что они предлагают убрать регрессивную шкалу, при этом ставку сохранить, как она есть, 26% или даже увеличить.

Так что это тема, которая тоже постоянно должна быть в курсе нашего обсуждения и выработке каких-то предложений. Вы знаете, что сегодня все больше и больше организаций, в том числе региональных и отраслевых, например, Союз машиностроителей совершенно четко выразил свою позицию по НДС, они стоят за ставку 12%. Ждем решений.

Спасибо.

^ Капранов Н.В. Можно вопрос? Борис Юрьевич, скажите, пожалуйста, в секторе, который вы представляете, каков прирост рентабельности за счет применения новых технологий энергосбережения и прочего? Я понимаю, что в краткосрочной перспективе нельзя на это полагаться, но в принципе есть такие оценки?

^ Титов Б.Ю. Конечно, они значительны. Про энергоэффективность могу сказать, что если бы сегодня провели модернизацию на энергоэффективные технологии, я думаю, что мы сократили бы потребление электроэнергетики солидно. Может быть, нам не надо было бы такую огромную инвестиционную программу РАО «ЕЭС» развивать. То же самое касается и стоимости труда, потому что, конечно, сегодня мы используем намного больше трудовых ресурсов, чем в других странах.

Но вопрос в другом. Мы готовы инвестировать, многие это и делают, у кого есть источники инвестирования. А у нас стоимость денег сегодня значительно выше, чем у наших конкурентов. У нас нет денег для того, чтобы инвестировать.

^ Шувалов Ю.Е. Спасибо. Евгений Алексеевич, пожалуйста.

Федоров Е.А. Спасибо, Юрий Евгеньевич. Борис Юрьевич и Владимир Сергеевич поставили совершенно конкретные вопросы по Институту. Я быв сразу хотел сказать, что сейчас в зале уже сейчас раздается «Стратегия законопроектной работы института», как она заявлена, то есть можно уже работать с ней предметно. И здесь же в зале роздана справка о возможной разработке проекта федерального закона о собственности в Российской Федерации, конституционного закона. Дальше я вам скажу, почему мы предложили вашему вниманию эти тексты.

Уважаемые коллеги, я хотел бы сказать о своем ощущении (многие начали свои выступления с этого ощущения), что же произошло у нас за лето, и какая сегодня ситуация в стране. Я бы сказал, что вообще Россия, на мой взгляд, впервые стала другой за те события, которые произошли у нас за лето. И даже не потому, что там были военные события, а потому что Россия впервые за 15-20 лет заняла позицию, исходя из своих интересов, обеспечила эту позицию своими возможностями. И в этом плане она принципиально стала другой. То есть, на мой взгляд, Рубикон перейден, мы перевалили водораздел между страной, которая живет по определенным предложениям, как ей жить, поступающим от других развитых стран, и страной, которая начала управлять своими внутренними процессами, исходя из интересов граждан, жителей России, то есть исходя из национальных интересов. И не на словах, потому что до этого мы как бы активную позицию занимали, но впервые мы в этом плане перешли к совершенно конкретному делу. А раз Россия стала другой, то соответственно и мир стал другим, и идет постепенное осмысление этого мира, потому что о многополярности не договариваются, а она просто создается по факту. И для многих стран это определенный сигнал по пересмотру отношения к мировой ситуации и к своей роли и месту в этой мировой ситуации. Даже для многих европейских стран, не только для азиатских и т.д., для всего мира это очень серьезный посыл в этом плане. Соответственно у нас появляется маневр ускорить и упорядочить наш курс национального развития, быстрее достигать тех целей, которые мы не могли достигнуть по политическим соображениям (совершенно откровенно это скажу), а не по каким-то внутренним соображениям, связанными с внутренним созреванием.

В этом плане мы рассматриваем Стратегию 2020 как ключевой документа курса национального развития страны, который, конечно, нуждается в постепенном совершенствовании, уточнении, доработке. Но у нее окрас не экспертный, потому что, что такое «стратегия»? Просто это некий документ государственного управления экспертного типа. А политически? Это национальный курс. Это принципиально разные вещи, потому что экспертный документ – это сигнал для чиновников, которые напрямую получают команду что-то сделать или не сделать, а которые не получают, они и не будут ничего читать. А национальный курс – это уже сигнал для миллионов граждан России по-другому относиться ко всем этим вопросам, интегрироваться в них самостоятельно. То есть, если надо пинать чиновников, которые медленно двигаются, значит, пинать чиновников, которые медленно двигаются. Отсюда те вопросы, которые сегодня возникают в первых рядах. Это нам необходимо силами «Единой России», например, активно начать поддерживать развитие гражданского общества в Российской Федерации, и соответственно вся система законов, которая с этим связана, в том числе в области бизнеса. Это закона, правильно здесь упомянутые, саморегулирования, которое действительно должно распространиться на все отрасли. Там просто должна начаться работа по всем отраслям по развороту саморегулирования, включая и средства массовой информации, кстати, такой вид бизнеса как средства массовой информации. Мы видели, как работают средства массовой информации в мире, насколько они управляемы, и как они управляемы. Здесь нам просто надо учиться и разворачивать обучение этому процессу в жизни как она есть через механизмы саморегулирования, включая средства массовой информации. Вообще это касается всего бизнеса.

Второй момент, который я хотел бы уточнить. Сама по себе Стратегия 2020, то есть национальный курс, это по целям стратегия развития вообще российского общества. Впервые плановый инструмент, который определяет будущее Российской Федерации, ее граждан. Соответственно он автоматически приведет к необходимости двух вещей. Одна вещь уже звучала и является вопросом политическим, который прозвучал в Министерстве экономики. Впервые министр об этом сказал на расширенной коллегии, и который сейчас не пробивается по политическим соображениям. Это закон о стратегическом управлении. Потому что раз есть стратегия, то автоматически возникает необходимость понимать, как она реализуется, значит, возникает закон о стратегическом управлении. Тем более такого рода меры при принятии нового трехлетнего бюджета, там были элементы управления, а сейчас их нет. Соответственно текст закона уже есть и нам надо начинать включать по нему полную системную политическую поддержку. Это первый момент, который напрямую следует из Стратегии 2020.

Второй момент, который напрямую оттуда следует, это органы, которые нам потребуются с точки зрения политического, стратегического управления страной. Эти органы, конечно, не должны быть в сфере законодательства, они должны быть в сфере конкретной организации, и они должны соединить власть России с гражданским обществом России в единую структуру управления, я условно назову в «политбюро» нации. Задача: стратегическое управление в деталях, то есть это политический генеральный штаб, и он так или иначе должен постепенно появляться в нашей повестке дня. Он напрямую следует в логике стратегии, и мы все равно к этому придем. Вопрос в том, что мы работаем в структуре передовой в политическом отношении, нам надо это заранее предусмотреть и начинать это серьезно прорабатывать.

Следующее направление уже более экономического типа, поскольку у нас сегодня экономическое направление нашей дискуссии. Обеспечение приоритета производства продукции с высокой добавленной стоимостью. Сегодня вся экономическая система Российской Федерации настроена таким образом, она сырьевая по своей основам, по организации экономики. Это касается и налоговой системы, и бухгалтерской отчетности и вообще всего экономического законодательства в целом. То есть так она сформировалась в 90-е годы как сырьевая экономика изначально. И это проблема системного характера. Для того чтобы изменить здесь ситуацию нам нужно создать другую систему экономики, причем подчеркиваю, что это касается всех законов. Эта экономика должна автоматически обеспечивать как минимум равное развитие для производства с высокой добавленной стоимостью. Кстати, независимо от того, какие это отрасли, авиация, железнодорожный транспорт, космонавтика, сам фон экономики должен обеспечивать равные условия для развития производств с добавленной стоимостью (конечно, это некий теоретический термин для экономистов) и производств первичного передела. Они должны быть в равных условиях. Сегодня они не в равных условиях, первичный передел имеет приоритеты в силу угнетения высокой добавленной стоимости везде. И даже наша концентрация на каких-то отраслях не меняет общий фон, хотя такая концентрация, конечно, должна быть, и в отношении этой концентрации уже должны работать средства государственной поддержки. Это уже не фон, это уже непосредственная поддержка по приоритетным отраслям. Там просто должны вкладываться деньги, в том числе из бюджета, там должны быть специальные стимулы, поддержка, инфраструктура и многое-многое другое. Это как бы разные вещи. Пока мы выходим на поддержку, но не выходим на общий фон развития экономики с высокой добавленной стоимостью. Это новая российская экономика, она должна произойти, и это системное решение. И когда нам говорят, для того, чтобы туда прийти, мы там что-то потеряем… А мы действительно потеряем. Та же дискуссия по НДС! Понятное дело, когда мы создаем новую экономику, на какой-то период у нас будут потери. Так не бывает, что мы создали и ничего не потеряли. Другое дело, что сейчас мы готовы к этим потерям, у нас для этого есть ресурсы. А через пять лет, например, этих ресурсов может и не быть, и эти потери будут непосредственно влиять на граждан. Мы все равно придем к этим потерям, это единственный вариант перескочить в новое качество. Без потерь такого перехода не бывает. Об этом вообще не говорят, а просто говорят, что мы получим потери, поэтому давайте оставим все как есть в сырьевой экономике и там в ней умрем в перспективе через десятки лет. Вот и все! Это неправильный стратегический вопрос, он прежде всего неправильно оценивается из-за недостатка суверенитета Российской Федерации над своей стратегии национального развития. И вот сейчас этот недостаток начинает через ситуацию, в том числе с Осетией, восполняться. Мы берем под контроль своего национального суверенитета стратегию развития России.

Но не могу не сказать и в экономическом плане о других системных вопросах. Фактически нам нужно создать экономику новаций или рынок новаций. И в этом плане нам нужно изменить структуру нашей экономики и в плане оборота активов. То есть у нас должно быть 30% плюсом нематериальных активов к 2020 году и 10% плюсом оборот земли, которого сейчас тоже нет. По сути, это 40-процентный прирост экономики. И к вопросу об инфляции, вот туда вся инфляции и идет. Даже за эти 12 лет ее просто не будет, потому что это будет огромная абсорбция дополнительных средств. На 40% прирастить всё, что есть в стране, это, вообще говоря, на этот период точно не будет никаких проблем с инфляцией, этот железно. А после изменения структуры не будет вообще, потому что инфляции по сути рождается в структуре российской экономики. Экономика открытого типа и экономика сырьевая - невозможно без инфляции. Поэтому те инструменты, которые включают экономики других стран, европейских, американских – антиинфляционные меры Центральный банк проводит и т.д., в России не будут работать по определению, у нас другой тип экономики, это бессмысленные меры для нас. Или они влияют только на 20%, а 80% живут своей совершенно другой жизнью.

Поэтому изменение структуры – это есть главный механизм борьбы с инфляцией.

Соответственно в рамках приоритетных отраслей возникает законное развитие промышленности или промышленных отраслей, то, что мы говорили, в том числе отраслевые стратегии, это в институтах надо заложить. И здесь я как раз выхожу на вопросы собственности. Наше изучение ситуации привело к глубокому пониманию: в России фундаментально нет ощущения приоритетности и важности собственности как таковой. Частной собственности и соответственно ее частей – государственной и всей остальной. Нет этого понимания, и это сознательная позиция, по которой изначально так и строилась российская экономика. Тут экономика играет свою роль, потому что для сырьевой экономики защита собственности не так важна, а тут играет свою роль по большому счету политика. Отсутствие в должной степени защиты собственности в 2-3 раза уменьшает стабильность внутри страны как таковую и в 2-3 раза уменьшает эффективность национального курса. Собственность и национальный курс – это одно и тоже, это из одной лузы. Именно поэтому защита собственности в России изначально не была организована должным образом.

Есть и второй, субъективный, элемент. В западных странах вопрос собственности в нормальном состоянии находится уже несколько сотен лет. И там уже привыкли должным образом оценивать в головах этот вопрос. В России та частная собственность, которая была до революции, это было давно, и об этом знают только историки и специалисты. В головах у людей нет понимания, ощущения важности и ключевого элемента вопроса собственности. Значит, нам придется это восполнять за счет законодательства, по крайней мере на каком-то этапе, на ближайшие 100 лет. Значит, у нас должно быть перегружено, в 2-3 раза сильнее проработаны вопросы собственности в силу этой специфики, чем в законодательстве развитых стран. Отсюда мы пришли к выводу о необходимости проработать на экспертном уровне вопрос конституционного закона «О собственности». Он вытекает из Конституции, в Конституции сказано, что собственность охраняется законом. И есть основания говорить о законе «О собственности». В силу тех причин, о которых я сказал, мы можем этот вопрос ставить и можем его обсуждать.

Предложение по этому закону роздано, у вас оно находится после «Стратегии», последние три листочка. Поскольку мы только подаем эту тему для обсуждения, может быть, мы сейчас не будем вдаваться в детали. Это вот это направление.

И еще одно направление, которое мы никогда не забываем, это вопрос малого и среднего бизнеса. Мы с вами понимаем, что в инновационной экономике этот вопрос обязательно должен быть представлен. Не просто представлен, а мы должны создать с нуля малый и средний бизнес в области инновационной экономики, потому что торговец пирожками не будет заниматься высокими технологиями и патентами, это все-таки другой вид, хоть и малого, но другой вид бизнеса. И вот здесь его придется просто создать. Вот основные направления.

Спасибо.

^ Шувалов Ю.Е. Коллеги, здесь много людей, которые не часто присутствуют на наших мероприятиях. Просто у нас стыковка и интеграции пошли по инициативе Евгения Александровича Туголукова, когда он внес идею законодательства по промышленному развитию, по промышленной политике. Тогда там же у нас появились стратегии. Я так понимаю, что вы и в «Деловой России» имеете некие позиции, Борис Юрьевич вас поддержал. То есть в итоге закон внес Евгений Алексеевич от Института, сейчас он, наверное, будет перевноситься. Тем не менее у нас есть опыт совместной работы, мы базовую вещь, которая характеризует исторический этап современной экономики, и когда мы в открытую говорим о промышленном развитии страны, мы сделали вместе и сейчас продолжаем отраслевые стратегии, промышленное развитие как законопроект. Поэтому сегодняшняя работа Института, безусловно, тоже должна опираться на позиции и сформулированные интересы бизнеса, но с учетом той политической стратегии, о которой говорил Евгений Алексеевич. Я так понял, что два законопроекта, о которых он сказал, это закон «О собственности» и закон «О стратегическом управлении», который у нас находится в качестве идей, плюс большой пакет, который есть.

Просто я бы хотел сейчас предоставить слово одному из членов Правления Института Липатову Юрию Александровичу, а потом мы продолжим обсуждение.

^ Липатов Ю.А. Уважаемый Юрий Евгеньевич, уважаемые коллеги! Я не с выступлением, а с репликой. Прежде всего, я горячо поддерживаю создание такого института при условии, что через этот институт мы действительно можем быстрыми темпами выходить со своими предложениями на первых лиц государства и вносить те или иные законодательные инициативы.

По линии энергетике я бы хотел сказать следующее. Нет ни у кого сомнения в том, страна большая, энергетических запасов очень много, но наша страна одна из немногих, которая очень расточительно относится к своим богатствам. Я бы сказал так: к большому сожалению, с 1995 года у нас существует рамочный закон об энергосбережении, который никакого отношения к сбережению не имеет. И я должен сказать, что последние шесть лет мы бьемся с Правительством и не можем реально выйти на этот закон, хотя он реально существует уже в двух вариантах (один вариант Минэнерго, второй вариант Минэкономразвития). Я думаю, что мы этим самым очень усугубляем ситуацию, и поэтому это один из документов, на который мы должны как можно быстрее выйти, чтобы он вышел в Государственную Думу.

И вторая тема не менее важная, это реформа системы теплоснабжения Российской Федерации. Я не открою секрета, все вы отлично знаете, где-то 70-75% обеспечения теплом наших крупных городов происходит централизованно. Эта форма доставки тепла присуща нескольким европейским государствам. Я должен сказать, что, к большому сожалению, когда принимался закон об электроэнергетике, и учитывая, что 70% тепла у нас идет от теплоэлектроцентралей, попутным продуктом которых является электроэнергия, были такие идеи, чтобы в законе об электроэнергетике прописать определенные правила игры в теплоэнергетике. Но на тот период было принято решение разделить эту тему и вернуться к ней после принятия закона. Закон подписал Президент пять с половиной лет назад, Чубайса уже не существует, а закон о теплоснабжении создан, он на сегодняшний день имеется, но мы действительно через Правительство не можем его пропихнуть, если так можно выразиться, в Государственную Думу.

Поэтому, Юрий Евгеньевич, я приложу сейчас все усилия, чтобы в ближайшее время аргументированная докладная записка легла на стол президиума нашего Института, и в ближайшее время выходить с этим вопросом на руководство страны.

Спасибо.

^ Шувалов Ю.Е. Спасибо большое. Владимир Николаевич Плигин, пожалуйста.

Плигин В.Н. Уважаемые коллеги, прозвучало довольно много интересных предложений, единственное, я бы хотел, чтобы не было особенных заключений по следующему фактору. Очень многие проблемы в обществе нельзя решить законом в принципе, то есть право имеет пределы. В частности право имеет пределы экономические, пределы политические, пределы идеологические и, если угодно, пределы психологические. И поэтому в данной ситуации формирование комфорта в законодательстве может сыграть определенную роль. Это первое.

Второй момент. Видимо события нас подталкивают к тому, что мы очень часто обозначаем современную точку как некую точку «ноль». Мне бы очень не хотелось, чтобы современная точка обозначалась как точка «ноль». Действительно, происходят сложнейшие процессы, геополитические и прочие, но тем не менее у нас есть определенная история. В рамках этой истории я абсолютно поддерживаю те заявления, которые были сделаны Евгением Алексеевичем по поводу закона «О собственности», но ценность этого закона «О собственности» будет заключаться только в провозглашении идеи собственности. Написать закон о собственности невозможно. Это связано со следующими обстоятельствами. Институт собственности регулируется очень предметно Гражданским кодексом, в том числе частью четвертой. Вот потребовать написать подзаконные акты по поводу части четвертой «Интеллектуальная собственность» - это действительно мы можно. Следующий аспект – это, конечно же, корпоративное законодательство, то есть очень много и много институтов. Но если мы ставим перед собой задачу политически продекларировать в очень небольшом законодательном акте доминант собственности, то есть выйти на законодательные способы решения этого вопроса, давайте мы над этим подумаем. Но написать глобальный закон о собственности невозможно, тогда придется отменить или точнее расчленить часть кодифицированных актов, начиная от Гражданского кодекса, кстати, и Уголовного тоже.

Очень интересным гражданским институтом может стать центр защиты собственности. Нужно понимать, что в Государственной Думе на рассмотрении находится закон о медиации. Он относительно хороший, и нам нужно принять в первом чтении этот закон, чтобы создать институт. Это интересное предложение, с ним, наверное, можно будет каким-то образом поработать.

Точно так же, видимо, мы должны обозначить общую посылку для бизнеса в настоящее время. Было бы крайне интересно, чтобы бизнес в решении внутренних вопросах бизнеса отказался от использования инструмента государственных судов. Система третейских судов значительно более продуктивна и с точки зрения принятия решения вызывает дополнительное доверие. Поэтому над этим действительно было бы интересно подумать.

Вы уже говорили об идее, связанной с амнистиями различного рода. Конечно же, необходимо, чтобы бизнес сформулировал саму по себе идеологию слова «амнистия». Нужно, правда, понимать ловушку слова «амнистия». Если «амнистия», то это значит деликт либо уголовный, либо административный. Но надо понимать, что в 90-е годы этот деликт был со стороны государства, потому что государство проводило саму по себе ущербную налоговую политику. Но эти решения по поводу амнистии надо принимать на встречном курсе. В настоящее время мы будем развивать антикоррупционное законодательство, надо добиться того, чтобы это не было использовано в качестве инструмента изучения предыдущих историй. Поскольку, вы же понимаете, сроки давности есть, таким образом, если мы примем дополнительные антикоррупционные меры, это может оказать влияние.

Следующий момент. Конечно же, нужно проанализировать пакет законов, находящихся на рассмотрении Государственной Думы. Например, я не понимаю, почему до настоящего времени не принимается в первом чтении закон, предусматривающий прозрачные операции с конфискованным и арестованным имуществом. Я понимаю, почему он не принимается, но это предмет частных бесед. Конечно, когда маржа на сделках в 90 млн. долларов по телефонным трубкам… Но тем не менее нам нужно продвигать этот закон в том или ином виде.

Следующее. В области законодательства о саморегулировании. Есть одна, с моей точки зрения, основная проблема. Красиво звучащая идея, но весь смысл закона: гипотеза – диспозиция – санкция. Так в области саморегулирования и в области строительства мы меры, принимаемые в рамках нормативного регулирования внутри самой организации саморегулирования (а их будет несколько, наверное), каким образом мы эти нормы переведем в реагирование через Административный, Уголовный кодекс или другие нормы законодательства? Придумайте эту систему. Мы что, систему внутренних норм саморегулируемой организации приравняем по степени защиты к институтам, защищаемым государством? Вполне возможно, да.





Скачать 0,59 Mb.
оставить комментарий
страница1/3
Дата29.09.2011
Размер0,59 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх