Учебное пособие Москва, 2011 удк перевалов В. В. Деятельность журналиста в пространстве художественной культуры. Учебное пособие. М., Мгуп, 2011. с icon

Учебное пособие Москва, 2011 удк перевалов В. В. Деятельность журналиста в пространстве художественной культуры. Учебное пособие. М., Мгуп, 2011. с



Смотрите также:
Учебное пособие Санкт-Петербург 2011 удк 1(075. 8)...
Учебное пособие Москва 2008 удк машкин М. Н. Информационные технологии: Учебное пособие. М...
Учебное пособие разработано в соответствие с программой дисциплины "Статистика" и предназначено...
Учебное пособие москва 2011 фгб оу впо «московский государственный университет путей сообщения»...
Учебное пособие © Центр дистанционного образования мгуп удк 311...
Учебное пособие Москва 200 8 удк 004. 738 Ббк 32. 973. 202...
Учебное пособие Москва 2011 государственное образовательнное учреждение высшего...
Учебное пособие москва 2003 ббк 86. 2 Удк 2...
Учебное пособие Москва, 2005 удк 50 Утверждено Ученым советом мгапи...
Учебное пособие москва 2012 удк 32. 001 Ббк 66. 0...
Учебное пособие Москва, 2007 удк 50 Утверждено Ученым советом мгупи...
Учебное пособие москва 1997 бкк 54. 15 Удк 616. 441 008. 5 092. 616 003. 96...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7
вернуться в начало
скачать

Статья 1


В настоящей Декларации под культурой понимается сотворенная человеком материальная и духовная среда обитания, а также процессы создания, сохранения, распространения и воспроизводства норм и ценностей, способствующих возвышению человека и гуманизации общества. Культура включает в себя:

а) Культурно-историческое наследие как форму закрепления и передачи совокупного духовного опыта человечества (язык, идеалы, традиции, обычаи, обряды, праздники, памятные даты, фольклор, народные промыслы и ремесла; произведения искусства, музейные, архивные и библиотечные фонды, коллекции, книги, рукописи, письма, личные архивы; памятники археологии, архитектуры, науки и искусства, памятные знаки, сооружения, ансамбли, достопримечательные места и другие свидетельства исторического прошлого; уникальные ландшафтные зоны и местности археологического, исторического и научного значения, совместные творения человека и природы, современные сооружения, представляющие особую ценность с точки зрения истории, искусства или науки, а также другие предметы и явления, обладающие историко-культурной ценностью);

б) Социальные институты и культурные процессы, порождающие и воспроизводящие духовные и материальные ценности (наука, образование, религия, профессиональное искусство и любительское творчество, традиционная народная культура, просветительская, культурно-досуговая деятельность и т. д.);

в) Инфраструктуру культуры как систему условий создания, сохранения, экспонирования, трансляции и воспроизводства культурных ценностей, развития культурной жизни и творчества (музеи, библиотеки, архивы, культурные центры, выставочные залы, мастер­ские, система управления и экономического обеспечения культурной жизни).


Статья 2

Культура является определяющим условием реализации созидательного потенциала личности и общества, формой утверждения самобытности народа и основой душевного здоровья нации, гуманистическим ориентиром и критерием развития человека и цивилизации. Вне культуры настоящее и будущее народов, этносов и государств лишается смысла.


Статья 3

Культура каждого народа, большого и малого, имеет право на сохранение своей уникальности и самобыт- ности. Вся совокупность явлений и продуктов материальной и духовной культуры народа составляет органичное единство, нарушение которого ведет к утрате гармоничной целостности всей национальной культуры.


Статья 4

Культура каждого народа имеет право на сохранение своего языка как основного средства выражения и сохранения духовно-нравственного своеобразия нации, формы бытования национального самосознания, как носителя культурных норм, ценностей, идеалов.


Статья 5

Участие в культурной жизни есть неотъемлемое право каждого гражданина, поскольку человек является творцом культуры и ее главным творением. Свободный доступ к культурным объектам и ценностям, которые по своему статусу являются достоянием всего человечества, должен быть гарантирован законами, устраняющими политические, экономические и таможенные барьеры.


Статья 6

Культура каждого народа имеет право на участие в гуманистическом развитии всего человечества. Культурное сотрудничество, диалог и взаимопонимание народов мира являются залогом справедливости и демократии, условием предотвращения международных и межэтнических конфликтов, насилия и войн.


Статья 7

Культура обладает правом на международную защиту в ситуации войн и межэтнических конфликтов. Любые действия, ведущие к уничтожению памятников истории и культуры, включая периоды войн, межгосударственных и межэтнических конфликтов, должны быть в международно-правовом плане квалифицированы как преступление против человечества.


Статья 8

Культура обладает правом на поддержку со стороны государства, которое несет юридические и моральные обязательства перед прошлым, настоящим и будущим за сохранение и развитие культурного наследия всех народов и этносов, проживающих на его территории.


Статья 9

Государство обеспечивает равенство возможностей и условий культурного развития всех граждан, определяет направления, содержание и формы государственной поддержки культуры с учетом национальных традиций, уровня политического и экономического развития общества.


Статья 10

Государственная политика в сфере культуры должна строиться на уважении человеческого достоинства, обеспечении свободы выбора каждым членом общества форм участия в культурной жизни и творчестве.


Статья 11

На государственных организациях (воспитательных, образовательных, информационно-просветительных) лежит прямая обязанность воспитывать уважение граждан к отечественной культуре, ее истории, традициям, национальным языкам, к носителям национального самосознания, формировать представление о месте национальной культуры в духовном наследии человечества, ее вкладе в сокровищницу мировой культуры.


Статья 12

Как гарант сохранения и развития культурного наследия государство обязано:

а) рассматривать в качестве приоритетной задачи сохранение культурного достояния нации и обеспечивать его передачу будущим поколениям, уделяя особое внимание системе образования и воспитания как социальному институту культурной преемственности;

б) содействовать воспитанию у граждан интереса, любви и уважения к культурному наследию своего народа, к культуре других народов мира;

в) обеспечивать художественное и эстетическое воспитание подрастающего поколения, поддержку молодых дарований и воспроизводство творческой элиты;

г) способствовать интеграции культурного потенциа­ла каждого этноса в духовную жизнь всей нации;

д) брать под защиту объекты и памятники культуры, нуждающиеся в охране, консервации, реставрации и музеефикации;

е) осуществлять финансовую и организационную поддержку в издании полных каталогов музейных фондов, а также особо ценных малых собраний и отдельных произведений, хранящихся в частных руках;

ж) использовать для реставрации особо значительных памятников истории и культуры специалистов, имеющих международные дипломы высшей категории;

з) привлекать к судебной ответственности виновных за уничтожение, искажение или нанесение какого-либо ущерба произведениям, предметам и объектам, имеющим культурную ценность;

и) выявлять, учитывать и охранять составляющие достояние народа культурные ценности от незаконного ввоза, вывоза и передачи на них прав собственности;

к) не допускать разрушения созданных как единое целое исторических центров, ансамблей памятников истории и культуры, имеющих общечеловеческое значение (здания, алтари, деисусы, диптихи, триптихи, гарнитуры мебели, библиотеки, коллекции и т. д.);

л) обеспечивать стабильное местопребывание произведений культуры, имеющих национальное и общемировое значение, и допускать их перемещение только по особым причинам исключительно культурного характера;

м) сохранять исторические поселения как единое культурное и стилевое целое.


Статья 13

Как субъект права государство обязано:

а) обеспечивать законодательную базу поддержки и развития культурной жизни и принимать административные меры по неукоснительному соблюдению международных и государственных норм в области культуры;

б) создавать систему социальных, экономических и правовых гарантий свободного творчества и профессио­нальной деятельности в сфере культуры;

в) обеспечивать свободный доступ к памятникам, произведениям и предметам культуры, вне зависимости от того, в чьем владении они находятся;

г) законодательно гарантировать выполнение воли жертвователей произведений и предметов культуры (как прижизненно, так и посмертно), имеющих общечеловеческую ценность;

д) не допускать ущемления права граждан пользоваться своим языком, который является главной культурной ценностью любого народа, малого или большого;

е) обеспечивать возможность получения среднего и высшего образования на родном языке представителям национальных меньшинств в местах их компактного проживания.


Статья 14

Как субъект власти государство обязано:

а) рассматривать культуру как основу духовной безопасности народа, как базовую предпосылку и критерий выработки моделей общественных преобразований;

б) считать главной целью национальной культурной политики создание системы экономических, правовых и иных условий, способствующих спасению, сохранению и развитию культуры как духовной основы существования народа и предпосылки воплощения личностного потенциала каждого гражданина;

в) создавать условия для развития науки как важнейшего интеллектуального и духовного ресурса нации;

г) всесторонне поддерживать систему образования как ведущего социального института, обеспечивающего приобщение человека к отечественной и мировой культуре;

д) вырабатывать механизмы противодействия экспансии массовой коммерческой культуры, ведущей к деградации личности, угрожающей как сохранению самобытности национальных культур, так и культурному развитию человечества в целом;

е) обеспечивать минимум культурного развития членам общества, испытывающим трудности в реализации одного из фундаментальных прав человека на участие в создании, сохранении, распространении и потреблении культурных ценностей;

ж) поощрять создание материальной базы, отвечаю­щей задачам культурной политики, развивать и укреплять сеть культурных и художественных учреждений как в крупных центрах, так и в небольших городах и сельской местности;

з) поддерживать негосударственные организации, способствующие развитию культурной жизни, обеспечивать правовые гарантии и создавать реальные условия для развития благотворительности в сфере культуры (включая налоговую политику);

и) стимулировать инициативу и участие различных групп населения в создании, сохранении, распространении и потреблении ценностей культуры;

к) осуществлять государственную политику в области подготовки компетентных кадров, способных осуществлять организационно-управленческую, консультативную, художественно-творческую, научно-исследовательскую, экспертную деятельность в сфере культуры;

л) обеспечивать сохранение национальной культуры как гармоничной целостности и информировать общественность о возможных негативных последствиях для духовного здоровья нации утраты даже отдельных ее явлений и объектов.


Статья 15

Как субъект международного права государство обязано:

а) способствовать установлению международных контактов и сотрудничества в области сохранения и развития культурных богатств, поощрять распространение культурных ценностей, благоприятствующих укреплению мира и безопасности;

б) участвовать в международном сотрудничестве с целью возвращения незаконно вывезенных с территории того или иного государства культурных ценностей;

в) неукоснительно соблюдать требования «Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» от 14 мая 1954 года, поскольку основной ущерб культура несет от военных действий;

г) осуществлять международное культурное сотрудничество на основе признания права культуры каждого народа и этноса на самобытность и целостность.


Статья 16

Для обеспечения выполнения положений Декларации при ЮНЕСКО по решению Генеральной конференции учреждается комиссия по соблюдению прав культуры, действующая на основе положения, выработанного Исполнительным советом.

^ Декларация о правах и достоинстве человека

X Всемирного русского народного собора


Сознавая, что мир переживает переломный момент истории, стоит перед угрозой конфликта цивилизаций, по-разному понимающих человека и его предназначение, – Всемирный Русский Народный Собор от имени самобытной русской цивилизации принимает настоящую декларацию.

Человек как образ Божий имеет особую ценность, которая не может быть отнята. Она должна уважаться каждым из нас, обществом и государством. Совершая добро, личность приобретает достоинство. Таким образом, мы различаем ценность и достоинство личности. Ценность – это то, что дано, достоинство – это то, что приобретается.

Вечный нравственный закон имеет в душе человека твердую основу, не зависящую от культуры, национальности, жизненных обстоятельств. Эта основа заложена Творцом в человеческую природу и проявляется в совести. Однако голос совести может быть заглушен грехом. Именно поэтому различению добра и зла призвана содействовать религиозная традиция, имеющая своим Первоисточником Бога.

Мы различаем две свободы: внутреннюю свободу от зла и свободу нравственного выбора. Свобода от зла является самоценной. Свобода же выбора приобретает ценность, а личность – достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло.

Права человека имеют основанием ценность личности и должны быть направлены на реализацию ее достоинства. Именно поэтому содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью. Отрыв этих прав от нравственности означает их профанацию, ибо безнравственного достоинства не бывает.

Мы – за право на жизнь и против «права» на смерть, за право на созидание и против «права» на разрушение. Мы признаем права и свободы человека в той мере, в какой они помогают восхождению личности к добру, охраняют ее от внутреннего и внешнего зла, позволяют ей положительно реализоваться в обществе. В этом свете нами уважаются не только гражданские, политические права и свободы, но также социальные, экономические и культурные права.

Права и свободы неразрывно связаны с обязанностями и ответственностью человека. Личность, реализуя свои интересы, призвана соотносить их с интересами ближнего, семьи, местной общины, народа, всего человечества.

Существуют ценности, которые стоят не ниже прав человека. Это такие ценности как вера, нравственность, святыни, Отечество. Когда эти ценности и реализация прав человека вступают в противоречие, общество, государство и закон должны гармонично сочетать то и другое. Нельзя допускать ситуаций, при которых осуществление прав человека подавляло бы веру и нравственную традицию, приводило бы к оскорблению религиозных и национальных чувств, почитаемых святынь, угрожало бы существованию Отечества. Опасным видится и «изобретение» таких «прав», которые узаконивают поведение, осуждаемое традиционной моралью и всеми историческими религиями.

Мы отвергаем политику двойных стандартов в области прав человека, а также попытки использовать эти права для продвижения политических, идеологических, военных и экономических интересов, для навязывания определенного государственного и общественного строя.

Мы готовы к сотрудничеству с государством и со всеми благонамеренными силами в деле обеспечения прав человека. Особыми областями такого сотрудничества должны стать сохранение прав наций и этнических групп на их религию, язык и культуру, отстаивание свободы вероисповедания и права верующих на свой образ жизни, противостояние преступлениям на национальной и религиозной почве, защита личности от произвола властей и работодателей, попечение о правах военнослужащих, охрана прав ребенка, забота о людях, находящихся в местах заключения и социальных учреждениях, защита жертв деструктивных сект, недопущение тотального контроля над частной жизнью и убеждениями человека, противодействие вовлечению людей в преступность, коррупцию, работорговлю, проституцию, наркоманию, игроманию.

Мы стремимся к диалогу с людьми разных вер и взглядов по вопросам прав человека и их места в иерархии ценностей. Сегодня такой диалог, как ничто другое, поможет избежать конфликта цивилизаций, достичь мирного сочетания на планете различных мировоззрений, культур, правовых и политических систем. От того, насколько людям удастся решить эту задачу, зависит их будущее.


6 апреля 2006 г.

^ Декларация прав культур и свободы личности


(Проект, предлагаемый исключительно для начала обсуждения идеи нового типа общественного устройства)


Преамбула:

Каждый из нас, подписавшихся, заявляет своё желание, чтобы текст «Декларации прав* культур и свободы** личности» (далее – Декларации) ратифицировали и приняли за безоговорочную основу все без исключения государственные и международные организации, чтобы все существующие законные и подзаконные акты были приведены в соответствие с этой Декларацией.

Декларация конкретизирует и развивает невнятное и во многом деструктивное «право наций на самоопределение». Также Декларация принимается взамен морально устаревшей «Декларации прав человека» от 10.12.1948 г., которая свою задачу выполнила, и не отвечает современным вызовам. Вместо понятий «нация» и «человек», Декларацией актуализуется примат «культуры»*** и «личности»****.

Декларация реабилитирует понятие либерализма, поднимая его до уровня нематериальной, идейной, культурной, ценностной свободы. Устаревшая свобода выбора свободой больше не признается, а лишь манипуляцией, навязывающей извне чуждый субъекту выбор. Декларация признает приоритет исключительной человеческой свободы – свободы творчества, свободы в сотворении нового, в т. ч. и новых условий жизни. Это идет вразрез с принятым стремлением государства к ложно понимаемой стабильности, как противодействию переменам, сопротивлению всему новому.

Признавая, что современная юридическая система, основанная на архаичном универсалистском праве, не работает, превращает право, судопроизводство в лотерею, Декларация предлагает радикальное приближение юридических принципов к понятиям справедливости и естественности, уникальным для каждой культуры.

Каждый из нас, подписавшихся, свидетельствует, что в обществе сложился катастрофический разрыв между эволюционировавшим пониманием свободы и её обеспечением соответствующими правами. Государство пытается обеспечивать устаревшие, маргинальные, неактуальные сегодня права, отвечать на новые вызовы старыми методами.

Декларация создает идеологический фундамент для создания государства нового типа: как динамической (подвижной) конструктивной системы, манифестирует отказ от всех форм существующих статичных подавляющих систем. Декларируется отказ от деструктивного принципа «закон един для всех» (на территории одного государства) и обеспечивается переход на конструктивный принцип «закон для каждой культуры свой».

Каждый из нас, подписавшихся, видит смысл Декларации в противодействии крайним деструктивным современным вызовам: с одной стороны – агрессивному сепаратизму, террору, культурной, религиозной и государственной экспансии, с другой – аномии, стерилизации культур, систем ценностей, отчуждению, распаду общественных, политических, государственных институтов, атомизации систем отношений.

Исходя из этой современной актуальности, каждый из нас, подписавшихся, декларирует:


^ Свободу самоопределения.

Статья 1.1

Каждая культура имеет право на самоопределение, т. е. жить по тем законам и по тому укладу, который соответствует её уникальной системе ценностей и ее специфическому пониманию справедливости.

Статья 1.2

Каждый человек имеет право на личностное самоопределение, т. е. жить по тем законам, которые ему понятны, которые он считает справедливыми, соответствующими системе ценностей и культуре, к которой он принадлежит.


^ Свободу развития.

Статья 2.1

Каждая культура имеет право на своё свободное развитие, никто и никакие институты государства, бизнеса, церкви не имеют права осуществлять культурную интервенцию, уничтожение, унификацию и стерилизацию сложившихся культурных систем ценностей.

Статья 2.2

Каждый человек имеет право на свободное личностное развитие. Никто, и никакие общественные, государственные, экономические и религиозные институты не имеют права навязывать свою систему ценностей, чуждую или антагонистичную системе ценностей культуры, к которой принадлежит человек.


^ Государственные гарантии свободы.

Статья 3.1

Государство является гарантом самоопределения и развития культур, существующих в пределах своей территории. Государство обязано защищать каждую культуру от любых видов культурной интервенции, разрушительности извне и внутри государства, предоставлять условия для воплощения в государственных законах традиций и ценностей каждой конкретной культуры, даже если они радикально различны. Искусственная унификация законов, сведение их во единый универсал для разных культур признается интервенцией и разрушительностью.

Статья 3.2

Личность человека признается главной охраняемой ценностью государства. Государство обеспечивает творческое и свободное развитие личности.


Юридические гарантии свободы культуры и личности.

Статья 4.1 Требуется формулировка введения разно-культурных приоритетов в юридические принципы.

Статья 4.2 Требуется фомулировка юридического примата личного, субъективного, воплощения принципов прецедентного права. Есть идеи – предлагайте.


Смысл Декларации верен только и только когда понятия употребляются в следующих определениях:

* право – предоставляемая объективно (извне) возможность для реализации свободы субъекта.

** свобода – субъективное качество, способность следования внутреннему побуждению.

*** культура – уникальная устойчивая система отношений группы людей, основаннная на уникальной, подвижной, развивающейся системе ценностей (система ценностей – это образец-трафарет, который накладывается на субъективную оценку человеком всего, чего бы то ни было)

**** личность – система отношений человека.


Приложение третье

^ Культура как деятельностная практика

Или как работают разные художники…


Словом «художник» мы обозначаем всех, чей труд связан с художественной культурой: поэтов и писателей, музыкантов, художников, работающих в самых разных жанрах, резчиков по металлу, дереву и кости и многих-многих других, – чья жизнь посвящена святой цели: сделать людей чище, умнее, добрее…

Итак, начинаем с музыки, «самого дорогого шума» по словам Теодора Готье...

Высшим выражением согласованности и сложности музыки является большой симфонический оркестр.

Он состоит из канонических инструментов всех ныне известных групп: духовые, смычковые, ударные и другие.

Духовые инструменты (по убыванию размеров): туба, туба Вагнера, валторна (французский рожок), тромбон, фагот, контрфагот, бас-кларнет, кларнет, гобой, флейта, флейта-пикколо. Их разделяют по материалу звучащих элементов: медные и деревянные.

Смычковые: первая и вторая скрипка, альт, виолончель и занимающий промежуточное положение между смычковыми и щипковыми – контрабас. Чисто щипковый инструмент – арфа.

Ударные: большой барабан, металлические тарелки (цимбалы), малый барабан, тамтам, литавры, бубен, ксилофон, оркестровые колокола и треугольник.

Часто в составе большого симфонического оркестра присутствуют фортепиано (чаще – оркестровый рояль) и орган.

Численный состав оркестра зависит от подбора инструментов всех групп, причем, произвольное варьирование их количеством недопустимо, поскольку при этом теряется гармония звучания и нарушается смысл музыки. Обычно, в составе большого симфонического оркестра 30-35 скрипичных инструментов, две большие флейты и одна малая, два гобоя и один английский рожок, два кларнета, по одному – бас-кларнет и малый кларнет, не менее четырех валторн, две-три трубы, три тромбона и одна туба. Обычно по одному представлены ударные, фортепиано и орган.

Руководит оркестром – дирижер. Он определяет общий темп оркестра и момент исполнения партий различными солистами и группами инструментов.

Запись всех голосов (партий) инструментов оркестра называется партитурой. Она обозначается вертикальными отрезками, тактовыми чертами. В настоящее время сложилась следующая практика записи: на верхних строчках фиксируют партии деревянных инструментов в строгой последовательности: сначала флейты, затем – гобои, за ними – кларнеты, потом – фаготы. Ниже идут медные духовые инструменты: валторны, трубы, тромбоны, тубы. На последних строчках – струнные инструменты – скрипки, альты, виолончели, контрабасы. Если в оркестре используются арфы, фортепиано и орган, то их партии записывают над группой струнных. Голоса солистов и хора, например, в опере, записываются над строчкой скрипок.

Симфония состоит трех-четырех частей. Первая часть – сонатное аллегро, в которой рождается основная тема. Вторая часть – скерцо, в котором тема обыгрывается различным образом. Третья медленная часть – показ восхищения вызревшей темой и наслаждение наступившей гармонией. Четвертая часть – финал.

Близким к симфонии является соната, которая всегда состоит из трех частей: бурное сонатное аллегро, медленная основная тема и финал.

Другие виды инструментальных ансамблей: дуэт (как правило, скрипичный), трио (две скрипки и виолончель, иногда скрипка, виолончель и арфа), квартет (самый известный из басни И.А.Крылова: бас, альт и две скрипки) обычно: две скрипки, альт и виолончель), но есть и другие составы.

^ Как работает художник?

Его основной инструмент – кисти. Они бывают множества видов. Прежде всего, их делят по материалу: жесткие щетинные и мягкие (беличьи, песчаночьи, колонковые, барсучьи), редко, но используют и синтетические.

По форме кисти различаются на веерные, круглые, овальные, плоские, остроконечные.

Для масляной живописи более подходят щетинные (круглые и плоские). Для других видов живописи (акварели, темперы и графики) используют мягкие кисти.

Рабочей поверхностью является холст (специально подготовленная загрунтованная плотная ткань) или иная поверхность: картон, оргалит. Для фресок используют сырую штукатурку. Для темперы (рисования мелками) используют специально выделанную кожу – замшу. Если ее нет под рукой, можно использовать мелкую абразивную бумагу.

В живописи принято называть краски не по цвету, а по составу красящего пигмента: кадмий, кармин, кобальт, краплак, церулеум, белила титановые, белила цинковые, квинакридон, окись хрома, охра, сиена желтая, сиена голубая, тера-верте и многие другие.

Пигмент растирают с основой, как правило, растительным маслом или лаком. Ряд произведений пишут акриловыми красками, созданными на основе различных акрилатов, быстросохнущих и блестящих после высыхания смол. Зачастую в такую смолу вводят коллоидные, настолько мелкодисперсные, что даже практически не оседающие, металлы для особого глубокого перламутрового блеска или флюоресцирующие вещества для особой яркости получаемых изображений.

Другим связующим является камедь или ряд других мягких смол. Их применяют в технике рисования пастелью.

Применяется также эмульсионная основа: ПВА, казеиновые растворы. Они служат при рисовании в технике темперой.

^ Балет или язык движений

Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина; она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух от уст Эола;

То стан совьет, то разовьет

И быстрой ножкой ножку бьет.


Все движения в балете (па) являются набором символических знаков, обозначающих любовь, радость, страдание и прочие чувства. Балетные партии представляют собой наборы па, способные выразить целые гаммы чувств, подобные фразам вербального общения. Они были созданы еще в XVII –XVIII веках во Франции и с тех пор задачей артистов балета является достичь высочайшего уровня мастерства, когда от невыносимой легкости исполнения труднейших партий у зрителей будет перехватывать дыхание, а танцевальные движения на сцене, сочетаясь с музыкой, будут создавать иллюзию диалога, в котором не нужны слова, а общение идет почти на подсознательном уровне. Такое состояние достигается нечасто. И потому так высоко ценятся настоящие мастера балета.

Вот некоторые из па:

arabesque – позиция, в которой танцовщик балансирует на одной ноге, в то время как вторая вытянута назад,

battement – отведение и приведение ноги (в буквальном переводе — «взмахивающее движение»). Их несколько видов. battement nappe — frappe означает «пораженный» или «чеканный» – удар вытянутым носком по поверхности пола, когда нога выдвигается в открытую позицию, battement glisse – glisse означает скользящее или плавное движение. Стопа достаточно энергично скользит до тех пор, пока пальцы не оторвутся от пола, battement tendu – tendu означает «вытянутый». Нога и стопа отводятся в сторону от тела — пальцы ног остаются на полу, bourree – танец XVIII века, bras bas – руки вниз. Позиция рук, с которой начинаются все другие позиции. Это также позиция для отдыха рук.

changements – прыжки, при исполнении которых в воздухе меняется положение ног.

de cote – в сторону или движение вбок, dedans (en) – направленный внутрь, degage – означает «свободный, отдельный, разобщенный». Термин, обозначающий движение ноги и стопы, когда они отделяются или освобождаются из закрытой в открытую позицию a terre.

fondu (en) — тающий, легкое сгибание ноги с приседанием на другой ноге.

frappe – пораженный, чеканный.

fouette – взбитый.

fouetter – стегать, хлестать.

galop – па с продвижением, выполняемый в сторону, вперед или вокруг комнаты, glissade – скользящий шаг, который служит подготовкой или связующим звеном для других па.

glisse – скользящий.

petits jetes – маленькие прыжки с одной ноги на другую.

pirouette – пируэт, поворот или вращение на одной ноге.

pirouette en dedans – pirouette, выполняемый внутрь.

pirouette en dehors – pirouette, выполняемый наружу.

pirouette position – позиция, в которой выполняется поворот, plie – приседание, сгибание коленей, plier – приседать.

^ Что может быть лучше хорового пения?

Пение – естественная форма выражения чувств. Бывает сольным или совместным. Для совместного пения певцы объединяются в дуэт, трио, квартет, квинтет или хор. Иногда в хоре выделяется солист и тогда это называется ансамбль.

Как и в случае с музыкальными инструментами, певцы делятся по голосам и тембру.

Произведения для пения подразделяются на оперы, оратории, кантаты, арии (составные части оперы), романсы, песни. В народном пении – частушки.

Для каждого из произведений характерны свои наборы приемов исполнения: вибрато, глиссандо, фальцет. Для ряда народных песен используется техника йодля (тахрира, йоканья).

Как в любом другом произведении в пении есть свои жанры: оперные, камерные, эстрадные, народные, джазовые.

Приложение четвертое

^ Исследования в сфере взаимоотношений журналистики и культуры

Общим основанием при построении программы исследований в этой сфере является признание невозможности изучения такого многоаспектного и многофакторного процесса каким-либо единичным способом. Применяемый инструментарий должен быть таким, чтобы выявить все нюансы взаимного воздействия институтов.

Дополнительно надо учитывать и такой нюанс.

Никто не имеет права указывать журналистам, что и как писать в СМИ. С другой стороны, если журналисты осознают себя участниками процесса совершенствования жизни в России, то они не могут не понимать, что без настоящей культуры этот самый процесс становится невозможным.

Логично предположить, что рекомендации, полученные в ходе научного исследования, которые могут привести к повышению действенности и эффективности деятельности СМИ, вполне могут оказаться востребованными. Другое дело, что необходимо соотносить между собой рекомендации, полученные в ходе теоретических исследований, с необходимым в каждом конкретном случае объемом требуемых изменений деятельности, на который могут относительно безболезненно пойти практические журналисты.

В этой связи в ходе конкретных исследований деятельности СМИ была сделана попытка определить, каково современное состояние культуроформирующей деятельности российских СМИ и как российские журналисты сами оценивают свою культуроформирующую деятельность и какие возможные пути для устранения выявляемых недостатков они, во-первых, сами могли бы предложить, и, во-вторых, какие рекомендации «со стороны» они были бы способны воспринять.

Проводимое в рамках настоящей работы многолетнее изучение практической реализации культуроформирующих функций журналистики началось с пилотажных исследований в 1996 году. Первоначально были проведены опросы референтных групп на тему «Что я узнал из номера газеты?» В ходе данного исследования был выявлен ряд закономерностей, который получил свое подтверждение в ходе исследований на тему «Влияние современных российских СМИ на воспитание детей» и «Влияние средств массовой информации на семью, семейные отношения и отношение к миру». В ходе изучения контента четырех ведущих российских газет и опроса 200 семей в Москве была сделана попытка установить, какой след в жизни детей и их родителей могут оставить различного рода публикации в СМИ.

Сначала фокус-группе было предложено прочитать номер от 16 октября 1997г. таких газет, как «Московский комсомолец» № 196 (17.706), «Известия» № 197(25050), «Правда-пять» № 155 (357), «Аргументы и факты» №42 (887) . По прочтении данного номера они заполняли анкету.

Результаты опроса фокус-группы по поводу еженедельника «Аргументы и факты» показали, что респонденты не смогли определить, какие именно нравственные ценности описаны в данном номере еженедельника, более того, указали, что после чтения номера «Аргументов и фактов» у большинства из них возникло желание приобрести огнестрельное оружие.

В то же время респонденты не смогли указать, какие культурные мероприятия (выставки, театр, кино и так далее) приглашает посетить данный номер еженедельника. Это было тем более странно, что на объявления и рекламу спектаклей и выставок в этом номере отведена целая полоса. Не было также указано, к чтению каких книг располагает данный номер газеты. Все это свидетельствует о том, что специфика верстки газеты, общий стиль изложения информации и направленность на “ключевой материал” скрывает остальные материалы и снижает их информационный потенциал.

Анализ результатов ознакомления с номером газеты «Московский комсомолец» показал, что респонденты абсолютное большинство опубликованных в ней материалов отнесли к откровенной «развлекаловке», отметив при этом, что в них чрезвычайно велико содержание ненормативной лексики.

Более того, было указано, что один из опубликованных в этой газете материалов представляет собой пример некорректного поведения журналиста: интервью с Линдой Евангелистой появилось на свет без согласия топ-модели и было записано с использованием скрытого диктофона, в чем журналист сам же и признался читателям. Было также отмечено респондентами, что сам выбор тем для освещения: скандалы в отношениях между звездами поп-музыки, реклама тех или иных коммерческих проектов в данной сфере, личная жизнь деятелей поп-культуры – крайне односторонен и не способствует культурному развитию аудитории.

«Культурный осадок» после чтения данной газеты, т.е. совокупность мыслей и чувств, выражающихся, в частности, в виде желания еще и еще раз «прикоснуться» к высокому искусству, литературе, поэзии, живописи и так далее, – образовался лишь у половины респондентов, причем он явился как результат отрицания ими всего того, что описано в газете. Половина опрошенных указали, что они хотят уйти от всей грязи, описанной в газете, читать лирику, описания природы и тому подобное. Другая же половина указала, что у них не возникло никакого желания что-то почитать «о высоком». Причем первая категория респондентов в основном состояла из людей старшего (после 45 лет) возраста, а вторая категория – среднего (30-35 лет).

После ознакомления с номером газеты «Известия» фокус-группа указала, что ее характерная черта – насыщенность публикациями на экономическую тематику. Более того, показ событий культурной жизни также связан с финансовыми аспектами. Так, в одной из статей речь идет о приобретении художественной коллекции конца XIX – начала XX века и проблемах, связанных с данным коммерческим мероприятием: «идет консолидация спонсорских средств целевого назначения для выкупа коллекции». В другой статье рассказывается о торговле «фашистскими сувенирами, в частности изделиями из человеческой кожи: «сумочка дамская – 15.000, кошелек-портмоне – 12.000» и тому подобное. Журналистов не интересует, кто, почему, зачем торгует изделиями из человеческой кожи или человеческих черепов, но зато ценник на данные «изделия» приводится со всей возможной тщательностью. Даже в материале, посвященном тридцатилетию известного мультсериала, не обошлось без указания на финансовые аспекты: упомянуто судебное разбирательство о нарушении авторских прав создателей сериала петербургским издательством «О’кей». Творчество получившей всемирную известность индийской писательницы также заинтересовало журналистов газеты «Известия» только потому, что она стала обладателем престижной премии и «на продаже авторских прав заработала больше 1 миллиона фунтов стерлингов».

Но одновременно фокус-группа показала, что в данной газете наиболее приемлемая для чтения лексика, а принцип освещения тех или иных событий в целом наиболее приемлемый с точки зрения культуры.

Значительный разброс оценок наблюдается при анализе культуроформирующей деятельности газеты «Правда-пять». Так, при ответе на вопрос: «На чтение каких книг наталкивает данный номер газеты?» половина респондентов указала: «На чтение русской классики, серьезной литературы», половина – «На чтение легкой литературы, чтобы отдохнуть от обилия политики». Респонденты при этом отметили достаточно сухой тон материалов данной газеты при использовании в основном нейтральной лексики.

Было также проведено недельное панельное исследование на тему: «Влияние средств массовой информации на семью, семейные отношения и отношения к миру». В ходе данного исследования было предпринята попытка оценить влияние культуроформирующей деятельности российских СМИ на основополагающие концепты жизни и деятельности аудитории.

Исследование проводилось с 6 по 12 октября 1997 года, в нем приняли участие 200 семей города Москвы. Выборка производилась среди семей, дети из которых посещают Центр досуга и развития «Лефортово» и городской Дворец детского творчества на Воробьевых горах.

Методика данного исследования – панельное анкетирование по методу самозаполнения предлагаемых анкет. В течение недели родители отвечали на вопросы анкет, а затем им было предложено ответить на вопросы итоговой анкеты.

Ниже можно ознакомиться с некоторыми результатами исследования:

На вопрос «Увидели ли Вы сегодня по телевизору что-то, что непременно поможет Вам и Вашим детям лучше ориентироваться в жизни (узнать что-то новое и интересное, точнее использовать свои деньги, лучше знать свои гражданские права и т.д.)?» были даны следующие ответы (см.таблицу):

день первый

день второй

день третий

день четвертый

день пятый

день шестой

день седьмой

да, узнали (%)



















15

18

36

27

24

27

36

нет, не узнали (%)



















55

73

54

55

64

55

40

нет ответа (%)



















30

9

18

18

12

18

24


Можно уверенно заявить, что полученные результаты достаточно отчетливо показывают явную информационную недостаточность данных СМИ, поскольку ни в один из дней положительные ответы на вопрос, касающийся, в принципе, основного предназначения СМИ и журналистики – нести людям новые знания о текущей жизни – не превысили 36%.

Ответы на вопросы: 1) «Узнали Вы сегодня о каких-либо выставках, концертах и прочих мероприятиях, которые непременно надо посетить всей семьей?» и 2) «На прочтение каких книг Вас и Ваших детей сегодня натолкнули телепередачи и газеты и журналы?», позволили определить квантификационные характеристики уровня культурно-ознакомительной работы российских журналистов (см. таблицу):

Таблица №4

день первый

день второй

день третий

день четвертый

день пятый

день шестой

день седьмой

45

33

30

36

33

33

18


2: рассказы А.П.Чехова, «Дэвид Коперфилд», «Я познаю мир», стихи А.С.Пушкина, книги о Москве, любовные романы, «Сказки старого гнома», Кира Булычева, «Королевство грез», пьесы Шекспира, детективы, «Одиссея», мифы и легенды, «Я познаю мир», Том Кросби, пьесы И.Шварца, «Все обо всем», «Мастер и Маргарита», книги о революции и о Ленине, Ж.-И.Кусто «Лососи, бобры и каланы», книги о животных, романы Ж.Верна, рассказы Конан Дойла


В целом результаты поисковых исследований показали, что респонденты следующим образом оценивают влияние журналистики на свою жизнь и жизнь своей семьи:

3% респондентов указали, что у них после чтения той или иной статьи или просмотра того или иного фильма постоянно возникает желание завести огнестрельное оружие. Иногда такое желание возникает у 25% респондентов. К счастью, 69% респондентов указали, что у них такого желания не возникает никогда.

В то же время 64% респондентов указали, что после регулярного чтения газет, журналов и просмотра телевизора у них и членов их семей исчезла уверенность в мирном и взаимовыгодном разрешении межнациональных конфликтов. 25%, правда, указали, что такая уверенность у них сохранилась (при 11% не ответивших на данный вопрос).

Оценивая свои способности, как родителей, противостоять обилию негативных по содержанию газетных и журнальных статей и телепередач, 17% респондентов ответили, что у них не хватит сил бороться с негативным влиянием, 38% – ответили, что не знают, 39% – считают, что у них сил хватит (при 6% не ответивших).

Респонденты указали на наиболее негативные, по их мнению, черты современной журналистики: смачные рассказы об убийствах (3%), недостоверная информация (19%), показ насилия (11%), некомпетентность и попытки навязать свое мнение (17%), неэтичное поведение журналистов (3%), смакование негативных сторон нашей жизни (3%), агрессивность (3%), обилие рекламы (3%). 11% респондентов указали, что у журналистики нет плохих сторон. 27% не ответили на данный вопрос.

11% опрошенных указали, что они постоянно встречают в газетных, журнальных материалах и на телевидении ненормативную лексику. 81% респондентов указали на то, что подобную лексику они встречают изредка, и лишь 8% – не встречают никогда.

При оценках правдивости журналистских материалов только 3 % респондентов указали, что они твердо уверены, что все, о чем пишут журналисты – правда. 78% – считают, что в журналистских материалах может быть недостоверная информация. 17% не смогли ответить на данный вопрос.

На данном этапе пилотажных исследований оценка журналистов по поводу возможности и необходимости адекватной реализации культуроформирующих функций журналистики была обнаружена следующей:

Все опрошенные журналисты указали, что журналистика может исполнять культуроформирующую деятельность. Причем, опять-таки все журналисты указали, что внешние признаки культуры личности (такие, как умение правильно построить свою речь, знакомство с правилами этикета, владение иностранными языками и т.п.) – не является показателем истинной культуры, а, скорее, по их словам, базовая, «бытовая» культура.

По мнению опрошенных журналистов культуроформирующая деятельность журналистики в равной степени складывается из всех предложенных форм деятельности:

а) показ культурных мероприятий, б) глубинный анализ «творческих лабораторий» деятелей культуры и искусства и рассказ о них самих, в) показ журналистикой тех или иных возможностей (путей и механизмов) самореализации и саморазвития всех членов социума (и, естественно, самого социума), поскольку всегда «лучше поучиться у тех, кто чего-то уже достиг».

В ходе опроса обнаружились значительные расхождения в понимании показа возможностей установления межнационального мира и согласия как культурной деятельности журналистики. Некоторые респонденты отнесли данную деятельность к политической.

Все опрошенные журналисты указали, что журналист должен уметь прогнозировать результаты своей деятельности, хотя непосредственный механизм «заботы» о результатах своей деятельности одни видят в «умении позитивно интерпретировать любую информацию», другие считают, что необходимо специально отбирать позитивную информацию, что «особенно важно в нашей стране, чтобы успокаивать, настраивать на стабильность», третьи считают, что «показ зла также необходим для его отрицания».

Опрошенные единодушны во мнении, что журналистские материалы необходимо должны создавать у аудитории настрой на активное разрешение проблем бытия, оговорив при этом, что журналистам необходимо сначала научиться понимать самим, в чем заключаются истинные проблемы, с тем, чтобы данный настрой не выродился, например, «в призывы к национальной розни».

В этой связи важны ответы на вопрос: «Какой Вам видится роль журналиста в пропаганде “вечных истин” (добро, сострадание, взаимопомощь и т.д.)?» Опрошенные нами журналисты говорили, что данная роль заключается в следующем:

- по-минимуму, напоминать читателю о Пушкине, Достоевском, Чехове;

- помогать в подобной деятельности Церкви;

- можно от противного показывать, что произойдет, если эти истины не выполнять.

- нужно уметь писать так, чтобы навязшие в зубах “вечные истины” и “общечеловеческие ценности” зазвучали с новой живой силой – задели за живое наши зачерствевшие и ожесточенные, а порой и равнодушные – сердца. А иначе – будет только отвращение.

Для уточнения полученных в ходе первоначального этапа поисковых пилотажных исследований данных автором был проведен контент-анализ ряда российских газет. Тема исследования формулировалась согласно общей тематики настоящей работы: «Специфика публикации информации на темы художественной культуры в наиболее популярных российских печатных изданиях».

План исследования формировался исходя из общепризнанных принципов и правил проведения подобных исследований.

Целью данного исследования было обнаружение долговременных тенденций и специфики в публикации информации на темы художественной культуры. При этом автор исходил из того, что при отсутствии четких критериальных принципов долговременной государственной информационной политики в области культуры реальная деятельность российских СМИ в данной сфере может носить (и носит) разноплановый (до диаметрально противоположного) характер. При этом под «культурой» понимаются совершенно разные социальные феномены, культуре приписываются различные цели и задачи, и это различие жестко детерминировано политической ориентацией тех или иных изданий. Гипотеза исследования в данной ситуации может быть следующей: в ходе исследования различных российских СМИ на предмет наличия в них информации на темы художественной культуры неизбежно обнаруживается детерминированность объемов такой информации и ее тематической направленности от социально-политической позиции того или иного средства массовой информации (информационной политики издания). Специфика отображения тем или иным СМИ указанной информации зависит также от меры компетентности в сфере культуры конкретных журналистов, в данном СМИ работающих.

Для исследования качественных характеристик публикуемой в России информации на темы художественной культуры были выбраны следующие издания: газеты «Российская газета», «Известия», «Московский комсомолец», еженедельники «Итоги» и «Аргументы и факты» за период с 1 января 1998г. по 1 мая 1998г и «Правда-пять» (1997г.).

И наконец, для получения количественных качественных данных о публикуемой в российской прессе информации на темы художественной культуры были привлечены следующие издания: газеты – “Комсомольская правда”, “Время новостей”, “Коммерсант” , Парламентская газета” , “Независимая газета” , “Новые известия” , “Российская газета” ,”Известия” , “Время МН”, “Московский комсомолец” , “Газета” , еженедельники – “Новое время”, “Огонек”, “Итоги”, “Коммерсант-Власть”, “Общая газета”, “Московские новости”, “Аргументы и факты” (“Аргументы и факты (Москва)”) .

В ходе предварительных теоретических построений было высказано предположение, что культуроформирующая деятельность того или иного издания находится в прямой зависимости, с одной стороны, от личности журналиста, а с другой – от информационной политики издания в целом.

Проиллюстрировать это можно на примере отношения различных органов массой информации к такому явлению, как массовая культура. В газете “Известия” Ирина Петровская, ведущая еженедельной рубрики “Теленеделя”, регулярно критикует руководителей и ведущих телеканалов за то, что в большинстве передач господствует пошлость, сальность, все направлено на удовлетворение низменных потребностей и чувств публики. Попытки руководства телевидения оправдаться тем, что якобы именно этого требует и ждет массовый потребитель, по мнению журналистки, не оправдывают себя. По ее словам, массовая культура – это не пошлость и всеядность, а «культура, понятная и интересная массам». Пример – фильмы Гайдая и монологи Райкина, которые с удовольствием смотрели и слушали «и интеллектуалы, и слесари». По мнению И.Петровской, телевидение не только отражает вкусы публики, но должно и само формировать эти вкусы, так как традиционно в нашей стране телевидение “было обучающим, воспитывающим, просвещающим” (об этом можно прочитать в материале от 28 февраля 1998).

Можно уверенностью говорить, что в данном случае мы имеем дело с установившейся информационной политикой издания. Другой пример – интервью И.Бжаховой с продюсером “Муз-ТV” А.Болтенко (“Музыкальные чипсы не для интеллектуалов”, от 9 января 1998 года). Журналистка настоятельно допытывается у собеседника, почему “прогрессивная молодежная команда канала, обладающая образованием и хорошим вкусом, делает столь низкую по уровню передачу”. Ее не удовлетворяют оправдания телевизионщиков, что “провинциальная публика отличается от столичной, а эфир стоит денег”. На помощь И.Бжаховой приходит и мэтр – публицист В.Кичин, который в своем комментарии к интервью подчеркивает, что “провинциальность, убогость и заштатность” нашего телевидения происходит именно от того, что для него аксиомой является утверждение, что “провинциалам ничего не нужно, кроме попсы”. Напротив, в провинции кипит культурная жизнь, и она не нуждается в “культурных чипсах”, доказывает публицист.

В “Известиях” наблюдается резко отрицательное отношение к эстраде. Публикации об эстрадных звездах, интервью с ведущими музыкантами, продюсерами редки, но и те, которые появляются на страницах издания, негативно оценивают положение дал на нашей эстраде. Так, Елена Ямпольская в статье “Кумировщина” (от 23 января 1998 года) иронично характеризует “звезд” эстрады: “Они не ждут милостей от публики, а сами назначают себя звездами. В наши дома и в нашу жизнь новые любимцы входят принудительным порядком”. При этом журналистка не снимает вину за происходящее и со своих коллег: “Революция тусовки свершилась благодаря быстрому и успешному захвату средств массовой информации. Не без помощи зомбированных журналистов, посвятивших себя “кумиризации” всей страны, новые герои становятся мощным социальным раздражителем”. Вместе с новыми “звездами”, по ее мнению, в жизнь и обиход читателя и зрителя входит новый сленг: “Никаких там “люблю, ценю”. Актуальные глаголы: балдеть, торчать, тащиться и кататься”, что, безусловно, отражается на общем культурном уровне аудитории.

Некоторые итоги культурной жизни России подводит А.Филиппов в статье “У этой пьесы не будет печального финала” (от 30 января 1998 года). В материале речь идет о судьбе современного театра, но выводы статьи можно отнести и к положению современной российской культуры в целом: “Мы стали другими. Большое искусство и большая литература перестали быть тем, чем были всегда. И дело не только в деньгах – проблема в том, что люди сейчас ждут от искусства не то, что им было нужно прежде. Было время – в театр ходили затем, чтобы задуматься, чтобы дать пищу сердцу. У новой публики иные интересы. Тенденция – публику больше привлекает комедия, мюзикл, мелодрама. Желание развлечься? Безусловно, но не только. Главное – публику привлекает то, что во многих сегодняшних спектаклях возникает идеальный мир, где все много лучше, чем в действительности. Грубые и жесткие люди аплодируют простым и чистым человеческим чувствам, в которые им хочется верить. ... Публику, которая ждет от театра серьезного, исчерпали бы первые несколько спектаклей, а массовому зрителю сейчас нужно не это”. Прогнозы критика неутешительны: “Наш театр в прежнем виде и качестве просто-напросто перестал существовать. Нет больше режиссеров – кумиров публики, девальвировалось понятие звезды... Исчезает понятие театрального события... Уходят в прошлое и театральные репутации – общественное мнение, которое много значило в театре, нынче почти не существует. Рано или поздно из-под театра выбьют финансовые подпорки, и те, кому удастся удержаться, пойдут разными путями. И будет несколько тяготеющих к неподвижности государственных театров, живущих по прежним правилам, много театров, развлекающих и умиляющих, и энное количество театров, работающих не для кассы, а для души”.

Как видим, журналисты издания не ограничиваются простой констатацией фактов, но и пытаются предложить некие критерии для проведения по-настоящему выверенной и целенаправленной культурной политики в России.

Совсем с иных позиций освещается массовая культура на страницах “Московского комсомольца”.

Регулярная полоса “Звуковая дорожка МК” (ведущие – Артур Гаспарян и Илья Легостаев) определяет отношение газеты к тому или иному культурному явлению в России и в мире и задает тон освещения культурных феноменов в целом. Более того, она определяет и общую стилистику публикаций на темы культуры.

Вот образец того, как в “Московском комсомольце” рассказывается о различных событиях в сфере культуры. Так, в материале от 9 января 1998 анализируются причины высокого рейтинга “Русского радио”: “Стильность и форматность дали в этом году легкую просадку. В фаворе оказался удалой ура-патриотизм. Если подобная тенденция сохранится, то западного нашествия, которым частенько пугают (некоторые шизанутые политики и не очень уверенные в своих силах артисты), можно не опасаться. ...Нашим радиослушателям фирмачи со своими высокими музтехнологиями менее интересны, чем кондовое раздолье русского шансона, культивируемое “Русским радио”.

Описывая творческий вечер И.Николаева (в материале от 23 января 1998 года) и похвалив его организаторов за “почти безупречное (по сравнению с другими подобными “мероприятиями”) чувство меры и сносного вкуса”, авторы публикации затем сравнивают выступление А.Пугачевой с “главным блюдом”, а впечатление от всех остальных – с “ощущением гарнира, за который уплочено, а посему надо бы есть”.

В интервью “ЗД” с продюсером группы “Лицей” А.Макаревичем темой являются дальнейшие творческие планы артисток, причем резкость задаваемых вопросов типа “что ждет группу лет через 10, когда певицы повзрослеют”, дополняется резкостью и даже грубостью используемых при этом выражений, например, что будет с группой, если у кого-нибудь “раздует живот”.

Стиль и правила, задаваемые “эталонной полосой “на темы культуры”, логично распространяются и на остальные рубрики газеты. Так в “Светской жизни” авторы прежде всего обращают внимание на подробности личной жизни деятелей культуры, мелкие неприятности и большие скандалы. Например, пишут о том, что для Аниты Цой выписан личный иглотерапевт из Кореи, а для съемок ее нового клипа – ниндзя из Японии, а Алла Пугачева упала в новом платье от Юдашкина ( в номере от 4 января 1998 года).

На полосе “Джокер” в подобном же тоне рассказывается о новинках западной эстрады, Это краткие, в 10-20 строк, заметки, из которых читатель может узнать не только о том, кто выпустил новый альбом, но и о том, кто из музыкантов развелся с женой, влюбился, поссорился с подружкой, завел новую, кто платит налоги, а кто нет, и тому подобные сведения.

На полосе “Субботние встречи” известные всей стране артисты, композиторы отвечают на вопросы, касающиеся, главным образом, их личной жизни: как известный артист (артистка) обычно уклоняется от докучливых поклонниц (поклонников), кто вяжет ему веники для бани, сколько было жен (мужей) и детей, были ли проблемы с выездом за границу и т.д. Что касается творчества, то фантазия интервьюера не идет дальше вопросов о том, где артист предпочитает выступать и т.п. Так, беседуя с Львом Лещенко и памятуя, что разговор идет с известным артистом, журналистка задает вопросы, так или иначе, по ее мнению, связанные с творческой жизнью: характер взаимоотношений с В.Винокуром, напивался или нет, был ли женат на артистке и как вообще относится к подобным бракам, сколько денег получает за концерт, почему в свое время не выпускали на фестиваль в Сопот и т.д. ( в материале от 24 января 1998 года).

А.Ковалева в материале от 24 января 1998 года “Дело Владимира Высоцкого” поднимает “серьезную” тему: взаимоотношения артиста с КГБ в связи с его женитьбой на Марине Влади. При этом особый акцент делается на матримониальных связях Высоцкого, указывается на характер его взаимоотношений с женщинами, причины развода и т.п.

Даже в небольшой, в 20 строк, заметке о смерти Ларисы Тарковской, вдовы Андрея Тарковского, которую тот снял в нескольких своих фильмах, автор основное внимание уделяет тому, где живут и кем работают сыновья режиссера от этого брака.

О режиссерском дебюте артистки Т.Догилевой газета пишет опять же в связи с тем, что автором пьесы является ее муж, М.Мишин. При этом автор подробно останавливается на том, как развиваются ее отношения с супругом в качестве режиссера. Характерно и название материала: “У Догилевой – медовый месяц. А муж не вмешивается” (27 января 1998 г., № 15).

В целом названия материалов “Московского комсомольца” подчеркнуто сенсационны, с оттенком скандальности и “клубнички”: “Смерть сделала ее звездой” (о гибели Е.Майоровой) 24 января 1998, № 14), “Незаконного” Малевича хотят все” (27 января 1998, № 15), “Поднимем бокалы за серийных убийц” (так озаглавлена рецензия на новый российский триллер “Змеиный источник”) (27 января 1998, № 15), “Пьер Карден и М.Плисецкая. – Игра в любовь” (10 января 1998, № 4), “Летов увлекся обнаженкой” (4 января 1998, № 1), “Катрин поимела медведя” (20 февраля 1998, № 33).

Более того, газету настолько увлекла игра в “облегчение” культуры и опускании ее до крайне низкого, пошлого уровня, что даже тематическую полосу на темы художественной культуры она назвала “Ку-Ку (курьер культуры)”. Названию соответствует и содержание. Так, 13 февраля 1998 (№ 28) на ней опубликована рецензия на книгу французского исследователя Д.Фернандеса, в которой описываются неприглядные стороны жизни П.И.Чайковского “Французы знают, от чего умер Чайковский”. Причем автор рецензии, А.Ковалева, факт “замалчивания” в России столь “интересных”, на ее взгляд, фактов объясняет тем, что “мы в России привыкли к кумирам и ничегошеньки о них не знаем, да и знать не хотим”. Здесь опубликован материал А.Суховерхова, в котором описывается скандал, произошедший на очередной коллегии Госкино, инициатором которого стал А.Абдулов, потребовавший средства на проведение очередного Московского кинофестиваля.

На полосе “Ку-Ку” от 23 февраля 1998 г., того же А.Суховерхова, рецензирующего фильм П.Тодоровского “Страна глухих”, похоже, волнует лишь один вопрос: не переросли ли отношения артисток, которые по ходу фильма лесбиянки, в нечто большее? Вопрос к режиссеру: “Вы правда убеждены, что все женщины проститутки? Эта мысль так и прет из фильма”. Кстати, материл озаглавлен “Тодоровский и лесбиянки”.

Здесь же в небольшой заметке “Ведро мороженого для солистки Мариинки” рассказывается, как солистка балета Мариинского театра заряжается энергией, “треская мороженое и красиво отрываясь под попсу” в ночных клубах. Венчает заметку вопрос журналиста: “А есть ли ограничения у балетных в сексе?”

Для театральных рецензий, публикуемых в “Московском комсомольце”, характерен насмешливый, подчеркнуто небрежный стиль и крайне малый объем – не более 150-200 строк. Так, М.Райкина большую часть рецензии на спектакль театра на Таганке “Карамазовы и ад” “Не маленькие, не лебеди в палате № 6” (17 января 1998 г.) посвящает описанию “странных” действий на сцене главного героя пьесы и желтых туалетов от Т.Кляйна главной героини. Описание сопровождается размышлениями, что “судя по тому, что происходит на сцене, начнешь мучиться вопросами вроде: а нормальны ли люди искусства? и вообще, кого считать нормальным”. В конечном счете, вопрос остается для читателей открытым: “Кто здесь сумасшедший на самом деле? Интересно, аж жуть!”.

Совершенно иное отношение к культуре на страницах “Российской газеты”. В ней иногда помещаются объемные материалы – 350-300 строк, обычно они приурочены к юбилеям того или иного артиста: “В джазе только дедушки” (18 марта 1998, № 52) – об оркестре О.Лунгстрема, “Тигры в Кремле” (21 марта 1998, № 55) – к юбилею артиста цирка Запашного.

Статья о гастролях Череповецкого национального театра “Вода, огонь и трубы “Северстали” (15 января № 7) Г.Мароховский с достаточной степенью оптимизма оценивает шансы на будущее небольшого театра, существующего при Череповецком металлургическом комбинате, называя его “жемчужиной культурной жизни металлургов”, так как “добро в России всегда умеет себя защищать”. Достоинством театра, по мнению рецензента, является “стремление уберечь традиционную культуру от всего наносного”.

20 февраля 1998г. (№34) опубликован монолог художественного руководителя Приморского академического театра Е.Звеняцкого. “Расхожее представление, что театр пребывает в глубоком кризисе – опытом Владивостока не подтверждается. Мы не выживаем – мы живем. Мы должны помнить, что искусство не разобщает, а сплачивает, не пугает мраком, а несет свет”.

Одностороннее партийное отношение к культуре можно обнаружить на страницах газеты “Правда-пять”. Ее авторы резко негативно оценивают массовую культуру, но при этом большинство материалов построены на контрастном сопоставлении западного и советского искусства, “бездуховного, капитализированного, утилитарного” искусства Западной Европы и Америки и “духовно здорового, нравственного” искусства бывшего Советского Союза. Так, О.Михайлов в материале, опубликованном 26 февраля 1997 г., подчеркивает, что современное телевидение насаждает в обществе “комплекс неполноценности советского человека”. Советский кинематограф, по его словам, в отличие от американского, всегда отличался духовным здоровьем, тогда как “...на примере американского кино хорошо видно, как культура подменяется масскультурой и утилитарным отношением к жизни”. Телевидение в целом, отмечает Михайлов, наводняет наши экраны продуктами “заокеанской массовой киноиндустрии”, “иссушающей душу” и “способствующей только препровождению времени”, музыкальные передачи “предпочитают не направлять зрителя, а плестись вслед за ним”. зрителю преподносят псевдомузыку, “попсу”. В результате всего этого мы вскоре можем превратиться из “самой читающей страны” в страну “зомбированных духовных импотентов”. Причины этого публицист видит в коммерциализации, которая, по его мнению, мало совместима с духовностью. При этом автор статьи отнюдь не отстаивает пуританскую мораль, он, напротив, предлагает приобщать российского зрителя к хорошей музыке, независимо от жанра и национальной принадлежности: классика, советская музыка, русская народная песня, западная эстрада – Э.Джон, Т.Тернер и др.

Писательница М.Аввакумова в материале “Старый русский” (21-28 февраля 1997 г.) вину за отсутствие в современном обществе положительного идеала также возлагает на журналистов государственных каналов или каналов демократической ориентации: “Не ищите в газетах очерков о простом человеке. Страницы газет и телевидение заполнены ордами далеко не безобидных похабников и зубоскалов, клубничкой с постельными подробностями, бесконечными играми. Установка – изгнать из СМИ образ трудящегося человека”. Тем самым, по ее мнению, формируются “современные манкурты”, с которыми “можно говорить только на языке Ярмольника, устами Митковой и Сванидзе”.

Понятно, что при чтении материалов данной газеты необходимо делать поправки на ее политическую ангажированность.

Т.Мартынов в статье “Просветительские передачи нужны TV как рыбе зонтик” (29 апреля 1997 г.) пишет, что с телевидения практически исчезли образовательные передачи, а народ “посажен на иглу политики и масскультуры”, причем даже “развлекают нас на чужой манер”: “если раньше рождалось поистине свое, то теперь все развлекательные шоу и игры повально скопированы с западных”.

На западное влияние сетует и А.Педашенко в статье “Если звезды зажигают...” (4-11 апреля 1997 г.). Он ставит вопрос: по каким критериям отбираются деятели отечественной культуры, чьи фамилии будут занесены на “скрижали истории” (то есть будут записаны на “площади звезд”). По мысли автора, “даже если отбор будет идти по справедливости и действительному вкладу в отечественное искусство, то во сколько обойдется закладка площади, и зачем нужна столь откровенная калька с Запада?”

Это что касается публикаций в ежедневных газетах.

Еженедельные издания имеют возможность, в отличие от ежедневной прессы, даль более глубокий анализ произошедших за неделю событий. В этой связи логичным было бы ожидать. что в еженедельниках будет проводиться некий глубокий анализ тенденций и перспектив культурного развития России. Будут привлекаться специалисты и наиболее популярные (и умные, кстати) деятели культуры.

Что же мы видим на самом деле?

“Аргументы и факты” чаще всего публикуют интервью с известными деятелями культуры или государственными чиновниками.

Обращают на себя внимание ответы на вопросы анкеты бывших министров культуры Е.Сидорова и Н.Дементьевой (автор – Мария Варденга, №8 1998 г.). Заслуживает внимания, например, оценка Е. Сидоровым массовой культуры, По его мнению, это “искусство, которое любят массы и которое приемлет элита. Но обязательно искусство, а не его эрзац. Последнее у нас встречается гораздо чаще”. Для Н.Дементьевой культура сродни оружию: “Надо поддерживать все сферы культуры, чтобы сохранить основное достоинство России, которая в области космоса и балета впереди была. Культура сегодня – самое малозатратное, но очень эффективное оружие России”.

В свою очередь Руслан Шебуков в статье “Новые песни о старом” пытается размышлять о смысле текстов популярных исполнителей: “Занятие, безусловно, неблагодарное и абсолютно бессмысленное. Да и как иначе, ведь никто в смысл поп-песенок никто и никогда не вдумывался. Да и вдумываться не во что. “Я ворона, я ворона, я ворона, на-на-на-на” – это из репертуара Линды. Ну и так далее. Понятно, почему все поп-исполнители – это исполнители, а не певцы, и почему они так нуждаются в группах подпевок и подплясок, которые кривляются за его спиной и вносят в песенку хоть какой-то смысл”.

Владимир Полупанов подготовил интервью с Игорем Матвиенко, продюсером ряда успешных групп, например, “Иванушки Интернешнл” и опубликовал под заголовком “Шоу бизнес – это такая мясорубка!” в газете за №8, 1998г. Вот, что говорит И. Матвиенко: “Я сознательно не хочу идти в сторону западной поп-музыки. Мне интереснее использовать наши песенные традиции. Русский фольклор и советская массовая песня в лице ее лучших представителей (Дунаевский и т.д.) тоже мне близки. Считаю себя продолжателем этой линии... Считаю, что для меня отношения с Богом важнее, чем продвижения коллективов по лестнице успеха в шоу-бизнесе. Он, как известно, ведет к товарищу бесу.”

В то же время еженедельник “Итоги” (образца 1998 года) является, на наш взгляд, рупором достаточно агрессивной молодежно-элитарной субкультуры. По мнению этого издания, культурой можно называть только нечто откровенно заумное, эпатажное и не нашедшее никакого отклика у массовой аудитории, чему пример материал Н.Молоха “Растиньяк из Кишинева”, опубликованный в №1-2, 20 января 1998г., в котором рассказывается о владельце одной из самых модных галерей Москвы – М.Н.Гельмане. А сама статья посвящена, как оказывается, не современному искусству, а “разоблачению” амбиций владельца, хотя сделано это крайне неудачно. В лучшем случае – вызывает недоумение...

Ю.Гладильщиков в материале, опубликованном в том же номере рассказывает о проекте ОРТ “Старые песни о главном-3”. Всю статью он посвящает “разоблачению” идеологических каверз авторов, направленных, по мнению автора, на восстановление СССР. А вот другие авторы в этом же номере пытаются всяк по своему отразить специфику культурной жизни в Москве. Один дает информацию о выставке “Бальзак: денди и творец”, организованную парижским музеем писателя. Другой пытается дать критическую оценку новой постановке Большим театром “Жизели”. Третий описывает выставку работ А.Бродского, где среди всего многообразия представленных экспонатов выбирает лишь те, которые, по его мнению, “жестко подсмеиваются над зрителями”. Годер рассказывает о новой работе театра О.Табакова “На всякого мудреца довольно простоты”. И это был, пожалуй, единственный спокойный материал номера. На признанного автора хватило ума не возводить напраслину.

В следующем номере данного издания (№9 от 12 марта 1998г.) основной мыслью, относительно культурной жизни страны было: “Долой “Титаник”! А.Митта в огромной статье, посвященной этому фильму, постоянно проводил основную мысль “ну и деньжищ же оторвут авторы и артисты за такой фильм”. А молодая журналист Е.Курляндцева громогласно заявила, что она этот фильм смотреть не будет никогда(!?).

Таково “качественное” содержание информации на темы художественной культуры, публикуемой в наиболее популярных российских СМИ. Очевидно, что издания, претендующие на “качественность”, не публикуют на полосах с информацией на темы художественной культуры никакой рекламы. Это газеты: “Коммерсант”, “Российская газета”, “Парламентская газета”, “Новые известия”, “Независимая газета”, “Время новостей” и еженедельник “Новое время”. С некоторой натяжкой к этой же группе можно отнести газету “Известия” и еженедельники “Итоги” и “Огонек”, общая подача информации в которых позволяет говорить о них именно как о “качественных” изданиях.

Не менее отчетливо выделяются и “массовые” издания. На полосах, где опубликована информация на темы художественной культуры, эти издания размещают такое количество рекламы, что зачастую ее количество превышает собственно “культурную” информацию. Более того, можно даже говорить, что информация на темы культуры в этих изданиях играет лишь вспомогательную роль, помогая привлекать рекламодателей и обеспечивает достойный фон для рекламных объявлений. Это такие издания, как “Комсомольская правда”, “Газета”, “Аргументы и факты”, “Общая газета”, “Коммерсант-Власть”.

Особое место занимает газета “Московский комсомолец”, в которой информация на темы художественной культуры занимает столь малое место (в среднем не более половины полосы в одном номере), что размещать на этой полосе еще и рекламу, судя по всему, просто не получается. Однако по содержанию информации эта газета является именно “массовой”.

Анализ рубрикации публикаций на темы художественной культуры, показывает, что их разнообразие охватывает максимально широкий спектр событий культурной жизни России и мира. И в этой связи вполне логично считать “качественным” издание с наибольшим тематическим богатством содержания. Если для качественных (“Газета”, “Независимая газета”, “Парламентская газета” и т.п.) характерна широкая рубрикация, захватывающая практически все стороны культуры российского общества: литература, изобразительное искусство, театр, кино, музейное дело и многое другое, то для “массовых” изданий (“Комсомольская правда”, “Московский комсомолец”, “Аргументы и факты” и т.п.) характерно наличие рубрик, имеющих отношение лишь к отдельным сторонам культурного процесса и, следовательно, не способных отразить все богатство культуры. Можно предположить, что недостаточность спектра публикаций на темы художественной культуры издания стараются дополнить излишней эпатажностью, излишней склонностью к сенсационности и крикливостью публикаций.

Наличие в российских СМИ определенной устоявшейся информационной политики в сфере культуры не может не влиять на творческую деятельность журналистов. Но, если в серьезных изданиях такая политика гарантирует высокий профессиональный уровень публикаций, то в “массовых” изданиях такая политика давит на журналистов, заставляя снижать свой профессиональный уровень. И в данной связи было бы логичным предположить, что создание некоей общей для всего российского mass community информационной политики, с одной стороны, гарантирующей свободу творчества журналистов, а с другой – задающей им максимально высокий профессиональный уровень публикаций, создаст атмосферу конкурсности в журналистской среде, позволит им постоянно повышать свой профессиональный уровень.

Подобные шаги, несомненно, будут с одобрением восприняты абсолютным большинством журналистов. Об этом, кстати, со всей очевидностью свидетельствуют результаты исследования, проведенного Независимым институтом коммуникативистики . По данным этого исследования 74,8% опрошенных журналистов положительно относятся к вмешательству государства в процессы культурного развития. Отрицательная позиция лишь у 15,0%, а 9,4% опрошенных журналистов затруднились ответить . Более того, на вопрос о том, считают ли они необходимым создать такую политику, 73,3% опрошенных ответили утвердительно .

Таким образом, анализ полученных в настоящей работе результатов и оценок культуроформирующей деятельности со стороны представителей массовой аудитории свидетельствует о том, что в настоящее время российская журналистика испытывает очень серьезные проблемы при осуществлении своих культуроформирующих функций: сокращается лексический состав журналистских произведений, необоснованно широко применяются сленг и арго, чрезмерно насыщается публикуемый материал различного рода профессионализмами и так далее, снижается профессиональный уровень публикаций и многое другое, что существенно принижает роль и место журналистики в обществе и категорически не согласуется с требованиями информационной цивилизации.

Данная проблема активно обсуждается научным сообществом . Многочисленны примеры и журналистских статей по данному поводу . Вот что, например, по этому поводу писал в свое время Ролан Быков: “...Я смотрел все программы и каналы с утра до двух часов ночи. И вот это оказалось для меня самым жестоким культурным потрясением: до сих пор не могу отойти... А что происходит с языком! А какой стеб затопил экран!”

Надо также учитывать, что помимо “прямого” “словесного оформления” мысли автора различного рода материалов на темы художественной культуры, дополнительную негативную роль играет и контекст публикации , выражаемый в размещении данного материала на полосе, в номере (для журнала) или в выпуске для ТВ или радио). В этой связи не может не обращать на себя тот факт, что в общем потоке массовой информации художественной культуре отводится второстепенная роль. Например, на телеканале “ТВ-Центр” новости культуры помещаются в общеполитическом блоке новостей (“перед спортом и погодой”). По признанию Н.С.Закировой, бывшей зам. директора канала, «бывали случаи, когда «слетали» с эфира даже уже проанонсированные сюжеты». По ее словам, для службы культурных новостей канала главное – чтобы за день не случилось пожаров и трупов, иначе места для новостей культуры не останется. Подобная ситуация характерна для всех остальных телевизионных каналов и для большей части ведущих российских печатных изданий.

Все вышеизложенное наглядно показывает, что проблема улучшения культуроформирующего воздействия журналистики в настоящий момент является весьма актуальной и требует самого пристального рассмотрения. Произошедшие за последнее время изменения в информационной политике в сфере культуры конкретных СМИ крайне незначительны. Так, исчезли такие одиозные передачи на телевидении, как «Playboy поздно ночью» на НТВ или «Голая правда» на М1. На обложках журналов перестали печать голых девиц в откровенно вызывающих позах.

Вот и все, пожалуй. И это лишний раз подчеркивает, что настоящее исследование, к сожалению, все еще сохранят свою актуальность, несмотря на то, что оно было начато еще в 19996 году. Результаты исследований, проведенных в рамках написания данного труда, и референтные наглядно показывают, что надо в корне менять все основные принципы подачи информации на темы художественной культуры. Полученные данные в значительной степени коррелируют с данными исследования Независимого института коммуникативистики . Журналисты, принимавшие участие в этом исследовании отметили, что, по их мнению, пресса может и должна формировать высокие культурные стандарты, отражать разнообразие в сфере культуры, содействовать доступу населения России к высокой культуре, информировать людей о событиях в мире культуры… Другое дело, что большинство из них отметили, что никакой целенаправленной политики в этом нет, хотя она и крайне необходима.

Дело дошло до того, что за решение данной проблемы взялось министерство культуры РФ, а не журналистское профессиональное сообщество.

В рамках программы ЮНЕСКО «Информация о всех» оно разрабатывает различные формы и методы осуществления информационного развития мирового сообщества в условиях интенсивного и массового внедрения информационных и коммуникационных технологий.

В рамках данной программы уже осуществляются несколько глобальных проектов: Международная Хартия о сохранении цифрового наследия, развитие многоязычия в интернете и всеобщего доступа к кибепространству, международная Обсерватория по вопросам информационного общества.

Принята Окинавская хартия глобального информационного общества , в которой указано, что ведущие страны мира намерены всемерно развивать информационно-коммуникативные технологии, поскольку это крайне важно для развития мировой экономики, а также и для решения различных социальных проблем.

И лишь российскую журналистику этот процесс пока затрагивает очень и очень слабо.

То есть, со всей очевидностью можно говорить, что сколько-нибудь существенное изменение ситуации с культуроформирующей деятельностью российских СМИ станет возможным только после разворачивания реализации критериально выверенной, концептуально обоснованной информационной политики в сфере культуры, при реализации которой будут тесно взаимодействовать и государство, и институты гражданского общества, и mass media community.

Приложение 7.

^ Влияние историко-культурной ситуации на деятельность людей





оставить комментарий
страница5/7
Дата09.04.2012
Размер2,03 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх