«Методолог и управленец. Пространство взаимодействия». Пожалуйста, Сергей Иванович icon

«Методолог и управленец. Пространство взаимодействия». Пожалуйста, Сергей Иванович


Смотрите также:
Агошков Валерий Иванович 1, Пармузин Евгений Иванович 1, Лебедев Сергей Анатольевич 2...
Ну что ж, Сергей Иванович, продолжим рассказ о новых правилах уплаты налога на доходы...
Место проведения...
Название дисциплины...
Кудрявцев Сергей Иванович...
Кудрявцев Сергей Иванович...
Кудрявцев Сергей Иванович...
Кудрявцев Сергей Иванович...
Девятая всероссийская конференция шахматистов-заочников...
Девятая всероссийская конференция шахматистов-заочников...
С. И. Вавилов I сергей Иванович Вавилов (1891-1951)-выдающийся советский физик-экспериментатор...
Унас сегодня четвертое заседание семинара по управленческим методологическим практикам...



страницы:   1   2

семинар 16 декабря

Голубкова. Добрый вечер всем! Сегодня у нас 16 декабря 2010 года. И очередное, второе, полноценное заседание семинара по управленческим и методологическим практикам. Доклад сегодня делает Сергей Иванович Котельников. Тема – «Методолог и управленец. Пространство взаимодействия». Пожалуйста, Сергей Иванович.

Сазонов. Только можно просьбу?

Голубкова. Да.

Сазонов. Сергей Иванович, сразу со схемами.

Котельников. Да. Я с момента доклада Розина тренировался осваивать пространство Флямера. Ездил в Ростов, и там еще два кейса, которые я успел вставить в материалы. Первым материалом была статья о покупках. Я ее рассматриваю как материал. Я попытался построить нечто аналогичное пространству Флямера и его эксплуатировать. В материалах есть критика этой статьи, исходя из удобства употребления, пользования пространством Флямера, а не тем, которое заложено в статью. Я уже нарисовал три подпространства. Вы их видите на доске. Начну.





^ Рисунок 1. Основная схема доклада

(Все изображения, сделанные во время доклада, см. на стр. 36)

Еще несколько слов о жанре. Тема остается, а что касается жанра, то это, как я и обещал, нечто вроде презентации с встроенным самоопределением. Условным адресатом презентации, если вы помните из материала, я выбираю управленца. Надеюсь, что мельком буду обращать на вас взгляд: то ли понятно, то ли приемлемо. Вы при этом будете реагировать из своего опыта. Наверное, не будет совпадать с опытом тех виртуальных управленцев, которыми я оперирую. Это то, что касается жанра.

В том подпространстве, которое Михаил Флямер. именовал «категориально-логические предпосылки» с добавкой «взаимодействие» (у тебя не было такого слова?) я сейчас нарисую синкретическую схему, чтобы она… Синкретическая в том смысле, что там собран ряд категориально-логических предпосылок, относимых к популяции схем, перечисляемых и тобой же: схема желудя, шаг развития, рефлексивный выход и рефлексивное заимствование.

Эту сборку я проделываю, адресую не только к методологам, но также и к управленцам. Это штриховая линия. Это тоже штриховая линия. А вот это сплошная. Здесь у меня методолог, а здесь у меня управленец.

Сазонов. Можно прочертить, где там границы пространств, чтобы было более жирно.

Флямер. И их наименования, если они есть.

Котельников. Категориально-логические предпосылки, онтологические основания и объекты, средства, цели, способы. Достаточно наименований, да?

Возвращаюсь к схеме. В этот синкрет вложен ряд принципов, которые неоднократно обсуждались, когда и сами схематизмы, относящиеся к этому набору популяции схемы, относились. Я из них только несколько хочу подчеркнуть, важнейших для меня. Не в порядке важности.

Первое. *, трактуемая как системная сборка-разборка. Это та трактовка *, которая предполагает, что управляемая система имеет свою морфологию, независимую от управляющей, и может, как это символизировано на правой схеме, как бы выходить и иметь самостоятельное существование. Это морфология. А здесь место для морфологии пустое. Это я называю сборкой-разборкой.

Синкрет состоит в том, что наполненное место с пустой настройкой, обозначенной штрихом, включаю в левую часть шага развития, а пустое место с настройкой, готовой вставить наполнение – в правую. Соответственно, разношу: здесь методолог, тут управленец. И еще процессуальную трактовку сюда добавляю. Соответственно, шаг развития. Что касается интерпретации рефлексивного выхода и заимствования. Да, это тоже есть. Сейчас буду комментировать.

В этом синкрете я обозначил встречу управленца и методолога. Взаимной стрелочкой – то, что названо взаимодействием. Не понятию, я вас предупредил. Это такое смысловое употребление термина. Повторяю, что означает штриховая линия? Она означает как раз тот факт, что морфологическое наполнение управляемой системы находится в свободном полете. Это можно трактовать с позиции управленца, как бы он потерял управление. Но востребованность управления остается, что и символизируется штриховой.

А это я уже прокомментировал. Методолог вместе со своими средствами готов, входя во взаимодействие с управленцем, принять переходящую из прошлого в будущее эту морфологию.

Здесь четвертый категориальный принцип, который я использую, весьма важный для меня. Объект управления, вот эта морфология мною представляется, прежде всего, как популятивная система, популяция актов действия и актов мыследеятельности.

Я бы сейчас перешел к верхнему подпространству, где я должен разместить объектом. Я выбрал кейсом, который приводится в тезисах, наиболее важный и обобщенный пример объекта для проблематизации.

Флямер. А вопросы можно по этой части?

Голубкова. Вы когда будете делать паузу: сейчас или потом?

Котельников. Сейчас. Я как раз хотел сделать. Сказал: «Я бы..» Но.

Флямер. У меня вопрос такой. Вот эта рисовка этого взаимодействия на схеме, которая сейчас в подпространстве категориально-логических предпосылок. Когда Вы про это взаимодействие говорите и это рисуете, имеется ли в виду построение какой-либо управленческой деятельности? Или нет?

Котельников. Да, конечно. Я тот методолог, который справа.

Флямер. Сейчас, секундочку. А если имеется в виду построение деятельности, то почему это рисуется в этом месте, а не в месте подпространства для деятельности?

Котельников. Дело в том, что я не могу заполнить сразу все подпространства. Но предполагается, что заполнение происходит… Сразу не могу во всех трех подпространствах нарисовать. Я бы положил и объекты…

Флямер. Нет, я не про то. У меня нет требования заполнить все три. Я просто спросил: может быть, местом ошиблись? Может быть, то, что рисуется как образ организуемой деятельности, относится не к тем формам, в которых организовано мышление, то есть категориально-логические, схематические, а относится к заданию той управленческой деятельности, которой должна стать своя для разных фигур (управленца, методолога)?

Я про эту схему. Что значит, что она здесь нарисована? Может быть, это и не то. * техническая схема, как схема.

Котельников. Я намекал еще в начале, но, наверное, это проскочило. Я это пространство еще нагружаю функцией самоопределения, прежде всего методолога, то есть себя. Это от меня зависит, какие именно категориально-логические предпосылки, заимствованные из истории *, а также другие, я сюда соберу, в эту композицию.

Можно, конечно, говорить, что это предпосылки моей деятельности, организуемой таким образом. Можно также говорить, что я это собирал, предполагая, какую совместную деятельность с управленцами я позднее разверну. Поэтому вопрос законный.

Но настаиваю пока на том, что… Стоп. Я понял, как отвечать иначе. Возвращаюсь к началу. Я взял эту схему пространства и поехал тренироваться. Нельзя сказать, что она выполняла нормативную функцию, что я не мог без нее действовать. Но непрерывно употребляя, пытаясь ее употреблять, я могу вам засвидетельствовать, что она мне помогала. Она начала мне помогать еще тогда, когда я стал относиться к своей собственной статье. И это отраженно в тексте.

Но при подготовке к ситуационному анализу, который нам заказали партнеры, мы ее тоже пытались все время употреблять и корректировать самоопределение еще до самого ситанализа.

Поэтому отвечаю по новой на твой вопрос. Да, конечно, можно так трактовать. Но контроль будущей деятельности или взаимодействия с управленцем осуществлялся исключительно на основании выдерживания вот этих категориально-логических предпосылок, упакованных в эту схему.

Флямер. Это я тоже понимаю. Еще раз. Я могу находиться в разных ситуациях для своего самоопределения, с чего началось. Я могу себя спрашивать: что вообще в ММК сделано в категориальном и принципиально-схематическом виде для того, чтобы методологическая практика в управлении состоялась? Это общий вопрос. Я могу принять их ответ или не принять. В этом будет мое решение. Но это решение, приму я его или не приму, еще не предрешает тот конкретный вид управленческой деятельности, который я буду затевать где-то с какими-то объектами, с какими-то управленцами и так далее.

Общее категориальное понятие будет реализовано и на уровне каких-то видов проектирования, и на уровне каких-то видов сценирования, и еще на каком-то уровне. Оно общее категориальное. Если я каким-то задамся. Понятно, да? Это разная степень общности. И контролирую я себя и в этом моменте, и уже на уровне конкретных способов деятельности, которые я решил затеять, в которых это общее понятие будет реализовано. Поэтому я сейчас хожу между двумя этими уровнями: категориально-логический и способов деятельности.

Голубкова. Это вопрос, реплика или суждение? Какой жанр высказывания?

Флямер. Это повторение того же вопроса еще раз. Я не сомневаюсь, что те категориально-логические моменты этой схемы действительно использовать для самоконтроля, самодисциплины, самоорганизации. Но я говорю, что эта функция самоконтроля, самодисциплины реализуется и в этом слое, и в том слое.

С чего я начал? Может быть, не там схема нарисована? Мы сейчас уточняем сами места.

Котельников. Ты места уточняешь?

Флямер. Да. Которыми мы пользуемся здесь.

Котельников. Все, понял. Отвечаю третий раз. Вспомнил. Я тоже над этим думал. Ты помнишь, что я тебе тогда задавал вопрос относительно не наполнения схем, а мест самих слоев?

Флямер. Да.

Котельников. Ты сказал, что вопрос остается неясным.

Флямер. Да.

Котельников. Думаю, что и к этому вопросу, к этой реплике твой вопрос тоже относится.

Флямер. Абсолютно.

Котельников. Предварительно, прежде чем я начну третий раз отвечать развернуто, я еще одну реплику брошу. Мне показалось, что ты вводишь идею начала. Что я якобы должен приступить какой-то деятельности или совместной деятельности, которая расположена в каком-то другом месте, предположительно вот в этом. Понимаешь?

Но дело в том, что я ни к чему не приступаю. Можно считать, что три или четыре года назад, когда мы с Кириллом Нани этим занялись, можно было ставить этот вопрос. Но мы были абсолютно тупые.

А сейчас нужно рассматривать, что мы делаем шаг развития. Сами. Это, конечно, не отражено в этой схеме, поскольку речь идет о взаимодействии. Мы ни к чему не приступаем. Я бы хотел убрать временной налет, если он присутствует. Мы продолжаем. Понимаешь?

Или ты имеешь в виду, что здесь я нахожусь в ситуации запуска чего-то? И в этом смысле возникает вопрос. Вот этот вопрос я бы принял. Постараюсь его учесть при третьем развернутом ответе.

Флямер. Хотя бы так.

Котельников. Я могу сказать, что эта схематическая сборка произведена специально для этого доклада. Глядя назад, могу сказать, что она всегда использовалась. Мы никогда не отказывались ни от одного из этих принципов, упакованных в эту схему. Скажем, последние полтора года. Это реплика.

А сейчас попробую отвечать третий раз развернуто, если ты не возражаешь. Насчет модификации этого пространства. Во-первых, я тоже не мог определить, что сверху, что снизу, и все время путался. Категориально-логические основания собранные в такого типа схему, которую очень легко трактовать как объектную или оргдеятельностную. Нужно ли специально выделять место объекта? Сейчас я его еще не нарисовал, оно у меня будет наверху. И где располагать эти наполнения? Что вверху? Или наоборот поместить объект в середину?

В конце концов, решил, что расположение нижнего вроде бы устойчивое. Оно как-то более менее соответствует схематизму мыследеятельности. В том смысле, что внизу присутствуют, в основном, действия, хотя и мыслительно оснащенное (Мd).

Что касается конкретной морфологии наполнения верхних двух подпространств и их расположения, то по-разному. В тексте вы найдете другое расположение, не такое, как здесь. У меня на черновике они так расположены, а в тезисах иначе, когда я комментирую наполнения, пользуясь кейсами.

Почему здесь так? Еще раз запутался. На бумажке у меня схема объекта под категориально-логическими предпосылками. Я просто здесь ошибся. А почему так нарисовано?

Флямер. То есть, надо перерисовать как-то, да?

Котельников. *.

Флямер. Мысленно поменять местами.

Сазонов. Это гениальная ошибка.

Котельников. Я долго ломал голову и решил, что Восток – дело тонкое, как говорится. В чем дело? Миш, ты меня поймешь. Помнишь, когда ты приходил на заседание киноклуба, я апеллировал к пространству, которое там возникало, и решил, что здесь именно так стоит расположить наполнение, потому что это очень похоже на то, что там творилось.

А там пространство было устроено следующим образом. Чтобы было понятнее, я все эти подпространства размещу вертикально, то есть поверну всю схему на 90о. Смотрите, в данном случае, только в данном случае схема объекта… Не буду говорить, пока не нарисую. Здесь у нас категориально-логические предпосылки, а здесь все остальное: средства, цели, способы. А вот это схема объекта.

Придется несколько слов сказать. Поскольку ты вопрос задал, апеллирую к твоим ощущениям, к твоей памяти, что там творилось. Там все время отрабатывалась эта схема. Это экран. То, что на нем нарисовано, когда смотришь фильм. Это то, что за экраном. Туда проваливаешься, если этот экран становится прозрачным. И могут возникать всякие эффекты, если все три пространства сворачиваются только в это. Можно стрелять в экран.

Флямер. Или пугаться поезда.

Котельников. Да-да. А здесь расположена аудитория.





^ Рисунок 2. Схема «экрана»


В данном случае, меня больше всего интересуют вот эти две фигуры. Спрашивается, что с ними происходит, когда они смотрят сквозь экран, и что с ними происходит, когда насильно организуется рефлексия после просмотра, что было там. Ты знаешь, что там вводился специальный тематизм. И всех заставляли двигаться по этим… Различать суждения, в каком месте подпространства они находятся.

Так вот, в чем состоит прикол или фишка нашего с Кириллом употребления этого подпространства? Мы старались, размещая себя и имитируя управленца в левой части, сидя в аудитории, смотря туда, где он нам что-то показывает, или интервью мы собираем, или он нам что-то рассказывает, старались менять очки на одном экране. И постепенно вытаскивать, прежде всего, собственников и заказчиков сюда, в аудиторию. Но вытаскивать мы могли, естественно, не в категориально-логические основания, поскольку это же… с ума можно сойти. А вытаскивать через суррогат, через нарисованную схему объекта. Он как бы через нее должен был пройти сюда.

Но всегда застревал здесь. То есть, схема объекта должна быть для него приемлемая, чтобы он узнал то, что творится здесь, и мог за счет этого узнавания далее проводить рассуждения вместе с нами, анализировать то, что здесь происходит в языке, понятном и нам, и ему. Поэтому в данном случае мне стоило нарисовать схему объекта посередине, чтобы повернув ее на 90о, она оказалась нарисованной на экране. Это третий развернутый ответ.

Сазонов. К пониманию той схемы, которая была до сих пор посередине. Я никак не могу понять, как из этой схемы можно изъять время или, по крайней мере, некоторую процессуальность. Когда я гляжу на схему, то она для меня выглядит таковой.

Правильно ли я понял, что вот эта схема шага развития? Левая часть предполагает, что есть управленец, имеющий дело с объектом своего управления. И эта связка может быть рассмотрена без участия методолога. Либо с самого начала вы предполагаете, что методолог – участник этой кооперации с управленцем. Либо мы можем сказать, что была вот эта первая ситуация, управленец с объектом. Появляется методолог. И вроде бы тогда задача методолога заключается в том, чтобы уйти от морфологии управленческого объекта и придти к чему-то другому. То ли здесь нарисовано, что он в одиночестве, как моносубъект выступает по отношению к новой ситуации, либо в связке с управленцев. Из схемы для меня пока это остается неправильным и непонятным.

Вопрос заключается в следующем: это неправильная трактовка этой схемы?

Котельников. Почему неправильная? Правильная. Только я не очень понимаю, зачем время.

Сазонов. Это проблема даже не времени. Это, может быть, не физическое время, а логическое время, пожалуйста. Но все равно разведение.

Котельников. Я боюсь, что тогда снова включается реплика перед третьим развернутым ответом. Мы перед тем, как…

Сазонов. Я помню это, что вы продолжаете.

Котельников. Да, продолжаем. Мы можем его имитировать, заказчика и управленца. И как правило, это получается еще до встречи с ним. Я не знаю, ответил ли я.

Сазонов. Понимаете, в чем дело? Либо это все у вас в вашем концептуальном поле, либо вы взаимодействуете с реальной фигурой. В какой мере для вас управленец выступает как некая концептуальная единица, которую мы можете реконструировать и воспроизвести? А в какой мере он выступает в кооперации с вами? Еще неизвестно, что он собой представляет, и чем для вас окажется. Понимаете? Статус вот этого управленца * по-разному будет, в зависимости от того, как вы его здесь представляете.

Котельников. Когда происходит захват уже этого пространства, вместе с организованностью…

Сазонов. Нет, подождите. В том пространстве. Оно же у вас относительно самостоятельное? Вы же его можете рассматривать?

Котельников. Нет, нельзя.

Сазонов. По отношению к чему тогда?

Котельников. Они все время заполняются синхронно. Одновременно. Я просто в дискурсе не могу их заполнить одновременно. Поэтому я вынужден ввести слово «когда». Если бы вы попали сюда одновременно с этим, то вы бы здесь увидели, что цели, средства, способы уже употреблены в той рабочей группе, которая организуется, когда начинается проектирование. То есть, он вместе с топ-менеджментом включается в эту рабочую группу, и его цели и средства остаются. Я не знаю, ответил ли я на Ваш вопрос. Или нет.

Сазонов. Нет, не понимаю я.

Котельников. А здесь фиксируется только одно в виде штриховой линии, которая обозначает как бы его рефлексию о том, что его средства, цели, а также другие фиксации и неудовлетворенности означают, что он потерял управление, или что морфология управляемой системы уже движется сама по себе. Этот факт здесь фиксируется.

Флямер. В идеальном смысле слова «фиксируется», так?

Котельников. Да. Для моего самоопределения. А также и его, в тот момент, когда мы уже начинаем с ним разговор. Он признает в той или иной степени, что это есть факт, и что его слова, которыми он пытается передать нам ситуацию про свои цели, средства и так далее, уже неадекватны.

Флямер. Дисфункция.

Котельников. Он это должен признать, хотя бы самим фактом заключения с нами контракта, еще не ситанализ, а на проектирование. Поэтому мы разделяем контрактный ситанализ и проектирование. Не знаю, ответил ли я.

Сазонов. Я вроде бы получил ответ. Только все равно достаточно плохо себе представляю, как можно потом не реконструировать эту ситуацию безотносительно к методологу, если вы все-таки хотите с ним коммуницировать. Вроде бы вы сразу погружаете его в ситуация… Методологическая рамка как раз объемлющая для всего этого.

Котельников. Нет, не сразу. Для этого используется схема объекта. Но она конструируется, исходя из вот этих принципов. Может быть, я зря нарисовал эту схему. Может быть, достаточно вот этой популяции принципов.

Сазонов. Нет, как раз мне кажется, что схема очень осмысленная. Без нее и перечисление было бы непонятным. Я вроде бы понимаю, что Вы говорите.

Загидуллин. Я прошу прощения, Сергей Иванович, а Вы от подготовки доклада к самому докладу уже перешли? Или еще нет? Вас попросили сначала нарисовать схему. Вы нарисовали. Вас попросили уточнить элемент схемы. Вы уточнили. Вы к докладу перешли или нет? Я тупой, простите.

Котельников. Очень хороший вопрос. Дело в том, что в какой-то мере то, что здесь происходит, имитирует и то, что происходит там, при взаимодействии с заказчиками. Я ориентируюсь на актуального управленца. Поэтому ни в коей мере не буду производить доклад. Это никакой не доклад.

Загидуллин. Ну, выступление.

Котельников. Хотя, поскольку здесь присутствует и методологическое сообщество, приходится и эту рамку учитывать. То есть, и вам я должен удовлетворить. То есть, я должен проговаривать дискурс. Но одновременно я должен взаимодействовать или имитировать взаимодействие с присутствующим здесь управленцем. Вопросы, которые вам задаются от методологов, приемлемы для вас? Они продвигают понимание?

Загидуллин. Подождите. Давайте с Вами заключим элементарную конвенцию. У Вас жанр какой?

Котельников. Презентация со встроенным самоопределением в форме доклада.

Загидуллин. Презентация чего?

Котельников. Меня, методолога.

Загидуллин. Презентация самоопределения методолога в форме доклада.

Котельников. Не самоопределения. Презентация управленцу с встроенным самоопределением, в форме доклада. Доклад ориентирован на дискурс, приемлемый для семинарской работы. Презентация ориентирована на управленца. И еще я должен самоопределяться, поскольку без этой фигуры…

Загидуллин. Все понятно.

Котельников. Это не значит, что я управленцу рисую все это, когда с ним разговариваю.

Голубкова. Это был мой вопрос, и я его сейчас задам, потому что я после Бориса Васильевича хотела сразу его задать.

Загидуллин. Можно уточнить, когда началась форма доклада? Перед этим был ответ на вопросы до начала доклада.

Котельников. Когда раскрыл рот.

Загидуллин. Это уже был доклад?

Котельников. Да. А что Вас не устраивает? Я нарушаю какие-то нормы?

Загидуллин. Нет. Я не понимаю, что вообще обсуждается, в чем состоит ваша мысль. Я прочитал тезисы. Они меня навели на ворох размышлений. Но тезисы – это тезисы. Это вспомогательное средство. Есть Вы, и Вы начинаете в форме доклада чего-то делать. Я пытаюсь отделить, где начинается Ваше действие, от всех остальных, наведенных.

На мой взгляд, вопрос Миши, где эта схема в том пространстве, в том или не в том этаже – это наведенный вопрос.

Котельников. Нет. Почему?

Загидуллин. А можно тогда кратко повторить основной тезис предыдущей части? То утверждение, которое Вы делаете. Или сделали.

Котельников. Все три процесса, которые сейчас происходят, вместе с самоопределением, невозможны без пространства Флямера.

Загидуллин. Это первый тезис?

Котельников. Да.

Загидуллин. Еще были какие-то тезисы?

Котельников. Нет.

Загидуллин. Тогда еще раз, чуть медленнее. Я тупой.

Котельников. Презентация со встроенным самоопределением в форме доклада невозможна вне пространства Флямера. Поэтому я должен рисовать…

Загидуллин. Вне схемы пространства?

Котельников. Нет, вне пространства.

Загидуллин. Вот это что такое?

Котельников. Я же не могу нарисовать все вместе с заполнением. Я должен заполнять, используя дискурс и рассуждение, которое принято в семинарской форме.

Загидуллин. Хорошо, я понял. Что-то невозможно без этого пространства. Вы это пространство уже ввели, будете вводить?

Котельников. Оно введено Флямером.

Загидуллин. Оно введено Флямером.

Котельников. Конечно. На первом семинаре, на котором Вы присутствовали.

Загидуллин. То есть, оно уже **. Вы не запутывайте. Зачем Вам тогда делать лишнее утверждение, что что-то невозможно без этого пространства? Это пространство уже введено, поэтому после этого можно делать все, что угодно.

Котельников. Опять «до и после».

Загидуллин. В чем было сегодня Ваше позитивное утверждение?

Котельников. Происходит презентация управленцу. Это все на экране, видите? Этого акта еще не было, я не обращался к управленцу.

Загидуллин. Отлично. А утверждение о том, что что-то без чего-то невозможно – это не сама презентация. Это некоторые методические подходы к снаряду. А сам снаряд? Можно теперь и презентоваться Вам.

Котельников. Снаряд состоит из трех комнат на этой схеме. Вы сидите вот здесь, в категориально-логических предпосылках. Поскольку вас больше, я счел возможным нарисовать сначала вас. И себя вместе с вами. Потом я начну показывать фильм, адресованный преимущественно управленцу. При этом, чтобы он не смотрел на это как на событие на улице, что там кто-то бегает, плюется, курит сигареты – его подчиненные, я должен здесь нарисовать схему объекта – очки, что и происходит за счет режиссерского и сценарного замысла, а также прочего, чему учат в институте кинематографии.

Голубкова. Я задам свой вопрос, который позволит прояснить ситуацию, я надеюсь. Сергей Иванович, с жанром понятно – презентация. Цель презентации? Что мы получим в конце?

Котельников. Проблему.

Голубкова. Чью?

Котельников. Нашу.

Голубкова. Нашей группы. Вне зависимости от того, что она у нас смешанная?

Котельников. Независимо, да. Общую проблему получим. И мою, естественно. Я не знаю.

Голубкова. Александр, у Вас был вопрос. Остался вопрос?

Соколов. Вы проскочили на один такт, поэтому не знаю. Но все равно все-таки, наверное, его задам. Если не нужен этот вопрос, можно вычеркнуть. Эта схема использовалась для того, чтобы вам разработать оргпроект работы с будущим управленцем? Или вы ее уже использовали, когда с ним уже работали, войдя в контакт, в контракте?

Котельников. Если бы убрали время…

Соколов. А где тут время? Тут не время, тут стадии. Первая стадия – вы разрабатывали…

Котельников. Понимаете, рефлексия же двунаправленная. Поэтому если бы вы убрали из вопроса «до и после» и как-то его переформулировали бы, было бы неплохо.

Соколов. Схема использовалась для оргпроектирования взаимодействия с управленцем? Или для работы с управленцем в ситуации реального взаимодействия.

Котельников. Использовалась и так, и сяк.

Соколов. И так, и так.

Котельников. И не просто используется, а еще используется.

Соколов. Я говорю, я прошел такт. Это было тогда, когда… Теперь, я так понимаю, еще и сейчас должна использоваться. Хорошо.

Голубкова. Дальше движемся.

Флямер. Я могу обозначить вопросы, не настаивая на ответах. Меня продвинуло это обсуждение. Я понял, что в этом слое категориально-логических предпосылок вообще-то нужно разводить для себя два фокуса: это категориально-логические предпосылки относительно самого управления и эти категориально-логические предпосылки относительно взаимодействия. Отсюда название, что это категориально-логические предпосылки взаимодействия. Фокус управления отдельно. В перечислении *, рефлексивный выход, заимствование.

Котельников. Рефлексивный выход и рефлексивное заимствование тоже присутствует в этот момент.

Флямер. Да.

Котельников. А взаимодействие пришлось синкретически изобразить.

Флямер. Да отсюда этот тезис, фактически ответ Борису Сазонову на его вопрос. Это эмпирический управленец из ситуации, или это мыслимое идеальное начало…

Реплика. В вашем оргпроекте.

Соколов. В мышлении, формирующем оргпроект.

Котельников. Эмпирический управленец из ситуации, обобщенный до рамок. Можно же трактовать это и как рамки. Но еще мне неизвестно. В этом-то и проблема.

Флямер. Да. Но когда вы фигурку М врисовываете в этот контекст, вы что врисовываете? Можно ли здесь проводить какое-то различение: общая методология, частная методология? Или общая методология и прикладная методология?

Реплика. Или методология управления.

Флямер. Да. Какая-то особая методология. Общая и особенная. По этому поводу…

Котельников. Не берусь. По набору принципов, скорее, методология управления.

Флямер. То есть, частная. Одна из.

Котельников. Я бы уклонился.

Флямер. Я задал именно как вопрос. Тогда уже на уровне этих категориально-логических предпосылок про это уместно нечто задавать.

Котельников. Да, конечно.

Голубкова. У меня вопрос на понимание. Вот тот эмпирический управленец, который обобщен, – это идеальный газ? Мы пользуемся в физике понятием «идеальный газ». Это не газ реальный, который мы имеем в этой комнате. Но объект, с которым можно как-то работать.

Котельников. Склонен признать, что в этом пространстве заложена интенция на моделирование, то есть на очищение эмпирии от несущественных для этого пространства, для выбора категориально-логических предпосылок, а также для той проблемы, к которой я попытаюсь выйти. Моделирование признается, что оно здесь осуществляется. Но это не очень существенно.

Второй ответ. Здесь присутствует тот управленец, с которым мы сталкивались последние три года. Потом вспомните мою реплику, когда вы сказали, что ладно, пусть будет мелкий бизнес. Я специально спрашивал. Это не тот управленец, который работает масштабами таких объектов, скажем, как отрасль, регион, сфера, страна. Не тот.

Голубкова. А какой? Очень важно позитивное утверждение. Какой?

Котельников. Это тот, который не в состоянии подняться до этих вершин, но очень хочет. Проблема в этом и заключается, что… А, вот. Я сейчас вам байку расскажу, чтобы было понятно.

Переходим сюда. Здесь я пока ничего не заполняю, поскольку здесь у меня материал из других кейсов. А это байка специфическая.

Голубкова. В нижний уровень переходим.

Котельников. В нижний уровень. Байка из истории моих занятий, из сферы кинематографа. Сразу, там очень богатый позиционный состав и очень сложная, более пространственная технология работы. И там есть принципы разделения этих позиций, участвующих в этой гигантской игре, которая захватывает, как вы понимаете, весь шарик. Против лома нет приема.

Сложное разделение между позициями, участвующими в этой игре, на плацдарме, и позициями, на простом языке, чисто исполнителями. Граница между этими позициями переменная, смещается в зависимости от стратегического проекта по отношению к сфере кинематографа, а также, поскольку он встроен в хозяйство, и не только США…

[отвечает на звонок]…потерял мысль.

Реплика. Граница плавает.

Котельников. Граница плавает. Исторически плавает. Если брать кинематограф начала века сравнительно с кинематографом после кризиса 60-х годов, когда стало наезжать телевидение, то сейчас там наверху присутствуют звезды, продюсеры, режиссеры, сценаристы и еще кое-то, четыре-пять позиций, которые участвуют в гигантской игре, в том числе являются ключевыми фигурами в марафоне по присуждению «Оскара». И они учитываются в первую очередь, когда идет взвешивание и выделяются темные лошадки.

Эта байка применима и в ответе на мой вопрос. Я имею дело с теми управленцами, которые ниже, чем ты. Они не участвуют в глобальных играх, в которых фигурируют такие объекты, как я сейчас назвал: отрасль, регион. Они не участвуют в том, что сейчас, эти поползновения по поводу Сколково. Они не игроки. Это можно даже назвать первым подходом к проблеме.

А вот за бугром (меньше в Евросоюзе, больше в Штатах) того же ранга управленцы, имеющие дело с мелким бизнесом и со средним бизнесом, являются игроками, поскольку у них есть и функции, и роли, и свои игровые сценарии. Эти функции мелкого бизнеса. Назову только три: инновационная, социальная и страховочная для крупных рыб. Если что-то случается, то сразу отсеивается масса мелких рыбешек. И они за счет этого страхуют крупные компании. У нас ничего этого нет.

Это и по материалу деятельности видно. Преимущественно коммерческая логистика. Практически все сейчас. То есть, они даже в той большой игре не принимают участия, не говоря, что они здесь во что-то играют. С ними я имею дело. Это намек на проблему. Я ее буду обсуждать чуть-чуть подальше. Ответил ли я на вопрос?

Голубкова. Ответили. Пошли дальше.

Сазонов. Можно маленькую реплику, да? Сергей Иванович, а почему Вы не хотите такую схему пространства, которая у нас была? Она, мне кажется, более структурирована и в этом смысле более интересная. Это * онтология здесь, категориальные предпосылки здесь, а средства здесь. И тогда можете рассматривать *, а не просто через…








оставить комментарий
страница1/2
Дата31.03.2012
Размер0.69 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх
Разработка сайта — Веб студия Адаманов