Ые и прикладные проблемы популяционной биологии сборник тезисов докладов VI всероссийского популяционного семинара 2-6 декабря 2002 года Нижний Тагил 2002 icon

Ые и прикладные проблемы популяционной биологии сборник тезисов докладов VI всероссийского популяционного семинара 2-6 декабря 2002 года Нижний Тагил 2002



Смотрите также:
Промышленности нижнетагильского округа...
Учебное пособие Нижний Тагил 2002 ббк уваров В. М...
Сборник научных статей Областной научно-практической конференции, 15 мая 2012 года, Нижний Тагил...
Нижний Тагил
Общенаучное и междисциплинарное знание...
Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования...
Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования...
Удк 347 I ббк 67. 404 3-40...
Итарный научный фонд труды всероссийского философского семинара молодых ученых им. П. В...
Тезисы 30 мая- 1 июня 2002 г...
Учебно-методическое пособие Автор ы-составители И. В. Елистратова > Н. З...
Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
вернуться в начало
скачать

^ ТЯЖЕЛЫЕ МЕТАЛЛЫ В ПТИЦАХ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ


Настоящая работа является частью мониторинговых исследований, касающихся проблемы видового разнообразия птиц в Пермской области.

Известно, что тяжелые металлы (ТМ) являются необходимыми микроэлементами в организме, без которых невозможны важнейшие физиологические процессы, но в концентрациях выше нормы оказывают на него разрушающее действие. Животные и растения способны накапливать в органах и тканях химические элементы, в избытке присутствующие в среде обитания. В нашем регионе имеются многочисленные источники ТМ. В связи с этим в Пермской области необходимо проведение исследования, позволяющего контролировать состояние окружающей среды. Птицы являются модельным объектом накопления ТМ в организме человека.

В работе были поставлены следующие цели: сравнить содержание ТМ в биопробах из различных районов Пермской области; сравнить концентрации металлов в птицах разных трофических групп; проследить, как изменяется содержание ТМ в течение периода исследования (с 1998 по 2001 гг.); сравнить химический состав скорлупы, перьев и костной ткани птиц.

Как наиболее доступный материал использовались перья, скорлупа и кости погибших птиц. Пробы отбирались в период с 1998 по 2001 гг. в разных точках Пермской области. Содержание металлов определяли в период 1998–2000 гг. методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии в Институте Детской экопатологии г. Перми, а в 2001 г. эмиссионно-спектральным методом в Аналитическом испытательном центре ОАО «Уральская центральная лаборатория» г. Екатеринбург. В пробах 1998–2000 гг. определялось содержание максимум восьми металлов (Mn, Pb, Ni, Cr, Cd, Cu, Co и в пере – Zn), в 2001 г. проводился анализ на содержание 35 химических элементов.

Было выявлено следующее.

1. В период 1998–2000 гг. из восьми исследованных элементов (Mn, Pb, Ni, Cr, Cd, Cu, Co и в пере – Zn) все были обнаружены в биопробах. В 2001 г. из 35 исследованных – 28 в перьях, 25 в костях и 10 в скорлупе.

2. Химический состав пера был наиболее постоянным, а скорлупы – наименее.

3. В перьях в течение трех лет (1998–2001 гг.) у рыбоядных и в течение двух лет (1999–2000 гг.) у хищных птиц прослеживаются одни и те же закономерности в накоплении химических элементов. В костях они менее выражены. В скорлупе наблюдается отличия в содержании металлов в 2001 г. по сравнению с предыдущим периодом, а общие закономерности прослеживаются в 1999 и 2000 гг.

4. По убыванию средних концентраций исследованных металлов в разных типах биопроб элементы можно расположить в следующие ряды.

Перо: Zn, Mn > Cu > Pb, Ni, Cr > Cd, Co

Скорлупа: Pb > Mn, Ni > Cu > Co, Cr > Cd

Кости: Mn > Pb > Ni > Cu, Cr > Co, Cd

5. По убыванию концентраций многих исследованных металлов (Pb, Ni, Cd, Co) биопробы можно расположить следующим образом:

скорлупа > кости > перо.

По убыванию содержания марганца: кости > перо > скорлупа.

Концентрации хрома заметно меньше в пере, содержание меди везде примерно одинаково.

6. Всеядные, хищные и рыбоядные птицы накапливали в пере значительно больше марганца по сравнению фитофагами и питающимися беспозвоночными. Свинец накапливали преимущественно фитофаги и всеядные. Кобальт, хром и никель несколько больше – хищные, медь – питающиеся беспозвоночными.

В скорлупе марганец заметно больше накапливают птицы, питающиеся беспозвоночными по сравнению с рыбоядными и фитофагами, а фитофаги – медь, свинец и хром.

В костях рыбоядных птиц марганец, а также медь содержались в больших количествах, по сравнению с питающимися беспозвоночными, которые больше накапливали свинец.

7. Преимущественное накопление свинца было отмечено в пробах с Сылвинской площадки (Кишертский р-н), а марганца – с Пермской (в пригороде г. Перми).

Елистратова И. В.

Нижнетагильский государственный педагогический институт

622031, Россия, г. Нижний Тагил, ул. Красногвардейская, д. 57

ecolab@yandex.ru

^ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СВЕТЕ МОДЕЛИ

УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ


В конце XX века состоялась Конференция ООН по проблемам окружающей среды и развитию, которая приняла историческое решение об изменении курса развития всего мирового сообщества.

Начало третьего тысячелетия по времени совпадает с переходом всего человечества на новую форму развития, получившую наименование устойчивого развития.

Устойчивое развитие – это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности (Наше общее…, 1989).

Переход от модели неустойчивого развития к модели устойчивого развития должен реализовываться нынешним и будущим поколениями. Поэтому в школах и вузах необходимо так организовать учебно–воспитательный процесс, чтобы формировать у учащихся и студентов новое экологическое мышление, основываясь на принципах устойчивого развития.

В связи со сменой парадигмы развития, меняется и содержание экологического образования.

Экологическое образование молодежи – не просто одна из важнейших задач современного общества, это – условие его дальнейшего выживания.

На современном этапе в народном хозяйстве остро требуется принятие оперативных и ответственных экологических решений, в стране не хватает как компетентных специалистов, так и грамотных, ответственных исполнителей. На экологической подготовке молодежи остро сказывается недостаток конкретных научных знаний, а главное – недостаточность общего научного фундамента. Ориентации только на глобальные экологические проблемы явно не хватает для успешной дальнейшей подготовки специалистов в разных областях хозяйственной деятельности. Экологическое образование уже не успевает за движением экологической науки и требованиями общества.

Как и в других областях знания, экологическое образование молодежи должно быть опережающим и, следовательно, должно отражать состояние науки, эволюционировать вслед за развитием научных задач и программ, готовить к решению очередных проблем общества.

Согласно изданному Программой ООН по окружающей среде докладу «Глобальная экологическая перспектива – 2000» среди проблем экологического характера, которые окажутся основными в XXI веке, названо сокращение биологического разнообразия. Производство товаров и услуг, необходимых для населения нашей планеты, зависит от разнообразия и изменчивости генов, видов, популяций и экосистем. Поэтому на Конференции ООН была принята Конвенция о биологическом разнообразии, а в Повестку дня на XXI век вошла статья 15 «Сохранение биологического разнообразия». Суть этих документов – привлечение внимания к биологическим основам функционирования биосферы, биологическим механизмам стабилизации экосистем, законам жизни популяций, видов и сообществ, а также идея защиты этих хрупких механизмов жизни.

Сейчас наиболее актуальна не общая идея охраны природы, а дифференцированный подход, вычленение самого важного, что невосполнимо в природе и без чего невозможно на Земле развитие жизни и благосостояния человечества.

Изучение законов биологического разнообразия – очень важный этап в развитии экологического образования. Основой его должен быть прочный фундамент биологических знаний. Между тем в современной школе до недавнего времени были выражены тенденции оттеснения биологии в разряд второстепенных предметов и сворачивания ее содержания. Эти тенденции особенно прослеживались в облегченных программах интегрированного курса естествознания 5–7 классов. Для общества представляет серьезную опасность недостаточность опоры на биологические знания в экологической подготовке молодежи.

Специальные экологические вопросы в рамках биологии – это представления о механизмах устойчивости, самоподдержания, саморазвития биологических систем – сообществ и популяций, представления о том, как устроены и как функционируют эти системы, на эксплуатации которых построена жизнь человеческого общества. Этот круг вопросов связан с проблемами биологического разнообразия. Такие вопросы как пределы допустимого эксплуатирования природы и оценка границ ее восстановительных возможностей – необходимая основа деятельности людей.

Экологическое образование не может замыкаться только в рамках биологической науки. Однако при построении действенной системы экологических знаний должны быть выявлены приоритеты, создана иерархия главного, важного и дополнительного.

Экологическое образование должно охватить разные сферы знаний: законы живой природы, науки о внешней среде и социальные науки. Однако экологическая составляющая других, не биологических наук – это только та их область, которая спроецирована на живую природу. Если в рамках биологии возможно обсуждение большинства экологических принципов, то в других предметах это далеко не так. Экологизация этих предметов должна быть органичной и зависеть от их содержания.

Главный аспект экологизации социальных наук – оценка отношения людей к природной среде, к живой природе на разных этапах развития общества, в разных сферах деятельности.

Очень важны нравственные аспекты экологического знания, привитие обществу новой морали. Смысл экологической культуры человека – уважение к законам живой природы, умение соотносить с ними свое поведение и хозяйственную деятельность. Гуманистическое воспитание не может строиться только на базе гуманитарных наук. Оно должно воспитывать уважение к жизни в целом.

Одна из глубинных методологических причин слабой эффективности современного экологического воспитания – антропоцентризм в восприятии окружающей действительности. В мире еще господствует старая парадигма человека как венца природы и распорядителя ею, утверждения примата социального над биологическим. Хотя на наших глазах совершается вызревание другого, системного мышления, методология школьного и вузовского образования еще не восприняла глубоко эту новую парадигму.

На смену антропоцентризму современного человека должен прийти биоцентризм – перемещение центра внимания с себя на живую природу, которая создает и поддерживает среду жизни человечества. Биоцентричность означает принятие системного мышления и понимание того, что только система жизни на планете в целом обеспечивает и сохранение, и прогресс человеческого общества. Это новая мораль, включающая и уважение к природе, и ответственность за нее. Это парадигма, которая должна лежать в основе экологического воспитания молодежи.


Ермолаев И. В.

Ижевская государственная сельскохозяйственная академия

426069, Россия, г. Ижевск, ул. Студенческая, д. 11

eiv@udm.net

^ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ СКОРОТЕЧНЫХ ОЧАГОВ

ЛИСТВЕННИЧНОЙ ЧЕХЛИКОВОЙ МОЛИ В УДМУРТИИ


Лиственничная чехликовая моль Coleophora sibiricella Flkv. (Lepidoptera, Coleophoridae) является обычным компонентом лиственничных посадок Европейской части России, а также лесной и лесостепной зон Западной и части Восточной Сибири.

Лиственничная чехлоноска имеет однолетнюю генерацию. Бабочки летают и откладывают яйца в течение месяца. Начало лета сильно варьирует в разных частях ареала, начиная с конца мая в Московской области (Белова, 1981) и заканчивая первыми числами июля в Хакасии (Ермолаев, 1998). Эмбриональное развитие длится около двух-трех недель. Гусеницы двух первых возрастов минируют хвоинку, выбранную самкой при яйцекладке. К сентябрю гусеницы линяют второй раз, покидают хвоинку и делают чехлик, который в дальнейшем носят на себе. Зимовка происходит в кроне дерева на стадии гусениц третьего возраста. Весной минер возобновляет питание и линяет в третий раз. Продолжительность стадии куколки составляет около двух
недель. Все индивидуальное развитие отдельной особи лиственничной чехлоноски связано с одним деревом-хозяином (Eidmann, 1965).

Лиственничная чехлоноска может образовывать как скоротечные, так и хронические очаги. Для первых характерна быстротечность, значительная площадь повреждений (до сотен гектар), высокая плотность заселения и степень освоения лиственниц (Плешанов, 1982). Вторые могут существовать до десяти и более лет на небольшой территории с ухудшенными лесорастительными условиями или повышенной антропогенной нагрузкой. Биоценотические механизмы функционирования хронических очагов моли были исследованы нами ранее на примере разнотравного лиственничника лесостепной зоны предгорьев Кузнецкого Алатау (Ермолаев, 1999).

В 2000 г. в ряде районов территории Удмуртии (Алнашском, Граховском, Можгинском и Селтинском) произошло резкое увеличение плотности заселения лиственниц лиственничной чехликовой молью. Течение скоротечного очага минера наблюдали в лиственничной лесополосе близ п. Подшивалово Завьяловского района. Общая площадь очага составила 1 га. Плотность заселения лиственниц превышала показатель 2 гусениц четвертого возраста на 1 брахибласт. К концу июня деревья на четверти площади очага были полностью дефолиированы. Анализ куколок моли, собранных с 10 деревьев, показал, что 8,0 ± 1,7 % из них были заселены паразитами. Выход бабочек составил только 2,8 ± 0,7 %. Причина гибели основного количества пронимф и куколок не известна.

Весной 2001 г. на месте реализации очага плотность заселения лиственниц гусеницами минера третьего возраста не превышала показателя 0,01–0,1 гусениц на 1 брахибласт. В результате полной дефолиации части насаждения более 400 деревьев (93 м3) погибло и было заселено ксилофагами. Анализ 10 модельных деревьев показал преобладание комлевого типа заселения, главным образом сибирским серым длинноусым усачем Acanthocinus carinulatus Gebl. (Coleoptera, Cerambycidae). Помимо этого 40 % вершин деревьев было заселено короедом пожарищ Orthotomicus suturalis Gyll. (Coleoptera, Scolytidae).

Автор выражает глубокую признательность А. Л. Лобанову и М. Ю. Ман­дельштаму за определение видов ксилофагов.

Результаты наших наблюдений впервые позволили зафиксировать гибель лиственниц вследствие реализации скоротечного очага лиственничной чехлоноски. Собранные данные дополняют полученные ранее материалы о негативном влиянии моли на продуктивность и генеративную сферу дерева-хозяина (Ермолаев, Ермолаева, 1998) и позволяют отнести лиственничную чехликовую моль к группе экономически значимых филлофагов лиственницы.

ЛИТЕРАТУРА


Белова Н. К. Материалы по биологии и экологии лиственничной чехликовой моли в условиях г. Москвы // Экология и защита леса / Под ред. Соловьева В. А. и др. Л., 1981. C. 80–83.

Ермолаев И. В. Особенности поведения бабочек лиственничной чехликовой моли Coleophora sibiricella Flkv. (Lepidoptera, Coleophoridae) при расселении и освоении кормового объекта // Энтомологические исследования в Сибири / Под ред. Баранчикова Ю. Н. Красноярск, 1998. Вып. 1. С. 55–69.

Ермолаев И. В. Биоценотические механизмы функционирования хронических очагов лиственничной чехликовой моли Coleophora sibiricella Flkv. (Lepidoptera, Coleophoridae). Автореф. дис. … канд. биол. наук. Красноярск, 1999. 18 с.

Ермолаев И. В., Ермолаева М. В. Реакция лиственницы сибирской на повреждение гусеницами лиственничной чехликовой моли Coleophora sibiricella Flkv. (Lepidoptera, Coleophoridae) // Энтомологические исследования в Сибири / Под ред. Баранчикова Ю. Н. Красноярск, 1998. Вып. 1. С. 78–89.

Плешанов А. С. Насекомые – дефолианты лиственничных лесов Восточной Сибири. Новосибирск, 1982. 209 с.

Eidmann H. H. Őkologische und physiologische Studien über die Lärchenminiermotte, Coleophora laricella Hbn. // Studia forestalia Suecica Stockholm: Skogshögskolan, 1965. № 32. 226 s.


Ерохин В. В.

Казанский государственный университет,

420008, Россия, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18

Vladimir.Erokhin@soros.ksu.ru

^ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ

СУХОДОЛЬНЫХ ЛУГОВ ПРАВОБЕРЕЖЬЯ РЕКИ ВЯТКИ


Подзона южной тайги обладает огромными массивами суходольных лугов. Перед экологами, фитоценологами и луговедами стоит задача комплексного изучения их флоры и растительности.

Суходольные луга как особый тип растительных сообществ, сформированных на месте сведенной лесной растительности (Горчаковский, 1999) и обладающих рядом специфических особенностей, представляют собой огромный научный и практический интерес для исследователей.

Изучение флоры и растительности суходольных лугов правобережья реки Вятки в нижнем течении мы проводили в 1996–2001 гг. при их детальном геоботаническом обследовании.

На основании флористических сборов и 300 описаний растительности луговых сообществ был составлен максимально полный список флоры и выполнен ее анализ: таксономический, жизненных форм и эколого-ценотический.

Всего на суходольных лугах низовий реки Вятки выявлено 169 видов сосудистых растений, относящихся к 138 родам, 34 семействам, 30 порядкам, 3 классам и 2 отделам.

Ведущими семействами в луговой флоре района исследований являются: Asteraceae (35 видов, 23 рода), Fabaceae (19 видов, 9 родов), Poaceae
(16 видов, 10 родов), Brassicaceae (11 видов, 11 родов), Caryophyllaceae (10 видов, 7 родов), Rosaceae (10 видов, 5 родов).

Анализ жизненных форм по Раункиеру выявил преобладание во флоре суходольных лугов гемикриптофитов (75,74 %), что является характерным для умеренной зоны. Терофиты составляют 10,65 %, хамефиты – 7,10 %, а криптофиты – 6,51 % от общего числа видов.

На основе разделения флоры на шесть экологических групп проведен ее анализ, который показал, что большую часть флоры района исследований составляют мезофиты (58,58 %). Растения сухих мест обитания (ксерофиты, мезоксерофиты и ксеромезофиты) составляют в сумме 39,65 %. Менее всего представлены гигромезофиты и мезогигрофиты (суммарно 1,77 %).

Ценотический анализ флоры выявил шесть групп растений со сходными условиями произрастания. Ввиду сильного антропогенного влияния на лугах преобладают синантропные виды (34,32 %). К собственно луговым относятся 30,18 % видов, лугово-лесным – 11,24 %, лесным – 4,14 %. Заметно влияние лесостепных (14,20 %) и степных (5,92 %) видов.

Для описания растительности мы выбирали на лугу наиболее типичный и однородный по экологическим условиям участок площадью 100 м2 (учетная стометровая площадка) (Марков, Маркова, 1964) и выполняли на нем геоботаническое описание, включающее в себя характеристику местоположения, вида угодий, рельефа, почвы, условий увлажнения, растительного покрова, видовую насыщенность фитоценозов ассоциации, продуктивность надземной фитомассы. Для каждой ассоциации составлялся квалифицированный список видового состава с указанием обилия по шкале Друде.

При классификации растительности мы пользовались системой, предложенной А. П. Шенниковым (1941), как наиболее соответствующей району исследований.

Всего на суходольных лугах выявлено два класса формаций, девять групп формаций, 21 формация, 40 ассоциаций.

При описании суходольных лугов мы придерживались их подразделению по типам местоположений согласно классификации Л. Г. Раменского, примененной М. В. Марковым (1946, 1948) для луговой растительности Татарии. По данной классификации фитоценозы, принадлежащие 10 ассоциациям, занимают верховые угодья по крутым склонам водоразделов; фитоценозы 19 ассоциаций – верховые угодья по пологим склонам водоразделов и по водораздельным плато, фитоценозы 11 ассоциаций – верховые угодья проточного орошения водами поверхностного стока.

Всего в районе исследований в классе формаций Настоящие или эумезофитные луга (Prata genuina seu Prata eumesophytica) выявлено пять групп формаций, 16 формаций, 28 ассоциаций, в классе формаций Остепненные луга (Prata stepposa seu Prata euxeromesophytica) – четыре группы формаций, пять формаций, 12 ассоциаций.


ЛИТЕРАТУРА

Горчаковский П. Л. Антропогенная трансформация и восстановление продуктивности луговых фитоценозов. Екатеринбург, 1999. 156 с.

Марков М. В. Луга Татарской АССР. Сенокосы и пастбища // Учен. зап. Казан. ун-та. 1946. Т. 106, кн. 1: Бот., вып. 6. С. 1–166.

Марков М. В. Растительность Татарии. Казань, 1948. 128 с.

Марков М. В., Маркова С. А. Луга и методика их изучения. Казань, 1964. 292 с.

Шенников А. П. Луговедение. Л., 1941. 512 с.


Жигальский О. А.

Институт экологии растений и животных УрО РАН

620144, Россия, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, д. 202

zig@ipae.uran.ru

^ СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ РЕГУЛЯЦИИ ЧИСЛЕННОСТИ
И ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ
В ПОПУЛЯЦИЯХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ



За последние десятилетия накоплен обширный материал по этологии, пространственному распределению, популяционной экологии и динамике населения многих видов грызунов в условиях эксперимента и в природе. В то же время не решен вопрос о том, какие изменения в популяции связаны с проявлением внутрипопуляционных механизмов, а какие обусловлены непосредственным действием внешних факторов.

Существующие гипотезы о механизмах регулирования численности в популяциях мелких млекопитающих можно разделить на две группы. Первая группа – гипотезы, согласно которым процессы рождаемости и смертности, формирующие динамику численности, определяются внешними по отношению к популяции факторами: метеорологическими условиями, кормовой базой и обилием хищников. В основе гипотез второй группы лежат представления о территориальных взаимоотношениях животных, составляющих популяцию, при этом динамика ее демографических показателей определяется плотностью населения. Сторонники этой точки зрения показали усиление стресса при возрастании плотности, что, в свою очередь, ведет к снижению жизнеспособности животных и репродуктивного потенциала популяции. Преобразования демографической структуры популяции в ответ на изменения условий ее существования заключается в изменении соотношения числа особей в генетических, социальных и физиологических внутрипопуляционных группировках.

Сейчас не вызывает сомнения, что популяционные процессы определяются совместным действием эндо- и экзогенных факторов. Многофакторная теория обладает целым рядом преимуществ по сравнению с однофакторными концепциями, но и она не всегда может дать полное объяснение популяционной динамики. Вместе с тем только многофакторный подход способен
приблизить нас к наиболее полному пониманию причин колебаний численности и структуры населения популяций мелких млекопитающих. При этом внешним воздействиям отводится роль ограничивающих факторов, а внутрипопуляционным – роль гомеостатических механизмов, приводящих поголовье популяции в соответствие с уровнем, определяемым внешними условиями.

Основная цель исследования – анализ современных представлений о путях и способах регулирования численности млекопитающих, многофакторный анализ механизмов, которые определяют численность и структуру популяций мелких млекопитающих, обитающих в различных частях ареала, и оценка распределений эффектов воздействующих эндо- и экзогенных факторов.

Динамика численности является интегральным показателем состояния популяции и представляет собой итог ее взаимодействия со средой. Во всех обследованных популяциях рыжей полевки интенсивность размножения зверьков весной, их выживаемость в осенне-зимний период и общая численность населения связаны, главным образом, с демографической ситуацией в популяции осенью предыдущего года и условиями зимовки (погодными и кормовыми), вне зависимости от того, в какой части ареала обитает популяция.

В течение репродуктивного периода процессы размножения определяются, главным образом, внутрипопуляционными факторами и лишь в его начале, когда значительная часть территории свободна, миграционные потоки могут играть роль эффективного регулятора численности. Погодные условия в этот период не оказывают значимого влияния на популяционные процессы, исключая катастрофические и аномальные явления.

Во второй половине сезона размножения стратегия популяции – снижение скорости полового созревания сеголеток и формирование группы зверьков, уходящих в зиму. Поэтому сезонные явления в основном определяют скорость полового созревания молодняка, а интенсивность размножения взрослых по-прежнему связана с плотностью и структурой популяции. К осени вновь возрастает влияние погодных условий на численность и репродуктивный потенциал популяции.

Таким образом, численность рыжей полевки находится под контролем большого числа факторов, среди которых наиболее существенны демографический состав популяции в предыдущий и настоящий моменты времени, а также погодные и кормовые условия зимнего периода. Иерархия их вкладов в изменения численности и структуры популяции определяется качеством местообитаний, положением популяции в ареале вида и сезоном года. В осенне-зимний период и в начале сезона размножения большую роль играют экзогенные факторы, а в течение репродуктивного цикла – эндогенные. При этом внешние факторы (метеоусловия, кормовая база, пресс хищников, конкуренция и др.) определяют верхний предел оптимальной для данных условий плотности. Функция внутрипопуляционных механизмов – приведение численности в соответствие с условиями среды, сложившимися в настоящий момент времени.

^ Жигилева О. Н., Сурель О. В.

Тюменский госуниверситет

625043, Россия, г. Тюмень, ул. Пирогова, д. 3. Кафедра экологии и генетики

zhigileva@mail.ru




Скачать 3,47 Mb.
оставить комментарий
страница5/22
Дата29.09.2011
Размер3,47 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх