Ые и прикладные проблемы популяционной биологии сборник тезисов докладов VI всероссийского популяционного семинара 2-6 декабря 2002 года Нижний Тагил 2002 icon

Ые и прикладные проблемы популяционной биологии сборник тезисов докладов VI всероссийского популяционного семинара 2-6 декабря 2002 года Нижний Тагил 2002



Смотрите также:
Промышленности нижнетагильского округа...
Учебное пособие Нижний Тагил 2002 ббк уваров В. М...
Сборник научных статей Областной научно-практической конференции, 15 мая 2012 года, Нижний Тагил...
Нижний Тагил
Общенаучное и междисциплинарное знание...
Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования...
Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования...
Удк 347 I ббк 67. 404 3-40...
Итарный научный фонд труды всероссийского философского семинара молодых ученых им. П. В...
Тезисы 30 мая- 1 июня 2002 г...
Учебно-методическое пособие Автор ы-составители И. В. Елистратова > Н. З...
Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
вернуться в начало
скачать


Виталитетную структуру 46 природных ценопопуляций малины обыкновенной, расположенных в горных и равнинных районах Северного, Среднего, Южного Урала и в Зауралье мы изучали на пробных площадках по 10 кв. м. Анализировали характер распределения зрелых генеративных особей по количеству образовавшихся в 1998 году побегов формирования куста. Объем выборки составил 2322 особи. Условия произрастания оценивали по экологическим шкалам Цыганова (1983). Стадию возрастного развития куртин определяли по ранее разработанной методике (Быструшкин, 2001). Доля в выборках кустов с одним побегом формирования 36,7–100 %, остальные кусты образовали большее количество побегов. Максимальное количество побегов (9 шт.) наблюдалось у двух кустов в двух разных ценопопуляциях. Однофакторный дисперсионный анализ выявил достоверное на уровне значимости 0,05 влияние факторов на показатель «доля кустов с одним побегом формирования»: стадия возрастного развития куртины, затененность местообитания, богатство почвы азотом, кислотность почвы. Недостоверно влияние факторов: увлажнение почвы и переменность увлажнения почвы. Наименьшая доля кустов с одним побегом формирования наблюдается при полной освещенности (1 балл), на слабокислых (7 баллов), достаточно обеспеченных азотом (7 баллов) почвах (баллы по экологическим шкалам Цыганова (1983), т. е. в условиях экологического оптимума малины обыкновенной (Быструшкин, 2002). В более старых куртинах доля кустов с одним побегом формирования выше, чем в более молодых. Таким образом, выявленная одномерным методом (Злобин, 1989) виталитетная структура ценопопуляций R. idaeus зависит от стадии развития куртины и степени близости условий произрастания к экологическому оптимуму вида.


Работа выполнена при поддержке гранта по конкурсу научных проектов молодых ученых и аспирантов УрО РАН 2002 года.


ЛИТЕРАТУРА


Быструшкин А. Г. Возрастная структура ценопопуляций Rubus idaeus L. на Урале // Исследования молодых ботаников Сибири: Тезисы докладов молодежной конференции (Новосибирск, 20–22 февраля 2001 г.) Новосибирск, 2001. С. 14–15.

Быструшкин А. Г. Определение экологического оптимума вида Rubus idaeus L. // Биология – наука XXI века: 6–я Пущинская школа-конференция молодых ученых (Пущино, 20–24 мая 2002 г.): Сборник тезисов. Том 2. Тула, 2002. С. 30.

Ермакова И. М. Ценопопуляционный подход при оценке изменчивости вида в ареале // Эколого-популяционный анализ кормовых растений естественной флоры, интродукция и использование. Тезисы докладов VII Всесоюзного совещания по новым кормовым растениям. Сыктывкар, 1990. С. 62–63.

Злобин Ю. А. Принципы и методы изучения ценотических популяций растений. Казань, 1989. 148 с.

Цыганов Д. Н. Фитоиндикация экологических режимов в подзоне хвойно-широколиственных лесов. М., 1983. 197 с.


Вернигор Н. Б.

Нижнетагильский государственный педагогический институт

622031, Россия, г. Нижний Тагил, ул. Красногвардейская, д. 57

^ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ МОДУЛЯ
«ПОПУЛЯЦИЯ КАК ЭЛЕМЕНТАРНАЯ СТРУКТУРНАЯ
ЕДИНИЦА МИКРОЭВОЛЮЦИИ»



Цель доклада: показать значение исследовательской технологии обучения в подготовке выпускников к научной работе.

Сущность исследовательского обучения заключается в имитации всех действий научного исследования при изучении программного материала.

Исходя из признаков исследовательского обучения (Кларин и др., 1994) и понятия педагогическая технология (Савельев, 1994), предлагается следующее определение понятия «технология исследовательского обучения» – это целенаправленная, системная, последовательная совокупность действий преподавателя и студентов, в основе которых лежат сложные мыслительные операции с ранее приобретенными знаниями, в результате которых формируется новое знание в виде признаков изучаемых предметов и явлений, понятий, закономерностей, законов.

Применение технологий исследовательского типа обучения в вузе создает условие для развития умений экспериментального и теоретического исследования, для усвоения совокупности методов, направленных на самостоятельное приобретение знаний, развитие мышления, на практическое использование знаний.

В соответствии с этапами усвоения знаний – восприятие, осмысление, понимание, запоминание, применение, подобраны методы терминологического анализа понятий, моделирования, проектирования, прогнозирования, теоретического исследования, которые составляют основу операционного модуля разработанной технологии.

Для реализации этих методов разработан модуль деятельностных заданий. Идея организации и управления учебно-познавательной деятельностью обучаемых посредством деятельностных заданий взята из монографии Д. Толингеровой «Психология проектирования умственного развития детей» (1994).

Операционная сущность деятельностных заданий заключается в указании методов или мыслительных операций, которые должен выполнить студент в предыдущем задании, чтобы справиться с последующим. Содержательная сущность заключается в наличие в самом задании достаточного объема научной информации, которой надо оперировать, чтобы получить новое знание, или в задании указывается источник исходной научной информации.

Распределение программного материала на модули осуществляется на основании обьектов изучения.

Методологической основой для изучения модуля «Популяция как элементарная единица эволюции» является теория эволюции и учение о микроэволюции.

Приведу примеры некоторых заданий, как инструмента организации и управления учебно-познавательным процессом.

Первое задание. На основании анализа положений теории эволюции разработайте алгоритм изучения любого эволюционного процесса (источник информации – лекция). При разработке алгоритма формируется понимание методологической роли теории как обобщенного вида знания и роли алгоритма как инструмента для изучения любого модуля дисциплины «Эволюционная теория».

Второе задание. Методом терминологического анализа понятия «популяция» (источник информации – «Биологический энциклопедический словарь», 1986) выявите ключевые признаки и опишите модель популяции как обьекта микроэволюции (источник информации – учебник А. В. Яблокова, А. Г. Юсу­фова «Эволюционное учение», 1998). Ключевые признаки и алгоритм изучения популяции составляется на занятии, модель описывается дома.

Третье задание. Методом теоретического исследования разработайте проект-обьяснение на тему «Генетико-экологические факторы изменения формы клюва у Галапагосских вьюрков» (источник информации – работы Ч. Дар­вина). Следующее задание по этому же обьекту: Разработайте механизм аллопатрического видообразования.

В процессе выполнения этих заданий отрабатываются исследовательские действия – выявление объекта и предмета исследования, формулировка цели, задач, гипотезы, осуществляется теоретическое исследование причин изменения формы клюва у вьюрков, выдвинутые Ч. Дарвином, высказываются предположения о возможных генетико-экологических механизмах изменения формы клюва, проектируется механизм микроэволюции, выявляется роль изменения численности популяции, генетической структуры популяции, разрабатывается механизм аллопатрического видообразования, делаются выводы и заключение.

Зачет по темам «Изменчивость», «Микроэволюция», «Видообразование» выставляется на основании защиты самостоятельно разработанных проектов.

Исследовательское обучение воспринимается студентами доброжелательно и заинтересованно. Однако практика показала необходимость предварительного изучения самой технологии, что осуществляется на спецпрактикуме «Технология изучения предмета «Эволюционное учение» на основании исследовательского подхода и обязательной дисциплины учебного плана «Методология и методика исследований в предметной области «Биология». По этим дисциплинам выставляется общий зачет по результатам защиты разработанных студентами методологических единиц исследования по теме своей выпускной квалификационной работы.

Содержание и способы изучения трех названных дисциплин в совокупности со всеми остальными формами обучения позволяют утверждать, что на химико-биологическом факультете существует система подготовки выпускников к осуществлению исследовательской работы.


Вернигор Р. А.

Нижнетагильский государственный педагогический институт

622031, Россия, г. Нижний Тагил, ул., Красногвардейская, д. 57

ecolab@yandex.ru

^ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАСТИТЕЛЬНЫХ
СООБЩЕСТВ ПРИГОРОДНОЙ ЗОНЫ НИЖНЕГО ТАГИЛА



В течение трех лет нами были изучены растительные сообщества пригородной зоны с целью выявления их состояния, устойчивости и пространственной ординации. На границе с городом был изучен сосновый бор с искусственной подсадкой в конце 40-х гг., находящийся в трех километрах от Коксохимпроизводства. Исследовался диаметр модельных деревьев на высоте 1,5 м у 200 особей в трех точках: на границе с городом, в глубине бора и на его южной части. Несмотря на то, что древостой был представлен одновозрастными деревьями (50–60 лет), колебание диаметра стволов находилось в пределах 16–47 см, поэтому дисперсия эмпирического ряда составляла 193, а коэффициент вариации 44 %. Распределение этих показателей по вектору «север – юг» близко к нормальному и хорошо описывается регрессионным уравнением параболы второго порядка. Отсюда следует, что на периферии бора деревья имеют большее угнетение, а, следовательно, и меньший диаметр по сравнению с его центральной частью. Проведен анализ травостоя напольного яруса, с использованием индекса Симпсона. Изменение индекса по вектору не наблюдалось, он стабильно находился в пределах 0,80–0,85. Соотношение между числом видов и числом особей на площадках было описано логарифмическим рядом Фишера с аппроксимацией на коренные виды бора кисличного и синантропные. После такой обработки картина изменилась, а именно на периферии бора доминировали синантропные виды, а в центре коренные, что было скрыто в индексе Симпсона. Можно ли в этом случае считать полученные результаты деградацией соснового бора? Пока однозначного ответа дать нельзя, так как в число синантропных видов вошла земляника лесная, имеющая тенденцию к распространению в биотах с умеренной антропогенной нагрузкой, которая отмечена на периферии бора. Учитывая тот факт, что черничник в глубине бора находится в угнетенном состоянии и не плодоносит, а земляника на периферии нормально функционирует, такой тип сукцессии для населения города более приемлем.

В дальнейшем нами были исследованы лесные ассоциации в юго-западном направлении от центра города на расстоянии 30 км. Устанавливался тип ценоза, доминирующие виды, количественный и видовой состав коренных и синантропных видов, тяжесть антропогенной нагрузки в бальной шкале (покосы – 1 балл, рекреационные территории – 2 балла, окрестность садовых участков – 3 балла, тропинки – 4 балла, гужевые дороги – 5 баллов, автомагистрали – 6 баллов), удаленность площадки от границы города по вектору направления. Всего было проанализировано 30 площадок (площадью 100 м2) на континууме 1 км. Данные анализа были отфракторизованы, при этом каждый показатель представлял собой случайную величину, распределенную нормально с конечной дисперсией. При интерпретации каждый фактор соотносился с определенным экологическим процессом. Степень соответствия фактора каждому показателю оценивалась коэффициентом корреляции между ними или нагрузкой фактора на показатель и т. д.

Результаты анализа были экстраполированы на график факторного пространства двух факторов распределения (Вернигор, 1995), где координационные точки соответствовали каждой из 30 площадок. Метрикой между точками послужило расстояние Махаланобиса с проверкой на достоверность по методу Хотеллинга с использованием стандартных значений Фишера.

Скопление точек или их совокупность образовали площадки с антропогенной нагрузкой 1–4 балла (расстояние Махаланобиса недостоверно). Такая совокупность составила 24 объекта исследования. Шесть объектов исследования (5–6 баллов) были диффузно распределены в факторном пространстве с достоверной метрикой удаления от основной совокупности. Самые большие значения Dм = 3,5 и 4,0 соответствуют двум площадкам, расположенным у автомагистралей.

Если рассматривать изменения ценозов по вектору направления от центра города до конечного пункта (пос. Елизаветинский) с учетом, что по степени удаления антропогенная нагрузка снижается, то четкого континуума не наблюдается. Следовательно, ординация ценозов по синантропизации имеет мозаичный характер в географическом направлении. Следует отметить, что ценозы в районе автомагистралей имеют наибольшее нарушение – бедный видовой состав, доминирование синантропных видов и т. д.

Таким образом, проведенный анализ растительных сообществ пригородной зоны Нижнего Тагила позволяет судить о синантропной направленности сукцессионных изменений.

Вершинин В. Л.

Институт экологии растений и животных УрО РАН

620144, Россия, г. Екатеринбург, 8 Марта, д. 202

wow@ipae.uran.ru

^ О РОЛИ ВНУТРИПОПУЛЯЦИОННОГО ПОЛИМОРФИЗМА
В ПРОЦЕССАХ АДАПТАЦИИ И МИКРОЭВОЛЮЦИИ
ПРИ АНТРОПОГЕННЫХ ТРАНСФОРМАЦИЯХ СРЕДЫ
(на примере Rana arvalis и R. ridibunda)



Соотношение различных морф в популяциях отражает специфику генетической структуры. Частота встречаемости особей со светлой дорсомедиальной полосой на спине (striata), присутствующих в популяциях R. arvalis и RRidibunda, обусловлены действием одного диаллельного аутосомного гена «striata» (Щупак, 1977). То есть, striata – хороший фенетический маркер, с помощью которого можно изучать фенотипические проявления изменений генетической структуры популяции.

С. А. Шарыгин (1980 а, б) при изучении микроэлементного состава полосатой и пятнистой форм R. arvalis установил, что содержание ряда металлов в организме полосатой морфы в несколько раз меньше, чем у maculata, и только железа вдвое больше. М. К. Бакушев (1989) обнаружил повышенное содержание гемоглобина в крови striata. Особи striata обладают большей массой тела и печени. Чувствительность животных этой морфы к заморным явлениям заметно выше (Шварц, Ищенко, 1968). Животные данной морфы обладают повышенным обменом: выделение CO2 в единицу времени на 1 г. веса у них, по сравнению с особями морфы maculata, выше в 1,5–2 раза (Добринский, Малафеев, 1974). Стриата имеет высокий исходный уровень окислительно-восстановительных процессов (Рункова, 1975). На территориях с высоким уровнем загрязнения радионуклидами особи striata накапливают в пять раз меньше стронция – 90, чем бесполосые (Пястолова, Вершинин, 1999), при этом, доля striata в таких популяциях более чем вдвое выше.

По мнению В. Г. Ищенко (1978), высокий исходный уровень окислительно-восстановительных процессов у striata обусловливает такие качества морфы, как высокая миграционная способность и засухоустойчивость. В естественных популяциях остромордой лягушки животные этой морфы отличаются ранним половым созреванием, относительно меньшей продолжительностью жизни и редко доживают до 6-ти летнего возраста (Леденцов, 1990; Ishchenko, 1994). Оценка натриевой проницаемости кожи показала наличие значимых отличий между морфами – у особей striata проницаемость существенно ниже (Р < 0,004) (Вершинин, Терешин, 1999). Сравнение нервно-мышечной проводимости и возбудимости также выявило значимые различия между полосатой и бесполосыми морфами у R. arvalis (Вершинин, Терешин in litt.). При взятии проб крови сеголеток из городских популяций R. arvalis у морфы striata были отмечены отличия в интенсивности цвета крови. Последующий анализ показал, что у животных этой морфы из городских популяций доля предшественников эритроцитов заметно выше (62,25 и 51,42 % против 50,33 и 51,06 % в загородной популяции) хотя и не достигает уровня значимых различий.

Между полосатыми и бесполосыми животными обнаружены достоверные различия, сходные для ^ R. arvalis и R. ridibunda. Так, процент лимфоцитов у особей striata ниже как у озерной (F = 4,758, Р = 0,036), так и у остромордой лягушки (= 12,845, Р = 0,0006). У сеголеток остромордой лягушки доля нейтрофилов у животных striata значимо выше (F = 4,443, Р = 0,0395) (Вершинин, Старовойтенко, 2001). Частота морфы striata в городских популяциях остромордой лягушки возрастает с усилением антропогенного воздействия.

В отдельных группировках ^ R. arvalis из наиболее урбанизированных участков процент особей с полосой составляет среди сеголеток – 72,7, а среди взрослых животных не больше 50 %. Наличие определенной доли бесполосых животных в этих группировках мы связываем с высокой жизнеспособностью гетерозигот, фенотипически проявляющихся как striata. В популяциях естественных экосистем с низкой степенью антропогенного воздействия доля особей striata как правило ниже.

Благодаря наследственно обусловленной физиологической специфике (низкая кожная проницаемость), животные этой морфы получают селективные преимущества в популяциях, населяющих антропогенно трансформированные территории. В данном случае уместно говорить о преадаптивности изучавшегося комплекса признаков.

Установленные физиологические особенности кожи объясняют многие необычные черты лягушек striata. Низкое содержание металлов у особей полосатой морфы – факт хорошо объяснимый слабой кожной проницаемостью. Высокое содержание железа у особей морфы striata, вероятно, связано c количеством гемоглобина, повышающего эффективность легочного дыхания у полосатой морфы. Меньшая доля кожного дыхания объясняет чувствительность этой морфы к заморным явлениям. С этим же связан высокий уровень обмена и окислительно-восстановительных процессов. Наследование полосы у R. ridibunda также обусловлено моногенным доминантным аллелем (Berger, Smielowski, 1982), что дает основания ожидать сходную физиологическую специфику. Встречаемость полосатой морфы у взрослых озерных лягушек на территории г. Екатеринбурга составляет 99,2 % (n = 120), а у сеголеток – 36,2 % (n = 914) (Р < 0,001).

В городских популяциях получают преимущество особи с наследственно обусловленными особенностями физиологии, которые сравнительно редки в естественных популяциях и в условиях загрязнения среды повышают шансы на выживание, а в нормальных условиях вряд ли являются адаптивным признаком. Животные striata обладают селективными преимуществами в популяциях остромордой и озерной лягушек на техногенно-преобразованных территориях. Таким образом, внутрипопуляционный полиморфизм определяет успех существования и воспроизводства популяций в новых условиях среды.

Веселкин В. Д.

Институт экологии растений и животных УрО РАН

620144, Россия, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, д. 202

denis_v@ipae.uran.ru

^ СВЯЗЬ РАЗВИТИЯ ПОБЕГА СЕЯНЦЕВ С РАЗВИТИЕМ МИКОРИЗ В РАЗНЫХ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ


Хвойные растения бореальной зоны – облигатные микотрофы. Взаимодействия с эктомикоризными грибами играют большую роль в развитии индивидуального дерева и в определении структуры лесных сообществ в целом. Однако экологические последствия формирования эктомикориз в естественной природной обстановке практически не исследованы, поскольку современные представления о биологии и экологии эктомикориз базируются, в основном, на лабораторных или вегетационных экспериментах.

Целью исследования было выявление признаков строения подземных органов ювенильных хвойных (Picea obovata, Abies sibirica, Pinus sylvestris), в наибольшей степени связанных с развитием побега в различных экологических условиях. Эту связь исследовали, рассчитывая коэффициенты множественного линейного регрессионного уравнения с предварительным нахождением главных компонент.

У двулетних особей ели и пихты, произрастающих на поверхности почвы в естественных сообществах, наибольший вклад в дисперсию длины побега вносит признак «количество микориз» (рис. а, б). Параметры, характеризующие линейные размеры корневой системы, как и число поглощающих корней меньше влияют на прирост побега или не влияют совсем. У растений, произрастающих на поверхности упавших и разлагающихся стволов деревьев (рис. в, г) длина проводящих корней также не связана каким-либо образом с развитием надземной части особи, а общее количество поглощающих корней, по всей видимости, отрицательно связано с длиной побега. При произрастании на данном субстрате наиболее отчетливо прослеживается положительная зависимость длины побега от признака «интенсивность микоризации»: особи с низкой долей микоризованных корней, которые не редки на валеже, развиты заметно хуже по сравнению с теми, у которых формирование микориз протекает более успешно. В целом, в природных условиях, наибольшее значение для успешного развития надземной части всходов имеют признаки, характеризующие успешность микоризообразования. Иная ситуация, отмечена в искусственных условиях: в питомнике, на фоне длительного использования удобрений и ядохимикатов не только резко снижается успешность формирования микориз у сеянцев сосны, но и полностью исчезает положительная связь параметров микоризообразования с развитием побега (вплоть до появления отрицательной). Означает ли этот факт возможность паразитических взаимоотношений в системе «гриб – растение»?

Оставляя последний вопрос открытым, необходимо признать, что в зависимости от внешних экологических (эдафических) условий, успешное микоризообразование может быть различным образом связано с развитием особи.





Рис. Зависимость длины побега сеянцев пихты (а, в), ели (б, г) и сосны (д) от параметров строения подземных органов. Значения частных коэффициентов регрессии, вертикальные линии – 95 % доверительный интервал; а, б – естественные сообщества, поверхность почвы; в, г – естественные сообщества, валеж; д – питомник.

Признаки: 1 – длина главного корня; 2 – длина боковых проводящих корней; 3 – общая протяженность проводящих корней; 4 – количество поглощающих корней; 5 – количество микоризованных поглощающих корней (микориз); 6 – интенсивность микоризации; 7 – плотность поглощающих корней; 8 – плотность микориз.


Работа проводилась при поддержке РФФИ (01–04–96407) и Минобразования РФ (грант Е00–6.0–119).


Видякин А. И.

Научно-исследовательский институт лесной генетики и селекции

610035, Россия, г. Киров, ул. Некрасова, д. 65

^ МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЫДЕЛЕНИЯ ФЕНОВ РАСТЕНИЙ

НА ПРИМЕРЕ СОСНЫ ОБЫКНОВЕННОЙ (Pinus sylvestris L.)


При исследовании природных популяций животных успешно применяются методы фенетики, основанные на представлениях о фенах как элементарных, дискретных вариациях признаков и свойств организма, отражающих определенные черты генотипа, маркирующих частотой встречаемости генетические особенности группы особей (Яблоков, 1980; Яблоков, Ларина, 1985). В популяционных исследованиях растений методы фенетики пока не нашли широкого применения. Причина этого заключается, прежде всего, в отсутствии методик выделения фенов.

Для древесных растений такая методика нами разработана и успешно апробирована на примере сосны обыкновенной. Полагаем, что основные подходы и принципы, заложенные в ее основу, применимы и для травянистых растений. Методика выделения фенов включает шесть этапов.

1. Создается коллекция растительного материала со всего арала вида или значительной части его. Пункты сбора материала должны включать наиболее распространенные условия произрастания вида и по возможности располагаться в пространстве более или менее равномерно.

2. Осуществляется проверка имеющихся классификаций признаков и выявляется спектр дискретной изменчивости по отдельным комплексам признаков. На этом этапе по литературным данным выявляются все имеющиеся классификации изучаемого комплекса признаков и по каждой из них проводится многократная идентификация изучаемых растительных объектов нескольких коллекционных выборок одним исследователем, затем однократная идентификация их разными исследователями. В результате этого из множества классификаций признаков отбираются те, которые дают однозначные оценки идентификации. Выделяемые этими классификациями вариации признаков считаются дискретными и подлежат дальнейшей проверке на соответствие понятию фена. Далее проводится сравнение изучаемых объектов разных популяционных выборок коллекции по отдельным комплексам признаков (по окраске, форме, строению органов и т. д.) с целью получения общего представления о спектре изменчивости и наличии дискретных вариаций.

3. Сложные фенотипические признаки разлагаются на более простые составляющие, среди которых выявляются предполагаемые дискретные вариации, проверяемые далее на дискретность и объективность путем оценки однозначности идентификации их в одних и тех же выборках растений разными исследователями.

4. Выделенные дискретные вариации проверяются на соответствие понятию фена, одним из важнейших признаков которого является генотипическая обусловленность. Она определяется путем оценки стабильности данной дискретной вариации в кроне дерева, во времени, в разных экологических (лесотипологических) условиях одного насаждения и в пределах клона. При стабильности признака считается, что он независим по отношению к формирующим его условиям среды, а развитие его определяется преимущественно генотипом особи. На данном этапе дается также оценка альтернативности дискретных вариаций. Альтернативность фена, означающая присутствие у каждой особи только одной вариации признака (Яблоков, 1980), определяется путем анализа деревьев из нескольких десятков выборок разного географического происхождения.

5. Дается оценка информативности фена, под которой понимается пространственная изменчивость частот в достаточно больших пределах, позволяющая дифференцировать население вида на группировки особей в пределах ареала. Чем больше межгрупповая изменчивость, тем информативнее фен.

6. Определяется масштаб фена. Под ним понимается уровень структурной организации вида, на котором данный фен дифференцирует население на совокупности особей. Для определения масштаба фенов изучается изменчивость частот дискретных вариаций в болотных и смежных суходольных насаждениях, где, как известно, формируются две разные популяции сосны (Особенности формирования…, 1984). Фены, изменяющие частоты на границе болота и суходола, имеют популяционный масштаб, не изменяющие – надпопуляционный.

Особенности проведения исследований на каждом методическом этапе показаны на примерах выделения фенов окраски семян, шишек, микростробил, типа развития апофиза шишек. Результаты феногеографических работ свидетельствуют о высокой информативности фенов в исследовании популяционной структуры вида.


ЛИТЕРАТУРА


Особенности формирования популяции сосны обыкновенной. М., 1984. 128 с.

Яблоков А. В. Фенетика: эволюция, популяция, признак. М., 1980. 136 с.

Яблоков А. В., Ларина Н. И. Введение в фенетику популяций. М., 1985. 159 c.

Вознячук И. П.

Институт экспериментальной ботаники НАН Беларуси

^ 220072, Беларусь, г. Минск, ул. Академическая, д. 2

ipv@biobel.bassnet.by




Скачать 3,47 Mb.
оставить комментарий
страница3/22
Дата29.09.2011
Размер3,47 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх