История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006 icon

История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006


Смотрите также:
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для студентов 1 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 3 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие под редакцией профессора К. Е. Скурата Сергиев Посад 2006...
Сергиев Посад город мастеров. Сергиев Посад : Весь Сергиев Посад, 2000. 24 с...
Учебное пособие для 1-го класса П. В. Знаменского...
Экскурсионная программа: Дмитровский кремль, Борисоглебский монастырь. Переезд в Сергиев Посад...
Учебное пособие Сергиев Посад 2006...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
скачать
Глава X


^ РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В 1980-е ГОДЫ


Ввиду приближения юбилейной даты – 1000-летия Крещения Руси, Священным Синодом в 1981 году была образована Юбилейная Комис­сия под председательством Святейшего Патриарха Пимена, которая возглавляла работу по подготовке юбилейных торжеств.

В 1983 году по просьбе Священноначалия Русской Церкви Прави­тельство передало Московскому Патриархату древнейший в Москве монастырь святого благоверного князя Даниила. В монастыре развер­нулись реставрационные и строительные работы. Данилов монастырь стал административным центром Русской Православной Церкви, рези­денцией Патриарха и Священного Синода.

Весной 1985 года политическим руководителем СССР стал М.С.Гор­бачев. Перемены, получившие название «перестройки», начались во всех сферах жизни. Демократизация политической системы, широкое освящение в печати беззаконий 30–50-х годов, в результате которых тяжело пострадала Церковь, озабоченность широких общественных кругов проблемой духовного оздоровления народа создали обстановку, в которой для Русской Церкви откры­лись новые возможности.

Юбилейный 1988 год принес с со­бой существенные перемены в церков­ной жизни. Самой серьезной пробле­мой, начиная с 60-х годов, было недо­статочное количество приходов, которое не соответствовало числу членов Церк­ви. В 1986 году Русская Православная Церковь имела 6794 прихода; с 1981 по 1986 года их число уменьшилось на 213, но в 1987 года впервые после сере­дины 50-х годов количество их начало возрастать, а в 1988 года было открыто уже более тысячи приходов; этот про­цесс продолжался и в 1989 году, в кон­це которого число православных прихо­дов приблизилось к десяти тысячам.

В 1988–1989 годах были замеще­ны правящими архиереями кафедры, не имевшие епископов в течение десятилетий: Ижевская, Хабаровская, Ульяновская, Челябинская, Сум­ская; учреждена была новая – Тернопольская епархия, выделенная из Львовской. Русской Православной Церкви были возвращены монасты­ри: Толгский – в Ярославской епархии, знаменитая Оптина Пустынь – в Калужской, древняя святыня Руси – Киево-Печерская Лавра. 29 но­вых монастырей открылось в других епархиях: Московской, Рязанской, Ивано-Франковской, Курской, Кишиневской, Львовской.

В 1988 году был увеличен прием абитуриентов в семинарии. В Смолен­ске в том же году открылось первое межепархиальное духовное училище. Вслед за ним духовные училища были открыты в Кишиневе, Чернигове, Ста­врополе, Минске, Новосибирске. В 1989 году открылись новые семина­рии: Киевская, Тобольская и Минская. В некоторых приходах начались внебогослужебные катехизические занятия с верующими: появились первые воскресные школы. Церковные деятели получили, наконец, широкий доступ к средствам массовой информации в печать, на радио и телевидение: они стали участвовать в общест­венном диалоге по проблемам, волнующим людей: о нравствен­ном состоянии общества и путях его оздоровления, о культурном наследии, по национальному во­просу, о проблемах сохранения мира. Архипастыри и пастыри встречаются с общественностью в клубах, домах культуры, их при­глашают в институты и школы.

Важнейшим событием 1988 года явилось празднование 1000-летия Крещения Руси. Генераль­ная Ассамблея ЮНЕСКО призва­ла отметить «1000-летие введения Христианства на Руси как круп­нейшее событие в европейской и мировой истории и культуре».

В предъюбилейное время было проведено три международных научно-богословских конферен­ции: в Киеве (июль 1986 года), Москве (май 1987 года) и Ле­нинграде (февраль 1988 года), в которых участвовали русские и зарубежные богословы, церковные историки, канонисты, светские ученые: историки, философы, филологи, искусствоведы.

С 28 по 31 марта 1988 года в Московском Новодевичьем монасты­ре заседало Предсоборное Архиерейское Совещание. На нем были рассмотрены программа юбилейного Поместного Собора и проекты ею документов. Особое внимание привлек проект Устава об управле­нии Русской Православной Церкви, архипастыри внесли в него ряд поправок. На Архиерейском Совещании были приняты имена по­движников благочестия для канонизации на Поместном Соборе.

Юбилейные торжества продолжались с 5 по 12 июня. На праздно­вание 1000-летия Крещения Руси в Москву съехались члены Помест­ного Собора и 517 почетных гостей, среди которых были Патриархи Антиохийский Игнатий IV, Иерусалимский Диодор I, Грузинский Илия II, Болгарский Максим, главы Кипрской Церкви – архиепископ Хризостом, Польской – митрополит Василий, Чехословацкой – митро­полит Дорофей, Православной Церкви в Америке – митрополит Фео­досии, и высокие инославные гости – кардиналы Агостино Казароли, Йозеф Глемп, архиепископ Кентерберийский Роберт Ранси, генераль­ный секретарь Высшего Церковного Совета Эмиль Кастро, Патриарх и Католикос всех армян Вазген I; митрополит Делийский Павел Мар Григорий, глава Коптской церкви Патриарх Александрийский Шенуде III. В торжествах участвовали главы и представители нехристианских религиозных общин, общественные и политические деятели со всего мира. 5 июня, в Неделю всех святых, Божественной литургией в Мос­ковском Богоявленском Соборе открылись юбилейные торжества.

После поздравлений, с которыми к Патриарху Московскому и всея Руси обратились Патриарх Иерусалимский Диодор I и Патриарх Алек­сандрийский Шенуде III, Первосвятитель Русской Церкви произнес от­ветное слово: «Настал час великого торжества Русской Православной Церкви. Соборной молитвой мы полагаем начало празднованию 1000-летия Крещения Руси. Ныне Церковь Христова призывает нас к про­славлению святых, от века угодивших Богу. Ныне во всех православных храмах мира вспоминаются имена тех, кто, по слову апостола Павла, «верою побеждали царства, творили правду..., умирали от меча, скита­лись в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби» (Евр. 11, 33, 37). Церковь Единая Святая Соборная и Апостольская является тем путеводителем ко спасению жизни Вечной, которым взошли от земли на Небо сонмы святых, от века Богу угодивших, взошли и сооте­чественники наши вслед за равноапостольными княгиней Ольгой и кня­зем Владимиром, который «землю Русскую крести... и насади веру во Единосущную Троицу...». Христианство было тем руслом, по которому потекла в древнерусскую землю культура самой развитой цивилизации того времени - Византии. Эта культура попала на благодатную почву...

И ныне мы вспоминаем тысячелетний путь жертвенного служения Русской Православной Церкви и вместе с тем свидетельствуем, что она, как и прежде, не ослабевает наставлять чад своих на путь духов­ного совершенствования, утверждения в нашем едином земном доме Богом установленных заповедей, определяющих наши отношения ко всем дальним и близким (Еф. 2,17), братьям и сестрам нашим... Мы вспоминаем ныне верных чад Святой Церкви, как тех, кто уже про­славлен исповеданием имени Божия, подвигом благочестия, так и тех, кто ныне смиренно исполняет свой христианский долг, неся миру слу­жение Христовой любви и милосердия. Как дань благодарной памяти мы возносим ныне к Престолу Вседержителя усердную молитву о в Бозе почивших Предстоятелях, архипастырях и пастырях Русской Православной Церкви, подвигом добрым подвизавшихся, течение жизни свершивших, веру своей паствы сохранивших... Всем, в вере и по­каянии скончавшимся, всем, отдавшим жизнь свою за православную веру, за Отечество - вечный покой со святыми».

Поместный Собор открылся 6 июня Божественной литургией в Троицком соборе Лавры преподобного Сергия. На Собор прибыло 272 представителя от 67 внутренних и 9 зарубежных епархий, 22 монас­тырей, 2-х духовных академий и 3-х семинарий, от зарубежных уч­реждений Русской Церкви и от Японской Автономной Церкви. Засе­дания Собора проходили в Сергиевском трапезном храме Лавры. В Президиум Собора были избраны Патриарх и постоянные члены Си­нода. Собор образовал Секретариат во главе с митрополитом Одес­ским Сергием, Мандатную комиссию под председательством митропо­лита Сурожского Антония и Редакционную комиссию во главе с архи­епископом Смоленским и Вяземским Кириллом (Гундяевым).

На первом заседании после приветствия гостей Собора с докладом «1000-летие Крещения Руси» выступил митрополит Киевский Фила­рет, впоследствии лишенный сана за учинение раскола. В докладе прослежены исторические судьбы Русской Церкви от ее начала до на­ших дней.

6 июня митрополит Крутицкий Ювеналий огласил доклад «Канони­зация святых в Русской Православной Церкви».

Для прославления в лике святых были предложены: благоверный великий князь Московский Димитрий Донской (1350–1380), препо­добный Андрей Рублев (1360–1-я половина XV века), преподобный Максим Грек (1470–1556), святитель Макарий Московский (1482–1563), преподобный Паисий Величковский (1722–1794), блаженная Ксения Петербургская (1732– начало XIX века), святитель Игнатий Брянчанинов (1807–1867), преподобный Амвросий Оптинский (1812-1891), святитель Феофан Затворник (1815-1894).

По решению Поместного Собора был совершен чин канонизации новоявленных угодников Божиих. В Деяних Поместного Собора о ка­нонизации святых среди прочего говорится: «Напечатать их жития и творения, у коих таковые имеются, для назидания и наставления в благочестии чад церковных... Считать необходимым в послесоборный период продолжить работу по изучению дальнейших канонизаций для прославления других почитающихся в народе подвижников веры и благочестия, попечение о чем иметь Священному Синоду».

На утреннем заседании 7 июня с докладом «Жизнь и деятельность Православной Церкви» выступил митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан), управляющий делами Московской Пат­риархии, Патриарший Экзарх Западной Европы. В докладе дан обзор основных событий церковной жизни с 1971 по 1988 годы, приведены статистические сведения. Ко времени созыва Поместного Собора Рус­ская Церковь имела 6893 прихода, 67 внутренних и 9 зарубежных епархий, 74 епископа (7 из них несли служение за рубежом), 6674 священника и 723 диакона, 22 монастыря с 1190 насельниками и насельницами; 1999 учащихся духовных школ, включая регентские шко­лы и заочный сектор. За период после Поместного Собора 1971 года совершены канонизации святых Иннокентия Московского и Мелетия Харьковского, установлено празднование соборов святых – Тверских (1979), Новгородских (1981), Радонежских (1981), Владимирских (1982), Смоленских (1983), Белорусских (1984), Сибирских (1984), Костромских (1986), Рязанских (1987) и Крымских (1988).

Церкви были переданы мощи святителя Феодосия Черниговского, преподобного Феодосия Тотемского, гробница святителя Питирима Тамбовского. Государственными музеями Кремля переданы часть древа Креста Господня, риза Богоматери и 10 ковчегов со святыми мощами, среди которых глава святителя Иоанна Златоуста и десница апостола Андрея Первозванного. С сентября 1987 года началось увеличение чис­ла приходов. Более 60 новых православных общин возникло в первой половине 1988 года. Докладчик отметил более конструктивный, чем прежде, характер отношений приходов и епархий с местными органа­ми гражданской власти.

Вслед за тем митрополит Владимир остановился на актуальных про­блемах церковной жизни, необходимости реорганизовать управление делами Московской Патриархии, увеличить тираж книг Священного Писания и молитвословов, интенсивнее развивать церковно-издательскую деятельность, которую следует направить на катихизацию верую­щих, на подготовку квалифицированных преподавателей духовных школ. В церковных общинах необходимо поощрять активность прихо­жан, особенно в делах благотворительности. Пастыри обязаны благого­вейно и ревностно совершать богослужения, проповедовать за каждой воскресной и праздничной службой. Докладчик высказался за центра­лизацию церковных реставрационно-строительных работ, он подчерк­нул необходимость решить вопрос о подготовке квалифицированных реставраторов-иконописцев, специалистов по церковной архитектуре.

Доклад «Внешние связи Русской Православной Церкви» представил председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Мин­ский и Белорусский Филарет. В нем дан обзор взаимоотношений Рус­ской Церкви с другими Православными Церквами во второе тысячеле­тие христианской истории. Большой раздел доклада посвящен экуметие христианской истории. Большой раздел доклада посвящен экуме­нической деятельности Русской Церкви.

На вечернем заседании 7 июня с докладом о миротворческой дея­тельности Русской Православной Церкви выступил митрополит Ленин­градский и Новгородский Алексий, ныне Патриарх Московский и всея Руси. «Русская Церковь, - сказал он, - верна апостольской традиции искать мира и стремиться к нему. Церковь и ее духовные пастыри влияли на воплощение христианских идеалов мира в жизни нашего народа. Миротворческая деятельность Русской Православной Церкви всегда была связана с ее патриотическим служением». В докладе были освещены миротворческие аспекты экуменической деятельности Церк­ви в 70 - 80-е годы.

Доклад об издательской деятельности Русской Православной Церк­ви представил митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, председатель Издательского отдела Московского Патриархата. Он под­черкнул ведущую роль Церкви в распространении на Руси книжной культуры в синодальную эпоху. К концу XIX века помимо «Епархиаль­ных ведомостей», которые выходили в 61 епархии, и 44 других епар­хиальных периодических изданий, существовало еще 256 церковных газет и журналов.

Первоочередной задачей церковно-издательской деятельности мит­рополит Питирим назвал публикацию Священного Писания и богослу­жебных книг, выпуск научно-богословских трудов.

8 июня с докладом «Духовное образование Русской Православной Церкви» выступил председатель Учебного комитета, ректор Москов­ской духовной академии и семинарии архиепископ Дмитровский Александр. Докладчик проследил историю духовного просвещения и школьного дела на Руси, подробно остановившись на духовном просве­щении синодального периода. В отчете о деятельности духовных школ в период после Поместного Собора 1971 года докладчик привел следу­ющие статистические данные: из духовных семинарий за это время вышло 3692 выпускника, из академий – 895. Защищено 473 кандидат­ских и 20 магистерских работ, 9-ти богословам присвоена докторская степень.

Особое внимание в докладе уделено проблемам, перед которыми ныне стоят духовные школы: ввиду того, что они не вполне удовлетво­ряют нужду Церкви в священнослужителях, архиепископ Александр высказался за открытие новых семинарий в Сибири и Поволжье, на Украине и в Белоруссии. Он также указал на необходимость открытия епархиальных курсов для подготовки регентов и псаломщиков.

Доклад председателя Хозяйственного управления митрополита Во­ронежского и Липецкого Мефодия «Хозяйственная деятельность Русской Православной Церкви от древности до наших дней (988–1988)» ввиду болезни докладчика был зачитан секретарем Хозяйствен­ного управления протоиереем Леонидом Кузьминовым. Начало докла­да было посвящено истории церковно-хозяйственной деятельности и храмостроительства на Руси в древности и в синодальную эпоху. Осо­бое внимание было уделено межсоборному периоду, главным образом – производственной деятельности Софринских мастерских (ныне – Софринское художественно-производ-ственное предприятие Москов­ской Патриархии), созданных в 1980 году. С этого времени было из­готовлено 11100 тонн свечей, 250 миллионов печатных икон, 63 мил­лиона нательных крестов. Заказы на продукцию Софринских мастер­ских поступают и от братских Поместных Церквей. В докладе отме­чен ряд серьезных проблем, связанных с реставрацией церквей, нере­шенностью вопроса о церковной собственности. «Проблемой про­блем, - сказано в докладе, - является создание собственного реставра­ционного участка».

Главным событием вечернего заседания 8 июня явилось обсуждение и принятие нового Устава Русской Православной Церкви. Проект Ус­тава был представлен Собору архиепископом Смоленским и Вязем­ским Кириллом (ныне – митрополит Смоленский и Калининград­ский). «Церковные уставы, - сказал он, - являются своего рода ком­ментариями к канонам. При этом они сами обладают высоким кано­ническим авторитетом, поскольку принимаются Поместными Собора­ми. «Положение об управлении Русской Православной Церковью», принятое на Поместном Соборе 1945 года, устарело. Изменения, вне­сенные в него в 1961 году, продиктованные сложной ситуацией, в ко­торой оказалась Церковь на рубеже 50-60-х годов, привели к тому, что духовенство оказалось фактически отстраненным от руководства при­ходами, а юридически – и вообще от самих приходов». Предлагаемый проект докладчик поставил в преемственную связь с «Определениями» Собора 1917–1918 годов. Эта связь воплощена в попытке выразить в современных категориях основную идею православной экклезиологии – идею соборности.

Вместе с предложенными поправками Устав Русской Православной Церкви был принят Поместным Собором. Новый Устав ввел перио­дичность созыва Поместных и Архиерейских Соборов. Он предусмат­ривает также расширение состава Священного Синода: число его вре­менных членов увеличено до пяти. Возвращаясь к основным принци­пам «Определений» Собора 1917–1918 годов о епархиальном управ­лении, Поместный Собор в Уставе восстанавливает Епархиальные со­брания. «Высшим органом, при содействии которого архиерей управ­ляет епархией, является Епархиальное собрание», - сказано в Уставе.

Епархиальное собрание состоит из равного числа представителей кли­ра и мирян. О Епархиальном совете в Уставе говорится, что он «об­разуется по благословению правящего архиерея и состоит не менее чем из четырех лиц в пресвитерском сане, половина из которых на­значается архиереем, а остальные избираются Епархиальным собра­нием на один год».

Важнейшие изменения, в сравнении с действовавшим ранее «Поло­жением об управлении Русской Православной Церковью», касаются приходов. По Уставу, клирики включаются в состав Приходского со­брания, а председательство в Приходском собрании Устав предоставил настоятелю прихода. Приходской совет, по Уставу, является исполни­тельным органом Приходского собрания и как таковой подотчетен ему. В состав Приходского совета должны входить председатель, его помощник и казначей, избираемые на трехлетний срок. Председате­лем Приходского совета может быть и клирик, и мирянин.

На вечернем заседании Собора 8 июня был принят ряд других до­кументов: «Обращение к чадам, не имеющим канонического общения с Матерью-Церковью», «Обращение ко всем, держащимся старых об­рядов и не имеющим молитвенного общения с Московским Патриар­хатом», «Послание боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Русской Православной Церкви».

В «Обращении к чадам, не имеющим канонического общения с Матерью-Церковью», составленном в духе христианской любви, гово­рится: «На соборных заседаниях... мы стремились объективно осветить и те события в церковной жизни, которые произошли в текущем сто­летии, в том числе разделения, не преодоленные, к нашей скорби, и до сего дня. Мы с вами знаем, что в основе существующих разделений ле­жат не вопросы веры, но внешние исторические обстоятельства, в об­становке которых между нами выросла стена отчужденности. Но мы должны верить, что общими благими усилиями эта стена может быть разрушена... Некоторые наши братья, находящиеся в разделении, имеют желание вступить с нами в диалог. Мы приветствуем это и надеем­ся, что такой диалог, милостью Божией, мог бы привести нас к столь желаемому восстановлению церковного общения, помог бы разрушить разъединяющие ныне нас преграды. Заверяем вас, что никоим образом мы не хотим ни стеснить вашу свободу, ни получить господство над наследием Божиим (1 Пет. 5,3), но всем сердцем стремимся к тому, чтобы прекратился соблазн разделения между единокровными и еди­новерными братьями и сестрами, чтобы мы все могли в единомыслии единым сердцем возблагодарить Бога у единой Трапезы господней... Поместный Собор призывает вас, дорогие братья и сестры, внять голо­су этой любви, обращенному к вам в дни празднования тысячелетия Крещения Руси. Мы не перестаем надеяться на то, что средостение недоверия будет упразднено благоразумием, и восторжествует между нами мир Божий...» (Кол. 3, 15).

9 июня члены Собора обсудили и приняли ряд новых документов: «Определения Поместного Собора», «Обращение ко всем христианам мира», «Заявление по насущным проблемам современности».

В своих «Определениях» Поместный Собор, среди прочего, поста­новил: «Одобрить деятельность Священного Синода во главе со Свя­тейшим Патриархом Московским и всея Руси Пименом... в период Поместного Собора 1971 года и до сего дня…». Поместный Собор провозгласил чрезвычайную важность попечения о нравственной чис­тоте клира, монашествующих и всех чад церковных. Необходимо от­бирать в клир лучших кандидатов, воспитанных в христианском духе доброделания и высокой гражданственности, дабы они, восприняв благодать священства, в жизни своей показывали зримый пример (Мф. 5,16)... На протяжении своего 1000-летнего исторического пу­ти Русская Православная Церковь была неразрывно связана со своим народом. Она всегда воспитывала своих чад достойными гражданами земного Отечества. И ныне, руководствуясь заботой о благосостоянии Родины, она благословляет их ответственно вносить достойный вклад в процесс духовного, социального и экономического обновления со­ветского общества.

Собор постановил также «...считать необходимым увеличение из­дания книг Священного Писания, творений святых отцов и молитво­словов, а также катехизической, назидательной, богословской, церковно-исторической и другой литературы, необходимой для удовле­творения духовных нужд нашей многомиллионной паствы. Равным образом отметить важность увеличения наименований и тиражей церковных периодических изданий..., а также учебных пособий для духовных школ. Обратить внимание на необходимость церковного издания на языках народов, верующие которых являются членами Русской Православной Церкви. ...Отметить необходимость открытия новых учебных заведений, организации подготовки псаломщиков в епархиях, а также совершенствования учебного и воспитательного процесса в духовных школах, развития научно-богословской мысли в духе лучших традиций отечественной богословской науки. Считать необходимым, изыскать возможные внебогослужебные формы для катихизации и духовного просвещения верующего народа. ...Отметить важное значение подготовки собственных церковных кадров худож­ников-реставраторов... Признать необходимым всемерное развитие традиционного для нашей Церкви служения в области милосердия и церковной благотворительности...».

На заключительном заседании Собора с докладом от Мандатной комиссии выступил митрополит Сурожский Антоний.

Заключительное слово на Соборе произнес Патриарх Пимен. Святей­ший Патриарх, возблагодарив Господа, «благословившего успехом дея­ния... юбилейного Поместного Собора», и поблагодарив членов и гостей Собора, объявил Поместный Собор Православной Церкви закрытым.

В Неделю всех святых, в земле Российской просиявших, в Даниловом монастыре было совершено торжественное богослужение. Божест­венную литургию служили Патриарх Антиохийский Игнатий IV, Пат­риарх Иерусалимский Диодор I, Патриарх Московский Пимен, Като­ликос-Патриарх всей Грузии Илия II, Патриарх Румынский Феоктист, Патриарх Болгарский Максим, архиепископ Кипрский Хризостом. Мо­литвы и возгласы произносились на греческом, арабском, славянском, грузинском и румынском языках. За литургией молились почетные гости и десятки тысяч православных людей, собравшихся в древней обители на великое торжество.

В конце слова, произнесенного за литургией, Патриарх Пимен ска­зал: «Завершаются первые десять веков истории нашей Церкви. Госпо­ди! Благослови в мире и благочестии вступить во второе тысячелетие нашего бытия в доме Божием, который есть Церковь Бога Живаго, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3,15).

Господи, «землю Русскую в мире сохрани и веру православную в ней утверди во веки веков. Аминь» (из службы Тысячелетия Крещения Руси).

В 1989 году Русская Церковь отмечала новый юбилей – 400-летие уч­реждения Патриаршества. В связи с этим юбилеем 5-8 сентября в Мос­кве была проведена Международная научная церковная конференция.

С 9 по 11 октября в Даниловом монастыре заседал Архиерейский Собор.

Архиерейский Собор совершил прославление первого Патриарха Московского Иова и первого Предстоятеля Русской Православной Церкви после восстановления Патриаршества – святителя Тихона. Од­новременно Собор поручил Комиссии по канонизации святых подгото­вить материалы для канонизации протоиерея Иоанна Кронштадского.

В своих «Определениях» Собор особое внимание уделил состоянию приходской жизни: «Собор связывает свои надежды на благотворные преобразования церковной жизни с возрождением жизни приходов, включающей в себя богослужение, диаконию, научение в вере, взаим­ную поддержку его членов». Собор принял решение о реорганизации системы духовного образования, признав целесообразным преобразо­вать духовные семинарии в высшие школы. По решению Архиерей­ского Собора, должны быть возрождены печатные органы духовных академий.

Архиерейский Собор рекомендовал епархиальным архиереям во­зобновить издание Епархиальных Ведомостей. Собор высказал свою точку зрения на содержание подготавливаемого «Закона о свободе со­вести»: «Мы считаем необходимым, - говорится в его «Определениях», - внесение в него следующих положений:

1) Юридическое признание Церкви как единой религиозной организации и уравнение ее в правах с другими общественными организациями.

2) Предоставление равных прав для религиозного и атеистического обучения, воспитания и про­паганды.

3) Предоставление возможности широко и многообразно осуществлять дела милосердия и благотворительности.

4) Свободное издание и распространение религиозной литературы.

5) Доступ Церк­ви к средствам массовой информации.

6) Отмена дискриминационно­го налогообложения и уравнение в этом отношении духовенства и церковных работников со всеми советскими гражданами».

Архиерейский Собор выразил озабоченность состоянием церковной жизни в западных епархиях Украины, где предпринимались усилия к возрождению унии. Собор подтвердил определение Всеправославного Совещания 1986 года, что униатская проблема является «препятствием на пути к единству» и омрачает наши отношения с Римско-Католической Церковью.

По постановлению Архиерейского Собора был образован Белорус­ский Экзархат Московского Патриархата, в состав которого вошли Минская, Могилевская, Брестская и Полоцкая епархии. Экзархом Бе­лоруссии стал митрополит Минский Филарет. В связи с этим Священ­ный Синод освободил его от обязанностей Председателя Отдела Вне­шних Церковных Сношений. Новым Председателем Отдела Внешних Церковных Сношений был назначен архиепископ Смоленский Кирилл. Следующий Архиерейский Собор решено было созвать в 1990 году.

3 мая 1990 года на 80-м году жизни скончался Святейший Пат­риарх Московский и всея Руси Пимен. 6 мая совершено было погре­бение почившего Первосвятителя. Его преемником стал Патриарх Алексий II.

Глава XI


^ ЦЕРКОВНАЯ ДИАСПОРА


Поражение белых армий в гражданской войне вызвало исход ог­ромных масс русских людей – остатков разбитых войск и мирных граждан – за пределы России: в Китай, Константинополь, на Балка­ны и в Западную Европу. К октябрю 1920 года только в европей­ских странах оказалось около двух миллионов русских; всего россий­скую эмиграцию начала 20-х годов оценивают в три – четыре милли­она человек; главным образом, это были люди православного вероис­поведания.

Вместе с паствой за рубеж ушли пастыри и архипастыри. Церков­ная жизнь русских беженцев в Западную Европу сосредотачивалась вокруг православных храмов, построенных в XIX веке в столичных и курортных городах: Париже, Вене, Копенгагене, Дрездене, Висбадене, Женеве, Флоренции, Карловых Варах. На Балканах русские эмигранты молились в православных сербских и болгарских церквах. Виднейшие иерархи, оказавшиеся за пределами России, - митрополит Киевский Антоний и архиепископ Волынский Евлогий – первоначально собирались затвориться в монастырях: на Афоне или в Сербии. Митрополит Антоний считал, что всякая деятельность русского высшего церковно­го управления за границей должна быть прекращена, а духовное окормление беженцев должны взять на себя Поместные Православ­ные Церкви, на территории которых они оказались. «Затем, ознако­мившись с действительным положением русской эмиграции и узнав о намерении генерала Врангеля во что бы то ни стало сохранить воен­ную организацию для возобновления борьбы с большевиками владыка Антоний, - пишет его биограф, - пришел к непоколебимому убежде­нию в необходимости сохранить русскую церковную организацию». Архиепископ Евлогий сообщал тогда из Женевы в Константинополь митрополиту Антонию: «Много овец осталось без пастырей... Нужно, чтобы Русская Церковь за границей получила руководителей. Не ду­майте, однако, что я выставляю свою кандидатуру». Между тем еще до ухода в эмиграцию, 15 октября 1920 года, в Симферополе Высшее Духовное Управление на Юге России назначило управляющим церк­вами в Западной Европе архиепископа Евлогия.

19 ноября 1920 года на пароходе «Великий князь Александр Ми­хайлович» в Константинопольском порту состоялось первое за предела­ми России заседание Высшего Церковного Управления на Юге России, в котором участвовали митрополиты Киевский Антоний, Херсонский и Одесский Платон (Рождественский), архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) и епископ Севастопольский Вениамин (Федченков). На За­седании было вынесено решение о продолжении деятельности Высше­го Церковного Управления. Высшее Церковное Управление под пред­седательством митрополита Антония подтвердило вынесенное еще в Крыму постановление о назначении архиепископа Евлогия управляю­щим западно-европейскими русскими церквами, включая русские при­ходы в Болгарии и Румынии, оставив за собой управление русскими церквами Югославии, Греции и Турции. 8 апреля 1921 года Патриарх Тихон вместе с Синодом издали Указ о подчинении всех русских цер­квей в Западной Европе до восстановления нормальных отношений с Петроградским митрополитом, в юрисдикции которого они ранее на­ходились, архиепископу Евлогию.

В 1921 году центром русской церковной жизни за рубежом стано­вится Югославия. 21 ноября 1921 года в этой стране, в Сремских Карловцах, по инициативе епископа Севастопольского Вениамина и с со­гласия Патриарха Сербского Димитрия открылось Общецерковное за­граничное собрание, переименованное потом в Русский Всезаграничный Церковный Собор. Собор заседал до 2 декабря. В состав Собора вошли все оказавшиеся за рубежом и сумевшие добраться до Карловцев русские архиереи и члены Поместного Собора 1917-1918 годов, а также делегаты от приходов, от эвакуированной армии, от монашест­вующих и приглашенные по усмотрению митрополитом Антонием, архиепископом Евлогием, архиепископом Анастасием (Грибановским) – управляющим русскими православными общинами в Константинопо­ле, и епископом Вениамином – управляющим военно-морским духо­венством. Среди 163 членов Собора было 11 епископов, из них – 2 сербских; 22 представителя монашествующих и белого духовенства, 67 делегатов были политическими и военными деятелями. Председателем Собор избрал митрополита Антония, его товарищами – архиепископа Кишиневского Анастасия, протоиерея С.Орлова, А.Крупенского, князя Ширинского-Шихматова.

Участие в Соборе руководителей Эмигрантского Военного Монар­хического Совета Н.Маркова, А.Трепова, которым сочувствовали мит­рополит Антоний, придавало его деяниям подчеркнуто политический характер. Об атмосфере острой нетерпимости к инакомыслию, кото­рая сложилась на Соборе, говорит то обстоятельство, что Председа­тель Государственной Думы при Временном Правительстве М.Родзянко, появившийся на Соборе в Карловцах как член Всероссийского По­местного Собора, был с негодованием изгнан с его заседаний. Его об­виняли в развале Российской Империи. Собор составил два послания: «Народы Европы! Народы мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать боль­шевизм, этот культ убийства, грабежа из России и всего мира». Легко было предвидеть опасные последствия для Русской Церкви от этого воззвания, тем более что все постановления Собора начинались со слов: «По благословению Святейшего Тихона», хотя на деле ни один из документов карловацкого Собора не был послан на утверждение Патриарху.

Во втором послании Собора, обращенного к чадам Русской Церкви в рассеянии и изгнании сущим, были такие слова: "И ныне пусть не­усыпно пламенеет молитва наша – да укажет Господь пути спасения и строительства родной земли; да даст защиту Вере и Церкви и всей земле Русской и да осенит Он сердце народное; да вернет на всерос­сийский Престол Помазанника, сильного любовью народа, законного православного Царя из Дома Романовых». Против этого места из об­ращения возражали многие на Соборе. Архиепископ Евлогий призывал к благоразумию: «Поберегите Церковь, Патриарха. Заявление несвое­временно. Из провозглашения ничего не выйдет. А как мы отягчим положение! Патриарху и так уже тяжело!» 34 члена Собора, в том числе архиепископы Евлогий и Анастасий, епископы Вениамин (Федченков), Аполлинарий (Ко­шевой), Сергий (Королев), Мак­симилиан, 12 священников, сдела­ли письменное заявление: «Мы, нижеподписавшиеся, заявляем, что данная большинством Отдела «Духовное возрождение России» постановка вопроса о монархии с упоминанием при том и династии носит политический характер и, как таковая, обсуждению Церков­ного Собрания не подлежит, по­чему мы в решении этого вопроса и голосовании не считали возмож­ным принять участие». Но Собор не внял голосу оппозиции. Митро­полит Антоний, возражая тридца­ти четырем, сказал: «Вопрос дина­стии – не политический, а чисто церковный, ибо отвергать этот вопрос – значит отвергать существующие, никем не отмененные основные за­коны, соглашаться с так называемыми «завоеваниями революции», то есть одобрять низвержение Государя с царственной династией, уничто­жение русского народа и вместе с тем подвергать народ русский кро­вопролитию и ужасам бонапартизма и самозваншины. Вопрос этот моральный, нравственный, и, следовательно – чисто церковный». Впос­ледствии митрополит Евлогий писал: «Только злой дух мог продикто­вать «Обращение».

Карловацкий Собор образовал Высшее церковное управление за границей под председательством митрополита Антония, которому Собор усвоил звание Заместителя Патриарха. Высшее Церковное Уп­равление состояло из Архиерейского Синода и Церковного Совета. Оно претендовало на возглавление церковной жизни всего русского зарубежья.

Вскоре после окончания карловацкого Собора Патриарх Тихон на­правил Сербскому Патриарху Димитрию грамоту: «Сердце Наше тем более исполнено чувством радости и благодарности Вашему Блаженст­ву, что Мы живо сознаем все то добро, какое сделано и делается Вами по отношению к русским изгнанникам – епископам, клирикам и ми­рянам, которые силою обстоятельств, оказавшись за пределами своей Родины, нашли себе радушие и приют в пределах Сербской Патриархии». Многими русскими клири­ками эти слова были восприняты как косвенное одобрение поста­новлений карловацкого Собора.

Между тем, 5 мая 1922 года в Москве на соединенном присут­ствии Священного Синода и Выс­шего Церковного Совета под председательством Патриарха Ти­хона было вынесено постановле­ние, которое в виде Указа Патри­арха было выслано митрополиту Антонию и возведенному 30 ян­варя 1922 года в сан митрополи­та Евлогию, временному управля­ющему Западноевропейскими русскими приходами:

«1. Я при­знаю карловацкий Собор загра­ничного духовенства и мирян не имеющим канонического значе­ния и послание его о восстановлении династии Романовых и обраще­ние к Генуэзской конференции не выражающими официального голо­са Русской Церкви.

2. Ввиду того, что заграничное русское церковное управление увлекается в область политических выступлений, а с дру­гой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Высокопреосвященнейшего митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление упразднить. 3. Священному Синоду иметь суждение о церковной ответственности некоторых ду­ховных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступ­ления».

Получив этот Указ, митрополит Антоний решил подчиниться ему, но большая часть членов Высшего Церковного Управления склонялась к тому, чтобы не исполнять воли Патриарха. 1 сентября 1922 года в Карловцах состоялось заседание Высшего Церковного Управления, на котором доклад об Указе Патриарха сделал секретарь Высшего Цер­ковного Управления Е.И.Махароблидзе. Он высказал ряд доводов про­тив подчинения Патриаршему Указу. Митрополит Евлогий заявил о недопустимости тона, которым ведется обсуждение Указа Святейшего Патриарха.

На следующий день в Карловцы из Константинополя прибыл ар­хиепископ Анастасий, и 2 сентября 1922 года там состоялся Архи­ерейский Собор, в котором участвовали митрополиты Антоний и Евлогий, архиепископы Анастасий и Феофан, епископы Черноморский Сергий, Курский Феофан, Челябинский Гавриил, бывший Екатеринославский Гермоген, управляющий приходами в Греции Александровский Михаил, Царицинский Дамиан, Севастопольский Вениамин и Лубенский Серафим – управляющий русскими приходами в Болгарии. Собор постановил выразить сыновнее послушание Патриарху, упразднить Выс­шее Церковное Управление, созвать Русский Всезаграничный Церков­ный Собор Русской Православной Церкви, которому и были впоследст­вии переданы все полномочия Высшего Церковного Управления.

В Синод были избраны митрополиты Антоний и Евлогий, архиепи­скоп Феофан, епископы Гавриил и Гермоген. Епископ Вениамин пред­лагал, чтобы Синод возглавил митрополит Евлогий. Но вынесено было решение, чтобы председательствовал старейший иерарх – митрополит Антоний.

Таким образом, воля Патриарха была исполнена лишь формально; в действительности карловацкий церковный центр не был упразднен, а сохранил свое существование под новым наименованием. Митрополит Евлогий, расходясь с большинством членов Синода, выводил свои пол­номочия из Указа Патриарха и не считал себя подчиненным Синоду. В Париже, где он обосновался, образовав там свое Епархиальное управ­ление, архипастырь нашел себе крепкую поддержку в церковно-общественных кругах со стороны таких деятелей, как П.Струве, А.В.Карташев, Н.А.Бердяев, протоиерей Сергий Булгаков, Г.П.Федотов. Митро­полита Евлогия поддерживал и митрополит Платон, возглавивший Северо-Американскую епархию; митрополит Антоний, не желая быть камнем преткновения, решил в канун Рождества 1922 года удалиться на Афон и принять схиму. Но Афонский Протат, согласившись внача­ле на приезд маститого русского архипастыря, потом отказал ему в разрешении поселиться на Афоне.

31 мая 1923 года в Сремских Карловцах состоялся очередной Архи­ерейский Собор, на котором присутствовало 12 епископов. 16 других заграничных архиереев прислали письменные мнения. Всего за рубе­жом тогда находилось 32 русских епископа. Собор вынес ряд поста­новлений. В одном из них говорилось: «Представители епархий, нахо­дящихся за пределами России, в их совокупности выражают голос сво­бодной русской заграничной Церкви, но ни отдельное лицо, ни Собор иерархов этих епархий не представляет собой власти, которой принад­лежали бы права, коими во всей полноте обладает Всероссийская Цер­ковь в лице ее законной иерархии... Все находящееся за пределами России русские православные епископии... суть неразрывная часть ав­токефального Московского Патриархата».

В постановлении Собора о Западноевропейской епархии было ска­зано, что она «на основании прав, данных митрополиту Евлогию указа­ми Святейшего Патриарха Всероссийского..., и вследствие того, что территория ее обнимает не одну страну, как в прочих епархиях, а за­ключает в себе большую часть европейских государств – выделяется автономный митрополичий округ».

Но на Архиерейском Соборе, состоявшемся в Карловцах 16 октяб­ря 1924 года, был поднят вопрос о статусе Западно-европейской мит­рополии в связи с тем, что митрополит Евлогий не признавал за Архи­ерейским Синодом канонической власти. 8 голосами против при не­скольких воздержавшихся вынесено было решение об упразднении ав­тономии Западноевропейской митрополии. По настоянию митрополи­та Евлогия, Собор, однако, согласился отложить исполнение этого по­становления до утверждения его Патриархом.

Напряженные отношения между митрополитом Евлогием и карловацким центром в 1926 году привели к формальному разрыву. На оче­редном Архиерейском Соборе в Карловцах в июне 1926 года митропо­лит Евлогий потребовал в первую очередь рассмотреть вопрос об уп­равлении Русской Православной Церковью за границей. Собор отка­зался менять повестку дня, и митрополит Евлогий покинул Карловцы. Архиерейский Собор осудил митрополита Платона (Рождественского) за его попустительство автокефалистским тенденциям в Северно-Аме­риканской епархии. В ответ на это митрополит Платон тоже ушел с Собора. Решение Архиерейского Собора о выделении Германии в осо­бую самостоятельную епархию во главе с епископом Тихоном (Лященко) вызвало резкий протест со стороны митрополита Евлогия. Раз­рыв стал свершившимся фактом. Митрополита Евлогия поддержала большая часть парижской эмиграции: бывший председатель Совета министров В.Коковцев, генералы и офицеры, профессора, литераторы, студенческая молодежь.

Во Франции и других западноевропейских странах строились право­славные храмы, открывались новые приходы. Для подготовки священ­нослужителей в 1925 году в Париже был открыт Богословский инсти­тут, который по названию институтского храма стал называться Инсти­тутом преподобного Сергия. В Институте преподавали известные рус­ские богословы, церковные историки и религиозные философы: епис­коп Вениамин (Федченков), А.В. Карташев, протоиерей В.В. Зеньковский, С.С.Безобразов (впоследствии епископ Кассиан), протоиерей С.Н. Булгаков, Г.В. Флоровский (впоследствии протоиерей), Г.П. Федо­тов, Б.П.Вышеслав-цев, Н.Н. Афанасьев (впоследствии протоиерей), В.Н. Ильин.

В юрисдикции Карловацкого Синода остались русские приходы на Балканах, в Германии и на Дальнем Востоке. На очередном Архи­ерейском Соборе, состоявшемся в январе 1927 года в Карловцах, ми­трополит Евлогий и его викарии были запрещены в священнослужении. В ответ на это митрополит Евлогий обратился с посланием к ду­ховенству и приходам, в котором отверг решения, принятые в Кар­ловцах, как неправомочные: «Собор и заграничный Архиерейский Синод в нынешнем их составе не являются моею канонической влас­тью и посему не могут вмешиваться в дела моей епархии и не могут ведать и решать духовную совесть вверенной мне паствы. Отныне на­ша Западноевропейская митрополия становится на путь самостоя­тельного, не зависимого от заграничного Архиерейского Синода су­ществования, так же как независимо от него живут Американская Русская Православная Церковь с митрополитом Платоном во главе и со всеми его епископами, Латвийская Церковь с Архиепископом Ио­анном, Литовская с архиепископом Елевферием и другие».

Еще в 1926 году Заместитель Местоблюстителя митрополит Сер­гий обратился к своим собратьям-архиереям, оказавшимся за рубе­жом, с настоятельным советом уклоняться от политической деятель­ности: отказ от антисоветской политики являлся непременным усло­вием для того, чтобы сохранить их связь с Патриархией. Если же та­кая линия окажется слишком трудна для них, то митрополит Сергий предлагал им и иной выход – войти в юрисдикцию других автоке­фальных церквей и тем избавить Патриархию от ответственности за их политические выступления. Но карловацкие иерархи не последо­вали его совету, исполненному скорби о разделении, понимания сложности ситуации, в которую попали церковные деятели эмигра­ции, и заботой о сохранении канонических церковных устоев.

1 июля 1927 года Временный Синод в Москве издал постановле­ние с требованием к зарубежному духовенству прислать в Патриар­хию обязательства в том, что оно «не допустит в своей обществен­ной, в особенности церковной, деятельности ничего такого, что мо­жет быть принято за выражение нелояльности Советскому прави­тельству». Назначен был и срок – 15 октября, после которого не по­давшие такого заявления увольнялись из клира Московской Патри­архии. Увольнение грозило и нарушившим свои «обязательства». «Подписки о лояльности» были поданы митрополитом Евлогием, ар­хиепископом Литовским Елевферием, архиепископом Японским Сергием и некоторыми другими архиереями, но епископы, находив­шиеся в ведении карловацкого Синода, решительно отказались пой­ти на этот шаг.

Митрополит Антоний в ответ на требование митрополита Сергия и Временного Патриаршего Синода издал окружное послание, со­ставленное в крайне раздражительном тоне: «Ныне повсюду пропеча­таны в газетах и читаются во многих храмах, которые еще недавно были православными, два послания моих, увы, когда-то единомыш­ленников и любимых учеников – митрополитов Сергия и Евлогия, ныне отпавших от спасительного церковного единства и связавшихся с врагами Христа и Святой Церкви – гнусными богохульниками боль­шевиками, подчинившимися во всем представителям еврейского лже­учения, которое известно под именем коммунизма или материализ­ма... И пусть те новые обольстители не оправдываются, заявляя, что они не друзья большевиков и евреев, стоящих во главе большевист­ского царства: в душе они, может быть, и не друзья им, но они этим врагам Христовым, хотя бы и неохотно, подчинились и стараются расширить власть последних не только над злосчастными жителями Святой Руси, но и над всеми русскими людьми, хотя бы и далеко от Русской земли ушедшими».

Архиерейский Синод в Карловцах 5 июля 1928 года вынес поста­новление: «Настоящий указ в положение Заграничной Церкви ничего нового не вносит. Он является повторением того же пресловутого ука­за Святейшего Патриарха Тихона в 1922 году, в свое время решитель­но отвергнутого всей Заграничной Церковью...».

Часть священников во Франции, не подавших обязательств, пере­шла в юрисдикцию карловацкого Синода, который назначил в Париже епархиальным архиереем архиепископа Серафима (Лукьянова).

В 1930 году в связи с гонениями на Церковь в СССР по всей Анг­лии были проведены моления о страждущей Русской Церкви. Митро­полит Евлогий находился в это время в Англии и участвовал в этих мо­лениях. 10 июля 1930 года Митрополит Сергий и Временный Патри­арший Синод уволил Митрополита Евлогия от управления русскими приходами в Западной Европе «за нарушение данного им обещания».

Управление Церквами в Западной Европе поручено было епископу Литовскому Елевферию. Но митрополит Евлогий не подчинился Пат­риархии. В феврале 1931 года он «без отпускной грамоты» вместе со своей митрополией перешел в юрисдикцию Патриарха Константино­польского, который образовал из русских приходов в Западной Европе Экзархат, даровав митрополиту Евлогию сан Экзарха. 30 апреля 1931 года митрополит Евлогий и его сторонники были запрещены в священнослужении Временным Патриаршим Синодом в Москве. Из ви­карных архиереев Западноевропейской митрополии верность Матери-Церкви сохранил епископ Вениамин (Федченков), в юрисдикцию которого вошло несколько православных приходов во Франции. Ревност­ным сторонником сохранения канонических уз русской православной эмиграции с Матерью-Церковью был В.Н.Лосский, выдающийся пра­вославный богослов XX века.

В марте 1933 года возведенный годом ранее в сан архиепископа Венимамин (Федченков) был направлен Патриархией в Соединенные Штаты временным Экзархом для устроения там канонически право­мерной церковной жизни религиозной диаспоры. Автономия Северо-Американской епархии была упразднена, а митрополит Платон запре­щен в священнослужении. Но приговору Московской Патриархии он не подчинился.

В апреле 1934 года Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола обратился к Патриарху Сербскому Варнаве, оказавшему гос­теприимство карловацкому Синоду, с просьбой об увещевании архи­ереев, вышедших из повиновения Патриархии. Вновь высказано было предложение войти им в юрисдикцию других Церквей, в частности Сербской. Но отклика на призыв к нормализации церковных отноше­ний не последовало, и 22 июня 1934 года митрополит Сергий вместе с Синодом издали указ о запрещении в священнослужении карловацких иерархов.

Ответом на этот акт явилось письмо митрополита Антония на имя архиепископа Киевского Елевферия: «Отрицая всякую силу за поста­новлениями митрополита Сергия и его «Синода», я глубоко скорблю, что мой бывший ученик и друг находится в таком не только физичес­ком, но и нравственном пленении у безбожников. Признаю деяния его преступными и подлежащими суду будущего свободного Всерос­сийского Собора... Вам же, - обращался он непосредственно к архи­епископу Елевферию, - удивляюсь, что, будучи на свободе, Вы прини­маете участие в разрушительных для Церкви актах наравне с пленен­ными иерархами, для которых самое пленение их служит некоторым извинением».

10 сентября 1934 года Архиерейский Собор в Карловцах особым постановлением отверг указ митрополита Сергия о запрещении в свя­щеннослужении. Под соборным постановлением стоят подписи митро­полита Антония, архиепископов Анастасия, Серафима Западноевро­пейского, Гермогена, Дамиана, Сергия, Феофана, Малетия, Нестора, Тихона, Виталия, Серафима Богучарского, епископов Тихона, Виктора, Серафима, Иоасафа, Димитрия и Иоанна.

Митрополит Антоний (Храповицкий) скончался 10 августа 1936 года. Новым Председателем Архиерейского Собора был избран Мит­рополит Анастасий (Грибановский), в прошлом занимавший Кишиневскую кафедру, возведенный в сан митрополита в 1935 году Патриархом Сербским Варнавой.

В августе 1938 года в Карловцах состоялся очередной Собор, который решительно осудил Константинопольскую Патриархию за захват русских церквей в рассеянии.

После гражданской войны несколько российских епархий оказались за пределами Советской России. На окраинах разрушенной Империи образовались новые государства: Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. Восстановлена была польская государственность. В состав Польши, помимо собственно польских земель, входивших в состав прежней России, Германии и Австро-Венгрии, вошли также белорусские и украинские земли на Западе России и принадлежавшая Австро-Венгрии Галиция. После подписания Рижского мирного договор; между РСФСР и Польшей в пределах Польского государства оказались Варшавская, Холмская, Гродненская епархии, а также част Минской с Пинском, Литовской с Вильно и часть Волынской епархии с Луцком.

Указом Патриарха и Священного Синода 28 сентября 1921 год Православной Церкви в Польше предоставлена была широкая автономия. Но польское правительство инспирировало автокефалистское движение в православных епархиях на территории Польши. Однако лиш два архиерея в Польше сочувствовали этому движению: архиепископ! Минский Георгий (Ярошевский) и Волынский Дионисий (Валединский). Назначенного Патриархом Тихоном на Варшавскую кафедр архимандрита Серафима (Чичагова) польские власти не впустили: страну. 5 октября 1921 года святой Тихон назначил своим Экзархом Польше архиепископа Георгия, которого он знал как ревностного церковного труженика, с возведением его в сан митрополита. Под давлением Польского правительства митрополит Георгий искал путь к автокефализации Православной Церкви в Польше. После его убийства в феврале 1923 года игуменом Смарагдом архиепископ Дионисий более интенсивно стал домогаться автокефалии. От Патриарха Константино- польского он в нарушение канонов был удостоен сана митрополита Варшавского и всей Польши. 17 сентября 1925 года на основании томоса от Патриарха Вселенского провозглашена была незаконная автокефалия Польской Церкви.

Епископы, не одобрившие этого шага и стремившиеся к сохранению единства с Русской Православной Церковью, - Елевферий (Богоявленский), Пантелеймон (Рожновский), Алексий (Громадский) под­верглись преследованиям.

При Пилсудском Польское правительство, стремившееся к полони­зации украинцев и белорусов, подвергло Православную Церковь – на­циональную святыню народов, исторически восходящих к древней Ру­си, - жестоким гонениям. В Польше было уничтожено более 200 пра­вославных храмов, разрушен кафедральный собор в Варшаве. В течение одного только месяца в 1937 году было взорвано 114 церквей. Часть православных церквей власти передали униатам, но попытки Польско­го правительства возродить унию в Западной Белоруссии и на Волыни не увенчались успехом. Очагом Православия в Польше в 20-30-е годы были Почаевская Лавра и Жировицкий Успенский монастырь.

Нормализация отношений между Русской Православной Церковью и Православной Церковью в Польше произошла уже после Второй ми­ровой войны на пути канонической законности и братского любовного снисхождения. Вмешательство Константинопольской Патриархии, про­возгласившей при Патриархе Мелетии IV несостоятельную теорию о своей юрисдикции над всей православной диаспорой, возымело нега­тивные последствия для устроения церковной жизни в Латвии, Эсто­нии и Финляндии. Патриарх Тихон даровал финской Церкви автоном­ный статус. Однако правительство Финляндии хотело, чтобы канониче­ские узы финской Православной Церкви с Московской Патриархией были разорваны. Вопреки протесту правящего архиепископа Серафима (Лукьянова) Герман (Аав) без пострига был хиротонисан в Констан­тинополе в епископский сан. Архиепископ Серафим был удален из Финляндии, а Герман (Аав) возглавил Русскую Церковь, которая при нем перешла в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Этот шаг имел тяжелые последствия для Валаамского монастыря. Часть ино­ков выслали из монастыря, из оставшихся одни признали юрисдикцию Германа (Аава), другие –старостильники – не признали. Лишь в 1957 году было восстановлено молитвенно-каноническое общение между Русской Православной Церковью и Финской автономной Церковью.

Русская Церковь своим снисхождением покрыла канонические на­рушения, которые учинены были финской иерархией.

В 1923 году под нажимом Эстонского правительства в юрисдикцию Константинопольского Патриарха перешла автономная Эстонская Церковь, которую возглавлял архиепископ Александр (Паулус), возве­денный Константинопольским Патриархом в сан митрополита.

Правительство Латвии также оказывало давление на православных, ставя своей целью отторжение их от Матери-Церкви. Латвийские влас­ти не разрешили въезд в Латвию ни митрополиту Серафиму (Чичагову), ни архиепископу Геннадию (Туберозову), которых святитель Тихон предполагал назначить на Риж­скую кафедру. Лишь после провоз­глашения самостоятельности Лат­вийской Православной Церкви власти разрешили приехать в Ригу архиепископу Иоанну (Поммеру), латышу по национальности. Пат­риарх Тихон предоставил ему ши­рокие полномочия в рамках цер­ковной автономии. Архиепископ Иоанн хранил верность Москов­ской Патриархии, хотя, во избе­жание конфликтов с властями, и не афишировал этой верности. В ночь с 11 по 12 октября 1934 года он был убит. После его мученичес­кой кончины Латвийская епархия вошла в юрисдикцию Константи­нопольского Патриархата. Правя­щим архиереем ее стал митропо­лит Августин.

Митрополит Литовский Елевферий (Богоявленский), вынужден был перебраться из своего кафедрального города Вильнюса, где он подвергся преследованиям со стороны Польских властей, в столицу независимой Литвы – Каунас, до конца своих дней хранил молитвенно-каноническое единение с Московской Патриархией; с 1930 года, помимо управления Литовской епархией, он возглавил приходы в Западной Европе, оставшиеся в юрисдикции Патриархии.

В 1940 году Эстония, Латвия и Литва вошли в состав Советского Союза. Епархии, расположенные на этой территории, в 1941 году были возвращены в юрисдикцию Московской Патриархии. Местоблюститель Патриаршего Престола назначил своим Экзархом в Прибалтике митрополита Сергия (Воскресенского), который после кончины митрополита Елевферия (в 1940 году) занял Виленскую кафедру.

Мировая и Отечественная война, война русского народа и союзных ему народов с поработителями вызвала размежевание в эмиграции. Решительное большинство ее исполнилось патриотических настроений Русские в Америке, союзной СССР (большинство из них входило митрополичий округ, который после смерти митрополита Платона (Рождественского 1934) возглавлялся митрополитом Феофилом (Пашковским)) сочувствовали победам Красной Армии. Экзарх Мос­ковской Патриархии в Америке митрополит Вениамин (Федченков) выступал на многочисленных митингах, добивался скорейшего откры­тия второго фронта, организовывал сбор пожертвований в пользу Красной Армии.

О победе русского оружия втайне молился в оккупированном нем­цами Париже митрополит Евлогий. Своим близким он говорил тогда: «Сейчас мы переживаем вторую Отечественную войну, тот же всена­родный подвиг спасения Родины». Так поступали и многие другие свя­щеннослужители Западноевропейского Экзархата. Русские патриоты участвовали во французском Сопротивлении. Многие из них были каз­нены фашистами. Мученическую кончину в концентрационном лагере приняли священники Димитрий Клепинин (1944) и монахиня Ма­рия (Кузьмина-Караваева; 1945); казнены были В.А.Оболенская, Б.Вильде, А.Левицкий. В Сопротивлении участвовали также архиманд­рит Афанасий (Сахаров), протоиерей Андрей Сергеенко, В.Н.Лосский, А.Блум (ныне митрополит Сурожский Антоний), И.А.Кривошеий, Н. А. Полторацкий.

Часть эмигрантов, однако, с нападением гитлеровской Германии на Советский Союз связывала надежду на крушение большевизма. Эти надежды выразились в некоторых официальных заявлениях и пропо­ведях карловацких иерархов и клириков. Митрополит Анастасий, на­ходясь в стране, где развернулась ожесточенная борьба с оккупанта­ми, воздерживался от заявлений в поддержку Германии. Но в пас­хальном послании 1942 года он, касаясь положения русскою народа на занятых немцами территориях, писал: «Настал день, ожидаемый им (русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мертвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы. И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют свое избавление как бы из самого ада преиспод­него. Освобожденная часть русского народа повсюду давно уже запе­ла: «Христос воскресе».

26 мая 1942 года, с согласия Германского правительства, был от­крыт Среднеевропейский митрополичий округ, в который вошли цер­кви Германии, Бельгии, Чехословакии, Венгрии, а также часть оккупи­рованных западных областей СССР – Орловская, Смоленская и Белостокско-Гродненская епархии. Митрополитом этого округа был назна­чен православный немец Серафим (Лядэ), убитый после войны при невыясненных обстоятельствах; архиепископ Брюссельский Александр (Немоловский), состоявший в юрисдикции митрополита Евлогия, был арестован и выслан во Францию.

После избрания и интронизации Патриарха Сергия восемь карло­вацких епископов, собравшихся на совещание в Вене, вынесли поста­новление о недействительности этого избрания. Не признала Русская Зарубежная Церковь и избрание Патриарха Алексия.

Иначе воспринял весть об избрании Патриарха митрополит Евло­гий и окружавшее его духовенство. Биограф митрополита Евлогия так описывает его настроение и последние месяцы Великой Отечествен­ной войны: «Огромная непобедимая Россия..., гроза пограничные сильных держав, покровительница малых, сестра родная всех славян..., всемирный центр Православия..., казалось, теперь может развернуться со всей убедительностью исторической реальности... И было также убедительно, что Россия вознесена на вершину славы и справилась с врагом благодаря чьей-то железной воле, жестокость которой многим бы хотелось оправдать пользой...». В те дни побед впервые в Зарубежье стали раздаваться такие речи среди русских патриотов... Что-то неза­метно сдвинулось, изменилось в старых привычных оценках, начала меркнуть самая о них память... Постепенно стало забываться незабы­ваемое, о чем говорили так часто с амвона, в печати – о Соловках, о епископах-мучениках, об осквернении святынь... История переверну­ла страницу, и содержание следующей поглотило внимание, так оно казалось ново. Это новое – прекращение в России гонений на Цер­ковь. Больше этого – согласие во взаимоотношениях государства и Церкви... Известие о прекращении гонений, а потом и о Соборе и избрании Патриарха Владыка воспринял как великую радость духов­ной победы, связанную с победой на полях сражений, как знак «прощенности» русского народа».

После победоносного окончания Великой Отечественной войны в августе 1945 года в Париж был направлен митрополит Крутицкий Ни­колай. Целью его миссии было воссоединение с Матерью-Церковью отделившихся от нее эмигрантов. Митрополит Николай вел перегово­ры с митрополитом Евлогием и митрополитом Серафимом (Лукьяно­вым), который возглавлял приходы во Франции, находившиеся в юри­сдикции карловацкого Синода. Переговоры завершились полным успе­хом. Оба митрополита воссоединились с Московской Патриархией, и митрополит Евлогий был назначен Патриаршим Экзархом Русской Православной Церкви в Западной Европе. Патриарх Константинополь­ский не возражал против этого.

После скорой кончины митрополита Евлогия, последовавшей 8 ав­густа 1946 года, его преемником стал митрополит Серафим, старей­ший по хиротонии из русских архиереев во Франции.

Значительная часть «евлогианского» духовенства Экзархата, не же­лая подчиняться бывшему карловчанину, была недовольна этим назначением, и во главе с Владимиром (Тихоницким), возведенным Кон­стантинопольским Патриархом в сан митрополита, возвратилась в юрисдикцию Вселенского Патриархата. В 1965 году Священноначалие Русской Церкви сделало заявление о том, что подобное положение дел наносит вред межправославным отношениям. Константинополь­ская Патриархия, приняв во внимание позицию Московской Патри­архии, упразднила свой Экзархат в Западной Европе, но приходы, входившие в ее состав, так и не установили нормальных отношений со Священноначалием Русской Церкви. Однако в 1971 году Кон­стантинопольская Церковь воссоздала прежний Экзархат под новым названием Архиепископии в Западной Европе, в состав которой, по­мимо русских приходов, были включены и другие западноевропейские православные приходы, которые признавали юрисдикцию Константи­нопольской Патриархии.

Западноевропейский Экзархат Московской Патриархии возглавляли после митрополита Серафима (Лукьянова), в 1949 году ушедшего на покой и возвратившегося на Родину, последовательно архиепископ Фотий (Тапиро), архиепископ, позже митрополит Борис (Вик), архи­епископ Николай (Еремин), митрополит Антоний (Блум), митропо­лит Никодим (Ротов), митрополит Филарет (Вахромеев) и митропо­лит Владимир (Сабодан). В состав Экзархата входили кафедры Сурожская (в Лондоне), Брюссельская, Цюрихская, Гаагская и Корсунская (в Париже). Архиерейский Собор 1989 года постановил упразднить зарубежные Экзархаты Русской Православной Церкви, подчинив зару­бежные епархии Отделу внешних церковных сношений.

По-другому складывалась послевоенная история Зарубежной Рус­ской Церкви, иначе именуемой карловацкой.

Сразу после своего избрания на Первосвятительский Престол 10 апреля 1945 года Патриарх Алексий I обратился к зарубежным иерар­хам со словами братского увещания: «Молим Господа, да вразумит Он поставивших свой разум выше разума Церкви и в гордыне своей пре­бывающих в упорном коснении, да призовет заблудших в ограду Цер­кви своей».

10 августа 1945 года Патриарх Алексий I вновь обратился с увеще­вательным посланием к карловацкому епископату, духовенству и ми­рянам, в котором призывал их к воссоединению с Матерью-Церковью. Призыв этот возымел известный успех. В октября 1945 года в Харбин была направлена церковная делегация во главе с архиепископом Рос­товским Елевферием (Воронцовым) для переговоров с архиереями карловацкой юрисдикции, находившимися в Китае. В результате пере­говоров архиепископ Елевферий и митрополит Мелетий (Заборовский), возглавлявшие Харбинское епископское совещание, подписали акт о воссоединении. В этом документе выражено горячее стремление духовенства и мирян Дальневосточной Православной Церкви «встать под высокую руку Святейшего Отца нашего Алексия, Патриарха Мос­ковского и всея Руси, законного преемника Святейшего Патриарха Тихона». С Матерью-Церковью воссоединилась и Российская духовная Миссия в Китае во главе с епископом Виктором (Святиным). На тер­ритории Китая в 1946 году был образован Восточноевропейский Эк­зархат, просуществовавший до 60-х годов, когда в ходе изуверской «культурной революции» церковная жизнь в Китае была разгромлена. Во главе Экзархата стояли последовательно: митрополит Нестор (Анисимов), архиепископ Виктор (Святин) и епископ Василий (Шуан), китаец по происхождению.

С Матерью-Церковью воссоединились и русские православные при­ходы на Балканах: в Югославии и Болгарии, а также некоторые прихо­ды в Германии и Австрии, главным образом в советской оккупацион­ной зоне (позже ГДР). В 1948 году Русская духовная Миссия в Иеру­салиме, находившаяся прежде в ведении карловацкого Синода, пере­шла в юрисдикцию Московской Патриархии.

Большая часть карловацкого епископата и духовенства не возобно­вила, однако, общения с Патриархией. После войны зарубежный Си­нод не мог уже оставаться в Югославии, он перебрался вначале в Гер­манию – в Мюнхен, а оттуда через океан в пригород Нью-Йорка Джорданвилл. До своей кончины, последовавшей в 1965 году, карловацкую иерархию возглавлял старейший по хиротонии в российском епископате митрополит Анастасий (Грибановский). Его преемником стал митрополит Филарет (Вознесенский), сын вернувшегося из Китая на Родину архиепископа Димитрия (Вознесенского). После кончины митрополита Филарета в 1985 году Первоиерархом Зарубежной Рус­ской Церкви был избран митрополит Виталий (Устинов).

После Великой Отечественной войны стремление к воссоединению с Матерью-Церковью проявилось в Американском митрополичьем ок­руге, который в ту пору, возглавлял митрополит Феофил (Пашковский). В ноябре 1946 года в Кливленде состоялся Собор, который принял решение о воссоединении с Московской Патриархией на усло­виях автономии. На деле, однако, митрополит Феофил и подчиненное ему духовенство не считались с административными распоряжениями Патриархии, и каноническое общение с нею было прекращено.

Только в 1970 году при митрополите Иринее Американский мит­рополичий округ нормализовал отношения с Русской Православной Церковью, получив от Патриарха Алексия I статус автокефальной Цер­кви. Часть приходов, входивших прежде в Алеутскую и Северо-Американскую, а с 1963 года – в Нью-Йоркскую и Алеутскую епархии Русской Православной Церкви, остались и после образования Автокефаль­ной Американской Православной Церкви в юрисдикции Московской Патриархии.

В состав Русской Православной Церкви входит Японская Автоном­ная Церковь, нормализовавшая свои отношения с Московский Патри­архией в 1970 году. Во главе Автономной Церкви, имеющей две епис­копские кафедры и более 20 тысяч прихожан, стоит архиепископ То­кийский и митрополит всея Японии Феодосии.





оставить комментарий
страница9/11
Профессор протоиерей <> <> <> <>Владислав Цыпин
Дата29.03.2012
Размер3.3 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх