Реферат по истории педагогики на тему: «Проблема поощрения и наказания в истории европейской и отечественной педагогики» icon

Реферат по истории педагогики на тему: «Проблема поощрения и наказания в истории европейской и отечественной педагогики»


Смотрите также:
Политико-правовой процесс в отечественном образовании 1801-1917 гг...
Реферат по истории педагогики на тему: «Принцип свободного воспитания в истории педагогики»...
Курсовая мгоу
Периодические издания 8 Общие вопросы дефектологии...
Реферат по истории на тему: иван III...
Рабочая учебная программа по дисциплине «Возрастная педагогика»...
Программа курса «Основы православной культуры»...
«История и философия специальной педагогики и психологии»...
Москва Серия «Прикладная мастерская семейной педагогики»...
Педагогическое содействие творческому самовыражению детей старшего дошкольного возраста в...
Методическое пособие в соответствии с государственным образовательным стандартом 2000 для...
Становление отечественной школы обучения игре на кларнете как проблема педагогики музыкального...



Загрузка...
скачать
Реферат

по истории педагогики

на тему:

«Проблема поощрения и наказания в истории европейской и отечественной педагогики»


«Кто будет расти без

дисциплины, состарится без

добродетелей»

Я.А.Коменский


Выполнила:

Студентка очно-заочного

отделения

402 группы Горева С.В.

Проверила:

Преподаватель

Житнякова С.В.

2007 год

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1. Поощрения и наказания как средства педагогической коррекции

1.1 Понятия «поощрение» и «наказание»

1.2 Поощрения и наказания как вспомогательные средства педагогического воздействия

^ 1.3. Требования к поощрениям и наказаниям

1.4 Физическое наказание

1.5 Виды и формы поощрения и наказания

1.6 Сколько затрещин и сколько конфет?

1.7 Наказание и прощение

2 История возникновения проблемы поощрений и наказаний

3 Взгляды зарубежных педагогов на проблему поощрений и наказаний

^ 3.1 Проблема поощрения и наказания в системе нравственного воспитания Я.А.Коменского.

3.2 О побоях и наградах в педагогическом труде Дж.Локка «Мысли о воспитании».

3.3 Проблема телесного наказания в педагогических мыслях Эллен Кей.

^ 3.4 Упразднение наград и наказаний у М.Монтессори.

3.5 Макаренко А.С. о поощрении и наказании в системе общественного и семейного воспитания.

3.6 Поощрение и наказание в системе нравственного воспитания В.А. Сухомлинского.

Заключение

Литература


Введение

На всех этапах своего развития человечество по-разному относилось к своему прошлому. Одни пытались предать его забвению, другие – переписать заново, разрушив до основания то, что было накоплено лучшими умами человечества, третьи, собирая по крупицам свое духовно-гражданское наследие, хранили его так, как хранят семейные реликвии и все самое дорогое, что есть в душе и сердце человека.

Все это можно отнести и к педагогическому наследию нашего Отечества, которое, несмотря на все превратности судьбы бурного 20 века, внесло огромный вклад в мировую педагогическую культуру, значение которого еще предстоит оценить нашим потомкам.

Система современного отечественного образования, также как и наше общество, переживает на данном этапе неспокойное время, полное противоположных позиций, интересных мнений и взглядов. До недавнего времени абсолютное господство принадлежало коллективному воспитанию, сегодня высшей ценностью провозглашена индивидуальность. Особенно ярко в настоящее время проявляется детоцентризм, где абсолютизируется роль ребёнка в воспитательном процессе, где он стоит в центре педагогической галактики и является субъектом собственного развития.

Во все времена проблема поощрения и наказания детей в ходе воспитательного процесса была одной из центральных проблем, и ни один из педагогов не обошёл этот вопрос стороной, высказывая своё мнение в педагогических трудах и философских мыслях.

^ А. И. Герцен, писал, что воспитатель мстит детям наказаниями за свою неспособность. А. Дистервег, например, считал, что меры наказания «…большей частью и бесполезны, и не нужны там, где обучение ведется правильно, то есть согласно природе ребенка и природе самого предмета обучения. Наказание вообще должно ставить себе целью устранение наказаний».

В современное время, несмотря на чётко прописанные в учебниках педагогики классификации методов, а также порядок использования методов, средств и приёмов воспитания в ходе воспитательного процесса, по-прежнему остаётся открытым вопрос о правомерности и разумности использования поощрений и наказаний в достижении поставленных воспитательных задач. В противовес традиционным правилам по использованию поощрения и наказания, указанным в учебниках педагогики, ненасильственная педагогика современного времени высказывает противоположное мнение.

В периоды колебаний и сомнений полезно обращаться к классикам. Рассмотрим, как в своих трудах поднимали и раскрывали вышеназванную проблему Ян Амос Коменский, Джон Локк, малоизвестная Эллен Кей, знаменитая Мария Монтессори и классики отечественной педагогики - Антон Семёнович Макаренко и Василий Александрович Сухомлинский.

Стоит отметить, что, рассматривая данную проблему обособленно в нашем реферате, мы понимаем, что она неразрывно связана со всей системой педагогических воззрений указанных авторов и является неотъемлемым следствием их философских взглядов. То есть рассмотрение педагогами-философами проблемы поощрения и наказания плавно вытекает из авторской педагогической идеи, цели воспитания, самого содержания воспитания. Останавливаться в реферате на всей системе воспитания указанных педагогов мы не будем, лишь кратко отметим необходимые положения для рассмотрения заявленной проблемы.


1 Поощрения и наказания как средства педагогической коррекции


^ 1.1 Понятия «поощрение» и «наказание»

Понятия «поощрение» и «наказание» воспринимаются обычно как антиподы. Между тем, смысловая гамма этих понятий чрезвычайно широка. Если, например, сравнивать коренные значения слов «поощрение», «наказание», лишь в некоторых европейских языках (русском, украинском, немецком, французском, английском ) , то нетрудно заметить, что одни из этих значений сильно расходятся,

другие же, напротив, весьма сближаются.

Так, например, «поощрение» означает «одобрение», «приохочивание», «содействие», «ускорение», «придали храбрости», «стимулирование» и т. п.

«Наказание», в свою очередь, означает «наставление», «выговор», «обременение»,«кару», «требование», «штраф», «стимулирование» и пр. В этимологии этих понятий есть и общее значение стимулирования, что помогает, на наш взгляд, видеть их единство в воспитательном процессе.

В теории и практике воспитания широко распространена точка зрения, согласно которой всякое одобрение, похвала, выражение доверия и тому подобное педагогическое воздействие, рассчитанное на стимулирование положительных эмоций воспитанника, принято называть поощрением. С другой стороны, к наказаниям часто относя любое осуждение, угрозу, порицание. Их назначение - коррекция поведения детей в определенных сложных ситуациях.


^ 1.2 Поощрения и наказания как вспомогательные средства педагогического воздействия


Поощрения и наказания рассматриваются как необходимые в воспитательном процессе средства педагогического воздействия. В сложном процессе нравственного воспитания личности ребенка поощрения и наказания выступают как вспомогательные средства, но в определенных ситуациях они приобретают решающее значение.

Поощрение и наказание нельзя свести только к этической оценке поведения детей, т.е. к одобрению и осуждению. Не всякое одобрение является поощрением в полном смысле слова, и не всякое осуждение является наказанием. Между этической оценкой поведения детей и поощрением или наказанием имеется определенное различие. Одобрение и осуждение являются повседневными, рядовыми воздействиями на воспитанников. При поощрении или наказании педагог или детский коллектив принимают решение, которое выделяет одного воспитанника или группу из общей массы, производит определенное изменение в их правах и обязанностях, во взаимоотношениях с ними.

Поощрения и наказания отличаются от других средств нравственного воспитания силой воздействия.

Эффективность поощрений и наказаний зависит от методики их применения. При использовании поощрений и наказаний надо, прежде всего, исходить из анализа конкретной ситуации. Именно создавшаяся ситуация подсказывает воспитателю и учителю, какие изменения нужно внести во взаимоотношения с данным воспитанником: отсрочить наказание, выждать самоосуждение ребенком своих действий. Применение поощрения и наказания предполагает осознание ребенком последствий своих поступков и должно помочь ему выбрать правильную линию поведения.


^ 1.3. Требования к поощрениям и наказаниям

Важнейшим требованием в применении поощрений, а также наказаний является справедливость и объективность. При соблюдении этих требований оценка воспитателя или учителя встречает одобрение в детском коллективе и является более действенной.

Поощрение

Поощрение есть выражение внимания к воспитаннику, оценка его усилий, результатов его работы или поведения. Признание и одобрение коллектива имеют большое воспитательное влияние, оказывают сильное воздействие на чувства детей, вызывают удовлетворение, радость. Справедливое поощрение повышает веру детей в свои силы, вызывая желание проявить себя с лучшей стороны.

Применяя поощрения, необходимо соблюдать меру. При частом их использовании, дети привыкают к ним как к обыденному, и в силу этого воспитательная ценность поощрений снижается.

Поощрения надо сочетать со справедливой требовательностью, с самокритикой, учить детей не успокаиваться на достигнутом, воспитывать умение ценить доверие коллектива, воспитателя или учителя и стремление оправдать его. Как в дошкольном, так и в школьном возрасте нельзя допускать перехваливания: оно ведет к возникновению зазнайства и эгоизма.

Американские ученые К.Норткот Паркинсон, М.К.Растомджи, С.Паври в своей книге « Дети. Как их воспитывать» подчеркивают, что самое важное в похвале – оценить усилия ребенка, а не хвалить его самого и его характер. Лестные слова дадут понять ребенку, что он поступил хорошо, но это вовсе не значит, что он идеален. Прямая похвала в адрес ребенка обычно ставит его в неловкое положение, смущает. Похвалить ребенка нужно за поступок, это более эффективно, и он оценит это гораздо скорее. Такая похвала нагляднее.

Похвала должна отражать реальную картину поступка ребенка. Не нужно выходить за рамки разумного. Реакция ребенка на преувеличенную похвалу обычно такова: «если они думают, что я такой умный, хоть и сделал-то самую малость, значит, сами-то они глупы». Хвалить необходимо только поступки детей.

Особое внимание нужно обращать на робких, скромных детей, которых часто заслоняют более бойкие и активные дети. Надо систематически, повседневно поддерживать скромных детей, высказывать одобрение им перед всем коллективом, стимулировать их к инициативным действиям и т.д.

Наказание

В сложном процессе формирования нравственной направленности личности приходится применять и наказание, как одно из средств педагогического воздействия на поведение детей.

Наказание используется в тех случаях, когда отдельный ребенок или группа в целом не выполнили установленных требований, нарушили принятые нормы и правила жизни в коллективе, а характер нарушения требует немедленного воздействия.

Общественная оценка поведения отдельного воспитанника коллективом – важнейшая основа наказаний в российских учебно-воспитательных учреждениях. Эффективность наказаний находится в прямой зависимости от организованности общественного мнения в коллективе.

Наказание всегда должно быть обосновано и понятно для провинившегося, а также для всех членов коллектива. Следует добиваться, чтобы наказание убеждало ребенка в необходимости исправить свое поведение, вызывало в нем чувство стыда, раскаяния, пробуждения совести.

В применении наказаний необходим индивидуальный подход, учет индивидуальных особенностей характера, типа нервной системы. Полученное воспитанником наказание после исправления им своего поведения не может служить поводом для обидных напоминаний и укоров.

В семье, в детском саду недопустимы угнетающие человеческое достоинство наказания: обидные клички, грубые слова, стояние в углу.

В детском саду можно использовать такие наказания, как лишение ребенка удовольствия или развлечения, временное лишение любимой игрушки или интересной игры, отстранение от желанной роли в игре и т.д. Наказание необходимо сочетать с убеждением.

Ситуации поощрения и наказания представляют собой особые, типичные случаи сложных психолого-педагогических ситуаций, характеризующиеся необходимостью регулировки отношений, внесения в них определенных точно дозированных изменений, иными словами их педагогической коррекции. Возникновение и педагогически целесообразное использование таких ситуаций обусловлено необходимостью формирования новых, более значимых в нравственно-воспитательном смысле этого слова потребностей личности и коллектива.

Важным условием в использовании поощрений и наказаний является соблюдение меры. Трудно даже сказать, что более вредно в воспитании: захваливание, злоупотребление поощрением или, напротив, наказания по всякому поводу. В отличие от таких форм косвенного требования, как одобрение и осуждение, являющихся повседневными, рядовыми воздействиями на воспитанников, поощрение и наказание как средства коррекции должны использоваться значительно реже. Можно сказать, что эффект применения поощрений и наказаний обратно пропорционален частоте их использования. Только в тех случаях, когда необходимость поощрения или наказания жестко и недвусмысленно диктуется конкретной ситуацией, надо к ним прибегать.


^ 1.4Физическое наказание

Остановимся кратко на вопросе о физических наказаниях, сторонниками которых в наши дни продолжают оставаться некоторые родители. Телесные наказания, к которым они прибегают , - метод неверный. Он как бы учит ребенка: « если ты сердит – бей, не рассуждая» вместо того, чтобы разобраться и найти другой выход чувствам. Порка – путь наименьшего сопротивления. Родители прибегают к нему тогда, когда не могут или не хотят найти мирный путь к улаживанию конфликта. В большинстве случаев порка не приносит желаемых результатов, а лишь ожесточает.

Американские ученые К.Норткот Паркинсон, М.К.Растомджи, С.Паври считают, что насмешки, которыми мы иногда осыпаем детей, подобны отравленным стрелам. Сарказм наносит нашим детям такой же вред, как стрелы африканских пигмеев их врагам. Мы можем как угодно обзывать неодушевленные предметы, - и ничего не случится. Но подобное отношение к ребенку вызывает лишь обиду и негодование. Даже самый нечувствительный из них тотчас начнет вырабатывать план страшной мести.

Телесные наказания озлобляют ребенка, заставляют его лгать, скрытничать, хитрить, воспитывают трусость.

Нетрудно понять, что физические наказания, связанные с болевыми ощущениями, приводят к срыву тормозных процессов коры и «буйству» безусловного оборонительного рефлекса, проявляющегося в чувстве страха. Именно этим, а не тем, что наказываемый ребенок будто бы «понял свою ошибку», объясняется его крик: «Простите, я больше не буду!»

Таким образом, в ситуации, где ребенок, по выражению родителей, проявляет упрямство, не подчиняется их требованиям, не хочет признавать их правоту и свои ошибки, физическое наказание создает иллюзию разрешения конфликта: ребенок, до этого долго упрямившийся, быстро подчиняется, просит прощения, проявляет все признаки покорности и послушания.

Родителям в этих случаях невдомек, что подчиняется, просит прощения и т. п. не их ребенок, что сознание ребенка, все нормальные его связи с внешним миром нарушены и его языком с ними говорит инстинкт самосохранения, животная эмоция страха.

При определенных условиях внешней реакцией на использование физического наказания может стать полное безразличие, являющееся, однако, признаком серьезных сдвигов нервных процессов в сторону патологии.


^ 1.5 Виды и формы поощрения и наказания.

Поощрения и наказания- это совокупность средств регулирования отношений, составляющих содержание педагогической ситуации, в которой эти отношения должны быть заметно и быстро изменены. При этом необходимо иметь в виду, что та или иная мера связывается с поступком ребенка не непосредственно, а лишь через анализ конкретной ситуации, с учетом всех отношений, составляющих данную ситуацию.

Нельзя в качестве меры наказания лишать ребенка прогулки, еды, того, что необходимо ему для нормального развития. Кроме того, следует вообще помнить, что наказания, связанные с теми или иными ограничениями, лишениями, приемлемы в основном лишь в отношении дошкольников и младших школьников.

В качестве наказания может быть использована и отсрочка ожидаемого поощрения. К примеру, можно на некоторое время отложить покупку какой-то вещи: велосипеда, фотоаппарата. Однако рекомендовать отмену ранее данного обещания как меру наказания едва ли можно. Ведь в наказании, как и в поощрении, чрезвычайно важна его справедливость.

Воспитательное воздействие имеет такая форма наказания, как изменение отношения воспитателя, учителя к ребенку, выражающее недовольство его поведением. Кратковременное отчуждение воспитателя или учителя оказывают сильное воздействие: ребенок переживает это отношение, испытывает чувство раскаяния, желание исправить свое поведение.


    1. ^ Сколько затрещин и сколько конфет?

Наказание это вовсе не действие со стороны наказывающего, а то, что происходит в наказываемом ребенке. То, что он при этом переживает.

С точки зрения психологии это хорошо всем известное неприятное, давящее чувство стыда и унижения, от которого хочется как можно скорее избавиться и никогда более не переживать.

Так же обстоит дело с поощрением. Награда это отнюдь не всегда то, что мы считаем таковой, а то, что воспринимается ребенком как поощрение. Приятная, возвышающая удовлетворенность делом, за которое похвалили дорогие нам люди. Удовольствие от того, что нас любят и симпатизируют нам. Разумеется, подобное чувство хочется подольше удержать и почаще переживать в будущем.

На вопрос как правильно распределять наказания и поощрения, мы не дадим точного ответа, сколько того и другого должно приходиться на каждого ребенка. “Сколько затрещин и сколько конфет”. Воспитательная проблема заключается тут не в количестве, а в отношении ребенка к наказывающему и поощряющему. Это глубоко личное, индивидуальное дело воспитателя и ребенка, в нем сфокусировано все, что их связывает и сближает. Важно, как формировались их взаимоотношения, насколько они эмоционально близки друг другу! Чтобы наказание возымело действие, ребенок должен пережить чувство вины. Ему надо осознать, что он неким образом нарушил хорошие взаимоотношения с родителями или иными воспитателями. Без этого чувства наказание всего лишь открытый акт насилия, бессмысленное терзание, либо напрасная трата энергии.

^ Педагоги утверждают, что наказание имеет тройное значение.

Во-первых, оно должно исправить вред, причиненный дурным поведением. И ребенок обязан убрать небрежно разбросанные вещи, починить по возможности сломанную или разбитую вещь. Из своих карманных денег хотя бы частично возместить стоимость причиненного кому-либо ущерба.

Во-вторых, наказание способствует тому, чтобы такие действия не повторялись. Оно имеет отпугивающий, устрашающий смысл, о чем мы уже говорили.

Третье, и, по всей видимости, главное значение заключается в снятии вины. “Провинность” представляет собой определенное отчуждение, преграду, неуверенность во взаимоотношениях с провинившимся. Грядущее наказание должно смыть эту вину. Тем самым в наказании усматривается элемент высшей справедливости, которую виноватый признает и принимает.

Из этого следует, что если мы наказываем ребенка из-за собственной нетерпеливости или плохого настроения, а также по причине находящих на нас приступов злобы, то свое самочувствие мы немного улучшаем, но с точки зрения воспитательной наше поведение не только расходится с целью, но и приносит вред. Ребенок с минуту страдает, может, и плачет, просит прощения, но в его понятия о справедливости это не укладывается, и он не ощущает за собой необходимого чувства вины, нет и облегчения и урока на будущее.

А как обстоит дело с поощрением? Оно как воспитательное средство более действенно. Если наказание лишь останавливает дурные действия, то поощрение ориентирует на хорошие и закрепляет их. Под поощрением нельзя понимать конфеты, футбольный мяч или велосипед за школьные успехи. Лучшая награда для ребенка сознание того, что он принес радость любимым людям, а подарок в придачу лишь символизирует это. Там, где символ становится главным и самоцельным, где лишь он заставляет ребенка хорошо вести себя, в семье что-то неладно. Если за любую ошибку ребенка ждет наказание и ничего больше, ребенок не научится правильному поведению. Кроме того, он будет бояться того, кто наказывает, стремиться обмануть его, чтобы избежать наказания.


^ 1.7 Наказание и прощение

А теперь немного о другом. Поощрение и наказание - основные воспитательные средства. Это означает, что с их помощью мы достигаем определенной воспитательной цели. Цель наказания, таким образом, не потопить грешника, а спасти и вытянуть! Способ для этого прощение. Прощение это не награда, а освобождение от напряжения вины, ожидаемого или уже полученного наказания. Это, по сути, примирение. Как любое освобождение, прощение рождает добрые чувства к освободителю. Только тогда ребенок будет любить наказывающего отца или мать, и переживать новые проступки как стремление исправиться, помириться, хорошо вести себя впредь.

Но и здесь следует избегать крайностей. Никогда ничего не прощать означает бесчувственное, бесчеловечное, антипедагогичное поведение. Оно лишь углубит пропасть между воспитателем и ребенком. Но всегда с готовностью прощать все значит потерять авторитет и возможность влиять на ребенка. Так что и здесь рассудительность и понимание индивидуальных качеств ребенка будут служить нам лучшим ориентиром.


Всегда ли существовали поощрения и наказания? Как они изменялись с течением времени, что считали на этот счет известные всему миру педагоги.



  1. ^ История возникновения проблемы поощрений и наказаний



Воспитание – явление социальное. Оно возникло вместе с человеческим обществом и прошло вместе с ним длительный путь развития.

В условиях первобытнообщинного строя воспитание было равным для всех детей и ограничивалось передачей навыков изготовления орудий труда, приемов охоты и т.д. Процесс воспитания был стихийным, зачатки педагогической мысли развивались только на уровне обыденного сознания. Они сводились к практическому воспитанию и проявлялись в традициях и фольклоре. Постепенно усложнялось содержание и приемы воспитания по мере обогащения общественного опыта и сознания. В раннюю первобытную эпоху воздействие воспитания было минимальным. Маленьким членам общины представлялась значительная свобода в поведении. Наказания не были жестокими. В худшем случае это могли быть шлепки или угрозы физического наказания (удар палкой по следу ребенка в его присутствии). Но первобытное воспитание не было и не могло быть идиллическим, поскольку люди жили в сложных, тяжелых условиях борьбы за выживание.

Принятые в ^ Древнем Египте педагогические методы и приемы соответствовали целям и идеалам воспитания и обучения. Ученику надлежало прежде всего научиться слушать и слушаться. Наиболее эффективным способом достижения повиновения считались физические наказания. На ученика постоянно сыпались удары. Физические наказания рассматривались как естественные и необходимые. Школьным девизом были слова, записанные в одном из древних папирусов: « Дитя несет ухо на своей спине, нужно бить его, чтобы он услышал».

В эпоху средневековья христианская церковь стала главной идеологической силой, и все развитие культуры и просвещения протекало в русле религиозной идеологии католицизма.

Средневековая церковь категорически отрицала почти все наследие античного мира, но необходимость пользоваться богослужебными книгами на латинском языке заставляла ее заботиться об обучении духовенства элементарной грамоте.

Церковные школы были важным инструментом религиозного воспитания. В них царила суровая дисциплина и жестокие наказания: лишение еды, карцер, избиения. Учеников били по щекам, губам, носу, ушам, спине, голому телу. Потом розгу, палку, плеть сменил бич. Наказания рассматривались как естественное и богоугодное дело.

^ Карл Великий требовал лишать нерадивых учеников пищи. Науку предлагалось вбивать кулаками. Учащиеся подвергались телесным наказаниям за плохие успехи, несоблюдение порядка и за нарушение религиозных предписаний.

Слепое рабское повиновение - вот высшая цель средневековой школы и её главного воспитательного орудия - телесных наказаний.

Однако, были некоторые деятели церкви (в частности, Ансельм Кентерберийский), которые призывали прекратить вакханалию наказаний. Но педагоги их не слышали.

Прекрасной страницей в истории педагогической мысли оказалась эпоха, прошедшая под знаком гуманистических идей Возрождения. Человека провозгласили главной ценностью на земле и прокладывали новые пути воспитания, стремясь раскрыть в человеке все лучшее. Педагогические идеи эпохи гуманизма представлены высказываниями ряда выдающихся мыслителей. Ф. Рабле, Т.Мор, М. Монтень подвергали критике и высмеивали методы средневековой школы. Они отвергали жестокость и грубость средневекового воспитания, не видели никакой педагогической пользы в физических наказаниях.

^ Эразм Роттердамский предлагал опираться на здравый смысл учеников: « Не следует приучать ребенка к ударам… Тело постепенно становится нечувствительным к тумакам, а дух – к упрекам… Будем настаивать, повторять, твердить! Вот какою палкой нужно сокрушать детские ребра!» Идеи о первоначальном воспитании и обучении малолетних детей были составной частью общепедагогических взглядов деятелей древнерусского просвещения.

Яркое представление о взглядах на семейную жизнь и воспитание того времени, основанное на строгой дисциплине, требовании безусловного подчинения детей старшим, утверждении в них «страха божьего» дает «Домострой». «Казни сына своего от юности его… и не ослабляй, бия младенца: аще бо жезлом биеши его, не умрет, но здравее будет, ты бо, бия его по телу, а душу его избавляеши от смерти».

1700 годы – переломные в истории отечественной школы и педагогической мысли. Россия пережила реформы воспитания и образования, вызванные социально-экономическими фактами. Создалась система регулярных учебных заведений, что означало завершение эпохи главенства семейного домашнего обучения. Появилась особая социальная группа, профессионально занимавшаяся умственным трудом и педагогической деятельностью.

Новое в воспитании и обучении приживалось болезненно. Происходила ломка прежних, в том числе позитивных, педагогических традиций. Реформы по своим социальным и педагогическим последствиям были противоречивыми и неоднозначными.

Как на государственной службе того времени, поставлена была дисциплина и в школах, дисциплина необычайно суровая и преследовавшая чисто внешние цели благоповедения. Повелено было еще Петром: «… для унятия крика и бесчинства выбрать из гвардии отставных добрых солдат, а быть им по человеку в каждой камере во время учения и иметь хлыст в руках; а буде кто из учеников станет бесчинствовать, оным бить, несмотря какой бы он фамилии ни был, под жестоким наказанием кто поманит…».

За проступки на учащихся налагались уголовные кары: плети, батоги, тюремный арест, отдача в солдаты без выслуги. Виновный ученик прямо назывался преступником. Беглые ученики рассматривались как беглые солдаты. Только детей ниже 7 лет было постановлено «за беглых не почитать».

На смену шла буржуазная школа. В капиталистическом обществе, где все строится на власти денежного мешка, на основе «свободной» купли-продажи стимулы повиновения должны были стать более тонкими и гибкими. Это нашло свое проявление, в частности, в известном видоизменении системы наказаний в буржуазной школе и в дополнении ее своего рода уравновешивающим началом развитой системой поощрений. Педагогика палки в чистом виде сменяется педагогикой «кнута и пряника». Наряду с постепенно отходящими на задний план, но не снимаемыми вовсе с вооружения физическими наказаниями, буржуазная школа унаследовала от старой школы и разного рода «мягкокарательные» меры, унижающие личное достоинство ребенка.

«С ослаблением страха телесных наказаний, писал ^ П. Ф.Каптерев, вследствие постепенного изгнания последних, многие признавали совершенно необходимым возбуждать в детях страх более тонкий и деликатный страх духовных страданий, страх мучений уязвленного самолюбия, неудовлетворенного честолюбия и тщеславия, мук соперничества, борьбы, поражений. В школах были введены, с одной стороны, целый ряд позорящих наказаний, задевающих самолюбие, а с другой множество наград».

Позорящие наказания были довольно разнообразны и состояли в лишении какой-либо части костюма (например, передника в женских школах), в костюме другого цвета, более грубом, чем обыкновенный, в ослиных масках, дурацких колпаках, в написании совершенного поступка на костюме и вождение виновного по всей школе, в сажании за последнюю парту или стол, в постановке дурных отметок, в записывании в черную книгу, в нетрудных работах по школе взамен служителей или служительниц и т. п.

В условиях воспитания в буржуазном обществе, поощрения и наказания никогда не были, и не могли быть не чем иным, как средствами «устрашения», «воздаяния», «кары», «платы за услуги» и т. п.

Идею о том, что «истинное» воспитание это воспитание без наказаний и наград, это своего рода идеальна гармония взаимоотношений учителя и ученика, в едином порыве стремящихся к познанию добра и красоты, высказывала многие выдающиеся педагоги прошлого. Такова была точка зрения великого русского педагога К. Д. Ушинского писавшего: «Если мы до сих пор применяем поощрения и наказания, то это показывает несовершенство нашего искусств воспитания. Лучше, если воспитатель добьется того, что поощрения и наказания станут ненужными».


3 Взгляды зарубежных педагогов на проблему поощрений и наказаний


^ 3.1 Ян Амос Коменский

Великий гуманист Ян Амос Коменский (1592-1670), относящийся к детям, как к великому счастью, вовсе не призывал к всепрощению и самотёку. Громадное уважение к ребёнку органически сочеталось в его учении со столь же большой требовательностью. В своём труде «Материнская школа, или о заботливом воспитании юношества в первые шесть лет» Коменский, направляя юношество ко всему доброму в первые годы его жизни, призывает пользоваться только научными средствами:

1) постоянный образец добродетелей;

2) своевременное и разумное наставление и упражнение;

3) умеренная дисциплина.

Чешский педагог отмечает, что «в том доме, где есть дети, нужна величайшая осмотрительность, чтобы не произошло чего-либо противного добродетели, но чтобы все соблюдали умеренность, опрятность, уважение к друг другу… Если это будет происходить постоянно, то, несомненно, не нужны будут ни множества слов для наставления, ни побои для принуждения». Тем не менее, Коменский подчёркивает, что, чтобы дети более обращали внимание на примеры добродетелей и на увещевания, иногда нужно также наказание. «Здесь я не могу воздержаться от того, чтобы не выразить сурового порицания обезьяньей или ослиной любви со стороны некоторых родителей по отношению к детям. Закрывая на всё глаза, такие родители позволяют детям расти без всякой дисциплины и без всякого наказания».

Мыслитель считает, что должно исполняться Писание, которое утверждает, что розга и наказание приносят мудрость, а своевольный ребёнок покрывает свою мать стыдом. Если родители не повинуются этому совету, то получают от детей своих не наслаждение и покой, а позор, укоризну, огорчение и беспокойство. «Дикое дерево не может приносить плоды привитого».

Коменский объясняет, зачем нужно наказание.

Во-первых, многие родители, по его мнению, позволяют детям какие угодно своеволия, оправдывая их недостатком понимания и глупостью ребёнка. «Но ты сам - глупый ребёнок! …Ведь не для того он рождён, чтобы остаться телёнком или ослёнком, но чтобы стать разумным существом. Или ты не знаешь, что глупость связана с сердцем юноши, что она изгоняется оттуда, как говорит Писание, жезлом наказания? Почему ты предпочитаешь, чтобы он оставался при своей естественной глупости, а не был бы избавлен от неё с помощью своевременного святого и спасительного наказания?». Педагог подчёркивает, что ребёнок всё понимает: он понимает, что значит предаваться своеволию и гневу, беситься, злиться …и пр. Значит, ребёнок, по мнению Коменского, поймёт также, что такое розга и для чего она служит.

Во-вторых, уважение к взрослому строится и на разумно организованном наказании по отношении к ребёнку: «…если часто будешь обращаться к ребёнку, будешь его обличать и наказывать, не беспокойся, он будет питать к тебе уважение».

В-третьих, везде следуя идее природосообразности, Коменский объясняет необходимость применения наказания и с этой точки зрения, проводя параллель между природными явлениями и жизненными ситуациями. Позволим себе привести ещё одну цитату из указанного выше труда знаменитого педагога, подтверждающую данное положение. «…Бесполезные травы мы не сразу можем вырвать, как только они начинают вырастать из земли, так как мы ещё не можем правильно отличить дикие травы от посеянных и не можем выдернуть их рукой. Однако верно и то, что не следует ждать, пока они подрастут, потому что впоследствии крапива будет жечь сильнее…Итак, как только ты заметишь плевелы, крапиву и терновник, тотчас вырывай. Тем успешнее будут произрастать настоящие посевы…Равным образом, если он пожелает вести себя дерзко и нагло, не жалей его, крикни на него, накажи его физически…».

У Коменского есть две ступени наказания. Первая – окрик на ребёнка, если он в чём-либо ведёт себя неприлично. Однако, по Коменскому, это надо делать разумно, чтобы он не был потрясён и чтобы в то же время он почувствовал страх и следил за собой.

Иногда могут последовать за этим более сильное порицание и обращение к его совести с последующим увещеванием и угрозой, чтобы он этого не допускал. Если будет заметно исправление, то будет полезно немедленно или немного позже его снова его похвалить. «Ведь разумной похвалой и порицанием достигается многое не только у детей, но даже у взрослых» - пишет Ян Амос Коменский.

Если эта первая ступень наказания останется недействительной, тогда применяется и другая – наказать розгами или побить рукой с той целью, чтобы ребёнок опомнился и более следил за своим поведением.

Таким образом, Ян Амос Коменский выступает за разумно применяемые наказания, в том числе физические, объясняя их необходимость и показывая уместность и силу их применения.


^ 3.2 О побоях и наградах в педагогическом труде Дж.Локка

«Мысли о воспитании».

Джон Локк (1632-1704) - выдающийся английский философ и педагог 17 века. Локк воспитывает «джентльмена» и большое значение придаёт выработке изящных манер, навыков вежливого поведения. Главной задачей нравственного воспитания Джон Локк считал выработку твёрдой воли, умение сдерживать неразумные желания. Воспитание должно приучить человека управлять собой. Понятно, что в решении подобных задач не обойтись без таких педагогических приёмов, как поощрение и наказание. Джон Локк поднимает проблему применения побоев и наград в деле воспитания ребёнка в своём педагогическом труде «Мысли о воспитании».

Джон Локк в данном труде призывает осторожно применять и награды, и наказания. «…Дисциплину розги не следует применять для борьбы со всякими детскими выходками, с неприличным поведением и всем прочим, что непременно исцелят время и возраст, то вовсе нет надобности так часто бить детей, как это обычно практикуется»

Английский педагог выступает против побоев и других физических наказаний. Он пишет, что это единственный метод поддержания дисциплины, который широко признан и доступен пониманию воспитателей, является наименее пригодным из всех мыслимых приёмов воспитания, так как он приводит к вредным последствиям.

Во-первых, подобные наказания способствуют притворному поведению и «лицемерной личине», надетой лишь из страха и с единственной целью избежать в данное время гнева отца.

Во-вторых, этот вид наказания совсем не помогает преодолению человеческой естественной склонности предаваться физическим и мимолётным удовольствиям, а скорее поощряет эту склонность. «Я не могу поэтому признать полезным для ребёнка какое бы то ни было наказание, при котором стыд пострадать за совершённый проступок не действует на него сильнее, чем само страдание».

В-третьих, наказания, а именно побои, порождают в ребёнке отвращение к тому, что воспитатель должен заставить его полюбить. Локк пишет о том, что очень часто можно наблюдать такое явление, что дети, которым раньше нравились те или другие вещи, начинают их ненавидеть, видя, что из-за этих вещей они подвергаются побоям и мучениям. «Неприятная обстановка обычно отравляет самые невинные вещи, которые с нею связанны: один только вид чашки, из которой вы обычно принимаете отвратительное лекарство, вызывает у вас тошноту, и ничего из это чашки уже не покажется вам приятным, хотя бы она была исключительно чиста и красива и сделана из дорого материала».

В-четвёртых, Джон Локк считает, что такой род рабской дисциплины создаёт рабский характер. Ребёнок подчиняется и притворяется послушным, пока над ним висит страх розги. Но как только этот страх отпадает, то ребёнок, рассчитывающий на безнаказанность, даёт большой простор своей естественной наклонности. Соответственно, эта наклонность нисколько не изменяется, а, напротив, лишь становится в ребёнке значительно сильнее.

В-пятых, подобные наказания, по мнению Джона Локка, приводят к насаждению ещё худшего и более опасного недуга – «душевной пришибленности, и тогда вместо беспорядочного юноши вы будете иметь слабоумное и жалкое существо, которое …окажется неприятным для своих друзей и на всю жизнь останется бесполезным и для себя и для других».

Таким образом, Джон Локк указывает, что при воспитании детей, которых мы хотим сделать разумными, добрыми и талантливыми людьми, побои и все прочие виды унижающих телесных наказаний не являются подходящими мерами дисциплины. Эти меры надо применять очень редко и притом только по серьёзным основаниям и лишь в крайних случаях.

С другой стороны, английский мыслитель предупреждает, что нужно тщательно избегать поощрения детей посредством награждения их вещами, которые им нравятся. «Кто даёт своему сыну яблоко или пряник или какой-либо другой в этом роде предмет из наиболее любимых им с целью заставить его сидеть за книгой, тот только поощряет его любовь к удовольствиям и потворствует этой опасной склонности, которую надлежало бы всеми средствами обуздывать и подавлять в нём»

Когда воспитатель, по мнению Локка, побуждает ребёнка сделать что-нибудь полезное, дарит ему деньги или награждает его за утомительное сидение за книгой удовольствием от лакомого кусочка, то он поощряет его страсть к этим вещам, и эти хорошие вещи становятся его целью, тем самым, приучая ребёнка видеть счастье только в этих вещах. Таким образом, подобные награды приучают детей к роскоши, чванливости и жадности. «Ибо, потворствуя таким образом этим дурным наклонностям, которые они должны были бы ограничить и подавлять, они закладывают основу будущих пороков».

Чтобы наказания не стали привычными, а награды бесполезными, Локк предлагает особую систему воспитания, состоящую из правил, практики (упражнений в нравственном поведении) и положительных примеров. Правильно построенная жизнь ребёнка с разумно организованными правилами, позволит, по мнению Джона Локка, и разумно использовать поощрения и наказания.


^ 3.3 Проблема телесного наказания в педагогических мыслях Эллен Кей.

Эллен Кей (1849-1926), шведская общественная деятельница, педагог, признанный идеолог свободного воспитания, призывает очень осторожно относиться к самому процессу воспитания, поскольку «возможностей причинить вред ребёнку тьма, а принести пользу – весьма немного»

Эллен Кей предупреждает, что малейшая неосторожность неделикатность, самое незначительное недоверие могут оставить на всю жизнь неизгладимые следы, жгучие раны в нежной, отзывчиво чувствительной душе ребёнка. Направлять ребёнка, по мнению, Кей надо не посягая на свободу его действий.

Кей с восторгом относится к применению в процессе воспитания поощрений. Но поощрять надо «индивидуальные отклонения», то есть индивидуальные особенности ребёнка, чтобы они не исчезли в малыше под натиском воспитательной силы. Педагог отмечает, что больше всего наказываются дети оригинальные и выдающиеся по своим способностям. Эллен Кей критикует современных ей воспитателей за то, что они пытаются согнуть ребёнка путём физического наказания по шаблону старого идеала самоуничижения, смирения и послушания. Интересно, что Э. Кей подчёркивает, что не надо поощрять ребёнка за оказанные услуги, - будут ли это услуги, которые он сам вызвался исполнить, или такие, которые его просили сделать другие: «чувство великодушия развивает невознаграждённая услужливость».

Последовательница идей Руссо считает, что наказания должны использоваться в первые три года жизни ребёнка, поскольку в эти первые годы своей жизни ребёнок живёт почти исключительно своими пятью чувствами, так что лёгкая физическая боль или физическое наслаждение – единственный понятный для него язык и поэтому единственный неизбежный способ приучения некоторых детей к некоторым необходимым привычкам. Для других детей даже в этой нежной стадии развития не нужны строгие меры.

Эллен Кей утверждает, что «как только ребёнок начинает сознавать и помнить удар, он уже вырос из того возраста, когда подобная мера ещё допустима»

Основа послушания закладывается в самые первые годы. Но недовольство воспитателя является только тогда действительной мерой, когда оно появляется как тень в обычной солнечной атмосфере родного дома.

В замену физического наказания (шлепков, угроз) после трёх лет Эллен Кей предлагает изолирование ребёнка. Она, подчёркивает, что это более эффективный метод и показывает различия между физическим наказанием и изолированием ребёнка.

Приведём пример наказания в виде изолирования из работы Э. Кей «Век ребёнка»: «Маленькие дети, например, должны привыкнуть хорошо вести себя за столом, да и в других случаях. И если каждый раз, когда повторится какая-нибудь проказа или неприличная выходка, ребёнка тотчас же выведут из-за стола и оставят одного, потому что тот, кто причиняет неприятность другим, должен оставаться в одиночестве, то, таким образом, на правильном основании будет преподан правильный образ поведения.» Эллен Кей утверждает, что «как только ребёнок начинает сознавать и помнить удар, он уже вырос из того возраста, когда подобная мера ещё допустима»

В более старшем возрасте Э. Кей, также как и Руссо, предлагает использовать метод естественных последствий. Например, если ребёнок, гуляя, испачкал одежду, то в следующий раз он должен оставаться дома, так как одежда грязная или должен сам привести её в порядок.

Эллен Кей призывает при использовании подобных ненасильственных наказаний руководствоваться двумя главными правилами - единогласие и последовательность. Эти правила она считает основой разумного поведения ребёнка любого возраста. Также педагог призывает при использовании наказания воспитателям подумать, приятно ли было бы, если бы кто-нибудь поступил так с ним, и каждый раз задавать себе вопрос «согласился бы я, чтобы со мной обращались так, как я только что обращался с ребёнком?».

Эллен Кей приводит убедительные доводы того, почему ни в коем случае нельзя применять физическое наказание при воспитании ребёнка после трёх лет:

  1. Телесные наказания не вызывают, как считают многие представители современной ей интеллигенции, ассоциацию идей, которая запоминается на очень долгое время, и действует напоминающим образом.

  2. Телесные наказания отменены у взрослых, но почему-то применяются к детям. Всё это происходит потому, что люди ещё не уяснили себе, что душевная жизнь детей в отношении сложности и чуткости восприятия страдания прогрессирует также как и душевная жизнь взрослых.

  3. Под влиянием страха телесного наказания или непосредственно после них совершаются многочисленные самоубийства детей. Всё это происходит потому, что душа ребёнка страдает в такой же сильной степени, как и тело.

  4. Побои способствуют притуплению чувства стыда и усиливают грубость и трусость наказуемого.

  5. У ребёнка пока мало нравственных понятий, как у животного или дикаря. Наказывать за это ребёнка – жестокость, а «наказывать какими-нибудь грубыми мерами – кроме того, ещё и величайшая глупость, потому что такие действия идут вразрез с желаниями и стремлениями поднять ребёнка над уровнем животного или дикаря».

  6. Сейчас известно много возможностей действовать на душу духовными средствами (в отличие от средневековья) и побои признаны уничижающими достоинство как того, кто их наносит, так и того, кому они наносятся.

  7. Только те воспитатели, в мозг которых ни разу не закрадывалась мысль видеть в побоях средство, к которому следует прибегать, направляют все свои помыслы и чувства, чтобы найти действительные психологические воспитательные средства.

Таким образом, мы видим, что с определённого возраста, а именно с трёх лет, Эллен Кей выступает категорически против применения физического наказания в деле воспитания детей.


^ 3.4 Упразднение наград и наказаний у М.Монтессори.

Мария Монтессори (1870-1952), более знаменитая последовательница идей Руссо, чем Эллен Кей, под воспитанием понимает «активное содействие, оказываемое нормальному выявлению жизни в ребёнке».

Монтессори считает, что ребёнок подавлен взрослым, который подрывает его волю и вынуждает приспосабливаться к враждебной окружающей среде, наивно полагая, что таким образом развивает ребёнка социально. Почти вся такая воспитательная работа, по мнению Монтессори, пропитана идеей о прямой, а, следовательно, насильственной адаптации ребёнка к миру взрослых. «Такая адаптация основана на полном повиновении, ведущем к отрицанию личности ребёнка. При этом ребёнок становится объектом справедливости, которая не является справедливостью, объектом оскорбления и грубого обращения, которого сам взрослый никогда не вынес бы».

Монтессори, как представитель свободного воспитания, не отрицает дисциплины, но она ратует за дисциплину в свободе. В её системе понятие дисциплины отличается от расхожего понятия. Если дисциплина основана на свободе, то и сама дисциплина обязательно должна быть деятельной, свободной. Она называет человека дисциплинированным, когда он владеет собою и умеет сообразовать своё поведение с необходимостью следовать тому или иному житейскому правилу. Итальянский педагог подчёркивает, что командовать слабым покорным ребёнком легко, но никто не сумеет «развить» в нём другую личность.

По Монтессори, дисциплинировать нужно для деятельности, для труда, для добра, а не для неподвижности, для пассивности, для послушания. По сути, она отвергает всё то, для чего в традиционной практике воспитания и используются поощрения и наказания. Поэтому в её работе «Мои методы» есть целая глава, посвящённая данной проблеме.

«Упразднение наград и наказаний будет естественным выводом» из тех принципов, на которых строится вся её практическая педагогика. «Человек, дисциплинированный свободою, начинает жаждать истинной и единственной награды, никогда его не унижающей и не приносящей разочарования, - расцвета его духовных сил и свободы его внутреннего «я», его души, где возникают все его активные способности»- пишет М.Монтессори. В данной главе она приводит неоспоримые примеры того, как к детям, воспитывающимся по её системе, несколько раз приходили традиционные педагоги и пытались поощрить особо выдающихся ребят либо большим греческим крестиком из серебра на красивой белой ленточке, либо блестящими медными медалями на ленточках, но каждый раз воспитанники не понимали зачем им это нужно и не пожелали для себя оскорбительной награды. Монтессори подчёркивает, что истинное удовольствие дети получают от деятельности, работы, но ни в коем случае от подобных «наград».

По-другому итальянский педагог относится и к наказаниям. Она отмечает, что достаточно часто обнаруживаются дети, которые беспокоят других, не обращая ни малейшего внимания на увещевания. Таких детей в школе Монтессори немедленно подвергали медицинскому исследованию. Если ребёнок оказывался нормальным, то ставился один из столиков в углу комнаты, и этим путём изолировали ребёнка. Ребёнок сажался в креслице так, чтобы он видел своих товарищей за работой, и давали ему его любимые игрушки и игры. Эта изоляция всегда успокоительно действовала на ребёнка. Со своего места он мог видеть всех своих товарищей, мог наблюдать, как они делают своё дело, и это был предметный урок, куда более действенный, чем какие угодно слова и действия учительницы. «Мало-помалу он убеждался, как выгодно быть членом общества, столь деятельно трудящегося на его глазах, и у него рождалось желание вернуться и работать вместе с другими». Монтессори пишет, что таким путём ей удавалось дисциплинировать всех детей, сначала казавшихся неукротимыми. Изолированного ребёнка делали предметом особенных забот, почти как больного. Учительница, входя в комнату, прежде всего, шла прямо к такому ребёнку и начинала ласкать его точно маленького младенца. Потом уже она обращала внимание на остальных, интересовалась их работой и расспрашивала о ней, точно взрослых.

Монтессори отмечает, что сама не знает, что в такие моменты происходит в душе ребёнка, но только метаморфоза всегда оказывалась полною и прочною. Дети очень гордились тем, что научились работать и вести себя хорошо.

Кроме описанного выше приёма, Мария Монтессори предлагает использовать ещё один. Если ребёнок настойчиво досаждает другим, самое правильное – остановить его. В этом случае правильный методический приём такой – нарушить течение разрушающей деятельности. Это может произойти в форме восклицания, в проявлении особого интереса к беспокойному ребёнку. Отвлекающая демонстрация любви, прямо пропорциональная беспокоящей деятельности ребёнка, подействует на него, по её мнению, подобно серии электрических разрядов и вовремя даст результат. Часто можно использовать вопрос «Как поживаешь, ..? Пойдём со мной, у меня кое-что есть для тебя» или увести его в сад. В этом случае ребёнок и его капризность окажутся во власти взрослого, и он не будет досаждать другим детям.

Как видим из всего вышеизложенного, понимая по-другому цель воспитания и сущность всего его процесса, Марии Монтессори оказываются совсем не нужны поощрение и наказание в традиционном смысле их применения. Жизнь детей, проходящая в воспитательно-образовательной среде, построенной по принципам и законам педагогики Марии Монтессори, подтверждает все её теоретические умозаключения, касающиеся поощрения и наказания.

Рассмотрев взгляды на заявленную проблему представителей чешской, английской, шведской и итальянской педагогики, остановимся на рассуждениях, касающихся поощрения и наказания, знаменитых отечественных педагогов-практиков, таких как Антон Семёнович Макаренко и Василий Александрович Сухомлинский.


^ 3.5 Макаренко А.С. о поощрении и наказании в системе общественного и семейного воспитания.

А.С.Макаренко (1888-1939) первым поставил в полном объёме вопрос о мастерстве в педагогике. Мастерство педагога в понимании Макаренко – это сложнейший комплекс знаний и умений.

На первом месте в нём стоит мастерство организатора, где значительную роль занимает «мастерство педагогического стимулирования». Воспитатель должен, по мнению Макаренко, уметь влиять на детей непосредственно. А для этого надо многое знать и уметь: надо верно оценивать ситуацию, принимать верное решение, уметь потребовать, поощрить, а когда надо, и наказать и многое-многое другое, вплоть до подлинного артистизма в демонстрации своих чувств.

Кроме того, рассматривая цель воспитания (формирование нового, советского человека, обладающего определёнными чертами характера), а также пути её достижения, Макаренко прописывает основные принципы этого воспитания. Их одиннадцать: уважение и требование, искренность и открытость, принципиальность и т.д. Завершают этот список наказание и награда. Как видим, автор придаёт этим средствам большое значение.

Макаренко указывает, что частая ошибка, которую допускают педагоги – применение уединённого средства. «Очень часто говорят, что такое-то средство обязательно приводит к таким-то результатам. Одно средство. …А между тем я убеждён, что никакое средство нельзя рассматривать отдельно взятым от системы. Никакое средство вообще, какое бы мы ни взяли, не может быть признанно ни хорошим, ни плохим, если мы рассматриваем его отдельно от других средств, от целой системы, от целого комплекса влияний»

Наказание, по мнению Макаренко, может воспитывать раба, а иногда может воспитывать и очень хорошего человека, и очень свободного и гордого человека. «Представьте себе, что в моей практике, когда стояла задача воспитать человеческое достоинство и гордость, я этого достигал и через наказание…». Отечественный педагог отмечает, что такое следствие может быть только в определённой обстановке, т.е. в определённом окружении других средств и на определённом этапе развития.

Макаренко, задумывается о праве производить насилие над личностью, которое происходит всегда при применении наказания. Для него остаётся нерешённым вопрос о праве производить такую ломку. Но Макаренко глубоко убеждён, что перед каждым педагогом будет такой вопрос вставать – имеет ли право педагог вмешиваться в движение характера и направлять туда, куда надо, или он должен пассивно следовать за этим характером? Педагог убеждён, что вопрос должен быть решён так: имеет право. «Но как это сделать?» - спрашивает Макаренко. И сам отвечает: « В каждом отдельном случае это надо решать индивидуально, потому что одно дело – иметь право, а другое дело – уметь это сделать. Это две различные проблемы. И очень возможно, что в дальнейшем подготовка наших кадров будет заключаться в том, чтобы учить людей, как производить такую ломку…».

Макаренко подчёркивает, что основная проблема в педагогике, касающаяся применения наказания – это нерешённый вопрос о необходимости его применения. Многие педагоги считают, что наказания бывают и нужными и полезными, но, тем не менее, применяя его, считают себя всё же плохими педагогами. Макаренко считает, что такая логика дезорганизует педагога. Нужно установить точно, что такое наказание. Макаренко убеждён, что наказание не такое уж большое благо, но считает, что там где нужно наказывать, там педагог не имеет право не наказывать. Наказание – это не только право, но и обязанность в тех случаях, когда наказание необходимо. Наказание должно быть объявлено такой же естественной, простой и логически вместимой мерой, как и всякая другая мера. «Однако это вовсе не значит, что мы утверждаем желательность наказания во всех случаях и всегда»- пишет Макаренко.

Макаренко подчёркивает различия советского наказания от других.

Во-первых, знаменитый педагог утверждает, что вывел счастливую норму наказания: наказание должно разрешить и уничтожить отдельный конфликт и не создавать новых конфликтов. Всё зло старого наказания было в том, что наказание, уничтожая один конфликт, создавало другой конфликт, который приходилось разрешать ещё более сложным путём. « Я утверждаю, что не выработано ещё наказание, уничтожающее до конца конфликт».

Во-вторых, наказание ни в коем случае не должно иметь в виду причинение страдания. Обычная логика говорит, что одного наказывают, он страдает, а другие будут смотреть и думать, что он страдает и нам нужно воздержаться от этого поступка. Никакого физического и нравственного страдания не должно быть. В чём сущность наказания по Макаренко? «Сущность наказания в том, что человек переживает то, что он осужден коллективом, зная, что он поступил неправильно, т.е. в наказании нет подавленности, а есть переживание ошибки, есть переживание отрешения от коллектива, хотя бы минимального» Поэтому к наказанию нужно прибегать только в том случае, когда вопрос логически ясен, и только в том случае, когда общественное мнение стоит на стороне наказания. Там, где коллектив не стороне педагога, там наказывать нельзя. Там, где решение педагога будет решением, отрицаемым всеми, там наказание производит не полезное, а вредное впечатление.

В-третьих, Макаренко противник каких бы то ни было регламентированных форм наказания. Наказание должно быть чрезвычайно индивидуальным, чрезвычайно приспособленным к отдельной личности.

В-четвёртых, в области наказания должны быть определённые законы и формы, ограничивающие право наказания. Так, Макаренко считает, что наказывать может либо весь коллектив, его общее собрание, либо один человек, уполномоченный коллектива. Необходимо, чтобы была единая логика наказания и, чтобы наказание не было частым. В наказании должны быть также известны традиции и норма для того, кто применяет наказание.

Макаренко поднимает вопрос и о применении поощрения и наказания в семейном воспитании. Семья – очень важное, очень ответственное дело человека. Чрезвычайно важным, по мнению Макаренко, является вопрос о форме режимных отношений между родителями и детьми. В этой области можно встретить самые разные преувеличения и загибы, приносящие вред воспитанию. Некоторые злоупотребляют уговорами, другие – разными разъяснительными беседами, третьи злоупотребляют лаской, четвёртые – приказом, пятые – поощрениями, шестые – наказаниями… Автор считает, что наказания не понадобятся, если родители овладеют умением распоряжения.

Родителям важно следить, чтобы у детей не накоплялся опыт непослушания, чтобы не нарушался семейный режим. Если родители не позволят детям смотреть на распоряжения как на нечто необязательное, то никогда не придётся впоследствии прибегать к наказаниям.

Если режим развивается правильно, с самого начала, если родители внимательно следят за его развитием, наказания не будут нужны. «В хорошей семье наказания не нужны, и это – самый правильный путь семейного воспитания» - пишет Макаренко.

Но бывают семьи, где воспитание настолько уже запущено, что без наказаний обойтись нельзя. В таком случае родители прибегают к наказаниям обычно очень неумело и часто больше портят дело, чем поправляют.

Наказание – очень трудная вещь, подчёркивает Макаренко, оно требует от воспитателя огромного такта и осторожности. Поэтому Макаренко советует родителям по возможности избегать применения наказаний, а стараться прежде всего восстановить правильный режим. В самом крайнем случае можно допустить некоторые виды наказаний, а именно: задержка удовольствия или развлечения; задержка карманных денег; запрещение выхода к товарищам. Макаренко подчёркивает, что наказания сами по себе не принесут никакой пользы, если нет правильного режима. Он обращает внимание родителей, что в семейном быту гораздо важнее и полезнее наладить правильный опыт, чем исправлять неправильный.

Антон Семёнович пишет, что точно также нужно быть осторожным и с поощрением. Никогда не нужно вперёд объявлять какие-либо премии или награды. Лучше всего ограничиться простой похвалой и одобрением. Детская радость, удовольствие, развлечение должны предоставляться детям не в качестве награды за хорошие поступки, а в естественном порядке удовлетворения правильных потребностей. «То, что ребёнку необходимо, нужно дать ему при всех условиях, независимо от его заслуг, а то, что для него не нужно или вредно, нельзя давать ему в виде награды…».

Таким образом, поводя итог всему тому, что пишет Макаренко о наказании можно сделать вывод, что его применение автором не отрицается, но оно зависит от очень многих внешних факторов, а также индивидуальных особенностей воспитанника и каждой конкретной ситуации.


^ 3.6 Поощрение и наказание в системе нравственного воспитания В.А. Сухомлинского.

В конце нашего реферата остановимся на взглядах одного из самых величайших педагогов-гуманистов современности – ^ Василия Александровича Сухомлинского (1918- 1970).

« Если бы меня спросили, какая в нашей сложной профессии самая сокровенная тайна, от овладения которой зависит способность властвовать умами и сердцами, я бы ответил: умение воспитывать у питомцев правильное отношение к моему неодобрению, осуждению»

Сухомлинский проповедует воспитание в человеке умения управлять своими желаниями, и через это возвышать его, а не унижать, как это делают учителя, наказывая учеников.

«Ремень и тумаки в воспитании… Стыд и позор нам, педагогам, - стыд и позор потому, что в школу, в это святое место гуманности, добра и правды, ребёнок нередко боится идти, потому что знает: учитель расскажет отцу о его плохом поведении или неудачах в учёбе, а отец будет бить». Сухомлинский пишет, что записывая в дневник негативную запись, учитель, по сути дела, часто кладёт в ученическую сумку кнут, которым отец стегает своего сына.

« Представим себе: идёт сложная хирургическая операция, над открытой раной склонился мудрый хирург – и вдруг в операционную врывается мясник с топором за поясом, выхватывает топор и суёт его в рану. Вот такой грязный топор и есть ремень и тумаки в воспитании…»

Ребёнок ненавидит того, кто бьёт, подчёркивает Сухомлинский. Он очень тонко понимает и чувствует, что руку отца направляет учитель. Он начинает ненавидеть отца и учителя, школу и книгу. Воспитание моральных привычек – вот основа нравственности в педагогике Сухомлинского. Он считает, что наказание в воспитании моральных привычек – вещь недопустимая. Этот инструмент вообще требует огромнейшей выдержки и такта. « У хорошего мастера он всегда наготове, но он им никогда не пользуется. Там, где процветают наказания, где за каждый возможный отрицательный поступок предусмотрено соответствующее наказание, не может быть и речи о моральных привычках. Со времён Каина…мир никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить наказанием: как раз наоборот».

Самый большой вред, который причиняют детям и подросткам непродуманные, применённые сгоряча наказания, заключается в том, что наказанному уже не нужно прилагать внутренние духовные силы к тому, чтобы стать лучше. Значительно легче наказать, считает Сухомлинский, чем добиться того, чтобы человек переживал собственную вину, карал себя своей совестью. Сухомлинский добивался того, чтобы, осмыслив свой дурной поступок, ребёнок переживал мысль: я должен быть не таким, какой я сейчас. Переживание собственной вины – важный источник непримиримости и нетерпимости к дурным поступкам других.

Сухомлинский отмечает, что непродуманное применение наказаний ослабляет ученический коллектив и часто приводит к круговой поруке. На первом этапе своего возникновения с точки зрения детей круговая порука является справедливой защитой коллектива против несправедливости педагога. « А ведь нередко воспитатели пытаются даже добиться того, чтобы детский коллектив одобрил наказание, наложенное на школьника, создают видимость общественного мнения у детей, даже делают попытку наказать от имени целого коллектива. Эти попытки приносят очень большой вред, так как вносят дезориентацию в тот небольшой опыт общественной жизни, который есть у школьников».

Сухомлинский пишет, что он, как правило, прощает ребёнка, совершившего по ошибке дурной поступок. Прощение, по его мнению, затрагивает самые чувствительные уголки детского самолюбия, рождает в душе ребёнка волевую активность, направленную на то, чтобы исправит ошибку. Ребёнок не только глубоко раскаивается в совершённом, но и искупает вину активной деятельностью. Сухомлинский убеждён, что бывают обстоятельства, когда прощение производит гораздо более сильную моральную встряску, чем произвело бы в данном случае наказание.

Наказание, пишет автор, тем более, если справедливость его сомнительна (именно так и бывает в подавляющем большинстве семейных конфликтов), огрубляет человеческую душу, озлобляет и ожесточает её.

На фоне несправедливых наказаний ребёнок заболевает.

Первая его болезнь – мания несправедливых обид и преследований. Это очень опасное заболевание. Глубоко пережив однажды потрясение от несправедливой обиды, ребёнок начинает видеть несправедливость во всём. Чем больше страдает ребёнок этой болезнью, тем более ослабляется его воля. Всё это приводит, по мнению Сухомлинского, сначала к чувству ненависти по отношению к учителю, а потом и ко всему, что связано со школой. И сааме плохое, что результат такой мании – обман и учителя, и родителей.

Вторая болезнь, рождённая вследствие несправедливых наказаний, - страх. Страх, как пишет Сухомлинский,- результат глубокого потрясения. Страх приводит к выпадению ребёнка из всего учебно-воспитательного процесса. «Скованный, угнетённый страхом ребёнок не может нормально мыслить. В его голове – лишь обрывки процесса мышления».

Третья болезнь, которой может заболеть несправедливо наказанный ребёнок, - ожесточённость. Это крайняя, наиболее глубокая реакция возбуждённой нервной системы. Жестокость направлена против школы вообще и против учителя в особенности.

Как предлагает Сухомлинский избегать применения наказания?

Во-первых, он пишет о подлинной гуманности. «Подлинная гуманность означает прежде всего справедливость… Справедливость – это чуткость учителя к индивидуальному духовному миру каждого ребёнка. Справедливым педагог может быть тогда, если у него есть достаточно духовных сил, чтобы уделить внимание каждому ребёнку».

Во-вторых, если к нему приходил в школу ребёнок, который не поддавался влиянию школьной атмосферы и мешал нормально всем работать, то он излечивал такого ребёнка осуждающим недоверием, усиленным контролем, надзором, принуждением.

Как видим, В.А.Сухомлинский выступает, также как и М. Монтессори, против наказания, но причины у него другие. У данных двух педагогов абсолютно разные философские взгляды, они представители разных направлений в педагогике, поэтому основы отрицания наказания у них разные.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев взгляды педагогов различных эпох и стран на проблему применения поощрения и наказания в воспитательном процессе, хотелось бы ещё раз отметить, что решение этой проблемы зависит и от времени, в котором живёт педагог, и от макро- и микросоциальных условий, его окружающих, а также от его философских позиций, выбора идеала, цели воспитания, принципов и всего содержания в целом.

Многие педагоги прошлого и наши современники, касавшиеся проблемы поощрения и наказания в воспитании детей, любили повторять крылатые слова К. Д. Ушинского: «Если мы до сих пор применяем поощрения и наказания, то это показывает несовершенство нашего искусства воспитания. Лучше, если воспитатель добьется того, что поощрения и наказания станут ненужными».

Выше мы обстоятельно рассмотрели причины появления такой точки зрения, отметили, что для своего времени она была во многом прогрессивной. Автор отдает себе отчет в том, что спор этот, в конечном счете, решит время. Бесспорно одно: в наши дни в воспитании без этих средств не обойтись, и задача заключается в том, чтобы их использование было, как минимум, элементарно грамотным в педагогическом отношении. Овладение же искусством применения поощрений и наказаний требует и от педагогов, и от родителей немалых усилий. «Наказание очень трудная вещь; оно требует от воспитателя огромного такта и осторожности», подчеркивал А. С. Макаренко. То же самое следует сказать и в отношении поощрения.

Эллен Кей утверждает, что «как только ребёнок начинает сознавать и помнить удар, он уже вырос из того возраста, когда подобная мера ещё допустима» Можно высказать предположение, что по мере совершенствования воспитательного процесса, роста педагогической квалификации педагогов, их мастерства все меньше будет случаев неумелого, порой противоречащего элементарным нормам этики и права, использования поощрений и наказаний. Напротив, все более станет использоваться поощрение и наказание как педагогическая коррекция, точно рассчитанное и тонко осуществленное воздействие учителя и общественного мнения коллектива. Однако само собой это не произойдет.

Завершить исследование заявленной проблемы нам бы хотелось цитатой из работы А.С.Макаренко «Педагогическая поэма», которая, на наш взгляд, наиболее полно отвечает требованиям современной педагогики к проблеме поощрения и наказания:

«Моя педагогическая вера: педагогика – вещь прежде всего диалектическая, не может быть установлено никаких абсолютно правильных педагогических мер или систем. Всякое догматическое положение, не исходящее из обстоятельств и требований данной минуты, данного этапа, всегда будет порочным»


ЛИТЕРАТУРА


1) Антология гуманной педагогики. Коменский. М. 1996.

2) Антология гуманной педагогики. Макаренко. М.1999.

3) Васильева З.И., Седова Н.В. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России. СПб., 2001.

4) Гордин Л.Ю. Поощрения и наказания в воспитании детей. М., 1971.

5) Джуринский А.Н. История педагогики. М.1999

6) Кей Эллен. Век ребёнка // Свободное воспитание. Хрестоматия. / Сост. Г.Б. Корнетов. М. 1995.

7) Локк Дж. Мысли о воспитании // Хрестоматия по истории зарубежной педагогике / Сост. А.И. Пискунов. М., 1981.

8) Макаренко А.С. О воспитании. М.1979.

9) Мария Монтессори. Помоги мне сделать это самому / Сост. М.В.Богуславский, Г.Б. Корнетов. М.2000.

10)Б. И. Наумов. Поощрение и наказание в семье. М., 1962

11)К.Норткот Паркинсон, М.К.Растомджи, С.Паври « Дети. Как их воспитывать» СП 1992г

12) И. И. Рыданов. О поощрении и наказании детей в семье, М., 1980.

13) Г. Спенсер. Воспитание умственное, нравственное, физическое, М., 1972. С., 1961

14) Сухомлинский В.А. О воспитании./ Сост. С.Соловейчик. М.1985.

15) Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. М., 1979.


ГОУ ВПО « МПГУ»


Теория и методика

физического воспитания

и

развития


ребенка


Преподаватель:

Степаненкова Э.Я.

Выполнила Горева С.В.




Скачать 465.24 Kb.
оставить комментарий
Горева С.В
Дата19.03.2012
Размер465.24 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх