Защита жертв преступлений icon

Защита жертв преступлений


Смотрите также:
Связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений...
Доклад о состоянии преступности на территории...
Виктимология (от лат victime жертва и греч logos понятие, учение)...
Дипломная работа (защита в декабре 2006 г.)...
289 преступлений...
GE. 07-41236 (R) 100507 100507...
Программа мероприятий, посвященных дню памяти жертв политических репрессий 30 октября...
Политические репрессии на Нижегородской земле к 20-летию установления государственного Дня...
Итоги работы овд по Ашинскому муниципальному району за 12 месяцев 2009 года...
Информационно-аналитическая записка...
План Введение Криминологическая характеристика преступлений против личности Характеристика...
Городской план мероприятий, посвященных Дню памяти жертв политических репрессий №...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
Глава вторая – Жертвы преступности – криминологическая и социальная характеристика – посвящена рассмотрению вопросов виктимизации населения, отдельным аспектам преодоления виктимизации, уголовно-правовому значению поведения потенциальной жертвы преступления, подлежащему учету как при определении ответственности виновного, так и характера возможных компенсаций причиненного преступлением вреда.


§ 1. Социальная значимость проблемы жертв преступлений

Численность жертв преступлений, как самой преступности, определяется чаще всего гипотетически в силу ненадежности криминальной статистики. Появляющиеся в печати данные о числе потерпевших опираются на количество зарегистрированных либо раскрытых преступлений, без учета латентной преступности. Но и они впечатляют, превышая ежегодно цифру в два миллиона человек. (Данные научно-аналитических докладов НИИ Генеральной прокуратуры РФ свидетельствуют: количество потерпевших от преступлений в 2000 г. составило 2 095 504; в 2007 г. – 2 675 075; в 2008 г. – 2 303 752 человека. В 2009 г. продолжалось «снижение преступности» на 6,7% в сравнении с 2008 г., а следовательно, и снижение числа потерпевших, что доверия у самих исследователей не вызывает.) Если латентная преступность, как утверждают исследователи, в семь раз превышает зарегистрированную, соответственно, надо оценивать и число жертв преступлений, – их не менее 20 миллионов14.

Статистическая картина проблемы жертв преступлений и потерпевших представляет огромный государственный интерес, ибо именно масштабы этого явления должны определять содержание соответствующих разделов федеральных программ борьбы с преступностью. Правовые и социальные меры защиты жертв преступлений не должны ограничиваться определением процессуального статуса потерпевшего. Началу решения задачи защиты прав человека в сфере борьбы с преступностью должны положить меры по обеспечению полных сведений обо всех лицах, прямо или косвенно понесших ущерб от преступления. С учетом этих данных должны строиться как правовые, так и социальные программы защиты жертв преступлений, включающие и материальные компенсации, и средства психологической реабилитации, и квалифицированную юридическую помощь.

В отечественных законодательных актах термин «жертвы преступлений» появился относительно недавно – как мы уже отмечали, российская «Декларация прав и свобод человека и гражданина» (1991 г.) в ст. 33 установила: «Права жертв преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом». Однако в Конституции РФ 1993 года речь идет не о жертвах преступлений, а о потерпевших (ст. 52), что противоречит не только Декларации, но и международно-правовым актам, составляющим органическую часть нашего законодательства15.

Проблема перманентного роста числа жертв преступлений характерна не только для России. Как и сама преступность, давно вышедшая на международный уровень, судьба жертв – проблема наднациональная. Однако цивилизованный мир ищет и находит способы смягчения социальной напряженности, вызванной противостоянием двух образов жизни –преступного и законопослушного. Осмыслить их и найти приемлемые для нашей действительности пути решения этих проблем – актуальная задача современной юридической науки и смежных с ней других общественных наук.


§ 2. О причинах роста жертв преступных посягательств

Причины роста числа жертв преступных посягательств в значительной мере совпадают с причинами преступлений вообще, которые исследует криминологическая наука, если иметь в виду составы преступлений, преимущественным объектом посягательств которых являются жизнь, здоровье, имущество человека. Исследования отечественных криминологов и социальных психологов последних лет приводят к выделению важнейших детерминантов преступности в современной России. По сути, речь идет о факторах преступности, объединенных в укрупненные блоки. Так, в одном из последних аналитических докладов о законности и правопорядке в стране факторами, определяющими их состояние, названы: уровень жизни граждан (бедность), имущественное расслоение населения, безнаказанность за преступления (низкий уровень работы правоохранительной системы), негативные процессы в сфере миграции населения, коррупция, алкоголизм и наркотизм, деформации общественного сознания (утрата ценностных ориентаций, правовой нигилизм)16. Эти факторы, как правило, тесно взаимодействуют, усиливая влияние друг друга на криминогенную обстановку. Общий негативный фон (например – ситуация экономического кризиса) неизбежно ведет к всплеску преступности.

Актуальным для реформируемой России стал такой психологический феномен, как осознанный социальный протест, подпитываемый совокупным действием перечисленных факторов, формирующий мотивацию преступного поведения. В числе факторов преступности, причем не только в Российской Федерации, возрастает значение межэтнической и межконфессиональной розни. Рост преступлений на национальной почве, подпитываемый молодежным экстремизмом, становится устойчивой тенденцией. Проблема распространения экстремизма в Российской Федерации стала одним из ключевых факторов, ведущих к росту нестабильности в обществе, порождающих в отдельных регионах сепаратистские настроения и создающих угрозу крайних форм экстремистских проявлений – террористических актов, уносящих жизни десятков и сотен жертв.

Отечественной и зарубежной криминологической наукой в числе условий, способствующих совершению преступлений против личности, отмечается также значение индивидуальных особенностей и поведения жертв преступных посягательств.


§ 3. Виктимность жертвы – криминологический и правовой аспекты

Понятием «виктимность» принято обозначать совокупность индивидуальных свойств личности, обусловливающих ее неоптимальное (чаще всего – провоцирующее) поведение в криминальной ситуации. Активные научные исследования в этом направлении стимулируются поиском средств профилактики преступлений, приобретением защитных механизмов потенциальной жертвой посягательства. Кроме того, виктимное поведение жертвы может в определенных случаях иметь значение для ответственности виновного и учитываться при определении компенсаций причиненного жертве вреда. Уголовное законодательство признает отягчающими вину обстоятельствами совершение преступления в отношении малолетнего или иного беззащитного и беспомощного лица. Эти качества возможной жертвы преступления носят объективный характер, как правило, заранее учитываются субъектом преступления и облегчают достижение им результата. Однако достаточно распространены и некоторые субъективные свойства личности, обрекающие ее на статус потенциальной жертвы преступления. Они далеко не всегда очевидны, могут носить спонтанный характер и их уголовно-правовая релевантность нередко представляется спорной. Виктимологическая наука охватывает широкую совокупность проблем, относящихся к характеристике жертв: различение их по социальному положению, полу, возрасту, образованию, национальности, вероисповеданию и пр. Ожидаемый результат – разработка широких социальных программ выведения страны из унижающих личность условий бедности, социальной апатии, правового нигилизма, формирование системы ценностных ориентаций, отвечающих нравственным идеалам. Предполагается воспитательно-идеологическая работа, рассчитанная на перспективу. Более прагматическим направлением виктимологии является выработка профилактических рекомендаций, повышающих самозащитные свойства личности, осмотрительность поведения, формирование коммуникативных качеств, способствующих нейтрализации либо смягчению конфликтных ситуаций, чреватых криминальным исходом. Особую тревогу вызывает виктимизация несовершеннолетних. Динамика роста преступлений, объектом посягательств которых являются несовершеннолетние, является угрожающей. В качестве причин виктимизации подростков выделяются три группы факторов: социальная изоляция, связанная с оставлением школы, безнадзорностью и беспризорностью; отсутствие навыков безопасного образа жизни; распространенность у подростков черт, повышающих виктимность (легкомыслие, беспечность, беспомощность, склонность к подражательству дурным примерам).

При определении подлежащего возмещению вреда, причиненного преступником жертве, учитывается характер ее виктимности, проявившейся в криминальной ситуации – грубая неосторожность, провоцирующее поведение, поведение, усугубляющее степень причиняемого вреда. Требование относиться к обвиняемому как невиновному до вступления приговора в законную силу должно учитываться и по отношению к жертве (потерпевшему), пока не доказано в надлежащем процессуальном порядке ее провоцирующее поведение. При этом должно быть выработано операциональное понятие провоцирующего поведения, как поведения активного и аморального чаще всего. К нему не могут относиться неопытность, неосмотрительность, беспомощность, излишняя доверчивость и наивность потенциальной жертвы.

Глава третья. Жертвы преступлений в свете уголовно-правовой
и процессуальной политики государства



§ 1. О государственной политике борьбы с преступностью и ее отражении в уголовном и уголовно-процессуальном праве

Теме государственной политики борьбы с преступностью посвящено значительное число публикаций, связанных по преимуществу с криминологическими исследованиями, включая гипотетические оценки латентной преступности. Предлагаемые разделы программ в основном соответствуют причинному комплексу криминализации общества и государства. Долговременными негативными факторами, определявшими рост преступности, отмечаются кризисные явления в экономике переходного периода, последствия криминальной приватизации «общенародного достояния» – социалистической собственности, обнищание значительной части населения, рост безработицы, ослабление социального контроля, анемия власти, низкий уровень деятельности правоохранительных органов и пр. Актуализируется проблема экстремизма на основе межнациональной и межконфессиональной розни. Судебно-правовая реформа в России конца ХХ и начала ХХI века усилила внимание к оценке значения правовых факторов в борьбе с преступностью. Упование на правовые рычаги как наиболее действенное средство воздействия на общественные отношения и способ преодоления негативных явлений – извечное заблуждение политических стратегов. Но есть в этом и рациональное зерно: закон определяет средства и приоритеты защиты социальных ценностей, права и свободы личности, раскрепощая ее, создавая условия для активного самовыражения и деятельности. Принцип законности из средства обеспечения интересов государственного монстра должен был стать средством защиты прав человека.

В числе правовых средств борьбы с преступностью и защиты жертв преступлений важнейшая роль принадлежит отраслям уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. Этими соображениями было предопределено появление теории уголовной политики и политики уголовно-процессуальной как самостоятельных разделов государственной политики борьбы с преступностью.

В диссертации рассматриваются аспекты уголовно-правовой политики, связанные с оценкой объективности информации о состоянии преступности, основаниями декриминализации многих составов преступлений, акций по либерализации мер наказания, правовых оснований амнистий, явно игнорирующих права жертв преступлений, а также наиболее общие вопросы уголовно-процессуальной политики государства.

Отмечается, что отсутствие объективной информационной базы о состоянии преступности, ее реальной динамике и обоснованных прогностических оценках, а также сведений о причиняемом преступностью ущербе не способствует выработке научно обоснованной государственной политики борьбы с преступностью и средствах защиты личности, общества и государства от криминала.

Многие новшества принятого УК РФ и перманентные меры декриминализации преступлений и предложения по гуманизации уголовного законодательства не увязываются ни с характером современной российской преступности, ни с вопросами правовой защиты жертв преступлений, ни с условиями возмещения материального и морального вреда потерпевшим. Так, общие начала назначения наказания, формулируемые в новом УК РФ, устанавливают: «При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи» (ст. 60 УК РФ). Здесь нет упоминания о характере последствий преступления для его жертвы, а ссылка на степень общественной опасности деяния слишком абстрактна для ориентировки правоприменителя.

Представляется неоправданным исключение из числа наказаний обязанность осужденного загладить причиненный вред (ст. 21 и 32 УК РСФСР, действовавшего до конца 1996 г.). Такое ограничение мер воздействия не отвечает интересам потерпевшего, а также снижению конфликтности в сфере уголовного судопроизводства. Игнорируются интересы жертв преступлений и при издании актов амнистии. Распространение амнистии и на тех, кто еще не осужден, чья вина еще не установлена и не доказана, есть способ расширения составной части латентной преступности с вытекающими отсюда неблагоприятными последствиями для жертв преступлений. Реформирование отрасли уголовно-процессуального права привело к тому, что принцип публичности в значительной мере уступил гражданско-правовому принципу диспозитивности, а под правами личности стали пониматься преимущественно права обвиняемого. Ослабление роли суда в доказывании, отказ от требования установления истины, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, введение т.н. сделки о признании и особого порядка судебного разбирательства работают в пользу преступника, но не жертвы.

§ 2. Проблемы имущественной и психологической реабилитации жертв преступлений как составная часть государственной политики борьбы с преступностью

Конституция РФ, как и конституции многих современных государств, чаще всего сочетает признаки правового и социального государства: наряду с провозглашением равенства прав граждан предусматриваются формы социальной помощи «слабым». У слабых появляются права-притязания, которые не являются естественными и неотчуждаемыми, а скорее относятся к «привилегиям» – льготам и преимуществам (бесплатное жилье, бесплатная медицинская помощь, пособия по безработице и пр.). Реальность государственных акций социальной помощи многодетным семьям, гражданам, пострадавшим от стихийных бедствий, техногенных катастроф и терроризма, установление для нуждающихся серьезных льгот по оплате жилья и коммунальных услуг и пр. опровергают суждения о фиктивном характере социального государства в России. Мы не разделяем ставшей в последние годы модной критики государственного патернализма. Проблема не в опасности патернализма, а в доведении идеи до абсурда путем внушения представления о патернализме как о безграничной опеке государства, сковывающей инициативу и самостоятельность личности. Едва ли противниками патернализма найдутся доводы для осуждения актов помощи государства жертвам техногенных катастроф (Чернобыль, к примеру) и жертвам террористических актов (Норд-Ост, Беслан, аэропорт Домодедово и др.).

К числу «слабых», т.е. тех, кто нуждается в государственной материальной поддержке, в цивилизованном мире принято относить также и жертв любых преступных посягательств в силу того, что им безвинно причинен вред, а государство не обеспечило их защиту. Им требуется упорядоченная правом и четко организованная материальная поддержка, особенно в случаях, когда причинен вред здоровью, связанный с потерей заработка и иных доходов, а преступник или не установлен, или оказался несостоятельным. Для этого во многих странах создаются государственные и общественные фонды помощи жертвам преступлений. В России такие фонды не созданы, хотя предложения об их создании вносятся давно и даже были попытки разработать Положение о Государственном фонде помощи жертвам насильственных преступлений17. В этом проекте, по примеру существующих во многих странах Запада аналогичных правовых актов, указывалось: «Обращаться в отделения Фонда могут граждане, которым преступным посягательством причинен физический вред в виде менее тяжких и тяжких телесных повреждений, близкие родственники лица, погибшего в результате преступления, а также те лица, жилище и имущество которых уничтожены в результате совершения преступления». Оказание и размеры материальной помощи зависят от финансового положения потерпевшего, а также компенсаций, полученных из фондов социального страхования, иных источников социального обеспечения.

Ныне необходимость вернуться к вопросам создания правовой базы обеспечения жертв преступных посягательств государственной поддержкой обусловлена и ростом преступности, и низким уровнем материальной обеспеченности значительной части россиян.

Задача формирования политики борьбы с преступностью относится к числу сложнейших. Для ее решения требуются объединенные усилия коллектива специалистов, включающего криминологов, правоведов, социологов, социальных психологов, представителей правоохранительных органов, экономистов. Наша цель – напомнить о значении проблемы в условиях, когда преступность сращивается с аппаратом управления и перерастает в реальную угрозу самому существованию отечественной государственности. Мы пытаемся освежить в памяти известные достижения науки в этой области, показать убожество информационной базы в виде фальсифицированной ведомственной статистики преступности, напомнить об обязанностях государства – правового и социального – по защите прав и свобод человека, о социальной ответственности институтов государства и общества, погребенных идеологией рыночного чистогана. И мы видим в этом будущем программном акте в качестве самостоятельного раздела систему мер имущественной и психологической реабилитации жертв преступных посягательств с учетом сложившейся практики цивилизованных государств.


Глава четвертая. Жертвы террористических актов

§ 1. Общая характеристика терроризма и общепризнанных принципов борьбы с ним

Проблема безопасности приобрела для России особую актуальность не только в связи с глобальными геополитическими изменениями, происходящими в мире, но и с изменениями во внутренней политике. Наряду с положительными факторами, приблизившими нашу страну к становлению гражданского общества, реформирование породило ряд негативных явлений: рост преступности, ухудшение демографической обстановки, обнищание части населения, развитие националистических, сепаратистских сил, утрату многих социальных гарантий, которые были доступны гражданам в советское время. Рост преступности и терроризма, как одной из наиболее опасных ее составляющих, становится знамением времени и в глобальных, и во внутригосударственных масштабах. Подрывается стабильность общественных отношений, разрушается привычная шкала социальных ценностей, деформируются сознание и поведенческие установки. Опасность современного терроризма определяется не только его массовыми проявлениями, но и сочетанием с религиозным фанатизмом и национально-этническими притязаниями.

Федеральный закон от 26 февраля 2006 г. «О противодействии терроризму» содержит характеристику таких понятий, как терроризм, террористическая деятельность, террористический акт, террористическая группа, противодействие терроризму, контртеррористическая операция. Их уяснение способствует организации борьбы с терроризмом и совершенствованию правоприменительной практики. Терроризм – это прежде всего идеология насилия и способ воздействия на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанный с устрашением населения. Террористический акт, по общему понятию, посягает на общественную безопасность. Он практически всегда угрожает жизни, здоровью граждан, их имущественным и политическим интересам, интересам общества и государства. Мировое сообщество ищет пути объединения усилий в борьбе с терроризмом, опираясь на общепризнанные принципы и нормы международного права, к которым принято относить уважение суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой, мирного разре­шения международных споров, добросовестного выполнения взятых на себя международных обязательств, сотрудничества государств, всеобщего уважения прав человека и др. К специальным принципам, которые характерны для международного сотрудничества в области борьбы с преступностью и терроризмом, в частности, относят неотвратимость наказания, гуманность, соблюдение в рамках уголовного процесса минимума требований, предусмотренных международным правом. В диссертации рассматриваются международно-правовые акты и отечественное законодательство, определяющие правовые и организационные условия борьбы с терроризмом.


§ 2. О причинах террористической угрозы и мерах профилактики терроризма

Питательной почвой терроризма как идеологии и террористических актов являются конфликтные ситуации, возникающие на почве национальных, этнических и религиозных разногласий; рост националистических, экстремистских и корыстных проявлений; кризисные явления в экономике, участившиеся «разборки» по разделу сфер влияния с применением оружия и взрывных устройств и т.п. Международный опыт борьбы с терроризмом подтверждает эти общие суждения, отмечая значение таких факторов, как углубление социальной дифференциации населения; слабую эффективность деятельности институтов государственной власти; обострение борьбы за власть политических партий и движений; снижение уровня духовности в обществе; рост тенденций к разрешению возникающих противоречий в корпоративных интересах силовым путем; усиление криминализации общества; рост влияния исламского фундаментализма в отдельных регионах мира и России18. Человечество при переходе в новое тысячелетие столкнулось с таким комплексом негативных явлений, преодоление которых едва ли возможно в ближайшей перспективе. Умеренно оптимистические прогнозы связаны с поиском адекватных средств профилактики терроризма как идеологии и насильственных террористических актов доступными средствами правоохранительной деятельности.

Профилактика террористических актов всегда оказывается эффективнее, проще и дешевле, чем устранение их последствий. Поэтому первостепенное значение имеют предупредительные меры. Необходимы совместные усилия правоохранительных органов, других государственных и негосударственных органов, трудовых коллективов и населения, средств массовой информации, без которых эта работа будет малоэффективной. Наряду с мерами идеологического и культурно-воспитательного характера автором рассматриваются меры экономического возрождения регионов, повышения занятости населения. Одним из направлений борьбы с терроризмом является блокирование подпитывающих его финансовых потоков. Для обеспечения поощрительного эффекта и минимизации тяжких последствий террористического преступления в диссертации обосновывается необходимость внесения изменений в примечание к ст. 205 УК РФ, стимулирующих организаторов и исполнителей терактов на предотвращение его совершения, на сотрудничество с органами государства, осуществляющими борьбу с терроризмом.


§ 3. Система реабилитации жертв террористических актов (материальный, моральный, психологический аспекты)

Имущественная и психологическая реабилитация жертв террористических актов становится актуальной задачей общества и государства. Комплекс вопросов, связанных с защитой жертв террористического акта, как и жертв любого преступного посягательства, носит достаточно сложный характер, включая состав причиняемого вреда, его причинную связь с действиями виновного, способы легальных форм компенсаций, предполагающий как материальную ответственность виновного, так и ответственность государства. В соответствии с положениями норм международных пактов жертвы преступлений имеют четыре вида прав: право на доступ к правосудию; право на возмещение вреда от причинителя вреда (или от третьих лиц); право на финансовую компенсацию причиненного вреда за счет государства и право на получение социальной помощи19.

В Российской Федерации правовую основу защиты прав потерпевших от террористических актов составляют Конституция РФ и гражданское законодательство, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся защиты жертв преступлений, международные договоры Российской Федерации, специальные законы РФ «О борьбе с терроризмом» (1998 г.) и «О противодействии терроризму» (от 6 марта 2006 г.), нормативно-правовые акты правительства и других органов государственной власти. Для определения методов и форм возмещения вреда жертве террористических актов учитывается, что таковой может быть как физическое лицо, так и определенная общность людей, и юридические лица (организации), которым в результате совершения преступлений причинен определенный вред. Таким образом, в российском законодательстве постепенно формируется единая система нормативных актов, своего рода подотрасль законодательства, регулирующая отношения, возникающие в связи с противодействием терроризму и минимизацией его последствий.

20 апреля 2006 года Российская Федерация ратифицировала Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма. В ее преамбуле особо подчеркнута необходимость осознать опасное положение, в котором оказываются страдающие от терроризма люди. Упомянутый выше Федеральный закон «О противодействии терроризму» устанавливает за счет государства компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, отнеся компенсацию морального вреда на счет лиц, его совершивших. Вместе с тем закон предусматривает социальную реабилитацию лиц, пострадавших в результате террористического акта, которая включает в себя психологическую, медицинскую и профессиональную реабилитацию, правовую помощь, содействие в трудоустройстве, предоставление жилья и которая проводится в целях социальной адаптации лиц, пострадавших в результате террористического акта, и их интеграции в обществе и осуществляется за счет средств федерального бюджета в порядке, определенном Правительством РФ, а также средств бюджета субъекта РФ, на территории которого совершен террористический акт, и иных источников, предусмотренных законодательством Российской Федерации (ст. 19). Альтернативным способом возмещения вреда потерпевшим могло бы стать обязательное страхование граждан, которое в нашей стране, в отличие от стран Запада, развивается недостаточными темпами.

Отдельному обсуждению в диссертации подвергнуты вопросы размеров и юридической природы денежной компенсации за счет государства жертвам террористических актов. Приводятся цифры государственной компенсации жертвам нескольких терактов, отмечается их рост, проводится сопоставление с зарубежной практикой. Констатируется, что официальные ставки правительственных компенсаций остаются заниженными и дискриминационными20. Рассмотрение правовой природы государственных компенсаций позволило обосновать вывод: жертва теракта не должна униженно ждать милостей от государственной власти – она вправе требовать полного возмещения причиненного материального ущерба и это требование должно быть подкреплено судебной защитой. В отечественной практике вопрос о «стоимости жизни» пока является одним из спорных, требующим своего решения, хотя ориентиры намечены21.

Глава пятая. Статус потерпевшего и вопросы возмещения вреда от преступлений в уголовном судопроизводстве РФ

Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включена в число задач уголовного судопроизводства (ст. 6 ч. 1 п.1 УПК РФ), которое является основным легальным способом возмещения потерпевшим причиненного им вреда. Именно поэтому уголовно-процессуальным законодательством относительно детально урегулирован статус потерпевшего как самостоятельного участника процесса. Потерпевший, выступающий нередко и гражданским истцом, отнесен к стороне обвинения и обладает системой процессуальных прав для защиты своих субъективных интересов. Оценке процессуального статуса потерпевшего и его представителя посвящена данная глава.


§ 1. Признание жертвы преступления потерпевшим

Лицо (физическое или юридическое) становится объектом правовой защиты и субъектом уголовно-процессуальной деятельности с приобретением статуса потерпевшего. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда по заявлению жертвы преступления или ее представителя. Но факт обращения в органы МВД с подачей соответствующего заявления еще не означает «легализации жертвы», вступления в действие механизма ее защиты. В диссертации приводятся результаты криминологических исследований, а также данные из докладов Генерального прокурора РФ за ряд лет, свидетельствующие о том, что значительное число заявлений граждан не регистрируется, преступления остаются нераскрытыми, жертвы преступных посягательств лишаются защиты. На расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры 4 марта 2010 г., спустя четыре года после издания межведомственного приказа руководителей правоохранительных ведомств «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 г. № 39, Ю. Чайка вновь отмечает: «…число выявляемых преступлений, укрытых от учета, остается значительным. В прошедшем году было дополнительно поставлено на учет почти 155 тыс. преступлений, среди которых 250 убийств, почти 3 тыс. деяний с причинением тяжкого вреда здоровью и около 70 тыс. преступлений против собственности». С принятием и введением в действие Закона о полиции (февраль 2011 г., ст. 12 ч. 1) появляются основания надеяться на улучшение не только работы этого государственного органа, но и на устранение недостатков регистрации заявлений граждан. Однако и в случае возбуждения уголовного дела признание заявителя потерпевшим своевременно не оформляется, что ограничивает возможности его и его представителя по «участию в уголовном преследовании обвиняемого» (ст. 22 УПК РФ) пользоваться процессуальными правами для защиты своих интересов. Анализ уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, а также международных пактов о защите жертв преступлений позволил автору разграничить понятия потерпевшего в материально-правовом и процессуальном смысле и обосновать изменения ст. 42 ч. 1 УПК РФ: «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением либо покушением на преступление причинен физический, имущественный, моральный вред, либо нарушены его политические, трудовые, имущественные и иные права и свободы. Потерпевшим может быть признано также юридическое лицо в случае причинения преступлением либо покушением на преступление вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим принимается при возбуждении уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда. В случае, если в момент возбуждения уголовного дела основания для признания потерпевшим отсутствуют, указанное решение принимается незамедлительно по установлении таких оснований».


§ 2. Представительство потерпевшего

Анализ правового статуса представителя потерпевшего выявляет нарушение положения о равенстве прав сторон и, соответственно, принципа состязательности. Представитель потерпевшего (гражданского истца или гражданского ответчика) законом наделен теми же правами, что и представляемое им лицо (ст. 45 ч. 3 УПК РФ), а их права в части собирания доказательств значительно ỳже прав защитника обвиняемого. Это касается любых представителей, включая адвокатов. Вступление представителя потерпевшего в процесс, в отличие от момента вступления в процесс защитника, возможно не ранее признания представляемого лица потерпевшим. Появление профессионального представителя осуществляется в отличие от появления защитника обвиняемого только по воле самого потерпевшего и за его счет. Анализ решений Конституционного суда РФ и
Пленума Верховного суда РФ, как правило, благоприятных для формирования процессуального статуса потерпевшего и его представителя, а также научных исследований, посвященных потерпевшему, позволил автору обосновать ряд предложений по уточнению и совершенствованию ряда норм УПК, касающихся прав потерпевшего и их гарантий. Эти предложения относятся к обеспечению права потерпевшего на бесплатную помощь профессионального представителя и на уравнение прав представителя с правами защитника по участию в доказывании и собиранию доказательств. Соответствующие изменения должны быть внесены в ст. 42 ч. 2 (право иметь представителя, в том числе бесплатно); в ст. 48 и ст. 86 ч. 3 (о правах профессионального представителя по участию в собирании доказательств).


§ 3. Потерпевший на предварительном следствии

Третий параграф посвящен подробному анализу прав и обязанностей потерпевшего на досудебных стадиях уголовного процесса. Показаны возникающие на практике сложности реализации многих его прав главным образом из-за отсутствия процессуальных механизмов и гарантий в виде соответствующих обязанностей следователя (дознавателя). Права потерпевшего таковы: знать о предъявленном обвиняемому обвинении; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания; знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 198 УПК; получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, а также копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций. Потерпевшему принадлежит также право приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и др. Многие из этих прав остаются нереализованными в силу запоздалого признания заявителя потерпевшим, нежелания следователя обременять себя дополнительной работой, а также из-за отсутствия у потерпевшего профессионального представителя. Обосновываются предложения о расширении гарантий прав потерпевшего, в частности, в ст. 42 УПК после перечисления прав потерпевшего следует указать, что создание условий, обеспечивающих своевременную реализацию потерпевшим его прав, является обязанностью органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.


§ 4. Потерпевший в судебном разбирательстве

Права потерпевшего на этой стадии значительны, но они, не имея опоры на профессиональную юридическую поддержку, или не реализуются, или исполняются формально, не обеспечивая жертву преступления должными материальными и моральными компенсациями. Более того, есть основания для утверждения об ухудшении положения потерпевшего в связи с изменениями некоторых концептуальных основ российского уголовного процесса.

Уголовный процесс дореформенного времени (советский период) был ориентирован на установление объективной истины в характере отношений обвиняемого и потерпевшего, складывавшихся до и во время совершения преступления. Это требовало строгого следования принципу полноты, всесторонности и объективности исследования всех обстоятельств дела, имеющих отношение к преступлению. Эти принципы в равной мере программировали деятельность и органов расследования и суда, обеспечивая защиту подозреваемого (обвиняемого) от неосновательных обвинений и интересы потерпевшего при определении характера и размеров причиненного ему ущерба и способов его реального возмещения. В новом УПК РФ они исключены, исключено и право суда реагировать на выявленные в ходе судебного разбирательства новые преступления (ограничение принципа публичности), предусмотрена обязанность суда прекратить производство по делу в случае отказа прокурора от поддержания обвинения. Введены юридические иммунитеты для большого числа должностных лиц, усложняющие, а нередко и препятствующие привлечению их к уголовной ответственности за преступления. Реализована идея «торга правосудием», сулящая обвиняемому различные льготы в отступление от требований принципа законности. Все эти новшества, как правило, благоприятствующие преступнику, затрудняют, а нередко и прямо препятствуют обеспечению интересов жертв преступлений, их материальной, моральной и психологической реабилитации.

В юридической литературе многие из перечисленных нововведений подвергались убедительной критике, но законодатель эту критику не слышит. Задача судопроизводства, провозглашенная в ст. 22 УПК РФ, ориентированная на защиту потерпевшего, оказывается не обеспеченной последующим процессуальным регламентом. Ситуация, сходная с провозглашаемой борьбой с коррупцией: конфискация имущества взяточников отменена, а лишение свободы предлагается заменить штрафами! Возмещение потерпевшему вреда в условиях уголовного судопроизводства осуществляется путем рассмотрения и разрешения гражданского иска. Фактическим основанием для включения в судопроизводство по уголовному делу определенных элементов гражданского права и гражданского процесса является совпадение в одном лице обвиняемого и причинителя вреда. Юридическим основанием такого объединения является указание в предмете доказывания по уголовному делу обязанности по установлению характера и размера вреда, причиненного преступлением, что может оказывать влияние на оценку степени общественной опасности исследуемого деяния, его квалификацию и меру наказания.

Предметом гражданского иска является причиненный преступлением имущественный вред, выраженный в деньгах, а также требование компенсации морального вреда, причиненного физическому лицу и деловой репутации юридического лица. Это требование может выступать как в виде денежной, так и чисто моральной компенсации (публичное извинение причинителя вреда, опубликование опровержения клеветы в печати и пр.). Нередко без достаточных оснований практикуемая передача дела в части гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства обрекает гражданского истца (потерпевшего) на новое прохождение долгой судебной процедуры с повторным рассмотрением тех же вопросов и несение дополнительных расходов. В этой связи было бы целесообразно в случае необходимости отложения рассмотрения гражданского иска вменить в обязанность тому же суду вернуться к его отдельному от уголовного дела рассмотрению. Соответственно этому приемлемым вариантом ст. 309 ч. 2 УПК могла бы быть следующая формула: «При необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, или при наличии иных оснований, требующих отложения рассмотрения иска, суд осуществляет его рассмотрение отдельно от уголовного дела в порядке гражданского судопроизводства».


§ 5. Потерпевший в контрольных стадиях уголовного процесса

Судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном или кассационном порядке. Надзорные инстанции рассматривают жалобы и представления на вступившие в законную силу приговоры, определения, постановления суда. В сущности, новый УПК РФ не внес каких-либо заметных изменений в организационный порядок пересмотра судебных решений, действовавший до его принятия, если не считать появления апелляционного производства с введением системы мировой юстиции. Можно отметить также уточнение, касающееся участия потерпевшего и его представителя в надзорной инстанции. Если прежний УПК допускал к участию в надзорной инстанции потерпевшего и его представителя по усмотрению суда, то теперь за ними право присутствовать и давать объяснения признавалось законом. Принципиальные изменения коснулись оснований пересмотра приговоров. Они подверглись существенным ограничениям соответственно тем концепциям, которые были реализованы в новом УПК РФ. Причем ограничения, прежде всего, отрицательно сказались на условиях защиты прав и законных интересов потерпевшего. Так, из числа оснований отмены или изменения судебного решения в кассационном и надзорном порядке была исключена выявленная односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия (см. ст. 379 и 409 УПК РФ в сравнении со ст. 342 ч. 1 УПК РСФСР). Недостатки нового УПК РФ, связанные с его концептуальной ущербностью, находят проявление и в непоследовательности судебной практики в оценке оснований отмены приговоров. Так, Верховный суд РФ в определении от 29 марта 2005 года № 6-073/03, которым был отменен приговор с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, в качестве одного из оснований отмены указал на неполноту и односторонность судебного следствия, вопреки действующему закону!

Особенно нетерпимыми, попирающими здравый смысл и чувство справедливости оказались ограничения прав потерпевшего на обжалование приговоров, вступивших в законную силу, под предлогом требования «недопустимости поворота к худшему» (ст. 405 УПК РФ). Под давлением юридической общественности и жертв преступлений Конституционный суд РФ, а затем и законодатель внесли коррективы в ст. 405 УПК. Изменения в ст. 405 УПК РФ были внесены законодателем Федеральным законом от 14 марта 200 года № 39-ФЗ, предусмотрев возможность пересмотра в порядке надзора обвинительного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда. Таким образом, главный порок ст. 405 УПК, исключавший право потерпевшего на защиту в надзорных инстанциях, был устранен. Но не устраненными остались ограничения оснований обжалования, касающихся не только формальных нарушений уголовно-процессуального закона, а существа приговора. Его несправедливость может и не быть связана с «фундаментальными нарушениями» УПК.

Остается актуальным требование дополнения оснований отмены или изменения приговора указанием на односторонность и неполноту дознания, предварительного или судебного следствия. Без этого дополнения невозможна обоснованная оценка несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. В общей части УПК РФ следует восстановить этот процессуальный принцип в формулировке ст. 20 ч. 1 УПК РСФСР.






оставить комментарий
страница2/4
Мусаев Мурад Алаудинович
Дата19.03.2012
Размер0,96 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх