К читателю icon

К читателю



Смотрите также:
Книга адресуется массовому читателю...
История создания тайного мирового правительства и методы его воздействия на всемирную политику и...
Цель этой книги дать православному читателю основные сведения о том, как...
Моя уровневая философия (к читателю «Математики человечн ости»)...
Доклад на Зимней Свято-Германовской Молодежной Конференции 12/25 декабря 1979 г в Св...
1. Обращение к читателю. Вступление...
100: 168-234 (2010) Исправленная версия Казимир Раудсепп (Т. Р...
Е. Б. Черняк исследователь тайной дипломатии...
Виктор Суворов. День "М" Когда началась Вторая мировая война? Моему читателю...
Вмоем кратком предисловии я только хочу рассказать читателю об истории этой книги...
Тигр в лабиринте (Путь мастера)...
Обращение к читателю...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   48
вернуться в начало
скачать
^

ПОД ВИННОВКОЙ



Набрал продуктов (кроме водочки)

Я до вечернего тумана.

Гребу от Винновки на лодочке –

Три километра до водкрана.


А вдоль бортов мелькают кустики –

Крутить башкой устала шея:

Вот-вот, одежду сбросив, трусики

Покажут вербочки, краснея.


Октябрьский паводок и холодно.

Мороз – побелкой – по лужайке.

А мне не сытно и не голодно,

Нормально – в тощенькой фуфайке.


Кустарник не дает разнежиться:

Не миновать без поворота.

Вильнул веслом, чтоб в куст не врезаться, –

Весло ударилось о что-то.


Гляжу: в кусте фуфайка горбится.

Уходят в воду ноги, руки.

«Мужик! А вдруг сейчас он дернется

И – цап меня к себе – за брюки!»


И шапку поднимают волосы,

И весла – дальше! – для замаха.

В глазах – не кустики, а полосы

Мелькают красные – от страха.


Не побежал за мной утопленник…

И я, сознанье успокоя,

Подумал: «Я богач иль собственник?

Что сотворит он мне такое?»


Та мысль – до омерзенья глупая –

Мне в норму привела нервишки.

Кусты глазами часто щупая,

От верб уже не жду интрижки.


В башке сумбур, как в винной молоди:

Любовь и счастье – все химера?

А тот мертвец, что мокнет в холоде,

Как мог упасть за край барьера?


Забыть, забыть с ним встречу страшную,

Чтоб не остаться вдруг без веры…

…Гребу в струю я бесшабашную:

На кран, на кран – пусть примут меры.


5.09.2000 г.


ДОСТАЛИ.



Мне за что харю бил

Тот верзила здоровый

В темноте? (Перед этим

Кто-то выключил свет.)

Да, ее я любил,

Настю ту, из столовой,

Пусть не первый на свете –

Тут вины моей нет.


Да, красива она,

Но и я не из гадких.

И кудряшки ее

Золотистой волной,

Как гитары струна,

Неотрывно и сладко,

В сердце въевшись мое,

Жили в мире со мной.


Так за что же кулак

В темноте лоб утюжил?

По бандитски, тайком

Приложился меж глаз?

Тот здоровый дурак

Храбрость не обнаружил

При огне, пусть молчком,

Бить мой юный анфас.


Свет в бараке зажгли, –

Он сбежал к гармонисту:

Мол, не я это был,

Не вините меня.

Девки гвалт развели,

Вдруг поняв, как нечисто

Топчет кучка верзил

Вечер, драку чиня.


Мало нас против той

Необузданной своры

Забутылочно – верных,

Полупьяных друзей.

Подожди, золотой,

Повстречаемся скоро!

Там решим кого первым

Кто «отправит в музей».


Я, ведь знаю того

Хиляка – доходягу,

Кто, за Настю мне мстя,

Нанял верного пса.

Повстречаю его

И пущу с носа влагу,

По костям похрустя,

Коль, на камень коса.


А пока вытрем кровь

И уйдем с вечеринки,

Не скучай, моя Настя,

Не горюй без меня.

Мысль, точи и готовь

Тому гаду поминки, –

Злость, сноровку не застя,

Подожди того дня!


17.01.2000 г.


НА ФИНКЕ



Вот и сошлись, и повстречались…

Он под носками финку шарил.

Плешиво волосы качались

И я ногой его ударил.


Добавил, вставшему, по харе.

О камни финка зазвенела.

Я пнул железку, как в угаре,

Она за кустик улетела.


Он смазать мне успел по уху,

Но в нос удар словил умелый

И там, где, вроде, было сухо,

Арбузик оказался спелый.


Ах, Настя! Стоишь ли того ты?

Где ты была при той картинке?…

Ведь, не развей я обороты –

Сам оказался бы на финке.


30.07.2001 г.


ЮЛА



Идем по Ленинградской. Весела

Над городом июльская погода.

Откуда эта юркая юла –

Девчонка в гуще праздного народа?


Приятно, видно, ей крутить себя,

Чтоб юбка завивалась на колени.

Она – и жизнь, и все вокруг, любя,

Закрутит, не испытывая лени.


Вот подбежала ко входной двери,

Махнув прощально парню и подругам,

И складки быстро ноги оплели,

Чаруя мягким, залихватским кругом.


Рванула дверь – и снова юбки круг

Венчает нежно свежие коленки.

«Смотри, дает!» – в восторге шепчет друг.

«Юла», – согласно отвечаю Генке.


Моменты эти складывались в звон,

В мечтания летяще – золотые.

И есть у жизни дорогой закон:

Напомнить их в моменты не простые.


Не раз на службе, в штормовых ветрах,

В ночи визжащей, грозной, безастральной

Я вспоминал, стремясь развеять страх,

О девочке далекой, но реальной.


Да и теперь, когда, как гром копра,

Ударит жизнь, крутя в воронке адской,

Взлетит вдруг в память искрою костра

Та девочка-юла – на Ленинградской.


6.09.2000 г.


^

НЕ ПРИСТАВАТЬ, НЕ ЧАЛИТЬСЯ



«Не приставать, не чалиться! Строго воспрещается». –

Сверкал запрет на баржах наливных.

И чувствовалось в воздухе: это не прощается

На грозных караванах проходных.


Из Астрахани жаркой в верховья Волги горные

Буксиры голубые их вели.

Команды тех опасных барж, от загара – черные,

По месяцу не щупали земли.


Весь месяц в шелесте воды бакены качаются.

Весь месяц, раздавая смрадно вонь,

Пятна нефти по воде бегут и разрастаются,

Рисуют маслом радужный огонь.


Нефть шарами берега покрыла километрами.

Желтой тиной обваляв, их – волна

Разносила по простору, словно листья – ветрами,

А точнее быть – как шлепки говна.


И видно было отчего Волге опечалиться.

Я все ждал, чтоб гаркнула, хмуря бровь:

«Не приставить, не чалиться! Строго воспрещается!

Я – Руси страдальной – живая кровь».


16.09.2000 г.


^

У ДОМИКА БАКЕНЩИКА



Прямостойная марь душистая

Цвет рассыпала на лугу.

Песня грустная, песня чистая

Разлилась на том берегу.


Тиной пахнет речной и травкою

На скамье, у бурта шестов.

От затона вдыхаю мягкую

Дрему ивовую с кустов.


На песке – запасные бакены –

Вдоль тропы, крутой на подъем.

В окнах домика – звёзды-факелы

Отразил речной окоем.


По дорожке по лунной – бакенщик

Оставляет круги-гребки.

Обронил вдруг небесный факельщик

Сполох двух зарниц из руки.


Полыхнуло над лесом яростно, –

Взмыли гривы далеких туч.

Мотыльково, цветисто, парусно

Чина свесила листья с круч.


Приснастил в колья лодку бакенщик.

«Дядя Яша, тебе помочь?»

«Нет. Листок вон обвис, как плакальщик, –

Видно, дождь разразится в ночь…»


Темь, как мха толщина слоистая,

Пала сыростью на лугу…

Песня новая, песня чистая

В ночь взвилась на том берегу.


7.01.2001 г.






оставить комментарий
страница9/48
Дата19.03.2012
Размер3,64 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   48
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх