Информационный бюллетень 25 января 20 icon

Информационный бюллетень 25 января 20


Смотрите также:
Информационный бюллетень 19 января 20...
Информационный бюллетень 23 января 20...
Информационный бюллетень самара...
Информационный бюллетень информационный бюллетень...
Информационный бюллетень новых поступлений...
Информационный бюллетень новых поступлений...
Информационный бюллетень 22 января 2008 года...
Информационный бюллетень 17 января 20...
Бюллетень новых поступлений Вып. 64 январь февраль 2010 г...
Информационный бюллетень новых поступлений №1, 2007 г...
Информационный бюллетень 27 января 20...
Информационный бюллетень литературы...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать




МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИИ И ПЕЧАТИ

___________________________________________

121200, Москва Г-200,Смоленская - Сенная пл., 32/34, тел.:(495) 244-4119,факс:244-4112

e-mail: dip@mid.ru, web-address: www.mid.ru

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ



25 января 2012 года



С О Д Е Р Ж А Н И Е

Сстр.

Сообщение пресс-службы Президента России


2

Встреча со студентами факультета журналистики МГУ


23

Сообщение пресс-службы Правительства России





^ Накануне поздно вечером состоялись телефонные разговоры В.В.Путина с Премьер-министром Турции Р.Т.Эрдоганом и Президентом Киргизии А.Ш.Атамбаевым


31

Сообщения Министерства иностранных дел России





О втором заседании российско-турецкой Совместной группы стратегического планирования под председательством Министра иностранных дел России С.В.Лаврова и Министра иностранных дел Турции А.Давутоглу


31

^ Совместное заявление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова и Министра иностранных дел Турецкой Республики А.Давутоглу


32

^ О встрече первого заместителя Министра иностранных дел России А.И.Денисова с Генеральным директором Агентства по ядерной энергии ОЭСР Л.Эчаварри


35

^ О встрече статс-секретаря - заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина с заместителем Министра иностранных дел Казахстана А.Ж.Жумабаевым


36

О встрече специального представителя Президента России по Ближнему Востоку, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова с Послом Алжира в Москве С.Шерги


36

О встрече специального представителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку, заместителя Министра иностранных дел М.Л.Богданова сПослом Саудовской Аравии в Москве Али Хасаном Джаафаром


36

О встрече специального представителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова с Первым заместителем Министра иностранных дел Турции Ф.Синирлиоглу


36

^ О встрече специального представителя Президента России по Ближнему Востоку, заместителя МИД России М.Л.Богданова с заместителем Госсекретаря США Дж. Фельтманом


37

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России А.В.Грушко с Послом Италии в Москве А.Дзанарди Ланди


37

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России И.В.Моргулова с Послом Японии в Москве Т.Харадой


37

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова с Послом ФРГ в России У.Бранденбургом


38

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова с Послом Польши в Москве В.Зайончковским

38

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова с заместителем Госсекретаря США Дж.Фельтманом


38

^ О беседе заместителя Министра иностранных дел России В.Г.Титова со специальным представителем Генерального секретаря ООН, главой Миссии ООН в Косово Ф.Зарифом


38

^ О встрече заместителя Министра иностранных дел России В.Г.Титова с Послом Великобритании в Москве Т.Бэрроу


38

^ Ответ Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К.К.Долгова на вопрос агентства РИА «Новости»


39

Ответ Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К.К.Долгова на вопрос агентства «РИА Новости» в связи с приговором в США Ф.Вутериху


39

О годовщине начала революционных преобразований в Египте


40

^ О вступлении в силу соглашения о взаимных безвизовых поездках граждан России и Гватемалы

40

Сообщение пресс-службы Президента России


Встреча со студентами факультета журналистики МГУ


В День российского студенчества Дмитрий Медведев обсудил с учащимися факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова актуальные вопросы общественно-политического и экономического развития страны.

Предыдущая встреча главы государства со студентами и представителями молодёжных организаций на факультете журналистики МГУ состоялась 20 октября 2011 года.

* * *

Стенографический отчёт о встрече со студентами факультета журналистики МГУ

Д.МЕДВЕДЕВ: Привет всем!

Я сердечно поздравляю всех студентов с Татьяниным днём. Это праздник и вообще студенчества в нашей стране, и, конечно, тех, кто учится в Московском государственном университете. День сегодня особенный.

И с учётом того, что предыдущий мой визит к вам вызвал разные эмоции, я посчитал правильным именно к вам прийти и поздравить вас с Татьяниным днём, и дать возможность, естественно, задать вопросы, которые у вас есть, самые разные.

Прежде чем вы это сделаете, я буквально несколько слов ещё скажу, может быть, о той профессии, которую вы для себя выбрали. Она, безусловно, исключительно интересная. Не знаю, если бы я сейчас принимал решение учиться, если бы я был несколько моложе, пошёл бы я на юрфак или на какой-то другой факультет, но то, что вы занимаетесь исключительно интересным делом, у меня сомнений не вызывает. И говорю это вам не ради дежурного комплимента, не для того, чтобы понравится и сказать, какие вы хорошие или наоборот. На самом деле для меня это стало интересно после того, как стали появляться так называемые новые СМИ. Я, конечно, и классические СМИ читал, читаю, смотрел и смотрю. Но после того как наступила эпоха интернета, очень большие изменения стали происходить не только в среде средств массовой информации, но и просто в нашей жизни. Как они влияют, вы сами отлично знаете. Их влияние даже, может быть, нам до конца ещё непонятно и во всяком случае нами не до конца проанализировано.

Почему я об этом говорю? Помимо тех вопросов, которые вы, конечно, будете задавать, вопросов, которые касаются нашей политической жизни, нашей экономики, нашего будущего, различных государственных институтов, просто всяких разных сложностей и таких наиболее интересных тем, которые есть, мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы мы с вами затронули проблему развития средств массовой информации. Тем более что как юрист я всё-таки, не преувеличивая законодательное поле, но всё-таки считаю, что от него многое зависит, и могу сказать, что тот закон о средствах массовой информации, который сейчас действует, получился на удивление удачным. Его иногда критикуют за то, что он такой слишком идеалистический, за то, что он не меняется.

Но, знаете, когда законодательный акт не меняется на протяжении десятилетий, это означает то, что он всё-таки достаточно неплохо действует. И всякий раз, когда мне приносят, допустим, какие-то изменения к законодательству о средствах массовой информации, я обычно спрашиваю у корпорации, и корпорация всегда, ваша корпорация, говорит – лучше ничего не трогать. Мне интересно было бы знать мнение студенчества о том, надо ли нам трогать законодательство о средствах массовой информации или нет?

И вторая тема, конечно, связана с развитием новых СМИ. О них сейчас много чего сказано, но в то же время очевидно, что добротной основы для их деятельности нет. И это проблема мирового уровня. Скажу вам откровенно, я её неоднократно поднимал во время встреч со своими коллегами и на «восьмёрке», и на «двадцатке». Как ни странно, я был, наверное, единственный, кто в этой теме был заинтересован, – может быть, потому что мне действительно это интересно. Поэтому если у вас будет желание поговорить об этом, мне кажется, это было бы полезно и не только для нашего с вами общения, но и для будущего. Потому что оттого, как мы будем прогнозировать наше законодательное регулирование, зависит, конечно, и в значительной мере ваша будущая работа, да и, если хотите, просто дух, демократический дух нашей страны, и та ситуация, которая сейчас есть и которая будет в будущем. Наверное, это всё.

ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Меня зовут Ксения. Я, как видите, молодая мама. И конкретно меня волнует проблема трудоустройства молодой матери. Как Вы знаете, пособие матери-одиночки всего 1,5 тысячи рублей, прожить на такие деньги невозможно. Также очень длинные очереди в детские сады.

Я хотела бы предложить такой момент – допустим, по американской системе: при крупных организациях у них есть частные ясли, или выделяют для матери отдельную комнату для сцеживания, или для ребёнка. Хотела бы предложить что-то нечто такое же для нашей страны, чтобы молодая мать имела возможность пойти на работу, чтобы она смогла заработать на себя и на ребёнка.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Ксения, а у Вас какой курс? Вы учитесь сейчас или в отпуске?

^ ОТВЕТ: Нет, я всё ещё учусь на вечернем отделении, четвёртый курс. Я редактор.

Д.МЕДВЕДЕВ: А где работаете?

ОТВЕТ: Работаю, где придётся. Я в фрилансе, можно так сказать, потому что на постоянную работу меня не берут как раз из-за ребёнка, говорят: «Идите в декрет, мама». А мне жить как-то надо, зарабатывать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

Конечно, проблема трудоустройства молодых матерей, да и вообще женщин, у которых есть дети, довольно сложная.

Надо признаться, что у нас в стране в какой-то момент – может быть, ввиду того, что мы только вступили на новый экономический путь, – возникло ощущение, что можно игнорировать любые законодательные нормы.

Что я имею в виду? Раньше, вы этого, конечно, не помните, при советской власти существовала даже ответственность за отказ взять женщину на работу в случае, если она беременна или если она находится в отпуске по уходу за ребёнком. Сейчас этой ответственности нет, поэтому работодатели довольно легко отказывают в приёме на работу или, допустим, в восстановлении трудовых отношений, если женщина до этого трудилась в том или ином месте. Что, на мой взгляд, нужно сделать? Я как-то уже об этом говорил: нужно просто поменять, может быть, законодательство в части, касающейся трудоустройства молодых матерей на работу, создать стимулы для того, чтобы всё-таки работодатели готовы были брать таких женщин на работу. Они могут быть разные, но обычно срабатывают экономические стимулы. Вот это первое.

Второе. Я абсолютно согласен с тем, что если при крупных компаниях или даже не очень крупных компаниях будут создаваться частные детские сады. Это хорошо, потому что у нас в стране очень большая очередь в детские сады, вы, наверное, знаете. У нас по всей стране приблизительно 2 миллиона детей стоит в очередях. Кстати, в Москве ситуация гораздо лучше просто потому, что Москва – огромный мегаполис, здесь много чего строится, но всё равно есть свои проблемы. Поэтому необходимо создавать и новые, конечно, детские сады, и новые места создавать для детей, которые рождаются, иначе просто у нас так и будет такой сложный демографический тренд.

Хотя объективности ради надо признать, за последние годы всё-таки количество рождений стало больше. Я скажу откровенно – я очень рад, что я когда-то участвовал в создании соответствующей программы. Теперь осталось создать необходимые условия для самих матерей. Будем этим заниматься.

Я думал, Вы попросите что-то конкретное совсем, но Вы, как серьёзный человек, просто задали общий вопрос.

Пожалуйста, ребята. Я, естественно, никого здесь не знаю, кроме руководства вашего, но руководство ни о чём и не просит, поэтому я, извините, буду на вас показывать пальцем или рукой, а вы, пожалуйста, представляйтесь, чтобы я мог к вам как-то обратиться.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Меня зовут Марика, я учусь на втором курсе вечернего отделения.

Я, прежде чем задам вопрос, расскажу предысторию. Сейчас моя знакомая, она моя ровесница, вместе с мамой живёт в центре для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В это время её дядя, который имел судимость, в том числе за убийство и за сутенёрство (провёл в тюрьме из 50 своих лет 30), живёт в их квартире.

Д.МЕДВЕДЕВ: «Хороший» дядя.

ВОПРОС: В этой квартире они прописаны все, но просто подруга и её мама боятся туда возвращаться, он им угрожает и говорит, что если они вернутся, то он их может убить. Как мы видим из его судимости, он действительно на это способен. Он поменял замки, выкинул все вещи, которые у них были. Конечно, они обращались в суд, и суд решил, что они должны вернуться домой, но понятно, что это опасно для их жизни. Возникает вопрос: почему в России нет закона, который бы в такой ситуации предусматривал бы то, что у одного человека было несколько судимостей, а у другого человека никаких судимостей не было? И возможно ли в России появление таких законов?

Д.МЕДВЕДЕВ: Сложный вопрос Вы задали, даже с моим высшим юридическим образованием и степенью трудно разобраться. Это Вы какой имеете в виду закон, Марика, – чтобы они могли поселиться в этой квартире? Или закон, который позволяет привлечь его к ответственности? Я просто не очень понял.

ОТВЕТ: Я думаю, что закон о защите, то есть чтобы человек, который не имел никаких судимостей, мог вернуться в эту квартиру и чтобы как-то обратили внимание на человека, который уже был судим. То есть чтобы, может быть, ему другую квартиру предоставили или ещё что-то, но чтобы люди, которые не были судимы, могли жить нормальной жизнью, а не в центре для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Но это, знаете, наверное, достаточно, к сожалению, обычная ситуация, она в значительной мере не правовая, потому что, я напомню, человек, который судим, как бы мы к нему плохо ни относились за его прежние проступки, но вообще-то он у нас не поражён в правах. Он имеет все возможности, он может устраиваться на работу, у него есть право активного и пассивного избирательного права. В конце концов мы должны просто дать ему возможность для нормальной реабилитации, перевоспитания и всего остального.

Но то, о чём Вы говорите, мне кажется, это не проблема судимости или несудимости. С этим дяденькой, который, как Вы сказали, из 50 лет 30 лет провёл на зоне, другая проблема, она заключается в том, что люди, которые имеют право, насколько я Вас понял, на использование жилого помещения, из-за того, что он такой хам, они туда просто не могут вселиться.

ОТВЕТ: Они боятся, потому что он может в любой момент их убить. А милиция говорит, что они приедут только в том случае, если их уже убьют. Притом это уже не первый случай, когда правда людям так заявляют в милиции.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, до тех пор, пока он ничего не совершил, он действительно ведь не преступник, согласитесь. Вы все люди здесь цивилизованные и грамотные, понимающие всё. Конечно, это неприятная вещь, но это именно так. До совершения правонарушения человек ведь не может ни в чём просто подозреваться. Единственное, что, мне кажется, в этой ситуации следовало бы делать, я не знаю, конечно, конкретных обстоятельств этого дела…

РЕПЛИКА: Я могу сказать, просто она про меня говорит.

Д.МЕДВЕДЕВ: Про Вас? Как всё сложно у вас, о, как запутано-то. 

РЕПЛИКА: Меня зовут Полина Молчанова. Я учусь тут на втором курсе вечернего отделения. И Марика моя подруга.

Данная ситуация, о которой она говорит, – это моя жизненная ситуация, то есть мой родной, так скажем,  дядя пришёл несколько лет назад ко мне домой и сказал, что он имеет право на квартиру.

Д.МЕДВЕДЕВ: А он юридически имеет право?

ОТВЕТ: Он юридически имеет право, это доказали, – и сказал, что ему нужны деньги от квартиры. И если мы её не продадим, то он нас убьёт и так далее, то есть он нам угрожал.

В итоге он пришёл к нам домой, сменил замки, взял все наши вещи абсолютно, и мы вынуждены жить там, где сказала Марика.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Раз уж Вы рассказали со всей откровенностью об этой тяжёлой жизненной ситуации, здесь я вынужден сказать, что, конечно, если обстоятельства такие, как Вы рассказываете, это уже как минимум основание говорить о том, что в таких действиях есть состав преступления, если речь шла о запугивании и о последующем недопущении домой. Всё, что могу в этой ситуации предложить, – оставьте Ваши координаты, я дам указание разобраться.

^ ВОПРОС: Где оставить?

Д.МЕДВЕДЕВ: Прямо здесь напишите и мне отдайте. Прямо сейчас напишите, и всё.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Меня зовут Эдвард. Я учусь на втором высшем, вечернее отделение.

Для начала я хотел бы высказать свою благодарность руководству, то есть Вам, за то, что Вы делаете. Это сложная работа и огромная любовь к стране и к проживающим в моей стране.

У меня такая проблема: у меня огромное желание работать на государство и служить народу – не могли бы Вы мне посодействовать в этом?

Д.МЕДВЕДЕВ: Могу. Что Вы хотите?

ОТВЕТ: Всё что угодно. Я готов служить. Я хочу служить моему народу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы на каком курсе учитесь?

ОТВЕТ: Первый курс, второе высшее.

Д.МЕДВЕДЕВ: А кем бы Вы хотели работать?

ОТВЕТ: Кем угодно. Летом, начиная с августа, я переписывался с департаментом межрегионального сотрудничества и политики, писал письма, причём сочинил план, которого у этого департамента в принципе на официальном сайте нет. Все – начиная с сотрудников, начиная с отдела кадров, кончая заместителями – говорят, что эти планы очень хорошие, и они очень действенные были бы, но встают в тупик, потому что закон… То есть якобы это не по закону вопрос становится, есть особый отбор – пожалуйста, подавайте документы. Но я проходил по этому закону, потому что я сделал план. Я предложил работу даже на условиях минимальной оплаты. Я просил…

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы кем работаете?

ОТВЕТ: Я работаю юрисконсультом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Юрисконсультом? У Вас юридическое образование?

^ ОТВЕТ: Юридическое образование – первое высшее. Я сам из Нового Уренгоя. Посодействуйте мне, пожалуйста.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что я могу сказать после того, как я сказал уже девушке? Оставьте координаты.

Ладно, ребята. Мы как-то не можем перейти к глобальным темам. Неужели они вас не волнуют?

Так, вопрос про ответственность. Ну, давайте, пожалуйста. Что там про ответственность?

ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Меня зовут Владимир Куликов, я студент кафедры телевидения.

Меня очень печалит всё, что происходит сейчас в отечественной журналистике, в отечественном телевидении. Ещё больше меня печалит всё, что происходит в нашей стране. Если честно, последние три года я реально обдумываю факт переезда в другую страну. Меня это очень волнует.

В своих интервью Вы очень часто говорите про ответственность, про личную ответственность, про то, что какие-то решения Вы принимаете и чувствуете, что будет фидбек от миллионов. Меня интересует такой вопрос. Сейчас в стране назревает очень серьёзная революционная ситуация. Это чувствуется по разговорам. Я это чувствую по комментариям в интернете. И меня интересует, какая будет Ваша личная стратегия поведения во время революции в стране?

Как Вы реализуете свою ответственность, свою меру ответственности? Готовы ли Вы пойти в народный суд (наверняка это, скорее всего, будет в случае революции) и готовы ли Вы там доказывать по каждому факту свои решения и свои идеалы? Понимаете ли Вы, что, скорее всего, этот суд будет обязательно необъективным, потому что все революционные суды необъективны? Понимаете ли Вы, что, скорее всего, Вас могут осудить даже на смертную казнь? Готовы ли Вы её  храбро и ясно принять, как это сделал Саддам Хусейн или же Вы эмигрируете в дружественную нам Северную Корею, кончине лидера которой вы так сочувствуете, в отличие от Вацлава Гавела? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Маленькая ремарка по поводу кончин. Вы просто не очень внимательно следите за поляной, к сожалению: по поводу Вацлава Гавела – я тоже отправлял свое сочувствие. Но дело не в этом.

Володя, Вы, наверное, задали самый смелый вопрос своей жизни. Я Вас с этим поздравляю. Вы долго готовились и задали его с пролетарской прямотой. Я Вам отвечу предельно откровенно. Любой человек, который избирается на должность Президента, должен быть готов ко всему, – и я тоже ко всему готов. Почему? Просто потому что если ты уже принял для себя это решение, ты должен понимать, что от тебя зависит судьба огромного количества людей. У нас 140 миллионов с лишним человек, очень сложная страна: страна, в которой есть терроризм, в которой есть масса спрятанных конфликтов; страна развивающаяся, у которой масса проблем, в том числе и в политической системе, и в экономике; страна, в которой высокая бедность. И поэтому Президент должен быть готов ко всему.

Если Вы говорите о текущей политической ситуации – знаете, я, наверное, все-таки чуть постарше Вас... Вам сколько лет?

^ ОТВЕТ: Лет на 20.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, лет на 20. Поэтому у меня к этому более спокойное отношение. Я помню и 89-й год, и 91-й год, и 93-й год, ситуацию, когда у нас танки стреляли по парламенту. Печальная была ситуация для страны. Но как-то вырулили. Был, кстати, и захват телевидения тогда. И масса других вещей. Вопрос в том, что и сегодня у нас есть достаточное количество проблем. И, может быть, в этом смысле я не могу быть вполне доволен тем, что я делал последние четыре года.

Что же касается прогнозов на будущее, это дело неблагодарное. Но я в любом случае уверен, что никакая революция нашей стране не нужна, потому что свой лимит на революции Россия выбрала в ХХ веке. Мы понаделали столько ошибок, к сожалению, я имею в виду – наши предшественники, руководители государства. Да и не только руководители. Вы же понимаете, что в революциях принимают участие не только начальники, не только вожди, но и огромное количество людей, разных людей: и тех, кто свято, истово верует в идеалы революции, и тех, кто делает карьеру. Но в конечном счёте эти революции, как правило, что делают: поедают своих детей.

Поэтому я очень не хотел бы, чтобы события в нашей стране развивались по какому-либо революционному или иному экстремальному сценарию. Но, я Вам скажу откровенно, я не вижу для этого достаточных предпосылок. У нас есть довольно значительное количество людей, которым не нравится нынешнее политическое устройство и нынешний набор политических лидеров, это нормально абсолютно. Может быть, через некоторое время они сами придут к власти и будут управлять государством, если смогут доказать свою правоту и доказать, что они способны этим государством управлять.

Я могу согласиться с тем, что, наверное, нам необходимо заняться совершенствованием нашей политической жизни, потому что у меня есть свой опыт, я и постарше Вас, и плюс всё-таки я уже давно во власти, я помню 90-е годы. У нас в 90-е годы была одна ситуация, в прошедшем десятилетии – другая ситуация, сейчас наступило уже второе десятилетие нового века. И в каждом десятилетии существовали определённые политические принципы и установки, но при этом мы сохраняли каркас политической системы.

Я могу Вам сказать откровенно: у меня тоже где-то, может быть, год назад или, может быть, чуть раньше, чуть позже возникло ощущение, что нам нужно добавить воздуха в нашу политическую систему просто потому, что она слишком зарегулирована. И, например, законодательство о партиях уже не соответствует требованиям сегодняшнего дня – при том, что еще несколько лет назад я считал, что нам нужно иметь именно такое законодательство, которое мы имеем. Почему? Потому что у нас должны сложиться крепкие, сильные партии, а не «живопырки», которые в огромном количестве участвуют в выборах. Но сейчас очевидно, что такие правила уже не действуют как следует.

Это касается и других вопросов: и выборов Президента, и порядка голосования в наш парламент, ровно поэтому я в декабре и внёс эти предложения по изменению нашей политической системы. Причём хотел бы, чтобы и Вы об этом знали, Ваши друзья, коллеги и все, кто сможет сегодня наблюдать нас через ваши айфоны, через другие средства коммуникации (потому что мы не планировали специально трансляцию этой встречи, она записывается, насколько я знаю, только для нужд Московского государственного университета): эти изменения планировались не с декабря месяца – я планировал всё это сделать ещё год назад. В этом я и вижу как раз долг Президента.

И, завершая ответ на этот вопрос, я ещё раз хотел бы сказать: я ничего не боюсь, иначе бы я не смог работать Президентом, а это тяжёлая работа, честное слово.

ВОПРОС: Можно чёткий и конкретный месседж: Вы готовы к смертной казни, умереть за свои идеалы или нет?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Если Вас интересует чёткий ответ – за свои идеалы я, конечно, готов умереть. Кстати, идеалы – это не только Конституция и не только набор высоких ценностей, это, простите, и такие вещи, как семья, дети и всё остальное. Это тоже ценности, за которые все мы, кстати, должны быть готовы страдать исходя из разных соображений.

ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Меня зовут Ольга Слободчикова, я студентка 5-го курса, и я бы хотела задать Вам такой вопрос: на Ваш взгляд, есть ли связь между декабрьскими протестами и тем, что Вы не баллотируетесь на второй срок? Как Вам кажется, было ли это решение в какой-то мере причиной протестов? Собственно, весь вопрос. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Почему я не баллотируюсь на второй срок, я старался внятно объяснить, не знаю, уж насколько у меня это получилось. Я считаю, что это вопрос политической целесообразности. Я, кстати, никогда и нигде не говорил, что я вообще не буду больше баллотироваться. Я напомню, мне всего 46 лет. Это не такой ещё серьёзный возраст, чтобы отказываться от дальнейших политических баталий. Но в этот раз я действительно решил не баллотироваться, исходя из, подчёркиваю, соображений политической целесообразности, потому что считал, что два человека, представляющие одну политическую силу, не должны толкаться локтями. Должен двигаться тот, у кого в настоящий момент, может быть, шансов победить несколько больше. Так это или нет, покажут выборы, которые состоятся в марте.

Что касается выступлений и событий, которые были после выборов в Государственную Думу, я не могу это напрямую связывать со своим отказом баллотироваться. Но, наверное, я допускаю, что среди тех, кто приходил на Болотную и на Сахарова, были люди, которые, может быть, хотели других раскладов, в том числе и моего участия в выборах президента. Я это вполне допускаю, это нормально.

Пожалуйста, Вам слово.

ВОПРОС: Меня зовут Артём. Я студент третьего курса дневного отделения.

Вот камера, и в неё вставлен зелёный шнур, это шнур для прямого вещания со спутниковой тарелки. Но прямого вещания показано не будет, потому что наверняка здесь сегодня собрались люди, которые хотя задать оппозиционные и не совсем удобные вопросы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не поэтому.

ВОПРОС: Кроме того, мы все знаем, что полно передач закрывается, закрываются какие-то репортажи, не дают работать некоторым журналистам, то есть это вопрос о цензуре. Почему в свободной, демократической стране, ведущей планы на модернизацию, если уж мы берём пример с Европы, в какой-то мере с США, почему у нас существует цензура?

Д.МЕДВЕДЕВ: Артём, сначала я отвечу по поводу трансляции, чтобы не было недопонимания. Я, когда консультировался с коллегами, просто решил не делать этого по совершенно иным причинам. Я готов отвечать на любые ваши вопросы и не вижу ничего страшного, если это пойдёт в лайфе. Более того, это даже отчасти для меня выгодно как для одного из политических игроков. Вопрос в другом: чтобы вы не считали, что я пришёл к вам сюда делать какой-то политический промоушен своим взглядам. Ровно поэтому я задумывал эту встречу как встречу просто со студентами журналистского факультета, а не потому, что я не хочу, чтобы ваши неудобные вопросы куда-то попали.

Тем более что, вы же понимаете, сейчас ничего не скрыть: вы сами обо всём расскажете, вы сами всё это покажете, это всё равно будет в интернете и так далее. И более того, та аудитория, которая, может быть, для вас более ценная, она всё равно всю эту информацию получит. И ровно поэтому я так и поступил. Но если Вы считаете, что этот вопрос нужно показать (Ваш вопрос), мы можем его показать, потому что действительно запись ведётся.

Теперь в отношении сути. Знаете, я опять же буду апеллировать к своему опыту, я многое что видел: я видел и цензуру советского периода, я помню 90-е годы, которые не следует воспринимать как годы, когда не было никакой цензуры. Естественно, мы все живём в эти годы, когда, как Вы считаете, существует определённая цензура и невозможно что-то показать в средствах массовой информации. У меня к этому более сложное отношение. Я считаю, что скорее, если хотите, это процесс сложных притирок и создания правил игры на нашем медийном пространстве. Потому что сейчас невозможно закрыть какие-либо события. Я сам, кстати, неоднократно об этом говорил и государственным средствам массовой информации. У всех средств массовой информации должна быть одна повестка дня. Но это не значит, что государственные СМИ, например, если Вы о них говорите, должны показывать абсолютно всё, что является актуальным в сети. Я об этом тоже как-то говорил: вот то, что попадает в хедлайн, это далеко не всегда волнует огромное количество наших людей.

Я не буду идеализировать ситуацию. В ряде случаев государство действительно (государство в широком смысле этого слова, я не имею в виду конкретных людей), может быть, лакирует жизненную ситуацию. Это касается не только федеральных СМИ. Это касается и региональных СМИ. Скажем откровенно, ни один начальник не хочет, чтобы его полоскали. И если есть возможность влияния, он это влияние использует. Какой на это ответ? Это, кстати, ещё одна тема, которую я хотел бы, может быть, чтобы мы с вами обсудили (я забыл об этом сказать во вступительном слове). Нам нужны просто разные средства массовой информации. У нас действительно много, и слишком много, государственных средств массовой информации. Если говорить даже о каналах, то помимо двух формально государственных, я имею в виду «Первый канал» и ВГТРК, есть ещё НТВ, которое принадлежит «Газпрому», и огромное количество региональных каналов, которые контролируются местными начальниками. Ровно поэтому уже больше года назад я сказал о том, что региональные СМИ должны быть проданы. К сожалению, это пока исполняется не так быстро, как мне бы того хотелось.

Нам нужно решить и судьбу федеральных государственных СМИ. Это не значит, что государство должно от них отказаться полностью. Я считаю (это моя точка зрения, я не претендую на истину), что у государства должен быть один сильный, полноценный канал, через который государство может доводить свою точку зрения. Это, конечно, не означает, что на нём должна быть цензура, но там могут быть, допустим, профилирующими те события, которые, например, в других СМИ не всегда показывают.

Что касается всего остального, то медийная поляна, она в целом должна принадлежать или бизнесу, или общественным структурам. Поэтому идея общественного телевидения, а я специально об этом сказал в декабре, она должна быть в нашей стране возрождена. Вопрос только в том, на какой основе. Мы же и раньше понимали, что необходимо создание общественного, или публичного, телевидения. И ко мне с такими проектами приходили. Главный вопрос, который у меня всегда был: за счёт чего это СМИ будет существовать? Если за счёт доходов государственного бюджета, если за счёт бюджетных средств, то тогда оно не будет независимым. Потому что в этом случае это будет СМИ, принадлежащее государству, со всеми плюсами и со всеми минусами. И такие СМИ у нас есть, и их очень много.

Тогда нужно определить другой источник. Какой? И вот здесь я хотел бы, чтобы мы, может быть, все посоветовались, в том числе и вы включили свои способности. Вы знаете, например, что BBC существует на отчисления со стороны налогоплательщиков. С учётом того, что у нас страна не очень богатая, я не уверен, что этой идее обрадуются миллионы наших телевизионных зрителей. Но можно подумать о каком-то другом варианте нахождения финансирования не за счёт государственного бюджета. И вот этот вариант мы как раз сейчас и прорабатываем.

Что должно возникнуть в результате? Должно возникнуть такое телевидение, которое существует на независимые источники, но не на деньги олигархов. Потому что, может быть, вы не помните, а я помню 90-е годы, когда один канал «мочил» другой. Это было. Один – одному принадлежал, другой – другому. И это, конечно, не была свобода слова в правильном понимании. Это просто было сведение счётов и решение личных коммерческих задач. А вот нам нужно создать такое общественное телевидение, которое будет работать, хотя бы для того, чтобы можно было сказать: «Вот люди недовольны тем освещением событий, которое идёт по государственному каналу, посмотрите общественный канал, который даёт другую точку зрения, например», – если она там будет. Потому что все гораздо сложнее. И вот именно этим я сейчас занимаюсь.

Суммирую. Я не считаю, что у нас стерильная ситуация. Я с Вами могу согласиться в том, что на средства массовой информации очень часто оказывают давление. Но это не значит, что у нас в стране какая-то разнузданная цензура, по нескольким причинам.

Во-первых, её никто не вводил и никто специально не поддерживает. Во-вторых, это моё глубокое убеждение, цензура в современном мире невозможна, кроме отдельных эксклавов типа Северной Кореи, уже сегодня упоминавшейся, и некоторых других стран. Поэтому и у нас в стране никакой цензуры нет. Всё, что хочется рассказать, всё равно до потребителя доходит. Но наша задача – сделать так, чтобы государственные средства массовой информации в этом плане стали более качественными, а значительная часть этих государственных СМИ была продана.

Много желающих. Вам слово.





оставить комментарий
страница1/4
Дата19.03.2012
Размер0,97 Mb.
ТипИнформационный бюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх