Яворская н. В. Западноевропейское искусство XIX века девятнадцатыи век одна из увлекательнейших страниц истории искусства. Это столетие дало ряд замечательных icon

Яворская н. В. Западноевропейское искусство XIX века девятнадцатыи век одна из увлекательнейших страниц истории искусства. Это столетие дало ряд замечательных


1 чел. помогло.

Смотрите также:
История русской литературы XX века (20-90-е годы)...
Программа курса зарубежное искусство XIX xx веков для специальности 020900 Искусствоведение...
-
Рабочая программа дисциплины русское искусство ХХ века Направление подготовки...
Рабочая программа дисциплины русское искусство ХХ века Направление подготовки...
Власова Конспект «искусство XVII века»...
«пушкарях»
Рабочая программа по истории россии XIX век 8 класс...
"Наш XIX век. Феномен культуры и историческое понятие"...
Шевченко М. М. Историческое значение политической системы императора Николая I : к новой точке...
Русское искусство XIX начала XX века...
Итоги развития античной культуры. Место культуры Средневековья в истории мировой культуры...



страницы:   1   2
скачать
ЯВОРСКАЯ Н. В. ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ ИСКУССТВО XIX ВЕКА


Девятнадцатыи век - одна из увлекательнейших страниц истории искусства. Это столетие дало ряд замечательных памятников, отличающихся высоким художественным мастерством, которые до сих пор продолжают доставлять нам наслаждение. В книге приведены знаменитые произведения великих художников этого времени.

Источник:
Яворская Н.В. 'Западноевропейское искусство XIX века' - Москва: Издательство Академии Художеств СССР, 1962 - с.78

О книге

^ НИНА ВИКТОРОВНА ЯВОРСКАЯ

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ ИСКУССТВО XIX ВЕКА

БИБЛИОТЕКА ПО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМУ ИСКУССТВУ ДЛЯ НАРОДНЫХ УНИВЕРСИТЕТОВ КУЛЬТУРЫ, ХУДОЖЕСТВЕННОЙ САМОДДЯТЕЛЬНОСТИ И ШКОЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: член-корреспондент Академии художеств СССР Б. В. Веймарн, кандидат искусствоведения, А. И. Зотов; члены-корреспонденты Академии, художеств СССР Ю. Д. Колпинский, Н. Г. Машковцев; ответственный редактор О. И. Сопоцинскии.


Нина Викторовна Яворская - Западноевропейское искусство XIX века


Редактор М. Г. Цырлина

Художественно-технический редактор Е. Н. Симкина Корректор Р. М. Кармазипова

Издательство Академии художеств СССР Москва, Д-167, Ленинградский проспект, 62


^ Западноевропейское искусство XIX века

Девятнадцатыи век - одна из увлекательнейших страниц истории искусства. Это столетие дало ряд замечательных памятников, отличающихся высоким художественным мастерством, которые до сих пор продолжают доставлять нам наслаждение. Многие из них очень близки нам по своей идейной направленности: они были созданы во время ожесточенной борьбы за реалистическое искусство, за искусство, тесно связанное с прогрессивными идеями своего времени, с мыслями и чаяниями народа.

Французская буржуазная революция (1789 - 1794) открыла новый период в истории Европы. Во Франции был низвергнут старый феодальный мир и на смену ему пришел новый порядок, который утвердил господство буржуазии. Процесс разложения феодального строя был характерен и для других европейских государств. Однако он протекал далеко не равномерно во всех странах. В одних буржуазная революция была позади, например в Англии она совершилась в середине XVII века. Во Франции она произошла позднее, но зато это была революция, в которой победа буржуазии над феодальным обществом была полной. Ряд стран находился долгое время в состоянии феодальной раздробленности (Германия), а другие, кроме того, в зависимости от своих более могущественных соседей, как, например, Италия от Австрии или Польша после 3-го раздела - от России, Австрии, Пруссии.

Развитие капиталистических отношений, борьба за национальную культуру, которая велась на почве освободительных движений, привели к возрождению тех художественных школ, развитие которых в силу исторических причин было прервано на многие годы, а иногда даже на столетия, как, например, в Румынии или Болгарии.

Не имея возможности в кратком очерке осветить развитие каждой национальной школы, остановимся на самых существенных явлениях в развитии западноевропейского искусства. Большее внимание будет уделено искусству Франции, так как Франция в это время наряду с Россией занимает ведущее место в области изобразительного искусства, и "о Франции характерные особенности буржуазного искусства в XIX веке выявились особенно ярко. Путь, проделанный французским искусством, в какой-то мере был характерен и для других стран Западной Европы.

Период от французской буржуазной революции 1789 года до Парижской коммуны (1871) был периодом революций и национально-освободительных движений. В эту эпоху все активнее развивается борьба широких народных масс за свои права, и впервые на арену истории выступает пролетариат, а Парижская коммуна, хотя и временно, дала власть в руки рабочего класса.

Ожесточенная классовая борьба в XIX веке нашла отражение и в области идеологии и в значительной мере обусловила острую борьбу на художественном фронте. Художники, отражавшие прогрессивные идеи своего времени, как правило, не получали государственные заказы, их произведения не покупали в музеи, не принимали на государственные выставки (Салоны), так как члены жюри выставок были обычно представителями официальных кругов.

Официальное искусство стояло далеко от жизни, от идей, волнующих общество. Наоборот, специфическая черта прогрессивного искусства - его реалистическая основа, глубокая связь с передовыми идеями своего времени. Эта тенденция легко различима в наиболее значительных художественных течениях первой половины XIX века - в революционном классицизме и в прогрессивном романтизме* (* В настоящей брошюре в основном рассматривается прогрессивная линия развития искусства XIX века.) .

Революционный классицизм обращается к античному миру, его образам, но идеалы античности для него тесно связаны с современной историей. Прославление патриотизма, гражданской доблести - все это было чрезвычайно актуально в период Французской революции. Революционный классицизм, утверждающий гармонию отношений человека с действительным миром, когда личные интересы сливаются с общественными, полное и достойное свое проявление нашел именно в это время (лучшим его представителем был французский художник Луи Давид). Позднее, з период Империи и затем Реставрации Бурбонов, классицизм утрачивает свою революционную сущность, превращается в далекое от жизни искусство, приобретает консервативный характер, против которого ведут борьбу все передовые и прогрессивные художники.

На рубеже XVIII и XIX веков возникает и другое течение - романтизм; романтизм - понятие очень широкое, в нем мы можем различить два направления. Одно характерно для тех, кто восставал против буржуазного порядка с консервативных реакционных позиций. Эти представители выступали, по выражению К. Маркса, как "первая реакция против французской революции и связанного с нею просветительства". Другое направление - прогрессивное, его представители черпали вдохновение в идеях французской революции, но были разочарованы ее результатами, то есть приходом к власти крупной буржуазии. Для представителей этого направления характерны оппозиционные настроения. Но в этих направлениях романтизма были и общие черты: в отличие от классицизма, в основе которого лежит рационалистическое начало, в романтизме ярко выступает эмоциональная сторона творчества, художники отказываются от установленных классицизмом правил и норм.

Романтизм достиг наибольшего расцвета во Франции в 20 - 30-х годах и оставался в европейском искусстве очень долго, вплоть до 70 - 80-х годов XIX века. К романтизму обращаются исторические живописцы многих народов, отстаивающих свою национальную независимость (венгерский художник Мадарас, чехословацкий - Брожик, польский - Матейка и др.).

Революционный классицизм и прогрессивный романтизм стремились к связи искусства с общественной жизнью. Однако широкий охват жизненных явлений не был характерной чертой ни классицизма, ни романтизма. Акцент на эмоциональном восприятии действительности, выбор только выдающихся, из ряда вон выходящих явлений ограничивали возможности романтизма. В реалистическом направлении середины XIX века будут и в дальнейшем развиваться идейность классицизма и романтизма и эмоциональное отношение к миру, но вместе с тем оно поставит своей задачей всестороннее отображение действительности и утверждение реального мира в его конкретных формах.

Расцвет реализма падает на 40 - 50-е годы, на период наиболее обостренных классовых противоречий * (* В 1846-1849 годах не было почти ни одного государства, где бы не вспыхнуло революционное восстание. Революцией были охвачены Германия" Австрия, Италия, Испания, Бельгия и многие другие страны.) , когда во Франции, по выражению В. И. Ленина, началась уже "первая великая гражданская война между пролетариатом и буржуазией". Характерной особенностью реализма середины XIX века было то, что вместе с утверждением действительного мира появляется и его критическая оценка, о чем говорит творчество Домье, Курбе и других художников.

Реалистическое искусство было всегда тесно связано с передовыми идеями своего времени, и народ, простой человек, становится в центре внимания художников. Можно утверждать, что прогрессивное западноевропейское искусство на протяжении всего периода от французской буржуазной революции до Парижской коммуны было идейным и демократичным вне зависимости от направлений: революционный классицизм, прогрессивный романтизм или критический реализм. Художники не оставались безучастными к социальным потрясениям, их искусство рождалось в бурях революций, и часто они сами были активными их участниками.

* * *

Одним из основоположников нового искусства является Луи Давид (1748 - 1825), имя которого неразрывно связано с французской буржуазной революцией.

"Художественные произведения, - пишет Давид, - достигают цели не только тем, что очаровывают зрение, но и тем, что проникают в душу, производят на дух глубокое впечатление, подобное действительности. Вот тогда-то черты героизма, гражданских добродетелей, открытые перед взорами народа, электризуют его душу и порождают в нем стремление к славе, к самопожертвованию на благо отечества". Эти свои принципы Давид проводил в художественной практике.

В картинах, написанных еще до Французской революции, - "Клятва Горациев", "Ликторы приносят Бруту тела его сыновей" - художник прославляет мужество, самопожертвование, гражданственность, героизм. Сюжеты из древней истории взяты художником для того, чтобы поднять значение этих тем, таких актуальных для предреволюционного периода Франции. Обе картины написаны в духе классицизма. Жесты героев сдержанны, композиция статична, четко, пластично вылеплены фигуры, красивы замкнутые абрисы групп. Все это придает композициям Давида торжественность и величие.

В период революции Давид, член Конвента, находит время, чтобы увековечить современные события. В "Клятве в зале для игры в мяч" он запечатлел один из первых эпизодов революции. Но подлинным шедевром Давида и вообще лучшим произведением революционных лет является картина "Смерть Марата" (илл. 1). Художник представил Марата в той обстановке, в которой видел его в последний pas: "...Я нашел его в позе, которая меня поразила, - говорил Давид в своей пламенной речи в Конвенте. - Около него был деревянный чурбан, на котором были помещены чернила и бумага; его рука, протянутая из ванны, писала его последние мысли о благе народа". На картине Давид изобразил эту руку уже безжизненно повисшей, хотя другая еще держит предательское письмо Шарлотты Корде; голова поникла на плечо.


1.Луи Давид. Смерть Марата. 1793


Чувство возвышенного, руководившее художником, дало ему возможность создать героическое, монументальное произведение. Смело и четко вылеплено тело на фоне большой пустой плоскости темной стены. Тяжело падают складки простыни, будто высеченные из мрамора. Лаконичная надпись, сделанная на деревянном чурбане: "Марату - Давид", превращает этот чурбан как бы в надгробную плиту. А когда Давид представлял эту картину Конвенту, то дважды в своей речи подчеркнул, что он намеренно изобразил изменившееся лицо Марата: "...Пусть его побежденные враги побледнеют, увидев вновь его изменившиеся черты...- говорит Давид. - ...Ваши взгляды скользнут по посиневшим и окровавленным чертам Марата. Они напомнят Вам о его добродетелях...". Давид этими словами как бы оправдывается, что решился изобразить не прекрасное, спокойное лицо, как в картине "Смерть Лепелетье", а лицо, которого коснулась смерть. Но в этом нарушении норм классицизма была как раз большая удача художника, именно этим он достиг особой выразительности, глубокой проникновенности и реалистической правды. Это произведение - памятник герою и вместе с тем острый реалистический портрет умершего друга, написанный с большим чувством. Реалистическая направленность, ощутимая в этом произведении, необычайно ярко раскрылась в портретном творчестве Давида. Его портреты революционных лет всегда просты, за немногими исключениями он дает их на гладком фоне, но тем яснее выявляется индивидуальный облик и характер портретируемого. С какой прямолинейностью Давид изображает неправильные черты лица Мишеля Лепелетье (имеется в виду его портрет, находящийся в Национальной библиотеке Парижа): выпуклый покатый лоб, неправильной формы нос; художник дал профильное изображение, чтобы яснее были видны индивидуальные особенности лица. Но в этом портрете человека с некрасивыми чертами лица виден характер волевой и энергичный.

Стремление художника передать индивидуальные черты модели и дать психологическую характеристику очень ясно видно в семейном портрете Мишеля Жерара (1790-е годы, илл. 2). Вместе с тем бросается в глаза, что серьезное выражение придано даже детским лицам. Сдержанность и даже некоторая суровость вообще присущи портретам Давида этого периода.


2. Луи Давид. Портрет Мишеля Жерара с семьей. 1790-е годы


Особенностью портретов Давида является и то, что это люди нового времени, что видно и в портрете Жерара, и Лепелетье, и в автопортретах. Везде изображен человек, освобожденный от сословных пут, значительный своими личными качествами. Эти качества нового человека нашли наиболее яркое выражение в портрете "Зеленщицы" (1795), в котором Давид создал образ волевой, сильной женщины из народа - участницы революции.

Идеи Французской революции распространились по всему миру, они проникли за Пиренеи, в Испанию, где свирепствовала инквизиция, где народ томился под гнетом католической церкви. И в то же самое время, когда Давид по заказу революционного правительства создавал свои лучшие произведения, полные революционного героизма, его сверстник Франсетско Гойя (1746 - 1828) работал над серией "Капричос" (1793 - 1797), отражая в ней трагедию испанского народа.

Когда лист за листом просматриваешь эту работу художника, создается впечатление какого-то давящего кошмара, где фантастика переплетается с реальностью, где человека окружают и терзают страшные чудовища* (* Образы Гойи вдохновляли Виктора Гюго. В "Соборе Парижской богоматери", описывая затворницу (мать Эсмеральды) в Крысиной норе, он пишет: "Это был один из тех призраков, наполовину погруженный во мрак, наполовину залитый светом, которых видишь либо во сне, либо на причудливых полотнах Гойи, - бледных, недвижных, зловещих, присевших на чьей-нибудь могиле или прислонившихся к решетке темницы".) . Так представлялась окружающая жизнь испанскому художнику, когда он создавал это бессмертное творение. Но в этих листах есть еще и другой смысл: они были и острой политической сатирой. В листе "Не под силу тебе" изображены аристократы в виде ослов, едущих на людях из народа; в другом дана сатира на продажную магистратуру ("Как они ее обдирают"), на бездарных командиров армии ("Понятно, что я сказал...", "Намотайте на ус, а не то..."). Многие листы посвящены разоблачению монахов, их ханжества, обжорства, пьянства. Целый ряд офортов показывают ужасы инквизиции: "Исправление", "Покорный обед". Здесь Гойя широко пользуется гротеском. Но, изображая жертвы инквизиции (как, например, в листе "Этому праху!") или показывая запуганных женщин ("Что может портной"), художник вкладывает в свои произведения чувство сострадания, создает глубокие поэтические образы. Несмотря на мрачный характер "Капричос", Гойя верит, что царству мрака наступит конец. Об этом свидетельствует лист "Час настал!", в котором; изображены монахи, корчащиеся от ужаса в предчувствии часа расплаты.

В силу политической обстановки Гойя должен был зашифровывать свою сатиру, скрывать изображенных лиц, но порой в чудовищах можно узнать Карла IV и его супругу Марию-Луизу ("Смотрите, какие важные"). Вся серия пронизана ненавистью к окружающей художника действительности.

Быстрыми, нервными штрихами стремится Гойя воплотить возникшие перед ним видения. Он хочет достигнуть наибольшей выразительности; в офортах художник обычно не дает большого пространства, а, наоборот, старается как бы вытолкнуть изображение поближе к зрителю и тем самым показать, что чудовища находятся где-то совсем рядом, они иногда даже не умещаются в поле зрения; поэтому края фигуры часто срезаны рамкой, как, например, в офорте "Исправление". Редко персонажи находятся в спокойном состоянии, в большинстве своем они даны в сильном движении, что создает ощущение беспокойства и напряженности.

В марте 1808 года французские войска во главе с маршалом Мюратом вошли в Испанию, и народ Испании поднялся на борьбу за свою независимость. В картине "Восстание 4 мая" Гойя передает один из самых трагических моментов восстания, когда мамелюки, посланные Мюратом, напали на народ. Происходит ужасная резня на Пуэрта дель Соль, свидетелем которой был художник. На узком пространстве улицы, стесненной домами, Гойя сумел показать драматическое напряжение битвы. Художник изобразил народ, который не боится умереть, отстаивая свою национальную независимость.

В этот день Мюратом были захвачены в плен несколько сот повстанцев, и всех их без суда ночью расстреляли. Это событие изображает Гойя в картине "Расстрел повстанцев" (1808. илл. 3). Захватывающее впечатление производит эта картина на зрителей. Написать так мог только тот, кто сам с предельным волнением переживал это событие. Несомненно, Гойя был потрясен той расправой, которую учинили французы испанскому народу. Яркий свет фонаря освещает группу повстанцев. Их движения взволнованны, они сохраняют мятежный дух до последней минуты. Им противопоставлены мрачные, безликие солдаты-марионетки, безжалостно направляющие свои ружья в сторону испанцев. Чтобы со всей убедительностью передать трагизм этой взятой из жизни сцены, Гойя обрисовал переживания каждого отдельного человека. Один из них широко раскинул руки и смело встречает смерть, в лице его выражена ненависть, он еще полон сил. Его фигура ярче всех освещена, и не случайно он стоит выше других и является центром картины. Другой рядом с ним слегка пригнулся, его кулаки сжаты, он как бы собирает последние силы, но способен еще выкрикнуть проклятия. Наконец, третий склонился еще ниже, поник и сейчас упадет, и тело его будет лежать в луже крови рядом с телами убитых товарищей. Гамма переживаний и ритм движений в картине подобны мощному аккорду, постепенно замирающему и переходящему и молчание смерти. Но художник не дает нашему взгляду долго задерживаться на телах убитых. Резкие блики света на ружьях, которые как бы передают треск ружейных выстрелов, заставляют всматриваться в глубину картины, где во мраке виднеется город и откуда прямо на зрителя идут новые жертвы медленным, тяжелым шагом. Яркий свет левой части картины и затемненная правая сторона, интенсивные желтые пятна, беспокойные яркие блики, противопоставление волнению испанцев механически четких движений солдат повышают драматизм произведения. В "Расстреле повстанцев" мы видим новый подход к исторической живописи, который будет характерен для прогрессивного романтизма. С начала возникновения творческого замысла художником руководят эмоциональное восприятие действительности и активное отношение к жизни.


3. Франсиско Гойя. Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года. 1808


Этому эмоциональному подходу соответствуют и художественные средства выражения. Посмотрим, как различны они в картине Давида "Клятва в зале для игры в мяч" и в картине Гойи "Расстрел повстанцев". У Давида картина полна героического величия, приемы классицизма не мешают, а помогают художнику выразить это величие. Этому способствуют строгая композиция и статуарность фигур. Гойя нарушил все условности классицистического искусства. Он показывает жизнь в движении. Он не боится преувеличения. В поисках новых средств выражения он утверждает цвет и контрасты света и тени как специфический язык живописи.

Однако между искусством Давида и Гойи было и общее: они оба положили начало развитию реалистического искусства XIX века, что особенно ярко выразилось в их портретах. Пусть портреты Давида более спокойны, а у Гойи эмоциональней, нервней; у Давида более объективное отображение человека, а у Гойи всегда ярко сказывается личное отношение к изображаемому; у одного - скульптурно-пластическое решение с преобладанием локального цвета, а у другого - живописная тональная манера. Но оба художника стремились изобразить человека без всяких условностей, человека нового времени с его разумом и чувствами. Мы уже говорили о портретах Давида. Вспомним теперь и такие замечательные портреты Гойи, как портрет де Ховалъяноса (1797), в котором он передал обаяние человека, или портрет Фердинанда Гильмарде (1798) - французского посланника времен Директории, бывшего в немилости у короля, или, наконец, портрет Исабеллы Кобос де Порсель (1806), в котором Гойя воплотил национальный характер. Художник показал ее страстной, напря женной, волевой (илл. 4).

Портретная галерея, созданная Давидом и Гойей, показывает, что они стремились к изображению самых разнообразных характеров, самых разнообразных индивидуальностей" Они стремились познать и воплотить мир в его конкретных проявлениях, их искусство создало предпосылки для дальнейшего развития реализма.


4. Франсиско Гойя. Портрет Исабеллы Кобос де Порсель. 1806


Это стремление очень ярко сказалось на развитии пейзажной живописи.

Уже в XVIII веке во французском искусстве назревает стремление освободиться в пейзаже от всякой условности и ближе подойти к непосредственной передаче природы. Эта тенденция наиболее яркое свое проявление нашла в искусстве Англии у одного из его замечательнейших представителей - Констебля (1776 - 1837). Констебль наряду с французским художником Мишелем отказывается от выбора каких-либо эффектных видов, он пишет обыденную природу, но в простых бесхитростных мотивах мы всегда узнаем типичные пейзажи Англии. Природа у Констебля и Мишеля всегда тесно связана с человеком, его присутствие всегда ощутимо. Этих художников связывает и их эмоциональное отношение к природе, но Мишель более однообразен, он почти всегда драматичен, в то время как пейзажи Констебля то напряженно-драматичны, то лирично-мечтательны.

Констебль, сын мельника, сам работал на мельнице, и, может быть, именно потому так хорошо мог изучить природу. Он увидел, что вовсе не все деревья одинакового зеленого цвета, что влажность воздуха и освещение создают различные цветовые эффекты. Именно потому и говорил Констебль: "Я ничего в своей жизни не видел безобразного. Форма предметов безразлична; свет, тень, перспектива всегда придают красоту". Констебль изучал природу, делая многочисленные этюды. Они пленяют своей свежестью, кажется, что кисть художника едва прикасается к холсту, чтобы передать движение облаков, их причудливые контуры, простор лугов, покрытых разнообразной сочной травой, или группу молодых дубков, окутанных влажным воздухом, столь типичным для Англии. Делая этюды на природе, он ощутил цветовое богатство природы, подметил тонкую игру рефлексов. "Разве не великолепно, - пишет Констебль, - выглядит собор среди золотой листвы, отбрасывающей блестящие рефлексы на серый камень". Иногда Констебль делал этюды большими, величиной с будущую картину. И все же между этюдом и картиной у Констебля всегда есть разница. Сохраняя многие качества этюда, и прежде всего живое ощущение природы, он изменяет обычно композицию. Так, например, в картине "Вид на собор Солсбери из епископского сада" (1823) художник убирает дерево (которое в эскизе закрывало часть здания), по-видимому, для того, чтобы дать более полное представление об архитектуре собора. Видоизменена также композиция в картине "Шлюз в Дедэме, или прыжок лошади" (1825, илл. 5). Художник убрал дерево. В картине сразу стало больше простоты, свободнее становится движение лошади. Это один из лучших пейзажей Констебля. Сам художник писал о нем: "Прелестный сюжет - оживление и тишина, спокойствие и веселая бодрость, свежесть, ветер..." И, действительно, в этом красивом пейзаже, в котором любуешься и общими силуэтами деревьев, и можешь долго рассматривать отдельно каждый кусочек холста с его бесконечными цветовыми вариациями, переданы и спокойствие природы, и ее динамика.


5. Джон Констебль. Шлюз в Дедэме, или прыжок лошади. 1825


Творчеством Констебля, Давида и Гойи определяется дальнейшее развитие западноевропейского искусства. Констебль наиболее ярко осуществил то в своем творчестве, о чем мечтали пейзажисты других национальных школ. Он решил те задачи пленерной живописи, над которыми будут работать художники ближайших поколений. Учеником Давида и в большой мере продолжателем его традиций был Энгр; творчество Гойи нашло своих преемников во Франции в лице Жерико и Делакруа, последний особенно любил Гойю и копировал его произведения.

Трудно найти более противоположных художников, чем Энгр (1780 - 1867) и Жерико (1791 - 1824). А веда в свое время этих художников называли новаторами. Hb как не похоже уравновешенное, уверенноег спокойное искусство Энгра на полное смятения, напряженное, страстное, темпераментное искусство Жерико! У этих художников разное мировоззрение, разный темперамент, разный метод работы, И вместе с тем у них есть общее: искание новых путей в живописи, а также пристальное изучение натуры, которая служит исходной точкой их творчества.

Сейчас неожиданным звучит для нас признание ученика Энгра Амори Дюваля, что он был в свое время поражен "реализмом" Энгра. Действительно, в картине "Эдип и Сфинкс" (1808) Эдип - это реальный человек. Тело юноши написано непосредственно с натуры, в нем подчеркнута мускулатура, индивидуальные особенности. И все же Энгр создал идеальный образ, подражая стилю Рафаэля.

Произведения Энгра заставляют зрителя упиваться чистотой формы, ритмом линейного контура, как, например, в произведениях "Большая купальщица" (1808) и "Большая одалиска" (1814, илл. 6). В более сложных композициях Энгр перестает быть убедительным. Лишенный фантазии, он не может претворить натурщика в живой образ, не в силах придать ему правдивость и убедительность. Примером может служить "Освобождение Анжелики" (1819), где поза героини манерна, а лицо Руджиеро бесстрастно, оно потеряло даже выражение той сосредоточенности, которое было в рисунке с натурщика.


6. Доминик Энгр. Большая одалиска. 1814


Присущая Энгру наблюдательность, проникновение в натуру в сочетании со стремлением художника создать образ, полный красоты, является характерной чертой Энгра-портретиста. Женственность г-жи Ривьер (1805) выражена и в самой позе, и во взгляде умных, ласковых глаз. В портрете ее 15-летней дочери он сумел передать очарование совсем еще юной несформировавшейся девушки, большие глаза которой обращены на зрителя.

Одним из шедевров портретного искусства не только Энграг но и XIX века вообще является портрет Л.-Ф. Бертена (1832, илл. 7), основателя газеты "Журналь де Деба". В том, как художник посадил свою модель в кресло, как повернул голову и изобразил цепкие пальцы рук, опирающиеся на колени, видно, что художник хотел; показать сильный, властный характер этого уверенного в себе человека. Большой лоб, вдумчивый взгляд говорят не только об его уме, но и об энергичности его натуры. Гладкий фон, обобщенный абрие фигуры придают этому портрету монументальность.


7. Доминик Энгр. Портрет Л.-Ф. Бертена. 1832


Когда этот портрет появился в Салоне 1833 года, современный критик Гюстав Планш писал, что образ, созданный Энгром, это образ представителя класса крупной буржуазии, которая пришла к власти, Вспомшш, что это было время, когда финансовая буржуазия посадила на трон Франции своего ставленника Луи Филиппа.

Создав этот замечательный портрет, в котором органически сочетались острая передача индивидуальности изображенного и глубокая социальная характеристика, Энгр в какой-то мере повлиял на развитие реализма середины века. Другую судьбу имели его исторические и мифологические композиции: они не оказали влияния на прогрессивных художников. Бесчисленные эпигоны Энгра оставались всегда лишь официальными салонными художниками, искусство которых было далеко от жизни.

Прогрессивные тенденции в исторической живописи нашли свое развитие у других художников, современников Энгра, - Жерикр и Делакруа, представителей романтизма. Картина "Плот Медузы" молодого художника Жерико, выставленная в Салоне 1819 года, по своей выразительности, жизненной правде выделялась на фоне холодных театральных, далеких от жизни композиций (илл. 8).


8. Теодор Жерико. Плот 'Медузы'. 1819


Ни один зритель не мог пройти мимо этого волнующего произведения. Поводом для картины Жерико послужила гибель фрегата "Медузы" летом 1816 года, наскочившего на риф у берегов Африки по вине неопытного капитана, назначенного правительством по протекции. Но картина Жерико не является только иллюстрацией этого события, она говорит о страданиях человека, о его героической борьбе со стихией. Перед нами плот, несущийся по разбушевавшемуся морю. В сильном порывистом движении изображена и группа людей, находящихся на плоту. В противоположность Энгру, который в своих картинах боялся нарушить статику и гармоничный абрис фигуры, здесь все дано в движении, даже мертвые тела, кажется, сейчас соскользнут с плота и их поглотит море. Порывистые движения создают ощущение беспокойства. Художник передал не только чисто внешнее движение - он и внутренне его осмыслил. Представлена целая гамма человеческих переживаний: от полной апатии и безнадежности старика, поддерживающего сына, до полного надежды и, может быть, даже ликующего жеста юноши, стоящего на краю плота и увидевшего спасательное судно. Это дает оптимистическое, героическое звучание композиции. Жерико не пошел вслед за рассказами очевидцев и не изобразил это событие во всей его натуралистической обнаженности. Он не стал показывать, как изголодавшиеся люди, охваченные отчаяйием, вооружились друг против друга. Наоборот, веря в человека, в его лучшие чувства, он внёс героику в этот эпизод. И передав со всей правдой страдание в лицах и жестах, он не представил изможденных тел. Прекрасна в своем пластическом совершенстве фигура юноши на первом плане, упавшего ниц. Это, несомненно, условность, но условность, которая придает величие этой сцене.

Условный темный колорит картины усиливает драматизм общего впечатления.

Однако колорит Жерико решительно меняется, когда он пишет то, что мог наблюдать в действительности, и коща стремится создать совершенно иное настроение, как, например, в картине "Дерби в Эпсоме", отличающейся насыщенным цветом, резким сопоставлением звучных интенсивных тонов.

Обе картины Жерико были программными для своего времени и имели большое значение для дальнейшего развития искусства.

Динамизмом своей композиции Жерико разрушил классические каноны, он вдохнул жизнь в искусство и вывел его на новую дорогу. Своим правдивым изображением страданий, эмоций человека он показал дорогу последующим поколениям художников. Жерико, так же как Энгр, изучал натуру и для своей картины сделал немало этюдов, но в отличие от Энгра он не утратил связи с реальностью, когда создавал и большую законченную композицию. Его картина была близка всем прогрессивно настроенным людям не только потому, что она была своего рода памфлетом, направленным против ненавистного правительства Бурбонов, но и потому, что она пробуждала гуманистические идеалы.

Горячее, полное страстности искусство Жерико было созвучно многим художникам; спустя примерно два десятилетия оно вдохновляло польского художника П. Михаловского. Искусство Жерико нашло свое продолжение и во Франции в лице его гениального друга Эжена Делакруа, глубоко ценившего Жерико. Делакруа (1798 - 1863), как и Жерико, боролся за новую красоту, он также стремился создать искусство больших эмоций, больших страстей. В Салоне 1822 года Делакруа выставляет картину "Данте и Виргилий", навеянную, несомненно, "Плотом Медузы" Жерико, но, стремясь к предельной выразительности, Делакруа, изображая грешников, не побоялся показать, как они извиваются и корчатся от боли, как сокращаются от страданий мускулы.

Делакруа не остается равнодушным к освободительной войне в Греции, к событию, которое приковывает внимание всего передового человечества. Байрон едет в Грецию и борется за ее освобождение; героическую борьбу греческого народа воспевают А. С. Пушкин и Виктор Гюго. Картина Делакруа "Резня на острове Хиосе" (илл.9) является своеобразным выражением протеста против насилия, проявленного турками. На фоне пейзажа, в котором видны пожарища и сцены убийства, Делакруа изобразил группу измученных, истерзанных пленных греков, противопоставляя эту группу победителю-турку, скачущему на коне. Он презрительно смотрит на побежденных. Как и Жерико в "Плоте "Медузы", Делакруа передает самые разнообразные человеческие чувства.

Созданные Делакруа образы величественны и красивы. Он достигает этого как построением композиции, объединением фигур в монументальные группы, так и ритмом плавных линий.





оставить комментарий
страница1/2
Дата19.03.2012
Размер0,66 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх