Положительное решение icon

Положительное решение


Смотрите также:
Способ получения хлорида никеля (II)...
Патенты на изобретения...
Подготовка к реализации программы "Газификация мо "Город Томск" Цель программы...
Методика положительного подкрепления. Как действует положительное подкрепление...
Методика положительного подкрепления. Как действует положительное подкрепление...
Методика положительного подкрепления. Как действует положительное подкрепление...
Характер обращений граждан в общественные приёмные Губернатора Московской области в июле 2011...
Характер обращений граждан в общественные приёмные Губернатора Московской области в апреле 2011...
Решение от 26. 03. 2009г. №74, решение от 21. 04. 2010г., решение от 24. 11. 2010г. №287...
Решение vi/37
Решение. Решение задачи осуществим с помощью диа­граммы Эйлера-Венна (рис. 5)...
Российская федерация костромская областная дума постановление от 29 октября 2004 г...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7





ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР

НА ПРИНЯТИЕ В КОРПУС ИНЖЕНЕРОВ

ПУТЕЙ СООБЩЕНИЙ БЕРГ-ГАУПТМАНА

РИДДЕРА… Я СОГЛАСЕН.

В Павловском, августа 7-го дня, 1810 года.

Александр.


1. ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ.


Меж тем касательно пенсиона вскоре последовал вердикт Кабинета Е.И.В. Горной экспедиции от 1804 года, августа 13 дня: «Приказали: Сходственно прошению Риддера, выправясь по делам, и что по оным найдется, в том дать свидетельство вновь, с прописанием прежнего. А представленное им прежде, данное ему свидетельство оставить при деле». Чиновники гурьевского ведомства заключили: «Хотя он (Риддер, М.Н.) просит на основании Высочайшего Указа, последовавшего 6-го июня 1801 года, производить ему повеленную плату за выплавленные с того 1801 года из открытого им рудника металлы или производить ему в пенсион по неимуществу в счет будущей выплавки по нынешнему чину его жалованья с деньщичьими и рационами по 927 руб. 12 коп. в год Но как рудник найден им до состояния вышесказанного Указа, в коем именно повелено платить за выплавленные металлы тем приискателям, кои откроют какие рудники от состояния сего Указа впредь, то по мнению экспедиции, он, Риддер, как открыватель рудника до состояния сего Указа, к тому не подходит. А хотя в Высочайшем вердикте, данном государственной Берг-Коллегии и сказано, что силу того, от 6-го июня, Указа распространить на его, Риддера, но выдача ограничена пожалованием ему 2822 рублей, которыми он и удовольствовался. Следовательно, Указ сей тем уже выполнен… Пенсию ж получил за службу по отставке, наряду с прочими, по узаконению по 150 руб в год, коими по недостаточному его состоянию содержать себя совершенно не в силах. Во уважение чего он, Риддер, за силою Указа от 6 июня 1801 года пользоваться положенною платою за приисканный им рудник до состояния того Указа право хотя и имеет, но при всем оном рудник тот по обработанным уже металлам подает немалую и впредь пользу Казне, не благоугодно ли к пенсии его, Риддера, сделать прибавку по усмотрению Кабинета из какой-либо другой, а не из положенной для служащих Колывано-Воскресенских заводов суммы. По елику от годичного счета не только, чтобы был какой-либо остаток, но еще и недостает 4778 руб 69 с половиною копейки на тех, кои назначены к получению пенсиона».

На заседании от 24 октября Д.А.Гурьев и члены Совета экспедиции уточняют свою мысль: «что хотя Риддеру по указанным правилам платы производить не следует, но в отношении его прииска и бедного состояния заслуживает он прибавки к получаемым им пенсионам». Об этом поручалось доложить министру финансов А.И.Васильеву государю-императору «по его назначению… в благоусмотрение и по воле их сиятельства».

4 февраля 1805 года Александр 1 откликается на подробный доклад графа: «отставному берг-гауптману Филиппу Риддеру, открывшему при Колывано-Воскресенских заводах рудник, в уважение такового открытия, а равно и недостаточное его состояние повелеваю: к получаемому им, Риддером, пенсиону по ста пятидесяти рублей на год, прибавить еще по четыреста пятидесяти рублей, которые производить из прибавочной от чугуна подати по Берг-Коллегии, собираемой до сих пор. Когда откроется по Колыванским заводам в пенсионной сумме вакансия, на которую тогда и обратить сей прибавок… Александр».

В свою очередь, подобное же распоряжение Васильев перенаправлет Гурьеву с добавлением: «учинить о надлежащим по сему Указу исполнении предписание Берг-Коллегии, долгом постановляю препроводить с оного Указа засвидетельствованную копию Их высокопревосходительству…» 10 февраля 1805 года.

13 марта из государственной Берг-Коллегии в Кабинет Е.И.В. поступает итоговый отчет: «Его сиятельство действительный тайный советник, член Государственного Совета, сенатор, министр финансов и кавалер граф Алексей Иванович Васильев предложил сей Коллегии к надлежащему исполнению копию с высочайшего Его Императорского Величества Указа в 4-й день минувшего февраля на имя Его сиятельства состоявшегося, в котором изображено: Отставному берг-гауптману Филиппу Риддеру, открывшему при Колывано-Воскресенских заводах рудник, в уважение такового открытия, а равно и недостаточного его состояния…» Берг-Коллегия определила «во исполнение означенного Именного Указа отставному берг-гауптману Риддеру, начиная с 7-го числа прошедшего февраля до тех пор, пока по Колывано-Воскресенским заводам откроется в пенсионной сумме вакансия, производить из прибавочной на чугун подати в пенсион доплату ежегодно по четыреста пятидесяти рублей и потому внести его, Риддера, в список по Коллегии пенсионеров. Предписать (и предписано) комиссару сим Указом чтобы он, что с означенного числа по прошествию каждой трети из означенного оклада за удержанием следующих с каждого рубля по одной копейки причитаться будет, такую сумму повыписать в расход из оной подати – выдавать ему, Риддеру, с распискою впредь до Указа, о чем господина Риддера Берг-Коллегии известить запискою, а в Кабинет Его Императорского Величества сообщить. Просим, чтобы он, когда в пенсионной по Колыванским заводам сумме откроется вакансия, благоволил поместить в оную означенного господина берггауптмана Риддера. И о том, когда сие учинено будет, не оставить и коллегию без уведомления. Марта 10 дня 1805 года».

На этом, спустя четыре года после первого риддерского прошения, вопрос с выплатой ему повышенной пенсии в шестьсот рублей ежегодно был исчерпан. Надо отдать должное терпению и высокой компетентности самого просителя, сумевшего привлечь к своему делу персон самого высокого государственного уровня.

Открытие Филиппом Филипповичем богатейшего на Алтае рудника значительно способствовало росту доходов Кабинета, и вместо наметившегося закрытия заводов здесь произошел их подъем. В одном из докладов уже известного министра финансов А.И.Васильева в 1806 году указывалось, что «самые счастливые заводы в России суть есть Колывано-Воскресенские». А изданная в Санкт-Петербурге, спустя два года (1808) книга П.И.Шангина «Описание Колывано-Воскресенских рудников» отмечала весомый вклад первооткрывателя Риддера «в приисках цветных каменьев… в разных по Сибири необитаемых местах внутри и по границе, из каковых каменьев по отыскании и заведении шлифовальной мельницы вазы и другие вещи отделывают и ежегодно в Санкт-Петербург доставляют».


^ 2. ВНОВЬ НА СЛУЖБЕ


Однако, оставаться бездеятельным столичным дворянином Риддер не желал. Едва болезни отступили, он добивается замены формулировки его отставки на: «уволен до выздоровления»; стал обращаться в высшие инстанции и правительственные учреждения с ходатайством о предоставлении ему службы, подчеркивая, что «чувствует себя хорошо и готов ехать служить в любые места», в том числе и в знакомую ему Сибирь.

Возможность вступить вновь, как писал Ф.Ф.Риддер, «в услужение Отечеству» предоставилась ему после образования в конце 1809 года Управления водяными и сухопутными сообщениями. Новому учреждению требовались опытные чиновники с техническим образованием, готовые служить в отдаленных местах. Ходатайство Ф.Ф.Риддера пришлось как нельзя кстати, назначение его решалось на самом высоком уровне «Его Императорскому Высочеству главному директору Путей сообщений принцу Георгию Голштейн Олденбургскому. По представлению Вашего Императорского Высочества на принятие в Корпус инженеров Путей сообщений берг-гауптмана Риддера директором, управляющим по Х Округу с чином полковника, я согласен. В Павловском. Августа 7 дня 1810 года. Александр».

17 августа состоялся Именной Высочайший Указ о принятии берг-гауптмана 6-го класса Ф.Ф.Риддера в Корпус инженеров Путей сообщений с чином полковника. 31 августа Государственный Совет утверждает предложение «управляющего директора полковника Риддера внести в список инженеров Путей сообщений» и «поручить (ему, М.Н.) исправлять должность».

4 сентября 1810 года из Кабинета Его Императорского Величества в государственное для остаточных сумм казначейство поступает уведомление следующего содержания: «На требование Горной Кабинета экспедиции канцелярия Его Императорского Высочества главного директора Путей сообщений… уведомила, что берггауптман 6 класса Риддер по Именному Высочайшему Указу в 17-й день минувшего августа состоявшемуся, принят в Корпус инженеров Путей сообщений с чином полковника и предназначено быть ему в Х-м Округе управляющим директором. Жалованье производимо будет ему по штату сего округа по три тысячи рублей на год. А как по Высочайшему Указу 1805 года февраля 7-го дня производство ему, Риддеру, прибавочного пенсиона к получаемому им из Колыванской заводской суммы 150 рублей по 450-ти рублей в год (производилось), до открытия по Колыванской пенсионной сумме вакансии за счет прибавочной от чугуна подати, состоящей во владении сего казначейства, то Кабинет Его Императорского Величества о сем для должного сведения сим и сообщает с таковым при том уведомлением, что производимый ему, господину Риддеру, из Кабинета пенсион по 150 рублей в год с показанного 17 дня происшедшего августа прекращен». Формулярный список Филиппа Филипповича по ведомству Путей сообщений отметил точное время выступления его на новую службу – 9 сентября 1810 года.

28 сентября Горная экспедиция в Кабинет Его Императорского Величества доложила об изменениях в судьбе первооткрывателя Риддерского месторождения, указав в справке все перипетии «пенсионного дела» Риддера. Примечателен пункт №2 этой справки: «2-е. Высочайшим указом, данным правительствующему Сенату в 21 день апреля 1798 года повелено: В том как военным, так и гражданским чиновникам, получающим пенсион, если произвольно вступят они в службу, и когда жалованье, на которое начально определяются, меньше будет их пенсиона, недостающее в оном число дополнять из получаемого прежде пенсиона. А буде бы оное при самом определении или в продолжении настоящей их службы превышало пенсион, то производство его, последнего, останавливается». И, как следствие вышеизложенного: «Помянутому Риддеру со дня окончания выдачи пенсиона из Колыванской пенсионной суммы с 1 мая по день определения его в Корпус инженеров Путей сообщений по 17-е число августа следовать будет оного по данной от него на получение доверенности статскому советнику Рагожину из 150-рублевого в год оклада 44 рубли 16 с половиной копейки». А по сему приказано: «Берг-гауптмана (по учету Берг-Коллегии) Риддера удовольствовать по день определения его в службу пенсией. Производство оной впредь прекратить, о чем дать знать остаточных сумм казначейству».

Однако, порядка требовало и Колыванское чиновничье ведомство: «Указ из Кабинета его Императорского Величества от 13-го минувшего сентября № 2018 «О выключении из списков заводских пенсионеров уволенного от службы берггауптмана Риддера, определенного по Именному Указу 17 августа сего года в Корпус инженеров Путей сообщения с чином полковника» в Канцелярии Горного начальства сего месяца 16-го числа получен, по которому предписание учинено ноября 17 дня 1810 года».


^ 3. ДЕСЯТЫЙ ОКРУГ


Управление Округом находилось в административном центре Сибири - Тобольске: территория округа – вся Сибирь, включая Пермскую и Оренбургскую губернии. Перед отправкой в Тобольск, на собеседовании в центральном ведомстве в Твери, Ф.Ф.Риддер получил необходимые сведения о поручаемом ему деле: «Части Путей сообщения во вверенном управлению Вашему Х-м Округе заключающиеся, по обширному их пространству немаловажны, но слабыя и недостаточныя сведения о гидрографическом и топографическом положении мест сего отдаленного края не позволяют при первом случае снабдить Вас подробным наставлением».

К тому времени Филипп Филиппович был уже женат на купеческой дочери Наталье Алексеевне, в 1809 году у них родилась дочь Елисавета (сын Георгий родился позднее – в 1812 году), поэтому для проезда до Тобольска и на обустройство на новом месте он запросил и получил авансом в счет будущего жалования полковника две тысячи рублей. Понимая, что Х-й Округ малозаселенный, превосходящий по территории все остальные округа вместе взятые, начальство не давало Филиппу Филипповичу конкретных заданий в первое время службы. Было определенно ясно, что опытный и технически грамотный Риддер сам проявит себя на новом месте и выступит с инициативами в деле улучшения Путей сообщений на Урале и в Сибири. Принц Георгий Голштейн Олденбургский со своей стороны снабдил его сопроводительным письмом: «При определении полковника Риддера к управлению Х-м Округом писано было всем сибирским губернаторам и генерал-губернатору (И.Б.Пестелю, М.Н.), чтобы по всем требованиям господина Риддера и подведоственных ему чиновников, по должности их относящим, было чинимо неотлагательное исполнение и оказываемо было пособие».

Взявшись за новую работу Филипп Филиппович ясно представлял особую сложность улучшения транспортного освоения Сибири и регионов, включающих огромные необжитые просторы: на севере- тундру, на юге – степи и полупустыни, в средней полосе – бескрайнюю тайгу и лесостепь. Большие трудности для дорожно-транспортного освоения края представляли горные системы: Урал, Алтай,Саяны, почти непроходимые хребты Забайкалья и Якутии – к тому же на тысячи квадратных верст раскинулись болотистые низины и плоскогорья Западной Сибири.

По опыту прежней работы, особенно доставки свинцовой руды из Нерченских рудников на Алтай, Риддер знал, что нужно обратить внимание на реки, главные артерии связи, особенно судоходные. Учитывал он и работу своего давнего соратника по Колывано-Воскресенским заводам Петра Кузмича Фролова, который еще за десять лет до «нерчинской командировки», вместе с картографом Карелиным, разведал и отрисовал по карте «путь водой» от Забайкалья до Барнаула. Однако, новый директор Х-го Округа мыслит более масштабно, в его планах создание гидрографических карт Объ-Иртышского и других речных бассейнов Сибири. Описанием должны быть охвачены данные о речном флоте и его использовании, о транспортных путях, о пристанях, о торговле и населенных пунктах на речных берегах. Речной транспорт делал реальным использование богатств региона как внутри его, так и в Европейской России. По притокам крупных рек шел сплав леса, который затем использовался в сибирских и уральских городах; речной системой совершали и перевозки руды, облегчая развитие промышленности (особенно металлургии); скотоводческая продукция киргизских степей (современного Казахстана, М.Н.) по воде доставлялась в Омск, Тобольск, Тюмень, откуда частью вывозилась далее сухопутными обозами на запад империи.

«Казенный свинец с реки Кети от Маковской пристани, - писал Риддер, - плавитца (сплавляется, М.Н.) до Барнаульской, а в Казань идущий свинец до Тобольской пристани. Проплавляемыя на заводах руды из Бухтарминских рудников на реке Иртыше находящихся, доставляютца водою до Устькаменогорской пристани, а оттуда гужем до Кашинской, на Алее находящейся, впадающем в Обь, проплывают до Барнаульского завода. Купферштейны (концентраты медной руды, М.Н.) проплывают от Барнаульского завода до Сузунской пристани. От оной двенадцать верст гужем до завода и обратно на тех же судах доставляют в Барнаул делаемую в Сузуне медную монету ежегодно по двести тысяч рублей. Заводское железо с реки Томь – Чумышу из Томского железного завода доставляетца до Иртыша, а по оной до Тобольской пристани. Тракт, по которому доставляетца гужем бухтарминская руда, находитца по дорогам от Устькаменогорской пристани, на Иртыше находящейся , через Змеиногорский рудник до Кашинской пристани при Алее, на расстоянии триста сорок верст».



  1. ^ ПО ВОЛОКАМ И ПРОТОКАМ


От своих немногочисленных, но высококомпетентных чиновников в губернских городах Сибири Риддер потребовал подготовить описания рек, причем рекомендовал лично проплыть их судоходные части. Представленные материалы были объединены в сводный том «О изыскании и улучшении сибирских рек», куда вошли и описания, сделанные самим Филиппом Филипповичем. Эта внушительная работа значительно пополнила знания о Сибири не только в области гидрографии, но и общей экономической географии. По записям директора Х-го Округа проясняется картина его экспедиции и главных направлений деятельности – если подчиненные на местах чиновники отвечали за организацию навигации на отдельных реках и обязывались предусматривать перспективы максимального развития судоходства на них, то перед самим Риддером стояла общая задача – осуществлять это во всесибирском масштабе. О своей первой поездке в 1811 году он писал: «Отправился из Тобольска в Енисейск. Осматривал лично все места по окрестности Маковского волока, реки и речки, впадающие как в Енисей, так и в Обь». Описание обследованного района заканчивалось выводом о том, что наилучший вариант соединения Оби с Енисеем водным путем без волоков может быть осуществлен через реки Сочур и Анциферовка.

На следующий год (1812-й) Риддер организует съемки местности в междуречье Оби и Енисея с целью установить, в каких местах лучше всего проложить каналы для сооружения единой судоходной артерии крупнейших сибирских рек. Он избирает абсолютно другой вариант – соединение водных бассейнов по рекам Тым и Сым, а в 1814 году Филипп Филиппович находит еще один способ соединения Оби с Енисеем – через реки Вах и Елогуй.

Вполне вероятно, что директору Х-го Округа Путей сообщений был знаком проект управляющего иркутской казенной фабрики О.И.Новицкого по соединению речным сообщением Иркутска с Тобольском, поступивший в Санкт-Петербург еще в 1797 году. И это было одним из свидетельств особого внимания к Сибири, в то время Риддер дает ей следующую оценку: «Сия столь важная часть России заслуживает внимания, будучи источником изобилия многих произведений, доставляющих весьма значительное богатство Российской империи». Заинтересованность и поддержку встречает полковник-инженер в лице главного директора Путей сообщения генерала Ф.П.Деволанта. Он ободряюще встречает одно из донесений Филиппа Филипповича в начале 1812 года: «Узнать пользу соединения рек Оби с Енисеем, описать все пристани по Ангаре, Енисею, Оби и какое теперь по каким судоходство».

Далеко не единственной, хотя и главной, была для Риддера проблема соединения Оби с Енисеем. Переправлять через Урал сибирские богатства конной тягой было и нелегко, и накладно. Чтобы многократно удешевить и облегчить транспортировку он выступает с инициативой соединения Иртыша и его левых притоков с реками, текущими с Уральских гор в западном направлении. В деле «О изыскании и улучшении сибирских рек», в 1813 году, отмечает, что «при удобном времени он поедет сам осмотреть тот путь, где прошел Ермак из России в Сибирь». Инженер-энтузиаст намечал составить в ходе экспедиции одновременно три журнала: «Первый – путевой с подробным описанием всех мест и урочищ, какие проезжать буду; второй – описание трех главных ярмонок в Сибири, с показанием путей провоза товаров водою и сухопутно, с ценами за то ныне платимыми; третий – обозрение удобных мест к соединению сибирских рек с российскими через Уральский хребет и путей, по которым проходил известный завоеватель Сибири (Ермак, М.Н.) с планом Уральского хребта и тех урочищ».

Однако, высшее руководство отрицательно отнеслось к предложению Риддера углубиться в экономику и историю региона; желание «описывать и вести статистический и исторический журнал древняго и нынешняго состояния Сибири» вызвало в столице предписание, чтобы он «ограничил себя единственным обозрением тех предметов, кои ему предназначены», а не проявлял излишнюю инициативу, не делал «своих предложений» на основании изучения истории и колонизации края и его развития.

И все же, сохранившиеся архивные материалы, отчеты Филиппа Филипповича, его рапорты Ф.П.Деволанту свидетельствуют о том. что он не отступал от своих замыслов, самолично работал над составлением документов, о чем остались пометки: «Собраны мною самим лично и чрез чиновников наших», «по личному моему обозрению и чиновников, а также и с объяснениями как сибирских, так и российских промышленников», «с подробным описанием всех мест, которыя обозрел полковник Риддер по Х-му Округу» и т.д. Обращаясь к своему новому начальнику генерал-лейтенанту Огюстену Бетанкуру, сменившему Деволанта на посту главного директора Департамента Путей сообщения, с просьбой об укреплении опытными кадрами Х-й Округ, Филипп Филиппович пишет: «…сверх того, нужно бы определить чиновников, знающих: 1. Хорошо рисовать и описывать с натуры для снятия тех редких видов натуры, какими она во многих странах Сибири украшает, коих бы можно получить из Академии; 2. Описывать и вести статистический и исторический журнал древняго и нынышняго состояния Сибири с ея редкостями, наподобии предоставленного мною 30-го генваря 1815 года №24 Путевого журнала, за который изъявлена мне была особым предписанием благодарность. И 3. Переводчиков тех языков, на которых говорят обитающие в Сибири орды или народы, как-то: татарского, остяцкого, чипогирского и прочих, или нанимать из самих их, умеющих говорить по-российски».

Как и когда-то, во времена работы на Колывано-Воскресенских заводах и рудниках, Ф.Ф.Риддер и здесь встречает добровольных помощников для сбора нужных сведений, широко использует контакты с местным населением. Так, летом 1814 года, во время полевых изысканий места строительства канала на водоразделе рек Тым и Сым он отмечает: «В городе Нарыме нашел я бывалых по нескольку раз по реке Тым нарымских купцов Сосипатра и сына его Евдокима Нестеровых». Там же встретил он «три лета» бывшего на реке Тым казака Михаила Танаева, узнал о землемере Трусове, который описывал реку Тым и чертил планы. А с помощью промышлявших в глуби болотистой тайги у аборигенных народов скупщиков пушнины Риддеру удавалось пробираться в такие места, о которых многие и представления не имели.

В числе крупных работ Ф.Ф.Риддера стоит и руководство мероприятиями по укреплению берега Иртыша, на котором располагался Тобольский речной порт. Во времена половодья берег основательно подмывался и возникала угроза расположенным на нем складам – «соляным, хлебным и иным магазейнам». В 1811 и 1812 годах Риддер весьма удачно осуществил работы по обеспечению безопасности порта.

В 1811 году на Алтае случилась небывалая засуха. Даже в горных долинах солнце выжгло траву, пожелтели листья на деревьях. Погиб почти весь урожай. В 1812 году засуха повторилась. В 1813 году Филипп Риддер лично включается в кампанию борьбы с голодом, охватившим часть Сибири, отправляет на речных судах хлеб для населения Томской губернии, куда входил и открытый им, тезоименитый поселок – Риддерский рудник. В поисках выхода Канцелярия ЕИВ вспомнила об указе Петра I от 10 февраля 1723 года, разрешавшем «в случае совершенного недостатка в пропитании некоторых, заимствовать у других избытки их хлеба и отдавать нуждающимся под расписку с тем, чтобы они при первом урожае вернули его». Кабинет министров всё же дал согласие на действия «канцелярской продразвертки», но с условием, «чтоб взятой заимообразно хлеб у крестьян, имеющих более в оном избытку на продовольствие нуждающихся, равно позаимствованный в прошлые годы из сельских запасных магазейнов, был непременно возвращён при первом урожае».

Заготовка хлеба проводилась в Тобольской губернии и на Урале. Вот, что Риддер доносил Деволанту 3 июня 1813 года: «По случаю неурожая от засухи в прошедшем 1812 году хлеба в Томской губернии, а паче в округе крестьян, приписанным к Колыванским заводам, хлеб которого пуд продавался по 20 коп, возвысился до 2 рубли 50 коп, а при Риддерских, Змеиногорских и прочих к Устькаменогорской линии прилежащих рудниках – в 3 рубли 50 коп каждой пуд… почему по распоряжению горного начальника по урожаю в сих годах в Тобольской губернии в Ялуторовском, Курганском, Ишимском уездах и во всех селениях Пермской губернии... Кабинет назначил покупку онаго хлеба производить... и доставлять водою на судах, назначив в год по 120 000 рублей, для чего и разосланы чиновники, из коих в Омской крепости онаго хлеба по Иртышу на 26 судах уже на рудники отправлено, и ныне их чиновниками здесь, в Тобольске, таковыя же закупка по 40 коп. за пуд и отправка чинятся».

Управляющий Кабинетом граф Д.А.Гурьев опасался крестьянских волнений в связи с «продразвёрской», и опасения его подтвердились. Крестьяне Чаусской волости отказались выполнять заводские повинности и обратились с жалобой к Томскому губернатору. В некоторых селах они сорвали печати с хлебных магазинов и растащили хлеб. Было арестовано 29 человек, одновременно приняты срочные меры к возвращению крестьянам занятого у них хлеба. О беспорядках и их причинах стало известно в Санкт-Петербурге.



  1. ^ НАГЛОСТИ, ОБИДЫ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ


Многогранная, вне сомнения полезная деятельность Филиппа Филипповича на посту управляющего директора Х-м Округом Путей сообщения с 1812 года усугубляется его конфликтом с высшей сибирской администрацией. Суть вопроса становится ясной при знакомстве с заведенным в Санкт-Петербурге «делом по рапортам полковника Риддера о злоупотреблениях гражданских чиновников по судоходству в Сибири». Начало положило письмо Филиппа Филипповича своему бывшему начальнику Ф.П.Деволанту: «Тобольская полиция и ея казаки ныне паки так, как и в прошлом 1812 году было, делают на пристани Подчувашской разныя наглости и обиды и тем большую остановку в судоходстве…» Обвинение относилось в первую очередь к тобольскому городничему, спокойно взиравшему на подобные порядки в административном центре Сибири. Чиновники департамента Путей сообщений по приказу генерал-инженера Деволанта, рассмотрев рапорт Риддера, подкрепленный жалобами купцов и другими документами о злоупотреблениях, делают заключение, в котором разъяснялось, что Подчувашская пристань имеет «особыя соляныя магазейны, в которые и производится выгрузка привозимой из Корякова соли в баржах каждогодно до 700000 пудов и погрузка ея в суда для верховых городов Ялуторовска, Кургана, Тюмени, Туринска, Троицка, Челябы, Шадринска, Екатеринбурга, Камышлова, Ирбита и Верхтурья от 500000 до 600000 пудов». Там же, в Подчувашье, ежегодно с весны формировались экипажи речных судов. Так вот, под предлогом борьбы с беглыми, нанимавшимися гребцами к судовладельцам, полицейские начальники отбирали у людей паспорта и другие документы, вымогая взятки. Угроза, что назначенные рейсы не уложатся в навигацию, заставляла расплачиваться в первую очередь промышленников. В «Заключении», поданном на рассмотрение Деволанту, отмечалось: «Полагается о задержании тобольским городничим пашпортов рабочих с судов и людей, так как обстоятельство сие может причинить остановку судоходству, довести до сведения Сибирского генерал-губернатора».

Сегодня во многом неоднозначную фигуру сибирского генерал-губернатора Пестеля И.Б. принято рассматривать в контексте со сложившимся государственно-бюрократическим чиновничьим аппаратом того времени. Например, к концу правления Николая 1 из пятидесяти губернаторов европейской части России, по данным 3-го отделения канцелярии Е.И.В., только трое не брали взяток: киевский наместник А.А.Писарев, потому что был очень богатым человеком; таврический губернатор А.Н.Муравьев – бывший декабрист, и сын А.Н.Радищева – ковенский губернатор Н.А.Радищев. Что уж тут говорить о Сибири?!

Укоренившееся вымогательство стало серьезной помехой, когда Риддеру пришлось отправлять хлеб голодающим работным людям Колывано-Воскресенских заводов. Он убедился лично, что городничий Кривоногов потворствует безобразиям полицейских властей. Речники сообщали управляющему директору Х-го Округа о том, что такие же беззакония чинят полицейские чины и у пристаней при перегрузках на гужевой транспорт и на перевозах через реки.

В силу своего отличного воспитания (а к 1810 году только 13% высших и средних российских чиновников имели высшее образование) Риддер не принимал сложившейся общей традиции, свойственной эпохе, вины провинциального администратора – корыстного расчета и взяточничества. И если управляющий директор Путей сообщений (к тому же очень плохих, М.Н.) постоянно колесил по городам и весям округа, то Пестель правил этой громадной частью государства почти все время из далекого от нее, ей совершенно чуждого и ею почти не интересующегося Петербурга. В результате здесь начался неудержимый разгул потрясающих административных нарушений.

Разобравшись с сутью дела, Деволант ставит в известность Пестеля, на что последний вынужден был разбираться как с грехами тобольской полиции, так и с общим положением, препятствующими работе судоходства в бассейне Оби и Иртыша. За спиной мздоимцев стояла фигура Тобольского гражданского губернатора фон Брина. Однако Ф.Ф.Риддер, не взирая на неравенства в чинах и положении, идет на столкновение с губернским начальством. Тобольские чиновники отвечают тем же. о конфликте становится известно в столице. От Риддера требуют объяснений, с этой целью его даже вызывают в центр, в Санкт-Петербург.



  1. ^ ПРОТИВ ПЕСТЕЛЯ


Письма И.Б.Пестеля (кстати, отца декабриста Павла Пестеля) на имя Деволанта указывают на «беспорядки управляющего Х-м Округом путей сообщения Риддера». Не располагая возможностью обвинить посмевшего жаловаться в столицу инженер-полковника в некомпетентности и тем более в корыстных действиях, наместник императора в крае, тайный советник (чин, равный генерал-лейтенанту) И.Б.Пестель заостряет внимание на другом. Он пишет, что Риддер присвоил не надлежащую ему власть командовать, при том, что все его распоряжения «кроме их бесполезности ни мало не сообразны с существующими установлениями и местными обстоятельствами Тобольской губернии». По мнению Пестеля, «полковник Риддер не исполнен благонамеренных расположений и, как кажется, весьма далек от цели, с каковою правительство (!, М.Н.) сделало сии учреждения, ибо он занимается токмо ссорою и спорами с местным губернским начальством». И, как средство к улучшению ситуации, сибирский генерал-губернатор требует замены Риддера в должности управляющего директора Х-го Округа путей сообщений.

В свою очередь Филипп Филиппович шлет в Санкт-Петербург очередные рапорты. Он пишет о том, как срывался вывоз хлеба для кабинетских заводов, как срывают поставки соли, что влечет за собой уменьшение заготовок рыбы, съестных припасов и др. Обстоятельный, высокообразованный инженер составляет «ведомость о замеченных беспорядках, препятствиях и утеснениях по судоходству Х-го Округа». Документ был столь серьезен, что Пестель просит Деволанта не давать дальнейшего хода материалам конфликта, обещая самолично разобраться и, в который раз, решить все, как положено. И вновь своеобразно резюмирует ситуацию: «Причиною всех беспокойств и всех доселе продолжающихся переписок есть одни только затейливыя вчинания господина Риддера, а потому и ходатайствую у Вашего высокопревосходительства убедительно о избавлении вверенного мне Сибирского края от сего чиновника, ибо с переводом его оттуда прекратятся и сии безпокойства, обременяющие столь много два начальства (Департамент Путей сообщений и Сибирское генерал-губернаторство, М.Н.)». И.Б.Пестель ходатайствет об удалении из Сибири Филиппа Риддера, обвиняя его в присвоении «непринадлежащей ему власти» и требовал «положить конец сим неустройствам, чувствительно обеспокоившим губернское начальство». По существенным разногласиям с Пестелем, был отрешён от должности и отдан под суд иркутский губернский прокурор С.А.Горновский, «тайный предводитель иркутской беспокойной и недовольной новым начальством партии».

Филипп Филиппович и сам просит дать ему отставку, но по причине болезни глаз (в 1815 году). Болезнь все обострялась, однако рапорты конца 1816, лета 1817 годов не получали удовлетворения: смелого, не поддающегося давлению местных властей, высококомпетентного специалиста просто не кем было заменить. Внезапно скончался помощник, подполковник Лукин, и Филипп Филиппович остался практически без единомышленников, ожидая приезда откомандированного к нему в должности инженера 3-го класса поручика Гаврилу Степановича Батенькова. Сын отставного обер-офицера Г.С.Батеньков, выпускник Тобольского военно-сиротского отделения главного народного училища и дворянского полка при 2-м кадетском корпусе был участником Отечественной войны 1812 года. 7 мая 1816 года вышел в отставку в чине подполковника. Согласно полученному Риддером сообщению, обладая большими математическими способностями, еще год назад «совершенно выдержал испытание во всех науках, для инженера Путей сообщений нужных».

По прошению Филиппа Филипповича Батеньков должен был выехать на помощь ему в Тобольск. Однако, узнав об этом, генерал-губернатор Пестель добивается, чтобы Гаврилу Степановича направили на инженерную службу в Томск, где он заводит новые знакомства, пишет стихи, занимается переводами и ждёт отпуска. Но вместо отпуска 3 января 1818 года Батеньков снова отправился в Тобольск для вступления (временно) в должность управляющего Х-м Округом путей сообщения в связи с отъездом инженер-полковника Ф.Ф.Риддера в отпуск в Петербург и Лифляндию (на мызу под Ригой, М.Н.). «Здесь теперь посадили меня на воеводство», - иронизирует Гавриил Степанович в письме из Тобольска 19 января 1818 года. (Батеньков. Сочинения и письма. Т. 1. Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1989 год).

Очевидно следует напомнить, что согласно историческим хроникам («Мемуары декабристов») в последние годы царствования Екатерины П. Иван Борисович Пестель справлял обязанности почт-директора и лично делал копии с писем масонов и мартинистов, посылаемых из-за границы, для просмотра главнокомандующим князем Прозоровским.Эти самые копии и послужили последнему в возбуждении подозрения к императрице.

В 1818 году для рассмотрения сути конфликта между Риддером и Пестелем в Тобольск выехал ближайший советник Александра 1 Михаил Михайлович Сперанский, который взял себе в помощники вышепомянутого Г.С.Батенькова. Ревизуя Сибирь, оба они ужасались порядкам местного чиновничества во главе с генерал-губернатором. Результатом работы высочайшей комиссии стало отрешение от должности И.Б.Пестеля за систематические злоупотребления по службе. Спустя четыре года он выходит в отставку и поселяется в своем имении в селе Васильеве Смоленской губернии.

Как ни старался, опальный казнокрад не смог помешать дальнейшей карьере Риддера. В апреле 1819 года противостояние Филиппа Филипповича Пестелю завершилось производством Риддера в очередной чин генерал-майора. В то же время, занявший место генерал-губернатора Сибири М.М.Сперанский, при составлении плана административной реформы региона, в целях придания большей самостоятельности местному управлению, добился ликвидации Х-го Округа Путей сообщений. Инженер-генерал-майора Риддера по его ведомству переводят на службу начальником УП-го Округа Путей сообщений с центром в Риге. По долгу службы он бывает в Каунасе и Новгороде.

В некоторой степени начинания Филиппа Риддера в деле обустройства путей сообщений Сибири продолжил Г.С.Батеньков, ставший правой рукой М.М.Сперанского. Известный историк М.А.Корф писал: «Выехав на встречу генерал-губернатору из Томска в Тобольск, он (Батеньков, М.Н.) представил ему записку по своей части. Сперанскому нужен был знающий инженер для его проектов по устройству Путей сообщений в Сибири…».

Один из деятельных членов Северного общества декабристов, Гавриила Степанович был арестован 28 декабря 1825 года; 5 июля 1826 года осужден Верховным уголовным судом по Ш разряду и приговорен «к ссылке вечно в каторжную работу». 10 июля по Указу Николая 1 (и «прошению государю» за своего бывшего сотрудника М.М.Сперанского, М.Н.) приговор был смягчен – вечная каторга заменена двадцатилетней с последующим поселением, но на деле Батеньков был подвергнут 20 годам одиночного заключения, сперва в форте Свартгольм на Аландских островах, потом в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, где провел 18 лет 7 месяцев 28 дней. (Умер он 29 октября 1863 года).



  1. ^ ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ОТСТАВКА



По «учреждению для управления сибирских губерний» в 1822 году в Сибири были образованы Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства (Томская губерния вошла в Западно-Сибирское). Хорошо знакомый Риддеру, П.К.Фролов возглавил Колывано-Воскресенский горный округ, став к тому же и томским губернатором. 8 мая 1825 года главнокомандующий Путями сообщений генерал-лейтенант Бетанкур, в который раз поднимая вопрос о «всеподданейшем прошении на имя Государя Императора» (Николая 1, М.Н.) о награждении Риддера орденом Святого Владимира, вновь делает упор на факте открытия им «в Сибири при Колывано-Воскресенских заводах рудника, названного по фамилии его». На что управляющий Кабинетом Е.И.В. граф Гурьев ответствовал: «Так как генерал-майор Риддер за рудник сей награжден уже в полной мере и получает узаконенную плату (за выплавленные металлы из руд, М.Н.), то я со своей стороны не нахожу, чтобы он приобретал еще право и на жалованье его орденом Св.Владимира».

В 1828 году, в шестидесяти семилетнем возрасте, Ф.Ф.Риддер окончательно выходит в отставку, поселяется с семьей в Санкт-Петербурге, в 3-й части, в 3-м квартале, в доме №216. Именно тогда судьба сводит его с одним из своих замечательных последователей – Павлом Ивановичем Крюковым.

Подъяческий сын, по рекрутскому набору попавший в горную службу в 1800 году, Павел Крюков уже через три года за особое старание и успехи в постижении азов горного искусства производится в чин унтершихмейстера. Вскоре (1809 год), двадцати одного года отроду, он направляется на учебу в Горный Корпус в Санкт-Петербург, по окончании которого производится в унтер-шихтмейстеры 13-го класса. Молодой горный офицер работает на Петровском руднике, размежовывает земли между крестьянами и казаками Ульбинского форпоста, принимает участие в строительстве риддерской рудовозной дороги.

В декабре 1810 года Павел Иванович подает прошение о назначении его на освободившуюся должность пристава Риддерского рудника «дабы в свободное время заняться приисканием руд». Просьба его была удовлетворена и уже в сентябре 1811 года в двух верстах от Риддерского рудника Крюков находит богатейшее месторождение серебро-свинцовых руд, на котором открывается рудник, названный в честь приискателя – Крюковским. С 1811 по 1888 годы новый рудник дал Казне 132 тонны чистого серебра. Только в одном 1824 году прибыль от его работы составила полтора миллиона рублей.

Будучи приставом Риддерского рудника, Павел Иванович составляет проект рудоискания на Алтае, с которым обращается в Кабинет. Он отмечает, что «посылаемые горным начальством для прииска руд партии не дают ощутимых результатов, потому что возглавляющие их чиновники зачастую не любят рудознатного дела». Для успеха в мероприятии Крюков предлагает конторе Колывано-Воскресенских рудников и заводов создать комиссию рудоискания, всю территорию Рудного Алтая поделить на участки, каждый из которых исследовать в одно лето, определив ответственного смотрителя, который бы делал подробное описание пород и местности, что позволило бы составить общую карту региона, «могущую ознакомить с краем без всякого оному осмотру». Поступивший в Кабинет в ноябре 1824 года «Проект…», так и не встретил должного внимания, а сам рудоискатель никакого ответа не получил. Как бы обобщая свои и своего предшественника Риддера мысли, Павел Иванович уже будучи в Санкт-Петербурге позднее напишет: «Главные же рудники, поддерживающие ныне Колыванские заводы, есть открытия людей, занимающихся сим делом по страсти, и только на время, оставшееся им от должностей, жертвовавших при этом своим состоянием. Что же сии люди могли бы сделать тогда, когда задолжались бы они собственно одним сим предметом без отвлечения и когда были бы обеспечены в их состоянии на настоящее время. да и для будущего при успехе видны были им значительные награды…».

16 апреля 1828 года высочайше конформируется Учреждение «О Колывано-Воскресенских заводах», в котором, в частности, отмечалось: «К открытию новых серебро и золото содержащих рудников как партии от Горного правления посылаемые, так и вольные приискатели поощряются выдачею награждения… за каждый фунт выплавленного из оных (руд) чистого золота по 2 руб 50 коп дотоли, пока весь рудник выработан или пока проплавка и промывка руд не будет заводам в убыток…, за каждый пуд чистого серебра по 10 руб…, за каждый пуд, полученных из руды ртути – 5 руб, олова и меди – 1 руб, свинца – 50 коп, железа – 15 коп. Награждение производится ассигнациями».



  1. ^ ВОЗЗРИ ОКО МИЛОСЕРДИЯ


31 марта 1829 года Филипп Филиппович пишет рапорт на имя Николая I: «Высочайшим учреждением о управлении Колывано-Воскресенскими заводами от 16 апреля 1828 года повелено: приискателям руд производить в награждение за медь по 1 рублю и за свинец по 50 копеек за каждый выплавленный пуд… В 1786 году найден мною рудник, золото, серебро, медь и свинец содержащий.

До открытия оного на очистку при всех заводах выплавляемого серебра по неимению достаточного количества свинца, оной по сей надобности покупали по 5 рублей за пуд, а с открытием сего рудника по чрезвычайному изобилию свинца постоены были там плавиленные печи, где оный выплавляют и уже на покупку суммы не тратились, за выплавленные же сего Риддерского рудника металлы получаю я и получил по 1 генваря 1828 года ежегодно токмо за золото и серебро по положению весьма малое вознаграждение, а за медь и свинец вовсе онаго произведено не было.

Поступивши на службу с 1775 года, последнее время продолжал я оную в Корпусе инженеров путей сообщения. Жительство имел я в Риге и отправлял должность начальника VII-го округа; по случаю же чрезвычайной и неизлечимой болезни жены моей и тоже болезни моего семейства, которое всё находилось в Петербурге, принуждён я был по неперемещению меня и по сим домашним обстоятельствам просить и получил в марте 1828 года от службы увольнение с пенсионом по 3 тысячи рублей на год; выехавши из Риги и сам я поныне находился в тяжкой долговременной болезни, так что пенсии не достает, кроме же пенсиона не имею я никакова движимого и недвижимого имения…»

Риддер просит государя «воззреть оком милосердия» на его затруднительное положение, учесть долговременную беспорочную службу и приказать выдавать ему положенную законом выплату за медь и свинец, выплавленные из риддерских руд до 1828 года.

14 апреля 1830 года правительственному сенату дается именной Высочайший Указ по случаю передачи сибирских заводов (Колывано-Воскресенских и Нерчинских) в ведомство министра финансов, где смысл известного «Учреждения» трактуется довольно-таки своеобразно: «Посылаемые для отыскания руд горные чиновники, штейгера и рабочие, также посторонние лица, открывшие рудники получат за счет добывания металлов приличные награждения ПО УСМОТРЕНИЮ НАЧАЛЬСТВА. Но вместе с сим правило об участии в прибылях за открытие рудников ОТМЕНЯЕТСЯ, как более препятствующее нежеле способствующее сему делу». Далее следует как бы извинительная оговорка: «В замен же сего, в открытие благонадежного и избыточного серебряного рудника на новых местах внутри империи назначаем награду 10 тысяч рублей». Приискателей золотоносных россыпей полагалось награждать по положению заводов «хребта уральского».

Вероятнее всего, в 1830 году и Риддер, и Крюков получали уже «удовлетворение» причитавшимися им, как прискателям рудников, деньгами по одной выплатной ведомости. На это ссылается министр императорского двора во время очередной тяжбы министру Егору Францевичу Канкрину летом 1832 года после того, как Горное правление Колывано-Воскресенских заводов 4 марта, предоставив в департамент Горных и Соляных дел расчет о расплавке на своих заводах руд Риддерского и Крюковского рудников, выплавке из них металлов и причитающихся суммах премиальных выплат приискателям из прибылей 1829 года, задало резонный вопрос: «Следует ли готовить подобный расчет по 1830 и 1831 годам, если Указом от 14 апреля 1830 года участие приискателей в прибылях за открытие рудников ОТМЕНЯЕТСЯ?». На что получили ответ, что министр финансов в письме к генерал-губернатору Восточной Сибири от 30 января 1832 года отметил: «…в правилах передачи сибирских заводов в ведомство финансов ничего не сказано об отмене выдачи наград за рудники и прииски, открытые в ПРЕЖНЕЕ время». Министр рекомендовал по этому вопросу отнестись в Кабинет Его Императорского Величества.

25 апреля 1832 года департамент Горных и Соляных дел препровождает полученные ранее расчеты в Кабинет Е.И.В. с просьбой выдать причитающиеся деньги «по прежним примерам» находящимся в Санкт-Петербурге Риддеру – 379 руб 87 3/4 коп и Крюкову – 3006 руб 99 1/2 коп. В свою очередь, министр императорского двора уведомляет Е.Ф.Канкрина, что из этого отчисления не видно самого согласия Совета департамента, а потому возвратив ведомость обратно, просит «сообразить оную с существующими узаконениями». Сразу же выяснилось, что Совет департамента Горных и Соляных дел своим журналом еще от 20 августа 1830 года отказал Филиппу Филипповичу в выдаче установленной награды за выплавленные свинец и медь в связи с тем, что рудник был им открыт до выхода известного «Учреждения…». Отказали Риддеру и в распространении таковой выдачи на будущее время. «Но по уважению описываемого им недостаточного состояния его и тех выгод, какие получили и могут получить Колывано-Воскресенские заводы от употребления свинца, добываемого в значительных количества из руд открытого им рудника… ходатайствовать единовременно денежное вознаграждение». Оставили без удовлетворения высокие горные чиновники и просьбу Павла Ивановича Крюкова о выдаче ему «вместо ежегодно производимого награждения единовременной награды, соразмерной количеству металлов, могущих быть полученных из руд открытого им рудника», «как несогласную с постановлением о таковых выдачах».

А вот за золото и серебро, выплавленные в 1828 году, было решено Риддеру и Крюкову деньги выдать, «о чем и отнестись по принадлежности в Кабинет Е.И.В.». Вот это заключение, рассмотренное так же по приказанию министра финансов и совета министерства финансов, было принято для руководства к действию «как о выдаче исчисленной Горным правлением платы Риддеру и Крюкову, так и о решении, какое последовало по их прошениям». Именно тогда, 16 марта 1831 года, министр императорского двора ответил министру финансов, что «по Высочайшему повелению 7 февраля назначено в выдачу г.Риддеру 10000 руб без вычета на инвалидов из суммы Кабинета, и что следовавшие в награждение за выплавленные в 1828 году золото и серебро гг.Риддеру и Крюкову деньги выданы по принадлежности из сумм же Кабинета».

В целом же по делу «О выдаче награждения приискателям рудников Риддерского и Крюковского…» за № 95 от 8-го июня 1832 года Горный Совет департамента Горных и Соляных дел министерства финансов положил: «…приискателям Риддерского и Крюковского… рудников, кои есть открыты до состояния Высочайше утвержденных 14 апреля 1830 года правил за выплавленные из них в 1829-м году металлы, ныне произвести и впредь производить за оные платы из Кабинета Е.И.В. по точной силе приведеных пред сим Указов, что и представить на благоусмотрение господина министра финансов». 21 июня министр финансов утвердил данное положение.

Спустя месяц, 29 июля 1832 года, император Николай 1 получил в Петергофе следующее донесение:

«Министр императорского двора относится ко мне, чтобы по затруднительным денежным оборотам Кабинета, узаконенные выдачи прежним приискателям рудников по Колывано-Воскресенским заводам, составившие в последнее время до 10000 рублей ассигнациями, и производимые досель из получаемых оным прибылей от выплавляемых при тех заводах 1000 пудов золотистого серебра, отныне выдавать из прибылей от увеличенной с поступления заводов в министерство финансов выплавки серебра и от вновь образовавшегося там золотого промысла.

Министр финансов, находя возможным таковой расход на счет вышесказанных прибылей имеет счастье всеподданейше представить о сем на благоусмотрение и утверждение Вашего Императорского Величества. Подписал генерал от инфантерии граф Канкрин».

Император визирует послание коротко и лаконично: «Исполнить!».



  1. ^ ПОСЛЕДНИЕ ДНИ


Сегодня нам не понять, почему отставному генерал-майору Риддеру катастрофически не хватало трех тысяч рублей ежегодного пенсиона, по тем временам деньги очень большие. Как бы там ни было, 31 августа 1834 года он обращается в штаб Корпуса Горных инженеров с просьбой принять его снова в горную службу (в возрасте 74 лет!, М.Н.). Он надеется быть еще полезным и «получить средства к пропитанию себя и семейства своего».

Учитывая преклонные лета генерал-майора, от чего он «не может соответствовать действительной пользе службы», главноуправляющий Корпусом Горных инженеров обращается к Николаю 1: «Не угодно ли будет Вашему Императорскому Величеству пожаловать генерал-майору Риддеру некоторое единовременное вспоможение за счет государственного казначейства?».

Следует государев вердикт: «Высочайше повелеваю выдать две тысячи рублей за приличивающие Его Величества расходы».

Здесь примечательны факты поощрения за заслуги перед Отечеством двух бывших представителей риддерского рудничного офицерства: отставного обербергмейстера П.Крюкова и маркшейдера Ф.Стрижкова. Первый за открытие на глубине 350 футов месторождения пресной воды, успешное обустройства в городе Евпатории артезианского колодца и сверх того за открытие в Крыму месторождений мрамора и порфира по ходатайству Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора графа Воронцова 26 октября 1834 года был награжден орденом святого Станислава 3-й степени. Второй, ставший основателем каменнодельной фабрики при Колывано-Воскресенских заводах, «довел оную механическими познаниями своими и искусством до того, что все изделия оной (стали) превосходить как чистотою отделки, так и лучшим видом». К концу 1804 года на шлифовальной фабрике Филиппа Стрижкова были изготовлены из коргонского порфира овальная чаша диаметром 1,4 метра и четыре канделябра высотою 2,13 метра. Когда алтайский умелец доставил их в Петербург, его произвели в маркшейдеры, назначили пенсию, сверх положенных выплат, в сумме 1000 рублей в год и по ходатайству министра финансов Гурьева 9 августа 1805 года ему было повышено жалованье на 400 рублей и стало составлять 1085 рублей в год. По размеру жалованья он сравнялся с Карлом Росси.

В отношении же Ф.Риддера все обстояло по-иному. Ему на протяжении всей жизни приходилось многократно «испрашивать» денежных выплат, единовременных «вспоможений», напоминать о своих заслугах, выстраивая заумные рапорты в наградную Думу, сотрясая державные небеса.



  1. ^ БЕДНОЕ СЕМЕЙСТВО


Сведения о семье Филиппа Риддера весьма скудны и разрознены. В формулярном списке, составленном 31 января 1823 года, указывалось, что были у него дети: «сын Георгий, числится при Дворе Е.И.В пажем (воспитывался в императорском пажеском корпусе), дочь – девица Елисавета – находится при нем».

В архивном деле «Риддер, генерал-майор Корпуса инженеров Путей сообщений» хранится документ «О прошении его (Риддера, М.Н.) вдовы о выдаче ей свидетельства с места его службы», в котором Наталья Алексеевна излагает свою просьбу: «Покойный муж мой, уволенный от службы… генерал-майор Риддер… всемилостивейше награжден производством ему в потомство узаконенных процентов с добычи благородных металлов. В силу чего после его смерти упомянутые проценты получать следует, как единственным наследникам, мне с детьми: дочерью Елизаветою, находящейся при мне, и сыном Георгием, подпоручиком, ныне состоящем при строительном департаменте Морского министерства…». И подпись – Наталья Риддер, марта 10 дня 1838 года.

Значит, 10 марта 1838 года Ф.Ф.Риддера уже не было.

В выше помянутом прошении Наталья Алексеевна, вдова Филиппа Филипповича, указывает, что дочь Елизавета «находится при мне». В то время «девице» было тридцать лет, ни семьи, ни детей…

Следующим документом главный попечитель императорского человеколюбивого общества сообщает графу В.Ф.Адлербергу: «Ваше сиятельство изволили доставить мне три тысячи рублей серебром, всемилостивейше пожалованные Их Императорскими Величествами по случаю крещения Его Императорского Высочества великого князя Сергея Александровича для раздачи в Санкт-Петербурге по моему усмотрению сиротам, неимущим и болящим. Деньги эти розданы 450 бедным семействам». Под номером 194 значится «Риддер Елизавета, дочь умершего генерал-майора», количество пособия – 20 рублей, время выдачи – сентябрь 20-го числа 1857 года, место жительства: 2 Адмиралтейская часть, 5-й квартал, в доме Асташова № 16…

Георгий (Егор) Филиппович Риддер родился в 1812 году. Как уже известно, воспитывался в императорском пажеском корпусе.

20 июня 1826 года, в звании портупей-прапорщика поступает в институт Корпуса инженеров Путей сообщения. Через год производится в прапорщики, еще год спустя – в подпоручики.

30 марта 1830 года «вследствие поданного прошения за болезнью увольняется со службы». 13 августа 1830 года вторично принимается на службу прапорщиком со старшинством, с определением в военно-рабочую роту № 45 строительной части Морского министерства.

Как и отец, Егор получил прекрасное образование, читал и писал по-русски, по-французски, знал весь курс гражданских наук, прямолинейную и сферическую тригонометрию, анатомическую и начертательную геометрии, умозрительную и прикладную физики, тактическую, полевую и долговременную фортификаци, артиллерию отражения, гидрографию, статистику, минералогию, архитектуру камней.

Согласно «Формулярного списка о службе и достоинстве», Егор Филиппович «в походах и в делах против неприятеля н бывал». Одним из первых его служебных заданий стала ревизия шнуровых книг Санкт-Петербургской инженерной команды, затем в течение трех лет в качестве смотрителя Главного адмиралтейства он находился в чертежной строительного департамента по морской части. В 1834 и 1835 годах с разрешения начальника Главного Морского штаба Егор Риддер награждался денежными премиями в размере полугодового жалованья, а 29 марта 1836 года Высочайшим приказом произведен в подпоручики (морские!). После нахождения при подготовительных работах во время спуска корабля «Россия», с 26 июня по 6 июля, Егора Филипповича командировали с казенной суммой для хозяйственной закупки гидравлической извести, которую добывали на берегах Волхова и использовали при строительстве новых фортов на Кронштадском рейде. Талантливый морской инженер заметно улучшил проект обратного заграждения арки Каменного корабельного элинга и вновь неоднократно награждался премиями, а в марте 1839 года повышается в звании до поручика.

Формуляр свидетельствует и о том, что к январю 1850 года Егор Филиппович был женат на дочери коллежского асессора Филиппа Николаевича Васильева – девице Екатерине Филипповне (вероисповедания православного). О наличии детей в семье молодых сведения отсутствуют. Зато отдельной графой значится, что «По Указу Его Императорского Величества, по определению Санкт-Петербургского гражданского надворного Совета Егор Риддер определен наследником умершего родного отца генерал-майора Филиппа Риддера деньгами, следуемым за извлекаемые из открытого отцом его рудника золото и серебро на основании годовых графиков».

Выплата этого вознаграждения наследникам первооткрывателя Риддерского месторождения продолжалась довольно долго, только сумма ее по истечению лет значительно менялась.


1847 г. - 214 руб. 30 копеек 1860 г. – 95 руб.

1855 г. - 99 руб. 1861 г. - 57 руб.

1858 г. - 76 руб. 1862 г. - 35 руб.

1859 г. - 74 руб. 1876 г. - 10 руб. 75 копеек


Риддерская группа рудников разрабатывалась в первой половине ХIХ века в незначительных размерах. После того, как были вынуты верхние охристые легкоплавкие и наиболее богатые серебром руды, Крюковский рудник был заброшен, а Риддерский эксплуатировался в небольших размерах как рудник, якобы близкий к истощению. Профессор геологии и минералогии Григорий Ефимович Щуровский описывал Риддерский рудник как «некогда одно из богатейших месторождений, которое в настоящее время (1838 год) приходит в истощение». Это мнение разделял и другой крупный специалист – горный инженер Н.Иосса. Крюковский рудник, дававший ранее до 300 пудов серебра, в 1844 году был заброшен. Риддерский рудник в 1849 году выдал лишь 300 000 пудов руды, Сокольный – 275 000 пудов. Риддерские руды были богаты свинцом и серебром – содержали по нескольку фунтов свинца, и до одного золотника серебра в пуде. У Кабинетской администрации обладало мнение об истощении всего месторождения. Назревала необходимость в изменении профиля горной промышленности, нацеленной на добычу драгоценных и цветных металлов на Алтае.

Меж тем, уникальность руд Риддерского месторождения неоднократно отмечалась специалистами различных уровней и комиссий. Благодаря высокому содержанию в них золота, серебра, других многочисленных полиметаллов о них узнали далеко за рубежами России. В 1850 году риддерские руды получили самую высокую оценку на Всемирной Лондонской выставке, а в 1879 году образцы их вошли в коллекцию музея Стокгольмского Королевского технического института, где и остались на вечное хранение. А на одном из собраний «Риддерского горно-промышленного акционерного общества» в 1914 году один из его владельцев, английский миллионер Лесли Уркварт вполне резонно отмечал: «Я сомневаюсь, что на свете существует другое горнопромышленное предприятие, которое так всеобъемлюще, как Риддер!».


П р и л о ж е н и я.


Приложение №1.


Перечень

месторождений, открытых поисковой партией

Филиппа Риддера в полевой сезон мая

1786 года



прииска

Дата открытия

Краткое описание прииска

1

2

3

№ 1

21 мая

Кварцевый прожилок, содержащий в себе железистую охру, частью ноздреват

№ 2

22 мая

Жила в полтора аршина, состоящая из серого мрамора с кварцевыми прожилками

№ 3

22 мая

Полосатый мрамор

№ 4

22 мая

Красный гранит

№ 5

25 мая

Брекчия смешенная из темно-красных со светложелтыми крапинами

№ 6

24 мая

Брекчия

№ 7

24 мая

Зеленый горн-шифер с красными прожилками

№ 8

24 мая

Красный шифер с красными крапинами

№ 9

24 мая

Зеленая брекчия или пуддингстон

№ 10

24 мая

Красный порфир

№ 11

24 мая

Черный порфир

№ 12

24 мая

Темно-красный горн-шифер с красными прожилками

№ 13

24 мая

Гранит

№ 14

24 мая

Жила шириною в одну сажень в горншифере серовидной горной породы, проникнутой медным колчеданом

№ 15

24 мая

Черный порфир

№ 16

26 мая

Серый порфир

№ 17

26 мая

Красный порфир

№ 18

27 мая

Темноватый горн-шифер, проникнутый желто-охренными крапинками с кварцевыми прожилками

№ 19

27 мая

Темно-красная брекчия с зелеными и бурыми прожилками

№ 20

27 мая

Серый порфир

№ 21

27 мая

Серый и мелкозернистый гранит

№ 22

27 мая

Серпин

«Отвал чудской работы»


прииск

31 мая

Жила… состоит вся из зеленой, желтой, красной и серой охры… попадается кварц, который частью ноздреват и охрустален с известковатым тяжелым шпатом и с самородным золотом, и с примазкою роговой серебряной руды

№ 23

2 июня

Черный порфир

№ 24







№ 25/26

6 июня

Два рудных прииска

№ 27

9 июня

Серый мелкозернистый гранит

№ 28

9 июня

Черный порфир

№ 29

9 июня

Темно-красный порфир

№ 30

9 июня

Брекчия, он же пуддингстон

№ 31

13 июня

Красный порфир

№ 32

19 июня

Мелкозернистый беловатый гранит

№ 33

23 июня

Темно-желтая и красно-багровая ноздреватая яшма

№ 34

24 июня

Красный порфир с крупными крапинами

№ 35

24 июня

Красный мелкозернистый порфир

№ 36

24 июня

Желтый порфир

№ 37

24 июня

Весьма бледно-красный порфир

№ 38

24 июня

Прожилок шиферный с медной зеленью

№ 39

25 июня

Малинового цвета порфир с весьма мелкими крапинами белыми, между коими есть и зелененькие крапиночки

№ 40

25 июня

Серый порфир с желтыми крапинами

№ 41

26 июня

Малиновый порфир с желтыми крапинами

№ 42

27 июня

Руда кварцевая ноздреватая с разновидными вохрами

№ 43

3 июля

Темно-зеленая яшма

№ 44

3 июля

Серая пестрая брекчия

№ 45

3 июля

Зеленоватая пестрая брекчия

№ 46

6 июля

Серый гранит с весьма многими шерлами

№ 47

6 июля

Зеленый известковатый шифер с желтыми крапинами

№ 48

18 июля

Яшма полосатая дымчатая

№ 49

19 июля

Пестрая крупнозернистая яшма

№ 50

20 июля

Брекчия или пуддингстон

№ 51

20 июля

Брекчия или пуддингстон серого вида с красноватыми крапинами

№ 52

21 июля

Серый порфир

№ 53

22 июля

Черный мелкозернистый гранит с кварцевыми прожилками

№ 54

31 июля

Два вохренных прожилка

№ 55

2 августа

Темно-красный порфир с большими белыми крапинами, имеет в себе круглые кварцевые хрустали

№ 56

2 августа

Серый порфир… заключает в себе круглые кварцевые хрустали

№ 57

2 августа

Светло-красный порфир…малою частию в себе имеет круглые кварцевые хрустали

№ 58, № 59

3 августа

Серый мелкозернистый и крупнозернистый гранит с весьма многими шерлами

№ 60

3 августа

Красный гранит с многими шерлами

№ 61

3 августа

Серый порфир с большими белыми крапинами

№ 62

4 августа

Весьма белый твердый и чистый шпат

№ 63

4 августа

Порфир палевого цвета с желтыми крапинами

№ 64

4 августа

Яшма красно-багровая с кварцевыми прожилками

№ 65

4 августа

Зеленый сланцевый порфир







оставить комментарий
страница1/7
Дата29.09.2011
Размер1 Mb.
ТипРешение, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх