Физико-химическое исследование комплексообразования металлов III аподгруппы с комплексонами смешанного типа icon

Физико-химическое исследование комплексообразования металлов III аподгруппы с комплексонами смешанного типа


Смотрите также:
Задачи урока : Проконтролировать знания учащихся по методам решения сложных логарифмических...
Задачи урока : Проконтролировать знания учащихся по методам решения сложных логарифмических...
Физико-химическое исследование закономерностей процесса пиролиза торфа в присутствии природных и...
Примерная программа дисциплины физико-химия неорганических материалов рекомендовано...
Физико-химическое исследование взаимодействия ионов меди(II) с некоторыми β-лактамными...
Задачи: Обучающая: Познакомить учащихся со свойствами щелочных металлов...
Исследование смешанного соединение проводников...
Урок №36 Дата: 26. 01. 07 Класс 9-д тема урока: Химическое равновесие, условия его смещения...
Реферат по теме: «Металлы. Свойства металлов.»...
Исследование термической устойчивости фосфатов щелочных металлов...
Исследование термической устойчивости фосфатов щелочных металлов...
Рабочая программа учебной дисциплины "коррозия и защита металлов в энергетике" Цикл...



Загрузка...
скачать



На правах рукописи


Шаров Сергей Владимирович


Физико-химическое исследование комплексообразования металлов IIIА подгруппы с комплексонами смешанного типа


Специальность 02.00.04 – Физическая химия


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени


кандидата химических наук


Тверь – 2006


Работа выполнена на кафедре неорганической и аналитической химии

Тверского государственного университета


Научный руководитель:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор химических наук, профессор Горелов И.П.


Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Смоляков В.М.,

кандидат химических наук, доцент Смирнова Т.И.


Ведущая организация: Ростовский государственный

университет


Защита состоится 5 октября 2006 г. в 15 час. 30 мин.

на заседании диссертационного совета Д 212.263.02

Тверского государственного университета по адресу:

170002, г. Тверь, Садовый пер., 35 (ауд. 226 )


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского

государственного университета


Автореферат разослан 4 сентября 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат химических наук,

доцент М.А. Феофанова


Актуальность темы. Среди лигандов особое место занимают комплексоны. Моно- и полиаминные комплексоны с карбоксильными группами являются одним из самых изученных и используемых классов комплексонов. Однако многие его представители обладают рядом существенных недостатков: малая селективность действия, недостаточная растворимость в воде как самих комплексонов, так и их комплексонатов.

Комплексоны смешанного типа (КСТ) содержат фрагменты различных кислотных заместителей при одном и том же атоме азота, что в результате сочетания различной природы кислотных заместителей дает большее разнообразие свойств. Поэтому комплексоны смешанного типа могут превосходить по некоторым параметрам традиционные.

Большой интерес представляют моноаминные комплексоны смешанного типа содержащие в качестве кислотных заместителей при донорных атомах азота фрагменты одновременно уксусной и янтарной кислоты.

Представителями этого типа комплексонов являются N-(карбоксиметил)аспарагиновая (КМАК) и N,N-бис(карбоксиметил)-аспарагиновая кислоты (БКАК). Данные комплексоны не уступают традиционным комплексонам (иминодиуксусная кислота и нитрилтриуксусная кислота) по координационной способности.

Совокупность химических и технологических свойств этих комплексонов: доступность исходных реагентов, биологическая активность, обусловленная наличием в структуре этих комплексонов фрагментов янтарной кислоты делают их объектами для всестороннего изучения.

Вместе с тем они изучены не достаточно. В литературе имеются данные лишь об их комплексах со щёлочноземельными (ЩЗМ), редкоземельными (РЗМ) металлами, 3d-металлами. Какие-либо сведения об их комплексах с ионами металлов IIIА подгруппы, являющихся сильными комплексообразователями, полностью отсутствуют, что делает тему данного исследования актуальной. В связи с этим была сформулирована следующая

цель работы:

Исследование связи реакционной способности моноаминных комплексонов смешанного типа с их строением и условиями осуществления реакции комплексообразования с металлами IIIА подгруппы. Для достижения этой цели был поставлены взаимосвязанные задачи:

1) физико-химическое изучение строения, состава и устойчивости комплексов смешанного типа с ионами металлов IIIА подгруппы потенциометрическими методами;

  1. синтез твёрдых комплексонатов металлов IIIА подгруппы с исследуемыми комплексонами;

  2. изучение методами ИК-спектроскопии и термического анализа полученных твердых комплексонатов.

Научная новизна работы.

Определены константы ступенчатой диссоциации КМАК и БКАК при 25C и нескольких значениях ионной силы I= 0.1, 0.5 и 1.0 (KNO3), а также термодинамические значения этих констант.

Потенциометрическими методами (рН- и ОВ-потенциометрия) изучено комплексообразование в водных растворах ионов металлов IIIА подгруппы с КМАК, БКАК. Впервые определены состав и константы устойчивости образующихся комплексов.

Выявлены закономерности в реакциях образования различных комплексных соединений в изученных системах в водных растворах. Выявлена взаимосвязь структурных изменений, происходящих с реагентами в реакциях комплексообразования.

Выделены в твёрдом виде средние и протонированные комплексонаты КМАК, БКАК с Tl3+, In3+. Проведено ИК спектроскопическое и термогравиметрическое изучение твёрдых комплексов и получены данные о их строении.

Практическая значимость. Полученные величины констант устойчивости комплексов элементов IIIА подгруппы с комплексонами смешанного типа позволяют сделать вывод, что эти комплексоны могут быть с успехом использованы для определения исследуемых металлов. Больше всего это касается индия и таллия (III), константы устойчивости которых особенно высоки.

Результаты изучения КСТ могут быть использованы в учебном процессе на кафедре неорганической и аналитической химии ТвГУ.

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены на 10 конференциях:

на XXXIX Всероссийской научной конференции по проблемам естественных наук, Москва, 2003 г.; на IV Всероссийской конференции «Современные проблемы теоретической и экспериментальной химии», Саратов, 2003 г.;на Всероссийской научной конференции «Молодежь и химия». Красноярск, 2003 г.; на XVII Менделеевских съезде по общей и прикладной химии, Казань, 2003 г.; на XI Региональных Каргинских чтений, Тверь, 2004 г.; на IX Международной конференции «Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах», Плес, 2004 г.; на IV Междунар. конф. по экологической химии. Кишинев, 2005 г.; на XXII Междунар. конф. по координационной химии, Кишинев, 2005 г.; на XV Международной конференции по химической термодинамике, Москва, 2005 г.; на II Всероссийской конференции, Барнаул, 2005 г.

Публикации.

По материалам диссертации опубликовано 9 статей, 8 тезисов докладов.


^ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ И ОБСУЖДЕНИЕ

РЕЗУЛЬТАТОВ

1. Синтез комплексонов

N, N–бис(карбоксиметил)–аспарагиновая кислота (БКАК, Н4Y)






БКАК получали по реакции конденсации аспарагиновой кислоты с монобромуксусной кислотой при to =90oC и pH 8-9 (LiOH). По окончании реакции смесь охлаждали, подкисляли HBr и добавляли метанол. Выпавшую БКАК перекристаллизовывали несколько раз из водно-метанольной смеси в соотношении 1:1.

Таблица 1. Результаты элементного анализа БКАК.




C

H

N

Найдено, %

38.21

4.15

5.34

Вычислено, %

38.55

4.42

5.62


N–(карбоксиметил)аспарагиновая кислота (КМАК, Н3X)



КМАК получали присоединением аминоуксусной кислоты к малеиновой кислоте по двойной связи. Условия проведения реакции подобны описанным для получения БКАК.

Таблица 2. Результаты элементного анализа КМАК.




C

H

N

Найдено, %

37.48

4.51

7.49

Вычислено, %

37.70

4.71

7.33


^ 2. Определение термодинамических констант диссоциации

Экспериментальная процедура определения концентрационных констант комп­лексов состояла в рН-потенциометрическом титрования растворов с различными значениями ионной силы 0,1; 0,5; 1,0, создаваемых KCl или KNO3 . Термодинамические константы диссоциации были найдены экстраполяцией концентрационных констант к нулевой ионной силе(табл 3).

Таблица 3. Термодинамические константы кислотной диссоциации (I=0)

комплексон

pk10

pk20

pk30

pk40

КМАК

2,950,05

4,310,06

10,330,03



БКАК

2,590,05

3,570,02

4,780,03

10,210,04



^ 3. Исследование комплексообразования таллия (I) с КСТ


Также были изучены комплексы металлов IIIА подгруппы с ИДЯК (иминодиянтарной кислотой), которая хотя и не является КСТ, но имеет в своем составе фрагмент янтарной кислоты, как БКАК и КМАК.

Комплексообразование таллия (I) было изучено методом рН-потенциометрии. Экспериментальная процедура определения устойчивости комп­лексов состояла в рН-потенциометрическом титрования растворов, содержащих смеси комплексона с нитратом таллия (I) в соотношении 1:1 и 2:1. Полученные кривые титрования представлены на рис. 1, где а ­– количество эквивалентов щелочи, добавленных к раствору в расчете на I моль находящегося в нем комплексона. В области значений а от 0 до 2 кривые титрования комплексонов полностью совпадают с кривыми титрования комплексонов в присутствии таллия (I) при соотношение комплексона и таллия 1:1. Это позволяет считать, что между ионами Tl+ и ионами Н3А- (БКАК) и Н2А- (КМАК) преобладающими в растворах при а < 2, процессы комплексообразования не происходят. В области значений а от 2 до 3 (для КМАК), от 2 до 4 (для БКАК) кривые титрования комплексонов в присутствии таллия (I), лежат несколько ниже кривых титрования одних комплексонов, что указывает на образование в этих условиях средних комплексов и протонированных комплексов для БКАК. Совпадение кривых титрования комплексонов с кривыми титрования комплексонов в присутствии таллия (I) в области значений а > 3 (для КМАК), a > 4 (для БКАК) указывает на отсутствие в исследуемых системах гидроксокомплексов.

Экспериментальные результаты потенциометрических измерений обрабатывались на компьютере по универсальной программе CLINP 2.1[1]. (табл. 4)




Рис. 1. Кривые титрования КМАК (1), КМАК с Tl(I) в соотношении 2:1(2); 1:1(3); БКАК (4), БКАК с Tl(I) в соотношении 2:1(5); 1:1(6).


Таблица 4.Логарифмы констант образования таллия (I) с КМАК, БКАК, ИДЯК.




TlL*

TlHL

КМАК

4.59 ± 0.06

11.07 ± 0.09

БКАК

4.38 ± 0.05

12.19 ± 0.05

ИДЯК

4.81 ± 0.07

12.20± 0.09


(* Заряды здесь и далее не указываются, т.к. их значения различны для КМАК и БКАК)

^ 4. Исследование комплексообразования таллия (III) с КСТ.

Комплексообразование таллия (III) изучалось методом ОВ-потенциометрии с использованием платинового электрода. Для расчета констант устойчивости была использована видоизмененная функция Ледена.[2,3]

Fо([H]) = = K0 + K1 + K2 + . . . . . ,

где [Tl'] = [Tl]+ [TlOH] + [Tl(OH)2] = [Tl](1+ K/1 [OH]+ K/2 [OH]2)

K/n= lg K/1 =12,86; lg K/2 =25,37 [4].

Для расчета Fо([H]) необходимо знать две величины: [L4-] и [Tl3+]. Первая может быть рассчитана из величины рН раствора, а вторая с помощью уравнения: E=E0 + 0,02955lg([Tl3+]/[Tl+] ). E0 было предварительно найдено при тех же условиях, в которых проводили исследования, но в отсутствии комплексообразователя, величина [Tl+] известна из условий эксперимента, так как судя по полученным данным в исследованной области рН таллий (I) комплексов не образует и [Tl+] = СTl (I) .

Экспериментальная процедура определения устойчивости комп­лексов состояла в титровании щелочью растворов, содержащих нитрат таллия (I), нитрат таллия (III) и избыток комплексона, одновременно измеряя рН раствора и ОВ-потенциал Pt-электрода (рис.2). Используя эти данные, строились графики зависимости F0([H+]), F1([H+]) от [H+]. По рисунку 3 видно, что если кривая F0([H+]) от [H+] идет под наклоном, кривая F1([H+]) от [H+] уже параллельно оси [H+].Это показывает, таллий (III) в данных условиях образует только нормальные и монопротонированные комплексы. (табл. 5)







Рис 2. Графики зависимости Е, мВ от рН для систем Tl(III) (a) c ИДЯК(1), БКАК(2), КМАК(3); In(III) (b) c ИДЯК(4), БКАК(5), КМАК(6).


^ Таблица 5.Логарифмы констант образования таллия (III) с КМАК, БКАК, ИДЯК.




TlL

TlHL

КМАК

30.9 ± 0.1

32.4 ± 0.2

БКАК

30.7 ± 0.1

31.6 ± 0.2

ИДЯК

31.5 ± 0.1

33.7 ± 0.2





Рис. 3. Графики зависимости F0[H+] от [H+] и F1[H+] от [H+] , где значения F0[H+] и F1[H+] отсчитываются на вертикальной оси с разными множителями: таллий (III) с КМАК(a), БКАК(b); индий (III) с КМАК(c), БКАК(d)


^ 5. Исследование комплексообразования индия (III) с КСТ.


Комплексообразование индия (III) изучалось методом потенциометрии с использованием амальгамированного In-электрода. In-электрод был получен путем воздействия на поверхность индия 0.1 М раствором Hg(NO3)2 . Найденное нами в отсутствии комплексообразователя и используемое в последующих расчетах значение E0 (In3+/ In0) =-330 мВ удовлетворительно соответствует литературным данным [4]. Для расчета так же была использована видоизмененная функция Ледена, но концентрация иона металла [In3+] была рассчитана проще: E=E0 + 0,0197lg[In3+]. В остальном экспериментальные процедуры, методики расчета аналогичны процедурам и методикам изучения комплексообразования [Tl3+].


^ Таблица 6.Логарифмы констант образования индия (III) с КМАК, БКАК, ИДЯК.





InL

InHL

КМАК

17.5 ± 0.1

18.8 ± 0.2

БКАК

17.1 ± 0.1

18.5 ± 0.2

ИДЯК

17.8 ± 0.1

19.7 ± 0.2



^ 6.Исследование комплексообразования алюминия и галлия с КСТ

Комплексообразование галлия и алюминия изучалось методом рН-потенциометрии. Экспериментальная процедура определения устойчивости комп­лексов состояла в рН-потенциометрическом титрования растворов, содержащих смеси комплексона с нитратом алюминия или галлия в соотношении 1:1 и 2:1(рис.4). Были проведены расчеты констант образования по программе CLINP 2.1. (табл. 7)



Рис. 4. Кривые титрования КМАК(1), КМАК с Al(III)(2), Ga(III)(3); БКАК(4), БКАК с Al(III)(5), Ga(III)(6).


^ Таблица 7.Логарифмы констант образования алюминия и галлия с КМАК, БКАК

комплексоны

AlL

AlHL

GaL

GaHL

КМАК

10.8± 0.1

11.5± 0.2

12.8± 0.2

13.4± 0.2

БКАК

10.6± 0.1

11.7± 0.2

12.7± 0.2

13.7± 0.3

ИДЯК

11.1 ± 0.1

12.2 ± 0.2

13.3 ± 0.2

13.6± 0.3



^ 7.Обсуждение результатов изучения комплексообразования в растворе


Если сравнивать устойчивость в ряду металлов IIIА подгруппы, то она уменьшается как и для других комплексонов (НТУК, ЭДТА) в следующем порядке – от таллия к алюминию: Tl3+ >In3+ >Ga3+ > Al3+ и соответствует уменьшению размера радиуса иона. Устойчивость средних комплексов металлов IIIА подгруппы с КМАК больше, чем с БКАК. Это можно объяснить большей основностью атома азота у КМАК ( pk3 КМАК = 9,67; pk4 БКАК = 9,37). Это подтверждается большей устойчивостью средних комплексов с ИДЯК ( pk4 ИДЯК = 10,09 ). Дентатность КМАК с редкоземельными элементами предположительно равна четырем (Kу(LaY)=9,8610,58)[5]. Комплексы трехвалентных ионов IIIА подгруппы с КМАК более устойчивы (особенно Tl(III)). Это значит, что КМАК в данном случае также достигает максимальной дентатности. А так как комплексы КМАК и БКАК с металлами IIIА подгруппы сходны по устойчивости, БКАК также имеет дентатность четыре.


^

8.Синтез комплексонатов Tl(III), In(III) с КМАК и БКАК



Комплексонаты были получены смешением кислых растворов нитратов индия (III), таллия (III) c растворами натриевых солей комплексонов, выпадая при этом в осадок. Осадки отфильтровывали, промывали водой и сушили до постоянного веса. О составе комплексов судили по содержанию металла, которое определяли методом комплексометрического титрования после предварительного разрушения комплексонатов нагреванием их в концентрированной HNO3. Анализ показал, что были получены средние комплексы КМАК (MeX) и протонированные комплексы БКАК (MeHY). Средние комплексы БКАК были получены добавлением эквивалентного количества щелочи.

Таблица 8. Результаты комплексометрического анализа состава комплексов Tl (III), In (III) с КМАК и БКАК.





соединение

TlX

InX

HTlY

HInY

KTlY

KInY

Me,%


вычислено

51,69

37,54

44,98

31,47

41,50

28,50

получено

51,13

37,21

45,35

31,02

41,84

28,93
^

9. Термогравиметрическое изучение твердых комплексов Tl(III), In(III) с КМАК и БКАК




Термогравиметрическое исследование твердых комплексонатов таллия(III), индия(III) проводили на термоанализаторе Perkin Elmer Pyris Diamond при скорости нагрева 5 С/мин. Полученные результаты представлены на рис.5.


1 2

5 6

3 4



Рис. 5 Термогравиграммы InX3H2O (1); TlX3H2O (2); HInYH2O (3) KInYH2O (4); HTlYH2O (5); KTlYH2O (6).


Исходя из достаточно высокой устойчивости данных комплексонов, можно допустить, что убыль массы в данном диапазоне температур обусловлена процессами дегидратации. Наиболее наглядную картину представляет дегидратация комплексонатов Tl(III), In(III) c КМАК (табл. 9). При нагревании этих комплексонатов дегидратация протекает в 2 этапа, что указывает на различную прочность связи молекул воды с комплексом. Две молекулы воды испаряются позже, значит имеют более прочную связь в соединении. Можно допустить, что 2 молекулы воды находятся во внутренней сфере комплекса и связаны с металлом координационно. У БКАК только одна стадия дегидратации. Она находится примерно в той же области температур, что и вторая стадия у КМАК. Таким образом, можно предположить, что в кристаллогидратах Tl(III) и In(III) c КМАК содержится 2 молекулы внутрисферной воды, а с БКАК – 1 молекула. С одной стороны ионы таллия и индия способны проявлять координационные числа больше шести. С другой стороны устойчивость комплексов таллия и индия в растворе с КМАК и БКАК достаточно высока, что говорит о высоком значении дентатности. Предполагая, что значение координационного числа таллия и индия равно шести, учитывая количество внутрисферной воды получаем максимальную дентатность КМАК и БКАК четыре и пять соответственно.

Таблица 9. Результаты термогравиметрического изучения твердых комплексонатов Tl(III), In(III) с КМАК (X) и БКАК (Y).

Комплек-сонат

Стадии дегидратации, оС


Убыль массы по стадиям, моль Н2О

Т

разложения




1

2

1

2




TlX3H2O

43-76

150-245

1

2

>410

InX3H2O


40-72

155-215

1

2

>245


HTlYH2O




135-230




1

>405

HInYH2O




134-189




1

>240


KTlYH2O




150-240




1

>435

KInYH2O





145-200





1

>245




^ 10. ИК спектроскопическое изучение строения твердых

комплексонатов Tl(III), In(III) с КМАК и БКАК


Спектры комплексонатов снимали на ИК-спектрофотометре Spectrum One (Perkin Elmer). Образцы для съемки ИК спектров готовили в виде таблеток, которые прессовали из смеси исследуемого вещества и KBr.

ИК спектры снимали в диапазоне 450 – 3800 см-1, однако прежде всего рассматривали область 1400 – 1800 см-1, поскольку именно в ней находятся полосы поглощения, принадлежащие группам С=О, С-О и являющиеся основным источником информации об исследуемых комплексах. С этой целью для всех изучаемых объектов дополнительно снимали спектры именно в этой области, что обеспечивало большую надежность измерений и точность определения положения полос.


Таблица 10. Важнейшие характеристические частоты ИК спектров комплексов Tl(III), In(III) с КМАК (X) и БКАК (Y) (см-1).



Соединениe

 (C=O)

as(C-O)

s(C-O)

(C–O)

(as-s)

HInYH2O

1720

1605

1390

215

HTlYH2O

1714

1613

1389

224

KInYH2O




1611

1392

219

KTlYH2O




1621

1384

237

InX3H2O




1609

1391

218

TlX3H2O




1619

1385

234



Как видно из табл. 10, рис. 6,7  для комплексов Tl(III) больше, чем для In(III) и, следовательно, ковалентность связи М – Окарб в комплексах Tl(III) больше, чем в аналогичных комплексах In(III).

ИК спектры кристаллогидратов протонированных комплексонатов HTlX6H2O, HInX5H2O и сходны между собой. Полосы 1714-1724 см-1 в этих комплексах (рис.4), как и в свободной КМАК, принадлежат неионизированной карбоксильной группе –СООН. Следовательно, во всех этих комплексах отсутствует бетаиновая структура, а атом азота координирован ионом металла (образуется связь М – N). К сожалению, обнаружить прямые доказательства образования этой связи не представляется возможным. Связи M – N , так и связи M – O дают слабые полосы поглощения в области 350-450 см-1, где их трудно отличить друг от друга.

Полоса (С=О) в спектрах протонированных комплексов БКАК лежит в интервале 1714-1724 см-1, т.е. она заметно смещена в область больших длин волн по сравнению с такой же полосой в спектре свободной БКАК (1740 см-1). Это указывает на то, что карбоксильная группа –СООН в ее протонированных комплексах координирована ионом металла.



1

2

1619

1609

1385

1391



3

4

1621

1619

1384

1392



Рис. 6 ИК-спектр InX3H2O(1); TlX3H2O(2); KInYH2O(3); KTlYH2O(4)



2

1

1714

1720

1613

1605

1389

1390



Рис. 7 ИК-спектр HInYH2O(1); HTlYH2O (2).







Выводы



1. При различных ионных силах растворов и постоянной температуре 298 K определены концентрационные константы кислотной диссоциации КСТ КМАК и БКАК. На основании полученных концентрационных констант кислотной диссоциации рассчитаны термодинамические константы кислотной диссоциации этих комплексонов.

2. Различными физико-химическими методами исследования (прямая рН-потенциометрия, ОВ-потенциометрия, потенциометрия с In-электродом) определен состав и устойчивость комплексов Tl(I), Tl(III), In(III), Ga(III), Al(III) в растворе. Построены диаграммы долевого распределения комплексных форм в зависимости от рН.

3. Установлено, что в растворе металлы IIIА подгруппы образуют с КСТ частицы MeL, MeHL. Показано, что устойчивость комплексов изменяется параллельно с уменьшением радиуса иона в ряду Tl(III)>In(III)>Ga(III)>Al(III). Устойчивость комплексов зависит от строения комплексонов. Устойчивость комплексов с КМАК больше, чем с БКАК, что соответствует уменьшению основности атома азота от КМАК к БКАК.

4. Синтезированы и выделены в твердом виде 6 средних и протонированных комплексов In(III) и Tl(III) c КМАК и БКАК, определен их состав. Методом термогравиметрии установлено содержание внутрисферной воды в структуре КСТ. Доказано, что в кристаллогидратах Tl(III) и In(III) c КМАК содержится 2 молекулы внутрисферной воды, а с БКАК – 1 молекула.

5. Методом ИК спектроскопии изучено строение выделенных твердых комплексов. Показано, что протонированные комплексы БКАК с Tl(III) и In(III) не имеют бетаиновой структуры. Ковалентность связи М – Окарб в комплексах Tl(III) больше, чем в аналогичных комплексах In(III).

6. По результатам гравиметрического, ИК спектроскопического и потенциометрических (рН- и ОВ-потенциометрия) методов сделано предположение, что дентатность КМАК и БКАК с Tl(III) и In(III) в растворе равна четырем, а в твердых комплексах соответственно четырем и пяти.


^ Цитируемая литература


1. Холин Ю.В. Количественный физико-химический анализ комплексообразования в растворах и на поверхности химически модифицированных кремнезёмов: содержательные модели, математические методы и их применения. Харьков: Фолио, 2000, с.288

2. Князева Н.Е., Никольский В.М., Горелов И.П. // Коорд. химия. 2002. Т. 28. № 2. С. 135.

3. Горелов И.П., Колосова М.Х. // Журн. неорган. химии. 1973. Т. 18. № 1. С. 90.

4.Лурье Ю.Ю. Справочник по аналитической химии. М.:Химия.–1967–С.276, 268.

5. Никольский В.М. Особенности физико-химических свойств новых комплексонов моноаминного типа и их комплексов–Дисс.докт.хим.наук–Тверь: ТвГУ(2005)–134с.


Основное содержание диссертации изложено в работах


  1. Шаров С.В., Никольский В.М., Горелов И.П. Комплексообразование Tl+ c N-(карбоксиметил)аспарагиновой и N, N-бис(карбоксиметил)-аспарагиновой кислотами. //Журн. неорган. химии. – 2005. – т.50.№6. – с.1047.

  2. Шаров С.В., Никольский В.М., Горелов И.П. Изменение физико-химических свойств комплексов Tl3+ с новыми комплексонами моноаминного типа. Тверь: 2005, 6c., Деп. в ВИНИТИ 19.09.05 № 1236, Ук. №11.

  3. Шаров С.В. Закономерность процессов комплексообразования ионов In3+ с некоторыми комплексонами, производными аспарагиновой кислоты, в зависимости от их строения. Тверь: 2005, 6c., Деп. в ВИНИТИ 19.09.05 № 1237, Ук. №11.

  4. Горелов И.П., Никольский В.М., Рясенский С.С., Федорова М.В., Шаров С.В., Иминодиянтарная кислота в качестве замедлителя известкового вяжущего. //Строит. материалы. –2004. –№ 5 (593). –с. 28.

  5. Шаров С.В., Синицина А.В., Никольский В.М. Комплексообразование ионов щелочноземельных металлов с N–(карбоксиметил)-аспарагиновой и иминодиянтарной кислотами.//Молодежь и химия. Материалы Всероссийской научной конференции. – Красноярск: Изд. КрасГУ. – 2003. – С.119.

  6. Никольский В.М., Пчелкин П.Е., Шаров С.В., Князева Н.Е., Горелов И.П. Синтез и применение производных янтарной кислоты в промышленности и сельском хозяйстве.//Успехи современного естествознания. – 2004. – №2. – С.71.

  7. Шаров С.В., Князева Н.Е., Кудряшева Н.В., Никольский В.М. Термодинамические константы кислотной диссоциации N, N-бис(карбоксиметил)аспарагиновой кислоты.//Вестник Тверского государственного университета.–2005.-№8. – С.67.

  8. Кудряшова Н.В., Шаров С.В., Никольский В.М., Горелов И.П. Экологически чистые комплексоны для регулирования роста и развития растений.//Материалы II Всероссийской конференции. Книга II. – Барнаул:Изд. Алтайского ГУ. – 2005. – С.661.

  9. Лыткин А.И., Чернявская Н.В., Румянцева И.А., Никольский В.М., Шаров С.В. Термодинамика реакций комплексообразования Pb2+ с этилендиамин-N,N-диянтарной и иминодиянтарной кислотами в водном растворе.//Химия и химическая технология.–2006.–т.49, Вып.1.–С.118.
^

Тезисы конференций


  1. Шаров С.В., Князева Н.Е., Никольский В.М. Термодинамические константы диссоциации N–(карбоксиметил)аспарагиновой и N,N–бис(карбоксиметил)аспарагиновой кислот.//Тез. докл. XXXIX Вс. научн. конф. по проблемам математики, информатики, физики, химии и методики преподавания естественнонаучных дисциплин. – Москва: РУДН. – 2003. – С.55.

  2. Шаров С.В., Кудряшова Н.В., Никольский В.М. Комплексообразование кобальта с комплексонами моноаминного типа, производными янтарной кислоты.//Тез. докл. IV Вс. конф. «Современные проблемы теоретической и экспериментальной химии». – Саратов. – 2003. – С.46.

  3. Никольский В.М., Шаров С.В., Князева Н.Е., Горелов И.П. Экологически чистые комплексоны, производные янтарной кислоты.//Тез. докл. XVII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии. – Казань. – 2003. – Т.2. – С.136.

  4. Шаров С.В. Комплексообразование таллия(I) с некоторыми комплексонами смешанного типа.//Тез. докл. XI Региональных Каргинских чтений. – Тверь. – 2004. – С.77.

  5. Шаров С.В., Горелов И.П., Никольский В.М. Комплексообразование таллия (I) с некоторыми комплексонами смешанного типа.// Тез. докл. IX Междунар. конф. «Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах». – Плес. – 2004. – С.300.

  6. Шаров С.В.*, Кудряшова Н.В., Никольский В.М., Горелов И.П. Регуляторы роста и развития растений на основе экологически чистых комплексонов.// Тез. докл. IV Междунар. конф. по экологической химии. – Кишинев. – 2005. – С.59.

  7. Горелов И.П., Кудряшова Н.В., Никольский В.М., Шаров С.В. Комплексообразование ионов Tl(III) с некоторыми комплексонами моноаминного типа // Тез. докл. XXII Междунар. конф. по координационной химии. – Кишинев. – 2005. – С.328.

  8. Шаров С.В., Кудряшова Н.В., Князева Н.Е., Никольский В.М., Горелов И.П. Термодинамические константы диссоциации комплексонов моноаминного типа, производных янтарной кислоты.// Тез. докл. XV Междунар. конф. По химической термодинамике в России. – Москва. – 2005. – С.115.






Скачать 271.02 Kb.
оставить комментарий
Шаров Сергей Владимирович
Дата13.03.2012
Размер271.02 Kb.
ТипИсследование, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх