Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе icon

Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе


4 чел. помогло.
Смотрите также:
Список литературы, справочников приобретенных в 2008 2009 году...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Судебная экспертиза» для специальности 030501...
Программа дисциплины «Судебная экспертиза» для специальности 030501...
Учебно-методический комплекс по дисциплине судебно-медицинская экспертиза в уголовном и...
Исследование доказательств в ходе судебного следствия в суде первой инстанции в российском...
Лекция гпс судебная защита прав участников рынка ценных бумаг...
Программа дисциплины «Пересмотр судебных актов (в гражданском...
«Допустимость доказательств в гражданском и арбитражном процессах»...
Судебно-психологическая экспертиза в уголовном и гражданском процессах...
От: Юрисконсульта 3-й категории зао «ИнфоКом» И. О. Кузенковой Относительно...
«Апелляционное производство в арбитражном процессе» Автор работы...
Производство следствия в уголовном судопроизводстве кыргызской республики...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
скачать
Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе


Светлой памяти моего отца -

заслуженного деятеля науки, профессора

Рафаила Самуиловича Белкина -

посвящаю эту книгу


Введение


Социально-экономические процессы, происходящие в стране в последние годы, укрепляющиеся рыночные отношения, тенденции к построению правового государства обусловливают растущую общественную потребность в высококвалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим лицам. У многих граждан и хозяйствующих субъектов постоянно возникают проблемы юридического характера. Невысокая правовая грамотность не только граждан, но и сотрудников различных организаций, руководителей, предпринимателей приводит к тому, что они зачастую не подозревают о возможности квалифицированного разрешения этих проблем. Нередко и сами проблемы просто не замечаются, пока не напомнят о себе самыми неприятными последствиями.

Сложившаяся система юридического обслуживания организаций и населения и разнообразные частные юридические фирмы традиционно обеспечивают в основном нотариальную или адвокатскую поддержку. В то же время такая важнейшая для нормального бизнеса сфера юридической деятельности, как производство различных экспертиз, в том числе и судебных, по существу остается terra incognita. Весьма невелика роль судебных экспертиз в гражданском и арбитражном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях. Между тем доказательственная информация, полученная в результате осуществления судебных экспертиз, дает возможность быстро и обоснованно выносить решения при разрешении дел.

Глубокие социально-экономические преобразования сопровождаются криминализацией общества, ростом и видоизменением преступности. В структуре преступности все более значительное место занимает деятельность организованных, хорошо технически оснащенных групп, располагающих значительной материальной базой, что существенно осложняет процесс выявления и расследования преступлений. В этих условиях в доказывании по уголовным делам роль института судебной экспертизы значительно возрастает.

Принятие нового процессуального законодательства РФ существенно расширяет возможности использования специальных знаний в судопроизводстве. Однако многие квалифицированные юристы, в том числе судьи и адвокаты, участвующие в рассмотрении арбитражных споров, других гражданских дел, дел об административных правонарушениях, весьма смутно представляют себе возможности судебной экспертизы, не говоря уже о простых гражданах, которые в данном вопросе всецело полагаются на правоведов. Несмотря на то что многие экспертные исследования могут способствовать защите прав и интересов предпринимателей и потребителей, открывающиеся при этом разнообразные возможности вовсе не известны представителям хозяйствующих структур и населению.

К сожалению, имеющаяся литература ориентирована почти исключительно на проблемы назначения и производства экспертиз по уголовным делам. К тому же эти публикации разрознены, носят ведомственный характер и посвящаются обычно одному или нескольким родам экспертиз.

Данная книга призвана заполнить этот пробел. В ней рассмотрены теоретические, процессуальные и организационные основы судебной экспертизы, в том числе серьезное внимание уделено особенностям ее назначения и производства в гражданском, арбитражном, уголовном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях, оценке и использованию полученных результатов в доказывании, а также применению методик, разработанных в судебно-экспертной сфере при проведении несудебных экспертиз, в повседневной предпринимательской деятельности. В отношении каждого рода судебных экспертиз указаны объекты и материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение эксперта, а также вопросы, подлежащие разрешению.


^ Раздел I. Теоретические, процессуальные и организационные основы судебной экспертизы


Глава 1. Специальные знания и основные формы их использования в судопроизводстве


Уголовное и гражданское судопроизводство, производство по делам об административных правонарушениях невозможно без использования современных достижений естественных, технических, экономических и других наук, которые принято называть специальными знаниями. Закон не дает определения понятия "специальные знания". Традиционно в юридической литературе под этим термином понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного или гражданского судопроизводства. Причем к специальным обычно не относят общеизвестные, а также юридические знания*(1).

Специальные знания могут использоваться как в процессуальной форме, когда результаты их применения имеют доказательственное значение, так и в непроцессуальной форме.

Существует несколько видов процессуального использования специальных знаний, основным из которых является судебная экспертиза. Сущность судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя, дознавателя, суда, лица или органа, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, сведущим лицом (экспертом) предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, - доказательствами.

Основным носителем специальных знаний, согласно действующим Уголовно-процессуальному, Гражданскому процессуальному, Арбитражному процессуальному кодексам РФ и Кодексу РФ об административных правонарушениях (далее соответственно - УПК, ГПК, АПК, КоАП), является эксперт, использующий свои специальные знания в процессуальной форме при производстве судебной экспертизы.

Законодателем предусмотрен и другой вид процессуального применения специальных знаний - привлечение специалиста к производству следственных и судебных действий (ст. 58, 168 УПК, ст. 188 ГПК и ст. 25.8 КоАП), где он использует эти знания и навыки для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, а также оказывает помощь в постановке вопросов эксперту и дает разъяснения сторонам и суду по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию.

Сведения о фактах, установленных специалистом, и его разъяснения фиксируются в протоколе следственного или судебного действия, протоколе об административном правонарушении. Поэтому участие специалиста в следственных и судебных действиях является процессуальной формой применения специальных знаний.

Следователь, дознаватель, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, судья, обладая специальными знаниями и соответствующими научно-техническими средствами, могут обойтись без помощи специалиста. Случаи обязательного его участия прямо указаны в законе:

1) участие педагога в допросе (опросе в КоАП) потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет (ст. 179 ГПК; ч. 1 ст. 191 УПК; ч. 4 ст. 25.6 КоАП), а по усмотрению следователя и при допросе потерпевших или свидетелей в возрасте от 14 до 18 лет (ч. 1 ст. 191 УПК);

2) участие судебного медика, а при невозможности его участия - иного специалиста, в наружном осмотре трупа (ст. 178 УПК);

3) участие врача в освидетельствовании в необходимых случаях (ч. 4 ст. 179, ч. 2 ст. 290 УПК).

Хотя АПК не содержит статей, прямо описывающих участие специалиста в рассмотрении дел, но думается, что косвенные указания на возможность такого участия в них имеются. Речь, прежде всего, может идти о применении технических средств и специальных знаний при производстве осмотров и исследования письменных и вещественных доказательств по месту их нахождения (ст. 78, 79 АПК), представлении доказательств (ст. 64, 65 АПК).

В то же время судебная экспертиза назначается независимо от того, обладают ли следователь, дознаватель, судья, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, специальными знаниями, поскольку фактические данные, полученные путем экспертного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессуальном документе, кроме заключения эксперта.

Специалисты в ряде случаев (например, при проверке до возбуждения уголовного дела) также проводят исследования, но эти исследования называются предварительными и полученные результаты не имеют доказательственного значения. Такая форма использования специальных знаний не является процессуальной.

Справочно-консультационная деятельность специалиста также может осуществляться в непроцессуальной форме, например, до начала производства по делу. В этой форме специалист может оказывать помощь следователю, лицу, рассматривающему делу об административном правонарушении, и суду в подготовке следственных действий и материалов для экспертизы. В непроцессуальной форме возможна дача специалистами консультаций адвокатам, поскольку, согласно п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Рассмотрению вопросов использования специальных знаний в судопроизводстве посвящена обширная литература. Однако в современных социально-экономических условиях, когда успешность правовой реформы неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, их роль существенно возрастает и не только в раскрытии и предупреждении преступлений, в доказывании по уголовным делам, но и в гражданском судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях. Кроме того, в сферу судопроизводства интегрируются все новые и новые достижения бурно развивающихся науки и техники, новых областей знания, новых технологий. Как нам представляется, эти обстоятельства не могут не вызвать трансформацию представлений о специальных знаниях. Пределы компетенции эксперта и специалиста и сама необходимость их участия в деле напрямую зависят от того, какой смысл вкладывается в термин "специальные знания", поэтому этот вопрос отнюдь не является чисто академическим, но имеет самое серьезное прикладное значение.

Выше уже упоминалось, что многие юристы не относят к специальным общеизвестные знания. Рассмотрим этот тезис подробнее с точки зрения возможности более строгого отграничения общеизвестных и специальных знаний в различных отраслях процессуального права. Ю.К. Орлов полагает, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта. Ими обладает более или менее узкий круг лиц*(2). Аналогичных взглядов придерживается и М.К. Треушников, который утверждает, что под специальными знаниями в гражданском и арбитражном процессе понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей*(3).

Как справедливо замечает Т.В. Сахнова, проблема разграничения обыденного и специального знания применительно к гражданскому и арбитражному процессу (а мы добавим - уголовному процессу и производству по делам об административных правонарушениях) есть проблема определения критериев потребности в специальных знаниях. За исключением случаев, специально предусмотренных в законе, решение этого вопроса отдано на усмотрение следователя, суда, органа, рассматривающего административное правонарушение. Т.В. Сахнова формулирует ряд объективных предпосылок использования специальных знаний, на которых строится это усмотрение:

а) норма права, материального или процессуального, содержащая специальные элементы в определенной форме;

б) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей;

в) наличие объективной связи между способом применения научных знаний и юридической целью из использования*(4).

Однако разработка вышеуказанных критериев определяет именно критерии использования тех или иных знаний, но не дефиницию "общеизвестные знания", которая носит, по нашему мнению, субъективный оценочный характер, так же как и термин "общеобразовательная подготовка".

Соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и интегрированное научных знаний в повседневную жизнь человека. Расширение и углубление знаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается.

Так, например, в конце 1980-х гг. на разрешение судебной экспертизы, производство которой было поручено автору этих строк, был поставлен вопрос о назначении плоского предмета прямоугольной формы, размером 90 х 94 мм, в центре которого располагался металлический диск диаметром 25 мм. С одного края на предмет была надета прямоугольная металлическая подвижная пластина, при перемещении которой в сторону была видна прорезь, закрытая тонкой коричневой пленкой. Непросто в этом описании узнать магнитную дискету для персонального компьютера. Сейчас этот вопрос решается на уровне общеизвестного знания.

Одновременно идет и обратный процесс. За счет более глубокого научного познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования, которые приобретают характер специальных знаний. Так, например, нередко следователи, судьи, должностные лица, рассматривающие дела об административных правонарушениях, для установления субъективной стороны состава преступления или правонарушения анализируют поведение лица в аварийной ситуации, целиком полагаясь на житейский опыт и здравый смысл и игнорируя возможности использования специальных знаний в области психологии. Аналогичные примеры находим и в гражданском судопроизводстве*(5).

А.А. Эйсман утверждал, что специальные знания - это "знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов"*(6). Глобальная информатизация, которую сейчас переживают многие страны, в том числе и Россия, безусловно, сильно влияет на критерии, определяющие общедоступность, обыденность знаний. В самом деле, являются ли специальными или общеизвестными сведения, изложенные в предназначенных для широкого круга читателей энциклопедиях, справочниках, словарях, представленные в электронных средствах массовой информации, глобальной компьютерной сети Интернет? Отнесение знаний к общеизвестным, обыденным, общедоступным существенным образом зависит от образовательного и интеллектуального уровня данного субъекта, его жизненного и профессионального опыта. Таким образом, очевидно, что в каждом конкретном случае необходимо проанализировать характер требуемых знаний и решить вопрос, являются ли они специальными. Здесь лучше не опираться только на житейский опыт и здравый смысл, ибо то, что кажется простым и обыденным, на самом деле является сложным и требует внимания специалиста. Обращение за консультацией к специалисту, по нашему мнению, никоим образом не может отрицательно повлиять на возможность установления истины по делу.

Анализ литературы показывает, что до недавнего времени существовало практически единодушное мнение: юридические знания не являются специальными*(7). Однако нигде в законе прямо не указывается, что юридические знания не могут быть специальными. Подобные трактовки обычно даются в комментариях к соответствующим статьям на основании известной много веков презумпции, действовавшей и в советском процессуальном праве: jura novit curia (суду известно право; судьи знают право)*(8). Еще в 1971 г. Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что "суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)"*(9).

Этот подход сейчас представляется нам устаревшим. Двести лет назад физик или химик могли с уверенностью заявить, что в полном объеме владеют физическими или химическими знаниями. На рубеже XX-XXI вв. такое утверждение уже невозможно, поскольку в силу дифференциации научного знания эти науки превратились в физические и химические отрасли знания, дав начало множеству специальных наук. Процессы дифференциации научного знания, сопровождающие развитие науки вообще, не обошли стороной и юридические науки. Как совершенно справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров, "право - не застывший формализованный свод правил. Оно изменяется и развивается по мере развития общества и государства"*(10).

Заметим, что с момента вынесения вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда СССР прошло 30 лет и выносилось оно совершенно в других условиях и в другой, по сути, стране. В настоящее время судья, следователь, дознаватель, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, как правило, владеют знаниями только из определенных отраслей права и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во всех тонкостях современного обширного законодательства, которое к тому же постоянно изменяется и развивается. Такое быстрое развитие неизбежно сопровождается принятием порой противоречащих друг другу законов, постановлений и иных нормативных актов. Для разрешения противоречий между правовыми взглядами, правовыми актами и нормами, между действиями государственных и иных структур предлагается новая концепция коллизионного права*(11).

В этих сложных условиях в каждой из отраслей права можно условно очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто востребуемых ими знаний и специальных знаний. В то же время знание тонкостей современного законодательства во многих случаях крайне необходимо для полного, объективного и всестороннего установления истины по гражданскому делу (особенно в арбитражном процессе), делу об административном правонарушении, а иногда и по уголовному делу.

Впервые юридические знания были отнесены к специальным в практике рассмотрения дел в Конституционном Суде. Статья 63 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" гласит, что в заседание Конституционного Суда РФ может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее специальными знаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела. Казалось бы, здесь нет противоречия с приведенным выше подходом большинства процессуалистов, однако анализ практики рассмотрения дел в Конституционном Суде РФ показывает, что во многих случаях*(12) в качестве экспертов вызываются высококвалифицированные юристы (доктора и кандидаты юридических наук) и на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права.

Сведущих в отдельных отраслях права лиц давно уже привлекают для дачи консультаций по уголовным и гражданским делам, делам об административных правонарушениях, т.е. фактически используют их специальные знания как в процессуальной (ст. 58, ч. 4 ст. 271 УПК; ст. 188 ГПК), так и в непроцессуальной форме. Более того, в п. З1 ч. 2 ст. 74 УПК прямо указывается, что в качестве доказательств допускаются заключение и показания специалиста. В ГПК законодатель не был до конца последователен и, с одной стороны, не включил консультации и пояснения специалистов (даваемые в процессуальной форме, поскольку они приобщаются к делу ч. 3 ст. 188 ГПК) в число источников доказательств (ч. 1 ст. 55 ГПК), но с другой - причислил их к доказательствам. В ч. 1 ст. 157 ГПК указывается: "Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов..."

Таким образом, консультации специалиста, часто даваемые письменно и оформленные в виде заключения по различным вопросам права, приобретают статус доказательств. Подчеркнем, что в отличие от эксперта специалист не проводит исследований материальных объектов. Заключение специалиста представляет собой письменную консультацию по вопросам, входящим в его компетенцию, представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК).

Мы категорически не согласны с учеными, которые видят в заключении специалиста способ придать доказательственное значение предварительным исследованиям. Так, С.И. Зернов указывает, что "через вновь введенное в число доказательств "заключение специалиста" могут быть легализованы, получить законное признание так называемые "предварительные исследования", справки о которых получили столь широкое распространение в практике проверки заявлений и сообщений о преступлениях"*(13).

В этом случае нивелируется различие между судебной экспертизой и заключением специалиста. Полагаем, что никакие экспресс-исследования не могут заменить полноценной судебной экспертизы, назначаемой, если этого требует практика (например, по делу о пожаре), до возбуждения уголовного дела.

В КоАП РФ по сравнению с КоАП РСФСР существенно расширены возможности использования специальных знаний как в отношении производства судебной экспертизы по делу об административном правонарушении, так и за счет введения нового участвующего в производстве по делу лица - специалиста. Однако если характер экспертной деятельности и статус эксперта в производстве по делу об административном правонарушении имеет много общих черт с аналогичной деятельностью в гражданском и уголовном судопроизводстве, то с участием специалиста в производстве по делу об административном правонарушении ситуация иная. Судья, следователь, прокурор, дознаватель привлекают специалиста для участия в следственных и судебных действиях, поскольку, будучи юристами, обычно не обладают специальными знаниями. По большинству же составов административных правонарушений лица, уполномоченные составлять протокол, осуществлять меры обеспечения производства, а также рассматривать такие дела, должны обладать специальными знаниями и владеть соответствующими научно-техническими средствами, т.е. являться специалистами в данной области науки, техники, ремесла.

В самом деле, если, например, сотрудники Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, рассматривающие дела о нарушениях требований государственных стандартов (технических регламентов), правил сертификации, требований нормативных документов по обеспечению единства измерений, не обладают специальными знаниями, то они не в состоянии выявить все обстоятельства правонарушения, грамотно составить протокол, квалифицированно осуществить меры обеспечения производства по делу и полно, объективно и всесторонне рассмотреть дело. То же самое относится к сотрудникам других федеральных служб, осуществляющих надзор в той или иной области, таможенных органов и др. Представляется, что ст. 25.8 КоАП об участии специалиста в производстве по делу об административном правонарушении должна быть откорректирована и предусматривать возможность привлечения его только субъектами, не обязанными обладать специальными знаниями (судьями, административными комиссиями и другими коллегиальными органами)*(14).

Возвращаясь к вопросу отнесения или не отнесения юридических знаний к специальным, еще раз отметим, что законодатель, давая процессуальную регламентацию заключению и показаниям специалиста, нигде не упоминает, что юридические знания не являются специальными. Однако во многих случаях просто консультации с использованием юридических знаний бывает недостаточно. Необходимы именно исследования по определенным вопросам права, результаты которых даются письменно и оформляются в виде заключения (мнения) сведущего лица. Данный документ не имеет процессуального статуса и на практике используется двояко: либо содержащиеся в нем сведения переносятся адвокатом, реже следователем или судьей в соответствующие процессуальные документы уже от собственного имени (автор тогда вообще не указывается), либо документ приобщается к материалам дела в качестве иных документов или письменных доказательств.

Проведенный нами анализ ряда сложных уголовных и гражданских дел показывает, что такие исследования, осуществленные учеными-юристами, приобщались к материалам дела как по инициативе защиты, так и обвинения (или сторон). Чем сложнее дело, тем чаще нужны специальные юридические знания, чтобы успешно довести его до вынесения приговора или решения суда. Практика показывает, что незнание следователями и судьями тонкостей современного законодательства зачастую приводит к "развалу" уголовного дела. И причина здесь не в их некомпетентности, не в том, что они не воспользовались какой-то справочной литературой, а в том, что для ответов на возникающие вопросы недостаточно найти нужный нормативный акт и изучить его, но во многих случаях необходимо провести исследование, основанное на специальных знаниях.

По нашему мнению, эти исследования уже обладают двумя необходимыми чертами судебной экспертизы: 1) исследование основано на использовании специальных знаний; 2) дано заключение, имеющее статус источника доказательств. Остается только оговорить возможность назначения таких экспертиз, но, как было показано выше, в законе нет запрета на их производство. Представляется, что назрела необходимость узаконить производство правовых (или юридических) экспертиз в тех случаях, когда для установления истины по уголовному или гражданскому делу, делу об административном правонарушении необходимы исследования с применением специальных юридических знаний, которыми не обладают следователь, суд или лицо, рассматривающее административное правонарушение.

Безусловно, это не означает, что такие экспертизы должны назначаться по любому поводу и знать право следователям или судьям теперь вообще не обязательно. Как и другие роды и виды судебных экспертиз, эти экспертизы должны иметь свои задачи, предмет и объекты, методы и методики исследования, которые еще предстоит разработать. Более того, предвидим, что и становление таких экспертиз будет идти трудно, как это происходило ранее с другими родами судебных экспертиз, но необходимость их производства объективно назрела.

К сожалению, в государственных экспертных учреждениях доля высококвалифицированных юристов, специализирующихся в различных отраслях материального и процессуального права, ничтожно мала. Представляется, что назрела необходимость развития в этих учреждениях наряду с традиционными родами и видами также нового направления - юридических экспертиз.

В заключение главы несколько слов о специальных знаниях следователей, дознавателей и судей. Как уже говорилось, эти лица, обладая специальными знаниями и соответствующими научно-техническими средствами, могут в ряде случаев обойтись без помощи специалиста. Но не так важно для этих субъектов обладать самим специальными знаниями, как представлять себе современные возможности их применения, знать, каких именно специалистов необходимо привлечь для разрешения возникающих в процессе судопроизводства вопросов. Этому может способствовать расширение кругозора в области общедоступных, общеизвестных знаний, прежде всего естественно-научной и технической природы*(15).

Несколько иначе обстоит дело со специальными знаниями лиц, уполномоченных составлять протокол, осуществлять меры обеспечения производства, а также рассматривать дела об административных правонарушениях. Специфика большинства административных правонарушений состоит в том, что признаки этих правонарушений могут быть выявлены только обладающим специальными знаниями должностным лицом в ходе выполнения им своих функциональных обязанностей. В самом деле, если, например, сотрудники таможенных органов, федеральных служб по надзору в сферах связи, транспорта, природопользования, здравоохранения и социального развития, по экологическому, технологическому и атомному надзору и проч. не обладают специальными знаниями, то они не в состоянии выявить все обстоятельства правонарушения, грамотно составить протокол, квалифицированно осуществить меры обеспечения производства по делу и полно, объективно и всесторонне рассмотреть дело.

Другой группой субъектов административной юрисдикции являются административные комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних, местные администрации (главы местных администраций), районные (городские) суды (судьи). При рассмотрении дел об административных правонарушениях эти субъекты также нередко нуждаются в использовании специальных знаний, однако не всегда ими обладают.


^ Глава 2. Понятие судебной экспертизы, ее предмет, задачи и объекты


Понятие "экспертиза" (эксперт от лат. expertus - знающий по опыту, опытный, испытанный, проверенный) используется в науке и практике для обозначения исследований, требующих использования профессиональных знаний. Результаты экспертизы получаются опытным путем с помощью специального инструментария - экспертных методик.

Экспертизы производятся практически во всех сферах человеческой деятельности. Это могут быть так называемые государственные экспертизы, осуществляемые органами исполнительной власти и другими государственными органами, такие экспертизы могут быть как межведомственными, так и внутриведомственными. Например, государственную экологическую экспертизу осуществляют в отношении проектов, реализация которых может привести к негативным последствиям для окружающей среды*(16). Проблемы, связанные с изменением перечней работ, производств, должностей, профессий, дающих право на льготное пенсионное обеспечение и дополнительные отпуска, разрешаются государственной экспертизой условий труда*(17).

Термин "государственная экспертиза" употребляется и в другом значении. Так именуются учреждения и организации, осуществляющие специальные исследования в той или иной области по заданиям государственных органов. Например, организация "Государственная экспертиза проектов МЧС России" производит государственные экспертизы с целью выявления степени соответствия установленным нормам, стандартам и правилам предполагаемых для реализации проектов и решений по объектам производственного и социального назначения, которые могут быть источниками чрезвычайных ситуаций или могут влиять на обеспечение защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также соблюдения при проектировании указанных объектов норм и правил инженерно-технических мероприятий гражданской обороны. Наряду с сотрудниками таких организаций производство государственной экспертизы может быть поручено внештатным экспертным органам - экспертным комиссиям, образованным из специалистов других организаций, в данном случае, подразделений региональных центров по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, из специалистов штабов по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям субъектов РФ*(18).

Как мы уже отмечали выше, в современных условиях актуальной стала правовая экспертиза. В последние годы при сознании новых нормативных актов обязательной является юридическая экспертиза проектов этих актов, принимаемых органами государственной власти субъектов РФ. Осуществляется такая экспертиза Министерством юстиции РФ в целях выработки федеральными органами государственной власти в пределах их полномочий мер по обеспечению соответствия конституций, уставов, законов и иных правовых актов субъектов Федерации Конституции РФ и федеральным законам*(19).

Экспертизы производятся и в рамках различных министерств и ведомств, которые разрабатывают соответствующие рекомендации. Так, военно-врачебная экспертиза проводится в мирное и военное время в Вооруженных Силах, в пограничных, железнодорожных, инженерно-технических, дорожно-строительных и внутренних войсках, войсках гражданской обороны, воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки, органах Федеральной службы безопасности, федеральных органах государственной охраны, органах внутренних дел, таможенных органах, Федеральной службе исполнения наказаний и других войсках, воинских формированиях и органах и в создаваемых на военное время специальных формированиях. Целями этой экспертизы являются определение категории годности граждан РФ по состоянию здоровья к военной службе, службе в органах, а также определение причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и заболеваний граждан с прохождением ими военной службы (военных сборов), службы в органах. Для проведения военно-врачебной экспертизы создаются военно-врачебные и врачебно-летные комиссии*(20).

Экспертизы качества и безопасности товаров (работ, услуг), а также экспертизы по фактам нарушения прав потребителей обеспечивают государственную и общественную защиту прав и интересов потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни и здоровья, на получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах)*(21).

Любая экспертиза представляет собой прикладное исследование данного рода объектов и производится в соответствии с правилами, определяемыми спецификой ее предмета и кругом необходимых для производства экспертизы сведений из конкретных областей науки и техники. Объектами экспертиз в широком смысле этого слова являются вещества, материалы, промышленная продукция и иные изделия, технологии, художественные произведения, растения, животные, человек, документы и многое другое. Цели и задачи экспертизы определяются сферой человеческой деятельности, в рамках которой она производится.

Судебная экспертиза - это отличная от других специфическая разновидность экспертиз, обладающих особым статусом. Сходство ее с экспертизами в других сферах человеческой деятельности заключается в том, что она, по сути, является исследованием, основанным на использовании специальных знаний. Однако далеко не любое исследование может именоваться судебной экспертизой, поскольку эти экспертизы выполняются в ходе судебного исследования*(22) по гражданским и уголовным делам, делам по административным правонарушениям. Кроме того, судебные экспертизы производятся при рассмотрении дел в Конституционном Суде РФ.

До недавнего времени основная масса судебных экспертиз производилась лишь по уголовным делам. В гражданском судопроизводстве судебные экспертизы назначались редко. Почти не применялось назначение экспертиз в арбитражном процессе и в производстве по делам об административных правонарушениях. Как нам представляется, такая практика была обусловлена следующими причинами.

1. Существовавшая система государственных экспертных учреждений (а судебные экспертизы выполнялись в основном в экспертных учреждениях) была ориентирована на уголовное судопроизводство.

2. Востребовались практикой и, соответственно, быстрее развивались так называемые "традиционные криминалистические" экспертизы: баллистическая, трасологическая, дактилоскопическая и др. По гражданским делам назначались только почерковедческие и технико-криминалистические экспертизы документов, а также судебно-психиатрические экспертизы. В некоторых изданиях, посвященных назначению и производству экспертизы в гражданском процессе, до сих пор упоминаются почти исключительно судебно-психиатрические экспертизы.

3. Бывшее союзное и республиканское законодательство не рассматривало арбитраж как элемент судебной системы, не считало его носителем судебной власти. Арбитражный процессуальный кодекс в Советском Союзе отсутствовал, поэтому отсутствовал и институт судебных экспертиз при разрешении арбитражных споров.

4. Правовые аспекты использования специальных знаний при производстве по делам об административных правонарушениях разработаны пока недостаточно. Вопросы, связанные с назначением эксперта, его правами и обязанностями в КоАП РСФСР были изложены крайне фрагментарно.

5. Судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, должностные лица, рассматривающие административные правонарушения, недостаточно хорошо осведомлены о современных возможностях использования специальных знаний в доказывании. Многие из них верны сложившимся стереотипам, согласно которым судебная экспертиза - неотъемлемая часть именно уголовного процесса.

Расширение сферы использования судебной экспертизы в судопроизводстве обусловлено:

1) необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности;

2) ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением противодействия расследованию со стороны организованных преступных групп;

3) тем, что интеграция и дифференциация научного знания обусловливают возможность использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по уголовным и гражданским делам, делам об административных правонарушениях определяются УПК, ГПК, АПК и КоАП, а также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"*(23). Эти нормативные акты устанавливают права и ответственность лиц, принимавших участие в производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы.

Сравнительный анализ статей вышеназванных нормативных актов в части, касающейся судебных экспертиз, показывает, что основания и порядок назначения судебной экспертизы, права и ответственность эксперта, условия назначения повторных и дополнительных экспертиз во всех кодексах достаточно близки. Таким образом, судебную экспертизу от экспертиз, осуществляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают следующие признаки:

1) подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с соблюдением специального правового регламента, определяющего наряду с соответствующей процедурой права и обязанности эксперта, субъекта, назначившего экспертизу, участников уголовного, гражданского, арбитражного, административного*(24) процесса;

2) проведение исследования, основанного на использовании специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла;

3) дача заключения, имеющего статус источника доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, где указывается, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, предмет судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела), исследуемые и устанавливаемые в гражданском, административном, уголовном и конституционном судопроизводстве на основе специальных знаний в различных областях науки и техники, искусства и ремесла.

Определение предмета судебной экспертизы в общем виде конкретизируется через определения предметов судебных экспертиз различных родов и видов. Так, например, предметом судебной компьютерно-технической экспертизы являются те факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования закономерностей разработки и эксплуатации компьютерных средств, обеспечивающих реализацию информационных процессов, что зафиксированы в материалах уголовного, гражданского дела, дела об административном правонарушении*(25), а предметом судебной баллистической экспертизы являются фактические данные, устанавливаемые при исследовании огнестрельного оружия, патронов и следов их действия, которые свидетельствуют о наличии (отсутствии) обстоятельств, относящихся к предмету доказывания по уголовному делу*(26).

Заметим, что подразделение судебных экспертиз на роды и виды базируется на особенностях исследуемых объектов в совокупности с решаемыми экспертными задачами, которые находятся в неразрывной связи с предметом данного рода или вида экспертизы.


^ Задачи судебной экспертизы


Среди основных задач, разрешаемых судебными экспертизами по характеру основных целей экспертного исследования, можно выделить идентификационные задачи, направленные на отождествление объекта по его отображениям (в частном случае - следам). При решении идентификационных задач в объектах идентифицируемом (отождествляемом) и идентифицирующем (с помощью которого производится отождествление) выявляются общие (групповые) и частные признаки, производится их сопоставление и, на основе совпадения совокупности частных признаков, устанавливается индивидуально-конкретное тождество.

Если для индивидуализации частных признаков оказывается недостаточно, то решение идентификационной задачи завершается установлением групповой принадлежности объекта, т.е. установлением принадлежности объекта к некоторому множеству (группе) однородных объектов, осуществляемым на основе изучения свойственных всем объектам данной группы общих признаков. Определение групповой принадлежности является первоначальным этапом всякого идентификационного исследования. Определив совпадение общих признаков, переходят к частным. Однако далеко не всегда индивидуальная идентификация возможна. Если нет достаточной совокупности частных признаков, приходится ограничиться установлением групповой принадлежности (например, констатировать, что убийство совершено одним из пяти ножей). Чем больше число исследуемых признаков, тем меньше количество однородных объектов, составляющих группу.

Разновидностью установления групповой принадлежности является определение единого источника происхождения объектов. Например, бумага, на которой напечатаны поддельные денежные знаки, и бумага, изъятая при обыске у подозреваемого, изготовлена на одном и том же целлюлозно-бумажном комбинате; пуговица, обнаруженная на месте убийства, и пуговицы, оставшиеся на пиджаке подозреваемого, принадлежат к одной партии. Признаки могут определять состав и структуру вещества или материала, отражать технологию производства или условия хранения объектов и т.п.

Идентификационные задачи формулируются в виде вопросов о тождестве конкретных объектов (например, установление лица, исполнившего документ, по почерку или установление, данным ли орудием взломан замок), о принадлежности объектов к конкретной группе (например, повреждение нанесено одним из четырех ножей), об установлении единого источника происхождения объектов (например, установление фабрики изготовителя и принадлежности к определенной партии бумаги, на которой напечатаны поддельные денежные билеты); о принадлежности объекта к единому целому, единой массе (например, принадлежность осколка разбитого стекла, обнаруженного на месте дорожно-транспортного происшествия, фарному рассеивателю данного автотранспортного средства); об изготовлении (выполнении) нескольких объектов одним и тем же лицом.

Другая группа задач - диагностические - состоит в выявлении: механизма события; времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ними; природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не поддающихся непосредственному восприятию, и т.д. Например: каков механизм возникновения пожара или взрыва; каковы состав и технология изготовления данного пищевого продукта, как он отличается от продукта, изготовленного в соответствии с утвержденными техническими условиями, и т.д.

Частным случаем диагностических задач являются классификационные задачи. Эти задачи направлены на установление соответствия объекта определенным заранее заданным характеристикам и отнесение его на этом основании к определенному классу, роду, виду. Примером может служить судебно-баллистическая экспертиза, когда требуется установить, к какой системе или модели относится данное огнестрельное оружие, или судебная металловедческая экспертиза, когда необходимо установить, к какой марке относится данный сплав.

Поскольку решение классификационных задач во многих случаях предшествует идентификации, некоторые авторы выделяют их в отдельную группу*(27). Мы, однако, полагаем, что по своей гносеологической сущности эти классификационные задачи являются диагностическими. Не следует смешивать диагностические классификационные задачи и идентификационные задачи, при решении которых устанавливается групповая принадлежность объекта. Безусловно, классификация - это тоже отнесение объекта к какой-то группе (роду, виду), но количественно эта группа не определена и решение этой диагностической по сути задачи не предполагает индивидуальной идентификации. Например: частица древесины на бампере автомобиля - это часть ствола сосны корейской; или: документ изготовлен на лазерном принтере LaserJet-6L.

При установлении групповой принадлежности суть идентификационной задачи состоит в сужении, насколько это позволяют сделать выявленные идентификационные признаки, группы объектов, содержащей искомый, причем эта группа, как бы она не была велика, всегда конечна. Пределом сужения группы является акт индивидуальной идентификации. Например, установлением групповой принадлежности является выделение из 50 принтеров LaserJet-6L, находящихся в операционном зале банка, пяти, на одном из которых мог быть напечатан данный документ.

Диагностические экспертные задачи по степени сложности подразделяют на простые и сложные.

I. Простые диагностические задачи.

1. Диагностирование свойств и состояния объекта непосредственно:

1) исследование свойств объекта, его соответствие определенным (заданным, установленным стандартом) характеристикам;

2) определение фактического состояния объекта, наличия или отсутствия каких-либо отклонений от его нормального состояния;

3) установление первоначального состояния объекта;

4) выявление причин и условий изменения свойств (состояния) объекта.

2. Диагностические исследования свойств и состояния объекта по его отображению:

1) определение степени информативности следа;

2) установление свойств и состояния объекта в момент возникновения отображения;

3) определение причины изменения свойств или состояния объекта.

II. Сложные (составные) диагностические задачи - это исследование механизмов, событий, процессов и действий по результатам (объектам, отображениям). К ним относятся:

1) определение: а) механизма события, процесса, действия; б) возможности судить о механизме и обстоятельствах события по его результатам (последствиям, отображениям), отдельных этапов (стадий, фрагментов) события;

2) установление: а) механизма события в его динамике; б) возможности (невозможности) совершения определенных действий при определенных условиях; в) соответствия (несоответствия) действий специальным правилам;

3) определение: а) условий (обстановки); б) времени (периода) или хронологической последовательности действия (события); в) места действия (его локализация, границы), позиции участников; г) определение иных условий;

4) определение причинно-следственных связей между действиями и наступившими последствиями.

Другим основанием является деление диагностических задач на прямые и обратные.

Прямые диагностические задачи решаются путем движения от причины к следствию. Это, как правило, простые диагностические задачи типа: каков состав этого объекта или его структура, при какой температуре происходит самовозгорание данного вещества и проч. Прямые сложные диагностические задачи типа: каков будет механизм данного процесса при заданных условиях, решаются при создании экспертных методик для диагностических исследований. Одним из основных методов в диагностических исследованиях является аналогия. Повторяемость событий, действий, наличие типичных ситуаций влечет за собой возникновение повторяющихся типичных следов. Реально существующие отклонения зависят от вариационности тех или иных факторов, влияющих на саму ситуацию и механизм отображения. Данные о типичных ситуациях используются впоследствии при решении обратных диагностических задач.

Обратные диагностические задачи. Большинство сложных экспертных задач, разрешаемых криминалистической диагностикой, являются обратными, т.е. такими, где поиск решения ведется от следствия к причине. Основным методом, используемым в этом случае, является моделирование мысленное, физическое, математическое. Сравните: прямая задача - установить состав и марку металла, из которого изготовлен обломок ножа, а обратная - реконструирование по обломку "биографии" изделия, установление технологии его изготовления или причин излома и т.д.

Диагностические задачи, связанные с анализом ситуации в целом, когда в качестве объекта исследования выступает система событий, называют ситуационными (ситуалогическими) и также иногда рассматривают как отдельную группу*(28). Обычно под этим термином понимают сложные обратные диагностические задачи. Примером решения ситуационной диагностической задачи может быть установление механизма дорожно-транспортного происшествия при производстве комплексной судебной дорожно-транспортной и транспортно-трасологической экспертиз.

Наряду с приведенной классификацией экспертные задачи классифицируются и по другим основаниям.

Так, по степени общности*(29) задачи делят на:

1) общие - задачи рода экспертизы, например, в трасологической экспертизе исследование различных отображений (следов) объектов в целях их идентификации или диагностирования свойств и механизма образования;

2) типичные - задачи вида экспертизы, например, к типичным задачам трасологической экспертизы следов обуви относятся: установление вида обуви, оставившей следы, или идентификация обуви по следам;

3) конкретные - задачи данного экспертного исследования, например, не оставлены ли следы на месте происшествия туфлями гр. Сидоровой И.И.

Общие задачи экспертизы определяют ее цели в наиболее обобщенном виде и дают представление о предмете экспертизы данного рода. Типичные задачи вида экспертизы, которые приводятся в справочной литературе, формулируются применительно к каждому объекту этого вида и служат в качестве ориентирующих для постановки конкретных задач, т.е. поставленных перед экспертом при производстве определенной экспертизы. С гносеологической точки зрения конкретные задачи характеризуют конечную цель (искомый факт) и условия ее достижения, т.е. данные, с учетом которых эксперт на основе своих специальных знаний должен действовать, чтобы дать ответы на поставленные вопросы. В ходе исследования конкретные задачи преобразуются обычно в систему подзадач, отражающих промежуточные цели исследования и условия их достижения.

Экспертные задачи неразрывно связаны с вопросами, выносимыми на разрешение судебной экспертизы. Общие и типичные задачи представляют собой научное обобщение всевозможных вопросов по данному роду или виду экспертиз. Конкретные задачи судебной экспертизы реализуются путем постановки определенных вопросов эксперту в зависимости от имеющихся объектов и материалов гражданского или уголовного дела, дела об административном правонарушении.


^ Объекты судебной экспертизы


Объект экспертного исследования - это материальный объект, содержащий информацию, необходимую для решения экспертной задачи*(30). К объектам в судебной экспертизе законодатель относит вещественные доказательства, документы, предметы, животных, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Исследования проводятся также в отношении живых лиц*(31). К числу объектов судебной экспертизы относятся также отображения людей и животных, предметов, механизмов и агрегатов, вещества, материалы и изделия, документы и полиграфическая продукция, выделения человека, части его тела и трупы, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и многое другое.

Объект экспертного исследования в общей теории судебной экспертизы рассматривается как сложная динамическая система, состоящая из трех элементов:

1) материальный носитель информации о данном факте, событии;

2) источник информации о факте;

3) механизм передачи информации от источника к носителю, другими словами, отражаемый и отражающий компоненты и механизм их взаимодействия.

По виду носителя информации объекты судебных экспертиз можно подразделить на объекты-отображения и объекты-предметы.

К объектам-отображениям относятся материальные образования, на которых в результате процесса следообразования, понимаемого в широком смысле слова, отобразилась информация о другом объекте или событии, явлении.

К объектам-предметам относятся все материальные предметы - носители информации о событии в силу своего существования или наличия действительной либо возможной связи с ним.

При осуществлении идентификационных судебно-экспертных исследований выделяют идентифицируемые объекты, т.е. объекты, отождествление которых составляет задачу процесса идентификации. К ним относятся:

1) люди (обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие и проч.);

2) различные материальные предметы (обувь, одежда, орудия преступления, транспортные средства и др.);

3) животные, растения;

4) участки местности, помещения и т.п. Идентифицирующими объектами, т.е. объектами, с помощью которых решается задача идентификации, могут быть:

1) следы рук, ног, зубов и других частей тела человека, предметов его одежды, обуви, орудий взлома, частей оружия на пулях и гильзах;

2) копии этих следов в виде слепков, отпечатков, фотоснимков;

3) документы, где производится отождествление печатей и штампов по оттиску, лиц по почерку и проч.;

4) участки местности;

5) части каких-то предметов для установления их принадлежности единому целому.

В диагностических экспертных исследованиях объекты подразделяются на диагностируемые объекты (искомые) - состояние, свойство объекта, например исправность или неисправность конкретного автотранспортного средства и диагностирующие (проверяемые) объекты - объект (автотранспортное средство) в том виде, в котором оно было обнаружено на месте происшествия, и описание в исправном состоянии.

Исходя из их процессуального значения, объекты судебной экспертизы делят на:

1) объекты - вещественные доказательства;

2) объекты - образцы для сравнительного исследования;

3) материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы.

В зависимости от роли в процессе решения задач судебной экспертизы выделяют конечные и промежуточные или основные и вспомогательные объекты*(32). Процесс решения экспертной задачи часто бывает многоступенчатым и состоит из решения целого ряда отдельных подзадач. Конечным или основным объектом судебной экспертизы является тот из объектов, который позволяет разрешить вопрос, поставленный перед экспертом следователем или судом. Промежуточными являются как части, стороны сложных системных объектов, являющихся основными, так и отдельные материальные образования, входящие в их состав и исследуемые при решении подзадач судебной экспертизы. Например, при решении вопроса о механизме возникновения и развития пожара промежуточными будут вопросы о природе оплавлений электрических кабелей (пожар или короткое замыкание), о степени термического воздействия на металлоконструкции, о присутствии в обугленных остатках следов легковоспламеняющихся или горючих жидкостей и т.д.

Любой объект материального мира обладает множеством свойств, образующих системы и комплексы. Свойство вещи есть то, что характеризует какую-либо ее сторону и выявляется в ее взаимоотношениях с другими вещами или явлениями*(33). Познание их в полном объеме невозможно, обычно ограничиваются изучением лишь некоторых свойств, необходимых исследователю. Судебный эксперт, исследуя объекты, предоставленные в его распоряжение, изучает только те их свойства, которые позволяют ответить на поставленные ему вопросы.

Различные свойства одного и того же объекта судебной экспертизы могут изучаться при производстве судебных экспертиз разных видов или даже родов и классов. Например, окурок сигареты исследуется экспертом-трасологом для выявления так называемых привычек курения (определенным образом смят мундштук сигареты и проч.). Эксперт, специализирующийся в исследовании табака и табачных изделий, обратит внимание совсем на другие свойства окурка; эксперт в области экспертизы веществ и материалов заинтересуется следом вещества, похожего на губную помаду; эксперт-дактилоскопист - следами рук и т.д.

Свойства объекта экспертизы выражаются в признаках, каждый из которых можно рассматривать как своеобразный ин формационный сигнал. Признаки систематизируются по таким основаниям, как:

1) происхождение: бывают: а) собственные признаки свойственные исследуемому объекту в данных условиях (например, калибр оружия); б) приобретенные, оказавшиеся присущими объекту вследствие случайного внешнего воздействия какого-либо другого объекта (например, раковины на стенках канала ствола, поверхности патронного упора и т.п.). Вторая категория признаков имеет высокое индивидуализирующее значение;

2) природа: а) закономерные, обусловленные нормами функционирования (использования) объекта (например, следы от полей нарезов канала ствола на пуле); б) случайные, обусловленные различными внешними несущественными факторами, не поддающимися строгому учету, и не определяющими качественную характеристику изучаемых объектов (например, трассы на пулях, образовавшиеся от случайных загрязнений канала ствола);

3) длительность, или время, в течение которого признак присущ объекту: а) устойчивые, например связанность почерка; б) неустойчивые, например размер почерка;

4) характер: а) качественные, выражающие наличие или отсутствие у объекта экспертизы какого-либо существенного свойства (качества); б) количественные, отражающие свойство объекта, выраженное в числовой форме;

5) наличие связи с другими признаками: а) зависимые, связанные с другими признаками, б) независимые, когда их наличие или отсутствие не связано с обязательным наличием либо отсутствием других признаков;

6) число множества объектов, обладающих данными признаками: а) родовые (групповые) - типичные для данной совокупности объектов; б) индивидуализирующие, или присущие только данному объекту;

7) значимость: а) существенные, обладающие максимальной значимостью для достижения цели исследования и оказывающие влияние на формирование вывода; б) несущественные, имеющие определенное значение для решения задачи судебно-экспертного исследования, но не препятствующие оценке иных признаков, положенных в обоснование вывода;

8) отношение к объекту в целом или его части: а) общие; б) частные;

9) значение в процессе познания: а) диагностические; б) идентификационные*(34).

Идентификационные и диагностические признаки характеризуют объект определенным образом и используются в целях идентификации или диагностики. Они могут отражать форму, размеры, материал объекта; его внешнее и внутреннее строение, состав, структуру, функции; какие-то присущие объекту свойства.

Для успешного осуществления идентификации в качестве идентификационных должны выбираться признаки, отвечающие ряду условий:

а) оригинальность, избирательность - чем оригинальнее признак, тем более неопровержимо он подтверждает тождество объекта (например, родимое пятно, заплата на рукаве);

б) воспроизводимость признака, т.е. его способность к неоднократному отображению (например, рисунок папиллярных линий в отпечатке пальца);

в) выраженность признака - отсутствие сомнений в его наличии (близко посаженные глаза, редкие зубы);

г) простота обнаружения (сравните шрам, оставшийся при удалении аппендикса на животе, или шрам на щеке);

д) относительная устойчивость, поскольку все объекты материального мира подвержены изменениям.

У объекта может быть несколько различных признаков, выражающих одно и то же его качественное свойство (например, одни и те же признаки износа подошвенной части обуви могут отобразиться в следе по-разному - при стоянии, медленной ходьбе, беге). В этом случае говорят о вариационности признака.

Идентификационный комплекс признаков представляет собой совокупность индивидуально-определенных, устойчивых признаков, неповторимых (или обладающих редкой встречаемостью) по их соотношению, местоположению, взаиморасположению и другим особенностям в сравниваемых объектах, и составляет идентификационное поле. Главная задача при исследовании идентификационного поля - выявление признаков и оценка их с позиции необходимости и достаточности для решения вопроса о тождестве. Временной интервал, позволяющий с учетом устойчивости и изменяемости признаков отождествляемых объектов осуществлять процесс идентификации, называется идентификационным периодом и определяется условиями хранения и эксплуатации объекта.

Для производства многих экспертиз необходимы образцы для сравнительного исследования - объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения*(35). Это самостоятельный вид объектов, используемых в ходе экспертизы, отбор которых зависит от рода и вида экспертизы, характера вопросов, выносимых на ее разрешение.

Образцы для сравнительного исследования представляют собой материальные объекты, предоставляемые эксперту для сравнения с идентифицируемыми или диагностируемыми объектами, как правило, вещественными доказательствами. В отличие от вещественных доказательств, образцы для сравнительного исследования не связаны с расследуемым событием и сами доказательствами не являются. Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть необходимого качества, в нужном количестве и достоверного происхождения. Под надлежащим качеством образцов для сравнительного исследования понимается выражение ими необходимых для целей экспертного исследования признаков того объекта, от которого они получены; количество образцов должно быть таким, чтобы можно было сделать вывод о необходимости или случайности этих признаков и их вариативности. Условия получения образцов для сравнительного исследования должны максимально соответствовать условиям образования исследуемого объекта*(36).

По характеру признаков образцы подразделяются на: а) выражающие признаки другого объекта (дактилоскопические отпечатки, стреляные пули и гильзы и т.п.); б) выражающие собственные признаки (образцы крови, слюны, почвы и др.)*(37).

В зависимости от времени и условий их возникновения образцы для сравнительного исследования принято подразделять на три группы.

1. Свободными образцами являются такие, которые образовались до начала производства по делу и вне связи с ним. Они получаются при производстве обыска, выемки, осмотра, а также от подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей в порядке ст. 86 УПК (собирание доказательств). Свободные образцы в гражданском и арбитражном процессе представляются сторонами в соответствии со ст. 57 ГПК и 66 АПК ("Представление и истребование доказательств"). Например, свободными образцами почерка могут быть письма обвиняемого в совершении подлога или письма умершего, чье завещание оспаривается. Законодатель специально не оговаривает процедуру получения свободных образцов.

2. Экспериментальные образцы в уголовном процессе отбирают в заданных условиях и получают в связи с подготовкой материалов на судебную экспертизу на основании ст. 202 УПК, например при дактилоскопировании обвиняемого для представления дактилоскопической карты в качестве материала для сравнительного исследования. Об отборе образцов для сравнительного исследования составляется постановление. В необходимых случаях изъятие образцов для сравнительного исследования производится с участием специалиста. Об изъятии образцов для сравнительного исследования составляется протокол следственного действия, в котором указываются условия, при которых получены образцы, их количество и характер, отмечаются особенности упаковки и т.д. Закон не запрещает участия эксперта для содействия собиранию объектов и образцов, необходимых экспертизе, напротив, если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

3. Условно-свободными являются образцы, возникшие после возбуждения дела, но не в связи с подготовкой материалов на экспертизу. В качестве подобных образцов могут использоваться, например, подписи обвиняемого, сделанные им в протоколах допросов.

Подозреваемый и обвиняемый должны предоставить субъекту, назначающему экспертизу, необходимые образцы для сравнительного исследования, которыми обычно являются отпечатки пальцев и ступней ног, слепки зубов, образцы волос, крови, слюны, почерка, фонограммы голоса и иные. В исключительных случаях при отказе предоставить образцы те из них, характер которых это допускает, могут быть получены принудительно. Однако, согласно ч. 2 ст. 202 УПК, при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Аналогичные образцы можно получить и у свидетеля или потерпевшего, но лишь в том случае, когда необходимо проверить, не оставлены ли этими лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах. В необходимых случаях в изъятии образцов участвует специалист, который дает рекомендации по их качеству и способу получения, оказывает помощь в отборе и упаковке.

При производстве по делам об административных правонарушениях ст. 26.5 КоАП предусмотрено взятие проб и образцов. Должностное лицо, осуществляющее производство по делу, вправе брать образцы почерка, пробы и образцы товаров и иных предметов, необходимые для проведения экспертизы. В случае необходимости при взятии проб и образцов применяются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы фиксации вещественных доказательств. Об изъятии вещей и документов в качестве образцов и проб составляется протокол, предусмотренный ст. 27.10 КоАП.

Представляется, что указанный в ст. 26.5, 27.10 КоАП такой способ фиксации вещественных доказательств, как киносъемка, безнадежно устарел, не используется на практике уже многие годы и давно заменен видеозаписью.

По не совсем понятной причине законодатель среди образцов особо выделяет образцы почерка (ч. 1 ст. 202 УПК, ч. 1 ст. 26.5 КоАП). По нашему мнению, это связано с недостаточной информированностью юристов о современных возможностях судебных экспертиз и вообще распространенностью тех или иных их родов и видов на практике. Если бы речь еще шла о подписи, а не о почерке, и то такое выделение было бы не обосновано. Ведь у живого лица при производстве по уголовным делам, делам об административных правонарушениях весьма часто отбирается ряд других образцов (отпечатки пальцев, кровь, подногтевое содержимое, образцы голоса и речи, запаха). Исследование почерка (не подписи, поскольку это отдельный вид экспертизы) производится все реже и реже в современных условиях повсеместного использования компьютерной техники и внедрения безбумажных технологий.

В гражданском и арбитражном процессе материалы для проведения экспертизы, в том числе и образцы для сравнительного исследования, должны быть предоставлены в распоряжение эксперта судом. Согласно ст. 57 ГПК, ст. 66 АПК суд истребует объекты, представляемые на экспертизу, у сторон, а также иных организаций и лиц. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, когда представление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании доказательств*(38).

Норма, посвященная получению образцов для сравнительного исследования, в АПК РФ отсутствует. Неясно, почему в ГПК законодательно регламентировано только "Получение образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе" - ст. 81. Как указывалось выше, существует огромное количество других образцов для сравнительного исследования. Попутно заметим, что статья вообще сформулирована некорректно с судебно-экспертной точки зрения, поскольку образцы почерка и образцы подписи - это далеко не одно и то же. Почерк является объектом судебной почерковедческой экспертизы, а подпись может быть объектом как судебно-почерковедческой, так и технико-криминалистической экспертизы документов. Для исследования подписи необходимо отбирать экспериментальные образцы подписей, а не почерка.

К сожалению, в ФЗ ГСЭД, так же как и в процессуальных кодексах РФ, отсутствует понятие "проба". О взятии не только образцов, но и проб товаров и иных предметов, необходимых для проведения экспертизы, упоминается только в КоАП (ст. 26.5). Но при производстве судебных экспертиз многих родов отбираются именно пробы, а не образцы.

В отличие от образца проба отбирается от вязких, порошкообразных, жидких и газообразных объектов с разных участков объема этих объектов (с середины, края и т.д.). При этом если взятая часть объема передается эксперту для исследования без смешения с другими частями, принято говорить об отборе пробы. Если же взятые части объема объектов смешиваются и эксперту передается часть этой смеси, принято говорить о взятии средней пробы. Пробы, взятые с разных частей объекта, характеризуют эти части. Средняя проба характеризует объект в целом. Например, если изъято большое количество наркотического вещества, то на экспертизу представляются не только несколько образцов (обычно четыре-пять) с различных участков массы, но и средняя проба (50-100 г), отобранная с различной глубины и из разных мест (из всех углов и из центра). Другим примером может служить взятие пробы спирта, используемого в качестве сырья, что необходимо для проведения экспертизы по делу об использовании этилового спирта, произведенного из непищевого сырья, для приготовления алкогольной продукции. Аналогичные пробы отбираются при исследовании пищевых продуктов, почвы и проч.*(39)

Представляется, что возможность отбора проб, как и образцов, должна быть предусмотрена не только в КоАП, но и в других процессуальных кодексах, а также и в ФЗ ГСЭД.

При производстве судебных экспертиз некоторых родов, например судебных инженерно-технических экспертиз, в процессе экспертного диагностирования может возникнуть необходимость проанализировать техническую документацию, относящуюся к объекту (взорванному, сгоревшему, после технологической аварии и др.), обобщить сведения о происшествии, касающиеся предмета экспертизы, произвести реконструкцию и моделирование процессов, явлений.

Результативность судебной экспертизы в подобных случаях во многом определяется качеством и полнотой представляемых эксперту материалов, к которым относятся:

1) протоколы осмотра места происшествия, подробно иллюстрированные фототаблицами, чертежами, схемами;

2) сведения о дате происшествия, месте и времени его обнаружения, погодных условиях;

3) характеристики объекта;

4) сведения о событиях, предшествовавших происшествию и находившихся в причинно-следственной связи с его возникновением;

5) признаки, по которым было обнаружено происшедшее, условия обнаружения, последствия и др.

Все эти и многие другие сведения содержатся в материалах дела, поэтому нередки случаи, когда эксперту предоставляются все материалы уголовного или гражданского дела, и эксперт сам решает, какими из них воспользоваться. Это вынуждает эксперта заниматься анализом и оценкой следственных версий и свидетельских показаний, объяснений, данных сторонами, и проч. Тем самым эксперт выходит за пределы своей компетенции. Достоверность информации, содержащейся в материалах, необходимых эксперту, ее допустимость и относимость должны быть проверены до назначения экспертизы*(40).






оставить комментарий
страница1/24
Дата13.03.2012
Размер7.85 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
хорошо
  2
отлично
  12
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх