Заводская династия как социально-культурный феномен: советский и постсоветский периоды icon

Заводская династия как социально-культурный феномен: советский и постсоветский периоды


Смотрите также:
Curriculum vitae Ткач Ольга Александровна Дата и место рождения...
Отчет о работе на лекциях и семинарах по философии проф...
Генезис дистанционного обучения в России: современный взгляд...
Задачи : Когнитивные Ознакомить студентов с конструктивистскими теориями национализма и...
Учебно-методический комплекс дисциплины рекреационная география для студентов специальности «100...
Программа лекционного курса для студентов исторического отделения Часть История Сибири:...
-
Учебно-методический комплекс Майкоп 2008 удк 37. 0 Ббк 74. 03...
Учебная программа для студентов заочной формы обучения специальности 100103...
Учебно-методический комплекс учебной дисциплины “ Утопия как феномен культуры” вузовского...
Список найденных документов Левкович В. П...
Программа практики для студентов специальности 230500 «Социально-культурный сервис и туризм»...



Загрузка...
скачать



На правах рукописи


ТКАЧ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА


ЗАВОДСКАЯ ДИНАСТИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН: СОВЕТСКИЙ И ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОДЫ


Специальность 22.00.04 –

социальная структура, социальные институты и процессы


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Санкт-Петербург

2008


Работа выполнена в Европейском университете в Санкт-Петербурге,

на факультете политических наук и социологии


Научный руководитель: кандидат социологических наук,

проф. ЕУСПб Здравомыслова
^

Елена Андреевна




Официальные оппоненты: доктор социологических наук

Ильин Владимир Иванович


кандидат философских наук

Тукумцев Будимир Гвидонович


Ведущая организация: Высшая Школа Экономики,
^

Санкт-Петербургский филиал




С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Социологического института Российской Академии наук.


Защита состоится 10 ноября 2008 года в 14 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 002.129.01 при Социологическом институте Российской Академии наук по адресу: 198005, Санкт-Петербург, 7-я Красноармейская ул., 25/14, ауд. 518


Автореферат разослан « » 2008 г.




Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат социологических наук О.Н.Бурмыкина

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования

Традиционно термин «династия» употребляется применительно к внутрисемейному межпоколенческому наследованию высших, властных социальных позиций в государствах-монархиях. Индустриальное общество демократизировало смысл термина, привнеся в его значение коннотацию многопоколенной профессиональной преемственности. В современном контексте профессиональные династии встречаются в различных социальных средах: в сфере образования, медицины, спорта, искусства, военного дела и т.д. Как отмечают американские исследователи многопоколенных семей Г.Маркус и П.Хэлл (G. Marcus and P. Hall), «феномен династии как социологической реальности и культурной ценности всегда шире и богаче просто истории семьи». Процессы внутрисемейного социального воспроизводства вписаны в определенный исторический, социально-экономический и идеологический контексты.

Феномен заводской династии представляет собой один из примеров межпоколенческого воспроизводства социальной позиции. Заводская династия определяется как семья, члены которой на протяжении нескольких поколений работают на одном промышленном предприятии в качестве наемных работников. В советском контексте термины «рабочая» и «заводская династия» использовались как взаимозаменяемые. В данном исследовании используется расширительный термин «заводская династия», что представляется наиболее эвристичным для сфокусированного эмпирического исследования феномена, не ограничивая его изучением лишь профессионального или классового воспроизводства социальных позиций.

На сегодняшний день в академических дебатах рабочая династия рассматривается как производная советской цивилизации и характерных для нее этакратической и патерналистской систем (В.Радаев, О.Шкаратан, В.Ядов, В.Ильин). Устойчивое воспроизводство промышленного рабочего класса и, соответственно, рост числа потомственных рабочих на промышленных предприятиях пришлись на период послевоенной модернизации советского общества (1950-60-е гг.). О численных масштабах рабочих династий на советских промышленных предприятиях свидетельствовали советские исследователи рабочего класса, идеологи и публицисты. Так, например, в 1970-х гг. завод «Уралмаш» насчитывал 1700 династий1, Нижнетагильский металлургический комбинат - 1073 трудовые семьи и династии2, на промышленных предприятиях Свердловской области одновременно работало более 30 тыс. трудовых династий3. Кроме того, данный феномен являлся одним из проектов коммунистической идеологии, противопоставившей «рабочую аристократию» аристократии дореволюционной сословной России (Ш.Фицпатрик (Sh.Fitzpatrick), С.Коткин (S.Kotkin), К.Лейн (Ch.Lane)). Идеология воплощалась в ритуалах официального чествования потомственных рабочих как «знатных людей» промышленного предприятия.

В современном российском обществе происходит отбор, приспособление и реконфигурация практик советской цивилизации, или даже более архаичных (В.Волков). При известном многообразии теоретических схем, раскрывающих формирование и трансформацию советской социальной структуры, в научной дискуссии недостает эмпирических исследований этих процессов, как на уровне официальных репрезентаций, так и на микроуровне повседневных стратегий людей. Заводская династия является одним из тех «советских» феноменов, которые представляют элемент современной социальной структуры, традиций заводских сообществ, управленческих стратегий в производственной сфере, а также очерчивают биографические сценарии поколений заводских работников.

Комплексное исследование заводской династии необходимо для осмысления социальной структуры советского и постсоветского российского обществ. При определении проблемного поля данной работы ключевыми оказались широкая распространенность и устойчивость заводских династий в позднесоветском обществе, их активная идеологическая поддержка, а также востребованность темы современным заводским менеджментом и воспроизводство династий в результате семейных стратегий.


^ Проблема исследования

Одной из проблем современной российской производственной сферы является сохранение советской организации производства и методов управления персоналом, не отвечающих требованиям конкурентного рынка. Феномен заводской династии, предполагающий устойчивую практику трудоустройства на предприятие представителей нескольких поколений одной семьи, был инкорпорирован в социальную структуру советских предприятий и эффективно задействован в сфере управления трудовыми коллективами. В постсоветском обществе заводская династия рассматривается как анахронизм, утративший свою актуальность и не вписанный в институциональные рамки российского рынка труда. Вместе с тем ресурсы заводской династии, основанные на семейных и производственных традициях, обладают потенциалом сохранения и развития кадровой политики современных предприятий.

Являясь привычным элементом советского прошлого и сохраняя свою значимость в современных условиях, заводские династии остаются недостаточно осмысленными в социальных науках. Проблемным остается вопрос о содержании элитного статуса заводских династий, сформированного советской идеологией, об их специфической роли и месте в структуре заводского сообщества. Общие социально-исторические условия становления феномена заводской династии в советском обществе до сих пор не выявлены и не описаны. Остаются открытыми исследовательские вопросы о статусном положении заводских династий современных условиях, воспроизводстве их символической значимости на уровне менеджмента предприятия, а также о механизмах воспроизводства династий как историй семьи.


^ Степень изученности проблемы

Современные исследователи в сфере социальных наук изучают различные аспекты межпоколенческого воспроизводства социальных позиций на примере властвующих династий традиционных обществ (C.Pennell, A.Edgar, C.Nolte) и династий, наследующих из поколения в поколение семейный бизнес (S.Ainsworth and J.Cox, D.Bertaux and I.Bertaux-Wiame, G.Marcus and P.Hall, A. de Lima). Опыт изучения советских заводских династий, накопленный с 1970-х годов, достаточно обширен. Рабочие династии и потомственные рабочие рассматриваются отечественными и зарубежными исследователями как особая категория в рамках советской социальной стратификации и соответствующего символического порядка. В зависимости от проблематики, все эти работы можно разделить на три группы.

^ Первую группу составляют исследования советских социологов и историков, посвященные изучению социально-профессиональной структуры советского рабочего класса (О.И.Шкаратан, Л.А.Гордон, А.К.Назимова, Н.Б.Лебина, В.А.Ежов, Г.А.Слесарев и др.). В этих работах исследуются источники пополнения советского рабочего класса в различных регионах СССР и демонстрируется тенденция межпоколенческого воспроизводства советского промышленного рабочего класса, обнаруживающаяся еще до 1930-х гг. Выполненные в традициях количественных историко-социологических исследований, работы в основном направлены на подтверждение тезиса о существовании потомственного рабочего класса с характерным отношением к труду, стилем жизни, коммунистическими взглядами, верностью патриотическим и коммунистическим идеалам, который поддерживался советской идеологией.

^ Вторая группа работ посвящена непосредственно исследованиям рабочих династий в структуре советского рабочего класса и промышленного предприятия. Данное направление представляют исследования зарубежных ученых – историков и советологов – Д.Хоффмана (D.Hoffman), А.Правды (A.Pravda), В.Текенберга (W.Teckenberg), пытающихся критически осмыслить феномен трудовых династий. На материалах архивных документов и статистики исследователи демонстрируют социальные эффекты воспроизводства заводских династий на советских предприятиях с первых лет индустриализации (конец 1920-х – начало 1930-х гг.). Авторы обращают внимание на специфическое положение и соответствующие ресурсы, которые аккумулировали представители заводских династий в рамках промышленного предприятия и цеха: от родственной взаимовыручки в процессе трудоустройства и работы до узурпации ими высококвалифицированных рабочих позиций и обретения шансов восходящей мобильности. В.Текенберг, как бы подытоживая разработки своих коллег, делает вывод, что распространение рабочих династий на советских предприятиях брежневского периода следует рассматривать как один из эффектов «сословности» позднесоветского общества, закрытости и воспроизводства социально-профессиональных групп.

^ Третью группу представляют исторические и культурологические исследования советских промышленных ритуалов и официального дискурса. Важным шагом в развитии этого направления стали работы С.Коткина (S.Kotkin), К.Кларк, К.Лейн (Ch.Lane), Д.Лейна и Ф.О’Делл (D.Lane and F.O’Dell). В методологическом отношении эти исследования интересны тем, что официальные репрезентации семейных историй концептуализируются в них как идеологический проект советского государства, разворачивавшийся с 1930-х гг. и способствующий созданию классовой и корпоративной идентичности рабочих. Авторы показывают, что советское государство формировало лояльного представителя корпорации (incorporated worker) посредством создания «образцовых» биографий потомственных рабочих, отраженных в текстах, визуальных образах и производственных традициях, ритуалах и церемониях.

Определенный интерес к теме заводских династий вновь возникает у российских исследователей в конце 1990 – начале 2000-х гг. На материалах интервью с представителями администраций современных предприятий коллектив авторов под рук. В.А.Ядова демонстрирует двойственность феномена рабочих династий в современном контексте.4 С одной стороны, рабочая династия как идеологический проект способствует сохранению патерналистских традиций на предприятиях, создает препятствия для адаптации к рыночным условиям. С другой стороны, престиж заводских династий, как элемента заводского прошлого является важным ресурсом для создания корпоративной солидарности на современном предприятии. Данное исследование является практически единственной работой, в которой осмысливаются траектории советских рабочих династий в современном контексте.

Описанные исследования позволяют составить представление о советских рабочих династиях как об особом сегменте идеологически сконструиро­ванного и реально существовавшего рабочего класса и производствен­ного коллектива промышленного предприятия. Данный феномен рассматривается исследователями как воспроизводящийся в социально-историческом контексте, детерминированный классовой и производственной политикой и интересами самих представителей династий. Тем не менее, исследования династий заводских работников, не дают содержа­тельного анализа структуры официальных репрезентаций рабочих династий, представляющей основные компоненты престижа заводских династий в рамках предприятия. Кроме того, недостаточно осмыслена заводская династия как непредвиденный результат семейных стратегий, которые отражены в биографических сценариях представителей династий; а также трансформация данного феномена в современных условиях.


^ Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются династии Кировского завода г.Санкт-Петербурга (Ленинграда). Заводская династия рассматривается с двух точек зрения: как идеологический проект и как результат семейных стратегий. Таким образом, объект исследования является двухуровневым. С одной стороны, объектом является династия, представленная в опубликованных биографических и автобиографических текстах, текстах статей заводской многотиражки, т.е. дискурсивно формируемая рабочая династия. В исследовании анализируются тексты, опубликованные в период с конца 1950-начала 1960-х гг. по 2006 г. С другой стороны, эмпирическим объектом исследования являются семейные истории, отраженные в биографических интервью с представителями нескольких (минимум - трех) поколений династий Кировского завода. На материалах семейных историй заводская династия анализируется как непреднамеренный результат стратегий семей.

Предметом исследования является воспроизводство феномена заводской династии как идеологического проекта и как результата семейных стратегий.


^ Цель и задачи исследования

Целью диссертации является выяснение механизмов воспроизводства заводской династии в рамках советской сословно-корпоративной системы и в современных условиях российского капитализма. Задачи исследования и структура диссертации определяются данной целью. Диссертационное исследование предполагает решение следующих задач:

  1. реконструкция исторического и социально-экономического контекстов формирования и воспроизводства заводских династий в советский и постсоветский периоды (с 1917 по 2006 гг.);

  2. анализ значений, приписываемых заводским династиям в официальных репрезентациях на социалистическом предприятии и трансформации этих значений после его акционирования (с середины 1950-х по 2006 гг.);

  3. выявление основных семейных стратегий формирования и воспроизводства династии, способов трансмиссий капиталов из поколения в поколение.


^ Теоретические и методологические основания исследования

Концептуальная модель исследования основывается на нескольких теоретических подходах. Основной теоретической рамкой является концепция В.Текенберга (W.Teckenberg), в которой промышленное предприятие рассматривается как корпорация, т.е. производственная организация со сложной социальной иерархией и соответствующей символически представленной социальной общностью. Завод представляется как сообщество, предполагающее несколько уровней социального воспроизводства: производственно-экономический, политико-идеологический и уровень индивидуальных и семейных стратегий работников.

В данном исследовании заводская династия рассматривается, согласно веберианскому пониманию, как статусная группа, обладающая престижем и привилегиями в социальной структуре предприятия, и поддерживающая определенный образ жизни. Престиж заводской династии поддерживается социально-экономическими предпосылками и идеологической структурой.

Заводская династия, репрезентированная в текстах многотиражки и других печатных изданиях, рассматривается как официальный идеологический проект и исследуется через призму нескольких концепций: идеологического аппарата (Л.Альтюссера), изобретения традиции (Э.Хобсбаума), нормализации (М.Фуко) и нормальной биографии (У.Бека).

Заводская династия как результат семейных стратегий исследуется с применением теоретической конструкции П.Бурьде, включающей идеи о внутрисемейной передаче и конвертации капиталов из поколения в поколение и стратегиях социального воспроизводства.


^ Гипотезы исследования

  1. Элитный статус советской заводской династии поддерживался в рамках идеологически сконструированной классовой иерархии общества и производственного коллектива предприятия.

  2. Советская заводская династия, репрезентированная в официальных текстах, представляла определенный канон производственного поведения; на современном предприятии данная традиция продолжает воспроизводиться.

  3. На уровне семейных стратегий советская заводская династия воспроизводилась, опираясь на официально закрепленные символические и экономические ресурсы, соответствующие ее высокой позиции в идеологической и социальной структуре промышленного предприятия. В настоящее время заводские династии воспроизводятся по инерции, за отсутствием других экономических, социальных и культурных ресурсов.


^ Эмпирическая база исследования

Эмпирическое исследование заводских династий проводилось на ОАО «Кировский завод», расположенном в Санкт-Петербурге. Завод основан в 1801 году и является одним из крупнейших в городе металлургических и машиностроительных предприятий. Выбор Кировского завода как исследовательского поля продиктован тем, что предприятие имеет длительную историю и выраженные корпоративные традиции, обладает архивными (музейными) и текущими материалами, касающимися заводских династий. В настоящее время на предприятии работают представители заводских династий, и продолжает официально воспроизводиться идея о межпоколенческой преемственности традиций и воспроизводстве заводского коллектива.

В исследовании использовались данные, полученные из различных источников. Основными источниками информации являлись документальные материалы, экспертные интервью и интервью с представителями рабочих династий Кировского завода в Санкт-Петербурге.

Корпус документальных материалов представлен внутренними уставами Кировского завода за 1979 и 2002 годы, отражающими корпоративные ценности предприятия и положения о трудовых поощрениях работников; монографиями разных лет по истории завода; «книгами почета» за 1945-56, 1957-59, 1976, 1981-85 гг. Незаменимым источником информации об истории и современном состоянии предприятия, его структуре и миссии, основных производствах послужил официальный Интернет-сайт ОАО «Кировский завод».

Значительную часть материала составили публикации заводской многотиражки «Кировец», посвященные заводским династиям, за период с 1934 по 2006 гг. В целом из массива было отобрано и проанализировано около 230 газетных статей, большая часть которых относится к послевоенному и позднесоветскому периоду (около 200 статей). Кроме того, в качестве источников эмпирического материала было использовано двадцать восемь статей, написанных в форме (авто)биографий, из агитационно-пропагандистских и публицистических сборников о рабочих династиях, опубликованных в период с 1960 по 1986 гг.

Устные источники содержат два блока глубинных полуструктурированных интервью. Всего было собрано 25 интервью. В первый блок вошли интервью с представителями заводской администрации, имеющими экспертные знания в области кадровой политики предприятия, о системе распределения символических и экономических ресурсов в рамках корпорации, особенностях статуса заводских династий на советском и постсоветском предприятии. В общей сложности в диссертации были использованы материалы 10 экспертных интервью.

Второй блок устных источников представлен биографическими интервью с представителями рабочих династий. Было собрано три истории семей, включающие 15 интервью с представителями нескольких поколений заводских династий. Критериями отбора семей были следующие: династия должна состоять как минимум из трех поколений; трудовая биография основателя династии должна начинаться с должности рабочего; представители династии работают на современном заводе.


^ Методы исследования

Исследование выполнено в традициях качественной методологии с использованием стратегии расширенного случая (extended case method) (М.Буравой (M.Burawoy)). Исследовательским случаем является ОАО «Кировский завод». В рамках исследовательской стратегии расширенного случая был применен ряд методов.

  1. В исследовании указанных официальных текстов, представляющих заводскую династию как идеологический проект, был применен метод критического дискурс-анализа Н.Феркло.

  2. Для сбора и анализа интервью с представителями династий применялся метод изучения истории семьи (или метод социальных генеалогий в комментариях и сравнениях), разработанный Д.Берто.


^ Научная новизна работы

  1. В данной работе впервые предпринят эмпирический анализ феномена заводской династии в контексте советской сословно-корпоративной системы и современной российской производственной сферы.

  2. В работе представлен оригинальный анализ официальных репрезентаций советской заводской династии как традиции, трансформирующейся в современном контексте. В научный оборот введены новые архивные источники.

  3. Использование метода изучения истории семьи для эмпирического исследования заводской династии впервые позволило изучить семейный/биографический контекст ее формирования, способы трансмиссии капиталов и стратегии межпоколенческого воспроизводства социальных позиций.

  4. Проделанная в рамках диссертации работа позволяет интегрировать знание о советском опыте в широкую дискуссию о трансформации социальной структуры и индустриальной сферы социалистического общества.


^ Положения, выносимые на защиту

  1. Заводская династия представляет собой социально-культурный феномен, формирующийся и функционирующий как в официальной идеологии, так и в биографических сценариях многопоколенных семей, представители которых работают на одном предприятии. Данный феномен воспроизводился на протяжении всей советской истории и продолжает воспроизводиться в современном контексте.

  2. Социальная группа потомственных пролетариев начала формироваться в послереволюционной России посредством практики «приписывания к классу» как элитная сословная группа идеологически сконструированного рабочего класса и общества в целом. В конце 1920-х гг. данная группа была встроена в сословно-корпоративную стратификационную и идеологическую систему промышленного предприятия. «Потомственный рабочий» стал номинироваться как представитель рабочей династии промышленного предприятия. В позднесоветский период традиция чествования заводских династий была широко распространена на предприятиях. С середины 1990-х гг. элитный статус заводской династии вновь начинает воспроизводиться в рамках корпоративной идеологии.

  3. Элитный статус заводской династии воспроизводится с помощью средств идеологии. Официальная репрезентация заводской династии представляет собой «образцовую биографию». В рамках социалистического предприятия она символизировала «аристократизм» рабочего класса; высокое качество производственного труда и локальный патриотизм. В условиях акционерного предприятия заводская династия становится «брендом» предприятия, символизируя его стабильность и конкурентоспособность в рыночных условиях; преемственность современных династий менеджеров с советскими рабочими династиями; локальный патриотизм, основанный на общем прошлом завода.

  4. Заводская династия как непреднамеренный результат семейных стратегий предполагает несколько возможных вариантов воспроизводства в современных условиях. Советская рабочая династия, которая была вписана в патерналистскую систему социалистического предприятия, либо распадается (первый вариант), либо консолидируется, используя дополнительные стратегии для повышения жизненных шансов на современном рыночном предприятии (второй вариант). Третий вариант – «инерционное» воспроизводство династии, рассматривающей завод как место работы, позволяющее семье выжить в любых экономических условиях.

  5. Устойчивость существования феномена заводской династии в современных условиях обеспечивается благодаря воспроизводству традиции приписывания представителей династий к элитному «сословию» заводского сообщества, а также – на уровне семейных стратегий – посредством аккумуляции представителями династий социального и культурного капиталов, представляющих ценность в рамках заводского сообщества, и их трансмиссии из поколения в поколение.


^ Апробация работы

Отдельные положения данной диссертации обсуждались в период с 2000 по 2003 год на факультете политических наук и социологии ЕУСПб и в Центре независимых социологических исследований. Результаты исследования были изложены в научных статьях автора и представлены на различных российских и международных конференциях и семинарах, в том числе, на международной конференции «Двадцать лет спустя. Советский человек в постсоветском мире» (Иркутск, 2005); Четвертом семинаре «Визуальная культура» сетевого проекта «Исследования культуры в постсоветском контексте» (Таллинн, 2005); международной конференции «История труда в России и Советском Союзе: работа продолжается» (Амстердам, 2005); Первых чтениях памяти В.В.Иофе «Право на имя: биографии ХХ века» (Санкт-Петербург, 2003); международной конференции «Советский Союз: народное государство или путь к насилию?» (Санкт-Петербург, 2002); Пятой Конференции Европейской Социологической Ассоциации (Хельсинки, 2001) и некоторых других.


^ Практическая значимость работы определяется возможностями ее использования для разработки учебных курсов по социологии российского общества. Реконструкция социальной истории заводской династии вносит вклад в изучение механизмов формирования социальных классов и «сословий» советского и постсоветского обществ. Анализ становления и воспроизводства феномена заводской династии в терминах традиции открывает возможности для дальнейшего применения этой модели для исследования формирования советского, а также современного российского общества. Результаты исследования могут быть полезны представителям менеджмента, разрабатывающим кадровую политику на промышленном предприятии.


^ Структура и объем диссертации

Диссертация, изложенная на 183 страницах машинописного текста, состоит из введения, четырех глав с выводами по каждой из них, заключения, списка литературы и цитируемых эмпирических источников из 204 наименований, а также приложений, содержащих список экспертов – работников Кировского завода; сводную информацию о рабочих династиях, с представителями которых проводились биографические интервью; пример положения о семейных рабочих коллективах советского периода и 5 иллюстраций.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


ВВЕДЕНИЕ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируются степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет, формулируются цели и задачи исследования, представляются теоретико-методологические основания диссертационной работы, описываются эмпирическая база и методы сбора материала.


В^ ГЛАВЕ 1. «Теоретико-методологические основания исследования феномена заводской династии представлены теоретическая модель исследования заводской династии, а также методология сбора и анализа данных эмпирического исследования феномена.

^ В первом параграфе «Теоретические подходы к исследованию заводской династии» излагается концептуальная модель исследования, которая основывается на нескольких теоретических подходах. В данной работе локусом, в котором заводская династия оформляется инструментально и символически, является крупное современное промышленное предприятие. Основной теоретической рамкой является концепция В.Текенберга (W.Teckenberg), в которой промышленное предприятие рассматривается как корпорация, т.е. производственная организация со сложной социальной иерархией, которой соответствует символически представленная социальная общность.

Заводская династия рассматривается, согласно веберианскому пониманию, как статусная группа или «сословие» в социальной структуре предприятия. Данная группа обладает «разработанным кодексом поведения», склонна воспроизводить символические границы, отделяющие ее от других социальных групп и классов. С одной стороны, престиж заводской династии поддерживается социально-экономическими предпосылками и идеологической структурой. С другой, статусная группа потомственных работников завода формируется и воспроизводится посредством семейных стратегий представителей заводских династий.

Заводская династия как идеологический проект исследуется через призму нескольких концепций: идеологического аппарата (Л.Альтюссер), изобретения традиции (Э.Хобсбаум), нормализации (М.Фуко) и нормальной биографии (У.Бек). Заводская династия как непредвиденный результат семейных стратегий и выборов социальной траектории семьи исследуется с применением теоретической конструкции, предложенной П.Бурдье и включающей идеи о внутрисемейной передаче и конвертации капиталов из поколения в поколение и стратегиях социального воспроизводства.

^ Во втором параграфе «Методология исследования официальных репрезентаций заводских династий в заводской многотиражке: критический дискурс-анализ» рассмотрена специфика применения метода дискурс-анализа к исследованию заводской династии как идеологического проекта. Основной материал для исследования составили статьи заводской многотиражки «Кировец» и агитационно-пропагандистских и публицистических сборников о рабочих династиях. Отбор статей осуществлялся по следующему принципу. Был составлен список терминов, составляющих семантическое поле категории «заводская династия». В этот список входили такие лексемы, как, например, «рабочая семья», «трудовая смена», «эстафета поколений/традиций» и проч. Основанием для отбора статьи для эмпирического анализа являлось упоминание в тексте указанных лексем.

В исследовании указанных текстов был применен метод критического дискурс-анализа, разработанный Н.Феркло (N.Fairclough). Методика анализа включает несколько этапов. Первый этап – тематический анализ массива текстов. Единицей анализа является статья, описывающая историю заводской династии. Вторым этапом являлся непосредственно анализ конкретного текста статьи. Проведение анализа текста предполагало следующие шаги: 1) выделение дискурсивного репертуара, на основе которого создан текст; 2) анализ того, какие категории и акторы чаще встречаются в статьях вместе или раздельно, что и каким образом они создают и репрезентируют в повествовании; 3) анализ интертекстуальности, т.е. взаимодействия и пересечения различных дискурсивных репертуаров, перекодирование и перенос значений и смыслов. Заключительные выводы исследования, проведенного с помощью метода критического дискурс-анализа, касаются взаимоотношений между дискурсивной практикой и более широкой социальной практикой.

^ В третьем параграфе «Методология исследования заводской династии как результата семейных стратегий: изучение истории семьи» описывается специфика метода изучения социальных генеалогий (Д.Берто). Прежде всего, представляются ключевые для данного метода понятия: «семья», «межпоколенческая трансмиссия», «индивидуальные/семейные траектории» и «семейные стратегии». Далее описываются этапы сбора и обработки эмпирического материала, принятые в рамках метода изучения истории семьи:

Шаг 1. Сбор биографической информации о представителях как минимум трех-четырех последних поколений династии.

Шаг 2. Объединение всех собранных биографий представителей заводской династии в общий нарратив и написание семейной истории.

Шаг 3. Анализ случая (заводской династии). На данном этапе применялся подход Ф.Шютце к описанию биографических процессов, адаптированный для исследования семейных историй. В работе выделяется несколько типов семейных историй: история семьи как траектория; история семьи как стратегия; семейная история как «превращение».

Шаг 4. Сравнение случаев, построение типизаций. На данном этапе проводится сравнительный анализ нескольких исследованных случаев, делаются обобщения и выводы относительно общих признаков биографии представителя заводской династии и истории заводской династии. Для анализа применяется концепция социального воспроизводства П.Бурдье, рассмотренная в первом параграфе данной главы.


^ ГЛАВА 2. «Формирование заводских династий: социально-экономический и исторический контекст изобретения традиции» посвящена исследованию социально-экономического и исторического контекста, в рамках которого сформировалась и воспроизводится заводская династия как вариант заводской традиции. Исторические рамки включают послереволюционный период становления классовой структуры, две последующих волны советской индустриализации, а также современный рыночный контекст.

^ В первом параграфе ««Потомственный пролетарий» в социальной структуре послереволюционного российского общества (1917-20-е гг.)» рассмотрены предпосылки возникновения рабочей династии как идеологического проекта большевистского/советского государства, связанные с государственной политикой классообразования конца 1910-х – начала1920-х гг.

Официальная концепция социальных классов в послереволюционной России, пришедшая на смену сословной системе, определяется исследователями как «приписывание индивида к классу» (ascribing class) через апелляцию к его социальному происхождению (Ш.Фицпатрик). Данный механизм классообразования предполагал две составляющие: 1) «прикрепление» граждан к определенным социальным категориям, называемым классами, в соответствии с марксистской идеологией; 2) приписывание определенных моральных оценок и социальных ожиданий, связанных с принадлежностью индивида к тому или иному классу.

Практика «приписывания к классу» положила начало формированию так называемой «советской сословной системы», которая определялась властными отношениями государства с социальными группами. Потомственные пролетарии получили в послереволюционной стратификационной системе статус правящего класса-гегемона. Идеологическая номинация потомственного рабочего воплощалась в политике привилегий этой социальной категории (сословной группы), например, первоочередного вступления в комсомол или в партию, трудоустройства на предприятия в послереволюционный период (после гражданской войны и во время НЭПа) и т.д. Тем самым власти формировали группу потомственных заводских рабочих, в соответствии с марксистским пониманием классов.

^ Второй параграф «Формирование заводских династий как элитного слоя в рамках сословно-корпоративной системы: первая волна советской модернизации (конец 1920-х-40-е гг.)» посвящен анализу стратегий государственной власти в сфере промышленности в годы ускоренной индустриализации, оказавших влияние на формирование заводских династий. Экстенсивный рост промышленного рабочего класса порождал многочисленные конфликты на цеховом уровне, включая напряженные отношения между «новичками» и «старыми» или «кадровыми» рабочими. Официальный переход от идеологии исключения «классового чуждых» из заводской сферы к интеграции всего рабочего класса через идентификацию с корпорацией, т.е. с предприятием рассматривалось властями как способ преодоления социальных напряжений, текучести и низкого уровня дисциплины на цеховом уровне. Исследователи предполагают, что модель завода как сообщества, квазисемейной структуры, возникшая в первые годы индустриализации, оказалась достаточно стабильной и просуществовала вплоть до конца 1980-х гг.

Анализ научной литературы позволяет выделить несколько составляющих сталинской индустриальной политики, направленных на конструирование класса промышленных рабочих и поиск эффективных механизмов закрепления работников за предприятиями. В работе делается акцент на четырех из них: 1) введение репрессивных трудовых законов (конец 1930-х – середина 50-х гг.); 2) внедрение дифференцированного подхода к оплате труда квалифицированных и неквалифицированных рабочих, возникновение новых статусных категорий рабочих; 3) начало формирования заводской инфраструктуры и социального обеспечения рабочих на предприятиях; 4) формирование ряда заводских ритуалов и традиций, официальная инициатива написания легитимной истории рабочего класса, фабрик и заводов. Одним из подобных ритуалов стало написание образцовой истории семьи работника, занятого на конкретном предприятии и «привязанного» к нему. Потомственные рабочие становятся идеологически вписанными не только в классовый, но и в корпоративный порядок, образуя сословие «заводской знати».

^ В третьем параграфе ««Вторая волна советской модернизации (1950-80-е гг.): «золотой век» заводских династий» рассмотрен завершающий этап формирования советской заводской династии, изучен социально-стратификационный, социально-экономический и идеологический контекст институционализации заводской династии. Наиболее важными факторами, способствующими активному росту числа рабочих династий и укреплению их статуса «образцовых» рабочих на советских предприятиях изучаемого периода, являлись следующие.

Во-первых, в послесталинский период произошел переход от государственной политики принуждения к политике убеждения. Поиски новых, нетоталитарных подходов к мотивации рабочих, решению проблем текучести кадров и нарушения производственной дисциплины привели к усилению идеологической пропаганды, актуализации моральных и поведенческих образцов, распространению производственных ритуалов. В этот период учет и чествование заводских династий как представителей «рабочей элиты» в рамках советской классовой структуры и заводского коллектива становятся рутинной практикой на предприятиях. Анализ заводской прессы демонстрирует, что в позднесоветский период получило распространение расширительное понимание династии, включавшей самые разнообразные типы семейной занятости на промышленном предприятии.

Во-вторых, увеличение количества династий в послевоенный период было связано с укреплением роли производственных предприятий как центров социального обеспечения работников. В связи с этим усиливались тенденции к укреплению классовых границ, закрытости и самовоспроизводству социально-профессиональных групп, их многопоколенной привязанности к заводам, предоставляющим определенные социально-экономические блага для своих работников. Потомственные рабочие формировали привилегированную группу в рамках позднесоветского «сословного» общества и патерналистской государственной системы.

^ Четвертый параграф «Возрождение заводских династий в современных рыночных условиях» посвящен изучению экономических условий, в которых заводская династия разрушалась как государственный идеологический проект и возрождалась как идеологический проект корпорации.

Рыночный этап развития производства начался в России в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Он, в частности, характеризовался перепрофилированием производств и реализацией программы конверсии предприятий военно-промышленного комплекса; разрушением заводской социальной инфраструктуры; кризисом неплатежей; массовым сокращением объёмов производства и персонала; банкротством предприятий. Кировский завод кризис охватил в 1990 году, период с 1992 по 1998 гг. оценивается экспертами как «выживание».

Рыночные механизмы привели к существенным изменениям системы социальной стратификации российского общества, изменилась роль государства в формировании социальных групп. Происходило размывание советских «сословий», основанных на зависимости граждан от государства, гарантировавшего стабильное рабочее место, заработок и совокупность социальных гарантий. Идеологически сконструированный рабочий класс потерял свой статус «гегемона», находящегося на вершине социальной иерархии. Таким образом, многие предприятия утратили значительные в прошлом рычаги контроля рабочей силы. В этих условиях руководство предприятий вынуждено прибегать к традиционным методам поддержания единства «трудового коллектива», в частности, воспроизводя патерналистские отношения с работниками, а также вновь «изобретая» заводские традиции, свойственные советскому периоду. К числу таких традиций относится и чествование заводских династий. С конца 1990-х – начала 2000-х гг. для менеджеров по управлению персоналом тема рабочих династий становится значимой в рамках формирования организационной культуры предприятия, корпоративной этики, стратегий по управлению персоналом и других направлений современного менеджмента.


^ В ГЛАВЕ 3. «Заводская рабочая династия как идеологический проект: от социалистического предприятия к акционерному обществу» представлены результаты анализа репрезентаций рабочих династий в заводской многотиражке, тематических сборниках и интервью с экспертами, исследуются символические и связанные с ними экономические ресурсы потомственных работников завода в советский и постсоветский период.

^ В первом параграфе «Модели официальных репрезентаций рабочих династий на социалистическом предприятии» представлена структура символического статуса рабочих династий советского периода. Согласно результатам критического дискурс-анализа публикаций (конец 1950-х – начало 80-х гг.), символический статус рабочей династии создается при помощи следующего дискурсивного репертуара значений: 1) аристократизм; 2) профессионализм и дисциплинированность; 3) локальный патриотизм.

«Аристократизм» трудовых династий складывался из нескольких компонентов: рабоче-крестьянское происхождение их представителей; связь истории семьи с легитимной советской историей и историей предприятия; трудовой стаж династии; наличие «титулов» и семейных «регалий» (заводских почестей и наград, семейного архива); следование кодексу «рабочей чести».

Согласно исследуемым материалам, потомственные рабочие презентировались как «носители» профессионального этоса, наиболее дисциплинированные и высококвалифицированные работники. Долг представителя династии состоял также в том, чтобы транслировать трудовые ценности молодому рабочему (родному сыну или ученику). Воспитательная роль рабочих династий основывалась на авторитете отца-основателя или старшего рабочего, являвшегося наставником и образцом трудовой морали для любого работника цеха или завода.

Локальный патриотизм представителей заводских династий конструировался посредством отождествления в опубликованных рассказах о рабочих династиях социальных пространств «дома» и «работы/завода», производственных и семейных отношений и статусов. В рассказах родственные отношения описываются с использованием производственной лексики и, напротив, трудовые и производственные отношения – посредством риторики родства.

Анализ интервью с заводскими экспертами показал, что статусные привилегии династий Кировского завода в советский период были значительными. Вместе с тем, они могли быть получены с большей вероятностью посредством укрепления сословной позиции с помощью ряда формальных статусов, имеющих экономическую ценность для социалистического предприятия. Символический (династийный) и социальный капитал (П.Бурдье) оказываются признанными и значимыми в поле советской производственной корпорации для получения экономических привилегий.

^ Во втором параграфе «Модели официальных репрезентаций рабочих династий на акционерном предприятии» анализируется структура символического статуса представителей рабочих династий в ходе и после реструктуризации предприятия, с начала 1990-х гг.

Анализ публикаций в заводской многотиражке и экспертных интервью показал, что реструктуризация предприятия и крушение социальной сферы вызвали частичное разрушение идеологии и практики воспроизводства рабочих династий в 1992-98 гг. С налаживанием производства начались попытки возобновления корпоративного строительства с использованием проверенных заводских традиций. Современный менеджмент не имеет возможности опираться на идеологему «рабочего класса-гегемона» и столь же мощную социальную сферу на предприятии. Одной из возможностей формирования корпоративной солидарности является очередной виток «изобретения» заводских традиций, в частности, поддержание престижного статуса заводской династии. Метод критического дискурс-анализа дает возможность выделить следующий дискурсивный репертуар, с помощью которого создается статус заводской династии на современном предприятии: 1) символ стабильности предприятия при переходе к рынку и в рыночных условиях; 2) источник формирования династий высокопрофессиональных специалистов; 3) элемент культурной памяти заводского сообщества.

Заводские династии, пережившие реструктуризацию, остаются символом локального патриотизма, преданности предприятию, мотивации к производственному труду. Они представляют собой ресурс для создания корпоративной идентичности, на которое нацелены современные менеджеры. Наличие династий создает имидж стабильного, конкурентоспособного предприятия, успешного в рыночном контексте.

В современных публикациях заводская династия как образец трудолюбия и профессионализма – это уже не рабочая, а, скорее, династия менеджера или специалиста. Данная дискурсивная стратегия отражает идею о том, что основным социальным слоем рыночного общества являются средние классы, и внутрисемейное воспроизводство этих социальных групп может быть ценным в современном контексте. «Нормализованные биографии» династий менеджеров продолжают воспроизводить сконструированный в советский период этос честного заводского труженика, выполняющего долг перед коллективом.

В современных условиях советской рабочей династии придается музейная значимость. Она популяризируется в современном заводском контексте как элемент «героического», «легендарного» прошлого страны и предприятия. Публикации о советских рабочих династиях свидетельствуют об успешной работе завода на протяжении десятилетий, его значимости как основы благополучия советских работников. Советские рабочие династии представляют собой символ локального патриотизма работников, стабильности и экономической успешности предприятия.

Анализ интервью с заводскими экспертами показал, что современное акционерное предприятие комбинирует советскую систему поощрений определенных категорий работников и новую систему экономической поддержки молодежи.


В ^ ГЛАВЕ 4. «Династии Кировского завода в семейных историях: трансмиссии капиталов и социальные траектории поколений» заводская династия рассматривается как результат семейных стратегий. В данном разделе анализируются материалы пятнадцати полуструктурированных биографических интервью с представителями трех династий Кировского завода. Сбор и анализ данных осуществлялся с помощью метода изучения истории семьи. Исследование генеалогий дает возможность рассмотреть структуру семейных капиталов, варианты их трансмиссии из поколения в поколение и семейные стратегии воспроизводства и разрыва династийной траектории. Собранные истории классифицированы в соответствии с подходом Ф. Шютце, адаптированным к материалам данного исследования: история семьи как стратегия; история семьи как траектория; история семьи как «превращение». Каждый из этих типов последовательно рассматриваются в трех параграфах главы.

^ В первом параграфе «Межпоколенческая восходящая мобильность: стратегии заводской династии Тихоновых» рассмотрен пример истории семьи как стратегии. Основатель династии пришел на завод рабочим в 1931 году, представитель третьего поколения династии – в 1998 году. В настоящее время все представители династии работают на инженерных или административных должностях.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Тихоновых дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства данной династии. В основе формирования и воспроизводства династии Тихоновых лежит социальный капитал, связанный с интеграцией в корпоративную среду, персональные контакты ее представителей, семейная репутация. В семье Тихоновых этот капитал передаётся от отца к сыну, обогащаясь с каждым поколением. Социальный капитал, транслируясь из поколения в поколение, конвертируется в культурный и экономический. От родителей к детям передаются представления о производственном труде как о «честном», и в перспективе – экономически выгодном. В связи с этим, работники, принадлежащие династии, ориентированы на отложенный результат их усилий (карьерное повышение, повышение зарплаты и т.д.). Представители среднего поколения династии реализуют образовательные стратегии, чтобы повысить шансы своих детей на заводском рынке труда. Вне зависимости от образования, терпение, упорство и старание, индивидуальные усилия считаются наиболее важными качествами успешного работника, его культурным капиталом. Ценность работы состоит в обеспечении финансовой самостоятельности работника-мужчины.

^ Во втором параграфе «Воспроизводство династии рабочих: семья Мартыненко» представлен случай межпоколенческого воспроизводства рабочего класса в трансформационный период, который осмысливается как стратегия выживания. Основатель династии пришел на завод рабочим в 1947 году, самый младший ее представитель пошел работать в заводскую охрану в 1999 году.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Мартыненко дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства данной династии. Воспроизводство династии Мартыненко происходит посредством реализации стратегии выживания семьи. Не имея дополнительных ресурсов для изменения своего статусного положения (отсутствие образования и стремления его получить), члены семьи приходят на завод «по инерции». Формирование династии не является семейным проектом Мартыненко. Завод воспринимается не столько как место семейной интеграции и идентификации, сколько инструментально, как место работы, предприятие, на которое можно трудоустроиться, почти не предпринимая дополнительных усилий. Перспективы увеличения жизненных шансов семьи Мартыненко связывают не с собственными стараниями и стратегиями социального продвижения по профессиональной лестнице, а с экономическими перспективами предприятия, не зависящими от усилий работников. Социальный ресурс, аккумулированный Мартыненко, имеет потенциал развития в биографическом сценарии младшего представителя династии, который, предприняв определенные стратегии, имеет возможность повысить статус, и соответственно, возможности семьи на предприятии.

^ В третьем параграфе «Разрыв династии: случай Пимановых» представлена история семьи как «превращение», ключевыми событиями/процессами которой стали структурная ломка советского предприятия и уход с завода одной из представительниц династии. Трехпоколенная династия Пимановых сложилась в советское время. Ее основательница пришла на завод рабочей до революции, последняя представительница – чертежницей в 1980 году.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Пимановых дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства и разрыва данной династии. Пимановы – это официально признанная советская рабочая династия. Представители среднего поколения династии идентифицируют себя с советским заводом, прошлым, в рамках которого семья благополучно существовала, пользуясь ресурсами социалистической патерналистской системы. Обладая официальным статусом династии, Пимановы успешно конвертировали свой символический капитал в экономический. Шансы, которые имела эта семья, были напрямую связаны высоким положением Пимановых в системе официальных рангов и, соответственно, с доступом к экономическим привилегиям. Трансмиссия культурного капитала членов этой семьи подобна его трансляции в семье Мартыненко: Пимановы были вынуждены идти на завод, повторяя трудовой путь своих родителей и не стремясь повышать уровень образования. Старший сын Пимановых фактически воспроизвел эту стратегию. На современном предприятии не достаточно быть потомственным рабочим и активным общественником, чтобы быть экономически успешным. Индивидуальной стратегией его сестры Натальи стало получение высшего образования и уход с завода. Данный случай разрыва династического воспроизводства представляет собой достаточно распространенный для периода реструктуризации вариант траектории многопоколенной заводской семьи, когда молодые рабочие уходили с завода в поисках более выгодных экономических предложений.


^ В ЗАКЛЮЧЕНИИ диссертации подведены основные итоги исследования.

Заводская династия представляет собой многозначный и многослойный феномен, формирующийся и функционирующий как в официальной идеологии, так и в биографических сценариях конкретных многопоколенных семей, представители которых работают на одном предприятии. В данной диссертационной работе исследовались оба уровня воспроизводства заводской династии как социально-культурного феномена в контексте советского и постсоветского общества.

Социальная группа потомственных пролетариев (рабочих во втором, третьем поколениях) начала формироваться в послереволюционной России посредством практики «приписывания к классу» как элитная сословная группа идеологически сконструированного рабочего класса и общества в целом. В конце 1920-х гг. данная группа была встроена в сословно-корпоративную стратификационную и идеологическую систему промышленного предприятия. «Потомственный рабочий» номинировался как «представитель рабочей династии» промышленного предприятия. В этот период началось формирование практики публичной репрезентации рабочих биографий и генеалогий, ставшей одной из традиций на советских предприятиях.

«Расцвет» заводских династий в послевоенный и позднесоветский периоды связан с развитием социальной инфраструктуры социалистических предприятий, усилением идеологического аппарата государства и укреплением границ социальных групп. Получившие массовое распространение в середине ХХ в. в советских СМИ повествования о жизни рабочих династий представляли собой вариант «образцовых биографий», канонизированных в рамках заводских сообществ. Их публичная репрезентация была нацелена на дисциплинирование и контролирование заводских коллективов, создание моделей официально одобряемого поведения на производстве. Анализ публикаций в заводской многотиражке и всесоюзных сборниках позволяет выделить три аспекта функционирования рабочей династии как идеологического проекта, которые трансформируются с переходом от социалистического к акционерному предприятию.

Рабочие династии объявлялись заводской элитой, имеющей «сословные» символические отличия (титулы, регалии, родословную, связанную с легитимной советской историей, и кодекс рабочей чести). В рамках социальной структуры предприятия рабочим династиям как статусной группе официально противопоставлялись недобросовестные работники и летуны, не имевшие четкой идентичности с предприятием.

В «нормализованных биографиях» представителей династий конструировались представления о «трудовом долге» заводского работника. Потомственные рабочие рассматривались как «носители» профессионального этоса, наиболее дисциплинированные и высококвалифицированные работники. Воспитательная и дисциплинирующая роль рабочих династий была также связана с авторитетом отца-основателя или старшего рабочего, обучающего и контролирующего не только младших представителей династии, но и являющегося наставником и образцом трудовой морали для любого работника цеха или завода.

В публикациях о рабочих династиях формировалась концепция локального (заводского) патриотизма, основанная на идеологеме завода как «дома» для его работника. Преданность предприятию, «приписанность» работника к нему конструировались в текстах при помощи нескольких средств. Во-первых, пространство завода описывалось категориями приватного. Во-вторых, в рассказах отождествлялись родственные и производственные отношения между работниками, тем самым формировалось представление о заводе как об «общине». Итак, в репрезентациях транслировались «кодекс рабочей чести» рабочей аристократии, заводской знати: их отношение к труду, политическая лояльность, корпоративный дух, товарищество, эмоциональная вовлеченность в жизнь предприятия.

Символическая номинация рабочих династий становилась дополнительным ресурсом в системе распределения социальных и экономических благ. Статусные привилегии могли быть получены потомственными рабочими с большей вероятностью посредством укрепления сословной позиции с помощью ряда других достигаемых формальных статусов, имеющих экономическую ценность для социалистического предприятия, например «Заслуженный кировец», «рационализатор» и проч.

В 1990-е годы, в условиях экономической трансформации, элитарный статус заводской династии на предприятии был утрачен. Процесс возрождения заводских династий в современных рыночных условиях связан, с одной стороны, с инерционностью патерналистской модели трудовых отношений на российском производстве. С другой стороны, их официальная репрезентация на предприятии доказывает успешное прохождение этапа реструктуризации и демонстрирует конкурентоспособность завода в рыночных условиях. Смыслы, приписываемые символическому статусу заводской династии, меняются.

Анализ современных материалов многотиражки (1998-2006 гг.) и экспертных интервью продемонстрировал, что заводские династии по-прежнему остаются символом локального патриотизма, преданности предприятию, мотивации к труду. Репрезентации современных этапов истории династий воспроизводят идеологию стабильного, мотивированного к труду, преданного предприятию коллектива. Они представляют собой ресурс для конструирования корпоративной идентичности, на которое нацелены современные менеджеры. Образ потомственного работника Кировского завода, не покинувшего производство в драматический период выживания, героизируется. Наличие династий создает имидж стабильного, конкурентоспособного предприятия, умеющего справляться с трудностями и способного вписаться в новый для него рыночный контекст. Такая корпорация позиционируется руководством как надежный партнер, в чье производство безопасно инвестировать капитал, а работники подобной корпорации – как современные квалифицированные специалисты.

В современных публикациях заводская династия как образец трудолюбия и профессионализма – это уже не рабочая, а, скорее, династия менеджера или собственника. Данная дискурсивная стратегия отражает идею о том, что основным социальным слоем рыночного общества являются средние классы, и внутрисемейное воспроизводство этих социальных групп может быть ценным в современном контексте. Вместе с тем, «нормализованные биографии» династий менеджеров продолжают воспроизводить сконструированный в советский период этос честного заводского труженика, выполняющего долг перед коллективом.

Разрушение советской идеологии «рабочего класса как гегемона» повлекло за собой резкое снижение социальной значимости статуса рабочего и заводского труда, и, соответственно, династий рабочих. Вместе с тем, истории о рабочих династиях, сформировавшихся и получивших известность в советский период, продолжают публиковаться в заводской многотиражке. Репрезентации рассказов о заводских династиях, как одна из традиций современного предприятия, представляют собой его значимый «бренд». Советские рабочие династии обретают статус заводской музейной ценности, они составляют элемент коллективной памяти заводского сообщества, символизируя локальный патриотизм работников, а также стабильность и успешность предприятия в будущем.

Современное акционерное предприятие «Кировский завод» комбинирует советскую систему поощрений определенных категорий работников и новую систему экономической поддержки молодых работников.

Заводская династия – это не только традиция, изобретенная советскими эли­тами и воспроизводимая директоратом современной промышленной корпора­ции. Она персонализована в личных историях. На примере исследова­ния трех семейных случаев прослеживается связь и преемственность заводской династии как идеологического проекта и семейной генеалогии. В отличие от идеоло­гически сформулированной, династию как историю рода/семьи доста­точно сложно назвать проектом. Она представляет собой результат непреднамерен­ных стратегий членов семей. Как и в любом жизнеописании в расска­зах представителей династий Кировского завода переплетаются рациональ­ные и нерациональные аспекты стратегий, обеспечивающих воспроизводство социальных позиций или разрыв многопоколенного воспроизводства занятости на предприятии.

Все представители династий идентифицируют себя с корпорацией. Они являются лояльными работниками, противопоставляя завод «нелегитимным», непредсказуемым, на их взгляд, коммерческим структурам. Советская рабочая династия, которая была вписана в патерналистскую систему социалистического предприятия, либо распадается (первый случай), либо консолидируется, используя дополнительные стратегии для повышения жизненных шансов на современном рыночном предприятии (второй случай). Третий вариант – «инерционное» воспроизводство династии, рассматривающей завод как место работы, позволяющее семье выжить в любых экономических условиях.

От представителей других групп заводской знати потомственные рабочие от­личаются тем, что предыдущие поколения семьи подготавливают биографию последнего, закладывают возможности, которые будут эффективными лишь для следующих поколений. С другой стороны, основатель династии получает свой статус лишь с приходом на завод самого младшего представителя династии. Таким образом, прибыль от семейных капиталов и инвестиций отнесена во вре­мени. Результат формирования династии – ее признание как представителя заводской элиты, носителя трудового этоса и корпоративной идентично­сти.


ПУБЛИКАЦИИ:

Основные положения диссертации представлены в следующих научных публикациях:

^ В ведущих рецензируемых журналах:

Ткач О. Заводские династии в современных рыночных условиях // Человек и труд. 2007, №12, с. 79-81.

Ткач О. Заводская династия: воспроизводство и трансформация «советского» феномена в контексте современной промышленной корпорации // Российский экономический Интернет-журнал. – Идентиф. № 0420700008/0355 – http://www.e-rej.ru/Speakers.htm#let_t_rus.

^ В других изданиях:

Ткач О. Изучение истории семьи как стратегия качественного исследования // Российский гендерный порядок: социологический подход. Коллективная монография / Под ред. Е.Здравомысловой и А.Темкиной (Труды факультета полит. наук и социологии; Вып.12). СПб., Изд-во ЕУСПб, 2007. с. 265-288.

Ткач О. Рабочая династия: идеологический проект советского государства // Право на имя: биографии ХХ века. Биографический метод в социальных и исторических науках. Чтения памяти Вениамина Иофе. СПб, 18-19 апреля 2003 года. Сборник докладов / Под ред. В.Воронкова и др. СПб, «Норд-Вест», 2004. с. 136-149.

Ткач О. Патриархат по-советски, или Большая семья на большом экране // Гендерные отношения в современной России: исследования 90-х годов / Под ред. И.Н. Тартаковской, Л.Н. Попковой. Самара, Изд-во «Самарский университет», 2003. с.294-316.

Tkach O. The Phenomenon of the ‘Soviet Hereditary Worker’: From Asseveration of Social Class Purity to Workers’ Dynasty // Советская власть – народная власть? Очерки истории народного восприятия советской власти в СССР. The Soviet Union - a Popular State? Studies on Popular Opinion in the USSR / Под ред. Т.Вихавайнена. СПб.: Изд-во «Европейский дом», 2003. с.162-179.

1 Ежов В. и др. Рабочий класс СССР в годы девятой пятилетки (1971-1975 гг.). Л., 1978. С.61.

2 Талалаев Н. Нравственный климат рабочего города // Трудовой коллектив - звено нравственного воспитания: По материалам Всесоюзной научно-практической конференции в Баку (апрель 1979 г.). М., 1979. С.149.

3 Мазырин В. Учёт всех факторов воспитания // Трудовой коллектив - звено нравственного воспитания: По материалам Всесоюзной научно-практической конференции в Баку (апрель 1979 г.). М., 1979. С.34.

4 Становление трудовых отношений в постсоветской России / Под ред. В.А.Ядова. М., 2004.





Скачать 411,44 Kb.
оставить комментарий
ТКАЧ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА
Дата07.03.2012
Размер411,44 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх