1. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу icon

1. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу


Смотрите также:
Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010...
Программный доклад министра науки и образования РФ андрея Фурсенко на заседании правительства 15...
Правительство российской федерации постановление от 16 мая 2005 г...
Правительство российской федерации постановление от 16 мая 2005 г...
5 Целевая программа «Развитие системы управления интеллектуальной собственностью в БелГУ»...
Федеральная целевая программа «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской...
Федеральная целевая программа «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской...
Решение о вступлении России в церн будет принято до конца года 23...
Концепция развития Государственного университета Высшей школы экономики на период до 2010 года...
Концепция развития Государственного университета Высшей школы экономики на период до 2010 года...
Итоги социально-экономического развития России 21 4 Стратегия Российской Федерации в области...
Концепция долгосрочного социально-экономического развития Тюменской области до 2020 года и на...



Загрузка...
скачать


Осознанная (неосознанная) государственная политика

по уничтожению научного комплекса России.


В свете нескончаемых высказываний о необходимости России перейти на инновационный этап развития страны, который подразумевает использование достижений науки на благо страны, интересно посмотреть на реальные действия исполнительной власти по реализации этого стремления.

Автор в этом обзоре привлекает внимание к наиболее значимым действиям исполнительной власти, которые свидетельствуют о расхождении или непонимании этого расхождения между словами и делами.


^ 1. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу


В Кремле 20 марта 2002 г. состоялось "знаменательное событие" - совместное заседание президиума Госсовета, Совета безопасности и Совета по науке и высоким технологиям при Президенте, на котором был принят документ под названием "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу", который 30 марта был утвержден Президентом (№ Пр-577, № Пр-578). В свете этого события интересно рассмотреть позицию исполнительной власти, тем более, что это не первый документ. Ранее принимались: “О доктрине развития Российской науки” (1996 год), “Концепция реформирования Российской науки на период 1997 - 2000 гг.” (1997 год).

Работа над этим, чрезвычайно важным для судьбы науки в стране, документом носила достаточно закрытый характер, хотя формально в разработке принимали участие и министерства и представители академии, но, например, в Комитет по образованию и науке Государственной Думы только 13 декабря 2001 года поступили материалы по подготовке рабочих материалов к упомянутому документу, но предложения необходимо было представить до 15 декабря 2001 года, т.е. предлагалось подготовить предложения Комитета к такому серьезнейшему документу по отношению к науке за один день! Серьезно говорить при таком подходе к этому вопросу не приходится говорить. Можно сказать, что Комитет по образованию и науке Государственной Думы из процесса подготовки документов заседания был сразу исключен.

Дальше события развивались в том же стиле. К первому заседанию рабочей группы по подготовке упомянутого документа состоявшемуся в конце января 2002 года был представлен достаточно "сырой" материал, но в нем содержались вполне обозначенные перспективы действий исполнительной власти к существованию науки в стране. В частности, демонстрация намерений исполнительной власти по финансированию науки на последующие десять лет. Для иллюстрации приведем эти намерения в виде таблицы Приложения к документу (в процентах к расходной части бюджета по разделу 06 - "Фундаментальные исследования и содействие научно - техническому прогрессу").


2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

1,85%

1,56%

1,65%

1,75%

1,85%

2,0%

2,5%

2,9%

3,5%

4,0%

Как видно из этой таблицы в ближайшие несколько лет характер финансирования науки не изменится, финансирование науки в соблюдение требований закона "О науке ..." в размере 4 процентов расходной части бюджета собираются достигнуть только в 2010 году (обещать – не значит исполнить, история последних лет тому свидетель), а насколько сбудутся перспективы - это как у Ходжи Насреддина - "то ли осел сдохнет, то ли шах помрет", но при том скудном финансировании последних лет уже и этих средств будет недостаточно для восполнения урона, который понесла наука.

Исполнительная власть спешно готовит к принятию очередную версию разрушения науки в стране в виде нормативных актов по реализации "Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу".

Процесс, начавшись в середине декабря 2001 года, набрал обороты в виде вариантов документов. Интересно сравнить промежуточные варианты с окончательным текстом.

В одной из представленных редакциях отчетливо обозначились намерения исполнительной власти по отношению к науке, которые она постаралась скрыть в окончательном варианте. Поэтому представляет интерес одна из промежуточных редакций.

Чего больше в этом документе непонятно? То ли некомпетентности, то ли непонимания, то ли сознательного решения разрушить научно-технический потенциал страны.

Уже в "общих положениях" возникает недоумение. Вводятся новые словосочетания: научно-технологический комплекс, научно-технологический сектор, хотя в начале говорится о том, что "основы" базируются, в том числе, на федеральном законе "О науке и государственной научно-технической политике", где говорится о научно-технических исследованиях и разработках, в том числе для нужд разработки технологий. Т.е. технологии, в сложившемся понимании, обозначают промышленное или опытное производство.

Интересно, что в научно-технологический комплекс включены практически все виды научных организаций, а также федеральные органы исполнительной власти, а вот в государственный научно-технологический сектор включены только государственные унитарные научные организации и научные организации в форме акционерных обществ, контрольные пакеты акций которых находятся в федеральной собственности, от которых, согласно планам Правительства по приватизации, Правительство собирается избавиться.

Почему в государственный сектор не вошли академии наук, имеющие государственный статус, государственные научные центры, государственные высшие учебные заведения, федеральные органы исполнительной власти, отвечающие за проведение научно-технической политики? Непонятно. Непонятно также, если речь идет о технологиях, почему в перечне отсутствую предприятия опытного производства и предприятия осваивающие новые технологии.

Непонятно так же почему в одном случае продукция включает технологии, а в другом, продукция сводится к предоставлению услуг. Непонятно почему инвестиционно - активный путь развития эквивалентен инновационному, можно подумать, что производство традиционных товаров не нуждается в инвестициях.

Далее говорится, что реализация "основ" должна быть направлена на обеспечение стратегических национальных приоритетов Российской Федерации, к которым в период до 2010 года относятся: повышение качества жизни населения, образование, фундаментальная наука, культура, обеспечение обороны и безопасности. По-видимому, после 2010 года, приоритеты изменятся.

"Приоритетные направления развития науки, технологий и техники формируются на основе выявления и определения путей решения, важнейших научно-технологических проблем, обеспечивающих реализацию стратегических национальных приоритетов страны, и корректируются не реже одного раза в 4 года". Что же относится к этим направлениям?

"На период до 2010 года приоритетными направлениями развития науки, технологий и техники являются: информационно-телекоммуникационные технологии и электроника, космическая деятельность, новые материалы и химические технологии, перспективные вооружения и военная техника, производственные технологии, технологии живых систем, топливо и энергетика, транспорт, экология и рациональное природопользование".

То есть по истечении 4-х лет эти направления могут стать не приоритетными.

Но способы решения приоритетов посредством развития критических технологий" должны корректироваться не реже одного раза в 2 года.

Непонятными остаются критерии корректировки, то ли проблема решена, то ли нет. Непонятна и кадровая сторона этой проблемы, как известно, специалисты по какому-либо направлению исследований готовятся годами, если же каждые два года будут пересматриваться направления научных исследований, то, как готовить специалистов.

Некорректно сформулированные высшие приоритеты государства привели к некорректным дальнейшим рассуждениям.

Поэтому при чтении документа возникает недоумение о причинно-следственных соотношениях.

"Основной формой государственного регулирования развития науки и технологий должен стать государственный заказ на научные исследования и экспериментальные разработки, в соответствии, с которым определяются государственные потребности и ресурсы в этой области". Т.е. не государственные потребности вызывают необходимость тех или иных исследований и привлечение соответствующих ресурсов, а государственный заказ определяет потребности да еще не понятно в какой области.

Слова о "взаимосвязи и сбалансированности фундаментальных исследований и экспериментальных разработок по различным направлениям" говорят о том, что разработчики документа сводят всю науку к малой части естественнонаучных исследований, которые могут найти применение в технологиях, а где же история, астрофизика, археология, философия, физика элементарных частиц и др., читатель может продолжить список по своему усмотрению. По замыслу разработчиков если в научных исследованиях нет утилитарности, то их и не надо проводить, а, следовательно, - финансировать.

Слова о налоговых льготах расходятся с делами, "основы" говорят о налоговых льготах на уплату НДС на ввозимое научное оборудование, но зачем эту льготу надо было отменять, и почему тогда проект закона, направленный депутатом Ж.И. Алферовым полтора года назад не встречает поддержки со стороны Правительства и контролируемого им правительственного большинства в Государственной Думе. То же можно сказать о налоге на прибыль предприятий, в той ее части, которая направляется на финансирование научных разработок, опять-таки под предлогом борьбы с налоговыми льготами этой нормы в Налоговом кодексе нет.

Несуразностей по всему тексту разбросано множество, но есть и небезобидные, например: "весь прирост ежегодных бюджетных ассигнований, выделяемых на науку, направляется на дополнительное финансирование фундаментальной науки", это можно истолковать, что прикладные разработки в государственном финансировании не нуждаются.

А вот и первый из нескольких тезисов, которые демонстрируют реальные намерения исполнительной власти по отношению к научно-техническому комплексу, которые закамуфлированы потоком слов о необходимости использования научно-технического потенциала. "Структура и состав научно - технологического комплекса приводится в соответствие с реальными потребностями и возможностям государства", а так как эти возможности год от года сокращаются, то непонятно о реализации каких потребностей государства говорится.

Таким образом, присутствие в числе основных направлений политики государства в области развития науки и технологий "реструктуризации научно-технологического комплекса" можно трактовать, как намерение исполнительной власти продолжать сокращать научные организации в соответствии с возможностями государства. Но, так как согласно определению научно-технологического комплекса в него входит и негосударственный сектор, то, как его исполнительная власть собирается реструктуризировать. Тот же аспект присутствует в "основных задачах политики": адаптация научно-технологического комплекса к рыночной экономике, кого собираются адаптировать непонятно. И уж совсем непонятно каким образом в "основные задачи политики в области развития науки и технологий" попали повышение реальной заработной платы и квалификации населения.

Слова о конкурсном и адресном финансировании исследований столь часто повторяемые в последнее время свидетельствуют о полном непонимании сути научных исследований, особенно в естественно - научных отраслях, интересно как проводить конкурс между такими всемирно известными научными организациями: Физическим институтом им. П.Н. Лебедева РАН, Физико-техническим институтом им. А.Ф. Иоффе РАН, Институтом общей физики РАН, внесшими, в частности, громадный вклад в различных областях квантовой радиофизики, физике твердого тела, элементарных частиц, ядерной физике, руководствуясь соображениями разработчиков получается, что при выигрыше конкурса одним институтом, остальные должны ликвидировать у себя не выигравшие направления, чушь, да и только. Или еще одна ассоциация. Кому издатель мог бы заказать написание "Войны и мира" Л.Н. Толстому или И.С. Тургеневу? Сама по себе такая постановка является глупостью, но по логике чиновников, занимающихся вопросами науки, это возможно.

Глупостей в тексте рассыпано по несколько на каждой странице, в целом бессодержательного, текста.

Здесь и слова о "создании эффективных механизмов управления обеспечивающих защиту государственных интересов", о "проведении инвентаризации научно-технологического комплекса", о "разработке реестра научных организаций", о "создании единой базы данных по достигнутому научно-технологическому заделу", о "применении имущественного механизма для привлечения бюджетных и внебюджетных средств" (что это такое никто не знает), об "обеспечении поэтапного перехода к сертификации научных организаций на основе международных стандартов" (что это такое?), о "содействии созданию благоприятного социально-психологического климата для инноваций" (интересно у кого?), дальше больше, об "установлении порядка проведения научных исследований и экспериментальных разработок" (чиновнику это лучше знать), о "совершенствовании академического сектора науки с целью концентрации усилий и ресурсов на повышении результативности фундаментальных исследований, обеспечения эффективного управления научными организациями, создание условий для адаптации академической науки к рыночным механизмам экономики" (что это такое?), об "оптимизации задач, функций состава и структуры академий наук, имеющих общественный статус" (как это возможно, если есть ГК?), о "создании бирж интеллектуальной продукции" (кто будет продавцом - неясно), затем повтор: формирование рынка интеллектуальной собственности, список несуразностей насчитывает несколько десятков, по три-четыре на каждой странице многостраничного текста, все их перечисление может утомить читателя, но, как уже отмечалось, в тексте содержатся положения, которые свидетельствуют о стремлении исполнительной власти разрушить научно-технический потенциал.

Это: реструктуризация научных организаций, не вошедших в государственный научно-технологический сектор, включая проведение их акционирования и приватизацию, закрепление в нормативно-правовом порядке закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности, создание государственного патентного фонда (который не удалось создать за десять лет и правовая норма о нем должна исчезнуть из исправленного патентного закона), конкурсное, в том числе и на возвратной основе (что это такое?), финансирования целевых проектов, направление ассигнований и ресурсов, высвобождающихся в ходе реструктуризации государственного научно-технологического сектора (это дополнительное свидетельство судьбы научных организаций), предоставление научным организациям Российской академии наук и отраслевых академий наук, имеющих государственный статус, права реализации неиспользуемого недвижимого и движимого имущества, также незавершенных строительством объектов для использования в качестве дополнительного финансирования научно и научно-технической деятельности (интересно, кто приобретет недостроенный серпуховской ускоритель, или устаревшее научное оборудование?), предоставление разрешения научным организациям академий наук, имеющих государственный статус, осуществлять на неиспользуемых земельных участках строительство жилищного фонда (непонятно, на территории институтов, что ли), полное списание амортизационных отчислений на объекты интеллектуальной собственности (совсем уж непонятно).

В окончательном варианте исполнительная власть постаралась закамуфлировать свои намерения, но подготовительные материалы свидетельствуют о сути намерений, кроме того появились новые моменты.

Причинно следственные некорректности тем не менее остались.

"Базой развития науки и технологий являются:

1) научно-технический комплекс, представляющий собой совокупность организаций различной организационно - правовой формы и формы собственности, осуществляющих научную, научно-техническую деятельность и подготовку научных работников, в том числе кадров высшей квалификации;

2) фундаментальная наука, имеющая признанные научные школы и достижения мирового уровня, а также развитая система высшего образования;

3) важнейшие прикладные исследования и разработки, промышленный потенциал (где разработчики его нашли непонятно) , уникальные производственные и иные технологии, научно-технический задел;

4) высококвалифицированные кадры научных работников и специалистов, информационная инфраструктура, материально-техническая и опытно-экспериментальная база;

^ 5) опыт концентрации усилий на решении сложных научно-технических и технологических проблем национального масштаба";

Т.е. появились слова о промышленном потенциале, но они абсолютно неверны. Промышленный потенциал в целом не только устарел морально, но и на 80-90% изношен. А вот слова об опыте концентрации усилий для решения вопросов национального масштаба правильны, но только не для решения научно-технических и технологических проблем, а для решения конкретных проблем общества, которые требуют научно-технического сопровождения, это и вопросы современного вооружения, и вопросы энерго- и ресурсосбережения (не на словах, а на деле), вопросы производства отечественных потребительских товаров, переработка ядерных отходов, решение вопросов массового строительства действительно современного жилья (проблема, которая не решена за многие десятилетия), и т.д., но именно этого в документе нет.

В этой связи слова: " Целью государственной политики в области развития науки и технологий является переход к инновационному пути развития страны на основе избранных приоритетов", не имеют никакой содержательности.

В итоговом документе разработчики ушли от конкретных сроков корректировки, но сама возможность сохранилась: "^ Приоритетные направления развития науки, технологий и техники и перечни критических технологий подлежат периодической корректировке".

Следующие слова: "Заказ государства на научно-техническую продукцию призван обеспечить комплексное сочетание организации исследований и технологических разработок на федеральном, региональном и отраслевом уровнях с эффективным управлением государственной собственностью, включая интеллектуальную собственность", абсолютно не соответствуют политике исполнительной власти, которая реализуется в продолжающейся политике приватизации. Исполнительная власть заявляет, что государственное управление неэффективно, а в "Основах …" утверждается противоположное.

"Повышение эффективности функционирования государственного сектора науки и высоких технологий, развитие направлений негосударственного сектора науки и высоких технологий, которые нацелены на решение важнейших социально-экономических и оборонных задач страны"

Как собираются развивать государственный сектор - понятно, его хотят ликвидировать, а как собираются развивать негосударственный сектор - непонятно.

Слова о конкурсном и адресном финансировании сохранились " совершенствование финансирования государственного сектора науки и высоких технологий преимущественно путем расширения масштабов перехода на конкурсной основе к адресному финансированию научных исследований и экспериментальных разработок, осуществляемых государственными научными учреждениями". Разработчики не понимают, что для проведения конкурса необходимо наличие хотя бы двух конкурсантов, но к следующему конкурсу при реализации такой политике, конкурс проводить будет невозможно, соперников не будет.

Положения об управлении правами на результаты научных исследований свидетельствуют о продолжающемся стремлении исполнительной власти продемонстрировать свою некомпетентность.

"Создание системы учета информации о результатах научных исследований и технологических разработок, полученных организациями различной организационно-правовой формы и формы собственности, обеспечение доступа к этой информации;

2) государственное стимулирование создания, правовой охраны, защиты и использования результатов научной и научно-технической деятельности;

3) нормативно-правовое закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности и иные результаты научной и научно-технической деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, прежде всего связанные с интересами обороны и безопасности страны;

4) нормативно-правовое урегулирование механизма передачи организациям-разработчикам, инвесторам либо иным хозяйствующим субъектам прав государства на результаты научной и научно-технической деятельности для введения их в хозяйственный оборот";

За счет каких средств собираются создавать систему учета информации о результатах? Непонятно, но есть подозрения, что за счет расходов на финансирование науки. Кроме того, каким образом разработчики собираются заставить негосударственные организации делиться своей информацией? Непонятно.

Сохранились положения, свидетельствующие о направлениях реформирования научного комплекса.

"совершенствование академического сектора науки за счет концентрации ресурсов на решении фундаментальных научных проблем, оптимизации системы управления научной и научно-технической деятельностью, уточнения количества подведомственных научных организаций и численности сотрудников;

реализация излишнего имущества и незавершенных строительством объектов, высвобождаемых в процессе реструктуризации научно-технического комплекса, с использованием получаемых средств для дополнительного финансирования мероприятий по укреплению материально-технической базы научных организаций;

использование в установленном порядке части основных фондов научных организаций, высвобождаемых в процессе реструктуризации научно-технического комплекса"

Следующие положения Основ говорят о том, что исполнительная власть собирается ввести, в нарушение закона о "Науке…", налоги на землю и на имущество научных организаций, кроме того, обозначено намерение отобрать часть земельных участков, занимаемых научными организациями.

"предоставление бюджетных компенсаций государственным научным организациям и государственным высшим учебным заведениям по уплате налогов на имущество…;

компенсация за счет бюджетов всех уровней расходов государственных научных организаций - государственных унитарных предприятий на арендную плату за землю (в пределах земельных участков, признанных по результатам инвентаризации необходимыми для научной и научно-технической деятельности)";

За счет каких средств и в каком размере будет осуществляться компенсация непонятно, вполне возможно предположить, что за счет расходов на науку.

Есть еще один аспект этой проблемы. Государственные научные организации в основном финансируются из федерального бюджета, в упомянутые платежи поступают в региональные бюджеты. Иными словами, с отменой льгот научных организаций, появится новый вид субвенций местных бюджетов за счет федерального бюджета.

Документ не содержит ничего конкретного, интересно, что для комуфлирования намерений финансирования науки, в приложении (не приложенном к открытой публикации текста) к окончательному тексту, разработчики объединили расходы по финансированию науки (06 раздел) и финансирование космических исследований (24 раздел). Если в первоначальном варианте финансирование 06 раздела собирались довести до 4 процентов, то в окончательном, этот показатель соответствует двум разделам.

Показатели

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

в процентах к расходной федерального бюджета


2,04


2,18


2,21


2,35


2,62


2,92


3,30


3,60


4,00

Таким образом, очередной документ наряду с предыдущими: “О доктрине развития Российской науки” (1996 год), “ Концепция реформирования Российской науки на период 1997 - 2000 гг.” (1997 г.), не содержит ничего позитивного сточки зрения сохранения и развития научно-технического потенциала страны, конкретного механизма вовлечения в экономический оборот уже имеющихся результатов, но содержит достаточно много моментов о стремлении исполнительной власти ликвидировать научно-технический потенциал страны.

Преднамеренно закрытый характер разработки документа, он не обсуждался в академии, не обсуждался в Комитете Государственной Думы по образованию и науке, свидетельствует о стремлении исполнительной власти не афишировать свои намерения. Если этот документ готовился с привлечением некоторых ученых, то это говорит о том, что научные круги смирились с перспективой окончательного разрушения науки в стране.


^ 2. Доклад Всемирного банка1 "От знаний к благосостоянию: преобразование российской науки и технологии с целью

создания современной экономики, основанной на знаниях"


Непонимание, в первую очередь научного сообщества, позиции исполнительной власти по отношению к, имеющему мировое значение, российскому научному комплексу постепенно стало проходить.

Напрашиваются неприятные параллели. Когда недавно, в Афганистане, талибами были уничтожены памятники буддийской культуры, имеющие мировое значение, все просвещенное мировое сообщество выступило с категорическим протестом. Когда же на протяжении десяти лет уничтожался, имеющий мировое значение, научный комплекс России, то просвещенное мировое сообщество безучастно, если не со злорадством, наблюдало за этим процессом. А некоторые представители этого сообщества, из числа развитых стран, давали рекомендации по наилучшим способам его уничтожения.

До "перестройки" в мире существовали всего две страны, в которых проводились научные исследования, в том числе и фундаментальные, по большинству направлений науки, - США и СССР.

Вклад советских ученых в мировую копилку знаний трудно переоценить, а вклад советских ученых в обретении страной статуса мировой супердержавы просто бесспорен.

К середине 70-х годов минувшего столетия СССР, ценой неимоверных усилий, достиг стратегического паритета с своим главным противником - США, но стратегическое соревнование с ним по уровню жизни народа было полностью проиграно. Правители страны получили громадный политический вес на международной арене, основанный на ракетно-ядерной мощи, а народ получил "пушки вместо масла".

В свете этого, высказывание, что нет более выгодного капиталовложения, чем в науку, для нашей страны, в силу внутренней политики, весьма неоднозначно стали восприниматься народом. С одной стороны возникла законная гордость за достижения советских ученых получивших мировое признание, достижения в ядерной физике, в квантовой радиофизике, в космосе и др., с другой, эти достижения мало сказывались на материальном благополучии и достатке людей, в том числе и самих научных работников.

Правители страны в это время, вместо формулировки проблем стоящих перед обществом, которые должны были решаться на базе созданного научного потенциала, спровоцировали бесплодные дискуссии в научных кругах об эффективности научного труда, эффективности работы научных организаций, которые, в итоге, привели к разобщению научной общественности, к разговорам об избыточности научно-технического комплекса (?).

С началом построения капитализма в Россию поспешили зарубежные советники, намерения которых проявились в различных рекомендациях "реформирования" научно-технического комплекса.

В апреле 2002 г. автор получил возможность познакомиться с материалами, подготовленными к проведению Круглого стола, организованного отделением Всемирного банка по восточной Европе, посвященного обсуждению доклада Всемирного банка под названием "От знаний к благосостоянию: преобразование российской науки и технологии с целью создания современной экономики, основанной на знаниях". В этом докладе содержится достаточно много положений свидетельствующих о том, что многие действия исполнительной власти по "реформированию" научно-технического комплекса страны базируются на рекомендациях зарубежных советников. Принимая во внимание важность этого документа, было бы чрезвычайно полезно для понимания широких кругов научной и не только научной общественности ознакомиться с советами и рекомендациями содержащимися в нем.

В частности, в нем говорится, что в докладе ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) в 1994 г., приводится оценка состояния российского сектора науки и технологии и четко предлагается сократить “раздутую, плохо адаптированную систему, находящуюся в состоянии стремительного ухудшения. В России существует изобилие (а по данным анализа, проведенного ОЭСР в 1993 г. - чрезмерное изобилие) квалифицированных ученых".

По-видимому, на основе этих рекомендаций принимались документы: “О доктрине развития Российской науки” (1996 год), “ Концепция реформирования Российской науки на период 1997 - 2000 гг.” (1997 год) и самый последний документ под названием "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу", который 30 марта 2002 г. был утвержден Президентом.

В докладе есть интересное признание: "сокращение сектора науки и технологии уже состоялось, но не в рамках долгосрочной стратегии оживления и восстановления ядра этого сектора.", и еще: " Советский Союз оставил России сомнительное наследие, имея в виду сектор науки и технологии. С одной стороны, - это лидирующие позиции в мире во многих областях фундаментальной науки, а с другой стороны, - отставание почти во всех областях промышленных инноваций".

В докладе приводится много верных констатаций, только рекомендации весьма любопытны.

Так, говорится, что в результате преобразований российская наука, которая была одним из величайших созданий и ценностей цивилизации (!), быстро деградирует, причем эта деградация может достичь такого момента, когда выживание российской науки в долгосрочном плане окажется уже весьма сомнительным.

Говорится, что российские предприятия предпочитают импортировать высокотехнологичное и наукоемкое оборудование, что в России существует чрезвычайно низкий уровень производства высокотехнологичного оборудования высокого качества для обрабатывающей промышленности, в то же время, предприятия наукоемкого сектора экономики и научно-исследовательские институты, сталкиваются с тем, что спрос на предлагаемые ими товары и услуги в самой России является относительно низким, а наиболее выгодные рынки сбыта их продукции находятся за пределами России (!).

"Из-за проводимой инвестиционной политики промышленный сектор, время от времени, изыскивает финансовые ресурсы для закупки технологий и наукоемкого оборудования из-за рубежа, а сектору науки и технологии, время от времени, удается продать российские технологии и наукоемкое оборудование за границу".

По данным Министерства промышленности, науки и технологии РФ доля России на мировых рынках высокотехнологичной продукции занимает только 0,3% – в 130 раз меньше, чем США.

Каким же видится возможное будущее России.

"Несмотря на экономический подъем в течение последних лет, в России нет внутреннего спроса на научную продукцию. Большинство российских предприятий не имеют финансовых ресурсов для приобретения новых цехов или оборудования, не говоря уже о крупных программах в сфере НИОКР. В результате можно утверждать, что бóльшая часть будущего спроса на российскую научную продукцию, скорее всего, будет поступать из-за рубежа".

"Для достижения этой цели потребуется уделить больше внимания поиску стратегических партнеров, которые смогли бы “вести” российские проекты в сфере НИОКР от лаборатории до рынка, установлению стратегических партнерских отношений с зарубежными фирмами, которые активно занимаются научными исследованиями и разработками в сопряженных областях, поиску знающих, квалифицированных покупателей высокотехнологичной продукции, которые были бы готовы приобрести результаты российских научных исследований и разработок, а также инвесторов для осуществления прямых инвестиций на территории России. Это могут быть как ставшие уже традиционными фирмы в сфере высоких технологий (например, “Интел”, “Майкрософт”), так и компании, относящиеся к так называемой “старой экономике”, – “Боинг”, “Прэтт энд Уитни” или “Дженерал моторз”."

"Согласно последним исследованиям, которые рассматривают инновационные процессы и использование знаний в производстве, производится оценка предприятий на основе ключевых критериев определения “технологической способности”. Эти критерии включают в себя такие факторы, как способность предприятия развивать последовательную технологическую стратегию поддержки бизнеса, приобретать и осваивать новые технологии и ряд других. Затем предприятия классифицируют по одной из четырех категорий в зависимости от уровня “технологической способности” предприятия. На самом низком уровне находятся фирмы, у которых нет абсолютно никакой способности к осуществлению технологических изменений. На самом высоком уровне находятся такие фирмы, как “Интел”, “Боинг” или “Майкрософт”, которые обладают возможностями внедрять и осваивать технологии из всех стран мира, осуществлять инновационную деятельность и производить продукцию с использованием самых передовых технологий. Ни одна из лидирующих корейских фирм не находится на высшем уровне. Такие компании, как “Хёндай” (Hyundai), “Эл-Джи” (LG) и “Самсунг” (Samsung) отнесены лишь к третьей категории. Они способны производить и осуществлять сборку высокотехнологичной продукции, используя технологию, импортированную из-за рубежа, однако, они не в состоянии осуществлять инновационную деятельность либо производить собственные передовые технологии".

"Но в России очень мало предприятий, которые в состоянии конкурировать даже с такими фирмами, как “Самсунг” или “Хёндай” в производстве конкурентоспособных в глобальных масштабах потребительских товаров массового спроса или средств производства; большинство российских предприятий не обладает высоким уровнем “технологической способности”, необходимой для того, чтобы успешно конкурировать с другими конкурентоспособными на мировом уровне инновационными фирмами".

"Согласно рейтингу 75 стран, сделанному на основе индекса роста конкурентоспособности (ИРК). В ИРК используются три набора показателей: (1) способность экономики осуществлять инновационную деятельность и использовать технологии, созданные в других странах с инновационной экономикой, (2) качество государственных институтов страны и (3) качество макроэкономической среды страны. В соответствии с расчетами, сделанными по этой методологии, Россия находится на 63 месте из 75 стран, наравне с Венесуэлой, Болгарией и Индонезией, и уступает всем странам с переходной экономикой, кроме Украины. По всем трем наборам показателей Россия находится на одинаково низком уровне".

А вот еще один любопытный пассаж.

"Фонды венчурного капитала придерживаясь духа “техно-национализма”, спонсируемые Западом (TUSRIF – Американский фонд для инвестиций в Россию, Региональные венчурные фонды (РВФ) ЕБРР), не стремятся финансировать российские проекты в сфере высоких технологий (high-tech проекты), которые затем могут создавать конкуренцию западным фирмам, то есть из (часто оправданных) опасений, что проекты в сфере высоких технологий, которым РВФ обеспечили бы мощную финансовую поддержку, смогут бросить вызов западным промышленным лидерам на отдельных региональных рынках. Эти опасения тем более оправданы, если учесть, что проекты в "традиционных" отраслях (пищевая и т.д.) ориентированы в основном на внутренний рынок, а high-tech проекты наиболее эффективны только в случае экспорта на международные рынки".

Из этих констатаций видно, что политика Запада по отношению к России состояла и состоит в устранении возможного конкурента на внешних рынках, а также блокирование развития высокотехнологичной продукции для собственных нужд.

Больше всего Запад боялся, что высвободившийся в результате разрядки научно-технический персонал предприятий ВПК, где находилось большинство high-tech разработок, сможет бросить вызов на внешних рынках высокотехнологичной продукции. Поэтому рекомендации западных советников были направлены на ликвидацию этой угрозы. Опасения эти были беспочвенны. т.к. промышленных предприятий способных выпускать высокотехнологичную продукцию массового спроса в России было немного, а сейчас в стране не более 5-6 процентов и то в добывающих отраслях.

На внешнем рынке высокотехнологичной продукции ( приблизительно 3,5 - 4 трлн. долл.) у России пока еще есть небольшие возможности в виде поставок вооружений - 4 - 5 млрд. долл. ( общий объем мировых продаж этого вида продукции стабилизировался на уровне 25 - 30 млрд. долл.), продукции атомной промышленности - 1,5 - 2 млрд. долл., услуг космической отрасли - меньше 1 млрд. долл. Прибавить к этим цифрам в лучшем случае удастся 2 - 3 млрд. долл., при этом надо учесть активное противодействие России в этих областях со стороны стран конкурентов, включая политическое давление, по вытеснению и с этих сегментов мирового рынка. В основном, мировой рынок наукоемкой продукции состоит в массовом выпуске продукции электронной промышленности (которой у нас, фактически не осталось), программных продуктов, аудио и видео продукции (здесь нам тоже нечего предложить в больших объемах).

Почему речь идет о больших объемах? Да потому, что в отсутствие на внутреннем рынке собственной массовой высокотехничной потребительской продукции, для удовлетворения жителей "самой богатой" страны в мире современной продукцией необходимо импортировать этой продукции на 400 - 500 млрд. долл., в настоящее время наш экспорт всего около 100 млрд. долл., а импорт - около 60 млрд. долл. (официальные данные).

Что такое миллиард долларов? На душу населения - это всего 7 долл. Поэтому восторг со стороны чиновников, которые с придыханием говорят о том, что удалось увеличить экспорт на 1 -2 млрд. долл. в этой связи непонятен. Непонятно и абсолютно немотивированное стремление к поспешному вступлению в ВТО. Преимуществ в поставках сырья мы никаких не получим, поставлять высокотехнологичную продукцию мы не можем, но при этом отечественный рынок полностью будет открыт для импорта, чем не прямой канал официального вывоза оставшегося капитала.

Упрощенно, можно представить современный научно - производственный комплекс в виде таких составляющих: знание (фундаментальная наука), понимание ( научно-технические и опытные разработки), квалифицированный персонал, соответствующая требованиям времени промышленность. За время перемен первая составляющая существенно сократилась, вторая - практически уничтожена (большая часть проектно - конструкторских организаций и опытного производства не существует), квалифицированный персонал деградирует, а промышленность так и не появилась. Таким образом советники достигли своей цели. Но чтобы и не появилась возможность возрождения России "реформы" научно-технического комплекса необходимо продолжить. Давая соответствующие рекомендации.

В результате следования рекомендациям произошла катастрофа.

Доля расходов на НИОКР по отношению к ВВП снизились с 2,03% в 1990 г. до 0,3% в 2002 г. Это намного ниже соответствующего показателя в среднем по странам ОЭСР, который составляет 2,4%.

^ В результате расходы на развитие науки и технологии в России в расчете на душу населения намного ниже уровня, достигнутого в большинстве стран ОЭСР. По данным, приведенным в правительственной программе экономических реформ, “В 1998 году собственные расходы на НИОКР в расчете на душу населения в России составили 61 доллар (на самом деле эта цифра менее 10 долларов), в то время как в США – 794,40 долларов, в Японии – 715 долларов и в Германии – 510,60 долларов. В результате к 1999 г. Россия по показателю расходов на развитие науки оказалась в группе стран с небольшим научным потенциалом (Венгрия, Греция, Португалия, Польша)”. Принимая во внимание другой относительный показатель - государственные расходы на НИОКР в расчете на одного ученого, положение России оказывается еще более тяжелым. В 1996 г., например, общие расходы на НИОКР в расчете на одного ученого в США составили 189.000 долларов, в Японии – 148.000 долларов, во Франции – 177.000 долларов, в Германии и в Великобритании – приблизительно 150.000 долларов, а в России, - 1.000 долларов (в результате научное оборудование не обновляется более десяти лет).

В соответствии с рекомендациями ОЭСР сектор науки и технологии был сокращен, число специалистов в сфере НИОКР в России сократилось с 1,9 миллионов человек в 1990 г. до 872.000 в 1999 г., или более чем в два раза.

Средняя заработная плата научных сотрудников в секторе науки и технологии в 1999 г. составляла лишь 65 долларов в месяц, по инерции исследования продолжаются из чисто научных интересов. Однако это не может продолжаться слишком долго. Люди, которым свойственна подобная мотивация, стареют и скоро покинут науку.

Кроме того в России в настоящее время происходит одновременно три вида “утечки мозгов”. Первый из них (самая значительная, более 80%) - это “внутренняя утечка мозгов”, когда квалифицированные научные специалисты уходят из сектора науки и технологии на более высокооплачиваемую работу в других секторах российской экономики и становятся продавцами, "челноками", водителями такси, банкирами, бизнесменами, "бомжами" и т.д. Второй тип – это “внешняя утечка мозгов”, когда квалифицированные специалисты уезжают из России для работы за рубежом в качестве научных работников. И наконец, это утечка технологий в сочетании. Попросту говоря, западные программы по трудоустройству в гражданских отраслях российских ученых, ранее занятых в конструировании и производстве “оружия массового уничтожения”, есть не что иное, как плохо завуалированные попытки фирм западных стран и их правительств получить дешевый доступ к российским изобретениям и “ноу-хау” и выявить наиболее перспективных ученых, чтобы склонить их к эмиграции за рубеж или чтобы они остались в России и работали на иностранные фирмы. Так или иначе, западные фирмы получают российскую технологию и “ноу-хау” практически задаром.

А вот и "замечательные" признания российских аналитиков: "За последние десять лет число ученых в России сократилось вдвое. Шоковая терапия по отношению к науке в начале 90-х годов была грубейшей ошибкой. Сокращать финансирование научной сферы, которая могла бы стать основным ресурсом реформирования, по меньшей мере было недальновидно".

Интересны глубокомысленные констатации чиновников от науки: "В России сохранена одна из лучших в мире фундаментальных наук, благодаря РАН и отраслевым академиям. Эту уверенность вселяют несколько последних значимых результатов в научной жизни страны. Российскими учеными получен 114-й элемент системы Менделеева в Дубне, в институте ядерных исследований РАН запущена уникальная установка импульсного источника нейтронов, в Институте иммунологии открыта одна из лучших вакцин против гриппа, пущена в работу установка термоядерного синтеза нового поколения - сферического "Токамака" "Глобус М". 

Из этого следует вывод: "Необходимо оздоровить финансовое положение государственных научных организаций через реструктуризацию их долгов по оплате коммунальных услуг. Применить санкции банкротства в отношении приватизированных научных организаций (!)". Т.е. не увеличить финансирование научных организаций для повышения зарплаты ученых и обновления научного оборудования, а продолжить ликвидацию научных организаций и сокращение числа научных сотрудников.

Характерная путаница или подмена: "В эпоху высоких технологий ни одна страна не может лидировать по всем научным направлениям сразу. Она должна выбирать свой приоритет. А для этого у России имеется значительный потенциал и, прежде всего, в области высоких технологий. В настоящее время, несмотря на большие потери, Россия располагает практически тремя тысячами технологий. Причем это супертехнологии" (где они?). Если эти технологии связаны с увеличением скорострельности, мощности и точности наведения оружия и др. - это одно, а если существенное увеличение производства современной бытовой техники - это другое. Что имеют ввиду чиновники так и не ясно.

Таким образом, исполнительная власть вместо понимания проблем, стоящих перед государством, занялись реформами ради реформ, следуя советам зарубежных учителей. А проблемы видны невооруженным взглядом: катастрофический износ основных фондов, включая жилищный фонд и коммунальное хозяйство, (страна уже сталкивается с все более учащающимися техногенными катастрофами), не решаемая десятилетиями жилищная проблема, сокращение сжигания углеводородного сырья за счет применения альтернативных источников выработки энергии, решение проблемы утилизации промышленных (включая химические, радиоактивные) и бытовых отходов, решение продовольственной проблемы, решение демографической проблемы, имея в виду не только численность населения. но его генетическое здоровье, создание эффективной резервной системы для возможности быстрой ликвидации последствий стихийных и техногенных катастроф, преодоление проблемы социального иждивенчества, список можно продолжить и он не потеряет конкретности.

Вместо этого на протяжении десятилетий мы слушаем "высокомудрые" рассуждения "перестройщиков" о макроэкономике, рыночных отношениях, конкуренции, государственной монополии, частной собственности, ликвидации плановой экономики, применительно к научно-техническому комплексу, конкурсном финансировании. Но этими словами не стоит ничего конкретного.

Рыночные отношения - не более, чем обратная связь между спросом и предложением, если невозможно увеличить предложение (а именно так обстояли дела в стране, резервов по увеличению производства товаров потребления - не было).

Нормальная конкуренция может возникнуть в насыщенной среде, а ее опять-таки не было и нет, зато произошла монополизация рынка, включая корпоративную, которая привела к безудержному росту цен и безудержной инфляции, не в этом ли причина появления масштабной коррупции.

Рассуждения о том, что у собственности должен быть хозяин, тоже мало содержательны, т.к. хозяин может быть эффективным, а может быть неэффективным, новые хозяева за время своего хозяйствования продемонстрировали свою полную несостоятельность и безудержное своекорыстие. В частности, по любому поводу исполнительная власть заявляет о неэффективности государственного управления промышленностью и имуществом, но можно ли тогда говорить об эффективности управления государством, и это также относится к проблеме коррупции.

О вреде плановой экономики, когда мы на каждом шагу встречаемся с бизнес-планами, без которых невозможно получение кредитов и привлечения инвестиций, планы в виде бюджетов различных уровней, планирование прибыли и т.п., тоже говорить не приходится. Правильнее говорить о недостатках распределительной системы, существовавшей в СССР, связанной с недальновидной политикой предыдущих правителей. В 1985 г. производство средств производства, т.н. группа А, составляло около 80 процентов ВВП, большей часть обслуживающего военно-промышленный комплекс, а производство товаров потребления, группа Б, - около 20 процентов. В этом была главная проблема.

Без понимания этих аспектов все рассуждения демонстрируют, скорее, некомпетентность в данном вопросе или о стремлении следовать чьи-то советам.

Те же соображения относятся к не менее популярному в настоящее время венчурному финансированию. В отсутствие возможностей российской промышленности осваивать новые разработки все рекомендации "советников" бессмысленны.

Высказывания аналитиков, включая российских, конца двадцатого века о стратегической самодостаточности стран, обеспечивших свою продовольственную, энергетическую и ресурсную безопасность под звон фраз об инновационном уровне развития и об информационном уровне развития, просто забылись.

Иными словами развитые страны, решив насущные проблемы обеспечения населения своих стран в рамках социального стандарта соответствующего расширенным потребностям современности, сохраняя базовые характеристики своей безопасности, начали осваивать новые типы наукоемкой продукции.

При этом все остальные страны ставятся в, практически, полную зависимость от развитых стран. Участие стран в ВТО не меняет положения большинства стран, не достигших уровня стран с высоким технологическим уровнем.

Политика высокотехнологичных стран приводит к тому, что "грязные" производства, а также производства, не требующие высококвалифицированного труда, переносятся в третьи страны.

Тем самым, страны с высокоразвитым научно-техническим потенциалом переносят проблемы, нуждающиеся в привлечении имеющегося в этих странах научно - технического потенциала и требующие больших капиталовложений в модернизацию производства, в страны с низким научно - техническим потенциалом и не имеющим средств на модернизацию.

Если это действительно современное разделение труда, то радоваться большинству стран, включая Россию, незачем. Надежд на решение насущных проблем этим странам при такой политике не будет.

Есть еще один аспект. Низко технологичная продукция, естественно, стоит дешевле, поэтому доступ к дорогой высокотехнологичной продукции для развивающихся стран будет всегда ограничен, при проводимой политике развитых стран.

Приведем пример. Пока минеральное сырье дешевле даже продуктов питания. Так, согласно данным ГТК экспортная цена нефти для нашей страны в минувшем году была около 160-180 долл. США за тонну, а цена на импортированное куриное мясо около 500 долл. США за тонну, на мясо говядины - 900 долл. т.е. не возобновляемый ресурс обменивается на возобновляемый, по более низкой цене.

Таким образом, развитые страны, отрешившись от бремени решать проблемы загрязнения среды в своих странах, ищут способы гарантированного обеспечения природным сырьем, для тех, у которых сырья нет (типичный пример Япония) или сохранения собственных запасов, для тех, у которых оно есть (типичный пример США). Иными словами, политика колониализма никуда не исчезла, только она приобрела статус интеллектуального колониализма. Т.е. надо говорить не о глобализации, а о новом виде колониализации.

В конце концов, развитие человечества не должно сводиться к олимпийским играм, на которых объявляются "олимпийские чемпионы" экономического развития.

Надо отметить, что подавляющее присутствие на мировом рынке массовой информационной продукции, а это и кино-продукция, аудио и видео продукция, электронные игры, программное обеспечение и т.п. вызывают производителей этой продукции предпринимать любые меры, вплоть до политических, для защиты своих сверхприбылей. Это напоминает прежнюю колониальную политику, когда в обмен на безделушки колонизаторы выменивали алмазы, золото, ценные меха и др.

Развитые страны, в первую очередь США, по отношению к Российской Федерации осуществляют недобросовестную конкуренцию, путем переманивания специалистов, владеющих конфиденциальными сведениями, а также молодых специалистов (проблема "утечки мозгов"), ведут недобросовестную патентную политику, направленную на блокирование производства высокотехнологичной продукции, применяют, в том числе, политические меры по воспрепятствованию поставок наукоемкой продукции не только на рынки своих стран, но и на рынки третьих стран.

Невзирая на формулировку Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) (Стокгольм, 14.07.67).

"- защита против недобросовестной конкуренции",

а также определение, в "Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) (Марракеш, 15 апреля 1994 г.):

"- осуществление контроля за антиконкурентной практикой", развитые страны ведут агрессивную политику по защите своих интересов на внешних рынках. Говорить о равноправной конкуренции при такой политике - не приходится.

Мир сталкивается с демографическими проблемами, проблемами генетического и социального вырождения, социальной дебилизацией, когда объем знаний рядового человека несопоставим со сложностью накопленного человечеством знания, что делает его объектом манипуляций. Мы сталкиваемся в последнее время с проявлением этой проблемы в виде различного рода экстремизма, включая антиглобалистов, спортивных фанатов.

Никакие информационные уровни развития не в состоянии будут преодолеть эту опасность.

Глобальная катастрофа будет связана не с потеплением климата, не с истощением ресурсов, а с тем, о чем написал еще в 1930 году испанский философ Ортега и Гассет, с восстанием толп.

Таким образом, недальновидная политика развитых стран, подкрепленная некомпетентным руководством страны, поставила Россию на порог потери политического суверенитета.


^ 3. Нормотворческие инициативы Президента и Правительства

по вопросам прав на результаты научных исследований.


За минувшие шесть лет предпринимались неоднократные попытки реализовать стремление исполнительной власти приобщиться к "лакомому" пирогу именуемому права Российской Федерации на результаты научных исследований, профинансированных за счет средств федерального бюджета, и даже в части средств бюджета РСФСР в советское время.

Оказывается, что у нищих ученых под спудом хранится кладезь сокровищ. Уже который год называется цифра в 400 млрд. долл. США и даже больше.

В 1998 году вышло два Указа Президента: № 556, 14 мая 1998 г., ("О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения") и № 863 от 22 июля 1998 г., ("О государственной политике по вовлечению в)хозяйственный оборот результата научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий"). В развитие этих Указов, следом вышли два Постановления Правительства: № 1132 от 29 сентября 1998 г., "О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" и № 982 от 2.09.99 г., "Об использовании результатов научно - технической деятельности", которые нормативно закрепили права на возникшие результаты за государством.

Несмотря на все эти документы, вопрос остается не решенным до настоящего времени, а негативные последствия, в виде фискальной политики ФАПРИДа, сорванных контрактов, полной правовой неразберихи в этих вопросах предостаточно.

Подтверждением некомпетентного подхода, было внесение в Государственную Думу пакета законов по этим вопросам, где пытались законодательно закрепить права государства на результаты научных исследований. В ходе работы над этими проектами рабочей группе удалось убедить представителей исполнительной власти, что безответственное механическое закрепление прав за государством, проблемы не решит.

Но попытки продолжаются. В виде, подготовленного к внесению проекта федерального закона "О результатах интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения", который переводит в законодательную форму уже упомянутое Постановление Правительства № 1132.

В виде, разрабатываемого проекта документа - "Основы государственной инновационной политики Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу", который своими положениями удивительно напоминает не принятый во втором созыве закон "Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике".

И это, не взирая на то, что само же Правительство Распоряжением № 1607-р от 30 ноября 2001 г. об "Основных направлениях государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно - технической деятельности" утверждает ограничение случаев закрепления прав за государством: "…должны обеспечить в обязательном порядке закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности и другие результаты научно - технической деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, которые непосредственно связаны с обеспечением обороны и безопасности страны, а также доведение которых до стадии промышленного применения берет на себя государство".

Таким образом, Правительство, имея в своем распоряжении богатую законотворческую базу, в виде существующих юридических научных учреждений, не блещет демонстрацией качества, вносимых им нормативно-правовых проектов.

^ 4. Завершающий этап ликвидации научно - технического

комплекса России


В понимании происходящего можно сделать утверждение - недостатки законодательства являются закономерным следствием действий исполнительной власти страны. Этому аспекту и посвящен данный раздел.

Научное сообщество вправе задать Правительству вопрос: "Уничтожение научного комплекса страны - недомыслие или осознанное действие"? События последних лет говорят, что ответ на него - второй.

Об этом свидетельствует события текущего года. Так, в публикации газеты "Время МН" от 20.03.2003г. («Рецепт: резать»)2 дается краткое описание заседания правительственной комиссии по оптимизации (проще говоря – по снижению) бюджетных расходов на фундаментальные исследования и приводится высказывание Министра финансов А.Л. Кудрина о необходимости сокращать научные организации ведомств. Но в этой публикации есть еще более важные положения, характеризирующие отношение Правительства к научно-техническому комплексу. В ответ на сетования вице-президента РАН Г.А. Месяца о том, что по объему финансирования науки страна на порядки уступает государствам "семерки", советник Президента А.Н. Илларионов заявил, что по уровню развития экономики мы находимся рядом с Турцией и Бразилией, с них и надо брать пример. Наши затраты на науку несравненно выше, чем у этих стран, вот и делайте выводы. Еще более резко выступил руководитель экономического направления администрации Президента А.В. Данилов-Данильян, по мнению которого доклады РАН - тупые и бездарные, а реформа Академии наук назрела. Таким образом, позиция руководства страны обозначена достаточно четко.

Она нашла свое отражение и в выступлении зам. министра Минпромнауки А.С. Кулагина на прошедших 25 марта 2003г. Парламентских слушаниях на тему "О правовом обеспечении финансового регулирования научной деятельности в Российской Федерации". Он подтвердил наличие у министерства планов продолжить сокращение государственного сектора науки, особенно ведомственной. Кроме того, А.С. Кулагин высказался за упорядочение расходов федерального бюджета в том смысле, что если у научной группы или научного сотрудника есть дополнительные источники доходов в виде договоров или контрактов с другими организациями, то на эту сумму необходимо сокращать федеральные расходы. Это при той ситуации, что в договорах и контрактах, как правило, идет речь о финансировании только научной составляющей исследований, а не накладных расходов в виде коммунальных и прочих платежей научной организации. По мнению А.С. Кулагина, научные сотрудники государственных организаций имеют весьма приличный доход от дополнительной деятельности, чтобы тратить на них бюджетные средства. Будучи реализованным, это предложение станет еще одним гвоздем в крышке гроба российского научно-технического комплекса.

Приведу слова Макса Вебера, сказанные им еще 1918 г.: "Научный прогресс является частью, и притом важнейшей частью, того процесса интеллектуализации, который происходит с нами на протяжении тысячелетий, и по отношению к которому в настоящее время обычно занимают крайне негативную позицию".

А в аспекте сегодняшних рассуждений об инновационной деятельности полезно напомнить другое высказывание того же М. Вебера: "Личностью" в научной сфере является только тот, кто служит лишь одному делу. В науке совершенно определенно не является "личностью" тот, кто сам выходит на сцену как импресарио того дела, которому он должен был бы посвятить себя".

Поэтому когда ученому предлагают заняться инновационной, то есть, вообще говоря, производственной деятельностью, то это предполагает изменение его статуса – из научного работника он становится предпринимателем или высококвалифицированным рабочим.

Провозглашаемой целью государственной политики в области развития науки и технологий является переход к инновационному пути развития страны на основе избранных приоритетов. Что это за приоритеты - неясно, но вопрос об интеллектуализации населения страны не стоит. И это характерно. Практически все рассуждения об инновационном этапе развития адресуются естественно - научному комплексу, но в нем есть еще астрофизика, физика элементарных частиц, геофизика и т.д. - их, по-видимому, надо ликвидировать. Кроме того, в этих рассуждениях отсутствуют гуманитарные науки - история, философия, археология, лингвистика и др. - они, надо полагать, достойны той же участи.

Специально не упоминаю экономику, политологию, социологию, юриспруденцию, которые нашли свое место на рынке, по крайней мере, в их политизированных частях.

Страна опять вступила в предвыборную гонку. И опять все заговорили о реформах, о зависимости развития страны от скорости выполнения реформ. Каждая политическая организация говорит о своем видении реформ и о том, что только она способна вывести страну из тупика, в который они все вместе ее завели.

В качестве первоочередных обсуждаются реформы ЖКХ, реформы т.н. естественных монополий (РАО ЕЭС, «Газпром», МПС), административные реформы. Не остались без внимания проблемы реформирования научно-технического комплекса. В русле этих рассуждений, естественно, идут разговоры о пробелах в законодательстве, спешно разрабатываются и принимаются нужные для проведения этих реформ законы. В дискуссиях о совершенствовании законодательства необходимо обозначить конкретные цели реформирования государства и общества, а также несоответствие этим целям правового регулирования. В конечном счете, реформы - не цель, а способ достижения цели, но конкретной цели реформ у правителей страны нет!

^ Неудивительно, что главным в действиях исполнительной власти является финансовые вопросы, а не развития производства в стране.

Не стремясь проанализировать весь комплекс "реформ", в этой работе автор остановился только на действиях Правительства и Президента по "реформированию" научно-технического комплекса на протяжении последних лет.

Так, в "Послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию" 2001 года3 довольно много говорится о науке, в частности: "Очевидно, что фундаментальная наука может быть поддержана государством. Должна быть им поддержана! Но государство должно быть заказчиком исследований и разработок только в меру своих реальных экономических возможностей".

В развитие "Послания" Президента, в 2001 г. Правительством была принята программа приватизации федерального имущества на 2002 г. и на период до 2005 г., которая предусматривает, в том числе, приватизацию научных организаций. В программе содержится любопытное положение: приватизация предприятий будет проводиться одновременно с земельными участками, на которых они расположены. Приватизация земельных участков в составе предприятий реализует государственную политику по формированию единых объектов недвижимости, стимулированию их эффективного использования и оборота.

Иными словами, новый собственник вправе использовать «единый объект недвижимости» как ему заблагорассудится, в том числе ликвидировать или пе­репрофилировать. Скажем, снести здание института, особенно если оно находится в Москве или Санкт-Петербурге, и построить на земельном участке казино, гостиничный, торговый или жилой комплекс. Этот процесс уже пошел.

По мнению разработчиков, после завершения реализации этой программы можно будет говорить о достигнутом практически полном разгосударствлении отраслей экономики.

Посмотрим на ситуацию в 2003 году. Расходы на науку составляют 40,2 млрд. руб. Численность занятых научными разработками - пока еще около 800 тыс., т.е. получается чуть более 130 долл. в месяц на человека. Но из этих денег необходимо выделить средства на зарплату, коммунальные платежи, оплату текущих ремонтных работ и т.д. Таким образом, характер финансирования науки практически не меняется. Денег на обеспечение научного процесса как не было, так и нет.

Вернемся к положениям, содержащимся в Протоколе заседания Комиссии Правительства Российской Федерации по вопросам оптимизации бюджетных расходов (сокращенно КОБРА) (26-27, 31 марта 2003 г.):

-Минпромнауки России, Минэкономразвития России, Минфину России,
Минобразования России, Минобороны России, Минатому России совместно с
Российской академией наук (РАН) в трехмесячный срок подготовить и
представить в Правительство Российской Федерации предложения о внесении изменений в федеральные законы "О науке и государственной научно - технической политике", "Об образовании", "О высшем и послевузовском образовании".

^ Предусмотреть при этом исключение из законодательства положения о доле расходов на науку в общих расходах федерального бюджета.

- Минпромнауки России, Минэкономразвития России, Минфину России совместно с РАН, отраслевыми академиями наук, имеющими государственный статус и заинтересованными органами исполнительной власти в трехмесячный срок подготовить и представить в Комиссию предложения по сохранению в существующей форме, реорганизации, приватизации, ликвидации научных организаций, обратив особое внимание на:

- целесообразность изменения организационно-правовой формы государственных научных организаций (реорганизацию бюджетных учреждений в иные формы государственных некоммерческих организаций), прежде всего в гуманитарной сфере;

- целесообразность приватизации или ликвидации государственных научных организаций, осуществляющих научные исследования исключительно (преимущественно) по направлениям, не входящим в список Приоритетных направлений развития науки, технологий и техники, а также в Перечень критических технологий Российской Федерации, утвержденных Президентом Российской Федерации 30 марта 2002 года (№ Пр-577, № Пр-578);

- возможность консолидации однопрофильных научных организаций (независимо от ведомственной принадлежности) в рамках отдельных территорий, в рамках интеграции с высшими учебными заведениями, а также в качестве филиалов в составе центральных научных организаций;

- передачу научных организаций, осуществляющих деятельность регионального или местного характера, в собственность соответствующих субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления (в особенности, из системы подведомственных учреждений Российской академии сельскохозяйственных наук и Российской академии образования);

Не улучшает ситуацию и последнее Бюджетное послание Президента на 2004 год (30 мая 2003 г.), в котором говорится:

- должен быть продолжен курс на ограничение роста непроцентных расходов бюджетной системы. Цель - обеспечить более низкие темпы их роста по сравнению с темпами роста экономики.

- государство должно отказаться от сметного финансирования бюджетной сети и прямого предоставления значительной части бюджетных услуг и перейти к принципу их оплаты в соответствии с получаемыми обществом результатами. Необходимо продолжить разработку предложений в этом направлении.

- должна быть проведена работа по инвентаризации организаций государственного сектора экономики. Все они должны быть подвергнуты тщательному анализу с точки зрения соответствия их функций и задач государственным нуждам. Те из них, которые не удовлетворяют этим критериям, должны быть сняты с бюджетного финансирования и либо приватизированы, либо ликвидированы. Там, где это возможно, нужно переводить бюджетные потоки с производителей на потребителей бюджетных услуг.

Действия исполнительной власти нашли свое законодательное обеспечение:

- в виде принятого Земельного кодекса, который, фактически, подразумевает платное пользование земельными участками научными организациями, а также возможность изъятия "избыточной" земли у них, это подтверждает подготовка проекта федерального закона о дополнении Налогового кодекса главой 32 "Земельный налог", где научные организации должны стать плательщиками земельного налога.

- в виде спешно продавленном (первое чтение 06.06.2003 г., второе чтение - 20.06.2003 г., при этом, срок подачи поправок ко второму чтению фактически свелся к трем дням, вместо обычно минимальных трех недель) проекте закона "О налоге на имущество организаций", который должен стать главой 30 Налогового кодекса. Проект закона, естественно, внесен Правительством, иначе, чем можно объяснить столь мгновенное прохождение столь важного закона. В этой главе предусматривается, что государственные научные организации, должны стать плательщиками налога на имущество. Осенью с такой же скоростью проходило третье чтение проекта: третье чтение 8 октября, 15 октября отклонение Советом Федерации, 17 октября в срочном порядке в ходе заседания Государственной Думы два часа работала согласительная комиссия и за 15 минут до окончания заседания депутаты проголосовали за текст согласительной комиссии, 11 ноября закон подписан Президентом.

Что же получилось в результате этого решения?

В статье 381 Налогового кодекса "налоговые льготы" в отношении трех пунктов появилась отсрочка по уплате этого налога на два года:

6) организации – в отношении объектов жилищного фонда и инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса, содержание которых полностью или частично финансируется за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и (или) местных бюджетов;

7) организации – в отношении объектов социально-культурной сферы, используемых ими для нужд культуры и искусства, образования, физической культуры и спорта, здравоохранения и социального обеспечения;
"научные организации академий наук, имеющих государственный статус,

16) научные организации Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии образования, Российской академии архитектуры и строительных наук, Российской академии художеств - в отношении имущества, используемого ими в целях научной (научно-исследовательской) деятельности.

Статья 4 закона говорит:

3. Установить, что статья 1 настоящего Федерального закона в части дополнения пунктами 6, 7 и 16 статьи 381 части второй Налогового кодекса Российской Федерации утрачивает силу с 1 января 2006 года.

Что будет делать отраслевая наука - непонятно, также непонятно - как будут трактовать налоговые органы пункт 7 статьи 381 в отношении ВУЗов, т.к. в действующем Налоговом кодексе есть статья 275.1. "Особенности определения налоговой базы налогоплательщиками, осуществляющими деятельность, связанную с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств", в которой говорится:

- к объектам социально - культурной сферы относятся объекты здравоохранения, культуры, детские дошкольные объекты, детские лагеря отдыха, санатории (профилактории), базы отдыха, пансионаты, объекты физкультуры и спорта (в том числе треки, ипподромы, конюшни, теннисные корты, площадки для игры в гольф, бадминтон, оздоровительные центры), объекты непроизводственных видов бытового обслуживания населения (бани, сауны).

Как видим, в этот перечень не попадают ВУЗы.

Логика исполнительной власти непонятна. Эти два налога являются региональными, и призваны компенсировать отменяемый региональный налог с продаж. Но, налог с продаж был в каждом регионе, а ВУЗы и научные организации есть не во всех регионах, кроме того, руководители регионов, получат реальную возможность диктовать свои условия, вплоть до банкротства, организациям федерального подчинения. Еще один момент - по справке Российской академии наук, для нее эти два налога в совокупности будут равны годовому бюджетному финансированию РАН. Иными словами угроза ликвидировать академический сектор науки вместе с прикладной, а также разрушить систему высшего образования - налицо. Есть еще один момент. Для компенсации расходов по уплате налогов ВУЗы вынуждены будут увеличивать долю платного обучения и одновременно сокращать свои научные подразделения, как не приносящие дохода, но наделенные достаточно дорогим имуществом.

Надо сказать, что и само научное сообщество чрезвычайно раздроблено. Иначе чем можно объяснить появление осенью 2002 г. доклада, подготовленного авторским коллективом под руководством Евгения Ясина и названного "Бремя государства и экономическая политика: либеральная альтернатива", в котором утверждается, что можно сократить нищенское финансирование науки почти на четверть (на 10-12 млрд. руб.), а высшего образования - на 40-50% (примерно на 85 млрд. руб.). Явно, что этот доклад готовился не по собственной инициативе г. Е. Ясина (а на средства фонда "Открытое общество", финансируемого, в том числе и г-ном М. Ходорковским), и это при том, что финансирование науки не превышает 2% (а не 4% - как предусмотрено в законе "О науке.."), а образования - 4% (но не 10% - согласно соответствующему закону).

В свете нарастающих дискуссий об устойчивом развитии человечества, глобализации, тенденциях антиглобализма на передний план выходят, по мнению автора, такие серьезные проблемы, как маргинализация, социальная дебилизация, социальная и генетическая деградация, социально-групповой эгоизм, социальное иждивенчество.

Иными словами, проводимые реформы, в том числе и реформы по окончательному уничтожение научно-технического комплекса и образовательной системы страны, чреваты социальным напряжением и могут привести Россию к потере государственности. Это, наверное, и есть цель проводимых "либеральных реформ". Как дополнительное свидетельство этого сценария - обсуждение Конгрессом США вопроса о введении международного контроля (читай – контроля США) над ядерным арсеналом России ввиду якобы неспособности российских властей обеспечить необходимую охрану ядерных объектов от террористов. В случае социального взрыва, вопрос о введении мандата ООН по обеспечению безопасности ядерных объектов - вопрос однозначный. И тогда говорить о государственном суверенитете России - бесполезно! Недавние примеры с Югославией, Ираком, Либерией тому подтверждение.

1 "Экология XXI век" № 5(10) т.2 2002 г.

2 Подробнее см. : Кахиани К. Рецепт – резать. – Время МН, 19.03.03.

3 Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ. О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики. М., 2001.

В.И. БАБКИН,

эксперт Государственной Думы







Скачать 482,25 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер482,25 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх