Социальная ответственность государства в российском обществе: социологический анализ 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы icon

Социальная ответственность государства в российском обществе: социологический анализ 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы


Смотрите также:
Социальная адаптация студентов с ограниченными возможностями здоровья к условиям высшего...
Коррупция в переходном обществе: социологический анализ 22. 00. 04  «Социальная структура...
Наркотизация молодежи в российском обществе (на материалах приморского края) 22. 00...
Институализация паблик рилейшенз в современном российском обществе 22. 00...
Программа кандидатского экзамена по специальности 22. 00. 04 «Социальная структура...
Социологический анализ компьютерной игровой зависимости молодёжи подмосковья 22. 00...
Изменение форм досуга молодежи российской провинции: социологический анализ 22. 00...
Символическое конструирование социального пространства осваиваемого региона (социологический...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 22. 00. 04 Социальная структура...
Программа экзамена кандидатского минимума по специальности 22. 00. 04 «Социальная структура...
Межгенерационные отношения в современном российском обществе: динамика ценностей старшего...
Социальная морфология образовательного дискурса: теоретико-методологический анализ 22. 00...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Васин Евгений Николаевич


СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ:

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы




Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Ростов-на-Дону – 2011


Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»


^ Научный руководитель:

доктор социологических наук, профессор

Епифанцев Сергей Николаевич


Официальные оппоненты:

доктор социологических наук, профессор

^ Степанов Олег Васильевич










кандидат социологических наук, доцент

^ Посухова Оксана Юрьевна













Ведущая

организация:

^ Московский государственный гуманитарно-экономический институт


Защита состоится «29» декабря 2011 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ауд. 34).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).


Автореферат разослан «_____» ноября 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета А. В. Верещагина

^ Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Проблемы формирования социально ориентированного государства, а также обеспечения контроля за социальной защищенностью и соблюдением социально-экономических прав можно с полным основанием отнести к числу ключевых проблем современного государственного развития.

История развития социального государства – это история взаимоотношений государственных органов с отдельными людьми, группами и обществом в целом, история становления и развития идеи социальной ответственности властей и ее реального воплощения в действительности конкретных мер федеральной и региональной политики, в том числе, путем более точного правового и административного определения статуса наиболее уязвимых групп.

В современном обществе существует функциональная противоречивость, проявляющаяся в том, что, с одной стороны, ценности либерализма и индивидуализма являются базисом, на котором строится структура модернизационного развития, а с другой, – общественный прогресс, стабильность и устойчивость немыслимы без социальной защищенности граждан, ответственности и экономической редистрибуции.

Исторический опыт со всей очевидностью свидетельствует, что забвение социальных прав человека, пренебрежение государством своими социальными обязательствами перед уязвимыми слоями населения, безответственность государственных властей в проведении политики сглаживания колоссального экономического неравенства стали причиной многих общественных бедствий и конфликтов, имевших место в XX в. Во второй половине XX века законодательное закрепление стандартов государственной социальной ответственности стало отражать общие закономерности развития общества в форме качественного юридического повышения уровня социальной защищенности человека как гражданина: обеспечение режима экономического равноправия, провозглашение правовых запретов на различные формы трудовой, социальной и гендерной дискриминации, правовые гарантии личной безопасности и защищенности собственности, гражданской автономии, а также закрепление как относительно самостоятельного правового института, во многом примыкающего к данному уровню правового регулирования социальной ответственности гарантированности помощи людям, пострадавшим от стихийных, техногенных и природных бедствий.

В XXI в. социальная ответственность стала универсальной и общепризнанной в современном мире категорией, отражающей наднациональные и общечеловеческие требования и стандарты в области социальной защищенности личности и реализации экономических возможностей граждан и социальных групп, за соблюдением которых стали наблюдать специально созданные как национальные органы, так и наднациональные институты и организации. Стало очевидным, что общество, в котором граждане социально не защищены, а их социальные права не соблюдаются, не может быть социально здоровым. Такое общество не является успешным в проведении модернизации, а попытки технологической модернизации, предпринимаемые социально безответственным государством, обычно не воспринимаются ни обществом, ни бизнесом и в итоге оказываются неэффективными.

Обеспечение социальных прав, признание и гарантирование определенного уровня свободы и взаимной ответственности, а также постоянное социальное перераспределение ресурсов составляет основной смысл и главное содержание государственной социальной защиты наиболее уязвимых групп гражданского общества, которое рассматривается «как совокупность ненасильственных методов, с помощью которых люди стремятся реализовать свой коллективный суверенитет по отношению к государству»1.

Перед современной Россией стоят актуальные задачи формирования более эффективной социально-экономической политики, реализации наиболее важных национальных проектов, выдвинутых Президентом РФ В.В. Путиным в области образования, демографии и здравоохранения, доступного жилья, развития сельского хозяйства, повышения конкурентоспособности отечественной экономики, формирования устойчивой системы социальной защиты и социального обслуживания, реализации долгосрочной политики в сфере занятости и снижения бедности на основе выполнения оптимального и прогнозируемого государственного бюджета2.

По словам Президента России Д. А. Медведева, «какую бы сферу ни затрагивали преобразования, их цель в конечном итоге одна – повышение качества жизни в России»3. Подобные задачи требуют системного социологического изучения социально ответственной государственной политики, реализация которой в социально-экономической сфере связана со значительными трудностями.

В связи с переходом современной России от ресурсно-ориентированной и инерционной на модернизационную парадигму развития и инновационную систему взаимодействия государства, бизнеса и гражданского общества изучение государственной социальной ответственности позволит не только понять и определить динамику социально-экономических преобразований, но и выявить пути и способы повышения социальной защищенности граждан. Также необходимо теоретическое осмысление социальной политики современного государства, функций, объектов и факторов формирования государственной социальной ответственности и причин ее трансформации в ходе постсоветских транзитивных преобразований с учетом необходимости преодоления на национальном уровне негативных последствий мирового финансового кризиса.

^ Степень научной разработанности темы. В вопросах изучения социальных характеристик государства можно проследить различные концептуальные подходы в области философии, истории, социологии, правоведения к оценкам природы государственной власти и вырастающим на ее основе историческим формам взаимодействия политической власти и общества и, соответственно, национальным формам государственной социальной ответственности.

Современные представления о социальной ответственности государства имеют определенную предысторию, которая восходит к концептуальным положениям работ крупнейших западных исследователей, воспринявших, развивавших или критиковавших идеи теоретиков государственного – центристского подхода (Г. Гегель, Т. Гоббс, Ж-Ж. Руссо и др.)4 и классического либерализма (И. Кант, Дж. Локк и др.)5.

На Западе интерес к социальной ответственности государства актуализировался в середине XIX в., когда в работах признанных классиков социологической мысли (Г. Зиммель, О. Конт, Т. Маршалл и др.)6 ответственность государства стала анализироваться в системе общественных отношений.

Последователи концепции социологизма Э. Дюркгейма7 рассматривают ответственность государства как свершившийся социальный факт. Поскольку люди при рождении изначально сталкиваются с функционирующими структурами, осуществляющими заботу, опеку, патронаж и т.п. (в виде больниц, детских садов, пособий и пр.), последователи феноменологических и этнометодологических концепций (Г. Блумер, И. Гофман, Э. Гуссерль и др.)8 подчеркивают роль субъективных представлений людей и т.н. «фонового ожидания» в повседневном, привычном и рутинном восприятии государства как социально ответственного.

В рамках социального конструктивизма (П. Бергер, П. Бурдье, Л. Болтански, Т. Лукман, Н. Элиас, П. Рое, А. Щюц и др.)9 социальная ответственность интерпретируется социологами не как данность, а как результат конструирования государственными органами, в котором значение конструктов создается, подтверждается, изменяется или отрицается взаимозависимым «обществом индивидов».

По мнению структурных функционалистов (Э. Гидденс, Р. Мертон, Т. Парсонс и др.)10, которые придерживались целостного и рационального взгляда на общественную систему, социальная ответственность государства как «набор правил и ресурсов» рекурсивно встроена в репродукцию общественной системы. Социально ответственное государство облегчает гражданам самоидентификацию с существующими институтами и социальное воспроизводство общества в целом.

Изучение вопросов социальной ответственности государства в западной социологии происходит в основном в рамках концепций экономики и государства благосостояния (Р.Г. Борк, В. Ван де Вилльям, Д. Галли, Дж. Стиглиц и др.) 11. Некоторые аспекты социальной ответственности государства изучаются в рамках теорий потребления и социального государства (Б. Бургун, А. Гулднер, А. МакАллистер, В. Наварро, Дж. Эспринг – Андерсон, Л. Эрхард и др.)12.

Нормативно-правовые подходы (С.А. Авакьян, Н.А. Боброва, С.А. Левицкий, В.В. Серебрянников, Н.М. Колосова и др.)13 основываются на характеристике социальной ответственности как категории конституционной, правовой и октроированной. В этом случае ответственность государства рассматривается не как естественный процесс, а как дарованный и исходящий от властей способ заботы государства о своих гражданах с целью достижения им политических общенациональных целей.

В рамках отечественных социально-философских подходов (Ю.Г. Волков, Б.Г. Капустин, А.Ф. Плахотный  и др.)14 необходимость для государства быть социально ответственным выводят из природы и характеристик общества и социальных потребностей. Социальная ответственность рассматривается учеными как совокупность определенных, складывающихся объективно, в результате исторического развития естественных обязанностей государства, которые в значительной степени формировались под влиянием нравственных категорий морали, заботы, добра, справедливости и правды.

В современной идее социальной ответственности находит свое практическое воплощение социально-экономическая действительность, что обеспечение социальной защиты населения – это проблема не только отдельных корпораций и частных компаний и тем более малого бизнеса (О. Закирова, Н.И. Константинов и др.)15.

Как указывают российские экономисты, политологи и социологи (З.Т. Голенкова, М.К. Горшков, Т.И. Заславская, В.А. Ядов и др.)16, социальная ответственность государства не должна способствовать росту патернализма и иждивенчества среди населения.

Вопросам государственной защиты малообеспеченных групп в контексте модернизации социальной сферы посвящены работы Г.И. Авциновой17, Ю.А. Дмитриева18, С.В. Кадомцевой19, С.П. Перегудова20, С.Н. Попова21 и др.

В рамках теории рационального выбора22 социальная ответственность рассматривается как рациональный и экономически эффективный выбор субъектов с государственными властными полномочиями, которые, в соответствии с оптимумом В. Парето23, стремятся «максимизировать минимум», т.е. создать гарантии как можно большему числу людей в поддержании приемлемого уровня жизни.

Схожей точки зрения придерживаются социологи, работающие в парадигме институциональной социологии (В.В. Радаев, Р.В. Рывкина, В.Л. Тамбовцев и др.)24, хотя в настоящее время институциональные исследования в России переживают трансформационный кризис.

Специалисты в отечественной экономической социологии (С.Б. Авдашева, М. Делягина, В.Новиков и др.)25 также подчеркивают роль регулирующих институтов (антимонопольного, ценового и тарифного контроля) в развитии социальной ответственности государства.

Таким образом, все существующие в современной социологии теоретико-методологические подходы к анализу социальной ответственности государства обладают своими преимуществами и недостатками, поскольку особый упор в исследованиях делается только на небольшую часть социальных факторов, которые и являются их предметом. Поэтому полномасштабное исследование указанной проблемы должно включать в себя учет всех имеющихся достижений социологических школ и направлений. Следовательно, процессы формирования полноценной системы социальной ответственности государства26 перед обществом в условиях необходимости модернизации, роста эффективности экономической деятельности и производительности труда нуждаются в системном социологическом изучении.

^ Целью диссертационного исследования является социологическое изучение социальной ответственности государственных органов в российском обществе, а также региональная специфика социальной ответственности в условиях необходимости проведения общественной и государственной модернизации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

– рассмотреть теоретические и методологические проблемы изучения социальной ответственности российского государства в социологических исследованиях;

– выявить основные функции и объекты социальной ответственности государства в системе демократических, гражданских и рыночных отношений;

– концептуализировать теоретико-методологический конструкт социологического исследования социальной ответственности российского государства в условиях транзитивной социальной политики;

– изучить трансформацию социальной ответственности российского государства на региональном уровне;

– проанализировать восприятие институтов социальной ответственности государства в общественном сознании жителей Юга России;

– выявить социальные функции и обосновать модернизационную роль идеологии социальной ответственности государства в посткризисном социально-экономическом и политическом развитии полиэтничного Южнороссийского региона.

Объектом выступает российское государство как система органов управления, реализующих функции социальной ответственности перед гражданским обществом и гражданами.

Предметом является социальная ответственность государства как сфера административного воздействия государственных органов на степень социально-экономической защищенности и благополучия российских граждан в условиях социально-экономических трансформаций переходного периода.

^ Гипотеза исследования. Социальная ответственность государства является критерием уровня экономического развития страны, степени социально-правовой защищенности граждан, развития гражданской самоорганизации, общей справедливости и транспарентности социально-экономических отношений. Для раскрытия инновационного и модернизационного потенциала общества посткризисное российское государство должно становиться более социально ответственным, чем это было в 1990-е годы при господстве либеральной экономической доктрины. Экономический либерализм должна сменить идеология социальной ответственности государства. Только повышение социальной ориентированности федеральной политики и функциональной деятельности государственных институтов на региональном уровне может снизить конфликтогенность трансформационных экономических и политических преобразований в посткризисный период, улучшить экономическое положение малообеспеченных и социально уязвленных слоев, находящихся в патерналистской зависимости от доступной государственной помощи.

^ Методология исследования. Диссертационная работа выполнена в рамках фундаментальных категорий и принципов основных социологических направлений: неоинституционализма, структурного функционализма, теории социальной модернизации, которые в методологических аспектах основываются на диалектических принципах познавательного единства, комплексности и всесторонности рассмотрения государственно-общественных отношений, а также экономических теорий благосостояния и потребления.

В диссертации использовались социологические методы факторного анализа, синтеза и обобщения. Большое значение при проведении диссертационного исследования имели труды российских социологов в области социальной политики, развития гражданского общества, институтов социальной защиты и анализа перспектив реформирования экономической, политической и социально-трудовой сфер в условиях посткризисного развития российского общества (Ю.Г. Волков, З.Т. Голенкова, Т.И. Заславская, В.А. Ядов и др.)27.

^ Эмпирическая база исследования. В диссертационной работе использовались опубликованные материалы прикладных социологических исследований, проведенных крупнейшими научными институтами и центрами в области изучения отношения российских граждан к характеру выполняемых государством социальных функций («Левада – Центр», ВЦИОМ, Институт социологии РАН, ИНСОР, Центр системных и региональных исследований ИППК ЮФУ), в том числе всероссийские социологические опросы:

  1. ВЦИОМ в марте 2010 г. в 6 регионах Южного федерального округа (Астраханская, Волгоградская, Ростовская области, Краснодарский край, Адыгея и Калмыкия) по вопросам социального потенциала российской модернизации на примере Южного федерального округа. Опрошены 3600 человек в возрасте от 20 до 45 лет.

  2. Институт социологии РАН в апреле 2011 г. «Двадцать лет реформ глазами россиян». Опрошены 1750 респондентов.

В диссертационном социологическом исследовании использовались данные социальной статистики, предоставляемые Федеральной службой государственной статистики РФ, а также аналитические и информационные материалы Федеральной службы по тарифам, Минэкономразвития России, Государственной жилищной комиссии и др.

Эмпирической основой при проведении диссертационного исследования выступили и некоторые документы международного и национального государственно-правового характер, в том числе кодифицированного: «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», социальные положения Конституции РФ, постановления Правительства России, Указы и постановления главы администрации Ростовской области, социально ориентированные статьи Трудового, Земельного, Лесного и Налогового кодексов Российской Федерации, антимонопольного, регулирующего и тарифного законодательства и др.

^ Научная новизна исследования заключается в концептуальной социологической разработке проблемы социальной ответственности государства в условиях трансформации российского общества. В конкретно-содержательном плане приращение нового социологического знания, полученного в ходе проведения диссертационного исследования, заключается в следующем:

– рассмотрены основные теоретические и методологические проблемы изучения социальной ответственности российского государства в современных социологических исследованиях и дано теоретическое обоснование категории социальной ответственности российского государства как важного качественного показателя зрелости всей системы государственно-общественных отношений и доминирования в общественном сознании общегуманистических ценностей, демократических идей, институтов и норм заботы государства о социально уязвимых гражданах и социальных группах;

– выявлены основные функции социальной ответственности государства по адаптации к экономическим вызовам рыночной экономики уязвимых социальных групп как объектов социально ориентированной государственной политики и минимизации негативных социальных последствий транзитивного периода развития российского общества;

– концептуализирован новый теоретико-методологический конструкт системного и комплексного социологического исследования социальной ответственности российского государства в условиях транзитивного периода формирования государственной социальной политики, развития институтов социальной защиты и административного регулирования социально-экономической и социально-трудовой сфер;

– исследованы трансформация и региональная специфика проявления социальной ответственности государства в условиях транзитивной и модернизирующейся полиэтничной среды;

– показан характер восприятия институтов социальной ответственности, государственных органов, выполняющих социальные функции в отношении населения с учетом доминирования патерналистских, консервативных и традиционных ценностных установок, в общественном сознании жителей Юга России;

– выявлены социальные регулирующие и адаптирующие функции, а также обоснована модернизационная роль идеологии социальной ответственности российского государства в посткризисном социально-экономическом, гражданском и политическом развитии полиэтничного Южнороссийского региона.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Социологическое изучение социальной ответственности государства предполагает необходимость комплексного и системного исследования функций, объектов и факторов формирования системы социально ориентированных государственных органов. Социальная ответственность государства – это важный качественный показатель развития и зрелости всей системы государственно-общественных отношений, социальной ориентированности государственной политики, а также доминирования в общественном сознании общегуманистических ценностей и демократических идей, институтов и норм заботы государства за экономическим, социально-психологическим и социальным положением социально уязвимых групп. Как общесоциальная категория государственная социальная ответственность представляет собой объективно складывающиеся в результате закономерного развития цивилизации и вытекающие из самой природы отношений государства, гражданского общества и человека гарантированные возможности пользоваться наиболее важными социальными благами и услугами в условиях безопасного и свободного существования индивида.

2. Социально ответственное государство не только регулирует экономические отношения и контролирует соблюдение бизнесом трудового, пенсионного и страхового законодательства, но и облегчает адаптацию экономически уязвимых слоев населения к трансформационным вызовам и кризисам рыночной экономики в виде предоставления им материальной помощи, обучения и переподготовки, а также способствует минимизации негативных социальных последствий транзитивного периода развития российского общества. Объектом социальной ответственности являются уязвимые социальные группы (малоимущие, многодетные семьи, инвалиды, безработные, социальные аутсайдеры), получающие как от государства, так и привлеченных государственными органами в качестве спонсоров частных компаний различные социальные выплаты и компенсации в натуральной и/или денежной формах для решения трудных жизненных ситуаций или материально-бытовых проблем индивидов.

3. Социальная ответственность российского государства реализуется в социальной политике административных органов и бюджетных учреждений, главное функциональное назначение которых заключается в обеспечении социальной защищенности индивидов в экономической, медицинской, пенсионной, страховой и трудовой сферах и создании институциональных возможностей для реализации гражданами своих способностей и индивидуальности. Сущностная характеристика социальной политики состоит в том, что объективные экономические трудности, с которыми сталкиваются социальные группы, не должны приводить к их деклассированию и деградации социального и человеческого капитала. Современная социальная политика в России представляет собой не только совокупность отдельных мер по социальной защите граждан вообще, но и сложную и взаимосвязанную институциональную систему и комплекс экономических, политических и правовых механизмов, охватывающих все сферы общественной жизнедеятельности по смягчению экономических противоречий транзитивного периода.

4. В 90-е годы произошла социально-экономическая периферизация южнороссийского региона. Транзитивный уход государства из дотационной социальной сферы, общий упадок промышленности, этнические конфликты, а также слабость местного самоуправления актуализировали укрепление традиционалистских и патриархальных самоорганизующихся структур и институтов социальной поддержки этнического, территориального и конфессионального характера. Утрата доминирующей роли российского государства в социальной сфере Южнороссийского региона сопровождалась снижением роли федеральных властей в регулировании политических отношений. Но даже после посткризисной активизации роли государства в социальной сфере, доминирование неформальных норм в экономическом пространстве и клановость традиционной полиэтнической среды не позволяют южнороссийскому социуму преодолеть дезинтеграционные процессы в социальной сфере.

5. В патерналистском, консервативном и традиционном общественном сознании жителей Юга России и в восприятии ими социальной политики и социальной ответственности государства доминируют ощущения социальной незащищенности, экономической и правовой неэффективности как федеральных, так и региональных властей. Это обусловлено тем, что российское государство присутствует на региональном уровне преимущественно как система силовых структур, но с целью сохранения межэтнического согласия и социально-политической стабильности и успешного проведения модернизации в стране необходимо обеспечить присутствие государства и в иной роли – как совокупность социально ответственных, транспарентных и эффективных институтов.

6. Принятие на федеральном уровне идеологии социальной ответственности способно облегчить региональным властям регулирование социально-экономических отношений и адаптацию населения к рыночным вызовам в области социальной защиты, здравоохранения, образования, культуры и ЖКХ, а также снизить конфликтогенность трансформационных этнических и политических процессов на региональном уровне. При этом, реализуемые в соответствии с идеологией социальной ответственности политические меры государственной поддержки необходимо осуществлять комплексно, на основе квалифицированного труда чиновников и в рамках постоянного стратегического диалога федеральных и региональных властей с бизнесом и гражданским обществом.

^ Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретическая значимость работы состоит в обосновании самостоятельного направления социологического анализа социальной ответственности государства. Практический смысл диссертации заключается в том, что его результаты и выводы способствуют формированию более системной социально ориентированной государственной политики в области образования, культуры, ЖКХ и снижения уровня бедности.

Основные идеи и положения диссертации могут быть полезны в научной и методической работе во многих областях социологического знания (социология общества, социология государства, социология институтов), при разработке и чтении курсов по проблемам современной социальной политики в области укрепления благосостояния граждан, а также специфики социальных функций государственных и административных органов в России по предоставлению публичных общественных услуг.

Основные выводы диссертации могут быть использованы в качестве методологического материала для дальнейших исследований роли и значения социальной ответственности государства в условиях необходимости системных посткризисных модернизационных преобразований российского общества.

^ Апробация работы. Концепция диссертационной работы, а также выносимые на защиту основные положения и полученные концептуальные и теоретико-практические выводы обсуждались на заседаниях кафедры социологии, политологии и права Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета.

Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на межвузовских, региональных и международных конференциях, в частности на: IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» (г. Ростов-на-Дону, 2008г. ), Международной научной конференции «Регионы Юга России: вызовы мирового кризиса и проблемы обеспечения национальной безопасности» в ИППК ЮФУ (г. Ростов-на-Дону, 2009 г.), Межрегиональной конференции молодых ученых «Путь в науку. Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» (г. Ростов-на-Дону, 23 апреля 2010 г.), Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 2009 г.), Вторых научных чтениях памяти Ю.А. Жданова (г. Ростов-на-Дону, 15–16 сентября 2010 г.), Межрегиональной научно-практической конференции «Духовность России в условиях глобализации» (г. Ростов-на-Дону, 22–23 апреля 2010 г.), II Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом». (г. Ростов-на-Дону, 23–24 сентября 2011 г.), Межрегиональном научно-практическом семинаре «Влияние молодежных субкультур на формирование антитеррористического мировоззрения» (Ростов-на-Дону, 15–16 ноября 2010) и др.

По теме работы опубликовано 6 публикаций общим объемом 9 п.л., в том числе 1 монография и 4 статьи в журнал перечня ВАК РФ.

^ Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.


Основное содержание РАБОТЫ


Во Введении обосновывается выбор проблематики диссертационного исследования, его актуальность, характеризуется существующая степень научной разработанности темы диссертации в отечественной и зарубежной социологической литературе, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, уточняются методологические основы исследования, представляются элементы научной новизны и положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость исследования, а также приводится апробация и структура диссертационной работы.

В главе 1 «Теоретико-методологические основы изучения социальной ответственности российского государства» рассматриваются основные теоретико-методологические проблемы, возникающие в ходе изучения государственной социальной ответственности, анализируются социологические концепции и подходы, разработанные за последние десятилетия и посвященные осмыслению процессов формирования социальной ответственности как государства, так и других общественных субъектов, анализируются социологические аспекты основных функций и объектов социальной ответственности российского государства, а также формируется теоретико-методологический конструкт социологического исследования социальной ответственности российского государства в условиях транзитивной социальной политики.

^ В параграфе 1.1 «Теоретические и методологические проблемы изучения социальной ответственности российского государства в социологических исследованиях» подробно освещаются основные социологические подходы российских и западных ученых, посвященные проблеме формирования социально ответственного государства в России.

По мнению диссертанта, в вопросах изучения социальных характеристик государства можно проследить различные концептуальные подходы. Современные категориальные представления о социальной ответственности государства восходят к работам эпохи Просвещения. С XVII–XVIII веков в европейской социальной мысли, как указывает диссертант, сформировалось два концептуальных подхода: государственный центризм (Т. Гоббс, Ж-Ж. Руссо, Г. Гегель и др.)28 и классический либерализм (Дж. Локк, И. Кант и др.)29.

Сторонники первого исходили из необходимости государственного регулирования общественных процессов, чтобы рыночное стремление к реализации экономического эгоизма не было неконтролируемой «страстью», а цивилизованной и благородной деятельностью. Их оппоненты из противоположного лагеря признавали за государством лишь тот объем публично-властных полномочий, который санкционирован общественным договором между автономными и независимыми гражданами как частными лицами – членами общества.

На Западе интерес к социальной ответственности государства актуализировался в середине XIX века в период формирования национальных государств. Стремясь объединить нации из разрозненных групп с антагонистическими социально-экономическими интересами, государства проявляли интерес к социальной защищенности граждан, к проблемам малообеспеченных групп, соблюдению социально-трудовых прав рабочих.

Диссертант подчеркивает, что социально ответственное государство в России невозможно без проведения целенаправленной долгосрочной политики, роста экономической взаимозависимости и эффективного сотрудничества государства с «третьим сектором». Не только законодатель, закрепляющий социально-экономические права и свободы в правовых нормах, а сами общественно-экономические отношения, которые воплощаются в этих нормах, а также господствующий экономический строй определяют характер фактически существующей в обществе социальной защиты и правовых форм выражения государственной социальной ответственности. Чем выше производительность труда и чем на более высоком уровне находится экономическое развитие государства, тем большее количество ресурсов должно изыматься из экономики с помощью налогов, платежей для перераспределения и социальной помощи малообеспеченным.

Диссертант приходит к выводу, что выбор того или иного социологического подхода весьма существенен для формирования государственной социально-ориентированной политики. За последнюю четверть XX века были подробно исследованы многие частные экономические, социальные, институциональные вопросы, связанные с социальной ответственностью, но проблема выявления общих закономерностей формирования социально ответственного государства как новой ступени общественно-государственного развития в транзитивных модернизационных условиях развития российского государства остается нерешенной.

^ В параграфе 1.2 «Функции и объекты социальной ответственности российского государства» анализируются социальные функции, которые должно выполнять формирующееся в России социально ответственное государство, а также объекты, на которые направленное государственное социальное воздействие.

Диссертант указывает, что в структурно-функциональном понимании Т. Парсонса30 функции социальной ответственности государства как интегративной общественной системы описываются следующим образом:

  1. Функция воспроизводства «образцов системы» в соответствии с представлениями о сущности целеполагания и целеосуществления государственной власти. Государство служит институциональным образцом социальной ответственности для других общественных субъектов.

  2. Функция внутренней интеграции государственной системы, связанная с сохранением целостности и жизнеспособности общественного организма. Социально безответственное государство не может обеспечить внутреннюю интеграцию и социальное сцепление.

  3. Функция ориентации на адаптацию к окружающей среде. Современное государство вынуждено быть социально ответственным в соответствии с международными стандартами, национальными правовыми обязательствами, нормативно-правовыми актами и общественным мнением.

Социально ответственное государство, по мнению диссертанта, корректирует и дополняет административными методами работу рыночной системы, поскольку трансфертные платежи, предоставляемые государственными органами, являются нерыночными доходами. Они предназначены уязвимым социальным группам, которые полностью или частично исключены из рыночного механизма распределения доходов.

Важным структурным компонентом системы социальной защиты выступает возможность ее общественно-политической поддержки со стороны гражданского общества с тем, чтобы преодолеть то, что И. Гофман назвал «порядком гражданского невнимания»31.

Гражданские организации являются подрядчиками и субподрядчиками по выполнению государственных федеральных региональных и муниципальных заданий и услуг социального характера (образования, здравоохранения, социального обеспечения) по социальной защите населения и поддержке отдельных уязвимых групп в соответствии с заранее определенными государственными органами объемом, качеством и условиями оказания соответствующих услуг.

Диссертант приходит к выводу, что политика в области развития гражданских организаций должна исходить не из традиционных концепций бюрократической оценки их деятельности, а из реальных достижений, их вклада в развитии национального благосостояния, заботы о таких составляющих социального ответственности как социальное равенство и благополучие. Институциональную возможность получения необходимой помощи со стороны некоммерческих и гражданских организаций, представляющих социальных группы, к которым принадлежит человек и в рамках которых он удовлетворяет свои интересы, сложно переоценить.

В параграфе 1.3 «Теоретико-методологический конструкт социологического исследования социальной ответственности российского государства в условиях транзитивной социальной политики» формируется авторский теоретико-методологический конструкт исследования социальной ответственности российского государства с учетом влияния и значимости социальной политики в транзитивных экономических условиях.

Постепенно формирующееся в российских транзитивных условиях перехода от советского к рыночному способу структурирования государственно-общественных отношений социально ответственное государство реализуется в системной социальной политике административных органов и бюджетных учреждений. Государственная социальная политика – это внешнее и наиболее отчетливое для населения России проявление социальной ответственности или, в случаях, когда эта политика неэффективна, социальной безответственности государства в экономической, медицинской, пенсионной, страховой и трудовой сферах.

Диссертант подчеркивает, что государственная экономика – это важный практический инструмент реализации социальной политики и социальной ответственности государства. Это сектор современной экономики, полностью или частично контролируемый государственными органами или находящийся в собственности государства. От соблюдения государством социальных прав и гарантий бюджетников, государственных и муниципальных служащих, а также занятых в государственной сфере в значительной степени зависит и соблюдение социально-трудового законодательства частными компаниями и корпорациями. Если государство само нарушает законодательство и, к примеру, не выплачивает вовремя заработную плату бюджетникам, властям сложнее убедить бизнес быть социально ответственным и соблюдать трудовое законодательство.

Анализируя социальную ответственность российского государства в русле методологического коллективизма и структурно-функционального подхода, диссертант подчеркивает, что дилеммы между рыночным индивидуализмом и необходимостью государственной экономической интервенцией образуют основу развития социальной политики российского общества.

Диссертант полагает, что забота российского государства о гражданах является не только важной функцией государства, но и патерналистской особенностью российского менталитета. Поэтому отказ от социальной ответственностью воспринимается как одностороннее нарушение государственными властями «вертикального общественного договора» или «вертикального контракта»32, сложившегося в России в 2000-е годы и предполагавшего согласие граждан на неучастие в активной оппозиционной политике в обмен на невмешательство государства в их частную жизнь и не всегда легальные отношения с бизнесом. В результате в обществе нарастает социальная напряженность и возникают новые источники социальных конфликтов.

В главе 2 «Социальная ответственность государства на Юге России» проводится социологический анализ проблемы формирования социальной ответственности российского государства на Юге России, изучается региональная специфика социальной ответственности государства, восприятие в общественном сознании институтов социальной ответственности, социальных служб и основных социальных функций государства у граждан России, проживающих в южнороссийском регионе. Отдельное социологическое внимание уделяется изучению социальной роли и основных функций, которые может выполнять идеология социальной ответственности государства в полиэтничной региональной среде с учетом необходимости преодоления кризисных процессов в социально-экономическом развитии региона.

Параграф 2.1 «Трансформация социальной ответственности российского государства на региональном уровне» посвящен анализу административных полномочий российских регионов и муниципалитетов в сфере социальной ответственности.

Диссертант указывает, что главным препятствием для развития институтов социальной ответственности является высокая дотационность и зависимость российских муниципалитетов и регионов от межбюджетных трансфертов и субсидий. Процесс выравнивания бюджетной обеспеченности на Юге России происходит недостаточно быстро во многом потому, что наибольшую финансовую поддержку получают наименее успешные муниципалитеты, что порождает среди руководителей регионов и муниципалитетов иждивенческие и патерналистские позиции.

Региональные власти с начала 1990-х гг. постепенно приучились к тому, что можно не заботиться об увеличении налоговых поступлений и повышении достоверности экономических статистических данных. В условиях, когда наполняемость бюджетов зависит от хороших отношений с вышестоящим уровнем власти, увеличение собственных доходов бюджета приводит только к административным конфликтам.

Диссертант подчеркивает, что в процессе реформы местного самоуправления муниципалитеты были лишены имущества, необходимого для поддержки предпринимательской деятельности. Надеяться на то, что дефицитные региональные бюджеты, перегруженные социальными обязательствами, станут точками опоры для инновационного развития экономики региона, не приходится. Поэтому одной из задач развития социальной ответственности является укрепление экономических основ местного самоуправления и регионального управления.

Единицей измерения деятельности региональных институтов социальной ответственности должны стать не ресурсы, как это было в советский и постсоветский периоды, а объем производства услуг, стандарты их качества. Кроме обязательного мониторинга результатов, нужно стимулировать граждан и общественные организации контролировать действия федеральных и региональных чиновников. Непосредственное знакомство граждан с реальными социальными практиками государственных органов может не только предохранить их от социального инфантилизма, но и ускорить процесс развития гражданского общества на региональном уровне.

^ В параграфе 2.2 «Восприятие институтов социальной ответственности государства в общественной сознании жителей Юга России» речь идет о восприятии в общественном южнороссийском сознании основных институтов социальной ответственности и выполняемых государством социальных функций.

Диссертант подчеркивает, что дисфункции институтов социальной ответственности на региональном уровне можно объяснить не только общероссийскими социально-экономическими причинами, связанными с незавершенным транзитивным переходом российской экономики от советского общественного устройства к постсоветскому экономическому развитию, но и кланово-профессиональной ориентацией региональных чиновников, особенностями межпоколенного патернализма в полиэтничном обществе.

Как показывают социологические исследования ростовских ученых, дотационные регионы Юга России с низким уровнем экономического развития и высокой долей теневой экономики характеризуются высокой долей негативного отношения респондентов к ключевым государственным, социальным и политическим институтам33. Большинство опрошенных (около 40%), анализируя «треугольник» государство-бизнес-общество по пятибалльной шкале, выставляют ему твердую «двойку». Каждый третий респондент (32%), анализируя характер социальных отношений по линии государство–общество, оценил их на «удовлетворительно» (на «тройку»). Данные исследования соответствуют общероссийской специфике восприятия деятельности органов власти и ключевых государственных институтов, ответственных за обеспечение стабильного эффективного функционирования российского общества и его жизненно важных социальных сфер: среди жителей российских провинциальных городов, как показало исследование Т.А. Рассадиной и Н.А. Мироновой, самые высокие рейтинги недоверия получили: милиция – 36,3%; Министерство финансов РФ – 29,9%; администрация города – 29,9%; городска Дума – 26,9%34. Негативное отношение россиян к государственным институтам и структурам было зафиксировано также в крупномасштабном исследовании ИС РАН «Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров)» 2011 г., обоснованием чему выступает низкая эффективность проводимых на протяжении постсоветского периода российских реформ, к которым россияне в своем большинстве проявляют негативное отношение35.

Чтобы конкретизировать административные и монетаристские функции, четко прописав, какие полномочия на каком уровне бюджета должны финансироваться, а какие полномочия будут передаваться а более вышестоящий уровень, чтобы сельские муниципалитеты и муниципалитеты малых городов получили административную и финансовую свободу действий для достижения большей социальной ориентированности, органы государственной власти соответствующих субъектов федерации, а также федеральные органы государственной власти должны четко определить приоритеты бюджетного финансирования в сфере повышения социальной ответственности государства.

Региональные органы власти должны ставить перед собой четкие социальные цели, оценивать характер и процедуры их выполнения и стремиться получить независимые заключения гражданских организаций по вопросам административной эффективности, вместо того, чтобы ставить перед собой исключительно экономические цели на уровне повышения прибыльности и капитализации отдельных региональных компаний, имеющих административную поддержку. Действуя таким образом, региональные власти смогут соответствовать модернизационным ожиданиям гражданского общества, что представляется ключевым фактором успеха долгосрочной стратегии модернизации региона. Кроме того, должна прекратиться финансовая и административная поддержка «лежачих» региональных предприятий, а их реструктуризация должна осуществляться путем приватизации.

В параграфе делается вывод, что с учетом сложившихся территориальных и социокультурных особенностей задача укрепления государственных институтов социальной ответственности как часть более общей задачи сохранения политической региональной стабильности остается важной и для органов региональной власти, и для бизнеса, и для гражданского общества.

В параграфе 2.3 «Идеология социальной ответственности государства в полиэтничной региональной среде: функции и роль в посткризисном социально-экономическом развитии Юга России» анализируются социальные функции, а также роль идеологии социальной ответственности российского государства в модернизационном социально-экономическом развитии Юга России с учетом социокультурной и полиэтнической специфики региона.

По мнению диссертанта, идеология социальной ответственности должна исходить из необходимости сочетания политических интересов как федеральных, так и региональных органов власти с учетом текущего состояния экономики регионов Юга России. Учитывая несовершенное налогообложение, дополняемое постоянными неформальными поборами со стороны региональных силовых структур, чиновников и криминалитета, неразвитость инфраструктурного рынка и прочие экономические проблемы, идеология социальной ответственности необходима для создания институциональных рамок, способствующих равномерной социальной защищенности жителей Юга России.

Региональные власти должны перейти от обещаний к практическим делам – реальному снижению и упрощению налогообложения регионального бизнеса, борьбе с коррупцией, снижению административных барьеров.

В общественном секторе возможности региональных чиновников и политиков по влиянию на деятельность гражданских организаций довольно существенны. Однако региональные власти не должны пренебрегать интересами гражданского общества. Только институциональные меры повышения гражданской ответственности, наряду с политической волей и соответствующей экономической политикой могут смягчить кризисные процессы.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и рекомендации, указываются не рассмотренные еще социологические аспекты проблемы социальной ответственности государства в современной России, требующие дальнейшего системного социологического изучения.


^ Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:


В изданиях перечня ВАК РФ

  1. Васин Е.Н. Генезис государственной социальной ответственности в европейских государствах // Теория и практика общественного развития. 2011. № 6. 0,5 п. л.

  2. Васин Е.Н. Генезис государственной социальной ответственности в современном мире // Социально-гуманитарные знания. 2011. №7. 0,5 п. л.

  3. Васин Е.Н., Николаев К.В. Международный опыт антилегализационной политики и основные направления международного сотрудничества // Социально-гуманитарные знания. 2010. №7. 0,6 п.л./ 0,3 п. л.

  4. Васин Е.Н. Идеология государственной социальной ответственности в современном мире // Социально-гуманитарные знания. 2011. №11. 0,5 п. л.



В других изданиях



  1. Васин Е.Н. Социальная ответственность государства в современном мире. Ростов н/Д: Антей, 2008. 1,2 п. л.

  2. Васин Е.Н. Социальная ответственность государства в российском обществе. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2011. 6 п. л.

1 Социальная сфера общества сегодня, завтра, послезавтра. М.: Изд-во РГГУ. 2008. С. 34.

2 Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2006. 11 мая.

3 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 5 ноября 2008 г. // Российская газета. 2008. 6 нояб.

4 Гегель Г. Философия права. М.: Мир книги, 2007.; Гоббс Т. Философское начало учение о гражданине. М.: Харвест, 2010.; Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре или принципы политического права. М.: Соцэкгиз, 1938.

5 Кант И. Трактаты и письма. М.: Наука, 1980.; Локк Дж. Избранные философские произведения: В 2 т. Т. 2. М.: Госполитиздат. 1960;

6 Зиммель Г. Теоретическая социология: Антология / Сост. и общ. ред. С.П. Баньковский. М: НЛО. 2002.; Конт О. Общий обзор позитивизма / Перевод с французского И. А. Шапиро. Под ред. Э. Л. Радлова. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011.; Маршалл Т.С. Социальный класс. Предварительный анализ // Личность. Культура. Общество. 2004. № 3(23). С с. 21.

7 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М.: Наука, 1990. С. 108.

8Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология. М.: Наука, 1984.; Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Канон-Пресс Ц, Кучково поле, 2000.; Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск: Сагуна, 1994. С. 129.

9 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Аспект-Пресс, 1995.; Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Бурдье П. Начала. Choses dites. М.: 1994. С. 185.; Болтански Л., Тевено Л. Социология критической способности // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. Т. 3. № 3. С. 66 – 83.; Элиас Н. Общество индивидов. М.: Праксис, 2001.; Roe P. Actors Responsibility in Tight, Regular and Lose Security Dilemmas // Security Dialogue. 2001. V.32(1). P. 103-106.; Щюц А. Избранное: мир, светящийся смыслом. М.: Наука, 1994. С. 57–58.

10 Гидденс Э. Элементы теории структурации // Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас / Под ред. А.В. Леденевой. Новороссийск: Изд-во НГУ, 1995.; Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: Аст Хранитель, 2006.; Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект-пресс, 1997.

11 Bork R.H. The Consumer Welfare Model // The Antitrust Paradox: A Policy at War with Itself. New York: Free Press, 1993.; William V. Maximum Output or Maximum Welfare? More on the Off-Peak Pricing Problem // Kyklos 24 (1971): 305.; Gallie D. and Serge Paugam (2000). Welfare Regime and the Experience of Unemployment in Europe. Oxford: Oxford University Press.; Стиглиц Дж. Час расплаты для Америки // Ведомости. 2007. 7 авг.

12 Burgoon B. Globalization and Welfare Compensation: Disentangling the ties that bind // International Organization. 2001, Vol. 55, №3, P. 512.; Gouldner A.1973. The Sociologist as Partisan: Sociology and Welfare State, in For Sociology. New York: Basic Books.; Rose R., McAllister A. Is Money the Measure of Welfare in Russia? // Review of Income and Wealth. 1996. V. 42. № 1. P. 75–90.; Navarro V., Schmitt J., Astudillo J. Is Globalization undermining the welfare state? // Cambridge Journal of Economics, 2004. V. 28, 31, P. 142.; Espring-Andersen G. (ed.), 1996. Welfare States in Transition: National Adaptations in Global Economies. London: SAGE Publications.; Эрхард Л. Благосостояние для всех / Пер. с нем.; вступ. ст. Б.Б. Багаряцкого, В.Г. Гребенникова. М.: Дело, 2001.

13 Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та. 1985.; Левицкий С.А. Свобода и ответственность. М.: Изд-во РГГУ, 2003.; Серебрянников В.В. Ответственность как принцип власти // Социально-политический журнал. 1998. № 4.; Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. М.: Теис, 2000.

14 Волков Ю.Г. Российская модернизация как путь развития креативного общества. Ростов н/Д; Антей, 2011.; Капустин Б.Г. «Сво­бо­да от го­су­дар­ст­ва» и «сво­бо­да че­рез го­су­дар­ст­во»: о не­ли­бе­раль­ной по­стком­му­ни­сти­че­ской Рос­сии и от­вет­ст­вен­но­сти ли­бе­ра­лов // Лич­ность и власть. М.: Изд-во РГГУ. 1998.; Плахотный А.Ф. Социальная ответственность. Харьков: Изд-во Харьков. ун-та. 1973. С. 22.

15 Закирова О. Социальная ответственность бизнеса // Рынок. № 44. 2001. С. 22.; Константинов Н.И. Социальная ответственность как базовая ценность организационной культуры предприятия // Современные аспекты экономики. 2007. № 11 (124).

16 Голенкова З.Т. Гражданское общество в России // Социс. 1997. № 4.; Готово ли российское общество к модернизации? / Под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М. Весь мир, 2010.; Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004.; Ядов В.А. И все же умом Россию понять можно // Россия: трансформирующееся общество. М: Аспект-Пресс, 2001.

17 Авцинова Г.И. Гражданское общество в России: проблемы и перспективы // Власть. 2001. № 2.

18 Дмитриев Ю.А., Златопольский А.А. Гражданин и власть. М.: Манускрипт, 1994.

19 Кадомцева С.В. Развитие человеческого потенциала и социальная политика государства // Вестник Московского университета. Сер. 6. Экономика. 2004. № 3. С. 116.

20 Перегудов С.П. Корпорации, общество, государство: эволюция взаимоотношений. М.: Наука, 2003.

21 Попов Н. Подход к ответственности зависит от уровня развития бизнеса. Результаты мониторинга. М.: Изд-во РГГУ, 2006. С. 28.

22 Алле М. Поведение рационального человека в условиях риска: критика постулатов американской школы // THESIS. 1994. № 5.

23 Парето В. Трактат по общей социологии // Осипова Е.В. Социология Вильфредо Парето: Политический аспект. СПб.: Питер, 2004. С. 133.

24 Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Аспект-Пресс., 1996.; Рывкина Р.В. Экономическая социология переходной России. М.: Дело, 1998.; Тамбовцев В.Л. Государство и переходная экономика. Пределы управляемости. М.: ГУ-ВШЭ, 1997.

25 Авдашева С.Б., Тамбовцев В.Л. (ред.). Влияние конкуренции и антимонопольного регулирования на процессы экономической модернизации в России. Бюро экономического анализа. М.: Теис, 2005.; Делягин М. Возмездие на пороге. Революция в России. Когда, как, зачем? М.: НЛО, 2007.; Новиков В. Регулирование: Антимонопольная антиутопия // Ведомости. 2008. № 134 (2156). 22 июля.

26 Савченко С. М. Проблемы повышения ответственности органов власти в России как фактора становления российского государства: Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Ростов-н/Д.: ЮФУ, 2007.

27^ Волков Ю.Г. Указ соч.; Голенкова 3.Т. Указ. соч.; Заславская Т.И. Указ. соч.; Воздействие западных социокультурных образцов на социальные практики в России / Под ред. В.А. Ядова

28 Гоббс Т. Философское начало учение о гражданине. М.: Харвест, 2010; Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре или принципы политического права. М.: Соцэкгиз, 1938; Гегель Г. Философия права. М.: Мир книги, 2007.

29 Локк Дж. Избранные философские произведения: В 2 т. Т. 2. М.: Госполитиздат, 1960; Кант И. Трактаты и письма. М.: Наука, 1980.

30 Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1997.

31 Гофмана И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Канон-Пресс;. Кучково поле, 2000.

32 Аузан А. Вертикальный контракт неустойчив // Отечественные записки. 2004. № 6.

33 Сажин А.В. Социальная справедливость в восприятии и установках жителей Ростовской области. Ростов н/Д, 2009.

34 Рассадина Т.А., Миронова Н.А. Доверие власти в условиях «общества риска» (на примере российских провинциальных городов) // Власть. 2011. № 7. С. 107.

35 См.: Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров) / Аналитический доклад. М.: ИС РАН, 2011.





Скачать 386.62 Kb.
оставить комментарий
Васин Евгений Николаевич
Дата04.03.2012
Размер386.62 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  3
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх