Арменоиды – аристократия древности борис мойшезон icon

Арменоиды – аристократия древности борис мойшезон


Смотрите также:
Урок обобщение «Передняя Азия в древности»...
Презентация урока по истории Древнего мира, 5 класс «Города государства. Афины»...
050823 Школа Кейсы по регионам...
Радио 22 маяк, новости, 26. 01. 2006, Бейлин Борис, 21: 00 22...
Борис Грызлов Мониторинг сми 24 августа 2006 г...
Программа история Отечества с древности до конца XV в...
1. Назовите хронологические рамки и кратко охарактеризуйте основные периоды истории химии от...
Практикум Лабораторная работа Урок-презентация Контроль знаний Дом задание: пар...
Борис Владимирович Павленок...
Подготовка специалистов-юристов в условиях рыночной экономики Бляхман Борис Яковлевич...
В. С. Жаравин Борис Порфирьев...
Иосиф Флавий Иудейские древности Сочинение в 20-ти книгах...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
АРМЕНОИДЫ – АРИСТОКРАТИЯ ДРЕВНОСТИ

Борис МОЙШЕЗОН


АРМЕНОИДЫ – АРИСТОКРАТИЯ ДРЕВНОСТИ

Введение


МОЙШЕЗОН Борис Гершевич (1937-1993). Математик, д-р физ.-матем. наук (1966), ученик И.Р.Шафаревича. Работал в Орехово-Зуевском пед. ин-те (1964-1967), в Центр. экон.-матем. ин-те АН СССР (1967-1972). В 1972-1977 — в Израиле, проф. Тель-Авивского ун¬-та. С 1977 — в США, с 1978 проф. Колумбийского ун-та. Автор работ в обл. алгебраич. геомет¬рии и теории чисел.

(Статья печатается с небольшими сокращениями. Первоначально она была опубликована в журнале «Народ и земля» (Иерусалим), №№ 1-3, 1984-1985, затем в журнале «Ной» (Москва), №19, 1996).


Дописьменную историю человечества иногда называют предысто¬рией. Некоторые считают изучение предыстории безнадёжным делом, другие же, наоборот, видят в этом увлекательную науку. Главная трудность изуче¬ния предыстории состоит в том, что на основании имеющихся археологиче¬ских и других данных можно построить несколько логических схем, исклю¬чающих друг друга. Эту неопределённость легко подчинить политическим и религиозным установкам, демагогии и властолюбию. Самые влиятельные и катастрофические идеологии последнего столетия — марксизм и нацизм — основаны на возвращении к предыстории, но по-разному понятой. Марксис¬ты видели предысторию человечества как первобытный коммунизм с зако¬номерным прогрессивным развитием. Для нацистов же предыстория — по¬бедное шествие нордической расы голубоглазых блондинов, сложившейся на севере Центральной Европы и являющейся высшим продуктом естественной иерархии, заложенной в природе вещей.

Несмотря на провалы и разочарования, учёные, посвятившие себя предыстории (археологи, антропологи, специалисты по древним языкам и текстам) продолжают накапливать факты. Одна из причин их трудолюбиво¬го терпения — интуитивное убеждение, что когда фактов очень много, число непротиворечивых логических схем, их объединяющих, резко уменьшается. В конечном счёте может оказаться, что лишь одна схема, а именно та, кото¬рая соответствует реальному процессу, явится удовлетворительным и непро¬тиворечивым объединением фактов. Это похоже на решение систем со мно¬гими неизвестными в математике. Добавление новых уравнений к системе уменьшает число решений. Если система соответствует реальному явлению, то есть и соответствующее решение. Оно оказывается единственным, когда число уравнений достаточно велико.

В логической схеме важно отделить причины от следствий и вообще построить причинно-следственные связи. Число возможных построений сильно уменьшается, когда имеющиеся факты удаётся упорядочить во времени. Одно из самых замечательных достижений современной науки — радиоуглеродный метод для датировки археологических находок, разработанный в начале 50-х годов. Этот метод был усовершенствован в конце 60-х с помощью калибровки по кольцам старых деревьев. Выдающийся английский археолог Дж. Меллаарт [15] предложил недавно хронологические номы для главных археологических культур, основанные на калиброван¬-

ных радиоуглеродных данных. Эти схемы хорошо согласуются с эмпириче¬ским материалом и представляются автору более достоверными, чем преж¬ние датировки. Так или иначе, в данной статье все даты приводятся в соответствии с точкой зрения Дж. Меллаарта.

Новые хронологические схемы меняют многие представления о последовательности событий (так называемые отношения "до — после"), а значит, и многое в сложившихся представлениях о причинно-следственных связях в предыстории.

В ряде географических районов накоплено так много археологи¬ческих фактов, что принципиально нового там уже не открывают. Возникает как бы состояние "насыщения". Это состояние "археологического насыще¬ния" и прогресс в датировке археологических комплексов приводит к мысли, что сейчас осталось не так уж много разумных логических схем для интерпретации по крайней мере бронзового века (т.е. последних перед пись¬менной историей тысячелетий предыстории). Предлагаемая работа — одна из таких попыток интерпретации. Нас особенно интересуют антропологиче¬ские данные о "предысторических людях". Самые увлекательные и загадочные факты относятся к "арменоидам" — этносу, расе или касте, без понимания которых обойтись в интерпретации предыстории (и, наверное, исто¬рии) невозможно.

Анализ фактов позволяет делать утверждения, различающиеся по спекулятивности" (степени доказанности). Важно упорядочить имеющийся материал по тому, в какой мере он кажется автору более или менее реалистичным. Такая иерархия, отражающая, собственно, разную степень уве¬ренности автора в тех положениях, которые он высказывает, определила порядок изложения в нашей работе.

Работа эта состоит из трёх статей. В первой статье мы приводим несколько наиболее фундаментальных и несомненных наблюдений, относя¬щихся к арменоидам. Из этих наблюдений следуют (очевидные, как нам ка¬жется) выводы о том, что арменоиды тысячелетия назад составляли аристо¬кратический класс, сыгравший центральную роль в формировании древних цивилизаций.

Во второй части даётся уже несколько более свободный анализ различных фактов археологии, древней истории и древней географии, а также текстов Библии и Иранского эпоса. Такой анализ позволит увидеть далёкие связи и глобальные структуры, объединявшие "арменоидное рас¬сеяние" в предысторическое время.

Наконец, в третьей статье будет изложена реконструкция предыс¬тории, соответствующая хронологическим схемам, основанным на калибро¬ванных радиоуглеродных данных. Эта реконструкция, конечно, не более чем гипотеза. Тем не менее, автор полагает, что сегодня мы находимся уже не очень далеко от той единственной реконструкции, которая соответствует ре¬альной эволюции человечества.


1. Арменоидный антропологический тип

Понятие "арменоидов", или "арменоидного типа", было введено в антропологию в конце прошлого века.

Вначале этот тип называли "ассироидным" [33], так как считали, что он лучше всего представлен на асси¬рийских барельефах, Позже было за¬мечено, что ассирийская скульптура является лишь частью намного более широкого явления в древнем искусстве. (Установлено, что основным этническим субстратом Ассирии являлись хурриты – арменоиды. Ред.)

Оказалось, что очень многие изображе¬ния людей в древних цивилизациях имеют схожие лица и, что ещё более поразительно, схожие очертания чере¬па. Так как такой тип лица и черепа час¬то встречается среди армян, то было предложено назвать соответствующий антропологический тип "арменоидным".

Формальное определение такого типа дать нелегко. Тем не менее, име¬ется ряд черт, которые резко выделяют арменоидов. Прежде всего, арменоиды относятся к брахицефалам, или «широкоголовым" людям. Разделение людей на брахицефалов, мезоцефалов (т.е. «среднеголовых") и долихоцефалов (т.е. "длинноголовых") является одним из самых фундаментальных понятий в антропологии. Для этого разделения используют "головной индекс", т.е. отношение ширины головы к её длине. Если это отношение больше, чем 0.8, то считается, что голова брахицефальная, если оно между 0.75 и 0.8 — то мезоцефальная, и если отношение меньше 0 75, то череп называют долихоце¬фальным.

Многочисленные измерения чере¬пов в древних захоронениях и у совре¬менных людей показали, что в целом человечество "брахицефализируется" на протяжении своей истории и предыстории, т.е. головной индекс в среднем возрастает.

Три главные человеческие расы - белая ("кавказоидная"), монголоид¬ная и негроидная. Для негроидов более характерна долихоцефалия, для монголоидов — брахицефалия. У кавказоидов долихоцефалия встречается чаще у северных и южных групп (т.н. "нордический" и "средиземноморский" типы), а в промежуточных горных об¬ластях обычны брахицефальные типы. Этот брахицефальный тип кавказоидной расы иногда называют "альпийским". Внутри альпийцев антро¬пологи различают также черепа высокие и низкие. При этом подчёркивают, что для высоких брахицефальных че¬репов часто характерны плоские затыл¬ки, то есть голова сзади не круглая, а несколько уплощённая. Такой тип чере¬па соответствует так называемому динарскому антропологическому типу. Некоторые антропологи отождествляют динарский тип с арменоидным. ( По офтальмологическим данным Э.Р.Мулдашева, армяне являются родоначальниками динарской расы, к которой относят украинцев, болгар, югославов, южных славян вообще. Кроме того, арменоидная динарская раса породила итальянцев, греков, испанцев, румын, грузин, арабов, евреев и др. Динарская раса является также прародителем европейских народов – французов, немцев, англичан, голландцев, норвежцев, шведов и др. – См. Мулдашев Э.Р. «От кого мы произошли?», Глава 2. – Ред.) По мне¬нию других, для выделения арменоид¬ного типа из динарского надо дать ещё описание лицевой части черепа и дру¬гих черт лица. Здесь главная черта ар¬меноидов (в дополнение к описанным выше "динарским чертам") — наклон¬ный лоб с высокой переносицей, тен¬денция пинии носа продолжать линию лба, в целом узкое лицо "треугольного" типа и без выступающих скул. Всё вы¬шесказанное относится к очертаниям черепа и может быть установлено пря¬мыми измерениями, в частности, на черепах из древних захоронений.

Другие черты арменоидов можно увидеть только у живых людей или на древних изображениях. Это крупный нос, большие глаза и уши, резко очер¬ченные ноздри, толстые губы, кудрявые волосы. У мужчин выраженный волося¬ной покров на теле.

Таким образом можно сказать, что арменоидный антропологический тип характеризуется следующими призна¬ками: брахицефалия, высокий череп, уплощённый затылок, наклонный лоб с высокой переносицей и тенденцией ли¬нии носа продолжать линию лба, узкое треугольное лицо, крупный нос, боль¬шие глаза и уши, резко очерченные ноздри, утолщённая нижняя губа, куд¬рявые волосы, выраженный волосяной покров на теле (ср. [3]). Все эти призна¬ки гораздо больше обозначены у взрос¬лых мужчин - арменоидов, чем у детей и женщин.

Важно подчеркнуть, что указанные десять признаков — это не формальное определение арменоидного типа, а ско¬рее указание тенденций в свойствах черепа и лица, которые можно наблю¬дать у отдельных индивидуумов или групп.

Если попытаться нарисовать портрет арменоида со всеми признака¬ми, как бы доведёнными до предела, то легко видеть, что получится стандарт¬ный еврейский тип, как бы взятый с ан¬тисемитской карикатуры.


3.Парадокс древней скульптуры


Раскопки древних цивилизаций Месопотамии начались в середине прошлого века. Тогда же стали извле¬кать из-под земли скульптуры и барельефы, которые, как считалось, изображают первых цивилизованных людей на земле. Антропологический тип изображенных был не очень привычен дня европейских учёных, производив¬ших раскопки. Как уже упоминалось, это открытие и стимулировало определе¬ние "ассироидного" или "арменоидного" антропологического типа.

Расскажем подробней о древней скульптуре. Начнём со скульптуры Ассирии. Человеческие типы, запечатлен¬ные в этой скульптуре, мало отличают¬ся друг от друга и воспроизводят, в ос¬новном, некоторую разновидность арменоидного типа.

Ассирийская скульптура или, лучше сказать, ассирийский стиль, возникает, по-видимому, в первой половине 2-го тысячелетия до н.э. и продолжается до разгрома Ассирии в 612 г. до н.э., оказав потом большое влияние на стиль персидской скульптуры эпохи Ахеменидов.

Приблизительно в одно время с ассирийской скульптурой существовали на Ближнем Востоке ещё два других стиля, в которых преобладание арме¬ноидного типа сопровождалось боль¬шим разнообразием. Кроме того, арменоидность там более подчёркнута. Это хеттские (анатолийские) и арамейские (т.е. северно-сирийские) скульптурные изображения.

Немецкий археолог фон Лушан, предложивший в начале нашего столе¬тия термин "арменоидный тип", был, по-видимому, очень впечатлён необычай¬но резко выраженными арменоидными чертами скульптурных портретов из Зинджирли, на юго-востоке Турции, где помещалась столица арамейского кня¬жества Сималь.

Другой немецкий археолог, барон фон Оппенгейм, раскопал не менее по¬разительные арменоидные барельефы и монументы в Тель-Халаф, в верхнем течении реки Хабур. Сейчас общепри¬знанно, что эта скульптура — арамей¬ская и датируется временем около 1000 г. до н.э. Интересно, однако, что сам барон фон Оппенгейм ошибся в дати¬ровке своих находок и отнёс их к III тысячелетию до н.э и к стилю, который называют шумерским. Ошибка эта от¬нюдь не случайна и связана с тем фак¬том, что арамейская скульптура дейст¬вительно кажется прямым продолжени¬ем скульптуры Шумера (Южной Месо¬потамии) и Элама (юго-западный Иран) III-го тысячелетия до н.э.

Шумерская скульптура предшест¬вует, таким образом, ассирийской, хеттской и арамейской.

Интересно, что арменоидные портреты практически навсегда исче¬зают из Южной Месопотамии приблизительно к 2450 г. до н.э., то есть к началу так называемого Аккадского периода. Расцвет арменоидной скульптуры в этом районе приходится на "Ранний династический период III", т.е. прибли¬зительно на 2800-2500 г. до н.э. В это время все изображенные в скульптуре люди — арменоиды, причём иногда это достаточно реалистические индивиду¬альные портреты с указанием имени изображённого человека.

В Эламе арменоидная скульптура, близкая к шумерской, продолжается намного позже, чем в Шумере.

В течение "Раннего династическо¬го периода III" в Шумере и Эламе расцветает также скульптура из меди и бронзы. Фигурки из металла, изобра¬жающие арменоидов, находят и в бога¬тых гробницах в Северной Анатолии (III тысячелетие до н.э.). Мастерски сделанные фигурки арменоидов из бронзы (с высоким содержанием олова) были найдены в северо-западной Си¬рии в области Амук. Их относят к пе¬риоду "Амук G, конец", то есть прибли¬зительно к 3000 г. до н.э. Эти фигурки из Амук интересны не только очень вы¬соким уровнем искусства литья, но и тем, что мужские персонажи там пока¬заны прошедшими обряд обрезания. Что касается IV тысячелетия до н.э., а точнее его 2-ой половины, то соответствующую арменоидную скульптуру находят в ряде мест, связанных с так называемыми "большими храмами" Северной Месопотамии, а также в Шу¬мере.

Если оставить в стороне египет¬скую цивилизацию, где история скульп¬туры более сложна, то оказывается, что почти все изображения людей, относя¬щиеся к бронзовому веку (т.е. к периоду приблизительно от 4000 до 1000 г. до н.э.) — это изображения людей арменоидного типа. Вместе с тем это изо¬бражения главным образом богов и ца¬рей и их приближённых — священников и воинов.

Имеется много археологических данных и о временах более древних, чем бронзовый век. Это так называе¬мый неолитический ("новокаменный") и халколитический ("медно-каменный") периоды, которые соответствуют при¬близительно времени от 10000 до 6000 лет до н.э. — неолит и 6000-4000 лет до н.э. — халколит.

От халколитического периода ос¬тались изображения людей, сделанные из камня, глины и меди, которые нахо¬дят в Месопотамии, Закавказье и Ана¬толии, на Балканах и в Израиле [69).

Найденные изображения почти все подчёркнуто арменоидного типа, иногда стилизованного, а иногда реали¬стического.

Антропологические исследования древних захоронений Ближнего Востока стали проводить позже, чем описания скульптур. Довольно быстро выясни¬лось, что арменоидных черепов в этих захоронениях очень мало. На этот факт обратили внимание 30-40 лет тому назад. До того преобладание арменоидов в скульптуре объясняли просто: население древних государств Месопотамии, Анатолии и Ирана было в основном арменоидным. Когда в древних захоронениях этих районов стали находить большей частью останки людей других рас, обычно с длинными и низ¬кими черепами, возникло ощущение странного противоречия.

Кажется, наиболее естественное объяснение того противоречия, что арменоиды весьма широко представлены в скульптуре и скудно в захоронениях - это признание того, что они составляли особую высшую группу в цивилизациях Ирана, Анатолии и Месопотамии бронзового века и более ранних периодов, группу, стоявшую у истоков этих цивилизаций и определившую их стиль.

Поэтому боги, цари и их окружение изображались арменоидами. Основное же население этих цивилизаций принадлежало к другим антропологическим типам, и оттого так редки арменоиды в древних захоронениях.


4. Начало металлургии


Самую раннюю арменоидную группу, которую находят археологи, исследуя древние захоронения, связывают с так называемой культурой Гассул-Беэр-Шева ([21], [2], [67]). Эта культура существовала на территории Израиля (точнее, территории Палестины, т.к. об Израиле можно говорить только после 1500 г. до н.э. – Ред.) в период приблизительно с 4600 до 4000 г. до н.э. К ней относятся остатки храма в Эйн-Геди, на берегу Мёртвого моря. В нескольких километрах от храма, в пе¬щере ущелья Нахал-Мишмар, нашли сотни медных предметов. Скорее всего, их спрятали хозяева или служители храма, надеясь когда-нибудь туда вер¬нуться. Короны, скипетры, булавы, то¬поры — выполнены с мастерством, ко¬торого трудно ожидать от столь раннего времени. Следует помнить, что шумер¬ская и египетская цивилизации разви¬лись почти на 1000 лет позже.

Все изображения людей в культу¬ре Гассул-Беэр-Шева — изображения арменоидов.

Гассул-Беэр-Шевская культура — начальное звено в длинной цепи фак¬тов, указывающих на центральную роль арменоидов в развитии металлургии.

Широкое распространение меди и бронзы относится к III тысячелетию до н.э. Тогда же почти одновременно возникают четыре мощных центра ме¬таллургии: 1) в Центральной и Запад¬ной Европе: 2) на Украине и на Север¬ном Кавказе; 3) в Анатолии и 4) в Месо¬потамии. Началом III тысячелетия до н.э. датируются бронзовые и медные изображения арменоидов из Амук, о которых говорилось выше. К 2800 г. до н.э. относятся сказочно богатые "царские гробницы" из Аласа-Худжук (Северная Анатолия), где находят мно¬го изделий не только из бронзы, но так¬же из золота и серебра.

В литературе отмечается, что ан¬тропологический тип захороненных в этих "царских гробницах" — брахицефальный и резко отличается от окру¬жающего населения Анатолии того же времени, которое было долихоцефаль¬ным [67]. Более точные данные об ан¬тропологии брахицефалов из царских гробниц Аласа-Худжук не опубликова¬ны. Однако то, что там была тесная связь с арменоидами, подтверждается антропологическим типом, отражённым в скульптуре из других "царских гроб¬ниц", очень близких к Аласа-Худжук гео¬графически и по стилю, хотя и несколь¬ко более поздних. Самые важные из них — в Хороз-Тепе (северо-восточная Анатолия). Эти скульптуры датируются приблизительно 2500 г. до н.э. [67]. Се¬веро-восточная Анатолия продолжала быть важным металлургическим рай¬оном до начала нашей эры (по свиде¬тельствам греческих географов и исто¬риков). По всей видимости, именно там во II тысячелетии до н.э. развилась железная металлургия.

Как мы уже говорили, в Шумере бронзовые и медные изображения арменоидов распространились в период 2800-2500 г. до н.э. "Царские гробницы" из Ура (приблизительно 2650 год до н.э.), свидетельствуют о необычайно высоком развитии там ювелирного ис¬кусства, типологически связанного с искусством Северной Анатолии (и За¬кавказья).

Главным городом северной части Шумера был Киш, где, по шумерской легенде, жили первые цари после потопа. Археологи находят в Кише самые ранние богатые захоронения и дворцы Южной Месопотамии. Датируют их приблизительно 2900-2800 годом до н.э.

Примечательно, что на территории Шумера только в Кише находят арменоидные черепа, которые составляют примерно 10-20% от общего числа черепов в сравнительно небольших KИШских коллекциях, относящихся к 2900-2500 году до н.э. [38].

Один из самых ярких фактов, cвидетельствующих о связи арменоидов с древней металлургией — это открытие археологами прошлого века культуры, которая по-английски называется "Beaker People", а в русской археологической литературе передаётся термином "культура колоколовидных кубков». Мы же в дальнейшем будем пользоваться термином "культура людей с кубками" [3]. Установлено, что приблизительно в 2500-2300 г. до н.э. на oгромных пространствах Западной и Центральной Европы (на территориях нынешних Испании, Франции, Англии, Северной Италии, Германии, Венгрии, Чехии) распространяется довольно однородная материальная культура, отмеченная производством очень похожих глиняных кубков и медных кинжалов. Эту культуру "людей с кубками" связывают с распространением меди в Центральной и Западной Европе. Открытие культуры "людей с кубками" — один из редких случаев, когда археологам удалось установить не только распространение признаков новой матери-альной культуры, но и сопровождающее эту культуру появление людей иного антропологического типа, в которых трудно не увидеть, проводников этой культуры. Антропологический тип "людей с кубками" в основном арменоидный ([28], [3]). К культуре "людей с кубками" близка так называемая "катакомбная культура" на юге Европейской чисти СССР, датируемая приблизительно 2600-2300г. до н.э. Здесь также фиксируется экспансия металлургии вместе с экспансией арменоидов.

Подобную соотнесённость расцвета металлургии бронзового века, арменоидной скульптуры и захоронений арменоидов археологи находят на Кипре.

Самое раннее появление арменоидов на Иранском плато датируется началом первого тысячелетия до н.э. (38). В очень богатых захоронениях так называемого "Сиалк VI" [45] (к югу от Тегерана) резко преобладают арменоидные черепа. Существует мнение [46], что эти захоронения соответствуют первому появлению ирано-арийских племен в этом районе и что материальная культура "Сиалк VI" тождественна культуре создателей так называемых "Луристанских бронз". "Луристанские бронзы", представленные во многих музеях мира, свидетельствуют о пребывании в Западном Иране в начале I-го тысячелетия до н.э. необыкновенно искусных металлургов. В фантастиче¬ских орнаментах "Луристанских бронз" встречаются изображения людей толь¬ко арменоидного типа.


5. Деформация черепов


Упомянутая выше "катакомбная культура" характерна не только распро¬странением изделий из металла и лю¬дей арменоидного типа, но и ещё одним странным явлением — деформацией черепов [34].

О такой деформации писал еще Гиппократ в V-ом в. до н.э. Он расска¬зывает о некой этнической группе "макроцефалов", жившей где-то на вос¬точных берегах Чёрного моря. По сло¬вам Гиппократа, люди с более вытяну¬тыми (судя по другим данным, кверху) головами считались у этого народа бо¬лее знатными, и поэтому "макроцефалы" деформировали голо¬вы, чтобы иметь более "знатный вид" [57].

Анализ многочисленных археоло¬гических находок показывает, что чаще всего с помощью деформации, прове¬дённой в раннем детстве, голове при¬давали утрированную арменоидную форму: череп делали очень высоким, с наклонным лбом и плоским затылком. Этот странный обычай продолжал существовать в разных районах евразий¬ских степей в течение тысячелетий.

Первые деформированные черепа из степных культур датируются "катакомбным временем", т.е. середи¬ной III-го тыс. до н.э. Археологи, ко¬нечно, не могут проследить непрерыв¬ную цепь, и следующий период, когда есть археологические данные по де¬формации черепов в степях Евразии — это 2-ая половина I-го тыс. до н.э. — первые века нашей эры. Деформиро¬ванные черепа находят в захоронениях ирано-язычных сарматов и ряда коче¬вых племён Центральной Азии, часть которых с большой вероятностью гово¬рила на индоевропейском тохарском языке. Тохары вместе со скифами раз¬громили во II веке до н.э. Греко-Бактрийское царство. На его месте бы¬ло создано могущественное государст¬во, просуществовавшее несколько сто¬летий и называвшееся "Царство Вели¬ких Кушан". Сохранились монеты, а также немногочисленные скульптуры с изображениями кушанских царей. На этих изображениях головы так вытяну¬ты и затылки так плоски, что учёные не могли не придти к выводу, что по край¬ней мере аристократия Кушанского царства продолжала традицию дефор¬мации черепов.

На восточной окраине Евразийско¬го степного мира жили гунны. К IV в. н.э. они подчинили себе почти все дру¬гие кочевые племена и вторглись в За¬падную Европу. Их главный археологический след — захоронения, в которых находят деформированные черепа "упьтра-арменоидов".

Никто не знает, как обычай деформировать голову проник на американский континент, но следов оставил довольно много. Европейцы ещё застали этот обычай у ряда индейских племён. Сохранились описания, как голову ребёнка зажимали между двумя досками, сходящимися кверху так, чтобы лоб получался наклонным, а затылок - вертикальным. Возможно, самое значительное свидетельство — скульптура майя разных периодов. В барельефах майя, вероятно, отразилось какое-то влияние Древнего Востока — анатолий¬ское, арамейское или финикийское. На скульптурах майя изображены люди арменоидного облика с подчеркнуто деформированными черепами.

Удивительно то, что самые древние деформированные черепа "под арменоидов" нашли в захоронениях не¬олита в до керамическом Иерихоне (приблизительно 8000 лет до н.э.), на Кипре (Кирокитийская культура, 7000-6500 лет до н.э.) и в Западном Иране (приблизительно 7000 пет до н.э.) ([38], [69]). Кирокитийская культура замеча¬тельна тем, что в её захоронениях на¬ходят только брахицефальные черепа, по ряду признаков близкие к арменоидным. Деформация там как бы доводит до предела уже имеющийся в этой культуре антропологический тип.

То, что обычай деформировать голову «под арменоидов» существовал в неолите, может означать только, что арменоиды не моложе неолита и что тогда уже они рассматривались как люди высокого происхождения.


6. Контуры общей картины


Приблизительно 12 000 лет назад начались резкие перемены в жизни людей на Земле. Появились первые дома и укреплённые поселения, украшения и каменные сосуды. Люди сделали первые шаги в земледелии и скотоводстве, Эти события археологи назвали "неолитической революцией". Начало неолитической революции связывают сейчас с так называемой Натуфийской культурой на территории Израиля [69]. Там же находят первый город — горо¬дище Иерихон.

Современные данные о развитии неолитических и последующих культур показывают, что в целом это был про¬цесс, непрерывно разворачивающейся во времени и пространстве. Новые очаги возникали и исчезали, но с течением времени неолитическая революция за¬хватывала всё новые районы. Вначале - Северная Месопотамия и южные районы Анатолии, затем — западная Анатолия, Греция и Балканы, далее — Закавказье, Западный и Северный Иран, Южная Туркмения и Южная Ме¬сопотамия Примерно с VII тыс. до н.э. в Анатолии и Северной Месопотамии стали развиваться культуры, где уже были керамика и начальные элементы металлургии. Эти культуры соответст¬вуют т. наз. Халколитической эпохе. От них опять пошли волны прогресса на запад, восток и юг.

Следующий археологический пе¬риод — бронзовый век (с 4000 г. до н.э.) имел, кажется, неоспоримыми своими источниками Гассул-Беэр-Шевскую культуру и вслед за тем культурные очаги Северной Сирии, Шумера и Кав¬каза. Аналогичная картина вырисовы¬вается и из анализа археологических и древнеписьменных данных по т. наз. железному веку (примерно с 1200 г. до н.э.).

Кроме пространственно-временной непрерывности развития, начатого неолитической революцией, археологи находят множество дальних связей, совпадений стиля удалённых друг от друга культур, синхронность в ряде существенных перемен и ново¬введений. Иногда кажется, что процесс прогресса человечества только локаль¬но определялся свободой выбора и случайностями, в целом же был как бы согласован и направлен. Такое почти мистическое ощущение можно сделать рациональным, если предположить на¬личие определённой преемственности и связанности в какой-то стабильной час¬ти активного человеческого элемента, угадываемого за неодушевлёнными свидетельствами археологии.

Описанные нами выше свидетельства древней скульптуры, деформации че¬репов уже с неолитического времени, антропологические корреляции метал¬лургических очагов дают простое и яс¬ное указание в одном только направле¬нии: стабильной частью процесса куль¬турной эволюции в неолитическую и последующие эпохи, определившей его преемственность и связанность, были люди, антропологически относимые к арменоидиому типу. Более того, арменоидные изображения царей и богов, связь деформированных "под арменоидов" голов с представлением о знатно¬сти, делают весьма вероятным и более сильное предположение. В очень дав¬ние эпохи (приблизительно с 10 000 г. до н.э.) арменоиды были тождественны высшему классу по крайней мере в центральной части Ближневосточного культурного очага и их экспансии в ос¬новном совпадали с процессом расши¬рения этого очага.


Часть II. ДАЛЬНИЕ СВЯЗИ


Эйнштейн однажды сказал, что учёного и ребёнка объединяет спо¬собность удивляться. Надо сказать, что, как правило, удивляют неожидан¬ные совпадения, сходство, а не различие удалённых друг от друга явлений. И когда два явления вдруг обнаруживают перед нами совпадение несколь¬ких свойств, то трудно отделаться от мысли, что такие совпадения имеют общую причину, что за ними кроется нечто таинственное и важное, не ле¬жащее на поверхности.

При анализе событий прошлого историк лишён возможности под¬твердить правоту своих концепций экспериментом. Почти единственное средство проверки в этом случае — это указание и перечисление разного рода совпадений, особенно многократных. Таким способом доказывают пра¬вильность расшифровки древних письменных документов, генетическое род¬ство языков и археологических культур.

Быть может, самое парадоксальное явление в предыстории — на¬личие глубоких связей между удалёнными друг от друга культурными оча¬гами и этническими группами. Эти связи удается обнаружить, анализируя многочисленные совпадения в эпосе, археологических находках и письмен¬ных источниках древности, относящихся к "предысторическим арменоидам".


1. Об арменоидном эпосе


Есть основания предполагать, что первые главы Библии в той или иной мере отражают устные предания определенной арменоидной группы, переда¬вавшиеся из поколения в поколение. Таким образом, начальную часть Ветхого завета можно рассматривать как «арменоидный» эпос, который сохранился в памяти древних евреев. Да и остальные части Танаха (Библии) должны содержать какие-то элементы этого эпоса.

Одна из основных тем Ветхого Завета — тема изгнания. Адам изгнан из рая. Каину сказано, что он будет 'изгнанником и скитальцем на земле". Ной после потопа останавливается в 'горах Араратских", по всей видимости, далеко от своей прежней родины. ..

В главе о Вавилонской башне на¬ходим стих: "И они (то есть люди, при¬шедшие в Шумер после потопа) сказали: давайте построим город и башню высо¬той до неба и сделаем себе имя, чтобы не рассеяться по всей земле" (Бытие, 11:4). И далее: "И рассеял их Господь оттуда по всей земле" (Бытие, 11:8).

Невольно напрашивается мысль, что предсказанное рассеяние евреев в послебиблейский период было повторением эпизода добиблейской истории арменоидной ветви, давшей начало древнему Израилю.

Другая постоянная тема Библии — страх перед физическим искорене¬нием, тема постоянной угрозы самому существованию или продолжению рода библейских героев.

Самый первый пример несчастно¬го изгнанника, живущего в страхе перед угрозой уничтожения, — Каин, который говорит о себе: "Я буду изгнанником и скитальцем на всей земле, и всякий встречный убьет меня" (Бытие, 4:14).

Фактически тема грозящего уничтожения является оборотной стороной убеждённости в необычайной судьбе и необычайном величии. Уже Аврааму предсказано, что от него произойдёт великий народ (Бытие, 12:2,3). Поскольку эти предсказания в значительной мере сбылись, то логично предположить, что в их основе лежал определённый опыт прошлого, что великий народ уже существовал прежде, древний Израиль был с ним генетически связан, но, согласно эпической традиции, народ как бы родился заново вместе с Авраамом, заключившим завет с Богом.

Таким образом, анализ библейского текста показывает, что ветвь арменоидов, от которой произошли евреи, состояла из людей, испытавших горечь изгнания и страх геноцида и вместе с тем сохранявших в себе ощущение величия и своей особой связи с Богом.

Есть ещё одна религиозно-этническая группа с преобладающим арменоидным типом, сохранившая древний эпос. Это парсы Индии. Парсов около ста тысяч. ( По последним данным их около 250 тысяч. – Ред.). Живут они главным образом в Бомбее. Религия парсов зороастризм, т.е. религия древнего Ирана, связываемая с ирано-арийским этносом. Считается, что парсы — потомки зороастрийской ари¬стократии, бежавшей из Ирана в Индию в VII—VIII вв. н.э. Они выделяются своими способностя¬ми [33], [65], успешны в бизнесе и нау¬ках, не смешиваются с иноверцами и хранят верность своей древней рели¬гии, пронеся её через тысячелетнее изгнание. Одно из главных положений их религии — вера в приход спасителя и конечное торжество добра. Антропо¬логически парсы относятся к арменоидному типу и довольно резко отличаются от окружающего населения [33], [65].

Арменоидность парсов согласуется с данными антропологии захоронений первой половины I тыс. до н.э. в Иране, обнаруживающими корреляцию между появлением арменоидов на Иранском плато (Сиалк VI) и в ряде других мест и экспансией носителей ирано-арийских языков в этих же рай¬онах. К первой половине I тыс. до н.э. археологи относят и продвижение ски¬фов в степи Евразии (от Дуная до Мон¬голии). Скифов тоже считают ирано-арийцами по языку. Экспансия скифов коррелирует с резким увеличением брахицефалии и арменоидности в степных захоронениях соответствую¬щей эпохи, особенно к северу от Кавка¬за. Предыдущий брахицефально-арменоидный период в этих местах связан с Катакомбной культурой и отдален от времени скифских могил почти двумя тысячелетиями.

Арменоидность последних зороастрийцев-парсов и данные по антропо¬логии скифов и иранских завоевателей I тыс. до н.э. заставляют думать, что в ирано-арийском этносе было активное арменоидное ядро, тесно связанное с зороастрийской религией.

Зороастрийский эпос запечатлен в их главной священной книге "Авеста" (см. [25]), а также в знаменитой поэме Фирдоуси "Шахнаме" [20]. Мнения о ха¬рактере зороастрийской религии расхо¬дятся. Заметим, что нали¬чие злых и добрых духов в зороастризме, особенно Ангрью-Маньо ("Ахриман"), противостоящего верховному богу Ахура-Мазда, имеет параллели в Библии, где упоминаются ангелы и даже сатана (см., например, книгу Иова). Существует структурное сходство между зороастрийским и библейским эпосами. В отличие от многих других эпических традиций, зороастрийская и библейская традиции представляют древнейшую историю не как фантастическое переплетение судеб богов и людей, не как нагромождение чудес, а как короткую цепь жизнеописаний героев или царей с очень длинными сроками жизни или правления. У зороастрийцев в "предыстории" есть стихийное бедствие — аналогичное всемирному потопу, когда древний царь Йима (Йима-Кшаэта, Джемшид у Фирдоуси) построил убежище, похожее на Ноев ковчег, укрыл там от гибели людей из разных животных. Рассказ Авесты "Ковчег ЙИмы" так похож на библейское сказание о Ное, причём похож вплоть до ряда второстепенных деталей, что наличие общей традиции здесь представляется несомненным (ср. (25], Vendidac Fargard II, II с гл. 6, 7, 8 книги Бытия)

После Йимы владыкой мира становится Аж-Даххака (Царь-змей), символизирующий победу сил зла. Царь Аж-Даххака имеет ряд общих черт с библейским царем Нимродом. По Библии Нимрод — сын Куша, с которым ассоциируются племена Южной Аравии (см. Бытие, 10:7,8). Царь Аж-Даххака тоже происходит из Аравии ([20], стр 40-43. 46). Центр царства Нимрода находится в Южной Месопотамии, центр царства Аж-Даххака — там же ([20], стр. 611). Хотя в Библии Нимрод упомянут до рассказа о Вавилонской башне, но из общего контекста видно что в более подробном эпическом цикле "эпоха Нимрода" скорее всего следовала за "эпохой строительства башни", т.е. за эпохой разделения.

В иранском эпосе Аж-Даххака сменяет Йиму в то время, когда тот построил престол "до самого неба" ([20 стр. 38-39). Наконец, кажется, что смысл имени "Нимрод" легче всего объяснить его происхождением из иранских языков. "Нимруз" по-персидски значит "полдень" ("ним" + «руз» = "половина" + "день", но также и «юг» и "южные страны" (см,, например,I 20] стр. 624). "Царь Нимрод" — "царь "Нимруа", т.е. "царь юга", что соотносится с "сын Куша" и указывает на связь Нимрода как и Аж-Даххака, с Аравией.

В иранском эпосе царь Аж-Даххака поедает детей. Так символически закреплена за ним беспредельность злодейства. Согласно иранской эпической традиции, части детей удалось спастись и от них произошли курды, или, попросту говоря, кочевники ([20], стр. 51).

Чуть ли не главный пафос иранского эпоса состоит в борьбе истинных царей с узурпаторами вроде Аж-Даххака. Законным царским родам нередко приходится укрываться в дальних горах, где вырос, в частности, победитель Аж-Даххака Траэтаона (Феридун). Интересно, что древнейшие истинные цари являются, согласно иранскому эпосу, царями всего мира. Легенды о них, изгоняемых и преследуемых, напоминают библейские рассказы о древних Героях, где темы изгнания и страха переплетаются с идеей избранничества.

Тема изгнания, угрозы народоистребления, особой связи с добрым на¬чалом в мире оказывается наиболее важной для самой древней части иран¬ского эпоса. Аналогии с Библией за¬ставляют думать об общем источнике обеих эпических традиций — источнике, который, как можно предположить, дол¬жен быть связан с некоей праисторической группой, прошедшей через одну или несколько катастроф. В дальней¬шем мы сделаем попытку конкретизи¬ровать эту мысль.


2. Легендарная хронология и научные факты


Библия содержит множество хро¬нологических сведений, которые, на первый взгляд, кажутся бесполезными для реконструкции предыстории. На самом деле при определённом методе обращения с этими данными получают¬ся поразительные совпадения между Ветхим Заветом и другими источника¬ми. Можно предположить с достаточной степенью вероятности, что арменоидный эпос, отразившийся в Библии, име¬ет очень солидную хронологическую базу, дошедшую до нас в деформиро¬ванном виде.

В Библии приведены две генеало¬гические линии сынов Адама: потомки Каина и потомки Шета. ( Иногда упоминается как Сет – главный бог гайксосов – ред.). Совпадений в этих двух линиях так много, что, скорее всего, они представляют собой разные устные варианты одной и той же эпи¬ческой традиции (которая, следова¬тельно, должна быть очень древней). Сын Шета именуется Энош, что и на арамейском и на иврите означает "человек" и совпадает со значением имени Адам. Поэтому можно сравнить линию "Каина", начинающуюся с Адама, и линию "Шета", начинающуюся с Эноша. Эти линии таковы:

Адам — Энош; Каин — Кейнан; Ханох — Маалальэль; Ирад — Йеред; Мехияэль — Ханох; Метушаэпь — Метушепах; Лемех — Лемех.

Учитывая смысловое совпадение имён "Адам" и "Энош", мы видим, что обе линии отличаются лишь незначи¬тельными вариациями в именах, а так¬же порядком их расположения. Такого рода деформации неизбежны при уст¬ной передаче.

От позднешумерского времени (конец III тыс. до н.э.) сохранились таблички, содержащие, так называемый Шумерский царский список [58]. Иссле¬дователи давно заметили целый ряд совпадений между этим списком и биб¬лейской генеалогией. Прежде всего, оба источника указывают на всемирный потоп как главное событие, разделив¬шее "предысторию" надвое. В шумер¬ских и последующих (т.е. вавилонских) описаниях потопа есть немало деталей, присутствующих и в библейском рас¬сказе об этом событии. Из времени, предшествующего потопу, библейская память сохранила имена десяти патриархов от Адама до Ноя, а также сведения о продолжительности их жизни.

Шумерский царский список указывает, что до потопа было восемь царей, дает их имена и продолжительность их царствования. Протяжённость жизни царствования в обоих источниках фантастически велика, причём у тех, кто жил до потопа, она намного больше, чем у тех, кто жил после него, и становится всё короче и короче по мере приближения ко времени записи. В целом, однако, числа Шумерского списка намного превосходят соответствующие числа из Библии. Например, продолжительность царствований восьми допотопных шумерских царей определяете следующей последовательностью: 28 800, 36 000, 43 200, 28 800, 36 000, 2 800, 21 000 и 18 600.

В 1981 году в журнале "Biblicа Archeologist" появилась очень любопытная статья молодого американского востоковеда Дж Уолтона [7], в которой автор высказал предположение, что длиннейшие сроки правления допотопных шумерских царей возникли в результате того, что более ранние записи сделанные в десятичной системе счисления, позже были прочтены и переписаны уже в шестидесятиричной системе, которой, как известно, пользовались поздние шумеры. А это значит, что "10” ранних записей позже превратилось в "60", а "100" — в "3600" (= 60 х 60). И, соответственно, число "28 800" (= 3600 х 8) из дошедшего до нас шумерского было в более ранних записях «800» (=100 х 8). Легко проверить, что в приведенной выше последовательности восьми чисел первые шесть делятся на 3600, как и сумма двух последних чисел этой последовательности. Превратив 3600 в 100, мы получаем последовательность, которая, согласно предположению Дж. Уолтона, соответствует данным более ранних записей: 800, 1000, I200, 1100. Эти числа уже не так разительно отличаются от библейских данных о жизни допотопных патриархов: Адам — 930 лет, Шет—912, Энош -905, Кейнан — 910, Маалальэль —895, Йеред — 962, Ханох -- 365, Мету-шелах- 969, Лемех — 777 (Бытие, 5).

Хотя в библейском списке герои следуют один за другим, годы их жизни в значительной мере перекрываются (например, Шет родился, когда Адаму было 130 лет). Такого нет в Шумерском царском списке, где годы жизни отдельных царей складывают, чтобы получить продолжительность периодов или династий. Так, суммарно весь период допотопного царствования составляет по Шумерскому списку 241200 лет ( надо просто сложить восемь чисел, приве-денных выше, 28 800 и т.д.). А так как 241200=3600 х 67, то это число, согласно предположению Дж. Уолтона, соответствует промежутку в 67 сотен лет из более ранних записей ( что, разумеется, совпадает с суммой чисел преобразованных, как было указано ранее: 800 + 1000 + 1200 + 800 + 1000 + 800 + 1100 = 6700).

Дж. Уолтон предложил рассматривать библейские данные о продолжительности жизни допотопных патриархов как последовательные временные отрезки, соответствующие эпохам или династиям, предположив, что все указания о возрасте патриарха при рожде¬нии сына и о том, сколько он жил после этого, являются более поздними де¬формациями эпоса. Дж. Уолтон обратил внимание также на то, что в Шумерском царском списке нет ни "первого челове¬ка", ни "героя потопа". Но тогда для сравнения с Шумерским списком надо брать цепь от Шета до Лемеха. Сложив соответствующие числа, получаем промежуток в 6695 лет (912 + 905 + 895 + 962 + 365 + 969 + 777 = 6695). Число 6695 отличается от 6700 (числа, полу¬ченного по Уолтону для Шумерского списка) меньше чем на 0,1 процента. Получилось совершенно поразительное совпадение, которое подтверждает правильность исходных предположений Дж. Уолтона. Но в таком случае естественно предположить, что данные Библии о продолжительности жизни героев после потопа (Бытие, 11:10-32) также соответствовали последовательным временным промежуткам в более ранних версиях эпоса Сложив эти промежутки, скажем, от Арпахшада (внука Ноя, родившегося по Библии через два года после потопа) до Тераха (отца Авраама), получаем число 2396, то есть примерно 2400 лет (Арпахшад жил 438 лет, Шелах — 433 года, Эвер — 464, Пелег — 239 лет, Рэу — 239, Сруг — 230, Нахор — 148, Терах — 205; 438 + 433 + 464 + 239 + 239 + 148 + 205 = 2396).

Эпос об Аврааме, по мнению учё¬ных, охватывает отрезок времени в пределах от 2200-го до 1700 г. до н.э. Добавив сюда время от потопа до рож¬дения Авраама (см. данные, получен¬ные выше), а именно 2400 лет, получа¬ем отрезок времени от 4600-го до 4100 г. до н.э. Таким образом, библейский эпос (при определённой интерпретации) указывает на V тыс. до н.э. как возможное время потопа.

Приплюсовав к этим пяти тысяче¬летиям ещё 6700 лет допотопной истории, мы приходим к XI тыс. до н.э. как к времени начала "культурного челове¬чества". Это подтверждается археоло¬гией и данными, полученными при по¬мощи радиоуглеродного метода, со¬гласно которым Натуфийская культура, обозначившая неолитическую револю¬цию на территории древнего Израиля (напомним, что евреи появляются на этой территории только к 1500 г. до н.э. См. о данном вопросе статью «Загадка тысячелетий», помещенную здесь же – ред.), делала первые шаги где-то около 11 000 г. до н.э. (см. [69]). И конечно, группа, которая сохранила в своём эпосе память о времени начала "культурного человечества", должна была считать землю, где началась её история, Святой землёй.

Вернёмся, однако, ко времени по¬топа. Даёт ли археология основания предполагать, что в V тыс. до н.э. происходили какие-нибудь катастрофические события? Смены археологических культур происходят в каждую эпоху. Если же имела место всемирная катастрофа, то археология должна указать нам на одновременную смену культур в удалённых друг от друга районах. Такую тотальную смену культур мы находим около 4000 г. до н.э. Данные радиоуглеродного анализа указывают на эту дату как на некий рубеж, разделяющий два больших "предысторических" периода, один из которых называют халколит, или меднокаменный век, а второй — бронзовый век. Поясним эту мысль.

Рубежом V-IV тыс. до н.э. датируется конец Балканской халколитической цивилизации, замечательного комплекса культур, развивавшихся на Балканах и в Греции в эпоху между VII и IV тыс. до н.э. Одновременно с Балканским развивался Месопотамский культурный комплекс (расписной керамики), последняя фаза которого Аль-Убайд исчезает почти без следов к концу V тыс. до н.э., то есть опять-таки примерно к 4000 г. до н.э. Заметим, что оба комплекса тесно связаны с долинами больших рек: Дуная на Балканах и Тигра-Евфрата в Месопотамии.

К Месопотамскому комплексу географически примыкали Гассул-Беэр-Шевская культура в Израиле, исчезнувшая примерно к 4000 г до н.э., и культура расписной керамики Ирана и южной Туркмении, где резкие смены (например, конец культуры "Сузы А") также датируются временем около 4000 г. до н.э. (см. [68]).

Кроме Балканского и Ближневосточного культурных очагов в V тыс. до н.э. развивался ещё один очаг, весьма удаленный от них географически, но схожий по материальной культуре, — это так называемая культура расписной керамики Янг-Шао в долине реки Хуанхе в Китае. Данные радиоуглеродного метода (см [30], стр. 300) показывают, что и эта культура расцветала в V тыс. до н.э. и исчезла примерно к 4000 г. до н.э.

Знаменитый английский археолог Л. Вулли обнаружил в 1929 г. следы великого наводнения в Шумере, относящиеся к концу эпохи Аль-Убайд. Вулли считал, что нашёл следы потопа, отразившегося в библейском и шумерском эпосах. "Так мы можем объяснить то, что до сих пор было одной из великих загадок южномесопотамской археологии; внезапное и полное исчезновение расписной керамики... Люди, её производившие, были смыты потопом". ([89], стр. 32). Но позже археологи нашли в Шумере следы аналогичных наводнений более поздних эпох, и мнение Вулли было оставлено. Однако сейчас, когда радиоуглеродный метод позволяет установить одновременность гибели удаленных друг от друга синхронных культур, открытие Вулли воспринимается как дополнительный аргумент в пользу утверждения, что около 4000 г. до н.э. произошла некая всемирная ка¬тастрофа, уничтожившая по меньшей мере три великих цивилизации в доли¬нах больших рек, стекающих со снеж¬ных гор: Дуная, Тигра-Ефрата и Хуанхэ.

Это уничтожение не было абсо¬лютным. Археология показывает, что определённые элементы предшест¬вующих культур перешли в культуры бронзового века, а в некоторых пери¬ферийных районах развились культуры, явившиеся прямым продолжением Бал¬канского и Месопотамского халколитических комплексов. Таковы Трипольская культура в Молдавии и юго-западной Украине, культура Тепе-Гавра (слои XII—VIII вв. до н.э.) на севере Ирака, ряд культур Венгрии, Австрии и Западной Анатолии IV тыс. до н.э.

Предки создателей Библии (как об этом повествует Книга Книг) посели¬лись после потопа в "горах Араратских" (Бытие, 8:4), а не на горе Арарат, как считают некоторые. В Библии Арарат означает страну, которую мы называем Урарту, мощную державу на севере Месопотамии, игравшую важную роль в политической истории первой половины I тыс. до н.э. Библейские "горы Арарат¬ские" означают, стало быть, горные районы, окаймляющие с севера Месо¬потамию и Левант.


^ 3.ДРЕВНИЕ КУЗНЕЦЫ


Туваль


Перейдем теперь к другому этническому и эпическому термину, связанному с древними кузнецами. «Отец всех кузнецов» назван двойным именем Туваль-Каин, т.е.Туваль-кузнец. Народ Туваль упоминается в Библии в списке сынов Яфета (сына Ноя ) рядом с народом Мешех. Народы Туваль и Мешех упоминаются рядом и в книгах израильских пророков (Иезекиель,27:13; 38:2,3; 39).Они отождествляются с народами (или странами) Восточной и Центральной Анатолии, которые фигурируют в хрониках первой половины 1-го тыс. до н.э. как Табал и Мушки. Перечисляя подчиненные персам народы Малой Азии, Геродот (55) называет рядом тибаренов и мосхов, которые скорее всего, те же Табал и Мушки, или библейские Туваль и Мешех. (Мушки, или месхи (мосхи) – это ассирийское и, соответственно, грузинское обозначение верхнеевфратских армян. См. История Древнего Востока. М., 2002, с.674 - ред. ).

«Табал» ассирийских хроник расположен в районе древнего металлургического очага Восточной Анатолии. Сейчас в этом районе важный город – это Дивриги (Tebriki I-го тыс. до н.э., см.[56], стр.126), неподалеку от которого до сих пор добывают железную руду. Родство названия Дивриги (Tebriki) со словами «тибарены» и «Туваль» едва ли может вызвать сомнения.

Анатолийская страна Табал занимала часть территории, на которой во 2-ом тыс. до н.э. находилась могучая империя хеттов. Хеттские цари присоединили своему титулу имя Лабарна. Вариант –Табарна ([11], стр.20-21). В хеттских архивах слово «Табарна» встречается и в значении «повелитель» ([11], стр.20-21).

Параллель «Туваль - кузнец» и «Табарна - повелитель « весьма напоминает иранскую пару «кузнец - Каве» и «кави - царь».

Шумерское слово тибира, родственное словам Туваль, тибарены и табарна, означало «медник», а один из пяти городов, существовавших, по шумерскому преданию, еще до потопа, назывался Бад-Тибира, т.е. город медников ( [58],стр. 71).

У индо–ариев в «Ведах» имя бога кузнечного дела – Твастр -звучит как вариант тех же Туваль и тибира.

Подобно группе «Каин - Каве», слова Туваль, тибира и Твастр кажутся особо тесно связанными со славянскими языками, где есть группа «творец, творить, творение» и т.д. Было у славян, видимо,и соответствующие этническое название - «тверичи» или «тверь».

Следы древней металлургии в славянских языках и близких к ним балтийских языках (в литовском тоже есть глагол tverti) подтверждаются еще одним совпадением: шумерский термин для меди «urudu» напоминает слово «руда» ([33],стр.15).


Кузнецы — основатели городов


Первая русская летопись "Повесть временных лет" содержит ле¬генду об основании города Киева тремя братьями, которых звали Кий, Щек и Хорив. Согласно этой легенде, старший из братьев, Кий, дал городу своё имя. Высказывалось мнение, что наимено¬вания Кий и Киев грамматически связа¬ны с корнем "ков-куй", а значит, с кузне¬цами. Давно было замечено (см. [16]), что русская легенда о начале Киева напоминает древнюю армянскую легенду о трёх братьях, имена которых тоже отчасти сходны с именами из русской летописи: Куар, Мелтей и Хореан — основатели городов. И обе эти легенды имеют ряд совпадений с библейским сказанием о сыновьях Адама и Евы. У Адама и Евы было три сына - Каин, Эвель (Авель) и Шет (Сет). Набор имен похож как на тройку "Кий, Хорив, Щек", так и на "Куар, Мелтей. Хореан" Есть и другие совпадения. Единственное упоминание о деятельности Каина после убийства брата и изгнания — это то, что он основал город, видимо, первый на земле. "И построил он (Каин) город и назвал город по имени сына своего»(Бытие,4;17).

В Шумерском царском списке первые восемь царей, т.е. все цари, жившие до потопа, распределены по пяти городам. О городе первых двух царей разные варианты списка дают разные сведения. Из трёх основных копий, дошедших до нас, две утверждают, что первым городом был Эриду, а третья копия, по мнению наиболее авторитетного эксперта Т. Якобсена, первым городом называет город Куара. Он же приводит аргументы в пользу того, что вариантами произношения для Kyapa были также Кувара и Кубара. "Куара —Кувара" определённо кажется словом, связанным с грамматическим корнем "ков — куй", ассоциируемым с кузнецами. "Куара" весьма похоже на "Куар" — армянский вариант для имени "Кий — Каин.

Следующие три царя правили в городе Бад-Тибира, название которого означает “город медников", говоря иначе,"город кузнецов" [58]. Связь наименований городов с кузнецами подтверждается и названием четвёртого города - Сиппар (шумерское произношение "Зимбир"), что по-шумерски означало "бронза" ([9], стр. 54).

Получается, что из пяти первых городов, упомянутых шумерской традицией, безусловно связаны с кузнецами именно Бад-Тибира и Сиппар), а третий - с большой долей вероятности (это зависит от того, какую версию считать оригинальной: "Куара" или "Эриду").

Очевидно, сходство географических названий Шумерского списка с названием из библейских, славянских и армянских сказаний отражает общую эпическую традицию, свидетельствующую о том, что самые древние города были основаны "первыми кузнецами". Ученые установили, что упоминаемые в Шумерском списке города реально существовали (как Киев). Следовательно, такие названия, как Бад-Тибира, Сиппар (Зимбир) и, возможно, Куара (Кувара), показывают, что, по крайней мере, некоторые из самых важных и древних городов Шумера действительно были основаны родами кузнецов. Предположить, что эти самые города с этими самыми именами существовали до пото¬па, невозможно: как сумели бы люди, поселившиеся в разрушенной потопом стране, правильно восстановить назва¬ния погибших городов?

Ассирийские хроники II тыс. до н.э. упоминают город Каина в Западном Иране (см. [56], стр. 52). В Восточном Иране недалеко от города Фирдоус (бывший Тус), переименованного так в честь великого поэта, воспевшего Каве и "истинных царей-кеев", есть Кайен¬ские горы с главным городом Кайен.


Треугольник дальних связей


Археологией установлено, что на¬селение Анатолии и Месопотамии III тыс. до н.э. широко пользовались изде¬лиями из оловянистой бронзы. Извест¬но, что олово доставляли сюда через Иран. Но до сих пор не найден ответ на вопрос, какими путями и откуда попа¬дало олово в Иран. Некоторые новейшие исследователи, опираясь на строки из Страбона ([79]), т. 3, стр. 126) пола¬гают, что места добычи олова находи¬лись в Восточном Иране или Афгани¬стане, но пока не найдено материаль¬ных подтверждений такой точки зрения. Однако в географии и археологии Ира¬на сохранились следы активности древних кланов кузнецов. О городах Каина, Кина, Кайен и названии Кайен¬ские горы уже говорилось. Прикаспий¬ская часть Ирана, где в III тыс. до н.э. процветали металлургия и ювелирное искусство, называется Табаристан, то есть "страна Табар", что ассоциируется с Туваль — Тибира. В ней, согласно Страбону, жил народ "тапиры" [79]. Э. Херцфельд ([56], стр. 248) указывает, что письменные памятники Ассирии первой половины I тыс. до н.э. называ¬ют не только Табал из Восточной Ана¬толии, но и другой Табал, расположен¬ный на северо-западе Ирана, где-то рядом с Табаристаном.

В первой части мы уже рассказы¬вали о луристанских бронзах и метал¬лургах Луристана. Луристан — часть древнего Ирана, неподалёку от Шумера и Элама. Расцвет луристанской метал¬лургии приходится на первую половину I тыс. до н.э. и, согласно Гиршману [45], связан с ирано-арийской экспансией. В последние десятилетия археологам удалось доказать [82], что блестящая металлургическая традиция Луристана намного древнее I тыс. до н.э. и что активные металлурги-кочевники жили там, по крайней мере, с начала III тыс. до н.э. Важно отметить, что их металлургическая культура в III тыс. до н.э. была почти неотделима от Шумера.

В луристанских бронзах I тыс. до н.э. есть много сходного с изделиями кавказских мастеров этого же времени [80]. Соответствующую культуру Кавказа называют "кобанской" по имени осетинской деревни Кобан, возле которой в прошлом веке нашли богатые эахоронения, содержащие множество замечательных изделий из бронзы и железа. Постепенно выяснилось, что эта куль-тура представлена в довольно широком ареале к северу и югу от Кавказских гор. Установлено, что в этом географическом районе (северо-западная Грузия и западная половина Северного Кавказа), как и в Луристане, развитая металлургическая традиция намного древнее I тыс. до н.э. и начинается, видимо, с середины IV тыс. до н.э. Именно этим временем датируется сейчас начало Майкопской культуры на Северном Кавказе [1]. Об этой культуре наиболее ярко свидетельствует Большой майкопский курган: по богатству находок его сравнивают с царскими гробницами Анатолии (Аласа-Худжук) и Шумера (Киш и Ур). Однако Большой майкопский курган на 500-700 лет старше этих гробниц [1].

Обратим внимание на то, что само название деревни Кобан кажется вариантом уже известных нам Коваль-Каин, то есть относящихся к корню "ков-кую". Слово Кобан сходно по звучанию и с именем кельтского бога кузнечного дела.

Со словом Кобан созвучно название реки Кубань, в бассейне которой размещалась Майкопская культура ранней фазы, и название целой области Кабарда, расположенной в том же районе. География северо-западного Кавказа сохранила реку и местность с названием Теберда. Кабарда и Теберда вместе напоминают Каве — Каин и Тибира - Тувал, объединившихся в сдвоенном имени первого библейского кузнеца Туваль - Каина. Отметим, что Теберда и Кобан расположены возле главных горных перевалов, через которые с давних времён шли пути из Закавказья на Северный Кавказ.

Если на карте соединить прямыми линиями Восточную Анатолию, Луристан и западный Кавказ, то получится треугольник, стороны которого совпадают с древними торговыми путями, связывавшими эти районы. Путь из Анатолии в Луристан оказывается "Царской дорогой персов", описанной Геродотом [55]. Торговый путь из Ирана на Кавказ упомянут Страбоном [79] и упоминается всякий раз, когда говорится об активности скифских племён. Очень древний путь из Луристана к Закавказью прослежен археологически, в частности, в [25].

Наличие этого пути объясняет сходство стилей луристанских и кобанских бронз первой половины I тыс. до н.э. Обе традиции рассматриваются как естественные предтечи "звериного" (зооморфного) стиля", разнесённого скифами в середине I тыс. до н.э. по огромным пространствам Евразийской степи от Дуная до Монголии.

Связь восточной Анатолии с за¬падным Кавказом скорее всего осуще¬ствлялась через морские пути восточ¬ного Черноморья. Это подтверждается многими археологическими свидетель¬ствами, касающимися металлургии обоих районов в эпоху от конца IV тыс. до н.э. до I тыс. до н.э. Уместно напом¬нить, что античное название Грузии — Иберия. Иосиф Флавий (I в. н.э.) ут¬верждал, что эта Кавказская Иберия (а другая Иберия была в Испании) соот¬ветствует этносу Туваль. Древней сто¬лицей Кавказской Иберии был город Мцхета. название которого напоминает этническое название мосхи, связывае¬мое с древним Закавказьем ([79], т. 2, стр. 225). Мосхи же немедленно ассо¬циируются с народом "Мосхи — Мешех — Мушки", которые, как мы знаем, упо¬минались в парах "мосхи — тибарены" и "Мешех — Туваль". (Об армянском происхождении этих народов см. в сноске выше – ред.).

Мцхета находится рядом с другим важным городом — нынешней столицей Грузии Тбилиси. Пара названий Тбили¬си — Мцхета похожа на Туваль — Ме¬шех и на Тибарены — Мосхи. Это двой¬ное совпадение, конечно, может быть и случайным, но все же свидетельство Иосифа Флавия примечательно, как и корреляция с Триалетской культурой — удивительным очагом металлургии и ювелирного дела, существовавшим в этом районе ещё с шумерских времён.






оставить комментарий
страница1/3
Дата04.03.2012
Размер0,77 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх