Учебно методический комплекс по истории древнего мира для факультета башкирской филологии icon

Учебно методический комплекс по истории древнего мира для факультета башкирской филологии


4 чел. помогло.

Смотрите также:
Учебно методический комплекс по историографии всемирной истории для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран европы и америки для факультета...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Ческий комплекс по истории средних веков для факультета башкирской филологии дневного отделения...
Учебно методический комплекс по археологии для факультета башкирской филологии Составители: к и...
Учебно методический комплекс по археологии для факультета башкирской филологии Составители: к и...



страницы: 1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   58
вернуться в начало
скачать

^ Ранние государства Месопотамии: Середина III тысячелетия до н.э. была отмечена энергичным заселением Двуречья скотоводческими семитскими племенами, и до того в немалом количестве проникавшими в Шумер. Их поселения на севере стали активно заимствовать достижения шумерской цивилизации, сближаясь с ней по уровню развития (впрочем, аналогичный процесс шел, видимо, и в соседнем с Шумером Эламе, расположенном к востоку от него). Представителем и выразителем активной наступательной политики семитских племен стал в конце XXIV в. Саргон (Саргон Древний, или Аккадский). По преданию, он был незаконнорожденным младенцем, выловленным в корзине в реке и воспитанным чужими людьми. Поступив на службу к правителю Киша, Саргон быстро Выдвинулся, а после гибели Киша выкроил себе собственное государство и стал успешно воевать с соседями. Затем Саргон провозгласил себя лугалем выстроенного им на севере Шумера нового города Аккада.

Вступив в длительную войну с Лугальзагеси, Саргон успешно довел ее до конца, объединил под своей властью Шумер и Аккад и стал правителем большого государства, состоявшего из многих десятков региональных подразделений, бывших городов-государств. В успехах Саргона большую роль сыграла созданная им армия: едва ли не впервые в истории в руках именно этого завоевателя оказалась крупная боевая Вила профессиональных воинов (5400 человек), каждый из которых за свою службу получал надел и жил за счет дохода от него. Неудивительно, что после создания единого государства Саргон сумел подчинить ребе соседний Элам и совершил ряд успешных походов на север и северо-запад.

Возникновение крупного централизованного государства привело к концентрации в руках его правителя всей полноты власти. Храмы с их жрецами, хозяйством и обслуживающим персоналом, равно как и возникавшие параллельно с ними и во многом на основе той же модели царские хозяйства, за счет которых выделялись наделы воинам и иным служащим, были основой экономического могущества центра. Рента-диалог с общинников, дань с покоренных соседей и повинности населения были основой нормального функционирования структуры в целом. При этом усиление роли государственного хозяйства и приток дани извне объективно способствовали росту престижного потребления верхов, следствием чего стал заметный процесс приватизации. Вначале он выявлялся на уровне верхов и реализовывался в форме индивидуального накопления имущества — как в результате войн, так и в ходе обменных операций тамкаров. Важную роль играл при этом приток пленных иноплеменников, превращаемых в рабов, чей труд использовался практически почти бесплатно.

Государство Саргона просуществовало недолго. Уже при его сыновьях и внуке Нарамсине, успешно продолжавших его политику, стали заметны признаки упадка: региональный сепаратизм и недовольство покоренных давали себя знать, все чаще приходилось подавлять восстания. Нарамсин (Нарам-Суэн) принял ряд мер, укреплявших администрацию центра; он велел даже официально именовать себя богом, а прежних наследственных энси заменил назначаемыми чиновниками. Но уже при его сыне пришедшее в упадок Аккадское государство пало под натиском появившихся с территории Ирана племен кутиев (гутеев), которые стали управлять завоеванной ими Месопотамией с помощью назначавшихся ими из числа прежних региональных правителей-энси наместников. В руках некоторых из них оказалась немалая власть. Так, заметно выделялся среди других энси Гудеа в Лагаше, откупавшийся от кутиев данью и сосредоточивший в своих руках власть почти над всей Южной Месопотамией. Правление Гудеа отличалось, в частности, размахом ирригационного и храмового строительства и значительным развитием торговых связей с различными районами Ближнего Востока, вплоть до Индии.

На рубеже XXII—XXI вв. до н. э. власть кутиев пала, и во главе нового «царства Шумера и Аккада» стали представители очередной, третьей, династии Ура. Вновь вступило в полосу расцвета царско-храмовое хозяйство, была проведена работа по унификации мер и весов, что в немалой степени способствовало ускорению процесса приватизации. Все большее количество людей оказывалось вне общины, и вынуждено было продавать свой труд в качестве батраков-наемников либо обрабатывать чужие наделы (воинов, храмовых служащих, иных должностных лиц, включая и правителей) на правах аренды. В качестве всеобщего эквивалента начали использовать серебро, весовая мера которого — сикль (ок. 8 г) — стала единицей денежного измерения. Развивались товарно-денежные отношения, сфера распространения которых уже не ограничивалась престижным потреблением верхов, но все заметней затрагивала ремесло, даже недра крестьянской общины.

Главы общинно-клановых групп («домашних общин»), распоряжавшиеся коллективным имуществом группы, подчас уже включавшей в себя не только ближайших родственников, но также и чужаков, рабов-слуг, получили возможность приобретать товары, накапливать и реализовывать продукты труда домочадцев. В общине стало все более заметным имущественное расслоение, деление на богатых и бедных, что вело к экономическому противостоянию: неимущие нуждались в кредите, имущие становились ростовщиками. Не имея возможности вернуть долг, бедняки всеми правдами и неправдами (продажа земли официально не была разрешена) стремились отдать вместо него землю, которую богатые с удовольствием брали. В общине появлялись безземельные. Часть их уходила в сферу царско-храмового хозяйства, другие при нужде продавали себя в кабалу — появлялось долговое рабство.

Все эти процессы, активно проявившие себя в годы правления третьей династии Ура, вызвали сильное и вполне оправданное беспокойство централизованной администрации, которая достаточно хорошо осознавала, что их дальнейшее развитие может привести к разложению общины, уменьшению налогоплательщиков, росту численности нищих и бедных и тяжелым грузом ляжет на казну. Поэтому, начиная с наиболее ранних установлений, дошедших до нас как раз от эпохи третьей династии Ура (законы Ур-Намму, законы из Эшнунны), администрация озабочена тем, чтобы ограничить богатеющего собственника, не дать ему в обиду разорившихся, строго определить цену наемного труда, размер ростовщического процента, условия содержания частного раба и т.п. И хотя законы при этом охраняли право собственности на имущество, включая и рабов, они же отстаивали право обиженного либо пострадавшего на соответствующую материальную компенсацию. В целом же нельзя не заметить, что главное содержание правовой нормы сводилось к поддержанию статуса основного населения. Пусть раб из числа иноплеменников был лишен многих прав и подчас наказывался по весьма строгой норме (хотя и ему не воспрещалось иметь семью и даже имущество), это не должно было относиться к рабам-должникам из числа соплеменников. Их нельзя было продавать за пределы страны, и они чаще всего приравнивались по положению к младшим членам семьи.

^ Правители третьей династии Ура, начиная с сына основателя династии Ур-Намму, Шульги, официально именовали себя богами, причем их реальный статус действительно был близок к положению обожествленного монарха. Власть правителя была в высокой степени централизована; региональные подразделения, бывшие протогосударства (города-государства), управлялись назначаемыми из центра наместниками, которые по традиции именовались энси. Подобно Саргону и Саргонидам, правители Ура имели хорошо организованную профессиональную армию, причем часть ее составляли наемники из числа воинственных кочевников-амореев. Наряду с армией возникли уже и иные элементы принуждения, в частности суд, для нужд которого и был разработан судебник Ур-Намму. Необходимо подчеркнуть, что приток пленных и разорение общинников вследствие процесса приватизации были одной из важных причин расцвета царско-храмового хозяйства в его невиданной прежде форме псевдолатифундий, обрабатывавшихся организованными в рабочие отряды зависимыми землевлальцами, гурушами («молодцами») и нгеме (гим; рабынями). Это не только способствовало укреплению позиций централизованной администрации, но и вызвало к жизни море должностной отчетности: примерно половина всех дошедших до нас клинописных табличек (около 100 тыс.) касается государственного хозяйства третьей династии Ура. Можно считать, что «царство Шумера и Аккада» конца III тысячелетия до н.э. было своего рода апогеем торжества структуры, порожденной абсолютным господством власти-собственности и централизованной редистрибуции. Едва ли не большая часть населения страны, оказавшаяся в силу разных причин выбитой из привычной жизни сельских общин, заняла место тружеников-поденщиков в гигантской системе царско-храмовых псевдолатифундий, где труд и быт были устроены по нормам казарменного коммунизма. Абсолютное господство такой структуры на этом, впрочем, и кончилось, ибо рядом с государственной возникла иная форма хозяйства, основанная на частной собственности, появление и упрочение которой знаменовали серьезную трансформацию экономики общества. Кризис государственного хозяйства (коммунистической казармы) и укрепление частного сектора в Двуречье вызвали постепенное ослабление централизованной власти, усугублению которого способствовали нашествие воинственных пастухов-амореев, а затем также и эламитов. Третья династия Ура на этом прекратила свое существование.


^ Древняя Вавилония: Вызванный серьезными экономическими процессами, прежде всего приватизацией, социальный кризис сопровождался заметным ослаблением политической власти и децентрализацией, под знаком которой прошли два века. Это было время ожесточенной борьбы соперничавших друг с другом государств и. династий различного происхождения — аморейских, эламитских и собственно месопотамских, среди которых на рубеже XIX — XVIII вв. до н.э. стала выделяться Вавилония. Новый центр Двуречья Вавилон, со временем превратившийся в величайший город мира, стал возвышаться с начала правления шестого представителя вавилонской династии, Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.). За долгие годы успешного правления Хаммурапи сумел поочередно разгромить соседей-соперников, объединив под своей властью всю Месопотамию.

Заново на развалинах далекого прошлого правитель Вавилонии создал могущественное и процветающее централизованное государство. И хотя оно просуществовало не слишком долго и уже при преемниках Хаммурапи появилась тенденция к некоторому упадку, следствием чего были вторжения эламитов, а затем и завоевавших Вавилонию в XVI в. до н. э. касситов, именно Вавилонию царя Хаммурапи можно считать первым в Западной Азии развитым государством в полном смысле этого слова. Речь идет не о централизованной эффективной администрации на большой территории — это было в Двуречье со времен Саргона Аккадского. Суть в ином: вавилонское государство уже представляло собой ту сложную структуру, которая в дальнейшем была характерна (в многочисленных вариантах) для всех достаточно развитых обществ традиционного Востока, да и не только Востока.

В государстве Хаммурапи свойственные ранним структурам клановые и родственные связи уже были заметно оттеснены связями административно-территориальными, а вассально-иерархическая пирамида власти превратилась в централизованный бюрократический аппарат, эффективно действовавший через своих чиновников. Соответственно укрепился и институционализировался влиятельный и достаточно многочисленный слой специалистов-профессионалов, занятых в сфере управления и примыкающих к ней сферах обслуживания, — администраторы, воины, ремесленники, торговцы, слуги и др. Возник и весьма многочисленный слой неполноправных выходцев из числа пленников или потомков разорившихся полноправных общинников. И хотя между первым и вторым отмеченными здесь слоями была существенная разница в социальном положении, имущественном цензе и образе жизни (эта разница отражалась в документах, терминологии — неполноправные работники обозначались особым сводным термином мушкенум), общим между ними было то, что все они считались и именовались царскими людьми, т.е. людьми, непосредственно занятыми в системе администрации или причастными к ней, обслуживавшими ее. Именно в этом плане все царские люди обоих слоев-категорий противопоставлялись остальному населению, т.е. земледельцам-общинникам, права и статус которых были объектом внимания и заботы со стороны правящих верхов.

Государство Хаммурапи обладало монополией силы, твердо опираясь на фиксированный закон и связанные с ним формы принуждения. Выдвижение на передний план кодифицированного законодательства с достаточно строгой системой наказаний было связано с тем, что развитие частнособственнических отношений, товарно-денежных связей и особенно ростовщичества с его внушительными про центами (20 — 30 % годовых) вело к быстрому разорению общинников и обогащению за их счет частных собственников.

Как известно, частное предпринимательство обладает само по себе огромными потенциями; его внутренняя сила — если ей не поставить (преград—способна за короткий срок кардинально изменить облик (общественных отношений, всю структуру общества, как то было наглядно продемонстрировано несколько позже античной Грецией. В Вавилонии Хаммурапи потенции частного сектора уже давали о себе знать с достаточной очевидностью. На фоне этих возможностей централизованной администрации стало ясно, что прежние псевдолатифундистские методы хозяйства на царско-храмовых землях экономически неэффективны, что они изжили себя. На смену этим (методам пришла практика раздачи царско-храмовых земель (они, по некоторым подсчетам, составляли до 30 — 40 % пашни) в виде должностных наделов царским людям первой категории — это была форма их жалованья — и в виде неотчуждаемых обязательных наделов царским людям второй категории, выплачивавшим за пользование этим наделом долю урожая в казну. При этом наделы царских людей первой категории, как и наделы родовитых сановников и жрецов, включая и самого правителя, обычно обрабатывались примерно на тех же началах обязательной аренды, что и остальные земли храмов (обязательные наделы), хотя в этом случае в качестве арендаторов могли выступать как зависимые царские люди второй категории, так и полноправные общинники.

Особо следует сказать о полноправных общинниках. Этот слой в Месопотамии всегда преобладал. И хотя не всегда общинники были в одинаковом правовом и социально-экономическом положении, важно подчеркнуть, что различия обычно касались потенциальных возможностей, но не реального их статуса, как раз определявшего место этого слоя в обществе. В частности, применительно к Вавилонии Хаммурапи необходимо заметить, что хотя формально процесс приватизации охватывал все земли и всех людей, кроме царско-храмовых земель и связанных с ними царских людей, фактически ситуация была много сложнее. Не следует представлять дело таким образом, что коль скоро товарно-денежные отношения вторглись в недра крестьянской общины, она была тем самым уже заведомо обречена на быстрое превращение в коллектив частных собственников, строящий свои взаимоотношения на основах товарного хозяйства и рыночных связей, что не могло бы не привести к быстрому разложению общины.

В отличие от античности на Востоке не было условий для такого развития. Напротив, были мощные силы, действовавшие в ином направлении. Централизованная власть, которая здесь была нормой, диктовала свои условия развития. Применительно к общинной деревне это означало, что государство принимало энергичные меры для предотвращения деструктивного процесса гибели традиционной общины. Вот почему, хотя некоторое количество беднейших общинников, несмотря на все ухищрения противодействовавших этому властей, все-таки разорялось и продавало свои земли соседям, этот процесс обычно ограничивался лишь небольшой частью общины и был к тому же обратимым. В результате подавляющее большинство общинников, пусть с трудом сводя концы с концами, продолжало вести свое по преимуществу натуральное хозяйство, и это было нормой, переходящей из поколения в поколение. Отсюда и результат: сфера действия нового частнособственнического сектора в пределах социально-экономической структуры в целом была не столь значительна, чтобы поколебать) и тем более преобразовать по своему образу и подобию всю структуру.

Не сумев этого добиться, частнособственнический сектор достаточно гармонично и непротиворечиво вписался в издавна существовавшую систему отношений, приведя ее к некоторой модификации. Суть модификации сводилась к тому, что государство, опираясь на древнюю основу — неотчуждаемые коллективные общинные и царско-храмовые земли, — допускало существование частнособственнического сектора в виде включенного в товарооборот небольшого клина земель, наемного труда, частной аренды, ростовщичества, долгового рабства и вообще системы товарно-денежных отношений. Все это было необхо­димо для нормального функционирования большого развитого социального организма. Но при всем том государство достаточно жестко ограничивало и контролировало реальные возможности, сферу влияния и вообще потенции частного сектора.


* * *

Подводя итоги, обратим еще раз внимание на динамику исторического развития ранних очагов урбанистической цивилизации в ее шумеро-вавилонском варианте. Сначала возникает группа соседних и параллельно развивающихся шумерских протогосударств с весьма характерной для них храмовой формой администрации. Административно-политическая структура такого типа благоприятна для формирования стабильно и эффективно функционирующего механизмы редистрибуции: параллельно с налогами от общин казна приобретает и закрепляет за собой храмовые земли и все доходы от них. Увеличение количества храмовых и, позже, царско-храмовых земель в рамках укрупненных государств Саргона или правителей третьей династии Ура создает условия для упрочения сильной централизованной власти, причем этому же способствуют процесс приватизации и появление в рамках социума немалого количества безземельных вчерашних общинников, вынужденных арендовать храмовые и царские земли. Обилие неполноправных арендаторов на царско-храмовых землях времен третьей династии Ура привело к возникновению здесь системы псевдолатифундий с массовым использованием лишенных собственности и находившихся под жестким контролем администрации невольников, статусе и образе жизни которых свидетельствуют массовые документы хозяйственной отчетности, создающие впечатляющую картину коммунистической казармы.

Неэффективность казарменного коммунизма в форме труда подневольных на псевдолатифундиях выявилась достаточно быстро, так что в Вавилонии времен Хаммурапи от этой формы хозяйства отказались, раздав царско-храмовые земли служащим в качестве платы, кормления, и всем остальным, включая неполноправных мушкенумов, в виде аренды. Общинники, сохранившие земли, по-прежнему платили налоги в казну. Возникшие частные собственники тоже их платили, но статус частнособственнических земель выгодно отличался от статуса земель общинных тем, что их можно было продать беспрепятственно, — обстоятельство, которым порой не брезговали и правители, покупавшие в собственное пользование те или иные поля из частнособственнического клина земель.

Шумеры и вавилоняне были первыми, кто шел по пути становления государственности, так что их вариант политогенеза и развития форм хозяйства и форм собственности заслуживает особого внимания. Он во многих отношениях был эталонным для тех, кто шел вслед за ними, хотя, разумеется, существовали и иные варианты, о которых речь пойдет ниже. Но прежде чем закончить изложение материалов и выводов, касающихся этого варианта, стоит хотя бы вкратце упомянуть о том вкладе, который внесли жители древнего Двуречья в мировую культуру.

Это, во-первых, шумерское иероглифическое письмо, достаточно быстро трансформировавшееся в массовой документации царско-храмовых хозяйств в упрощенную клинопись, что впоследствии сыграло решающую роль в возникновении алфавитной системы. Во-вторых, это постоянно развивавшаяся усилиями жрецов система календарного счисления, тесно связанного с астрономическими наблюдениями, а также элементарная математика. Тот алфавит, те сведения о календаре и звездном небе с его знаками зодиака, та десятеричная система счета, которыми мы пользуемся и сегодня, восходят именно к древнему Двуречью. Религиозные представления с множеством богов и храмов в их честь, интереснейшие мифы с описанием жизни, приключений и похождений богов и героев, наиболее знаменитым среди которых) считался Гильгамеш, развитое изобразительное искусство, особенно каменные рельефы и барельефы, культура архивного дела, первые в истории географические карты и путеводители — вот далеко не полный перечень того, что осталось в памяти потомков и внесло свой вклад в развитие мировой культуры.


^ Возникновение государства в Эламе: Благоприятные природные условия способствовали раннему переходу племен, населявших территорию Западного Ирана, к земледелию и скотоводству. Так, на западе, в горных районах Курдистана, первые поселки общин, начавших заниматься этими новыми видами хозяйства, относятся еще к VIII—VI тысячелетиям до н. э. В VI—V тысячелетиях до н. э. племена оседлых земледельцев и скотоводов широко расселяются по территории Иранского плато, минуя лишь пустыни. Наличие месторождений медной руды способствовало раннему развитию металлургии, и уже в VI тысячелетии до н. э. из меди стали изготовлять проколки, булавки, бусы и другие украшения. Раннеземледельческие общины делали разнообразную глиняную посуду, нарядно украшенную геометрической росписью и рисунками животных: козлов, барсов, быков, птиц, собак, змей.

Постепенно по уровню развития все более выдвигаются племена, обитавшие на юго-западе страны в плодородных долинах Каруна и Керхи. Там уже в начале IV тысячелетия до н. э. развивается поливное земледелие, появляются крупные населенные пункты, окруженные глинобитными стенами. В середине IV тысячелетия до н. э. отмечается значительный прогресс ремесел: керамика изготовляется с помощью гончарного круга, распространяются литые металлические топоры и булавы с навершием в виде животных цилиндрические печати. На некоторых из них изображены крупные храмовые постройки, что свидетельствует о существовании монументальной архитектуры. Идет и социальное расслоение, обособляется общинная знать во главе с вождями-правителями. Погребения правителей в специальных гробницах в сопровождении запряженной быками повозки и насильственно умерщвленного возницы напоминают обряд захоронения в царских гробницах Ура в Месопотамии. В результате равнинная часть Юго-Западного Ирана, носящая название Сузиана, постепенно превращается в настоящую житницу страны, где выращивали обильные урожаи ячменя, полбы и фруктов. На печатях, которые датируются примерно 3000 годом до н. э., встречаются изображения плуга. В это же время установились прочные торговые связи с Месопотамией. Вавилоняне и ассирийцы называли Юго-Западный Иран Эламту («горная страна»). Это название сохраняется и в современной науке.

К началу III тысячелетия до н.э. в Эламе возникли раннегосударственные объединения. Столицей одного из этих объединений стали Сузы, крупный город в долине Кармм и Керхи, на месте скрещивания важнейших торговых путей, соединявший Элам с Месопотамией, а также с Северным и Восточным Ираном. Кроме Суз существовали также небольшие государства (Аван, Лишан, Симаш и др.), из которых наибольшее значение имел Аншан. Позднее все эти области были включены в единое государство, столица которого находилась в Сузах, а в отдельные периоды — в Аншане.

Эламская цивилизация оказывала значительное влияние на племена других областей Ирана, развивавшихся в условиях первобытнообщинного строя. Так, таблички с эламской рисуночной письменностью были найдены в Центральном (Сиалк) и в Юго-восточном (Яхья-тепе) Иране. Возможно, эти находки отражают стремление эламитов утвердиться на торговых путях, по которым в это время в Переднюю Азию доставлялись различные товары, в том числе лазурит. Во второй половине III тысячелетия до н. э. на севере и востоке Ирана отмечается интенсивная социальная дифференциация, выделение ремесел и формирование крупных центров городского типа (Шахри-Сохте и др.).


^ Элам во второй половине III тысячелетия — первой половине II тысячелетия до н. э.: История Элама на всем своем протяжении была тесно связана с историей Двуречья. В XXIV—XXII вв. до н. э. он находился в прямой политической зависимости от Аккадского царства. В этот период большинство документов и надписей в Эламе составлялись на аккадском языке, эламские цари ставили в Сузах статуи аккадского царя Маништушу, посвятив их местным богам. Около 2230 г. до н. э. эламский правитель заключил договор с аккадским царем Нарам-Суэном. В нем эламит, в частности, заявляет: «Враг Нарам-Суэна — мой враг, друг Нарам-Суэна — мой друг». В начале ХХII в. до н. э. весь Элам стал единым и независимым государством. Но вскоре в страну вторглись племена кутиев, обитавших в горных районах Загроса, и подчинили ее себе. При царях III династии Ура (конец XXII — начало XX в. до н. э.) Элам снова попал в зависимость от Двуречья, но уже в конце XXI в. до н. э. добился самостоятельности и даже на время подчинил себе Ур. В конце XVIII в. до н. э. эламиты вновь вторглись в Месопотамию и на целое столетие «наложили руки на святилища Аккада и превратили Аккад в прах».

В III—II тысячелетиях до н. э. выработалась характерная для эламитов система государственной организации. Наряду с верховным правителем всей страны, который носил шумерский титул суккалмах («великий посланец») и пребывал в Сузах, государством управлял его заместитель — обычно младший брат царя, который назывался суккалом («посланец») Элама и Симашки и имел резиденцию в Симашки (на востоке Элама), а после смерти верховного правителя занимал престол в Сузах. На третьей ступени государственной иерархии стоял наместник или царь города Сузы, который становился суккалом Элама и Симашки в случае смерти последнего, а на его должность выбиралось новое лицо.

Более мелкими областями управляли «отцы» (адда), подчинявшиеся верховной власти суккалмаха. После смерти кого-либо из них власть переходила к племянникам по материнской линии, т. е. к сыновьям сестры. Для царских семей Элама были характерны браки с сестрами и левират, согласно которому после смерти царя его брат и преемник женился на вдове умершего и тем самым получал право на престол.

Браки с сестрами, левират и управление государством тремя лицами — характерные черты эламского общества, отражающие архаические элементы общественной жизни, пережитки родоплеменного строя.


^ Возвышение и гибель Эламского царства: В конце XIV в. до н. э. Элам был завоеван касситской Вавилонией. Однако около 1180 г. до н. э. эламский царь Шутрук-Наххунте I изгнал вавилонское войско с территории Элама и, совершив победоносный поход в Вавилонию, разграбил города Сиппар, Киш, Опис, увез в Сузы богатую добычу, в том числе стелу с законами Хаммурапи.

Около 1150 г. до н. э. эламиты совершили новый поход против Вавилонии и подчинили себе страну. Это было время расцвета эламского могущества, и в самом Иране власть эламских царей простиралась от Персидского залива на юге приблизительно до области современного города Хамадан на севере. Однако вскоре эламская гегемония была подорвана. В 1115 г. до н. э. в битве при Дере (крепость на границе Ассирии с Эламом) вавилонское войско во главе с Навуходоносором I нанесло эламитам сокрушительное поражение; после которого Элам на три столетия исчезает с исторической арены.

В VIII в. до н. э., когда Вавилония боролась за независимость от Ассирии, Элам стал союзником вавилонян и оказался втянутым в бесконечные войны с ассирийцами. Сначала военная удача была на стороне Элама и его союзников. В 720 г. до н. э. эламиты в кровопролитной битве при Дере нанесли поражение ассирийцам. Однако в развернувшейся затем войне Ассирия одержала победу над своими противниками.

В 692 г. до н. э., когда вавилоняне вновь подняли восстание против Ассирии, Элам, верный своей традиционной политике, решил оказать помощь восставшим, объединив вокруг себя все племена Загроса, включая персов. В местности Халуле на Тигре эламиты вступили в схватку с ассирийцами, нанесли им жестокие потери, но и сами оказались настолько ослабленными, что не в состоянии были перенести войну на территорию противника.

Лишь в период царствования в Ассирии Асархаддона (681-669 гг. до н. э.) между Ассирией и Эламом установились кратковременные мирные отношения. Однако в 652 г. до н. э., когда царь Вавилонии Шамаш-шумукин поднял восстание против Ассирии, эламиты активно поддержали его. После разгрома Вавилона ассирийский царь Ашшурбанапал сосредоточил все силы против Элама. Войны с ним окончились около 639 г. до н. э. полным поражением Элама и захватом Суз ассирийцами.

Около 595 г. до н. э. вавилонскому царю Навуходоносору II удалось подчинить эламитов своей власти, затем они оказались под властью мидийских царей, возможно, около 549 г. до н. э. были покорены персами. После этого Элам навсегда лишился своей независимости.


^ Эламское общество: В III тысячелетии до н. э. в Эламе преобладали сельские общины, куда входили все свободные люди независимо от их родственных уз, коллективно владевшие землей и совместно обрабатывавшие ее. Общины управлялись старейшинами, выбранными собранием того или иного города или деревни.

С начала II тысячелетия до н. э. в Эламе интенсивно развиваются частные хозяйства с использованием рабского труда. Складывание рабовладельческих отношений приводило к имущественной дифференциации, распаду сельских общин и разорению свободных общинников, которые лишались земли и орудий производства. Земля стала сосредоточиваться в руках отдельных экономически сильных семей, что привело к возникновению частной земельной собственности.

На смену сельским общинам к концу II тысячелетия до н. э. пришли большесемейные общины, члены которых были связаны родственными узами. Эти общины коллективно владели землей, сообща обрабатывали ее и затем делили доходы между своими членами. С течением времени в них могли объединиться и люди, не являвшиеся родственниками. Для этого надо было заключить договор о «братстве» и передать свою землю в распоряжение общины. Позднее такие договоры стали применять для увеличения рабочей силы за счет малоземельных свободных людей, которые, вступив в общину, теряли свою собственность и обрабатывали землю, получая за это часть урожая. Постепенно в домашних общинах началось выделение богатых и бедных. Малоимущим приходилось прибегать к ссуде зерном или деньгами, отдавая в залог свои дома или сады, и многие из этих бедняков оказывались в долговом рабстве. Постепенно имущественная дифференциация привела к разложению большесемейной общины, распаду коллектива как единой хозяйственной ячейки, к разделу общинного имущества и даже к аренде и продаже земли. Тяжелые условия аренды всегда были выгодны землевладельцам и нередко разоряли арендаторов.

Наряду с общинными, а позднее и частновладельческими хозяйствами в Эламе имелись также царские и храмовые хозяйства. Например, в I тысячелетии до н. э. в Сузах и других городах существовали царские ремесленные мастерские, в которых работали военнопленные, обращенные в рабов, и зависимые от царя ремесленники из местного населения. Храмы были собственниками крупных земельных владений, а также занимались торговыми и ростовщическими операциями, отдавая в долг под проценты деньги, зерно и т. д. Часть храмовых земель сдавалась в аренду, остальная обрабатывалась храмовыми рабами и общинниками. Последние могли убирать урожай со своих полей только после того, как заканчивали работу на храмовой земле.

Вначале эламиты совершали деловые сделки (заем денег, аренда земли, продажа домов и т. д.) без записи, но с начала II тысячелетия до н. э. под влиянием вавилонян они стали их письменно фиксировать. На судебных заседаниях кроме судей присутствовали представители наместника области и городских жителей. Цари с помощью жрецов внушали народу, что они являются заместителями богов на земле и выполняют волю последних. В эламских источниках упоминаются и законы Хаммурапи, которые в течение нескольких веков действовали и в Эламе. Для эламского права были характерны жестокие наказания преступников. Например, за ложную клятву отрезали руки и язык или топили в реке. Нередко нарушителя контракта приговаривали к смертной казни.

Постепенно в системе государственного управления произошли большие изменения. Характерная для Элама система управления с помощью суккалов к XV в. до н. э. Перестала существовать. Начиная с XIII в. до н. э. царский престол стали передавать по наследству от царя к его старшему сыну, т. е. по отцовской линии. Шло формирование централизованной монархии.

В Эламе в отличие от Вавилонии и многих других стран Древнего Востока женшина занимала высокое социальное и экономическое положение. Например, около 1800 г. до н. э. один из эламских царей назначил свою мать наместницей Суз, так как у него, по-видимому, не было сыновей. Женщина могла выступать в суде как свидетель, истица и ответчица. Дочери получали одинаковую с сыновьями долю наследства.


^ Культура Элама: Около 3000 г. до н. э. эламиты создали пиктографическое (рисуночное) письмо, которое отличается от шумерского, возникшего несколько ранее. Возможно, наличие письма у шумеров дало толчок появлению эламского письма, однако последнее является самостоятельным видом, который принято называть протоэламским. Он употреблялся около 400 лет, имел примерно 150 основных знаков, передававших целые понятия и слова. Пока эламское пиктографическое письмо остается нерасшифрованным.

Во второй половине III тысячелетия до н. э. появилось эламское линейное слоговое письмо. Оно имело около 80 знаков, и им можно было записать не только элементарные хозяйственные, но также политические и религиозные тексты. Однако линейное письмо и большинстве областей Элама недолго находилось в употреблении, и основные тексты, зафиксированные им, относятся к XXIII в. до н. э. Вскоре оно было заменено шумеро-аккадской клинописью. В первой половине II тысячелетия до н. э. для составления хозяйственных и частноправовых текстов эламиты обычно пользовались аккадским языком. Но со второй половины II тысячелетия до н. э. появляется значительное количество клинописных текстов на эламском языке. Клинописью, заимствованной из Месопотамии, эламиты пользовались до V в. до н. э., после чего они перешли на арамейское письмо.

Господствующее место в идеологической жизни эламитов занимала религия. Религиозным центром страны были Сузы. Во главе эламского пантеона стояла Пинекир («Великая богиня»), которую считали матерью богов. Ее культ свидетельствует о сохранении значительных матриархальных пережитков в жизни эламского общества. Большую роль играл и культ Иншушинака - покровителя Суз и бога подземного мира. Бог солнца и справедливости Наххунте считался создателем дня. В упомянутом договоре между эламским царем Хитой и аккадским царем Нарам-Суэном приводятся имена 37 эламских божеств. Большое значение имел не только общегосударственный пантеон, но и местные боги, покровители городов и областей. Судя по изображениям на печатях, культовые действия совершали нагие жрецы. В сценах религиозных церемоний участвовали музыканты, которые, по-видимому, были также жрецами. Во главе многочисленного жречества стоял верховный жрец, имевший большое влияние при дворе и сопровождавший царя в походах.

Еще в IV тысячелетии до н. э. на территории Элама сложилось оригинальное искусство. Эламская керамика этого периода украшена изящными геометрическими узорами и стилизованными изображениями птиц, животных и людей. На каменных сосудах также с большой выразительностью воспроизведены различные виды животных. Искусство III тысячелетия представлено изображениями грифонов, крылатых львов и демонов, а также сцен бытового характера (охоты, ремесленных работ, учета урожая), сохранившимися на печатях того времени.

Во второй половине III—II тысячелетии до н. э. большое влияние на эламское искусство оказало шумерское и вавилонское изобразительное искусство. Статуи этого периода изготовлены в традициях круглой скульптуры Месопотамии, хотя и отличаются некоторым примитивизмом шедевр эламского искусства — бронзовая статуя царицы Напирасу.

Значительного подъема эламское искусство достигло в XIII—XII вв. до н. э. с усилением политической роли страны. Образцом эламской монументальной архитектуры этого времени является зиккурат, построенный в городе Дур-Унташ недалеко от Суз в XIII в. до н. э. У входа в зиккурат стояли изображения львов, быков, грифонов, статуи богов и царей, изваянные из золота и серебра. Зиккурат имел 4 этажа, общая высота которых составляла 42 м. Длина сторон нижнего этажа равнялась 105 м. На сооружение зиккурата были израсходованы миллионы кирпичей и сотни тысяч каменных глыб.

Хотя после захвата персами Элам лишился своей независимости, его культурные достижения оказали большое влияние на материальную и духовную культуру древних персов.


^ Касситское царство: Еще касситский вождь Гандаш, вторгшийся около 1742 г. до н.э. в Вавилонию, называл себя «царем четырех стран света, царем Шумера и Аккада, царем Вавилонии». Тогда этот титул не соответствовал реальности. Но позднее, в XVI в. до н.э., племена, занимающиеся скотоводством и примитивным земледелием, действительно подчинили себе территории, находящиеся на значительно более высоком уровне развития.

Безусловно, касситское господство, продолжавшееся до 1204 г. до н.э., не приносит с собой значительного прогресса в экономической и культурной жизни Междуречья. Касситский Вавилон теряет свое былое могущество и играет все меньшую роль в борьбе за лидерство, идущей теперь между Египтом, Митанни и Хеттским царством. Из источников становится очевидным, что Вавилония преклонялась перед Египетской державой. Египетские правители не отвечали взаимностью, относясь к своему некогда могущественному соседу с явным пренебрежением.

Касситским царям, желавшим породниться с египетскими фараонами, отказывали, ссылаясь на то, что египетских царевен не выдают замуж за пределы страны. В этом отношении весьма красноречива история с вавилонским царем Бурна-Буриашем (1404 — 1379 гг. до н.э.). Потеряв надежду, что фараон отдаст ему в жены свою дочь, он для поддержания собственного авторитета был согласен вступить в брак с какой-нибудь другой женщиной, которую можно было представить египетской царевной. Египетский фараон с безразличием отнесся даже к такой просьбе и никого не прислал. Во второй половине XV в. до н.э. отношения между Египтом и Вавилоном наладились, государства обменивались послами и дарами, активно развивали торговлю.

Экономический упадок, имевший место в XVII — XVI вв. до н.э. к началу XV в. сменился определенным оживлением хозяйственной жизни. Уже с середины Касситского царства можно говорить об определенном прогрессе ремесла, который в первую очередь проявился в сфере изготовления вооружения. Пешие воины получили более надежную защиту, сделанные из бронзы шлемы и чешуйчатые панцири, и более эффективные средства нападения — неплохие луки, и, не исключено, короткие бронзовые мечи. Но самым значительным достижением стало, конечно, улучшение технических характеристик переднеазиатской колесницы. В войске создаются конноколесничные отряды, возможно, появляется конница. Известно, что касситы занимались коневодством еще до покорения Вавилона. В средневавилонское время лошади наряду с мулами и ослами начинают регулярно использоваться при транспортировке грузов. Интересен факт, что касситская Вавилония в качестве подарков посылала в Хеттское царство при царе Хаттусили III племенных жеребцов для улучшения местной породы лошадей. В ответ приходило золото, которое использовалось для украшения храмов.

Золото, наряду с серебром, стало использоваться в качестве денег. Но, несмотря на это, денежное обращение в целом сократилось, возросла роль натурального обмена, уплата производилась хлебом, скотом и т.п. Хотя, как мы помним, еще во времена расцвета Вавилонского царства серебро достаточно регулярно использовалось для платежей.

К положительным моментам касситского времени можно отнести применение в сельском хозяйстве плуга-сеялки и создание в стране сети дорог, значительно улучшившей сообщение.


^ Падение Касситской династии: Падение III Вавилонской династии, т.е. касситской, было обусловлено многими политическими переменами. На территорию ослабленного Вавилона совершают опустошительные набеги два мощных противника: царство Ассирия, возникшее в землях Апппура, и усиливающийся Элам.

Ассирия была давним противником касситского Вавилона. Начиная с XV в. до н.э. III Вавилонская династия испытывала притеснения этого северного соседа, угрожавшего торговым путям Вавилонии и интересам союзных хеттов. В конце XIII в. до н.э. ассирийский царь Тукультининурта, разгромив вавилонское войско, овладел столицей, разрушил ее стены и перевез в Ашшур наиболее почитаемую статую бога Мардука. Позже вавилонскому царю Ададшумуцуру удалось временно подчинить своему влиянию Ассирию. Ассирийский царь Ашшурдан I (1179 — 1133 гг. до н.э.) практически безнаказанно овладел рядом пограничных вавилонских городов у Нижнего Заба.

Одновременно с активизацией ассирийских парей, Элам совершает множество успешных походов на территорию Двуречья. Указанные обстоятельства способствовали падению касситской династии в Вавилонии.

Однако в конце II тысячелетия до н.э., с приходом к власти так называемой IV Вавилонской династии, Вавилония переживает период временного подъема. В правление царя II династии Исина Навуходоносора I, приходящееся примерно на 1124 — 1103 гг. до н.э. (по другим сведениям, на 1146 — 1123 гг. до н.э.), Вавилонское царство занимало значительные территории: от устья Тигра и Евфрата на юге до ассирийских земель на севере, ему принадлежала также почти вся долина реки Диялы и ее притоков.

Следует сделать несколько замечаний об экономической жизни Вавилона этого периода. Как и во времена господства касситов, государство по-прежнему оставалось рабовладельческим, причем в одних руках могло сосредотачиваться значительное количество рабов. Известно, что при купле-продаже уменьшалась роль денег, расчеты в основном производились натуральными продуктами. Крупнейшими земельными наделами продолжают владеть храмы, которые в определенной степени были независимыми от царской власти. Хозяевами своих земель фактически становятся отдельные землевладельцы, добившиеся права не платить налоги и не выполнять другие повинности. Земли в качестве подарков продолжали переходить в руки знати. Определенной зависимостью от власти царя обладали большие города, такие как Вавилон и Ниппур. Эти крупные центры, опираясь на собственные вооруженные формирования, могли даже производить аресты (скорее всего, своих граждан) на территории всего государства. С другой стороны, известен факт, что царские чиновники не обладали полномочиями взять под стражу преступника в горных районах, принадлежащих касситскому военачальнику Лак-ти-Шиху, получившему дарственную грамоту от Навуходоносора I.

Эта грамота, принадлежавшая родовому вождю, перешедшему на сторону Вавилона и командовавшему колесницами в сражении на Эвлее (самая большая эламская река, у вавилонян она называется Улай, у греков — Эвлей) против Элама, содержит в себе весьма ценную информацию, касающуюся налогообложения и повинностей времен IV Вавилонской династии. Из документов следует, что население Вавилонии облагалось натуральным налогом в виде продуктов земледелия и скота. Взимались не только царские налоги, но и налоги для областного наместника, на содержание войска, а также дорожная и мостовая повинности. Другие документы свидетельствуют о существовании особой повинности, связанной с поддержанием работоспособности оросительных каналов.

Во внешнеполитической деятельности Навуходоносор I наносит сильнейшее поражение Эламу, в результате чего еще недавно переживавшее период расцвета государство надолго потеряет какое-либо значение в политической жизни региона.


^ Вавилония в X-VII вв. до н.э. В Х — VII вв. до н.э., как известно, Вавилония являлась богатой и, кроме того, населенной страной. По-прежнему, важнейшим по своей значимости торговым и ремесленным центром Передней Азии оставался Вавилон.

Город Вавилон теперь привлекал внимание правящих классов других государств, которые имели на него свои захватнические устремления. Надо сказать, что не во все времена Вавилону удавалось сохранять даже свою политическую независимость. Борьба Вавилона с Ассирией была наиболее упорной. Ранее упоминалось, что Ассирийская держава включила в свой состав Вавилон с 732 г. до н.э., какое-то время его царями были ассирийские цари.

Даже то, что Вавилония сохраняла относительную самостоятельность, в отличие от других подчиненных ассирийцам стран, не могло обеспечить ей уверенного положения, так как постоянно велась борьба вавилонян за полную независимость. Случаи, когда ассирийские цари восстанавливали силой свою власть над непокорными вавилонянами, были не единичными.

После падения Ассирийской державы Вавилонское царство, которое получило название в науке Нововавилонское или Халдейское, ровно так же, как и Мидия, становится наиболее могущественной державой Передней Азии. Вавилон под властью Халдейской династии вновь достигает экономического и культурного расцвета.

Основателем Нововавилонского царства был Набопаласар, возможно, потомок Мардукаллаиддина, который был наиболее известен из халдейских вождей. Известно, что во времена правления Ашшурбанапала халдейская знать, сросшаяся со знатью вавилонской, была лояльно настроена по отношению к Ассирийскому государству. Как стало известно из источников, написанных греческими авторами, сам Набопаласар первоначально находился на ассирийской службе в качестве полководца, может быть, наместником юга Вавилонии или номинальным царем Вавилона, после смерти ставленника Ашшурбанапала — Кандалану. В 626 г. до н.э. он возглавил мощное восстание против ассирийцев. В скором времени после этого Вавилония стала, очевидно, независимой от Ассирии. В 604 г. царевич Навуходоносор одержал решающую победу под Каркемишем над остатками ассирийских войск и их египетскими союзниками. В том же году Набопаласар умер, и Навуходоносор вступил на престол.


^ Передняя Азия после падения Ассирийской державы: В это время на Ближнем Востоке сложилась благоприятная обстановка для проведения Нововавилонским царством завоевательной политики. Навуходоносор II, возможно, сразу захватил Сирию, где уже довольно продолжительное время не существовало даже полусамостоятельных царств.

Иудея и Финикия заняли выжидательную позицию. В руках Киаксара, царя Мидии, находилась вся северная и северо-восточная часть территории бывшей Ассирийской державы. К этому времени Киаксар подчинил себе также царства Мана, Урарту, Скифское царство, которое располагалось на территории современного Азербайджана.

В Малой Азии оставалось два крупных независимых царства: в западной части — Лидия и в юго-восточной — Киликия.

Для Вавилона наиболее безопасной была Мидия, так как союз, который заключил с нею Набопаласар, да еще и закрепленный узами брака между Навуходоносором и дочерью мидийского царя, давал на это гарантии.

После окончательного падения Ассирийской державы наступил момент, когда Вавилония и Мидия стремились поделить ее наследство. Возможно, что граница прошла от Исского залива (в северо-восточном углу Средиземного моря, между Малой Азией и Финикией) через Месопотамию, оставляя Харран и бывшую коренную территорию Ассирии за мидянами. Не вполне ясно, за кем остался Элам, но есть предположение, что он отошел к Мидии.

Таким образом, Навуходоносор II получил приблизительно половину территории бывшей Ассирийской державы. Однако ему еще предстояло закрепить за Вавилонией доставшиеся ассирийские земли. Навуходоносор (пока Вавилония и Мидия находились в дружественных отношениях) стремился установить свое господство в Сирии, Финикии и Палестине. Еще одну немаловажную цель ставил перед собой честолюбивый правитель Навуходоносор: необходимо было обезвредить другого опасного для Вавилонии соперника — Египет. Ведь Тир и Иудея уже начали ориентироваться на Египет, а возможно, того же добивались и мелкие государства Заиорданья.


^ Захватнические войны Навуходоносора II: Иерусалим был впервые занят Навуходоносором в 597 г. до н.э. В Иудее он посадил своего ставленника Седекию. Завоеватель пощадил город и довольствовался уводом в плен части населения и сменой царя.

Обеспечив свои тылы союзом с Мидией, Лидией и Киликией, Навуходоносор мог в отличие от ассирийских царей большую часть боевых сил направить против Египта. Египетские фараоны проявляли в этой борьбе большое дипломатическое умение и, не полагаясь на одни военные меры, восстанавливали против Вавилона мелкие государства, в особенности Иудейское царство и Тир. В Иудее сильна была проегипетская группировка, к которой особенно тяготела придворная знать, и она оказывала сильное давление на последних иудейских царей.

Против правящей группировки, тяготеющей к Египту, выступил пророк Иеремия. В своих пламенных речах он требовал отказа от борьбы с Вавилоном, считая ее безнадежной и ведущей к гибели. За эти выступления он неоднократно подвергался гонениям. Один раз иудейские вельможи даже бросили его в старый, полувысохший колодезь, и он, погрузившись в грязь и тину, чуть не задохнулся.

Несмотря на все протесты, увещевания и мрачные предсказания Иеремии, Иудейское царство прочно примкнуло к Египту, и Навуходоносору пришлось вести с ним длительную борьбу.

В 590 г. до н.э. египетский фараон Псамметих II, а вскоре после него новый фараон Априй предприняли попытку вновь захватить Финикию и Палестину. Очевидно, царь Тира поддержал Априя, которому удалось захватить Сидон. Иудейский царь Седекия перешел на сторону Априя. Вслед за иудейским царем его примеру последовали другие царьки Палестины и Заиорданья (Эдома, Моава и Аммона). Все они, по всей видимости, были сориентированы на последствия, которые принесет назревавший конфликт между Мидией и Вавилонией.

В Вавилонии во всю шла подготовка к конфликту с Мидией. В это время Навуходоносор II воздвиг оборонительную Мидийскую стену поперек равнины Двуречья, выше Сиппара. В Вавилонской столице в 590-х годах сооружались всевозможные мощные оборонительные конструкции и укрепления.

Что касается Мидии, то до 590 г. она, очевидно, все внимание уделяла ликвидации Урартского и Скифского царств, после чего оказалась вовлеченной в длительную войну с Лидией в Малой Азии. Таким образом, ожидание Сирией и Палестиной конфликта между Вавилонией и Мидией оказалось напрасным.

В 587 г. до н.э. Навуходоносор вновь вторгся в Сирию, вследствие чего Априю пришлось отступить. Так Иудея осталась предоставлена самой себе.

Седекия после некоторых колебаний под давлением проегипетски настроенной знати, не слушая увещеваний Иеремии, возобновил борьбу с Вавилоном. Сознавая опасность своего положения и желая несколько смягчить внутренние противоречия, он распорядился отпустить на волю долговых рабов, но эта реформа не имела успеха. При первой же возможности иудейские рабовладельцы нарушили свои клятвы и стали вновь закабалять освобожденных рабов, невзирая на гневные речи Иеремии, угрожавшего им божьей карой.

Между тем Навуходоносор вновь подступил к стенам Иерусалима, и после длительной осады, продолжавшейся полтора года, вавилонские воины пробили городские стены. В 586 г. до н.э. Иерусалим был взят, разрушен и разграблен.

Царь Седекия пытался спастись бегством, но попал в плен и был ослеплен. Его сыновья были перебиты.

По ассирийскому обычаю значительная часть населения Иудеи, которую составляли в первую очередь знать и ремесленники, в ком чрезвычайно нуждался Навуходоносор, была переселена в Вавилонию. Оставшимся жителям были розданы земли переселенных. Навуходоносор надеялся тем самым завоевать расположения для вавилонской власти в Палестине.

Еще некоторое время продолжалось сопротивление в Палестине. Так, к примеру, был убит вавилонский наместник иудей Гедалия. Однако вскоре сопротивление было окончательно сломлено. На египетскую территорию выселились последние воины с женами и детьми, где потом они расселились в качестве военных колонистов, и страна на полстолетия опустела.

Труднее, чем с Иудеей, оказалась для Навуходоносора II борьба с Финикией. На Средиземном море действовал египетский флот, поддерживая противников Вавилона, не имевшего собственных морских сил. Особенно сильное сопротивление оказывал город Тир, основная часть которого была недоступной для вавилонян. Длительная осада этого города-острова не привела к каким бы то ни было решительным результатам. В конце концов, в 574 г. до н.э. дело окончилось компромиссом: царь Тира Итобаал III признал верховенство Навуходоносора. По всей вероятности, тирские цари даже находились при вавилонском дворе. Фактически Тиром были сохранены самоуправление и полная свобода действий за пределами вавилонских владений. Что касается заи-орданских царств, то они признали власть Навуходоносора и за счет Иудеи расширили свои владения. Таким образом Навуходоносор удержал за собой Сирию и Палестину, вытеснив оттуда египтян.

Однако столкновения с Египтом на этом же исчерпали себя. В 569 г. до н.э. в Египте началась борьба за престол. Воспользовавшись некоторым замешательством, которое в то время преобладало в стране, вавилоняне решили вторгнуться в пределы Египта. Такой поход (или один из них) состоялся в 567 г. до н.э. Судя по скудным намекам источников, он не имел прочных последствий. С другой стороны, и египетские фараоны вынуждены были отступиться от своих неосуществимых претензий на восстановление былого господства в Палестине и Финикии.

Если Вавилонии и не удалось удержать в своих руках египетскую территорию, то ей удалось все же предотвратить египетское вторжение в Палестину. В это время, как нам известно, с Мидией военных столкновений не произошло. При заключении мира между Мидией и Лидией в 585 г. до н.э. Вавилония вместе с Киликией выступала посредником.

За время правления мидийского царя Астиага (585-550 гг. до н.э.) на границе Мидии с Вавилонией и Лидией, скорее всего, господствовал мир, однако есть некоторые предположения, которые дают право думать, что отношения с Вавилонией становились все более напряженными.


^ Обострение внутриполитического положения: Позиция жречества стала очевидна после смерти царя Навуходоносора II в 562 г. до н.э. Имя этого царя было впоследствии связано с множеством различных легенд. Что касается жречества, то оно не намерено было терпеть на вавилонском престоле сколько-нибудь значительную личность.

Как известно, только благодаря тому, что старый полководец полностью отвечал интересам жречества и полностью подчинил свою политику их желаниям, он оставался у власти, несмотря на все свои заслуги перед рабовладельческим Вавилоном. Жречество находилось к тому моменту в прямой взаимосвязи с другими кругами рабовладельцев — купцов и ростовщиков.

На самом деле, политика Навуходоносора в полной мере являлась осуществлением интересов этой группы рабовладельцев. В войнах она была заинтересована лишь настолько, чтобы сохранить уже существующее рабовладельческое государство. Эта группа рабовладельцев поддерживала при любых обстоятельствах требования, которые обеспечивали бы ей максимум привилегий для жречества и ростовщиков, а войску, напротив, не предоставлять никаких привилегий. Предполагалось всячески способствовать наиболее жестокой эксплуатации уже захваченных территорий.

Во время дворцового переворота был убит сын Навуходоносора Авельмардук. На престоле его сменил Нериглиссар (Нергалшаррусур, 559 - 555 гг. до н.э.), зять Навуходоносора, полководец, представитель группы военачальников, которая получила большое влияние в период войн Набопаласара и Навуходоносора.

Надо отметить, что самостоятельной значительной силой эта группа к тому времени не успела, да и не смогла стать.

После смерти Нериглиссара жречество позаботилось о том, чтобы сын Нериглиссара Лабашимардук немедленно был низложен. О нем его преемник с презрением заявлял, что он «не умел править».

Престол занял Набонид (Набунаид, 555 - 538 гг. до н.э.), который, очевидно, являлся ставленником узкой жреческой группировки.

В Сирии и Палестине начались волнения, которые повлекли за собой военные действия, продолжавшиеся с 554 по 553 гг. Этим и ознаменовалось царствование Набонида.

После этого в 553 г. были получены сообщения о начавшейся войне между персидским царем Киром II и Астиагом, царем Мидии.

После смерти Навуходоносора союз с Мидией был нарушен и потому, естественно, Набонид к тому времени был во враждебных отношениях с Мидией. На северо-западе Месопотамии возникли распри из-за пограничного города Харрана. Набонид намеревался занять свою родину — Харран, которая была расположена на территории, подвластной Мидии. Целью его захвата была перестройка находящегося там храма бога Сина.

Действия Набонида напрямую были связаны с его попытками распространить новое религиозное учение. Именно по этой причине вавилонское жречество, несмотря на значительную строительную деятельность Набонида в Сиппаре, Уре и других городах Вавилонии, не могло целиком поддержать царя.

Царствование Набонида, который оказался последним монархом Нововавилонского царства, было наполнено смутами и восстаниями. Набониду удалось завоевать оазис Тейму (в северной части Центральной Аравии). С 549 г. он перенес туда свою постоянную резиденцию.

Набонид не мог принимать участия в совершаемых ежегодно обрядах возведения на трон, которые проходили в храме Мардука. По этой причине, с точки зрения жречества, он не обладал правом на вавилонский престол. Результатом всего этого явилось переселение престарелого царя в Тейму.

Очевидно, это послужило разрывом Набонида со жречеством Вавилона. В столице же фактическим правителем остался сын Набонида — Валтасар (Белшаррусур).


^ Завоевание Вавилона персами: В 550 г. до н.э. персидский царь Кир II покорил Мидию. Падение Мидийской державы было встречено Набонидом с радостью, ибо давало ему возможность закрепиться в Харране. Но торжество его было преждевременным, так как Персия оказалась более опасным врагом, чем Мидия.

Если верить некоторым источникам, Вавилония, проводя подготовку к предстоящей войне, заключила союз с Египтом и Лидией (в Малой Азии). Несмотря на это, в 546 г. Кир покорил всю Малую Азию, включая Лидию, а его войска прошли вдоль вавилонской границы.

Очевидно, Набонид и Валтасар надеялись, что какое-то время им удастся отсидеться за мощными укреплениями, которые в свое время были сооружены Навуходоносором. К этому моменту, когда персы начали наступление в 538 г., цари Вавилонии уже не обладали никакой поддержкой в стране. Это и было определяющим.

Когда началась война Нововавилонского царства с Персией, положение Набонида осложнилось внутренними раздорами. Столичное жречество и торгово-ростовщическая верхушка рабовладельцев не видели пользы для себя от царствования данного царя. Росло недовольство религиозной политикой царя, провозгласившего главой пантеона вместо Мардука бога луны Сина, почитавшегося в родном городе Набонида Харране.

Вавилонские купцы, деловые операции и доходы которых страдали от военных действий, желали окончания тяжелой войны, хотя бы за счет подчинения Киру, надеясь развернуть свою деятельность в пределах обширной державы Персии.

Жречество и торгово-ростовщическая верхушка рабовладельцев не усматривали ничего плохого в том, что на вавилонский престол вступит Кир, как до него были вавилонскими царями, например, касситы и халдеи. Вавилонское войско, долгое время находилось в бездействии. Очевидно, это войско наполовину наемное, наполовину набранное насильно, не было достаточно подготовлено, а также не имело желания сражаться с армией, которая завоевала на протяжении многих лет две крупнейшие державы.

Судьба рабовладельческого вавилонского государства была безразличной широким народным массам, которые видели в его существовании для себя непосильные тяготы, разорительные повинности и непрестанные поборы.

Еще более горячо ждали прихода персов иудейские переселенцы, надеясь, что персидский царь освободит их из «вавилонского плена» и вернет на родину.

В 538 г. до н.э. персы и мидяне начали наступление вниз по долине реки Диялы. После сражения под Описом, у впадения этой реки в Тигр, персы без боя миновали Мидийскую стену Навуходоносора и заняли Сиппар.

До нас дошла легенда, которая рассказана в «Книге Даниила» в Библии о том, что Валтасар пировал во дворце, когда на стене появились буквы, начертанные огненной рукой. Эти буквы предвещали скорое падение Вавилона, которое произойдет в ту же ночь. В демократической поэзии XIX и XX вв. хорошо представлен образ Валтасара, пирующего во дворце, и не способного понять знаки, пророчащие его неминуемую гибель.

Вавилон был захвачен при следующих обстоятельствах. Набонид вернулся в Вавилон и вместе с Валтасаром заперся в цитадели. В то время, когда войска Кира находились под стенами Вавилона, ворота перед ними были открыты без боя. Сражение велось только во дворах дворца-цитадели. В такой обстановке Вавилон не могло спасти ни открытие шлюзов и затопление окрестностей, ни могучие стены. Персы проникли в город с помощью своих сторонников. Набонида захватили в плен и позже отправили в почетную ссылку в Карманию, на востоке Ирана. Валтасар был убит.

Очень примечательно было отношение персов к вавилонским святилищам. Они взяли под охрану вавилонские святилища, и культ отправлялся все время беспрепятственно. Кир II, спустя некоторое время, лично прибыл в Вавилон, где им была составлена надпись-манифест. В этой надписи-манифесте Киром была присвоена традиционная титулатура вавилонских царей. В ней же он порицал «безбожное» правление Набонида.

Известно, что перед осадой Набонид перевез в Вавилон статуи богов. С приходом Кира эти статуи были возвращены на их прежние места. Как и ожидали представители жречества, жившие в Вавилонии, персы оказали им всяческое покровительство.

Вавилонское царство после падения Вавилона формально просуществовало еще какое-то время. Цари персов одновременно продолжали именоваться «царями Вавилона» Вавилонской знати так и не удалось играть ведущую роль в Персидской державе.

Персами была наложена дань на Вавилонию. Эта дань около 500 г. до н.э. составляла 30 т серебра в год. Известно, что размер такой дани, уплачиваемой Египтом, был значительно меньшим: 20 т.

Незначительные изменения произошли в хозяйственной и внутренней политической жизни Вавилонии. Зато этнический состав населения приобрел более пеструю окраску: появились малоазийские, египетские и иранские воины и купцы. Также некоторое количество персов вошло в число вавилонских землевладельцев и рабовладельцев.

Простое население ожидало лишь ухудшение их участи, так как теперь они подвергались двойному гнету: собственно господствующего вавилонского класса и персидской деспотии.






Скачать 18,44 Mb.
оставить комментарий
страница23/58
Денисов И.В
Дата04.03.2012
Размер18,44 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   58
хорошо
  1
отлично
  5
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх