Учебно методический комплекс по истории древнего мира для факультета башкирской филологии icon

Учебно методический комплекс по истории древнего мира для факультета башкирской филологии


4 чел. помогло.

Смотрите также:
Учебно методический комплекс по историографии всемирной истории для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран европы и америки для факультета...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новейшей истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран азии и африки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской...
Ческий комплекс по истории средних веков для факультета башкирской филологии дневного отделения...
Учебно методический комплекс по археологии для факультета башкирской филологии Составители: к и...
Учебно методический комплекс по археологии для факультета башкирской филологии Составители: к и...



страницы: 1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   58
вернуться в начало
скачать
Тема №5. Разложение первобытного общества: эпоха классообразования

Подъем производства. Развитие производящего хозяйства и его аналогов. Открытие металлургии. Возникновение ремесел. Интенсификация обмена. Рост общественного продукта и превращение избыточного продукта в прибавочный. Неравномерность и разнообразие хозяйственного развития человечества в эпоху классообразования. Вызревание институтов классового общества. Становление частной собственности. Зарождение эксплуатации и общественных классов – классогенез. Складывание государства и права – политогенез. Вариантность и инвариантность в процессах вызревания институтов классового общества. Аристократический путь. Плутократический путь. Военный путь. Переворот в положении полов. Брак и семья. Общинная и родоплеменная организация. Духовная культура. Рост полезных знаний. Искусство. Религия. Выделение умственного труда. От «дописьменности» к письменности. Этническое и языковое состояние.


^ Подъем производства в эпоху разложения первобытного общества: Непосредственной предпосылкой процесса разложения первобытного общества и классообразования был рост регулярного избыточного продукта. Только на его основе мог возникнуть отчуждаемый при эксплуатации человека человеком прибавочный продукт. Рост регулярного избыточного и появление прибавочного продукта были обусловлены подъемом в различных областях производства. Особенно большую роль здесь сыграли дальнейшее развитие производящего хозяйства, возникновение металлургии и других видов ремесленной деятельности и интенсификация обмена.

Долгое время главный производственный фактор классообразования усматривали, а иногда и теперь усматривают в открытии и освоении полезных свойств металлов, в переходе от камня к металлу. Действительно, роль такого перехода трудно переоценить. Но как теперь стало ясно, в эпоху классообразования он произошел далеко не всюду. Универсальным, повсеместно действовавшим фактором было дальнейшее развитие хозяйства, в первую очередь производящего, а также и его высокоспециализированных присваивающих аналогов.


^ Развитие производящего хозяйства и его аналогов: Зарождение производящего хозяйства уже на стадии позднепервобытной общины сделало возможным его прогрессирующее развитие в эпоху классообразования. Сложились различные системы земледелия, комплексного земледельческо-скотоводческого хозяйства и скотоводства.

В земледелии развились такие формы, как обработка постоянных участков и перелог, возделывание неполивных (богарных) и поливных (ирригационных) земель, а также некоторые другие. Вопрос о их хозяйственных возможностях не может быть решен однозначно: многое зависело не только от природных условий, но и от уровня агротехники.

Так, одно дело примитивная обработка постоянных участков благодаря их особому плодородию и высокому уровню стояния почвенных вод и другое – благодаря внесению в такие участки удобрений. Одно – простейший перелог на основе подсечно-огневого земледелия и другое – на основе севооборота. Поэтому эволюцию первобытного земледелия чаще видят в переходе от ручных орудий к пахотным и соответственно от ручного (палочно-мотыжного) земледелия к пашенному, предполагающему использование тягловых животных. Как совершился этот переход – в точности неясно.

Развитие земледелия позволяло использовать часть выращенного продукта для прокорма скота и тем самым способствовало развитию скотоводства. Особенно это относится к пашенному земледелию, требовавшему тягловой силы и прямо стимулировавшему разведение пригодных для тягла животных. Важной причиной роста скотоводства в эпоху классообразования были также нужды обмена, о котором речь пойдет ниже.

Рост стад постепенно все больше опережал кормовые ресурсы земледельцев-скотоводов. По мере увеличения поголовья скота его владельцам приходилось все шире использовать подножный корм и там, где это было возможно, передвигаться в поисках пастбищ. Часть оседлых племен перешла к полукочевому земледельческо-скотоводческому (иногда земледельческо-рыболовческо-скотоводческому) хозяйству, в котором сезоны полевых работ чередовались с сезонами перекочевок. Нередко часть племени занималась преимущественно земледелием, другая часть – преимущественно скотоводством. В дальнейшем многие земледельческо- скотоводческие племена, обитавшие в особенно благоприятной для разведения животных природной среде, на границах степей, полупустынь и пустынь, стали ограничивать земледелие и переходить к кочевому скотоводству, т.е. круглогодичному содержанию скота на подножном корму с периодическими перекочевками с одних пастбищ на другие. В эпоху классообразования полукочевое и кочевое скотоводство широко распространилось в Западной, Средней и Центральной Азии, Северном Причерноморье, Волго-Уралье, Южной Сибири, Северной и Восточной Африке. Возникновение этих видов скотоводства явилось дальнейшим углублением и разветвлением первого крупного общественного разделения труда, возникшего в форме выделения племен с производящей экономикой из массы других первобытных племен.

Наряду с развитием производящего хозяйства в эпоху классообразования продолжалось развитие высокоспециализированного присваивающего хозяйства. Высокоспециализированное присваивающее хозяйство лежало в стороне от магистрального пути развития, так как ни одно из жившим им обществ не перешагнуло порога классообразования. Но оно сыграло свою роль в социально-экономических процессах эпохи, хотя бы уже потому, что стимулировало межплеменные обменные отношения и тем самым способствовало быстрейшему продвижению обществ с производящей экономикой.


^ Открытие металлургии и возникновение ремесел: Первым имеющим производственное применение металлом, ставшим известным человеку, была медь. Использование самородной меди путем ее холодной или горячей ковки, а позднее плавки медных руд началось уже в конце неолита и повело к возникновению энеолита. Как показывают сами данные термины, это было время, когда металл еще только пытался соревноваться с камнем и по большей части не очень успешно. Медь встречалась редко, стоила дорого, а по своим рабочим качествам не всегда превосходила камень. Но освоение нового вещества для изготовления орудий – металла в дальнейшем в огромной степени определило прогресс в развитии техники.

То же в значительной степени относится к пришедшей на смену меди бронзе – ее сплаву в различных пропорциях с оловом, иногда также свинцом, цинком, сурьмой и мышьяком. Бронзовые орудия по своим рабочим качествам превосходят медные: они тверже, острее, а литье их легче, потому что бронза плавится при более низкой температуре, чем медь. В то же время бронза была еще менее доступна, нежели медь, так как олово встречается в природе особенно редко, и также далеко не всегда превосходила по своим рабочим свойствам камень. Последний довольно широко применялся не только в медно-каменном веке – энеолите, но и в классическом бронзовом веке.

Положение изменилось только с освоением железа и наступлением раннего железного века. Железо – наиболее широко распространенный в природе металл, и в этом отношении оно несравненно доступнее меди и бронзы. Очень важно и то, что его рабочие качества намного выше и меди, и бронзы, и камня, который впервые был полностью вытеснен только в железном веке.

В разных областях ойкумены бронзовый и ранний железный век наступали в разное время. Освоение бронзы раньше всего, в V-IV тысячелетиях до н.э., началось на Ближнем Востоке вплоть до I тысячелетия до н.э. происходило в большинстве стран Азии, Европы и Северной Африки. Была известна бронза и в наиболее развитых областях Америки, но лишь с I тысячелетия н.э. Кричное железо впервые стало вырабатываться, по-видимому, в III тыс. до н.э. на юге Закавказья и на востоке Малой Азии, а ко II тысячелетию до н.э. относится немела находок железных предметов. Однако массовое изготовление железных орудий и тем самым возникновение раннего железного века происходит в I тысячелетии до н.э., когда он наступает почти повсеместно в Азии, Африке и Европе. Лишь в Америке, Океании и Австралии железо стало известно с появлением там европейцев.

Производственные достижения эпохи способствовали дальнейшему развитию домашних промыслов (т.е. производства изделий для собственных нужд) и возникновению ремесел (т.е. производства изделий для обмена и продажи). Первостепенное значение в этом отношении имела сама металлургия, стимулировавшая переход от домашнепромысловой к собственно ремесленной деятельности.

Из металла выделывали орудия труда, оружие, предметы домашнего обихода, украшения. Так, в частности, только с наступлением бронзового века появились меч и боевая колесница, широко распространились защитные доспехи, массовые находки которых сделаны даже в таких отдаленных частях ойкумены, как Южный Урал и Южная Сибирь. Железо еще более расширило ассортимент металлических изделий, а главное, способствовало развитию ремесла как особой сферы деятельности. Изготовление каменных и костяных орудий, плетение и ткачество, гончарство и даже литье бронзы – все это были процессы, доступные каждому члену общины, а металлургия железа требовала особых сооружений, сложных навыков, вообще, профессиональной специализации и квалификации. Этнографически установлено, что первобытные кузнецы повсюду составляли обособленный слой населения. Это позволяет считать, что кузнецы выделились из среды других общинников, а кузнечество стало первым профессиональным видом ремесла. В то же время степень их ремесленной специализации не надо переоценивать. Даже работая по заказу или на рынок, кузнецы со своими семьями долгое время продолжали также заниматься и производящим или присваивающим хозяйством. Окончательное отделение кузнечного ремесла от других видов хозяйственной деятельности происходило уже не только в раннеклассовых обществах, да и то не сразу и не везде.

Происходило становление также и других видов ремесленной деятельности. Развивались гончарство, чему особенно способствовали изобретение печей для обжига керамики и гончарного круга. Но ни керамические печи, ни гончарный круг не были обязательным условием становления раннего гончарного ремесла. Например, во многих районах Африки и Америки керамика производилась на рынок и без них.

Изобретение в эпоху бронзы ткацкого станка дало стимул развитию ткацкого ремесла. Постепенно ремесленный характер принимали и многие другие формы домашнепромысловой деятельности: обработка камня, кости и дерева, плетение и т.д. Повсеместно шло второе в истории человечества крупное общественное разделение труда – отделение ремесла от других занятий, и прежде всего важнейшего из них – земледелия.


^ Интенсификация обмена: Углубление первого и становление второго крупного общественного разделения труда сопровождалось развитием обмена. Обмен как обмен первобытных коллективов специфическими богатствами их природной среды, как мы уже знаем, существовал уже в эпоху раннепервобытной общины. Мы видели также, что в эпоху позднепервобытной общины получила значительное распространение другая форма обмена – дарообмен. Теперь, в ходе дифференциации хозяйственно-культурных типов и с дальнейшим развитием престижной экономики обе эти формы приобрели еще большее значение. Но, что еще важнее, наряду с ними стал возникать подлинно экономический обмен, при котором в отличие, например, от дарообмена, ценились не столько обменные связи, сколько сами получаемые путем обмена вещи.

Земледельцы, у которых не было или которым не хватало своего скота, стремились получить у скотоводов мясо, молочные продукты, шкуры, шерсть и особенно рабочий скот, необходимый как тягловое и транспортное средство. Скотоводы, в свою очередь, нуждались в земледельческих продуктах и, поскольку подвижный образ жизни препятствует многим видам ремесленной деятельности, в металлических, гончарных и других изделиях. Кроме того, и те и другие вели интенсивный обмен с носителями присваивающего хозяйства, снабжая их сельскохозяйственной продукцией и получая от них "дары" леса, моря и т.п. Развитие регулярного межобщинного обмена повело на этой стадии к дальнейшему упрочению связанных с ним общественных институтов. Таково в особенности гостепреимство, гарантировавшее чужакам, прибывавшим чаще всего с целями обмена, защиту их жизни и имущества. Таковы же отношения постоянного обменного партнерства, эволюционировавшие в одних случаях во взаимное приятельство типа кавказского куначества, в других – в такой вид искусственного родства, как побратимство.

С начавшимся выделением ремесла обмен получил еще большее развитие, а главное, стал регулярно вестись не только на границах общин, но и внутри них. Какая-то часть продукции производилась уже специально в обменных целях. То, что делалось не по заказу, не в рамках отношений партнерства и т.д., могло уже поступать на примитивные рынки, где в известные дни недели из окрестных селений сходилось подчас очень значительное число людей.

И престижный, и в особенности подлинно экономический обмен способствовали складыванию в обществе представлений об эквивалентности обмениваемых предметов, возникновению мерил стоимости и средств обмена. Ими становились самые различные предметы, представлявшие ценность из-за своей редкости, экзотичности или вложенного в них труда. Это могли быть ожерелья из собачьих, свиных, медвежьих, акульих зубов; связки красивых перьев, куски тканей, бусы и т.д.

Развитие обмена (хотя и не только оно одно) способствовало совершенствованию средств сообщения. Благоустраивались дороги и мосты, получали распространение колесные повозки и корабли на веслах и парусах. С середины II тысячелетия до н.э. в качестве упряжного животного стала применяться лошадь, а в следующем тысячелетии в пустынных районах Азии – одногорбый и двугорбый верблюды.

Рост обменных операций долгое время не требовал выделения специалистов в данной области – торговцев. Этими операциями занимались сами производители общественного продукта, и особенно вожди, для которых посредничество в обмене и накопление обменных эквивалентов было одним из важнейших средств повышения своего престижа. Но и появление профессиональных или полупрофессиональных торговцев, означавшее третье крупное общественное разделение труда, произошло в раннеклассовом обществе не сразу. Оно постепенно вызревало в эпоху классообразования, что, по-видимому, прослеживается археологически. Так, на известных в IV тысячелетии до н.э. во многих странах Передней Азии полых глиняных шарах с миниатюрными глиняными же изделиями внутри, употреблявшимися для фиксации количества и качества посланных товаров, обнаружены оттиски печатей как знаков собственности.


^ Рост общественного продукта и превращение избыточного продукта в прибавочный: В эпоху классообразования были созданы самые мощные за всю историю первобытности производительные силы. Они сделали возможным относительно далеко зашедшее общественное разделение труда, что, в свою очередь, стало решающим фактором дальнейшего повышения производительности трудовой деятельности. Специализация в земледелии, скотоводстве, различных видах высокоразвитого присваивающего хозяйства, ремесленных занятиях способствовала усовершенствованию орудий и навыков, увеличению количества и улучшению качества производимого продукта. В этом же направлении действовало дальнейшее развитие престижной экономики, требовавшей создания все новых и новых материальных благ для надобностей дарообмена, пышных пиршеств, щедрых раздач или даже церемониального уничтожения богатств.

Рост массы производимого продукта и обеспечение регулярности его получения создали условия для превращения избыточного продукта в прибавочный, т.е. такой, который производится одним человеком, а присваивается другим, порождая отношения эксплуатации.

Подъем производства в эпоху классообразования в различных областях ойкумены происходил в далеко не одинаковых формах. Развитие производящего или присваивающего хозяйства, наличие или отсутствие металлургии, характер этой последней, особенности других видов ремесленной деятельности и т.д. – все это принимало различные конкретно-исторические, локальные формы, отражавшие неравномерность исторического развития.


^ Неравномерность и разнообразие хозяйственного развития человечества в эпоху классообразования: Неравномерность исторического развития наметилась еще в палеолите, выразившись в разных формах внешней культуры и в разном характере специализированной охоты. Дальнейшим шагом на этом пути было возникновение земледелия и скотоводства, при котором человеческие коллективы во многих областях ойкумены продолжали оставаться охотниками, рыболовами и собирателями. Овладение металлом и особенно переход к эпохе железа еще более усилили этот процесс. Тот феномен, который отражает неравномерность исторического развития и с которым имеют дело археологи, а именно территориально приуроченные комплексы предметов материальной культуры, получившие наименование археологических культур, достиг значительного развития еще в неолите, но наивысший его расцвет падает как раз на рассматриваемое время. На наиболее изученной археологически территории Европы, например, выделены десятки таких культур, каждая из которых отличается специфическими чертами, начиная от какого-то своеобразия хозяйственной деятельности и кончая орнаментацией керамики. Общее представление о них дают археологические курсы.

Разделение на земледельцев и скотоводов имело экологически обусловленный характер: долины больших рек всегда были средоточием преимущественно земледельческих коллективов, горные местности и степи – преимущественно областями скотоводства. Однако зависимость человека от географической среды никогда не была абсолютной, тем более она не была абсолютной на этом уже достаточно высокоразвитом этапе истории первобытного общества. Развивалось высокогорное земледелие с террасовой организацией полей, земледельцы держали скот, используя его при стойловом содержании как тягловую силу и пользуясь параллельно продуктами животноводства.


^ Вызревание институтов классового общества. Становление частной собственности: Становление частной собственности было результатом двуединого процесса, обусловленного подъемом позднепервобытного производства:

Рост производительности труда и его специализация способствовали индивидуализации производства, что, в свою очередь, делало возможным появление прибавочного продукта, создававшегося одним человеком и присваивавшегося другим;

Те же возросшая производительность и специализация делали возможным производство продукта специально для обмена, создавали практику регулярного отчуждения продукта. Так возникали свободно отчуждаемая частная собственность, которая отличалась от коллективной или личной собственности эпохи родовой общины прежде всего тем, что открывала дорогу отношениям эксплуатации.

Первоначально частная собственность накапливалась в виде некоторых пищевых продуктов и ремесленных изделий, производственного инвентаря и оружия, а у народов, знавших скотоводство, - прежде всего скота. К сравнительно ранним видам частной собственности принадлежали и рабы. Но поскольку уже существовали обменные эквиваленты, естественно, что те, кто имел излишки, стремились накапливать их не только в натуральной форме реальных потребительных стоимостей, но и в превращенной форме сокровищ, общепринятых в данной местности эквивалентов, предметных денег. О зарождении и накоплении частной собственности свидетельствуют многочисленные данные археологии.

Становление частной собственности происходило в острых противоречиях между новыми и старыми порядками. Пробивавшимся к жизни частнособственническим началам приходилось преодолевать и еще многочисленные коллективистические формы производства, и еще прочную психологию общинно-родовой эгалитарности. Накопление отдельными семьями излишков не нужной им продукции как в натуральной форме, так и в превращенной форме сокровищ было противно самому духу первобытнообщинных отношений, и от более имущих требовали, чтобы они так или иначе делились с менее имущими. Свою роль здесь играли также престижно-экономические традиции, получившие новый толчок в порядках эпохи классообразования.

Разбогатевший человек, чтобы не лишиться авторитета и влияния, должен был устраивать пышные пиры, щедро одаривать родичей, соседей и гостей, помогать нуждавшимся и т.д. Скупой богач не только лишался авторитета, но и мог лишиться имущества, а то и жизни.

В сопротивлении коллективистских традиций тенденциям накопления движимой собственности выявляется общая закономерность: от требования не накопления или уничтожения к требованию раздачи.

Развитие частной собственности в эпоху классообразования отчасти тормозилось и другими порядками, в частности обычным сохранением коллективной собственности на землю, - это основное условие и всеобщее средство труда. В то время как движимое имущество, в том числе и орудия производства, уже становились частной собственностью отдельных семей, обрабатываемые земли, пастбища, сенокосы, охотничьи и рыболовные угодья по большей части оставались собственностью того или иного производственного коллектива.

Индивидуализация труда и развитие частнособственнических начал с неизбежностью должны были привести к появлению частной собственности и на землю. Но зарождалась она в еще более ожесточенной борьбе, чем частная собственность на движимое имущество, и поначалу становилась возможной только за пределами своей общины – на свободных (и завоеванных у других) землях.

У скотоводческих племен частнособственнические поземельные отношения никогда не складывались, еще долго оставаясь коллективной собственностью.


^ Зарождение эксплуатации классов. Классогенез: С появлением прибавочного продукта и частной собственности все более заметной становится общественная и имущественная дифференциация. В то время как у родоплеменной и общинной верхушки скапливались богатства, рядовые сородичи и общинники обладали лишь незначительными излишками, не обладали ими совсем или даже испытывали лишения. По разным причинам рядовые сородичи и общинники оказывались в неравных условиях: сказывались неодинаковая численность и половозрастной состав семей, личные качества работников и всевозможные случайности. Это неравенство усугублялось тем, что престижно-экономические отношения в прошлом в основном межобщинные, стали все шире проникать внутрь общины. Тем самым сюда стал проникать и принцип эквивалентности дачи и отдачи, вытеснявший прежний принцип безвозмездной взаимопомощи. Теперь за материальную помощь, полученную сородичем или однообщинником, ему приходилось расплачиваться – сперва в том же, а затем и в большем размере.

Нередко встает вопрос, какой вид расслоения – общественное или имущественное – предшествовал другому. Единодушного ответа на него нет. Большинство ученых считает, что оба они складывались одновременно.

Возникновение прибавочного продукта и частной собственности не только усиливало общественную и имущественную дифференциацию, но и порождало отношения эксплуатации. Среди ранних видов эксплуатации различают эксплуатацию внутриобщинную – кабальничество и зачатки феодализма и эксплуатацию межобщинную – военный грабеж, контрибуции и данничество. Промежуточное между ними положение занимало рабство, или рабовладение, - наиболее заметный и поэтому лучше всего изученный вид эксплуатации.

В первобытной, в особенности раннепервобытной, общине, не располагавшей регулярным избытком продукции, рабство, как и другие формы эксплуатации, было невозможно. Поэтому захваченных в межплеменных схватках боеспособных мужчин здесь обычно умервщляли, а женщин и детей адоптировали, делая их полноправными членами племени-победителя.

Появление регулярного избытка продукции сразу же сделало возможным использование труда военнопленных. Теперь их стали намного чаще адоптировать на правах младших членов семьи, делая тем самым первый шаг к учреждению рабства.

С ростом общественного производства расширялась сфера приложения рабского труда и открывались возможности для увеличения числа рабов. Их использовали уже не только для домашней работы, а, например, для рыболовства, пастьбы скота, обработки земли и т.д.

Возникновение рабовладения имело серьезные последствия и для свободных общинников. Пленные, как и другие формы военной добычи, становились собственностью прежде всего представителей верхушки рода и племени. Эксплуатируя рабов, они поднимали собственный престиж и увеличивали свои богатства, что усиливала процессы расслоения внутри общины. С развитием частной собственности это приводило к тому, что в руках знати оказывались большие и лучшие пастбища и промысловые угодья, земельные участки и т.д. Естественно, что одновременно происходило обеднение другой части членов общества, подчас совсем нищавших и лишавшихся возможности вести самостоятельное хозяйство, т.е. попадавших в зависимость от представителей разбогатевших семей и даже попадая в долговое рабство.

Способствуя общественному и имущественному расслоению, рабство оказывало свое влияние и на развитие внутриобщинных видов эксплуатации (отработка в хозяйстве взаимодавца, ростовщичество и особенно издольная аренда средств и орудий труда), хотя они могли складываться и совершенно независимо от рабства.

Простейшим видом межобщинной эксплуатации были военные грабежи, получившие в эпоху классообразования заметное распространение вместе с появлением и ростом богатств. Чтобы избежать грабежей, слабые общины и племена нередко соглашались платить своим более сильным соседям сначала единовременную контрибуцию, а затем и более или менее постоянную дань. Примеры чего хорошо известны из истории.

С углублением общественно-имущественного расслоения и ростом экплуатации в разлагавшемся первобытном обществе началась поляризация групп населения, различавшихся по своему месту в системе производства и роли в общественной организации труда, т.е. общественных классов. Появление общественных классов было тем рубежом, который отделял первобытнообщинную формацию от первой классовой, но их зарождение происходило уже в процессе распада первобытного общества. При этом в зависимости от экологии и конкретно-исторических условий признаки формирующихся классов могли быть более или менее выраженными.

Классовое расслоение было качественно иным, нежели предшествовавшее ему общественно-экономическое расслоение. Наряду со своими экономическими основаниями оно получало несравненно более полное социальное и идеологическое оформление. Так, уже на исходе эпохи классообразования свобода и рабство часто настолько противопоставлялись друг другу, что в принципе несравнимыми считались статусы не только свободного и раба, но и свободнорожденного и несвободнорожденного. Подобная же противоположность складывалась и в сфере самих свободных. Богатая и влиятельная верхушка обособлялась в наследственную знать, претендовавшую на неизменное главенство, особое почетное положение, благородство происхождения, специфические знаки отличия и другие привилегии. Беднота, радовые общинники противопоставлялись им как безродные, простолюдины, чернь. В ходе классообразования возникали и более сложные системы, генетически связанные с соподчинением старших и младших линий родства, привилегированных и непривилегированных профессиональных групп, завоеванных и завоевателей и т.п. Одни из таких систем после перехода к классовому обществу стирались, другие, как касты, сохранялись, но даже самые устойчивые из них, усложняя социальную дифференциацию, не препятствовали основному делению общества на богатую наследственную знать и более или менее зависимую от нее бедноту.


^ Складывание государства и права. Политогенез: Усложнение общественного производства требовало укрепления организационно-управленческой функции, т.е. функции власти. К тому же общественное и имущественное расслоение порождало противоречия и конфликты. Привилегии и богатства верхушечных слоев общества нуждались в охране от посягательств со стороны рабов, простолюдинов, бедняков. Традиционные родоплеменные органы власти, проникнутые духом первобытной демократии, были для этого непригодны. Они должны были уступить место новым формам сперва протестарной, а затем и политической организации.

Одной из таких форм были мужские, или тайные, союзы. По-видимому, тайные союзы выросли из мужских, но функции их настолько близки, что они могут рассматриваться как единый эволюционирующий институт. Мы знаем, что в позднепервобытных общинах имелись мужские дома, где устраивались собрания и проходила культовая жизнь мужчин рода. В эпоху классообразования они стали организационными центрами особых союзов, включавших как родственников, так и не родственников, в том числе членов разных общин.

Дифференциация деятельности и усложнение социально-протестарной жизни в эпоху классообразования повели к тому, что теперь в разных сферах жизни уже нередко имелись свои лидеры – руководители для мирного времени, военные предводители, жрецы, реже судьи. Такое разделеные было не обязательным, но достаточно частым.

Руководителей для мирного времени обычно обозначают как родоплеменную знать, или родоплеменную аристократию. Действительно, с монополизацией руководства общественным производством и перераспределением общественного продукта и носители родоплеменной власти, и сама их власть все больше отделялись от народа. Распоряжение общественным продуктом позволяло таким руководителям окружать себя ораторами, вестниками, советниками, личными стражами и палачами и т.д. Власть их была особенно велика тогда, когда они одновременно были военными и (или) религиозными лидерами. В первом случае в их руках оказывался такой аппарат прямого принуждения, как военные дружины, во втором – такое средство идеологического и психологического воздействия, как религия.

Военные предводители могли выходить из среды как родоплеменной знати, так и прославленных воинов-простолюдинов. С развитием в эпоху классообразования военной деятельности они нередко оттесняли на задний план или совсем вытесняли других лидеров. Удачливость позволяла военным предводителям обзавестись сильной, преданной им дружиной. Опираясь на такую дружины, предводитель имел возможность ломать старые традиции и навязывать соплеменникам свою волю. Родоплеменной знати, если она вообще сохраняла какие-то позиции в управлении, постоянно приходилось уступать место военному предводителю и его ближайшему окружению, но, будучи заинтересованной в крепкой власти и надежной защите, она не слишком решительно сопротивлялась новым тенденциям.

Реже на передний план выдвигались религиозные лидеры, но зато очень часто другие лидеры присваивали себе также и религиозные функции, тем самым освящая, сакрализируя свою власть.

Укрепление, бесперебойное функционирование и стабильность власти в эпоху классообразования требовали ее институциализации как власти наследственной. Только наследственная передача власти могла обеспечить надежную трансляцию опыта руководства в бесписьменном обществе; только она гарантировала, что новый носитель власти будет наделен харизмой, которая, как считалось, являлась достоянием не только самого сакрального лидера, но и его ближайшей родни. Обычно такого наследственного лидера эпохи классообразования, в отличие от всякого другого, все чаще обозначают термином "вождь".

Вождество – это только крупное протестарное образование, как правило, не меньше, чем племя, и имеющее несколько звеньев субординации (вождь, субвождь, старосты). Власть в вождестве может быть аристократической и военной; часто она сакрализирована. Для вождества характерна далеко простирающаяся власть правителя над народом, нередко включающая право жизни и смерти. И хотя эта власть все же еще ограничена теми или иными, подчас ритуализированными традициями, она уже оторвалась от родоплеменной организации и использовалась общественной верхушкой против собственного народа.

По большей части именно в вождествах завершалось превращение протестарной организации в политическую, или государственную, представляющую собой более или менее открытую классовую диктатуру. Ее важнейшим признаком было появление особой, не совпадающей непосредственно с населением, отделенной от него общественной, или публичной, власти, располагающей аппаратом управления и принуждения. Вождь превращался в правителя – князя, царя и т.п. Его ближайшие родственники и другие помощники становились советниками в центре и наместниками на периферии со своим штатом помощников для отправления организаторской функции государства. Дружина превращалась в войско. Особым органом государственной власти становился суд с его неизбежными придатками – тюрьмами и палачами; судопроизводство осуществлялось как самим правителем, так и его помощниками, а также специальными судьями.

Другим важным признаком политической организации был переход от добровольных форм перераспределения прибавочного продукта и приношений вождям к упорядоченному налогообложению. Возможность к этому давало то же отделение публичной власти с ее аппаратом насильственного подавления и идеологического воздействия.

Еще одним общим признаком государственного устройства было разделение населения не по родоплеменному, а по территориальному принципу. Возникали округа, волости и т.п.

Таким образом, ни один признак государственности не был самоочевидным рубежом, разделявшим протестарную и политическую организацию общества.


^ Переворот в положении полов: Подъем производства и вызревание отношений частной собственности в эпоху классообразования повели к изменениям в положении полов. Первоосновой этого послужил новый порядок межполового разделения труда. В противоположность ручному земледелию пашенное земледелие было сферой главным образом мужской деятельности. Скотоводство, как правило, было исключительно мужским делом. Мужским занятием было в большинстве случаев металлургическое и металлообрабатывающее производство.

Все это повлекло за собой три важных последствия:

Отстранение женщины от основных видом хозяйственной деятельности, ограничение ее участия в общественном производстве главным образом домашним хозяйством, да и то по большей части его второстепенными и непрестижными формами, такими, как заготовление продуктов впрок, приготовление пищи, обслуживание мужчин и т.п.

Производное от него: переход практически всех основных средств производства в распоряжение, а затем и в собственность мужчин, повлекший за собой экономически зависимое, неравное положение женщин. Отныне, даже работая часто не меньше мужчины, но будучи лишена собственных средств производства, женщина рассматривалась как его нахлебница, иждивенка.

Производное от второго: стремление мужчин передавать свою собственность детям почти повсюду обусловило переход от женского счета родства и наследования к мужскому и смену материнского рода отцовским.

Таковы главные основания совершившегося в эпоху классообразования у подавляющего большинства народов мира переворота в положении полов и установления патриархата.


^ Брак и семья: Подъем производства и рост производительности труда открывали путь к индивидуализации производственного процесса, делали возможным труд, как источник частного присвоения. Ведь чем выше становилась техническая вооруженность человека в его борьбе за существование, чем больше он мог производить, тем меньше было необходимости в совместной деятельности крупного коллектива. Отсюда:

Характерное для эпохи классообразования постепенное превращение коллективного хозяйства и коллективной собственности общины и рода в частное хозяйство и частную собственность отдельных семей;

Необходимость превращения таких семей в устойчивые, целостные экономические и социальные общности, потребовавшая новых брачно-семейных форм.

Началось вытеснение непрочного парного (первобытноэгалитарного) брака и соответствующей формы семьи прочным соединением супругов, которое обычно называют единобрачием, или моногамией. Вместе с тем, чем все больше возрастала хозяйственная роль мужчины, тем настоятельнее требовались дальнейшее развитие и упрочение возникших на стадии позднепервобытной общины форм заключения брака и решительный поворот от матрилокального брачного поселения к патрилокальному.

В позднепервобытной общине брачный выкуп был относительно невелик, мог быть без особого труда возвращен и не обеспечивал устойчивости брака. Теперь, когда мужчина стал в принципе навсегда забирать женщину себе, он должен был в полной мере возместить ее ценность.






Скачать 18,44 Mb.
оставить комментарий
страница17/58
Денисов И.В
Дата04.03.2012
Размер18,44 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   58
хорошо
  1
отлично
  5
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх