Рабочая программа спецкурса «Актуальные проблемы современного словообразования» по специальности 031001 филология факультет Филологии и журналистики icon

Рабочая программа спецкурса «Актуальные проблемы современного словообразования» по специальности 031001 филология факультет Филологии и журналистики


Смотрите также:
Рабочая программа спецкурса «Основы психолингвистики» по специальности 031001 филология...
Рабочая программа спецкурса «Лингвистика в контексте теории символических форм» для...
Рабочая программа по спецсеминару «Полисемия производного слова в русских говорах» для...
Рабочая программа по дисциплине Концепции современного естествознания специальность 031001...
Рабочая программа по педагогической практике по русскому языку для студентов очной формы...
Рабочая программа по курсу «русский язык и культура речи» для студентов очной формы обучения по...
Рабочая программа спецсеминара «Психолингвистические проблемы функционирования слова и текста»...
Рабочая программа по дисциплине основы филологии для направления/специальности 031000...
Рабочая программа по дисциплине «риторика» для специальности 031001 «Филология»...
Программа учебной практики по специализации «филологическое обеспечение документоведения» для...
Программа высшего профессионального образования по специальности 031001 «филология» Квалификация...
Программа итогового государственного экзамена по литературе и методике преподавания литературы...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать
Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Кафедра стилистики и риторики


«Утверждаю»

Декан ФФИЖ Кем ГУ

к. п. н., доцент А.В. Клишин _________________________

«__»______________ 2008 г.


Рабочая программа

спецкурса «Актуальные проблемы современного

словообразования» по специальности 031001 – филология


факультет Филологии и журналистики

курс 4

семестр 2

лекции 30 часов

ТСР 3

всего 30 часов

зачет 1 семестр


Составитель – д.ф.н., профессор, зав. кафедрой стилистики и риторики

Л.А. Араева


Кемерово 2008


В программе обобщены основные принципы научно-исследовательской работы автора


Рабочая программа обсуждена на

заседании кафедры стилистики

и риторики

Протокол № __ от «__» ___ 2008 г.

Зав. кафедрой проф. ____ Л.А. Араева


Рабочая программа одобрена

методической комиссией факультета

филологии и журналистики

Протокол № __ от «__»___ 2008 г.

Председатель методической комиссии

факультета филологии и журналистики

доцент _________ И.В. Ащеулова



  1. Пояснительная записка.

Смена научной парадигмы в лингвистике обусловила осмысление языковых фактов в антропоцентрическом аспекте. Словообразование, взлет которого как научной отрасли знания приходится на 80-е годы ХХ столетия, в настоящее время большинством лингвистов, занимавшихся ранее исследованиями проблем дериватологии, оказалось в забвении. Произошло переключение внимания на исследование специфики речевых жанров, риторических аспектов языка, изучение языка в нормативном аспекте. Все эти проблемы, несомненно, имеют научную и практическую значимость, между тем словообразование, как никакой другой языковой ярус, позволяет наиболее адекватно и непротиворечиво выявить механизмы работы человеческого сознания. Вышеизложенное обусловливает актуальность освоения студентами филологического факультета вопросов, связанных с когнитивным аспектом исследования словообразования. Центральным объектом изучения на лекциях является такая единица, как словообразовательный тип, в пределах которого создаются и воспроизводятся производные слова. Словообразовательный тип рассматривается как особым образом устроенная ментально-языковая категория. Целью спецкурса является выработка у студентов умения анализа языкового материала в аспекте познания мира через язык. Данная цель обусловливает философское осмысление словообразовательной формы. Дискурсивное понимание семантики производного слова позволяет осмыслить оязыковленную связь явлений действительности через такие категории, проявляющиеся в рамках типа, как многозначность производного слова, словообразовательную синонимию, идиоматичность семантики производного слова, полимотивационные процессы.

Спецкурс ориентирован на формирование у студентов креативного отношения к исследованию языковых фактов. Данный спецкурс существенно углубляет знания студентов, полученные в курсе «Словообразование современного русского литературного языка».

Задачи изучения курса:

  1. Выявить специфику категориального познания мира действительного;

  2. Охарактеризовать словообразовательный тип как один из оязыковленных блоков долговременной памяти.

  3. Проанализировать системные явления в границах словообразовательного типа как механизм языковой картины мира.




  1. Тематическое планирование.

Тематический план







Наименование разделов и тем

Объём часов

Всего

Аудиторная работа

Самост. работа/форма контр.

Лекции

Семи-нары

1.

Эволюция общей теории языка

2

2




Схемы, ксерокопии необходимой литературы

2.

Специфика структурно-системного анализа языка


2

2




Анализ языковых фактов

3

Когнитивная парадигма научного знания и особенности когнитивного подхода к явлениям языка

2

2




Анализ языковых фактов

4

Категоризация как основной способ познания мира действительного

2

2




Анализ языковых фактов

5

Эволюция теории русского словообразования

2

2




Конспекты

6

Теория словообразовательной семантики

2

2




Анализ семантики производного слова

7

Особенности семантической категоризации в границах типа

2

2




Анализ типа

8

К вопросу о внутренней форме словообразовательного типа

2

2




Анализ типа

9

Логика поля в словообразовании

2

2




Определение пропозиционально-семантической организации типа

10

Полимотивация как источник синергетических процессов в языке и проявление ментальных процессов

2

2




Анализ полимотивационных процессов в типе

11

Мотивирующие классы как репрезентанты ментальных структур знания

2

2




Анализ полисемии в пределах типа

12

Идиоматичность семантики

производного слова

2

2




Анализ синонимии в пределах типа

13

Полисемия производного слова

2

2




Анализ идиоматичности семантики производных в типе

14

Словообразовательная синонимия как проявление эволюции деривационной системы

2

2




Анализ гнезда

15

Пропозиционально-фреймовое моделирование гнезда однокоренных слов

2

2




Анализ типа во взаимодействии с гнездом




Итого

70

70










  1. Основные знания, которые должен приобрести студент, прослушавший спецкурс «Актуальные проблемы современного словообразования»:

1. Понять, что в настоящее время лингвистика исследуется с антропоцентричны, когнитивных позиций;

2. Уяснить суть когнитивного подхода к языку;

3. Осознать специфику структурно-системного и когнитивного описания производных единиц;

4. Уметь применить полученные знания при написании курсовых, дипломных и диссертационных сочинений.

5.Творчески подходить при преподавании русского языка в школе к анализу языковых фактов, наряду с традиционным осмыслением языковых фактов применять метод когнитивного анализа.

Темы лекций


  1. Эволюция общей теории языка (2 часа)




  1. Основные направления эволюции.

Основные лингвистические направления в лингвистике за последние 200 лет связаны со стремлением понять сущность языка как предмета самостоятельного исследования. В начале Х1Х в. В. фон Гумбольдт определяет задачу определить язык «сам по себе и для себя», «как цель в самом себе». А. Шлейхер в середине Х1Х в. считает необходимым изучать язык «как таковой», «как самоцель». В начале ХХ века Ф. де Соссюр пишет: «единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя».

Неоднозначно понимание того, что такое язык в самом себе и для себя. Для Гумбольдта изучить язык сам по себе и для себя значит «рассмотреть язык с точки зрения разносторонних связей человека». С позиций А. Шлейхера лингвистическое изучение языка должно быть ограничено «естественными» свойствами, сближающими его с природными организмами. Согласно Соссюру за основу следует принять структурные характеристики. Признав объективно-онтологическую природу языка, можно отнести непоследовательность лингвистической теории за счет сложности, многомерности самого объекта, вследствие чего основу научного описания языка могут составить разные его свойства.

  1. Вклад частного языкознания в общелингвистическую теорию также зависит от объекта исследования. Весомый вклад русистики в языкознание в значительной мере предопределен сущностными системными свойствами русского языка, образующими его типологическую детерминанту, а именно – высокой степенью грамматичности и членораздельности. Указанные свойства русского языка явились важнейшими предпосылками для того, чтобы прежде всего на его материале учеными, воспитанными в русской, а шире, славянской лингвистической традиции, - А.А. Потебней, И.А. Бодуэном де Куртенэ, Н.В. Крушевским, Ф.Ф. Фортунатовым, Н.С. Трубецким, Р.О. Якобсоном и др., были заложены основы современных системных представлений о внутреннем строе языка.

  2. Понимание сущности языка в разных лингвистических направлениях зависит от того, насколько учитываются его связи, отношения и функции в надсистеме, в которой он существует и которую он обслуживает.




  1. ^ Специфика структурно-системного анализа языка (2 часа).

Отечественная лингвистика на протяжении ХХ столетия исследовала язык преимущественно в структурно-системном аспекте. Родоначальником данного направления является выдающийся швейцарский языковед Ф. де Соссюр. Определяя границы и объект лингвистики, Соссюр настаивает на строгом ее ограничении от этнографии и истории, антропологии и физиологии, филологии и нормативной грамматики. Он связывает лингвистику с социологией и социальной психологией, поскольку, с одной стороны, «язык есть факт социальный», а с другой – «в языке все психично». Будучи фактом социальным, «язык не есть общественное установление, во всех отношениях подобное прочим». Произвольность и принудительность, преемственность и непрерывность функционирования, охватывающая всех членов общества, независимость от индивидуальной и коллективной воли – свойственны языку как семиологической системе. Поскольку язык представляет собой общественное установление знаковой природы, то именно этим определяется и место лингвистики среди наук. Соссюр, так же как задолго до него Дж. Локк, относит языковую проблематику в область семиологии (семиотики).

Определение языка как семиологического явления предполагает, по Соссюру, разрыв с рядом других определений:

  1. Отказ от понимания языка как номенклатуры. В результате принцип условности знака имплицитно выводится за пределы лингвистики и потому не обсуждается.

  2. Отказ от точки зрения «психологов, изучающих механизм знака у индивида». Полное определение языка обязательно включает социальный аспект, подчеркивающий связь языка не с говорящим индивидом, как у младограмматиков, а с говорящим коллективом;

  3. Отказ от отождествления языка с другими общественными установлениями, более или менее зависящими от нашей воли. Данное положение Соссюра продолжает такие лингвистические традиции, тезис о независимости языка и в первую очередь его организма (формы) от воли человека (концепция А. Шлейхера); тезис о действии в языке фактора непреднамеренности и бессознательности (концепция Г. Пауля). В концепции Соссюра зависимость или независимость от воли человека выступает одним из оснований для разграничения языка и других общественных установлений, а также для разграничения языка и речи.

Язык, по Соссюру, - это прежде всего совокупность отношений, и как следствие – «система чистых значимостей». Отсюда единственно возможное направление лингвистического анализа – от отношений в системе к ее членам, но не наоборот. Понятие системы у Соссюра в сущности редуцируется до понятия структуры как сетки отношений.

Предметом лингвистики в целом являются устройство и условия существования языка resp. речевой деятельности. Понимание языка как совокупности отношений, как системы чистых значимостей служит для Соссюра основанием для деления лингвистики на ряд чистых дисциплин и определения предмета каждой из них. Исходя из критерия системности, Соссюр разделяет лингвистику на внешнюю и внутреннюю.

Внешняя лингвистика. Язык непосредственно не подвластен мышлению говорящих. Внешней по отношению к языку как системе значимостей является не только мыслительная, но также звуковая и графическая субстанция. Соссюр приходит к выводу, что «язык не есть механизм, созданный и приспособленный для выражения понятий». «Специфическая роль языка в отношении мысли заключается не в создании материальных звуковых средств для выражения понятий, а в том, чтобы служить посредствующим звеном между мыслью и звуком, и притом таким образом, что их объединение неизбежно приводит к обоюдному разграничению единиц». А это, в свою очередь, приводит к тому, что «мысль, хаотичная сама по себе, по необходимости уточняется, расленяясь на части».

Внутренняя лингвистика. Предметом внутренней лингвистики является речевая деятельность. Соссюр, в отличие от Г. Штейнталя (считавшего предметом лингвистики речь как действие, речь как духовную деятельность), относит речевую деятельность лишь к части лингвистики. Для Штейнталя, как и для Гумбольдта, противопоставление условий существования языка языку как системе принципиально невозможно, ибо в конечном счете именно они определяют внутреннюю форму языка.

Язык как явление социальное противопоставляется речи. Только лингвистику языка Соссюр считает лингвистикой в собственном смысле слова. При этом Соссюр подчеркивает единство языка и речи и даже вторичность языка по отношению к речи.

Взаимодействие языка и речи Соссюр прослеживает на явлениях аналогии. Единство языка и речи прослеживается также в синтагматических отношениях.

Язык существует во времени, следовательно его можно изучать в синхронии и диахронии. Синхрония и диахрония, по Соссюру, подчиняются принципиально разным закономреностям. Система сама по себе неизменна, она никогда не изменяется. Диахронический факт может изучаться только вне системы. В диахронических изменениях «все происходит по чистой случайности». Вследствие такого характера эволюции и всякое состояние имеет случайный характер. Все это лишний раз выявляет произвольный характер языка. «Синхроническая лингвистика должна заниматься логическими и психологическими отношениями, связывающими сосуществующие элементы и образующими систему, изучая их так, как они воспринимаются одним и тем же коллективным сознанием. Диахроническая лингвистика, напротив, должна изучать отношения, связывающие элементы, следующие друг за другом во времени и не воспринимаемые одним и тем же коллективным сознанием, то есть элементы, последовательно сменяющие друг друга и не образующие в своей совокупности системы».

Метод синхронии состоит в собирании языковых фактов от говорящих на данном языке, в изучении языкового сознания носителей языка.

Диахроническая лингвистика оперирует двумя методами: проспективным (опирающимся на памятники письменности) и ретроспективным методом реконструкции, который опирается на сравнение путем индукции.

Синхроническая лингвистика, изучая отношения между сосуществующими фактами в двух разных сферах, разделяется на теорию ассоциаций и теорию синтагм.

Если синтагматическое отношение опирается на протяженность двух или более единиц, то ассоциативное отношение соединяет сходные той или иной чертой единицы вне процесса речи. Они локализуются в мозгу, в сознании, в памяти и принадлежат собственно языку. Синтагматические группы связаны взаимозависимостью и ассоциативными и обусловливают друг друга.

Соссюр считал, что описание данного состояния языка должно основываться на различении синтагматических и ассоциативных отношений. При этом следует отказаться от принятого разграничения морфологии, синтаксиса и лексикологии, потому что формы и функции образуют единство и нельзя разъединять изучение форм и функций языковых единиц, а также потому, что отношения между языковыми единицами во многих случаях могут быть выражены как грамматически, так и лексически.


  1. ^ Когнитивная парадигма научного знания и особенности когнитивного подхода к явлениям языка (2 часа)

Стержнем когнитивной науки является ее направленность на получение знания о знании, в фокусе ее внимания находятся многочисленные проблемы, связанные с получением, обработкой, хранением, извлечением и оперированием знаниями, относящимися к его накоплению и систематизации, его росту, ко всем процедурам, характеризующим использование знания в поведении человека и, главное, его мышлении в процессе коммуникации. Такая широкая исследовательская программа означает, что КН занимается информацией о мире в самых различных ракурсах и отношениях, изучая такие сложнейшие феномены человеческого бытия, как восприятие мира и отражение воспринятого в голове человека, как языки мозга, память и организация когнитивных способностей человека. КН возникла как наука междисциплинарная, призванная объединить усилия специалистов в разных областях знания. Но с самого начала ее возникновения особую роль неизменно отводили психологии и лингвистике. В развитием КН мысль об исключительной значимости языка для всех процессов обработки знания, для его передачи от одного поколения к другому, для роста и накопления опыта по познанию мира, получала все большее признание.

С когнитивным подходом связано не только рассмотрение в новом свете разных языковых подходов, категорий и единиц. С ним сопряжено в лингвистике и новое понимание языка как такового: если к обработке текстов необходимо привлечение не только собственно языкового знания, но и знания экстралингвистического, в основе новых моделей языка должен лежать тезис о взаимодействии различных типов знания, а из этого следует, что лингвистика уже не обладает монополией на построение общей модели языка.

Возникновение КН датируется серединой 60-х годов ХХ столетия. В интерпретации того, что такое когнитивная лингвистика, существуют значительные расхождения. Зарождение когнитивного подхода к языку совпало по времени и концептуально с формированием генеративной лингвистики. Генеративная лингвистика внесла несомненный вклад в развитие когнитивной лингвистики. Генеративная лингвистика с самого начала была связана с пониманием языка как главной составляющей когнитивной системы, психики.

Работа мозга, мышление есть прежде всего оперирование структурами сознания, деятельность по их активизации, связыванию, совмещению вербальных структур с невербальными, объективации тех и других. Когда мы утверждаем, что мир как-то репрезентирован нашему сознанию, мы ставим одновременно множество взаимосвязанных проблем. Часть из них относится к тому, как мы воспринимаем чувственный, реальный, предметный мир вокруг нас и в каких формах происходит его отражение; часть из них относится и к тому, как организована наша память, наш внутренний лексикон, другой круг проблем определяется существованием разных каналов, по которым к человеку приходит информация разных типов, в связи с чем возникают вопросы о том, как интегрируется и обрабатывается совместно информация, воспринятая разными органами чувств в текущем сознании. Самый важный круг проблем – это проблемы определения самого концепта представления, репрезентации разных типов и видов структур сознания. Структуры сознания существуют, хранятся в упорядоченном виде, разнообразны по своему типу и по своей сложности и соотнесенности как с языковыми, так и с образными единицами. В конечном счете в репрезентациях отражен опыт с чем-то находящимся вовне, а потому они являются стоящими вместо чего-то – символами, или знаками.

Когнитивная лингвистика выступает в настоящее время как постгенеративная парадигма научного знания. Широкий спектр проблем когнитивной лингвистики обусловлен появлением целого ряда концепций языка, в которых внимание уделяется образному миру человека, его естественному взгляду на мир.

Язык представляет собой лучшее свидетельство существования в нашей голове разнообразных структур знания о мире, в основе которых лежит такая единица ментальной информации, как концепт. Концепты разнообразного типа (образы, представления, понятия) или их объединения (картинки, гештальты, схемы, диаграммы, пропозиции, фреймы и т.п.) рождаются в процессе восприятия мира, они создаются в актах познания, отражают и обобщают человеческий опыт и осмысленную в разных типах деятельности с миром действительности. Язык выявляет, объективирует то, как увиден и понят мир человеческим разумом, как он преломлен и категоризован сознанием.


  1. ^ Категоризация как основной способ познания мира действительного (2 часа)


Язык, являясь формой мысли, представляет концептуальное видение мира действительного, что обусловливает выделение когнитивной функции языка в качестве основополагающей, доминирующей над всеми остальными. Оформляя мысль, язык категоризует явления окружающего мира, создавая возможность свободного ориентирования в нем человека; «в основе категорий лежит в конечном счете отражение и обобщение явлений объективного мира» [Степанов 1981. – С.35-36]. «Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они (эти категории и типы) самоочевидны; напротив, мир представляет перед нами калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит в основном – языковой системой, хранящейся в нашем сознании» [Уорф, 1999. – С.97]. Таким образом, категории являются мощным средством познания мира: “мы не можем мыслить ни одного предмета иначе, как с помощью категорий; мы не можем познать ни одного мыслимого предмета иначе, как с помощью наглядных представлений, соответствующих категориям” [Кант, 1999. – С.162]. Каждый язык по-своему категоризует мир, специфично, создавая уникальность, неповторимость духа нации, ее самостийность. Виртуально можно представить невозможное: если проанализировать категоризацию объективного мира существующими на земле языками, то можно увидеть, насколько многообразно познан один и тот же предмет действительности. Следовательно, категоризация - это проявление внутренней формы языка и способ познания мира действительного. Первым, кто обратил внимание на категоризующую функцию языка и четко сказал об этом, был Аристотель. Выделенные Аристотелем категории представляют совокупность однородных членов, характеризующихся общими признаками и имеющими жесткие границы. Такое понимание категории, как пишет об этом А.Ф. Лосев, в определенной мере обусловлено особенностями древнегреческого языка. Удивительно, но это один из немногих случаев, когда выдвинутая научная гипотеза была принята как аксиома, то есть априорное синтетическое основоположение, являющееся непосредственно достоверным (Кант), и на протяжении двух тысячелетий человечество находилось в плену этих категорий. Правящим кругам советской России данное понимание категории импонировало, ибо в рамках жестких категорий, характерных для тоталитарного режима, запретно чувство рефлексии, сомнений в правильности осуществляемой политики ( у нас хорошо, в буржуазных странах плохо, лучшее – значит советское – привычные лозунги 60х-70-х г.г. ХХ столетия).

Людвиг Витгенштейн в начале ХХ в. обратил внимание на существование наряду с аристотелевскими иных, естественных, категорий. На примере категории «игра» он наглядно продемонстрировал, что категория может быть представлена такими членами, для которых нехарактерно наличие одних и тех же общих признаков. Представители таких категорий соотносятся друг с другом по принципу «фамильного сходства». То есть категория характеризуется определенным набором признаков, которые по отдельности могут проявляться в ее репрезентантах, и экспликация одного из «фамильных признаков» позволяет отличать представителей одной категории от другой. Объединенные «фамильным сходством», единицы таких категорий организованы по принципу поля, одни из которых являются ядерными, прототипичными для сознания говорящих, другие находятся на периферии языкового сознания, что, в свою очередь, провоцирует явление энтропии, размытости границ, детерминирующей синергетические процессы в языке. Теория прототипов, представленная в работах Э. Рош, требует дальнейшего изучения. Э. Рош, проведя серию экспериментов, заключила, что у носителей разных языков оказываются различными прототипы в пределах одной и той же категории. В частности, она заключила, что для русского языкового сознания птица – это прежде всего воробей, для американского – малиновка. Проведенный нами эксперимент дал неожиданные результаты. Большинство реципиентов на просьбу назвать, не задумываясь, птицу, ответили – ворона. И это не случайно, потому что в городах в настоящее время преобладают вороны, незначительное число информантов назвали воробья и единственный человек – синицу. Естественным было обращение к этому человеку, - почему синица? – Потому что в детстве ( речь идет об академике в возрасте 80 лет) он жил в деревне, где было много синиц. И если Пушкин был сразу назван в качестве прототипа русского поэта, то с фруктами оказалось сложнее. Здесь были обозначены бананы наряду с яблоками ( в зимний период времени), в весенний прежде всего называлась черешня, в летний – клубника. Таким образом, прототипичность – явление динамическое, обусловленное рядом факторов: социальных, возрастных, культурологических, ситуативных…

Общаясь, гуляя по улицам, мы постоянно категоризуем мир. «Мысль не просто отражает мир, она категоризует действительность, и в этой организующей функции она столь тесно соединяется с языком, что хочется даже отождествить мышление и язык с этой точки зрения» [Бенвенист, 1974. С.80]. И тем не менее, мысль и язык не тождественны друг другу ( противоположная точка зрения характерна для античного периода). На ментальном уровне категоризация проявляется через такие структуры знаний, как пропозиции, фреймы; на языковом – через грааматические, лексико-грамматические, тематические объединения, явление синонимии, антонимии, полисемии и др. Пропозиция – это минимальная структура знания, в основе которой находится предикат и распространители (как правило, два или один). Фреймы – это те стереотипные ситуации, благодаря которым мы ориентируемся в мире. Фреймы без пропозиций мало что значат для человека. Например, одно название фрейма «метро» вряд ли поможет правильному передвижению человека в метро. Для этого необходимо знать те виды пропозиций, в которых обозначено, что необходимо сделать, чтобы войти в метро, передвигаться внутри и правильно выйти: купить карточку, опустить ее в автомат с тем, чтобы войти внутрь, встать на эскалатор; сойдя с эскалатора, посмотреть, в какую сторону необходимо ехать, сесть на электричку, выйти на нужной остановке, сориентироваться, в каком направлении находится выход. Точно так же, зная только название фрейма «правила уличного движения» и не имея понятия об этих правилах ( то есть о пропозициях), значит попасть в аварийную ситуацию. Фреймы могут находиться в «светлом поле» сознания, то есть быть ядерными, прототипичными в одной ситуации, и эти же фреймы могут быть на периферии сознания в другой ситуации. Тот же фрейм «Метро» не значим для человека, живущего в селе. И прототипичным он становится, когда житель провинции приезжает в Москву, Петербург, Екатеринбург или Новосибирск.

Философский анализ языка, несмотря на то, что он являлся основным со времен античности, в традиционной лингвистике не рассматривался. Структурно-системная лингвистика, царствовавшая на протяжении почти ста лет, не вникала, в силу тех задач, которые она перед собой ставила ( она исследовала внутреннюю структуру языка), в проблемы, связанные с внешней лингвистикой, рассматривающей язык как форму выражения мысли. Уже в двадцатые годы были написаны работы Шпета, В. Волошинова, посвященные тем проблемам, которые в настоящее время исследуются в рамках когнитивной лингвистики и психолингвистики, но они не стали достоянием широкой читательской аудитории. И язык изучался и в настоящее время многими лингвистами изучается как структура, отдельная от человека, в то время, как «все в нем направлено на выполнение определенной цели, а именно на выражение мысли, причем работа эта начинается уже с первичного его элемента – членораздельного звука, который становится членораздельным благодаря приданию ему формы»[Гумбольдт, 1984. – С.73]. Лингвистика, относясь к числу специальных наук, традиционно рассматривается как наука теорий среднего уровня, то есть ею исследуется то, что можно проверить эмпирически. Несомненно, данное положение является релевантным для решения различного рода исследовательских задач, но не менее значимы и знания основополагающие, которые, как правило, относятся к разряду философских. Совершенно справедлива метафора Бенджамена Л. Уорфа [Уорф, 1999] о том, что даже мальчишка может провести лодку вокруг бухты, не зная, что его судно попадает в сферу действия притяжения планет, однако капитану дальнего плаванья, управляющему кораблем в океане, это знание, равно как и знание географии, математики, необходимо. Так и в исследовании языка необходимы знания, не лежащие на поверхности и даже порой не осознаваемые говорящими, но тем не менее находящиеся в основе осязаемого, чувствуемого, эмпирического. Именно эти знания позволяют объяснить языковые процессы. Смена научной лингвистической парадигмы обусловила принципиально иной подход к языковым фактам: в традиционной лингвистике главным было описание языковых фактов, в когнитивной и психолингвистике – основной принцип – объяснение языковых явлений.

К сожалению, многие преподаватели школ представления не имеют в рамках каких категорий они преподают русский язык. Для них это неважно в силу того, что они преподают эту дисциплину в пределах традиционной, описательной лингвистики. Между тем методологические знания дают возможность ориентира в языковом материале. Фундаментальные, базисные знания дают перспективу объяснения, а не только описания языковых фактов. В частности, анализ частеречных категорий привел исследователей к мысли, что они устроены по принципу поля, а стало быть одни из членов этих категорий являются ядерными, другие периферийными. Так, ядерными в пределах категории существительных являются именования предмета, в то время как абстрактные существительные, по форме соотносясь с категорией имен существительных, по семантике притягиваются к ядру других категорий ( прилагательному или глаголу). Маргинальные сферы частей речи, пересекаясь, создают напряжение, способствующее самоорганизации, саморазвитию языка. И это можно проследить на любом языковом уровне. Следовательно, синергетические процессы – имманентное свойство языка. Обусловленный деятельностью мозга, язык, в силу его самоорганизации, особой структурированности сам оказывает влияние на мысль, приспосабливая ее к определенной, наиболее удобной в для выражения мысли грамматической форме. Знание устройства категорий, отражающих работу мозга, вряд ли делает достоверным фразу: «Кто четко мыслит, тот четко излагает». Как правило, человек, погруженный в процесс творческого поиска, не способен говорить четко и определенно. Тем не менее это не является его недостатком. Данная стадия ментального состояния необходима. Более того, ни одно знание не является окончательным, всегда имеется элемент неосознанного, расплывчатого, из которого «прорастет» новое знание – и этот процесс бесконечен. Так и ученик либо студент, находясь на стадии освоения материала, не может четко сформулировать мысль. И в этой ситуации нельзя его прерывать словами: «Ты не готов к занятию». Всегда надо уметь выслушать, выявить рациональное зерно и развить мысль, повести ее в нужном направлении. И все же эти вариативно повторяющиеся в различных пособиях психолого-педагогического цикла рекомендации не срабатывают. Причина видится в приоритете вертикального мышления, действующего в рамках аристотелевских категорий, непонимании особенностей латерального, творческого, нестандартного, порой ошибочного мышления [Боно, 1997], проявляющегося в пределах динамических, подвижных категорий.

Лингвистика ХХ1 века характеризуется обращением к трудам классиков античности, средневековья, Х1Х и начала ХХ вв. А это значит, что для лингвистики нового времени характерно возвращение к философии языка, к решению на новом витке знаний старых, как мир, вопросов соотношения языка с работой мозга.


Литература:

Эмиль Бенвенист. Общая лингвистика. М., 1974.

Эдвард де Боно. Латеральное мышление.СПб., 1997.

Вильгельм фон Гумбольдт. Избранные труды по языкознанию. М., 1984.

Иммануил Кант. Критика чистого разума. Ростов-на-Дону, 1999.

Бенджемент Л. Уорф. Наука и языкознание (О двух ошибочных воззрениях на речь и мышление, характеризующих систему естественной логики, и о том, как слова и обычаи влияют на мышление) // Зарубежная лингвистика. М.,1999. №1.

Ю.С. Степанов Имена, предикаты, предложения. М., 1981.





  1. оставить комментарий
    страница1/8
    Л.А. Араева
    Дата04.03.2012
    Размер1,73 Mb.
    ТипРабочая программа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх