Н. Д. Сорокина перемены в образовании и динамика жизненных стратегий студентов icon

Н. Д. Сорокина перемены в образовании и динамика жизненных стратегий студентов


Смотрите также:
Всероссийская научно-практическая конференция «обучение в течение всей жизни «life long...
П. А. Сорокина Москва Санкт-Петербург Сыктывкар 4-9 февраля 1999 года Под редакцией д э. н....
П. А. Сорокина Москва Санкт-Петербург Сыктывкар 4-9 февраля 1999 года Под редакцией д э. н....
Подготовка студентов к реализации профильного обучения в современной школе...
Взгляд социологов...
Контрольная работа по дисциплине «Социология» на тему: «Социология П. А. Сорокина»...
Контрольная работа по дисциплине «Социология» на тему: «Социология П. А. Сорокина»...
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08. 00...
Глобальная задача обеспечения вхождения человека в социальный мир...
М. Ю. Сорокина Литературный и технический редактор...
Абасов Али, Касумова Елена (Азербайджан)...
1 Сущность и классификация классических маркетинговых стратегий 8...







© 2003 г.


Н.Д. СОРОКИНА


ПЕРЕМЕНЫ В ОБРАЗОВАНИИ И ДИНАМИКА ЖИЗНЕННЫХ СТРАТЕГИЙ СТУДЕНТОВ

__________________________________________________________________

СОРОКИНА Нина Дмитриевна — кандидат философских наук, старший научный сотрудник Центра социологических, исследований МГУ им. М.В. Ломоносова

__________________________________________________________________

Журнал "Социологические исследования" периодически публикует результаты исследований, касающиеся изменений ценностных ориентации и связанных с ними жизненных стратегий молодежи и, в частности, студенчества как одного из наиболее мобильных слоев современного российского общества (см., например, публикации: "Молодежь России: особенности социализации и самоопределения" - 2000 г., № 3; "Динамика ценностных ориентации в период социальной трансформации (поколенный подход)" - 2002 г., № 1; "Ценностные ориентации постсоветского гуманитарного студенчества" - 2003 г., № 1; "Мотивационные предпочтения абитуриентов и студентов" - 2003 г., № 2). Данная статья посвящена пока еще не достаточно изученному вопросу: взаимосвязи жизненных стратегий и социальных функций образования, прежде всего высшего. Изучение этой проблемы позволяет не только проследить динамику ценностных ориентации студенчества, но и проанализировать взаимовлияние изменений в системе образования и процессов самоопределения студенческой молодежи. В статье сделана также попытка осуществить типологию студентов в соответствии с жизненными стратегиями, ценностными установками, соотнеся последние с теми или иными функциями образования.

Образование в качестве одного из важнейших социальных институтов призвано выполнять ряд социальных функций и, прежде всего, социального контроля за распределением индивидов по социальным слоям, стратам в соответствии с уровнем и качеством полученного образования (П. Сорокин). Эти функции должны обеспечивать стабильность и устойчивость социума. С другой стороны, образование призвано (и это особенно становится заметно в период трансформации современного российского общества, характеризующегося все большим проникновением рыночных отношений во все сферы его жизнедеятельности) удовлетворять запросы индивидов. Такие функции, как сервисная, социокультурная, прагматическая, и др. способствуют адаптации индивидов к быстроизменяющимся условиям жизни, социальной защите от возможных неудач на жизненном пути. Можно не согласиться с мнением о том, что современная система образования, сохраняя традиции и одновременно воспринимая инновации, реализуя свои основные функции, в то же время обогащает последние новыми характеристиками и механизмами осуществления [1, с.100].

Проявление новых функций образования можно видеть и во все большем влиянии его на жизненные стратегии индивидов. Изучение последних приобретает особую актуальность в обществе, находящемся в состоянии перехода от одной системы общественных отношений к другой. В основе конструирования жизненных стратегий индивидов (в данном случае, студенческой молодежи) лежит определенная система ценностей, представлений, в том числе и о наиболее приемлемых путях, способах достижения жизненных целей. В этой связи определенный научный интерес вызывают результаты социологических опросов, регулярно проводимых Центром социологических исследований МГУ им. М.В. Ломоносова. Опросы студентов Московского университета (и не только их), показывают изменения мотивов получения высшего образования, ценностных ориентации, предпочтений, интересов, статусных притязаний, жизненных стратегий данной когорты молодежи.

Особенно актуальной сегодня является проблема профессионального самоопределения студентов. К показателям эффективности данного процесса можно отнести следующие: удовлетворенность выбором специальности, вуза; четкое представление о социальном статусе, связанном с выбором данной профессии, а также о возможностях трудоустройства после окончания вуза именно по этой специальности. Оценим эти показатели через призму мотивов получения образования и выбора вуза, используя данные опросов студентов-первокурсников в МГУ за пять лет (1994-1999 гг.), а также в Российском университете дружбы народов (РУДН) и Московском авиационно-техническом институте (университете) МАТИ (см. табл. 1)1.

Как видно из таблицы, за указанные годы в определенной степени изменилась иерархия мотивов получения высшего образования. Однозначно приоритетное место в совокупности мотивов занял мотив - "добиться успеха в жизни. В сущности, это стало доминирующей жизненной стратегией

Таблица 1

Мотивы получения высшего образования у студентов различных вузов, в % к числу опрошенных

Мотивация

МГУ
(1994 г.)

МГУ
(1999 г.)

РУДН
(1999 г.)

МАТИ
(1999 г.)

Добиться успеха в жизни

54

68

73

72

Стать высокообразованным, культурным человеком

57

53

61

48

Быть материально обеспеченным

32

32

46

43

Иметь профессию

41

29

39

35

Работать за рубежом

18

24

17

16

Иметь соответствующий социальный статус

20

17

19

24

Не служить в армии

11

11

-

13

Приятно провести время

11

9

2

5

Продолжить семейные традиции

7

5

2

5



сегодняшних студентов. Уступает данной стратегии даже стремление получить образование в качестве условия культурного развития (динамика здесь примечательна снижением численности респондентов, отметивших этот мотив). Для существенной части первокурсников значимым является не только "приобрести профессию", но и "быть материально обеспеченным". Обращает на себя внимание и тот факт, что получение высшего образования выступает также в качестве средства для достижения определенных жизненных целей, которые напрямую не связаны с необходимостью иметь диплом, иначе говоря, имеют инструментальную ценность. Так, для юношей-первокурсников поступление в вуз - способ получить отсрочку от службы в армии; для почти 1/5 опрошенных с получением диплома связываются надежды на работу за рубежом, для относительно небольшой части студентов - это еще и способ приятно провести время.

Как показал корреляционный анализ, для студентов, считающих себя вполне обеспеченными, более значимы такие мотивы получения высшего образования, как "продолжить семейные традиции", "иметь возможность работать за рубежом"; для не вполне обеспеченных - "добиться успеха в жизни", "не служить в армии", "быть материально обеспеченным". В этом проявились социально-структурирующая и социально-диффференцирующая функции образования, поскольку высшее образование дает возможность добиться материальной обеспеченности, и в целом является гарантией жизненного успеха. Что касается терминальной ценности образования, то из табл. 1 можно видеть, что за пять лет произошли изменения в сторону усиления прагматических мотивов обучения, хотя для студентов такого элитарного вуза, как МГУ, большое значение имеет высокий уровень образованности. Подготовка интеллектуальной элиты также является одной из важнейших функций высшего образования, и ее московские вузы реализуют. В то же время налицо снижение профессиональной функции (подготовки кадров). Здесь сказывается (помимо всего прочего) и невостребованность специалистов на российском рынке труда: не случайно увеличение числа желающих работать за рубежом. По-прежнему образование выполняет и функцию социальной защиты, в частности, служит средством избежать службы в армии.

В соответствии с выявленными мотивами получения высшего образования можно типологизировать студентов. В основу предполагаемой типологии положена та или иная доминирующая жизненная стратегия, соответствующая той или иной функции образования: прагматической, статусно-престижной, социокультурной, профессиональной. Выделены следующие пять типов: 1-й - доминирующая жизненная стратегия: успех в жизни, что соответствует прагматической функции образования; 2-й - стать высокообразованным, культурным человеком, что соответствует социокультурной функции образования; 3-й - стремление к материальной обеспеченности, что соответствует прагматической функции образования; 4-й - иметь профессию, что соответствует профессиональной функции образования; 5-й - достижение соответствующего социального статуса, что соответствует статусно-престижной функции образования. Что касается остальных мотивов получения высшего образования, они скорее подчинены выявленным жизненным стратегиям. Так, к примеру, желание работать за рубежом связано и со стремлением быть материально обеспеченным, и с желанием добиться успеха в жизни и т.д. А такие мотивы получения высшего образования, как "не служить в армии", "приятно провести время", "продолжить семейные традиции" не являются основными, а скорее служат в качестве дополнительных стимулов. Таким образом, можно сделать вывод о том, что современный студент все в большей мере становится прагматичным, что проявляется в стремлении с помощью образования добиться успеха в жизни, материального благополучия и соответствующего социального положения.

Как видно из табл.1 иерархия мотивов студентов трех московских вузов практически одинакова, несмотря на нюансы в процентном соотношении, что свидетельствует о схожести ценностных ориентации, предпочтений московской студенческой молодежи. А вот итоги другого исследования, проведенного среди молодежи России, дают несколько иную картину (см. табл. 2)2.

Результаты данного исследования показали, во-первых, расхождение в жизненных стратегиях с московскими студентами. Среди российской молодежи, как видим, превалирует желание приобрести профессию с помощью образования. Во-вторых, исследование вскрывает неодинаковость позиций разных возрастных групп молодежи. Так, 17-летние респонденты в большей степени по сравнению с другими возрастными группами молодежи ценят успех в жизни, а также настроены более оптимистично в отношении шансов с помощью образования достигнуть материального благополучия, высокого уровня культуры, приобрести возможность работать за рубежом, иметь хорошую профессию. Именно по этим позициям их жизненные стратегии больше приближаются к московским первокурсникам (возможно, сказывается одинаковость возраста).

Изменения в ценностных ориентациях молодежи (в частности, усиление прагматизма в установках на получение высшего образования) фиксируют многие социологи. В частности, результаты исследовательского


^ Таблица 2

"Что, на Ваш взгляд, дает человеку высшее образование?", в % к числу опрошенных

Варианты ответа

Возраст респондента

17 лет

24 года

31 год

Хорошую профессию

57

45

46

Успех в жизни

43

22

19

Диплом, дающий определенный статус

29

38

38

Возможность избежать службы в армии

10

8

5

Высокий уровень культуры

31

26

26

Материальное благополучие

38

26

23

Возможность работать за рубежом

15

6

6

Приятное времяпровождение в студенческие годы

14

16

16

Ничего не дает

2

10

12



проекта, начало которому положено в 1962 г., осуществляемого под руководством В.Н. Шубкина, привели социологов к выводу о том, что сегодня во всем многообразии факторов, стимулирующих тягу к получению высшего образования, ведущим становится материальный [2, с. 100]. В этой связи можно также сослаться и на результаты опроса первокурсников, проведенного в 2002 г. в одном из московских вузов. Оказалось, что основным мотивом получения высшего образования является стремление получить профессию, позволяющую иметь хорошо оплачиваемую работу [3, с. 122-123].

Возвратимся к результатам опроса первокурсников относительно мотивов выбора учебного заведения. Ответ на этот вопрос важен, поскольку в нем проявляются запросы индивида, его потребности, уровень притязаний. И примечательно, что за пятилетие многие процессы и явления показали позитивную динамику. Так, студентов МГУ в наибольшей степени интересует качество получаемого образования: "образование соответствует мировому стандарту", считают 55% первокурсников (1994 г.), 68% -(1999 г). По мнению 26% первокурсников (1994 г.) и 45% (1999 г.), "здесь сильный профессорско-преподавательский состав". "Хорошие возможности для развития личности" считают 18% студентов МГУ (1994 г.) и 39% (1999 г.) "Привлекают занятия наукой" 9% студентов МГУ (1994 г.) и 24% (1999 г.). Мотив выбора вуза - "только в нем можно получить интересующую меня специальность" характерен для 11% первокурсников МГУ (1994 г.) и 19% (1999 г.). "Следуют семейной традиции" 5% (1994 г.) и 12% (1999 г.). "Поступили случайно" 4% среди первокурсников МГУ (1994 г.) и 8% (1999 г.). "Вуз близок к моему дому" выбран в качестве мотива поступления 4% студентов МГУ (1994 г.) и 7% (1999 г.).

Как видно из полученных ответов, иерархия мотивов выбора МГУ как учебного заведения за 5-летие почти не изменилась, за исключением варианта "привлекают занятия наукой", который с пятого места переместился на четвертое. Корреляционный анализ выявил, что на выбор мотивов предпочтения МГУ влияет материальное положение опрашиваемых. Как и в случае мотивов получения высшего образования, студенты из категории "вполне обеспеченные'" следовали прежде всего семейной традиции, выбор МГУ привлекал также специальностью, которую можно получить только в университете. "Не вполне обеспеченные" выбирали варианты ответа: "привлекают занятия наукой", "образование соответствует мировому стандарту", "здесь хорошие возможности для развития личности", "поступил случайно". Что касается такого мотива, как "привлекают занятия наукой", можно отметить следующее. В настоящее время данный вид деятельности не приносит ощутимого материального благополучия, поэтому он привлекает "не вполне обеспеченных". Поэтому в данном случае можно говорить о четком представлении достижения социального статуса, связанного с выбором специальности. Точнее говоря, не очень высокого социального положения из-за снижения престижа науки в настоящее время. Причем любовь к науке более чем в 3 раза демонстрируют студенты (приема 1999 г.) естественных факультетов по сравнению с гуманитарными (34,5% естественников и 10,3% гуманитариев).

Привлекает университет в большей мере гуманитариев, чем естественников тем, что "в нем можно получить интересующую специальность" (23% и 16%). И то, что это больше относится к выходцам из "вполне обеспеченных семей", тоже не случайно, поскольку именно на гуманитарных факультетах выше конкурс, поступить туда имеют шансы больше дети именно обеспеченных родителей. Это подтверждается и тем, что почти вдвое больше первокурсников-гуманитариев, которые при подготовке в университет пользовались услугами репетиторов (57,4% и 30,5%). К тому же перспективные специальности, дающие материальные блага, в настоящее время имеют явный гуманитарный уклон, особенно это относится к таким из них, как экономика, право, иностранные языки и некоторые другие.

Из данных опросов студентов МГУ особенно ясно видно, что именно университетское образование позволяет стать молодому специалисту конкурентноспособным на рынке труда. Так, по результатам проводимого ежегодно мониторинга Центром социологических исследований МГУ, 82% респондентов ответили утвердительно на этот вопрос3. Вместе с тем, по данным того же опроса, всего 23% студентов хотели бы остаться работать в университете после окончания учебы. Чем конкретно они хотели бы заняться? Разброс мнений по данному вопросу достаточно большой. Обращает на себя внимание несколько моментов. Уехать за границу после окончания учебы хотело бы всего 8% опрошенных студентов. Именно "всего", поскольку 24% первокурсников (опрос 1999 г.) в качестве мотива получения высшего образования назвали "работать за рубежом". Следовательно, можно предположить, что жизненные планы по мере пребывания в университете меняются. Работать по специальности хотело бы всего 12% студентов. (Хотя для 29% первокурсников в 1999 г. получение образования связывалось с возможностью иметь профессию.) Видимо, в процессе учебы происходит переориентация жизненных планов, связанная с более четким представлением о будущей специальности, о тех благах, которые может сулить приобретение данной профессии. Вместе с тем, с учетом 25% желающих учиться в аспирантуре и 15% в магистратуре (всего 40%) больше половины опрошенных можно считать условно профессионально определившимися. Хотя для некоторой части из них - это способ просто продолжить обучение в силу различных мотивов.

Неясно в профессиональном самоопределении с 19% тех, кто хотел бы найти высокооплачиваемую работу и с 6% желающих открыть собственное дело. И только о 10% намеревавшихся получить второе высшее образование можно с уверенностью говорить, что они не будут работать по первой специальности, полученной в университете. Об этих же 10% студентов можно сказать и то, что они не удовлетворены (или не совсем удовлетворены) выбором специальности, профессии. Но в целом удовлетворенность выбором профессии, вуза (в данном случае университета) можно считать достаточно высокой.

Если соотнести жизненные планы студентов с жизненными стратегиями, которые выявлены у первокурсников, можно сделать предположение о том, что студенты, ориентированные на успех в жизни, в большей мере озабочены открытием собственного дела и поиском высокооплачиваемой работы. Ориентация на успех в жизни становится одной из ведущих жизненных стратегий студентов и вообще молодежи в современных рыночных условиях. В этом одно из проявлений инновационной функции образования. Речь идет не только об участии образования как социального института в процессе зарождения новых социальных слоев, но и в производстве новых социокультурных образцов поведения, новой системы ценностей.

С другой стороны, трудности, с которыми сталкиваются выпускники вузов после окончания учебного заведения (невозможность найти работу по специальности, низкая заработная плата и т.д.), вынуждают их выбирать такие жизненные стратегии, реализация которых, к сожалению, немного приносит пользы стране, выучившей будущих специалистов. Имеется в виду до сих пор остающаяся остро проблема утечки умов. Так, по результатам одного исследования выпускников МГУ всего 24% опрошенных в качестве предпочтительной стратегии выбрали "постоянное проживание и постоянную работу в России"; 59% опрошенных хотели бы "постоянно проживать в России, но иметь возможность контрактной занятости за рубежом"; 6% респондентов предпочитают "постоянное проживание и постоянную работу за рубежом"; а 5% - "постоянное проживание за рубежом с возможностью контрактной занятости в России". И всего 5% студентов затруднились ответить на этот вопрос. Характерно, что более половины опрошенных (57%) в качестве проблемы, с которой сталкиваются выпускники при выборе места работы, назвали "низкую заработную плату"4.

Возможно, это обстоятельство является одной причин изменения ценностных ориентации и предпочтений в процессе учебы. Каким образом они изменяются, видно на примере опросов, проведенных среди студентов одного из престижных факультетов МГУ - экономического, в рамках исследования "Социальный портрет студента". Интересно, что в 2002 г. здесь были опрошены студенты, которые опрашивались в 1999 г. как первокурсники. Какими же хотели видеть себя студенты после окончания университета? "Материально обеспеченным" - 66% (1999 г.) и 73% (2002 г.). "Профессионалом" - по 45% в 1999 г. и в 2002 г. "Любимым" - 45% и 30%;

"свободным, независимым" - 42% и 50%; "здоровым" - 39% и 40%; "образованным" -18% и 11%; "семейным человеком" - 13% и 21%; "патриотом" - 2% и 3%; "культурным" - 2% и 3%; "религиозным" - 0% и 2%; "таким, как все" - 0% и 1%. Таким образом ответами на данный вопрос студенты подтверждают высокую степень значимости в иерархии ценности материального порядка, причем во время обучения значимость ее еще больше возросла, как возросло и желание быть свободным, независимым и семейным человеком. В тоже время образованность потеряла свое прежнее значение. Результаты опросов показывают, что "невыгодно" в современных условиях быть патриотом, да и культурность тоже "не в чести". Само образование отчасти выполняет свою воспитательную функцию, хотя "вина" на нем лежит лишь в той мере, в каковой оно является одним из социальных институтов общества.

Студент-выпускник в сравнении с первокурсником более прагматичен, больше задумывается о трудоустройстве, о перспективах, связанных с получением соответствующей профессии, специальности. Так, по сравнению с 1999 г. для студента-экономиста 2002 г. более, чем в два раза значим такой мотив получения высшего образования, как "иметь диплом, дающий определенный социальный статус" (15% - 1999 г. и 32% - 2002 г.). Большее значение приобрел и такой мотив, как "получение профессии" (26% и 35%). Вместе с тем, доминирующая жизненная стратегия - "добиться успеха в жизни" не претерпела изменений: этот мотив значим для 78% студентов в 1999 г. и для 77%% в 2002 г. Намного больше стали цениться такие качества современного специалиста, как "коммуникабельность" (18% и 42%), "восприимчивость к новому" (20% и 37%). Видимо, не случайно оценка качества получаемого образования становится более трезвой и взвешенной. Так, по сравнению с 1999 г. убавилось число тех, кто считает, что "образование соответствует мировому стандарту" (78% и 60%).

Из сказанного выше следует: в процессе обучения происходит переориентация ценностей, что сказывается на жизненных стратегиях студентов, но этот вопрос требует дальнейшего, более тщательного изучения, чем на примере одного факультета, хотя разница в ответах сама по себе достаточно показательна. В то же время очевидно, что изменения ценностных установок и жизненных стратегий студентов совершаются не только под влиянием глобальных перемен, происходящих в обществе. Образование как социальный институт, реализуя свои социальные функции, с одной стороны, прививает любовь к знаниям, ориентирует молодых людей на освоение профессиональных навыков; с другой, - способствует формированию амбициозных устремлений, связанных с желанием достижения жизненного успеха, соответствующего социального положения. Происходящая во время обучения в вузе переоценка ценностей связана, в частности, с вопросами будущего трудоустройства, отсюда сомнения в качестве получаемого образования, а еще в большей мере - отсутствие уверенности в том, что полученные знания могут пригодиться в стране, дающей образование, но не способной обеспечить своих выпускников работой, которая позволила бы иметь приличное материальное вознаграждение, и применять знания, навыки в будущей профессиональной деятельности.

Вузы в условиях становления рыночных отношений и трансформации общества все в большей мере оказываются связаны с рынком образовательных услуг, выполняя тем самым сервисную функцию и таким образом воздействуя на стратегии поведения молодежи, предлагая самый разнообразный спектр освоения специальностей от самых престижных до не пользующихся особой популярностью. В свою очередь жизненные стратегии, установки молодых людей влияют на трансформации социальных функций образования и на механизм их осуществления. Как представляется, изучение взаимосвязи жизненных стратегий и социальных функций образования является перспективной темой, требующей дальнейшего социологического анализа.

^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Зборовский Г.Е., Шуклина Е.А. Профессиональное образование и рынок труда // Социол. исслед. 2003. № 4. С. 99-106.

  2. Когда наступает время выбора (Устремления молодежи и первые шаги после окончания учебных заведений) / Отв. ред. Г.А. Чередниченко. - СПб.: Изд-во РХГИ, 2001.

  3. Старостина Т.В. Вузы на рынке образовательных услуг // Социол. исслед. 2003. № 4.С.121-126.




1 В МГУ в 1994 г. опрошено 992 чел., в 1999 г. - 310 чел. В 1994 г. опрашивались по просьбе деканатов студенты практически всех факультетов МГУ. В 1999 г. были выбраны отдельные факультеты, при отборе которых учитывались следующие параметры: социальное происхождение, регион, т.е. место прописки, материальное положение первокурсников, престижность факультета. Выборка репрезентативная, двухступенчатая, квотно-случайная. В РУДН и МАТИ в 1999 г. опрашивались также первокурсники и по сходной методике.

2 Данное исследование проведено в марте 1997 г. Центром социологических исследований МГУ и университетом Дюка США совместно с Центром по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. Объем выборки составил 3839 респондентов. Тип выборки: стратифицированная, многоступенчатая, случайная на этапе отбора респондентов, репрезентативная для каждой возрастной группы. Опрос проведен в 56 субъектах Российской Федерации, пропорционально представляющих все регионы страны.

3 Опрос проведен весной 2000 г., опрошено 285 студентов 2,3,4 курсов по репрезентативной выборке; научный руководитель исследования, канд. социолог, наук И.В. Васенина.

4 Опрос проведен в октябре 2002 г. Центром социологических исследований МГУ. Опрошено 465 студентов, обучающихся на последнем курсе. Цель исследования — изучение жизненных планов выпускников после окончания университета.




Скачать 190.57 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер190.57 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх
Разработка сайта — Веб студия Адаманов