Иннокентий Анненский icon

Иннокентий Анненский


Смотрите также:
Иннокентий Анненский. Лаодамия...
Анненский И. Ф. Поэзия/ И. Ф. Анненский; М. А. Кузмин; Сост., предисл и коммент. Н. А...
«Освобождения»...
Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»...
«русским” или «руським»...
С. Н. Павлов (игумен Иннокентий)...
Федотов Сергей Вячеславович...
Комплекты тем сочинений для проведения письменного экзамена по литературе...
Демоверсия рабочей программы дс «Териология» Выписка из учебного плана...
Уважаемый Иннокентий Матвеевич!...
Уважаемый Иннокентий Матвеевич!...
И. Ф. Анненский был удивительно мало известен при жизни не только публике...



Загрузка...
скачать

Иннокентий Анненский

Об эстетическом отношении Лермонтова к природе.

Милостивые государи! Речь моя посвящена памяти Лермонтова. На школе лежит долг хранить и поддерживать память о родных поэта. Неблагодарность есть недостаток самосознания. Для русской школы имя Лермонтова не только одно из немногих классических имен, но и неотразимо симпатичное имя. Есть в лермонтовской поэзии особенное, педагогическое обаяние: ей одной свойственна та чистота, почти кристальность изображения, какую мы встречаем в пьесах "Ангел", "Три пальмы", "Молитва", "Ветка Палестины". Боденштедт сказал, что если бы от Лермонтова осталась одна только "Песня про купца Калашникова", этого было бы довольно для его славы ; я убежден, что если бы от нашего поэта остались только эти четыре стихотворения, без которых теперь не обходится ни одна хрестоматия, то русская школа все-таки поминала бы его имя с почетом и благодарностью. Говорить о Лермонтове всего естественнее в эти дни, когда память о нем ожила среди нас, благодаря пятидесятилетию со дня его смерти, и сотни тысяч книг с его именем, портретом, стихами хлынули по всей России такой благодатной волной.


^ Поэты — люди особой породы.

Творец из лучшего эфира

Соткал живые струны их.

Провиденциальное назначение поэта — в переживании сложной внутренней жизни, в беспокойном и страстном искании красоты, которая должна, как чувствует это поэт, заключать в себе истину. Эти искания, в их дисгармонии с прозой жизни, заставляют поэта страдать.

^ Что без страданий жизнь поэта?

Но его слеза — "жемчужина страданья" .

Из нее родятся элегии.

Стихия поэта — природа и духовная независимость. Как человек, поэт, конечно, подчинен общим этическим законам, но смешно налагать на него обязанности общественной службы: он вовсе не должен быть учителем или публицистом, проповедником или трибуном. В общей культурной экономии его значение определяется тем, что он своими образами фиксирует смутно и бегло переживаемые нами идеи и ощущения: мы даем ему уголь, а он отдает нам алмаз. Как искусство, поэзия имеет три характерных черты: во-первых, она универсальна — на пир поэзии придет и царь, и убогий, и старый и малый, и слепой и глухой — для глухого поэзия будет живописью, для слепого — музыкой; во-вторых, поэзия дает чисто интеллектуальные впечатления; она не дает непосредственного наслаждения, как музыка и скульптура; чтобы наслаждаться ею, надо думать; в-третьих, поэзия есть самое субъективное из искусств. Живописец дает картину, музыкант — сонату, создания, объективно познаваемые и объективно прекрасные. Поэт отдает нам с произведением свою душу: я вижу его мысли, как ни объективируй он их в художественной форме. Творческая работа (превращение угля в алмаз) — психологически процесс еще не объясненный. Странно, что признания поэтов, например только что скончавшегося Гончарова, не уяснили, а скорее затемнили дело. Одно безусловно, что это труд, и иногда мучительный.

^ Ценой томительных забот

Он покупает неба звуки —

Он даром слова не берет {«Я жить хочу! хочу печали!»}, —

сказал Лермонтов про поэта.

Чувство красоты в поэте обыкновенно тесно соединено с чувством природы. Наука доказала, что эстетическое отношение к природе вовсе не есть нечто исконное: оно развивается с другими душевными свойствами человека.

Из всех русских поэтов Лермонтов, может быть, всего непосредственнее и безраздельнее любил природу; он тонко понимал ее. Один живописец Кавказа мне говорил, что нередко поэзия Лермонтова служила ему ключом в кавказской природе. Много причин способствовало развитию в Лермонтове чувства природы. Природа Кавказа подействовала на него в годы самого раннего детства, когда духовный мир его еще складывался; над ней выучился он мечтать и думать, так что позже, в следующие свои поездки на Кавказ, он останавливался не на новом, а как бы углублял свои ранние впечатления. Далее, несомненно подействовал и самый темперамент нервно-мечтательный, способный и к быстрым восприятиям и к глубоким впечатлениям. В ранних тетрадях поэта сохранились воспоминания о снах, какие он видел трехлетним ребенком, о песнях матери, о детских иллюзиях под вечерним облачным небом. Не одна из его чудных пьес объясняется живучестью детских впечатлений. Так, впечатления восьмилетнего ребенка ожили у него в изящнейшем поэтическом образе через 17 лет:

^ Люблю мечты моей созданье —

С глазами полными лазурного огня,

С улыбкой розовой, как молодого дня

За рощей первое сиянье {«Как часто пестрою толпою окружен…»}.

Луна у Лермонтова принадлежит главным образом периоду наивного романтизма, рано им пережитому. Даже сравнения в этой области художественно слабы: злодей, Армида с рыцарями, белый монах в черном одеянии или шуточные сравнения с блином и голландским сыром («Посреди небесных тел…»).

Как певец гор, Лермонтов любил краски. Особенно любил он белую и голубую. У него встречаются разные оттенки белого — жемчужный и перловый, серебряный, снеговой, лилейный; я не встретил, впрочем, ни молочного и мелового, может быть, оттого, что поэт любит отмечать краски воздушные, солнечные. Для голубого у него является эмаль, бирюза, лазурь; часто встречаются синий, темно-синий цвет. Поэт любит розовый закат, белое облако, синее небо, лиловые степи, голубые глаза и золотистые волосы. "Цветов" в его поэзии почти нет. Розы и лилии у него — это поэтические прикрасы, а не художественные ощущения: "бела, как лилия, прекрасна, как роза" — все это только мелкая монета поэзии. Конь поэта топчет цветы, пока сам поэт смотрит на облака и звезды. Цветы являются у него разве в виде серебряного дождя.

Но главная прелесть лермонтовских красок в их сочетаниях. Я подметил следующие, по большей части из воздушных, прозрачных или блестящих цветов:

^ Белый с голубым ("Парус", "Тучки")

Синий с жемчужным ("Морская царевна").

Синий с серебряным ("Памяти А. И. Одоевского": Немая степь синеет, и венцом Серебряным Кавказ ее объемлет).

Серебряный с жемчужным (волна)

Синий с золотым (В пространстве синего эфира ∕Летел на крыльях золотых) {«Демон»}.

^ Голубой с золотом (даль и золотой песок — "Три пальмы").

Голубой с черным (твердь и черный лоскут тучи) {«Демон»}.

Румяный с золотым (Румяным вечером иль утра в час златой) {«Когда волнуется желтеющая нива…»}.

(Звезда полночная и луч румяного заката) {«Демон»}.

^ Розовый с голубым ("1-е января").

Поэту доставляло особенное эстетическое наслаждение соединение блеска с движением — в тучах, в молнии, в глазах; поэзия его "полна змей"; чтоб полюбоваться грациозной и блестящей змейкой, как часто прерывает он рассказ. У него змейка то клинок, донизу покрытый золотой надписью {«Мцыри»}, то "сталь кольчуги иль копья, в кустах найденная луною" {«Измаил-бей»}. Он видит змей в молнии, в дыме, на горных вершинах, в реках и в черных косах, в тонкой талии, в тоске, в измене, в воспоминании, в раскаянии.

Но обратимся к общей характеристике лермонтовского чувства природы.

Тут собственно даже нет субъективного пейзажа, а скорее человек просто не видит и не хочет видеть окружающего. Лермонтов не подгоняет к себе природу, — нет, он подчиняется ей, как часть целому ("Горные вершины"); он завидует ее тучам и звездам {«Небо и звезды»}, он видит в природе Бога {«Дары Терека»}, вдруг уловив гармонию в сложной и пестрой картине, или, наоборот, хочет уйти от природы, если она его тяготит, лунной ли ночью ("Выхожу один я на дорогу") или из-под золотых лучей и лазури ("Парус").

Природа у него живет своей особой жизнью. Утесы простирают объятья {«Мцыри»}, обвалы хмурятся {«Демон»}, Кавказ склонился на щит и слушает море {«Памяти А.И.Одоевского»}, тучка весело играет по лазури, утес плачет {«Утес»}, а сосна грезит о пальме {«Волны и люди»}. Больше всего привлекает поэта к природе свобода и забвение, которые ему грезятся в ней: волны, которым их воля и холод дороже знойных полудня лучей {«Утес»}; вечно холодные, вечно свободные облака {«Тучи»}; звезды, которые слушают пророка и песнь Ангела; те светила, которые не узнали прежнего собрата {«Демон»}; люди, которые не узнают друг друга в новом мире {«Они любили друг друга так долго и нежно…»}.

Каков же был общий характер отношения Лермонтова к природе? Мне кажется, что он был психологом природы.

Наблюдение над жизнью любимой природы заставляло его внимательнее и глубже вглядываться в душевный мир человека. Возьмем два примера — его облака и его горные реки.

И мечта, и дума поэта часто останавливались на облаках: постоянно встречаешь в его строках: облако, облачко, тучу, тучки, особенно "тучки" с нежностью.

Каких эпитетов он им ни придавал? — молодая, золотая, светлая, серая, черная, лиловая туча; облака — белые, синие, дымные, седые, румяные, багряные, огненные, косматые, вольные, легкие, разорванные, угрюмые, послушные, неуловимые, зловещие и ревнивые. Поэт отмечает их края-кудри, лоскуты, обрывки, толпы, цепи, караваны, стаи, стада облаков (для звезд, напротив, всегда хоры и хороводы). Они у него бродят, вьются, бегут, летят, мчатся, отважно и спокойно плывут, тихо и грозно ползут; это — то мохнатая шуба, то клочки разодранного занавеса, то перья на шлеме, то замки, то горы, то коршун, то змея, то дикая охота, то поклонники Аллы, спешащие на богомолье.

В последний год жизни поэт написал свою "Отчизну" (ее обыкновенно неверно называют "Родиной") {«Родина»}. Нигде чувство любви к природе не выражалось у Лермонтова с такой простотой и правдой, не украшенное и не преувеличенное, освободившееся от романтизма юности, но свежее и бодрое.

^ Ее полей холодное молчанье,

Ее лесов дремучих колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям.

К этой природе, спокойной и могучей (на "милый север"), — стремился поэт от пережитых им бурь и потоков Кавказа. Может быть, он открыл бы нам в ней, в нашей природе, новые художественные тайны. Но Творцу угодно было отозвать его в лучший мир. Говорят, что во время дуэли, под дулом пистолета, у него было веселое лицо. Жалеть ли о нем? Может быть

Он слышит райские напевы —

Что жизни мелочные сны!.. {«Демон»}







Проект Русская Европа www.russianeurope.ru




Скачать 72.48 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер72.48 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх