Л. А. Асланов Культура и власть icon

Л. А. Асланов Культура и власть


Смотрите также:
Программа № Кафедра «Финансы и кредит»...
Культура и власть в контексте Традиции...
Власть и культура на Южном Урале в 50 е 70 е гг. XX века...
Власть и культура на Южном Урале в 50-е 70-е гг. XX века...
План Религиозная культура...
Асланов бегляр сулейман оглы...
2011 Протокол № Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 22. 00...
Учебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под ред. Г. В. Драча. Ростов-н-Д...
И власть
Программа факультатива Рим первого века Империи: власть, общество, культура Автор программы...
Учебно-методический комплекс учебной дисциплины «Культура и цивилизация» по специальности...
«культура в Еврейской автономной области: состояние и перспективы развития»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27
вернуться в начало
скачать
^

Глава 6. Заселение маршей


Когда марши были еще не заселены, крестьяне на прилегавшей к болотам перенаселенной суше страдали из-за ветровой эрозии. Естественно, тучные пастбища маршей со временем крестьяне стали использовать для своих нужд. Сначала стада коров перегонялись вдоль рек с песчаных грунтов на сухие марши на летний период. Приблизительно с 500 г. до н. э. крестьяне стали переселяться с песчаных грунтов на берега рек (точнее, береговые валы) на территории маршей. Жители маршей поддерживали тесные контакты с крестьянами, оставшимися на песчаных грунтах, что имело важные социальные последствия. Дело в том, что на маршах земледелие оказалось рискованным, животноводство же развивалось прекрасно. Это привело к специализации производства и меновой торговле, формировавшим сознание и культуру в большей мере жителей маршей, чем жителей песчаных грунтов, так как у последних было типичное для тех времен натуральное хозяйство [3, 339]. Еще одно немаловажное следствие состояло в том, что в рационе питания жителей маршей было много белка, что было существенно для физиологического развития людей. Наконец, ограниченные возможности заставляли жителей маршей быть очень пытливыми. С годами в результате экспериментов обнаружилось, что некоторые сельскохозяйственные культуры все же могут давать хорошие урожаи на маршах — это лен, вика, ячмень, овес, но те же самые почвы оказались неподходящими для пшеницы или проса. На торфяниках существовали участки, пригодные для овощеводства, — бугры вдоль стариц рек и береговые валы вдоль протоков, но их площадь была слишком мала, чтобы производить достаточное количество продуктов питания. Таким образом, колонисты на маршах зависели от внешнего мира не только в смысле строительного леса, топлива, камня или металла, но и в смысле хлеба. Продукты земледелия доставались им в обмен на сыр и кожи [3, 255].

6.1. Терпы


Однако самой главной проблемой жителей маршей были жестокие наводнения, особенно частые в периоды трансгрессии моря, отмеченные в 350—300 гг. до н. э., 250—500 гг. н. э. и 800—900 гг. Первоначально люди селились на первозданных маршах, как таковых, но вскоре для защиты от наводнений себя и своего хозяйства они стали строить искусственные насыпные холмы и располагать на их вершинах свои дома и хозяйственные постройки. Эти холмы, называемые терпами, тянутся от Северной Голландии до Юго-Западной Дании [6, 10]. Строго говоря, слово «terp» на фризском языке означает «поселение, деревня», а сам холм имеет другое название — «wierde», но «terp» во Фрисландии не существовал без «wierde». В X—XI вв. фризы соорудили земляные плотины вокруг всей своей территории, и первоначальное значение терпов отпало, но влияние терпов на формирование особой терпеновой культуры людей было до Х в. огромным, сохранилось оно и впоследствии, так как на основе терпеновой культуры развилась североморская культура.

Терпы были распределены по маршам неравномерно. Они жались к источникам пресной воды и водным путям сообщения — озерам, рекам, протокам [3, 395—397]. Активность моря заставляла одну часть жителей покидать марши, а другую — наращивать терпы. Но в периоды регрессии возникали новые терпы, не говоря о заселении покинутых. Поэтому до того времени, когда марши стали защищать плотинами и шлюзами, сформировались четыре поколения терпов.

Периоды трансгрессии моря длились от полувека и более, и наводнения не были непрерывными, поэтому люди успевали нарастить терпы. Твердо установлено, что все терпы сразу никогда не покидались людьми. Преемственность жизни и терпеновой культуры сохранялась непрерывно.

Терпы были индивидуальные и деревенские. Самый большой имел площадь 10 га и высоту 5 м. Первоначально заселялись самые высокие части маршей. Они привлекали к себе наибольшее количество крестьян, которые селились относительно близко друг к другу из-за ограниченной площади таких привлекательных мест. Это были бестерповые, так называемые флак (vlak)-поселения. Первая же трансгрессия заставила каждого из крестьян подгребать под себя землю, создавая индивидуальный терп. В дальнейшем терпы в таких скоплениях были соединены валами, а еще позже все пространство внутри территории, обнесенной валами, было засыпано землей. Получался терп с круглой или овальной площадкой наверху. На деревенском терпе дома располагались по кругу жилой частью внутрь, а стойла — по краям, которые были наклонными от центра терпа, чтобы отходы от животных стекали за пределы терпа. В центре терпа был пруд с пресной водой, по-видимому, на случай пожара, а в каждом доме — колодец. Хотя марши были засолены, недостатка в пресной грунтовой воде не было [3, 399].

Судя по глиняной посуде, приблизительно в 50 г. до н. э. в эти края пришли новые люди и протофризский период закончился. С тех времен и до наших дней сохранился тип жилых домов, в которых жилая часть и коровник находятся под одной крышей. В отсеках на две коровы животные стоят головой к внешней стене. Так было в давние времена, так есть и сейчас, что свидетельствует о стойкости культурных традиций [5, 155].

Любопытно, что в тот период, когда стали возводиться терпы, т. е. приблизительно в 300—350 гг. до н. э., территория современных провинций Утрехта и Южной Голландии была почти не заселена [5, 149]. Жители терпов, возведенных на маршах от Эйссела до Везера, получили изначально общее этническое название «фризы». Будучи выходцами из германских племен, они сильно отличались от них. Обычная германская марка занималась в те времена переложным подсечно-огневым земледелием, которое было невозможно на маршах из-за отсутствия лесов и часто происходивших морских наводнений. Жизнь на индивидуальных терпах, индивидуальное владение скотом при обилии пастбищ создали предпосылки для формирования особой терпеновой культуры, отличавшейся крайним индивидуализмом.

К востоку от реки Везер на маршах жили саксы, чья культура была очень близка к культуре фризов [6, 53], а на территории нынешней земли ФРГ Шлезвиг-Гольштейн — англы, наконец, к северу от англов на Ютландском полуострове — юты. Эта полоса маршей стала колыбелью североморской, исходно терпеновой культуры.
^

Глава 7. Романский период


С I в. до н. э. и до начала V в. н. э. Северо-Западная Европа развивалась под воздействием культуры Римской империи, быстро романизируясь. На территории Нидерландов этот процесс проходил к югу от нижней части русла Рейна. Племена, жившие к северу от Рейна, хотя и испытали влияние римской культуры, но все же их экономическое, социальное, политическое развитие пошло в ином направлении.

С I в. до н. э. в западной части Европы очень важное влияние на направление развития оказывала система общественных отношений, называвшаяся патронажем. Суть ее состояла в том, что наиболее зажиточные люди оказывали покровительство и снабжали товарами тех, кто брал на себя обязательство служить патрону, в том числе и в его военных формированиях. Последние назывались клиентелой патрона. Преданность патрону была важной частью системы, но переход от одного патрона к другому не исключался. Довольно часто было так, что клиент был патроном по отношению к другому человеку, однако не все население было вовлечено в систему патронажа. В конце железного периода отношения «патрон — клиентела» в значительной мере обеспечивали вертикальную интеграцию кельтских племен и родов. Через клиентелу осуществлялось влияние на принятие решений родом или племенем, а поэтому, чем больше была клиентела, тем выше было социальное положение патрона в роде или племени. По горизонтали группы и лица были связаны в союзы соглашениями об эквивалентности, соответствовавшими размерам клиентел, а значит, власти лидера. Система патронажа и союзов патронов возникла в кельтских племенах, начиная со II в. до н. э., и была перенята от римлян в силу контактов с ними.

Создание и поддержание системы патронажа и союзов требовали постоянных раздач имущества, которое добывалось внешней торговлей, монополизацией внутренней торговли, грабежами, присвоением военной добычи и платежами клиентов. Патроны перераспределяли продукты, поступавшие от клиентов-аграриев, другим клиентам, например, торговцам, ставя их в зависимость от патронов. Крестьяне, сильно зависевшие от погоды, влиявшей на урожай, становились клиентами в первую очередь. Патронам не удавалось поставить в зависимость только тех из них, которые трудились на особо плодородных землях, каковыми были в основной своей массе почвы на территории Нидерландов. Поэтому на территории Нидерландов к началу новой эры патронажная система была развита гораздо слабее, чем у кельтов, а поэтому клиентелы были малочисленные, слабые, отношения внутри общин и родов более равноправные. Таким общественным отношениям способствовало также местоположение Нидерландов — в стороне от римского влияния, изолированность местожительства болотами. Хотя территория Нидерландов и лежала в непосредственной близости от торговых путей, сами торговые пути не проходили через эту территорию, что тоже предотвращало романизацию племен.

Германские племена к востоку от Эльбы повторили путь развития кельтов посредством патронажной системы, но с отставанием по времени на три века [3, 267—269].
^

7.1. Покорение Галлии


В середине I в. до н. э. римские владения поглотили кельтские территории в Галлии. Юлий Цезарь, в 54 г. до н. э. возглавлявший римскую провинцию на территории нынешнего Прованса на юго-востоке Франции, за один год с отрядом в 25 тыс. воинов завладел почти всеми кельтскими землями вплоть до средненидерландского речного района. Легкость завоевания объяснялась тем, что патроны кельтских общин на основе заключенных с Цезарем договоров стали клиентами Цезаря. Подчинить племена, жившие между Рейном и Везером, не удалось из-за недоразвитости патронажной системы в этой части Северо-Западной Европы. Конечно, сказались и преграды на пути войск (болота, густые леса). В последующие десятилетия спонтанные и организованные римлянами миграции племен по южному берегу низовья Рейна на подконтрольной римлянам территории стали одним из важнейших явлений в развитии юга территории Нидерландов.

Военные стычки с германскими племенами заставили императора Августа отбросить все договоры и ввести в 16 г. прямое правление римской администрации. Все покоренные кельтские территории были поделены на три части, и в северную часть были включены север современной Франции, Бельгия и маленькая часть Нидерландов, лежавшая к югу от низовья Рейна. Были образованы 5—6 военных баз, где находились легионы, созданы вспомогательные кельтские войска. Римские армии проникали на территорию Нидерландов по правобережным притокам Рейна и через устья рек Эмса, Везера и Эльбы. Еще в 9 г. племена на всей этой территории были подчинены, обложены данью, все рынки были взяты под контроль, но держать там войска было невозможно из-за болот и наводнений, поэтому их отводили на южный берег Рейна. До 47 г. римляне периодически завоевывали фризов и уходили, пока, наконец, эти попытки не были оставлены императором Клавдием, и отношения с фризами стали регулироваться на основе патронажной системы и союзнических отношений.

В I в. система оборонных сооружений римлян вдоль Рейна претерпела существенные изменения. Из-за вражды претендентов на императорский трон в 68 г. в Риме разразилась война. Часть легионов была отозвана в Рим, а для охраны границы стали использоваться наемники с Пиренейского полуострова, Британских островов и из числа придунайских народов. Только в низовьях Рейна несли службу 23 когорты этих наемников и 4 легиона римлян, что в сумме составило 40 тыс. бойцов.

Привычные общественные структуры, существовавшие у местных племен до римлян, были использованы для формирования римской администрации. Основой административного деления был сивитас (civitas), так Цезарем были названы племя и территория, им занимаемые. Исчезло представление о роде. Сохранившееся название рода «пагус» стало означать лишь территориальную единицу. Административная реформа началась с Галлии и была повсюду завершена к концу I в. н. э. На территории Нидерландов в пограничных сивитасах оказались батавы и каненефаты. Восстание батавов 69—70 гг. было направлено против разрушения автохтонной социальной структуры и стало ярким примером конфликта культур.

Повседневная администрация сивитаса была в руках магистратколлегии, которая избиралась сенатом, что повторяло местный обычай руководства советом знатью. Магистратколлегия составлялась из видной аристократии различных родов. Таким образом, властное положение традиционной родовой аристократии приняло романизированную форму и поменяло содержание: родовая аристократия стала служить пришельцам. Продвинуться по службе можно было на военном поприще. С начала II в. крупные землевладения стали присваиваться административными коллегиями, что быстро увеличило число клиентов родовой знати, выступавшей в роли патронов [3, 270—274].
^

7.2. Распад империи


В конце II в. отчетливо проявилась опасная для Рима тенденция: римляне стали избегать военной службы. Поэтому приходилось привлекать наемников во вспомогательные войска из числа членов союзных племен. Например, несколько кавалерийских подразделений фризов служило в Британии и охраняло стену Адриана в Северной Англии [3, 323].

Взаимодействие с Римской империей на протяжении многих поколений ускорило социальное расслоение фризов и эльбских германцев. Хотя и в меньшей степени и позже, но утвердились патронаж-клиентельские отношения. Романизация жителей маршей выражалась также в том, что они, будучи на службе у римлян, изучали военную тактику, вооружения и распространяли некоторую часть богатств на территориях своего традиционного обитания. С начала III в. племена, жившие между Рейном и Везером, все чаще вторгались в богатую Галлию, перезаключая с римлянами договора. В то время на запад хлынули племена, жившие у Балтийского моря. Союзные прирейнские племена стали искать защиту у своего патрона, Рима, но тщетно. Легионы отзывались в Рим, где бушевала гражданская война: в период 235—285 гг. сменилось 50 императоров. К тому же разразилась эпидемия чумы, приблизительно в 270 г. защита границы в низовьях Рейна перестала существовать, и германские племена с территории Нидерландов вторглись в пределы империи, разрушая все римское на своем пути.

Приблизительно в 300 г. император Диоклетиан и его преемники заключили договора с мятежниками, и тогда впервые появилось упоминание о франках, которые, по договору, должны были защищать северные границы империи. Была изменена система оборонных сооружений. Смысл всех этих перемен сводился к одному — сделать армию дешевле.

Западная часть территории Нидерландов в конце III в. была пуста и не только потому, что из-за войн население ушло в глубь империи, но также и из-за наступления моря на сушу — это было началом периода трансгрессии моря. На южном берегу, там, где раньше жили батавы, расположились салические франки. В 341 г. они заключили договор с римлянами, став федератами римлян. После 350 г. франки занимали уже всю территорию батавов. Тем самым римляне на некоторое время обезопасили жизненно важные связи с Британскими островами, которые были поставщиками зерна.

В 402 г. римские войска со всей границы по Рейну были отозваны в Рим. Франки остались предоставленными сами себе, территория Нидерландов в V в. потеряла свое значение для Рима, Британские острова обособились и исчезли на несколько веков из исторических источников [3, 274—276].
^

7.3. Социально-экономическое развитие Нижних стран


Марши на западе Нидерландов во II в. н. э. были покинуты людьми из-за избыточного переувлажнения. Марши на севере Нидерландов тоже опустели, хотя на самых больших терпах жизнь продолжалась. Конечно, на миграцию населения маршей сказывались и контакты с Римской империей. В IV и V вв. жители переселились на близлежащие песчаные места, большие их группы искали приюта внутри Римской империи, а также, согласно историческим источникам, искали добычу и новые торговые места [3, 278—279].
^

Сельское хозяйство и ремесла


К северу от устья Рейна, на песчаных грунтах, в течение II в. произошли изменения: были ликвидированы кельтские поля и одновременно возникли больших размеров и более тщательно структурированные поселения, в которых земельные участки были огорожены, кроме того, проложены общественные дороги, т. е. возросла степень организации поселений. Размеры крестьянских хозяйств были более-менее одинаковы, что может свидетельствовать об отсутствии или низкой дифференциации населения. Но в III в. возникли и стали усиливаться различия между хозяйствами: выделились более крупные и более мелкие из них. Возник также новый феномен: селения, в которых жило несколько сотен человек. По-видимому, это были укрепленные места, откуда местная элита контролировала целый район. Впрочем, в другом поселении III—IV вв. с несколькими сотнями жителей были сосредоточены получение и обработка железа.

В первые века романское присутствие существенно не изменило сельское хозяйство на территории Нидерландов. До конца II в. остались кельтские поля. Земля обрабатывалась упряжками быков. С начала новой эры стал использоваться плуг, переворачивавший землю. Возделывались ячмень, бобовые, лен. Разводились овцы, козы, свиньи, крупный рогатый скот как тягловая сила для полевых работ, а также для заготовки мяса и шкур, шерсти, рогов. В районах земледелия существовало ремесло: ткачество, изготовление одежды, обработка железа для местных и региональных нужд. Уже с конца бронзового века к северу от Рейна железная руда добывалась из донных осадков ручьев и из отложений в плейстоценовых песках на плато Велюве и около города Неймегена. Железо выплавлялось в маленьких самодельных печах [3, 279—292].

Торговля


В конце железного периода и в начале романского периода существовали региональные места обмена излишков продукции земледелия, полученных на сухих песчаных почвах, на животноводческую продукцию, поступавшую из районов торфяников и глинистых почв. Обмен оставался до начала романской эпохи ограниченным конкретной местностью.

Хотя римляне с самого начала создали многочисленные виллы (организации, обязанные производить продукты питания для войск и администрации), их продукции было недостаточно, и жители окрестных мест стали предлагать излишки своего производства, что повлияло на стабилизацию рынка. Рынок повлек за собой интенсификацию использования почв, рост применения галло-романской земледельческой техники. Знания римлян в области земледелия и сельхозтехники в Галлии использовались весьма широко, проникали они и за Рейн.

В пограничной зоне по Рейну существовали три традиционных формы обмена: взаимный обмен, перераспределение (подарками, ритуальными акциями и т. п.) и рыночный механизм. Римское присутствие имело важнейшее значение для развития рыночной экономики. Была создана новая инфраструктура рынка. На юге Нидерландов ради снабжения римских войск была создана система наземных и водных путей (включая каналы), портов и складов. По-видимому, в Домбурге, располагавшемся в устье Шельды, находился транспортный узел, из которого совершались челночные рейсы на Британские острова, а также отправлялись транспорты в Кельн и Бордо.

На территории Нидерландов торговля шла бойко из-за того, что на малой территории существовали разные природные условия и дешевые водные транспортные пути, в частности, плодородные глиноземы Северной Франции, очень подходившие для производства пшеницы, торфяники и глины вдоль рек и морского побережья Нидерландов, где процветало скотоводство, песчаные грунты, пригодные для выращивания разных культур, наконец, полезные минералы (железная руда) и горючее (торф).

И все же главным стимулом развития рыночной экономики была система налогов, введенная римлянами. Налоги собирались частично натурой, частично деньгами. Римляне принуждали местных жителей к тому, чтобы товары местного производства или продукты питания продавались в военных лагерях или на рынках городских центров. Важнейшее звено в рыночной экономике составляли солдаты, которые должны были сами платить за свое питание деньгами, полученными из государственной казны, пополнявшейся в свою очередь налогами.

Самым важным товаром были продукты сельского хозяйства. По Роне и Рейну из Средиземноморья привозили для солдат оливковое масло, вино и рыбный соус. Зерно поступало из Галлии.

Транспорт находился в руках галлов, которые были объединены в шкиперские и торговые гильдии. Они несли прямую ответственность под страхом смерти перед императором и его представителями, хотя есть свидетельства того, что работали они за свой личный счет. Они перевозили, кроме упомянутых продуктов, строительные материалы, традиционные продукты местного производства, а также ткани, специи.

Существовал также рынок услуг для нужд имперской армии: ремонт снаряжения, транспортных средств, обработка металла, выдувка стекла, гончарное дело, кладка кирпичных печей, добыча железа, меди, свинца и цинка, изготовление базальтовых жерновов для помола зерна и т. д.

Таким образом, во время римского присутствия в низовье Рейна существовала широкая романизированная зона однородной культуры населения. Особой культурой отличались лишь народы приморской зоны севера Нижних стран [3, 292—299].
^

7.4. Положение в регионе на завершающем этапе римского господства


Производство продукции сельского хозяйства к юго-западу от Рейна отставало от потребностей армии и администрации Римской империи. Начиная приблизительно с конца II в. и определенно в III в. римляне вывозили зерно даже с территории Нидерландов, несмотря на то, что, согласно историческим источникам, зерновые были невысокого качества (высокой влажности) и их было мало из-за низкой урожайности и истощения земли. Традиционно в те времена проблема с хлебом решалась путем ограбления соседних племен в ущерб стабильности в регионе. Еще в I в. писарь из Толсума (на территории Франции) составил акт о покупке фризского крупного рогатого скота. К югу от Рейна было слишком мало скота, чтобы покрыть потребности армии в обуви, обмундировании и палатках. В 175 г. император Аурелий запретил вывоз продуктов питания. Это поставило предводителей германских племен, живших на правом берегу Рейна, в трудное положение. В соответствии со старой германской традицией племена с последней четверти II в. в больших масштабах прочесывали зажиточные и богатые пищей римские и галльские районы, что облегчалось ослаблением защиты границы по Рейну из-за внутриполитических проблем в Риме. Кроме того, предводители германских племен в обмен на товары поставляли римлянам свое ополчение, в котором была нужда из-за нехватки римских наемников.

Со второй половины II и в III в. начался подъем уровня Мирового океана, что сократило посевные площади из-за подъема грунтовых вод на территории Нидерландов.

Многие виллы на территории Галлии и собственно Римской империи были покинуты. Но численность военных гарнизонов в IV в. была той же, что и во II в., причем главным образом за счет германских кавалеристов, чьи лошади требовали дополнительных поставок фуража.

Германские провинции Римской империи и Северная Галлия совсем не могли справиться со снабжением армии, поэтому стал необходим подвоз зерна из Британии через Рейн и Булонь-Кельн. Но транспорты с зерном не могли пробиться из-за набегов грабителей.

К югу от Рейна поселились франки. Причем иногда франков принуждали селиться в Галлии для возрождения опустевших сельскохозяйственных районов. Это было большое демографическое и этническое переселение. Для римлян же это было последним шансом наладить снабжение городов и армии.

В пограничных районах, отделявших римские владения от германского мира, взаимодействовали три социокультурные системы. Римская система была воплощена в сложном и развитом государстве. Система характеризовалась высокой степенью централизации и специализации в экономическом, административном управлении, военном деле и религиозной жизни, социальной дифференциацией и иерархией, рыночной экономикой. Германские племена не имели этих качеств, но кельтские сообщества обладали более сложной организацией, чем германские: более централизованным общественным управлением, социальной и экономической дифференциацией и специализацией. Их хозяйство было способно производить некоторый избыток продуктов, в отличие от германского, производившего только самое необходимое.

Римская империя проводила политику противопоставления племен друг другу, но как ни велика была сила империи, ее никогда не было достаточно для окончательного и удовлетворительного решения проблемы утверждения господства Рима. Постоянно прибегая к прямой интервенции, империя использовала разные формы политического влияния. Во-первых, устанавливались отношения «патрон-клиентела» с теми предводителями племен, которые были согласны сотрудничать с римской властью. Во-вторых, не все племена или даже их отдельные роды попадали в одинаковое положение. Римляне дифференцировали разные группы, отбирая те, которые были в тот конкретный период и в нужном римлянам месте наиважнейшими. В-третьих, в места постоянного проживания племен переселялись группы из более развитых племен, и через эти группы проводилось имперское влияние на местное население. Все это вместе взятое было осуществлением принципа «разделяй и властвуй» (divide et impera) [3, 300—319].
^

7.5. Романизация германцев


Экспансия Римской империи внешне выглядела исключительно как захват, но в глубине протекал очень важный процесс окультуривания местных племен. До прямого захвата территории Нижних стран римляне установили патронажные отношения с племенами, населявшими все прилегавшие германские территории. Наиболее конкретным проявлением этих отношений было предоставление германцами ополчений в качестве вспомогательных войск при дальнейших завоеваниях римлян. Ополчения действовали под руководством своих лидеров племен, выполняя общие с римскими легионами боевые задачи. К таким племенам на территории Нижних стран относились фризы, батавы, каненефаты и тюнгри. В ответ римляне одаривали предводителей племен предметами, которые в глазах клиентов были престижными и тешили их тщеславие, для римлян же были дешевыми пустышками, например, пожалования прав римского гражданина или же дополнительные привилегии в виде освобождения от налогов в обмен на военную службу.

Таким образом, на первоначальном этапе романизацией была затронута мужская часть населения Нижних стран и только в военной сфере. О романизации экономики и управления не могло быть и речи. Мужчины изучали римскую технику боя, оружие, латинский язык и письменность.

Так было в период римской экспансии. Затем наступил период стабилизации, к началу которого римляне создали вдоль южного берега Рейна цепь пограничных сооружений и военных лагерей, в которых находились римские легионы. Граница стала местом общения населения Нижних стран с кельтским населением Римской империи, которое быстро романизировалось. Римская культура диффундировала сквозь границу медленно, и различие степени романизации кельтов Галлии и германцев Нижних стран со временем возрастало.

К югу от границы экономическая и административная романизация стимулировалась интеграцией местной аграрной системы и римской военной организации: надо было кормить 20—30 тыс. римских легионеров и чиновников. Вокруг военных укрепленных пунктов возникли поселения, ставшие прообразом городов. В них были сосредоточены административные, экономические и религиозные функции. Среди этих населенных пунктов были и центры управления областями проживания отдельных племен. В этих центрах располагались местные рынки. Предводители племен получали места чиновников в местном управлении и проводили романскую внутреннюю политику, а именно: будучи патронами по отношению к своим соплеменникам, они направляли аграрную продукцию местного населения через рынки в торговый оборот. Вспомогательные войска племен в период стабилизации были организованы уже по римским принципам: воинские подразделения состояли из 500—1000 человек, были вооружены и постоянно расселены на месте римских легионов. Именовались эти воинские отряды по названиям племен, из которых рекрутировались солдаты для профессиональной воинской службы. Солдаты, прослужившие во вспомогательных войсках 25 лет, могли получить римское гражданство вместе с женой и детьми, и это несмотря на то, что официально солдаты во время службы не имели права быть женатыми [3, 320—322].




оставить комментарий
страница7/27
Дата04.03.2012
Размер6,78 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх