Иллюстрации русских художников в печатных источниках первой половины XIX века как информационный ресурс (на примере литературно-художественных альманахов и сборников) icon

Иллюстрации русских художников в печатных источниках первой половины XIX века как информационный ресурс (на примере литературно-художественных альманахов и сборников)



Смотрите также:
Тематическое планирование по литературе. 10 класс...
Этико-антропологические воззрения русских естествоиспытателей второй половины XIX века...
Русские переводы немецкой поэзии и их оценка в отечественной литературно-критической мысли...
Русский литературно-философский романтизм в диалоге культур россии и германии первой половины...
Идея демократии в российской либеральной правовой мысли второй половины XIX первой половины XX...
Литература первой половины 19 века» Контрольная работа «Русская литература первой половины 19...
Статья основана на архивных (в том числе неопубликованных) документах и мемуарных исторических...
Ю. Б. Виппер поэзия барокко и классицизма (Виппер Ю. Б. Творческие судьбы и история...
-
Метрические книги первой половины XIX века тюменского духовного правления как жанр деловой...
Строгий стиль в широком смысле этап развития древне-греческого искусства первой половины 5 века...
А. В. Тарханова Костюм в фарфоре XVIII первой половины XIX вв...



скачать


Л.А.Кольцова (г. Москва)


ИЛЛЮСТРАЦИИ РУССКИХ ХУДОЖНИКОВ В ПЕЧАТНЫХ ИСТОЧНИКАХ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА КАК ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС (НА ПРИМЕРЕ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫХ АЛЬМАНАХОВ И СБОРНИКОВ)

Весомой частью культурного богатства России является наследие, оставшееся нам от русских художников. Это наследие хранится в музеях, зарубежных собраниях, частных коллекциях, как в открытых экспозициях, так и в запасниках. Не менее важным объектом культурного наследия и важным информационным ресурсом любой страны являются печатные издания. Это книги, манускрипты, альбомы, периодические издания прошлых эпох.

Многие раритетные и редкие издания хранятся в фондах Российской национальной библиотеки в Петербурге, Государственной и Исторической библиотеках в Москве. К сожалению, доступ к таким изданиям, тем более открытый доступ, часто невозможен или сильно затруднён. Фундаментальная основа книги как статического, законченного продукта была практически неизменной в течение нескольких столетий. Однако значительные социальные и технические модификации современного мира привели к кардинальным изменениям.

Многие книги, журналы, документы переводятся в электронный вид и становятся более доступными для научных исследований. Предоставление информации в электронном виде даёт несравнимо большие возможности для работы с данными, в отличие от традиционных печатных изданий или изданий на микроносителях. Современные информационные технологии позволяют обеспечить доступ к книгам, выдача которых по каким-либо причинам ограничена или невозможна, либо количество или качество которых в традиционных фондах не соответствует уровню требований читателей.

Работа с электронными документами может осуществляться на качественно новом уровне, в первую очередь, позволяя реализовать новые, более гибкие возможности по их поиску. Кроме того, создание электронных копий печатных изданий позволяет повысить качество обслуживания, путем пересылки их читателям по каналам связи, выдачи электронных изданий по индивидуальному и межбиблиотечному абонементу.

Вместе с тем необходимо отметить, что электронные издания не могут полностью заменить визуальный контакт с подлинным произведением, будь то картина, рисунок, гравюра или непосредственно печатное издание – книга, альбом или журнал. Они могут лишь дополнять друг друга: электронные книги наиболее эффективны для «поискового» чтения, печатные издания дают представление о полиграфических, текстовых и художественных особенностях данного издания. Они гораздо больше могут рассказать нам об издателях, художниках, писателях и поэтах вполне конкретного времени.

Подобное представление дают нам такие замечательные издания первой половины XIX века, как литературно-художественные альманахи и сборники. Безусловно, данные издания являются важным информационным источником. Для литературоведов – это информация о писателях, критиках данной эпохи, для искусствоведов – главным является художественное оформление изданий, участие в них известных и малоизвестных мастеров.

Альманахи и сборники первой половины ХIХ века – это особый вид изданий того времени, без которых невозможно себе представить цельную картину истории развития русской культуры. В альманахах помещались литературные, театральные, исторические материалы, являющиеся чрезвычайно важным источником для специалистов. Помимо чисто литературного материала, во многих изданиях значительное место занимала критика и публицистика, обсуждались вопросы, волновавшие современников. Наиболее изученными оказались альманахи пушкинской поры, то есть 1820 – 1830-х, и частично сборники 1840-х годов. Изыскания касаются в основном литературной части. Художественное оформление альманахов и сборников пока еще не было предметом специального исследования, кроме единичных случаев. По сути, весьма значительный раздел в развитии русской книжной гравюры и иллюстрации первой половины ХIХ века остался вне интересов историков искусства. Тем более что современники ценили в альманахах и сборниках не только литературную, но и их изобразительную часть.

Предлагаемая читателю статья является одной из первых попыток1 осмыслить и обобщить довольно большой по объему и времени материал, наметить и разработать важные проблемы художественного оформления альманахов и сборников. Условно историю существования альманахов и сборников можно разделить на три периода.

Первый период связан с существованием скорее не альманахов, а различных «образцовых» сочинений русской литературы, состоящих, как правило, из нескольких выпусков (томов). Второй и третий периоды В.Г. Белинский называет «альманачными периодами» в русской литературе. «Успех «Полярной звезды» [1823], – пишет он, – произвел в нашей литературе альманачный период (курсив мой. – Л.К.), продолжавшийся с лишком десять лет. Альманахам не было ни числа, ни конца… С тридцатых годов они исчезли и только «Денница» г. Максимовича напоминала о них. И неудивительно: альманах, вместо сборника хороших произведений, сделался кучею литературного мусора, и публика потеряла к нему всякое доверие. В 1833 году книгопродавец Смирдин издал альманах в новой форме, в двух частях, в огромном in octavo, в котором были напечатаны, между прочим, Гоголя «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Анджело» Пушкина и стихотворение г. Баратынского «На смерть Гете» (Белинский имеет ввиду «Новоселье» Смирдина. – Л.К.). Тут началась «Библиотека для чтения», сделавшая очень трудным для издателей альманахов добывание даровых статей. Несмотря на то, с 1838 года начался прекрасный альманах г. Владиславлева. Его успех опять ввел моду альманахи»2.

Белинский дает весьма краткую и довольно точную характеристику возникновения «альманачного периода», ознаменованного появлением «Полярной звезды», ослабления интереса читателей к альманахам и возобновления моды на них к концу 1830-х годов.

Являясь, по сути, настольным справочником, календарь-альманах (от арабского al-mana, что означает «время», «мера», «календарь») в течение нескольких веков составлял своего рода светскую книгу для многих городских и сельских жителей. Постепенно из этих «пра-альманахов» выделились альманахи специальные по отдельным отраслям деятельности (астрономические, медицинские, почтовые, коммерческие и т.д.). Все большую роль в общественной жизни (особенно в первой половине ХIХ в.) начинают играть литературно-художественные альманахи. Многие из них включают огромный иллюстративный материал.

Наиболее соответствует реальности определение альманаха, данное в «Энциклопедическом словаре, составленном русскими учеными и литераторами»: «Альманах, название, присвоенное особому роду изданий, категория которых определяется довольно шатко их [1] содержанием, [2] ежегодным появлением (обыкновенно перед наступлением нового года) и, в особенности, хотя тоже не всегда [3] небольшим форматом, красивой внешностью и художественными приложениями.

Прежде название это давалось календарям или месяцесловам с присоединенными к ним астрономическими и астрологическими предсказаниями на наступающий год; теперь же под именем альманаха подразумевают обыкновенно собрание произведений одного или разных авторов (курсив мой. – Л.К.), беллетристического, но нередко и научного содержания, и присутствие календаря не составляет уже необходимого условия изданий этого имени»3.

Необходимо отметить, что чёткого определения термина «альманах» в интересующий нас период, да и гораздо позже, не было ни в русской литературе, ни в русской критике. Белинский видел разницу между альманахом и журналом не во внешней форме, а во внутреннем содержании. Разбирая выходившие в 1840-е годы театральные журналы «Репертуар» и «Пантеон» (позднее объединившиеся), критик писал: «Хотя «Репертуар» и «Пантеон» принадлежат к повременным и срочным изданиям, но их нельзя отнести к числу журналов, потому что они составляются из целых пьес одного рода, а не из разных статей, не выходящих из известного объема, допускаемого журналом, и не из отрывков из больших сочинений. Театральная хроника, театральные анекдоты, биографии артистов составляют не капитальные статьи этих изданий, а, изредка, роскошь, чаще же – балласт…Посему оба эти издания отнюдь не журналы, а разве драматические альманахи, срочно и по подписке издаваемые»4.

То же место Белинский отводил и пушкинскому «Современнику», считая, что «…журнал должен быть чем-то живым и деятельным; а может ли быть особенная живость в журнале, состоящем из четырех книжек, а не книжищ, и появляющемся через три месяца? Такой журнал, при всем своем внутреннем достоинстве, будет походить на альманах, в котором, между прочим, есть и критика»5.

Фактически альманах попадал в разряд изданий (наряду, к примеру, с оригинальными антологиями и хрестоматиями), для которых не было предусмотрено отдельной ниши в системе цензурных уставов. Занимая промежуточную позицию между «оригинальным сочинением», т.е. книгой, и повременным изданием, альманах обычно цензуровался как книга.

Считается, что в России моду на альманахи ввел Н.М. Карамзин, перейдя после «Московского журнала» на издание альманахов: «Аглаи» – «одной из муз любезного Горация» (1794–1795) и «Аонид» (1796, 1797, 1799). Скорее всего, такое мнение сложилось у исследователей, писавших о подобных изданиях, благодаря самому Карамзину. В предисловии к первой книжке «Аонид» Карамзин заявлял: «Почти на всех европейских языках ежегодно издается собрание новых, мелких стихотворений, под именем календаря муз; мне хотелось выдать и на русском нечто подобное»6.

В конце XVIII столетия в Германии, Франции и Англии действительно выходят многочисленные издания альманахов. В России же их выходило в это время очень мало7. Даже в период расцвета подобной литературы в 1820–1830-е годы, когда издавалось более двадцати альманахов в год, в то же время в Германии, например, их количество доходило до сорока.

Большинство первых альманахов, в том числе и карамзинских, выходило без каких-либо художественных украшений или иллюстраций. Лишь в некоторых помещались небольшие декоративные виньетки в центре титульного листа, хотя, как известно, и в XVIII столетии, и гораздо раньше существовали великолепно иллюстрированные книги.

Весьма примечательную для нас подробность отмечает Д.А. Ровинский в своем труде «Русские народные картинки»: «Хотя печать и заменила рукопись, но так как в первое время печатались одни духовные книги, а в обществе все более и более развивалась охота к чтению сочинений светских, то сочинения эти, оставаясь по-прежнему в рукописи, переписывались несчетное число раз в виде сборников, причем в рукописи с рисунками, вместо копирования сих последних, стали вклеивать нарочно изготовленные на этот случай летучие гравюры»8. Совсем как в альманахах 1820–1830-х годов!

Если же учесть ту важную роль, какую сыграли описанные Ровинским книги в развитии русского просвещения, то становится понятным, что отечественные литературные альманахи и сборники – явление несколько иное, нежели западноевропейские альманахи9.

В книге «Антенский пустынник» французского писателя Г. Жуи, переведенной в 1825 году С. де Шаплетом, есть любопытный фельетон о французских альманахах 1812 года. «Хотя и водится, – пишет автор, – чтобы… редикюль и работный столик модной щеголихи были наполнены альманахами… но как недолговременно их торжество! Едва роскошные альманахи побудут несколько дней в белых и нежных ручках той, которой поднесли их ее обожатели; едва наступит Крещение, как эти блестящие книжечки, отданные детям, переходят из гостиной в передние, где изорванный их переплет, измаранные их листочки забавляют еще несколько времени праздных лакеев»10. Очевидно, и в России альманахи именно поэтому, в силу своей легковесности, не прижились в начале XIX столетия, возродившись позднее, в 1820-е годы.

О различном характере и назначении русских и западноевропейских альманахов и сборников писал рецензент журнала «Телескоп» в 1832 году: «В литературах европейских… альманахи составляют роскошь, забаву, игрушку. Наравне с прочими праздничными сюрпризами, они поставляются к новому году, как приятные безделки, не имеющие другой цели, кроме удовольствия… Не то совсем значат или хотят значить наши альманахи. У нас альманах il faut есть дело немаловажное. Над ним трудятся известные литераторы, компания литераторов – и трудятся не на шутку… Итак альманах у нас значит более, чем игрушку. Это ежегодная выставка литературы, если можно так выразиться. Посему не наружное изящество исполнения (коим библиография наша вообще похвалиться не может), а внутреннее достоинство содержания составляет главную цель, к коей стремятся издатели наших альманахов»11.

Рецензент очень верно подметил особенность русских альманахов. Действительно, большая их часть состояла из чисто литературных сочинений без каких-либо художественных изысков. И, тем не менее, лучшими изданиями были те, что сочетали в себе и полноценную литературу, и гравированные лучшими художниками произведения изобразительного искусства.

В альманахах первой половины XIX века, как и вообще в русской книге этого времени, особенно первой его трети, было довольно много украшений, не имеющих непосредственной связи не только с текстом, но и с данным конкретным изданием. Виньетки, заставки, концовки относятся именно к украшению, «иллюминации» книги, иногда они «совпадают» с иллюстрацией, раскрывая содержание конкретного произведения или названия самого издания.

Искусство неразрывно, иногда прямо, чаще опосредованно, связано со всеми общественными событиями, но оно имеет и свою собственную специфику поступательного процесса. В этот период графика, как и другие виды искусства, развивалась в сложном взаимодействии различных стилей и направлений: классицистических, романтических и формирующихся реалистических исканий. Уже в начале века в графике появляются работы, очень близкие реальной действительности, не говоря уже о 40-х годах, когда рождается новое направление, названное критиками «натуральной школой».

Произведения изобразительного искусства в альманахах и сборниках, являясь фактически частным элементом этих изданий, тем не менее отражают в какой-то мере и общую картину развития не только печатной и иллюстративной графики, но и изобразительного искусства в целом. Во всяком случае, они вносят свой «кусочек» разноцветной мозаики в общую картину.

Весь изобразительный материал объединён нами под одним названием – «к а р т и н к а». Это определение не придумано нами, оно бытовало в первой половине XIX века среди современников. Под картинками имелись в виду все художественные изображения, опубликованные в любом печатном издании, в том числе и в альманахах: 1) виньетки на заглавных листах и концовках, 2) воспроизведения известных картин или скульптур, 3) портреты, помещенные на фронтисписе издания и к отдельным статьям, а также собственно 4) иллюстрации к литературным произведениям. Причем иллюстрации давались как непосредственно к литературным текстам, так и сам текст мог быть определенным комментарием к иллюстрации.
^

Само определение «картинка» бытовало довольно долго – вплоть до


1870-х годов. Им оперировали художники, критики, издатели и сами литераторы. Как правило, книги с иллюстрациями к тексту также отмечались издателями как книги с картинами (в первый период) или картинками, например, в изданиях И.А. Крылова 1815 и 1825 годов. Пушкин также очень часто употреблял это слово («иллюстрация» вообще не встречается в словаре Пушкина).

В письме к издателю своей первой книги Н.И. Гнедичу он пишет: «В газетах читал я, что Руслан, напечатанный для приятного препровождения скучного времени, продается с превосходною картинкою (курсив мой. – Л.К.), – кого мне за нее благодарить?»12. В другом письме в ноябре 1824 года брату он просит его найти «искусный и быстрый карандаш» и заказать картинку к «Евгению Онегину». А ведь Пушкин имеет в виду иллюстрацию к конкретному месту в произведении, а не просто картинку-украшение. Он даже делает набросок необходимой ему сцены13.

Сборники, относящихся к первой четверти XIX века, украшаются чаще всего портретами известных писателей, музыкантов, ученых, помещаемых на фронтисписе издания. Но это вполне соответствует их назначению и духу самих сборников – «соединить в немногих Томах лучшие произведения Русских Поэтов» 14 и писателей.

В 1820-е годы начался настоящий триумф книги в шестнадцатую долю листа. Многие альманахи уже в названии несли свое назначение – быть карманной книжкой, а значит, и спутницей человека в дороге, на досуге и в часы раздумий. Лучшие представители таких карманных книжек-альманахов «не залеживались… в кармане», а находили «место и на туалетах и в кабинетах». Именно так писал о «Полярной звезде» рецензент «Соревнователя просвещения», подписавшийся О.С. (О. Сомов)15. Формат альманаха и его назначение звучали уже в заголовке издания – «Карманная книжка для любительниц и любителей русской словесности на … год».

Многочисленные издания альманахов связаны с огромным интересом к ним широкой общественности. Они брали на себя и просветительские функции. Распространяясь в основном среди людей просвещенных, альманашные издания были связаны не только со столичными центрами, но и с провинцией.


Типичный классический альманах – это именно «карманное» издание, объём которого сопоставим с объёмом «тонкого» журнала. Альманах являл собой подарочное собрание «отборных страниц современных авторов» («новую новинку»), чему во многом способствовало его изящное художественное оформление, наиболее ярко проявившееся в использовании традиционной виньетки. Само слово «альманах» на русской почве отчётливо закрепляется как поименование собственно литературного типа издания.

Настоящим праздником для любителей книги были «подарочные» или «подносные» издания. Даже небольшое отклонение от классической формы считалось нарушением своеобразного «микромира» альманаха, близкого по своему восприятию миниатюре. Специфика этого художественного «микромира» обусловлена тем, что он рассчитан на восприятие с близкого расстояния, допускающего тщательное всматривание в изображение, любование изяществом гравюр, тонкостью исполнения и красотой оформления. Гравюра-картинка вносила в альманах дополнительное ощущение рукотворности и портативности.

Самыми успешными альманахами 1820–1830-х годов были «Полярная звезда», «Северные цветы», «Невский альманах», «Новоселье», «Утренняя звезда», «Одесский альманах» и др.

Со второй половины 30-х годов XIX столетия альманахи всё больше трансформируются, изменяя как свой внешний облик, так и содержание. Прозаические произведения уже не могли поместиться в миниатюрных альманахах, поэтому издателям пришлось увеличить формат до 1/8 доли листа. «Новоселье» (СПб., 1833, 1834) хотя и называется ещё альманахом, но уже утратило классические его параметры и обрело значительно больший объём. То же происходит и с альманахами Владиславлева «Утренняя заря» (СПб., 1839–1843). Вместо поэтических коротких произведений, эти альманахи печатают большие повести и рассказы, уже не вмещающиеся в карманный формат.

Таким образом динамика развития альманаха как типа издания сопровождается увеличением формата и приближением его к книжному. Соответственно и объём (в отличие от классического альманаха) также расширяется – становится более соизмеримым с «толстым» журналом. Вырастают в своих размерах и гравюры, но они по-прежнему чаще всего печатаются на отдельных листах, вклеенных в книгу. С последней трети XIX века в альманах начинают активно проникать авторские рисунки, факсимиле рукописного текста и подписи автора.

Очень характерным явлением становится выход в свет в одном и том же году (1838) одновременно и альманаха («Альманах на 1838 год…»), и сборника («Сборник на 1838 год…») примерно с одним и тем же составом авторов и даже близкими размерами. Однако сборник все же больше по формату (21х13,5).

Белинский еще приветствовал альманах Владиславлева на 1838 год словами «ничто хорошее не может быть анахронизмом», считая его «приятным явлением в русской литературе», при этом все же замечая, что мода на альманахи уже прошла. О значении альманахов 1820–1830-х годов, сделавших свое важное дело, очень точно и верно высказался П.А. Плетнев в рецензии на «Альманах на 1838 год»: «Издания этого рода можно сравнить с выставками, которые бывают в Академии художеств. Труды литераторов, так же как художников, и без экспозиции получили бы принадлежащее им назначение, т.е. вошли бы в общий итог произведений национальных талантов и действовали бы, каждый в своем месте и собственною силою, на совершенствование ума и вкуса народного. Но соединение их под один взгляд приносит особенную пользу. На их общности можно утвердить вывод о современном направлении, вкусе, языке и о других предметах, весьма любопытных в истории словесности. Одна книга превращается в энциклопедическое эхо своего времени. Так с 1825 года, в течение восьми лет, издавались «Северные цветы», и для молодых нынешних литераторов служат они поучительным памятником тогдашней нашей литературы»16. Этими же словами можно сказать и о тех художниках, которые сотрудничали в альманахах и вносили свою лепту в создание «энциклопедии» русского искусства, значительно расширяя его границы.

Закончился второй «альманачный период» в русской литературе, и приближался третий, связанный с эпохой 40-х годов, в которой альманахам уже в новом своем качестве «литературных сборников» еще предстояло сказать свое слово.

Коренным образом изменяется и техника печати, как текста, так и гравюр. В конце 1830-х – начале 1840-х годов (альманахи «Утренняя заря» Владиславлева) гравюры печатаются на стали с привлечением английских художников. Но настоящий прорыв в истории русской иллюстрации был сделан благодаря широкому распространению в 1840-е годы ксилографии (гравюры на дереве). В силу своего технического потенциала картинка все чаще называется в этот период и позднее, в 60-е годы, политипажем, который мог печататься одновременно с текстом.

Картинка-иллюстрация, картинка-политипаж будут играть значительную роль в сборниках 1840-х годов. Появляются новые имена художников и граверов – создателей иллюстраций к так называемым «физиологическим рассказам». О возрождении альманахов этого периода в новом качестве писали многие литературные критики, в том числе неоднократно цитированный Белинский.

Серьезные причины появления новых изданий были отмечены цензором А.В. Никитенко в его «Дневнике»: «Государь строжайше запретил издание новых журналов. Но ум человеческий хитер и изворотлив… Сборники, кажется, угрожают таким же наводнением нашей литературе, какое некогда причиняли в ней альманахи. Уже несколько явилось их в свет, другие готовы явиться»17. Далее Никитенко пишет о существенных различиях между «нынешними сборниками и прежними альманахами: в последних статьи состояли в большей части из отрывков предполагаемых или совсем не предполагаемых романов, поэм, драм и проч.; в первых мы читаем сочинения, хотя не огромные, но целые, или, по крайней мере, стремящиеся прикрыть свою отрывочность некоторой определенностью идеи и полнотой её развития. Явление замечательное!»18.

Явление действительно замечательное. Стоит лишь назвать такие сборники, как «Сто русских литераторов» А.Ф. Смирдина, вышедший в трех томах (1839–1845); «Наши, списанные с натуры русскими» А.П. Башуцкого (1841); «Физиология Петербурга» (1844–1845) Н.А. Некрасова; его же сатирический альманах «Первое апреля» и «Петербургский сборник» (оба 1846). Успех «Петербургского сборника» Белинский объяснял тем, что «такой альманах – еще небывалое явление в нашей литературе. Выбор статей, их многочисленность, объем книги, внешняя изящность – все это, вместе взятое, есть небывалое явление в этом роде; оттого и успех небывалый»19. Сборники Некрасова открывали новую эру в развитии и литературы, и изобразительного искусства.

С появлением Гоголя в литературе, Федотова в живописи, Агина в иллюстрации, Бернардского в ксилографии приходит новое направление и в литературе, и в искусстве. Так называемая «натуральная школа» нашла свое отражение и в печатной графике сборников 40-х годов – обширном и важном изобразительном материале, требующем специального изучения и анализа.

Многие гравюры и политипажи в сборниках и альманахах первой половины XIX века являются уникальными произведениями, а некоторые из них остались для последующих поколений только благодаря воспроизведению именно в этих изданиях. Очень интересен в этом отношении портрет Батюшкова. Он выполнен по рисунку Ореста Кипренского 1812 года. Сам рисунок утрачен, и поэтому представление об этой работе можно получить только по гравюре Ивана Ческого для сборника «Новых собраний образцовых русских сочинений и переводов в стихах» (СПб., 1821).

Трудно сказать, насколько гравюра близка к оригиналу. Весьма возможно, что Ческий создал свой вариант, поскольку другие графические и живописные изображения поэта (в том числе и самого Кипренского), как правило, либо профильные, либо в полуоборот. Именно профильное изображение даёт и сам писатель в автопортрете 1817 года. Батюшков в гравюре Ческого представлен почти в фас, с небольшим разворотом головы и корпуса влево. Близость к прототипу Кипренского выражается, прежде всего, в романтической окраске образа. Таким его увидел художник и изобразил гравер.

Совершенно самостоятельным произведением стала гравюра и с другой работы Кипренского – портрета А.С. Пушкина, созданная замечательным мастером Николаем Ив. Уткиным в 1827 году. Современники очень хвалили эту работу. Катенин писал Пушкину: «Как твой портрет … хорош и похож: чудо!». Впервые эта гравюра появилась в альманахе «Северные Цветы». Дельвиг очень любил этот замечательный портрет, поэтому опубликовал его также в изданном им альманахе «Подснежник на 1829 год», а затем еще раз в «Северных цветах на 1831 год» – последнем прижизненном издании.

Впервые именно в альманахах были опубликованы и первые иллюстрации к таким произведениям Пушкина, как «Братья-разбойники», «Бахчисарайский фонтан», «Борис Годунов» и «Евгений Онегин». Большая часть гравюр выполнена Ческим и Галактионовым, причём последним выполнены и рисунки, и гравюры.

В сборниках «Физиология Петербурга (СПб., 1845), «Петрбургский сборник», «Иллюстрированный альманах» (СПб., 1846) появились замечательные рисунки ведущих художников-иллюстраторов 1840-х годов А.А. Агина, Р.К. Жуковского, Е.И. Ковригина, В.Ф. Тимма, П.А. Федотова, гравированные замечательным ксилографом этого времени Е.Е. Бернардским. Многие иллюстрации названных авторов дошли до нас также только благодаря воспроизведению в этих сборниках.

Подобные примеры нередки и подтверждают нашу мысль о ценности и информативности печатных изданий. Одной из важных задач исследователя, занимающегося художественной составляющей подобных изданий, является публикация этого редкого и ценного материала в современных печатных изданиях, в том числе трансляция оцифрованного наследия в Интернет-пространство. Данный проект может представлять интерес не только для специалистов, но и для широкой публики, способствуя более глубокому погружению в культурное наследие нашей страны.

1 По сути, первыми исследованиями художественной составляющей альманахов и сборников стали работы автора: ^ Кольцова Л.А. «Картинка» в альманахах и сборниках России первой половины XIX века (К вопросу о художественном оформлении изданий) // Русское искусство Нового времени. Исследования и материалы. Сб. ст. Вып. 8. М., 2004. С. 117–149. Статьи в сборниках РГБ «Книга в пространстве культуры»: Кольцова Л.А. «Картинка» в альманахах и сборниках первой четверти XIX в. К истории художественного оформления русской книги (М., 2008. С. 123–145); Кольцова Л.А. Альманахи Пушкинской поры. 1820-е годы (М., 2009. С. 55–77); Кольцова Л.А. Альманахи Пушкинской поры 1830-х годов. К истории художественного оформления русской книги (М., 2010. С. 63–81) и др.

2 Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Изд. АН СССР. Т. IV. М., 1954. С. 120.

Здесь и далее орфография определяется цитируемыми источниками.

3 Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами: В 5 т. Т. III. СПб., 1861. С. 503.

4 Белинский В.Г. Указ. соч. С. 55.

5 Там же. Т. II. М., 1953. С. 179.

6 Карамзин Н.М. Предисловие к первой книжке «Аонид». СПб., 1796. С. 7.

7 Интересно, что альманахи в России в их первозданном виде, то есть как календари, разного рода гаданья о будущем, гороскопы, астрологические предсказания и пр., были, безусловно, западного происхождения. Книги этого рода были причислены в старой России к разряду «ложных», то есть апокрифических, запрещенных Церковью.

8 Русские народные картинки. Собрал и описал Д. Ровинский. Кн. V. СПб., 1881. C. 26.

9 Тема эта также еще ждет своего исследования. Небольшая статья «Альманах на Западе и у нас», подписанная Н.С. (Соловьев Н.– Л.К.), совсем не отвечает той теме, которая заявлена в названии. Автор рассказывает лишь о нескольких альманахах, вышедших в начале 1830-х годов в России. См.: Антиквар. 1902. № 2. С. 41 – 49.

10 Жуи Г. Антенский пустынник / Пер. С. де Шаплет. Ч. 1. СПб., 1825. С. 305. В этой книге помещены девять виньеток академика, гравера И.В. Ческого.

11 Телескоп. СПб., 1832. № 2. С. 295.

12 Письмо Н.И. Гнедичу от 4 декабря 1820г. // Пушкин А.С. Собр. соч.: В 10 т. Т. 9. М., 1978. С. 23.

13 Там же. С. 119. Имеется в виду сцена, изображающая Онегина и самого Пушкина на набережной Невы, напротив Петропавловской крепости.

14 Собрание русских стихотворений, взятых из сочинений лучших стихотворцев российских и из многих русских журналов, изданное Василием Жуковским. В 5 ч. Ч. 1. М.: Университетская тип., 1810. Цитата взята из текста «От издателя», напечатанного после оглавления.

15 Кашин Н.П. Альманахи двадцатых – сороковых годов // Книга в России. С. 106.

16 Плетнев П.А. Сочинения и переписка. Т. II. СПб., 1885. С. 233.

17 Библиотека для чтения. Т. 75. Отд. 5. СПб., 1846. С. 13.

18 Там же.

19 Белинский В.Г. Указ. соч. Т. IX. М., 1955. С. 581.






Скачать 185,45 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер185,45 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх